Читать онлайн Нечаянный поцелуй, автора - Беннет Сара, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный поцелуй - Беннет Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный поцелуй - Беннет Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный поцелуй - Беннет Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Сара

Нечаянный поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Алфрик и Рона вновь въезжали верхом во двор Ганлингорна. Шпоры Алфрика блестели, туника из тонкой коричневой шерсти была безупречно выглажена, светлые волосы аккуратно подстрижены. Он выглядел как настоящий лорд, красивый и молодой – мечта любой вдовы.
Любой другой, но не той, которая наблюдала за ним из окна своих покоев, не желала его видеть и объявила об этом во всеуслышание.
– Но вы должны, миледи! – возмущенно воскликнула Агета, тараща голубые глаза. – Невежливо с вашей стороны отказать ему во встрече, тем более что совсем недавно вы собирались с ним обвенчаться.
– Я не хочу снова обнадеживать его, Агета.
Агета воткнула иглу в вышивку, которую держала в руках, и надула губы. Она всегда благосклонно относилась к Алфрику, но Дженова только сейчас поняла, когда отказала молодому человеку, сколь велика была к нему симпатия Агеты. Фрейлина ее изводила, то превознося достоинства юного красавца в надежде, что госпожа передумает, то горюя о его потере. Дженова не знала, что лучше: слышать по сто раз на дню, как хорош Алфрик, или как сильно будет она тосковать в старости, что не ухватилась за него обеими руками, когда ей представилась такая возможность.
Дженова хотела бы без ума влюбиться, как желала того Агета, проникнуться к кому-нибудь такой же слепой верой, как Агета к Алфрику. Но Дженова была старше и умнее, была полна решимости никому больше не верить после смертельной обиды, нанесенной ей Мортредом…
Дженова вспомнила, как лежала вчера в теплой, благоуханной воде в объятиях Генри, и невольно улыбнулась.
– Бедный лорд Алфрик, – причитала Агета, вытаскивая иглу из вышивки и туго затягивая нитку. – Должно быть, он очень растерян и расстроен. Наверняка чувствует себя уязвленным. Он легкораним. Не знаю, как перенесет он ваш отказ принять его, проделав столь долгий путь…
–•Из замка Хиллдаун всего два часа езды, – возразила Дженова. – Зато я спокойно переживу это. Агета поджала губы.
– Болдессары – ваши соседи, миледи. В один прекрасный день Алфрик займет место отца. Разве вам не хочется быть с ними в добрых отношениях?
Агета права. Времена неспокойные. В любой момент может возникнуть нужда обратиться к соседям за помощью. Придется принять Алфрика, выслушать, что он скажет, и отказать. Но она поклялась, что это в последний раз.
– Ладно, Агета, – промолвила она. – Я увижусь с ним, но в большом зале. Не хочу оставаться с ним наедине.
Отбросив в сторону вышивку, обрадованная Агета понеслась, спотыкаясь, вниз по лестнице. Дженове уже не раз приходило в голову, что Алфрик и Агета составили бы прекрасную пару. Агета ласковая, прелестная, а главное, преданная. Жаль, что скромное приданое девушки не прельстит алчного лорда Болдессара.
Когда Дженова спустилась в большой зал, Алфрик и Рона стояли у камина, сблизив головы, словно заговорщики. Задержавшись в дверях, Дженова подумала, что не ошиблась в своем подозрении. Рона была умна и хитра и никогда не внушала Дженове доверия. Алфрик отличался излишней мягкотелостью и легко поддавался влиянию. Обвенчавшись с ней и живя на территории Дженовы, он не посмел бы ее ослушаться. Но без нее он был бы подобен листу, несомому ветром.
Она правильно поступила, отделавшись от обоих.
– Моя дражайшая г-госпожа!
Алфрик двинулся навстречу Дженове, поднес ее руку к губам и страстно поцеловал. Дженова с трудом сдержалась, чтобы не высвободить руку. Несмотря на пылкость приветствия, выражение его карих глаз оставалось настороженным и тревожным. В этом не было ничего удивительного. Молодой человек панически боялся отца.
Дженова вдруг улыбнулась Алфрику и ласково сказала:
– Искренне рада видеть вас. Забудем о неприятностях, имевших место во время вашего прошлого визита, и останемся друзьями. Однако должна сразу предупредить: если вы приехали в надежде уговорить меня изменить решение относительно вашего желания обвенчаться со мной, то зря теряете время.
Губы Алфрика задрожали, и глаза наполнились слезами.
– Но, миледи…
– Мой брат действительно намерен уговорить вас изменить решение, миледи, – вмешалась Рона.
Дженова повернулась к ней:
– Тогда прошу меня простить, но…
– Вы же не хотите, чтобы Алфрик лгал и утверждал обратное? – продолжала Рона. – Уверена, леди Дженова, вы ненавидите ложь, так же, впрочем, как и я. Алфрик будет ждать и делать все, как вы скажете. Он молод и может подождать, пока вы не отнесетесь к его чувствам более благосклонно.
«Умные слова», – подумала Дженова, переводя взгляд с одного на другого. Сестра и брат Болдессары были внешне очень похожи, оба светловолосые и кареглазые. Красивая пара. С отцом они не имели ни малейшего сходства. К чести Болдессара следует заметить, что сына и дочь он воспитал в лучших традициях нормандской аристократии.
– Миледи?
В глазах Роны светился скрытый ум и решимость, в то время как у Алфрика глаза были словно у ребенка и, казалось, молили ее хоть о каком-то знаке внимания, хоть о малой искре надежды. Страшно подумать, как обойдется с ними отец, узнав, что Дженова выпроводила их без малейшего проявления радушия. С другой стороны, жестокость порой бывает лучше доброты. По крайней мере, она не вселяет ложной надежды. Пусть лучше Алфрик сейчас не обольщается, чтобы потом не пришлось страдать.
– Алфрик молод, красив, ему не составит труда найти себе жену, – мягко произнесла Дженова.
Глаза Роны вспыхнули, но она скрыла злость за улыбкой. Алфрик же едва не расплакался.
– Ну вот, худшее позади, – продолжала Дженова. – Мы определили наши позиции. А теперь давайте выпьем за дружбу. Расскажите, как ваш отец?
– Он в порядке, миледи, – промолвила Рона. – Если позволите, я прогуляюсь по вашему саду, пока вы поговорите с моим братом с глазу на глаз. Он хотел бы обсудить с вами некоторые вопросы, если вы любезно согласитесь выслушать его.
Дженове хотелось поскорее все закончить, но Алфрик смотрел на нее умоляюще, как щенок в ожидании наказания. А жестокосердие было ей несвойственно. Ничего нового она, разумеется, не услышит, после чего отправит Алфрика восвояси.
– Хорошо, – согласилась Дженова.
Пальцами, унизанными кольцами, Рона расправила юбки цвета шафрана. Болдессары обладали большим богатством, и отец не скупился на наряды и украшения для своих отпрысков. Скупился только на любовь и нежность.
– Благодарю, миледи. Я ненадолго вас покину.
Дженова смотрела вслед молодой женщине, пока та пересекала зал, высоко подняв голову. О Роне ходило множество слухов, но Дженову они нисколько не интересовали. Рона была скрытной и ни с кем не общалась.
– Миледи?
Алфрик пододвинул ей кресло. Дженова кивнула слуге с подносом, на котором стоял кувшин с вином и лучшие из ее кубков.
– Не отведаете ли вина, Алфрик? Оно превосходно.
– Оно не может быть лучше вас, леди Дженова.
Испытывая легкую досаду, Дженова окинула помещение взглядом и увидела Агету, маячившую возле помоста и не спускавшую со своего любимца глаз.
– Агета, присоединяйся к нам. Уверена, Алфрик не станет возражать, – позвала фрейлину Дженова.
Однако по виду Алфрика можно было заключить, что это приглашение пришлось ему не по душе, но едва ли он мог выразить вслух свое недовольство. Это испортило бы представление о нем как о настоящем джентльмене. Агета, напротив, засияла и, казалось, вот-вот лопнет от радости, что находится в обществе своего кумира. Дженова принялась разливать вино, радуясь, что нашла выход из затруднительной ситуации.
Дрожа от холода, несмотря на подбитый мехом плащ, Рона прохаживалась меж цветочных клумб. Листья пожелтели, и только зимостойкий падуб, плющ и лавр оставались зелеными. В воздухе кружились редкие снежинки.
Она должна была уйти из зала, чтобы дать Алфрику возможность побыть с Дженовой наедине, хотя понимала, что это пустая трата времени.
Леди сделала окончательный выбор. Брат Роны не мог сравниться с лордом Генрихом, и Рона, хотя и злилась, отлично понимала почему. Бедный Алфрик, не его вина в том, что он слаб, запуган и стремится всем угодить. Леди Дженова съела бы его заживо, если бы они поженились.
Рона, разумеется, не расскажет об этом отцу! Наплетет какую-нибудь историю, что Дженова до сих пор ничего не решила и что Алфрик постепенно возьмет ее измором. В общем, что надежда умирает последней. Если повезет, ложь Роны позволит удержать гнев отца в узде, пока она не придумает что-нибудь более правдоподобное. Но чтобы придумать мало-мальски хороший план, ей нужно знать, что творится в стенах замка Ганлингорн. Для этого ей нужен шпион.
В этом состояла вторая причина, вынудившая Рону бродить по саду, несмотря на колючий холод; причина, по которой она приехала в Ганлингорн с явно провальной миссией.
В момент их прибытия в замок он находился во внутреннем дворе. Рейнард. Он вышел из конюшни и направился в сторону ее отряда. Скорее всего, он в самом деле был заносчив и неотесан, поскольку даже не удосужился опустить глаза и пялился на нее. Его взгляд, темный и самодовольный, скользил по ней, оставляя физически ощутимый след, заставляя дрожать сильнее, чем от холода.
Рона тоже уставилась на него, но, не выдержав, отвела глаза.
Он чужак, слуга, напомнила себе Рона. Грубый и неотесанный, невоспитанный и неопрятный. Впрочем, не такой уж неопрятный, как она решила поначалу, ибо сегодня выглядел вполне прилично, одетый в тунику зеленого цвета и коричневые штаны с ремнем в заклепках на бедрах. Она даже заметила на его пальце перстень, сверкнувший в тусклом свете желтым огнем, когда он откидывал со лба темную прядь.
Рона сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Почему он ее так волнует? Она манипулировала многими мужчинами, хитростью заставляя делать то, что ей нужно, а если возникала необходимость, тело служило ей фишкой, необходимой для ведения игры и достижения победы. В делах такого рода она не позволяла вмешиваться чувствам. Этому научил ее отец, когда с жестоким равнодушием предложил в обмен на землю ее девственность. Невинность нормандской леди – за кусок Уэльских топей.
Опыт оказался не таким уж неприятным, как опасалась Рона. Она вспомнила ужас, смешанный со слезами, и доброту мужчины. Опыт стал для нее уроком: она узнала, что обладает изворотливым умом, который способна выгодно использовать. И если от использования тела зависит конечный результат: победа или поражение, гнев отца или его улыбка, – она предпочтет улыбку.
Тело всего лишь плоть. Мужчины, которым она отдавалась, не трогали ни ее сердца, ни ее души. Она оставалась свободной. Она оставалась Роной. И это было главное.
Игра, которую она планировала теперь, была для нее, возможно, самой важной и самой безнадежной из всех, которые она затевала. Если Алфрик потерпит неудачу, отец, возможно, убьет его. А остаться одной в замке Хиллдаун… такого Рона даже представить себе не могла.
– Похоже, здесь слишком холодно для такой благородной дамы, как вы.
Ах, он нашел ее!
Рона стерла с губ лукавую улыбку и повернулась к нему. Боже, он оказался гораздо крупнее, чем она полагала! Но сама Рона была миниатюрной. По этой причине многие мужчины ее недооценивали.
– Кто ты, простолюдин?
Его черные, как оникс, глаза блеснули. Рона не поняла, обидела его или развеселила ее грубость.
– Меня зовут Рейнард, миледи. Я человек лорда Генриха, его слуга. До этого служил наемником, а раньше работал со своим отцом, который был… впрочем, вам неинтересно слушать о жизни простолюдина.
Рона вскинула тонкую бровь:
– Почему неинтересно? Меня интересуют всякие твари, большие и малые, короли и простолюдины.
Он переминался с ноги на ногу. Холод, казалось, на него не действовал, в то время как Рона не могла унять дрожь.
– Мой отец был корабельным плотником в Бретани, а потом здесь, в Ганлингорне. Его корабли ходили далеко в море, аж до Генуи. Он любил говорить, что плоды его труда будут долго жить и намного переживут его, так оно и случилось. Его корабли все еще ходят по своим торговым путям. Мало кто из людей может утверждать подобное, леди, короли они или простолюдины.
Прозвучавшая в его голосе гордость удивила ее. Сама она едва ли гордилась своим отцом, а о любви и говорить нечего. В какой-то миг она даже искренне позавидовала этому слуге с пронзительным взглядом.
– Тогда почему его сын подался в слуги лорду Генриху Монтевою? – спросила она холодно, надеясь язвительным тоном побудить его к ответу.
Он прищурился, задумавшись, стоит ли отвечать на ее вопрос. Рона даже уловила момент, когда он принял решение не откровенничать. С какой стати он должен рассказывать ей правду о своей жизни? Да и какое ей до него дело?
И все же слуга ответил:
– Он лучше платит. – Здоровяк пожал широкими плечами и шагнул в ее сторону.
От его тела повеяло теплом и экзотическим запахом корицы. Столь приятное сочетание вызвало у Роны желание подвинуться к нему ближе и уютно устроиться у него под боком. Что-то в Рейнарде внушало ей ощущение защищенности.
«Ощущение безопасности губительно. Мужчинам нельзя доверять. Все они только и ищут, где можно что-нибудь украсть. Самоуважение женщины, ее гордость, добродетель, даже жизнь».
– Я могу платить тебе, Рейнард, – спокойно предложила Рона и взглянула ему прямо в глаза.
Он пристально смотрел на нее. Это был хороший знак. Еще мгновение, и она добьется своего.
– Какой монетой и с какой целью вы собираетесь мне платить, леди?
– Любой монетой, какой захочешь, за сообщение новостей из Ганлингорна.
Он фыркнул:
– Вы имеете в виду шпионить?
– Нет, просто рассказывать о том, что слышишь. Мне нужно знать, как обстоят дела у лорда Генриха и леди Дженовы. Мой брат… – Она вздохнула и закатила глаза в притворном отчаянии. – Он все еще любит ее. Пока она гонит его прочь, но в один прекрасный день проявит к нему благосклонность. Я в этом уверена.
– Мужчины, к которым вы обращаетесь, обычно не отказывают вам? – осведомился он холодно.
– Обычно нет, Рейнард. А ты возражаешь против моих вопросов? Мне неизвестен закон, который запрещал бы мне спрашивать.
– Значит, вы хорошо им платите?
– Конечно.
Он отвел взгляд. Рона решила, что он тянет время, и продолжала спокойно ждать, гадая, о чем он думает. Не все мужчины с легкостью шли на подкуп, но мало кто из них ей отказывал. Она научилась выбирать тех, кто не отказывал.
– Я предпочитаю оплату натурой.
У нее на мгновение остановилось дыхание, и она растерянно ахнула.
– Что ты сказал, простолюдин?
Он смотрел на нее сверху вниз, прожигая взглядом, отчего у нее закружилась голова.
– Вы сказали, что заплатите мне любой монетой, какую я потребую. Я хочу вас, миледи. Я буду для вас шпионить, но только за то вознаграждение, которое выберу сам. За каждое сообщение я хочу получать плату вашим телом.
Рона усмехнулась:
– Ты слуга, Рейнард, а я леди. Ты подумал об этом?
– Я – мужчина, а вы – женщина. Остальное не имеет значения.
– Имеет, Рейнард. Между нами огромная пропасть. Наше положение, наше рождение, наше происхождение. Они несопоставимы.
Он пропустил ее слова мимо ушей.
– Говорят, вы не девственница.
Жар бросился ей в лицо, руки задрожали, когда она сжала их под плащом.
– Правда?
– Говорят, ваш отец променял ваше целомудрие на кусок земли на границе с Уэльсом. Он продал бы вас в жены, но мужчина уже был женат.
Рона похолодела. Чтобы хоть немного согреться, она еще плотнее натянула на голову капюшон, ощутив щекой мягкий мех. Господи, откуда он знает? Это должно было храниться в тайне. Об этом не должны были ни говорить, ни даже думать. А Рейнард заявляет во всеуслышание о том, что ее отец, не сумев выгодно выдать дочь замуж, выторговал за ее девственность кусок земли на Уэльских топях…
– Тогда непонятно, зачем ты меня добиваешься, если веришь в подобные небылицы. Впрочем, не все ли равно, во что ты веришь!
Он сделал к ней еще один шаг. Ее вновь обдал пьянящий запах корицы. Он будоражил ее нервы, будил ее чувства. Такого с ней еще не бывало. Рона больше не была уверена, что способна управлять собой или ситуацией.
– Для меня не важно, что ты сделала или кем ты была, Рона. Подобные вещи меня не касаются. Я хочу тебя, и я поведаю тебе все свои секреты и все секреты лорда Генри, если ты заплатишь мне ту цену, которую я прошу.
Голос Рейнарда прозвучал спокойно и убедительно, и Рона ему поверила. Но он слуга. Она не должна даже допускать мысли о том, чтобы рассмотреть его предложение, не то чтобы удовлетворить. Другое дело – мужчины с деньгами и благородными корнями. С ними она не раз вступала в сделку ради получения желаемого. И, как уверяла себя, это ничего не значило для нее, и она ничего не чувствовала. Еще одна стрела в ее колчан, вот и все. Но вдруг ей показалось весьма заманчивым сказать Рейнарду «да». Ее холодный, расчетливый ум боролся с эмоциями, которые она так долго держала под замком.
Это потому, что он слуга.
Слова эти снова прокрутились в ее мозгу. Она еще никогда не опускалась так низко – переспать со слугой, чтобы добиться желаемого. Но когда Рона смотрела на сильное красивое лицо Рейнарда, эта перспектива не казалась ей падением. Скорее она испытывала желание, потребность. По ее телу растекалось приятное тепло. Она ощущала что-то вроде сладострастия.
Раньше Рона никогда не испытывала желания к мужчине. Никогда не позволяла себе этого. Но теперь ей хотелось провести пальцами по его коже, откинуть со лба непослушную прядь волос, прижаться к его большому, сильному телу. Она хотела ощутить вкус его губ и прикосновение к своей груди его ладоней.
Впервые в жизни она хотела мужчину.
– Нет, – ответила она и отступила, увеличивая между ними расстояние. – Нет, я не стану платить тебе такую цену. Деньги или ничего. Выбирай.
Рона потеряла его. Он не уступит, не изменит решения. Либо будет так, как он сказал, либо никак. Что ж, так тому и быть. В Ганлингорне хватает и других слуг.
«Но никто из них не занимает столь подходящего места».
– Ну? Что ты решил? – холодно справилась она, разыгрывая безразличие, хотя тело ее напряглось.
– Я не продаюсь за деньги, леди Рона. Сделка возможна, если каждый из нас откажется от чего-то важного. Чего-то, что составляет часть каждого из нас.
– Речь идет о передаче мне информации, Рейнард, а не ключей от рая!
– Я отдам вам свою душу, миледи. И вы должны вернуть мне в обмен нечто сопоставимое.
– Мое тело? – спросила она громче, чем собиралась. – И что за счастье в этом, простолюдин?
Он окинул взглядом ее фигуру, потом лицо. Улыбнулся. По ее телу пробежала дрожь, но на этот раз явно не от холода.
– О, счастье будет, миледи, можете не сомневаться.
– Мой ответ «нет». Дай мне пройти.
Он не пошевелился. Но когда Рона хотела его обойти, он пропустил ее и с насмешливым видом отвесил низкий поклон. Рона заспешила прочь. Несмотря на холодный зимний день, ее щеки пылали.
Простолюдин! Она найдет кого-нибудь еще. Не стоило расходовать на него силы. Как он посмел?! Гнев душил ее, но за гневом проступало что-то другое, холодное и твердое, как лед. Сожаление. В какой-то момент ей так хотелось сказать «да».
Рейнард смотрел ей вслед. Рона шла, колыхая бедрами и заносчиво вскинув голову. Спору нет, эта крошка – настоящая красавица, он сожалел, что получил от нее отказ. Его нисколько не волновал тот факт, что она лгунья, что хотела своими интригами дискредитировать лорда Генриха и леди Дженову. Он разглядел то, что таилось в глубинах ее сердца.
Увидел гордость, упрямство и обиду в ее карих глазах. И Рейнарду захотелось стать ее защитником. Он не хотел причинить ей боль, однако не мог позволить ей причинить боль другим. На самом деле он не поверил сплетне о ее проданной девственности, хотя слышал об этом от человека, служившего одно время грумом у лорда Болдессара, а теперь работавшего у леди Дженовы.
Какой отец мог сделать подобное с родной дочерью? Болдессар, по-видимому, мог. Рейнард прочел страх на ее прелестном лице. Вероятно, именно тогда прониклась она идеей, что может получить все, что хочет, если начнет предлагать в обмен свое тело. Денежным мешкам благородного происхождения. Грум не менее охотно поделился и другими слухами о леди Роне. Рейнард призадумался, леди ли она на самом деле.
Но Рейнард многое повидал в этом мире и знал, что люди порой от отчаяния и безысходности совершают поступки, о которых и помыслить не могли бы при обычных обстоятельствах. Быть может, нечто подобное произошло и с Роной?
Или, может, связь с мужчинами просто доставляла ей удовольствие?
Рейнард вспомнил ее страстный взгляд. Ее, конечно, смущал тот факт, что он простолюдин, но она забыла бы об этом, едва оказавшись в его объятиях.
Желая прояснить мысли, он встряхнул головой. Рона уже затягивала его в сети желания, хотя он еще не овладел ею! Но он обязательно добьется своего. Хотя Рейнард считал себя опытным соблазнителем женщин – и не напрасно, – он знал, когда нужно отступить. Этого требовала от него интуиция в настоящий момент.
От леди Роны веяло опасностью. Она полагала, что узнала его цену. Рейнард улыбнулся. Да она по сравнению с ним еще птенец. Он читал ее мысли с такой же ясностью, как его отец, кораблестроитель, определял по приметам погоду. Сегодня Рона сказала ему «нет», а завтра она скажет «да».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный поцелуй - Беннет Сара



Полная чушь......Нет ни смысла,ни содержания.....Всю книгу пёхаются,а в конце вообще непонятно что.....
Нечаянный поцелуй - Беннет СараНаташа
28.05.2013, 14.52





Здорово)))Много постельных сцен,но страдания и терзания очень хорошо прописаны.И другие чувства ясны и правдивы:)))
Нечаянный поцелуй - Беннет СараАрина
10.07.2013, 22.04





Интересный роман; герои живые, страстные и совершенно не банальные. Всё передано автором доступно, чувственно и по - настоящему. К тому же в книге есть какая-то изюминка, которая не даёт заскучать.
Нечаянный поцелуй - Беннет СараАля
20.10.2013, 20.08





Очень захватывающий сюжет. Правда все разрешилось осень мирно и просто. Чего не хватило до 10 ки. Читайте.
Нечаянный поцелуй - Беннет Саранека я
13.11.2013, 17.45





Ели дочитала...
Нечаянный поцелуй - Беннет СараМилена
7.04.2014, 20.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100