Читать онлайн Радость пирата, автора - Беннет Констанция, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радость пирата - Беннет Констанция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радость пирата - Беннет Констанция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радость пирата - Беннет Констанция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Констанция

Радость пирата

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Алекс вышла из ванны, наполненной ароматной розовой водой, насухо вытерлась полотенцем и начала готовить себя к вечеру. Внизу музыканты настраивали инструменты, и резкие, визгливые голоса скрипок действовали ей на и без того взвинченные нервы. Вскоре, однако, какофония прекратилась, уступив место приятной мелодичной музыке. Алекс села перед зеркалом, с удовлетворением заметив, что краснота и припухлость у глаз пропала. Прописанный Мэдди компресс с розовой водой оказался поистине чудодейственным: глядя на Алекс сейчас, никто бы не сказал, что она проплакала большую часть дня.
Александра понимала, что Мэдди старается отвлечь свою юную подругу от мрачных мыслей и отчасти ей удалось задуманное. Но лишь отчасти.
Алекс не знала, радоваться или огорчаться, когда Мэдди наконец велела ей начинать приводить себя в порядок к празднику. Джулия, юная горничная, прислуживающая Алекс, ирландка по происхождению, должна была со временем стать камеристкой Мадлен, и уже сейчас она умела делать красивые прически. Она успела выгладить черное шелковое платье, пока Алекс принимала ванну, и теперь трудилась над прической Алекс, одновременно закрепляя диадему из жемчуга, изготовленную как дополнение к платью.
Слуги всегда узнают новости раньше господ, и Джулия, осведомленная об отъезде капитана Кросса, трудилась молча из уважения к горю Алекс. Однако и она не смогла сдержать восхищенных вздохов, глядя на чудесное украшение, так шедшее к шелковистым золотым волосам мисс Уайком. Алекс, воодушевленная энтузиазмом служанки, тоже заулыбалась. Чудесным образом настроение ее заметно улучшилось, и, когда прическа была закончена, ей тоже почти хотелось приплясывать и смеяться заодно с горничной.
— Джулия, перестань, — со смехом взмолилась Алекс, — а то мы никогда не закончим!
— Верно, никогда. — Мэдди вошла в комнату, немало удивившись веселью.
— Мэдди, мы тебя не заметили…
Смех умер на губах Алекс, а Джулия, опустив голову, вновь принялась за работу.
— Вначале подготовка к празднику более напоминала подготовку к похоронам, — сухо заметила Алекс, — но Джулия посчитала своим долгом поднять мне настроение, и, должна признаться, ей это удалось.
— Рада видеть тебя веселой, дорогая. Ты себе нравишься?
— Честно, да. Джулия постаралась сделать меня красивой.
— Разве она не прелесть, мэм? — возбужденно воскликнула Джулия.
— Обольстительна.
— И вы, Мэдди, вы тоже прекрасно выглядите!
Алекс только сейчас смогла отдать должное наряду миссис Венц. Шелковое платье цвета спелого персика со множеством нижних юбок разного оттенка того же цвета от светлого до темного играло и переливалось при каждом движении. Цвет как нельзя больше подходил белокурой Мэдди, оттеняя нежный цвет лица, подчеркивая моложавость.
— Спасибо, дорогая. К сожалению, из года в год моим горничным приходится трудиться все больше, чтобы достичь желаемого эффекта. Однажды мне все же придется отказаться от излюбленных цветов ради темного платья и кружевной шали.
— Чепуха. Вы, наверное, нашли волшебный источник молодости. Если бы вы только пожелали поделиться своим секретом…
— Боюсь, каждой женщине приходится искать собственный источник, Александра. Тайна вечной молодости хранится в душе каждой из нас.
— Постараюсь запомнить это.
— Джулия, — попросила Мэдди, — ты не могла бы оставить нас на несколько минут, я хочу поговорить с Александрой наедине.
— Хорошо, мэм.
Джулия положила на трюмо щетку и тихо вышла в смежную комнату. Дождавшись, пока закроется дверь, Мэдди заговорила:
— Мне очень не хочется говорить тебе об этом сейчас, когда у тебя такое приподнятое настроение, так не хочется тебя расстраивать, но я должна предупредить тебя.
— О чем? — встревожившись, спросила Алекс.
— Сегодня после полудня Льюис встречался с губернатором Даллингом как раз в то время, когда адмирал Грант явился к нему с визитом. Льюису ничего не оставалось, как пригласить генерала на бал.
— О, только не это!
— Увы, это так, дорогая. По-моему, у нас пока не было разговора о том, как мы относимся к войне, Алекс, но должна сказать, что, несмотря на всю нашу симпатию к Майлзу и сочувствие людям, желающим жить в независимом государстве, а не в колонии, мы с Льюисом причисляем себя к британским подданным и остаемся верными Англии и королю Георгу. Быть может, наша позиция покажется тебе трусливой, но тем не менее большинство жителей острова разделяют ее. Видишь ли, для нас не столь важно, выиграет или проиграет Америка эту войну. Нас беспокоит другое: ближайший к нам остров — Гаити. Поэтому мы находимся в постоянной опасности быть атакованными испанцами, дерущимися с американцами за то, чтобы получить в свое распоряжение всю Вест-Индию. Поскольку американцы не в состоянии защитить Ямайку от испанцев, мы вынуждены искать покровительства у Англии. Так что лояльность властям в наших условиях — суровая необходимость.
— Я понимаю, — сочувственно кивнула Алекс.
— Как видишь, — продолжала Мэдди, — из всего этого следует, что адмирала Гранта в городе приветствуют с распростертыми объятиями, и я тоже обязана оказать ему теплый прием. Кроме того, — добавила Мадлен, подмигнув, — если мы поведем себя умно, мы сможем узнать, насколько адмирал осведомлен о Майлзе и не послал ли он ему вдогонку корабли.
— Конечно, вы правы, — с некоторой заминкой согласилась Алекс.
— Есть какие-нибудь «но»?
— Я только хотела сказать… Интересно, что адмирал Грант знает обо мне. Если доктор Копели действительно попал к нему на аудиенцию, как грозился, они, возможно, готовы повесить меня за измену.
— Измену? Что за чепуха! Твое преступление состоит только в том, что ты полюбила. И если уж дело дойдет до разбирательства, ты можешь сказать свое веское слово. Обещаю тебе, адмиралу стоит только бросить на тебя один взгляд — и он поверит всему, что ты скажешь. Он тешит себя мыслью, что пользуется успехом у женщин, и, как я поняла, не чурается удовольствий. Я со своей стороны обеспечу хорошее вино и хороший стол, ты постараешься преподнести себя в лучшем виде, и, уверяю тебя, он будет готов молиться на тебя и ловить каждое твое слово.
— Мэдди, — недоверчиво покачала головой Алекс, — этот человек — адмирал!
— Нет, моя дорогая, ты смотришь на все не с той стороны. Этот адмирал — мужчина. Помни об этом.
Мадлен зашуршала шелками, направляясь к двери.
— Скоро приедут гости, и я должна идти. Поскольку Мэвис Даллинг почетная гостья, они с супругом приехали около часа назад и будут принимать остальных гостей вместе с нами. Ты можешь не торопиться, дорогая, я не хочу подвергать тебя мучительному испытанию приветствовать гостей.
На цыпочках, неслышно Мэдди подкралась к двери в смежную комнату и без предупреждения резко открыла ее. Джулия отлетела на середину комнаты, не смея от страха поднять глаза на хозяйку. Мэдди беспомощно взглянула на Алекс:
— Ну ничего не могу с этим поделать. В нашем доме невозможно иметь никаких секретов от слуг.
Алекс лишь улыбнулась. Заметив, что у Джулии трясутся руки, она попыталась успокоить девушку. Спустя некоторое время Алекс и Джулия уже непринужденно болтали, забыв об инциденте.
Когда Джулия закончила прическу и принялась зашнуровывать корсет, Алекс посмотрела в зеркало, и улыбка сошла с ее губ. Веселье ее было напускным, смех — фальшивым, и зеркало отражало эту фальшь с жестокой правдивостью. Сквозь искусственную веселость проступала боль. Впервые она почувствовала настоящий гнев и обиду при мысли о предательстве Майлза. Он должен был понять. Если бы его чувство было таким же глубоким и искренним, как ее, он сумел бы справиться с предубеждением.
Странно, но гнев помог Алекс встряхнуться и перебороть подступившие было слезы. Ну что же, если гнев стал ей союзником, не стоит искать оправданий изменнику. Может быть, этот гнев позволит ей пережить предстоящий вечер, даст ей силы быть веселой и бойкой.
Джулия из жалости к Алекс не стала затягивать шнуровку туго, но когда настал черед платья, оказалось, что Алекс в него не влезает. Пришлось начинать все сначала, на сей раз без снисхождения. С непривычки у Алекс закружилась голова и перед глазами потемнело. Джулия помогла застегнуть нижние юбки, потом через голову надеть платье, и на этот раз платье оказалось в самый раз.
Алекс судорожно глотала воздух, и Джулия, опустившись на колени для того, чтобы обуть Алекс в новые атласные туфельки, сказала:
— Вам надо всего лишь легче дышать, мэм.
— Как это — легче?
— Неглубоко, мэм, только грудью. Забудьте о корсете и не старайтесь протолкнуть воздух глубже, и все будет хорошо. Джулия отступила, чтобы увидеть результат своего труда.
— Видит Бог, мэм, старания этого стоят. Смотрите.
Джулия подвела Алекс к большому зеркалу в углу, и Алекс застыла, не веря в то, что отражение в зеркале действительно принадлежит ей. Корсет не только сузил талию так, что ее можно было обхватить ладонями, но и приподнял грудь, сделав ее на вид особенно пышной и соблазнительной. Кружевная отделка клиновидной вставки переда усиливала эффект. Платье оставляло плечи открытыми, верхняя часть рукавов была выполнена из богатого черного кружева, такого же, которым были отделаны нижние юбки, выглядывающие из-под пышной, расшитой серебром и жемчугом верхней. Золотистые волосы были искусно завиты и собраны наверх. На затылке шелковистые пряди удерживала заколка из драгоценных камней — подарок с Тенерифе, спереди — украшение, изготовленное мадам Руж, сплетенное из жемчужных нитей, одна из которых изящно спускалась на лоб.
Джулия натерла потерявшей дар речи Алекс щеки особой бумагой, чтобы кровь прилила к ним, придав приятный румянец лицу. Теперь Алекс была готова к выходу.
— Господи, красота-то какая! — всплеснула руками Джулия.
— Спасибо, — еле слышно прошептала Алекс, все еще не в силах поверить, что видит в зеркале себя.
— О, мисс, чуть не забыла.
Джулия взяла с туалетного столика изящный веер, подарок Мэдди. Алекс закрепила на запястье бархатную ленточку и открыла веер. Крохотные бриллианты заиграли в лучах света, точно сотни маленьких зеркал.
— Превосходно, — заключила Джулия, придирчиво осмотрев Александру.
Внизу грянули первые такты танцевальной музыки — приветствие гостей закончилось, и бал начинался. Алекс вдохнула столько воздуха, сколько позволял корсет, и пошла к двери.
— Веселее, мэм, — крикнула ей вслед служанка. — Улыбайтесь. Не во весь рот, конечно, только чуть-чуть, загадочно и маняще.
— Боюсь, что улыбка мне сейчас не по силам, Джули.
— Нет, мэм. Вы слишком храбрая для того, чтобы дать кому-нибудь или чему-нибудь вас одолеть, тем более этому дурацкому корсету. А теперь улыбнитесь — не сомневайтесь, вы самая красивая женщина на этом балу, и все мужчины будут у ваших ног.
— Если я не упаду к их ногам первой, — прошептала Алекс, делая еще один болезненный вдох.
Алекс шла к лестнице словно на казнь. Зачем она только позволила Мэдди уговорить себя? Впрочем, Мэдди трудно было переспорить. Доброта ее не знала границ, но гораздо далее простиралась ее решимость. Алекс знала, что еще никогда в своей жизни не была такой привлекательной, но толку от этого все равно было мало. Никогда раньше Александре не приходилось участвовать в подобных празднествах — школьные вечера не в счет. Мадам Уэсли считала необходимым проверять теорию практикой, давая возможность использовать полученные на уроках в классе навыки. «Что толку в уроках танца, если навык не прошел проверку боем?» — любила повторять мадам Уэсли. Немногие девушки, посещавшие лондонскую школу для юных леди, были богаты. Дочери преуспевающих господ благородного происхождения, как правило, имели возможность посещать частные учебные заведения. Для большинства подруг Алекс привитые навыки могли сослужить великую службу — помочь найти богатого мужа.
Сегодняшний званый вечер решительным образом отличался от вечеров, устраиваемых в школе танцев. Там, внизу, были губернатор и члены английского аристократического общества, прибывшие на Ямайку для пополнения семейных богатств. Среди гостей были состоятельные торговцы и корабельные магнаты. Для этих людей и их жен званые обеды составляли существенную часть жизни. Они были знатоками этикета и не прощали ошибок. Но самым страшным было не это: среди гостей находился адмирал Грант. До сих пор Мэдди ограждала Алекс от любопытствующих посетителей, жаждавших услышать подробности об истории похищения юной особы, но сейчас на покровительство Мадлен рассчитывать было бы глупо. Множество глаз будет обращено на нее, вопросы будут заданы, и не отвечать на них будет невежливо даже по отношению к хозяйке дома.
К тому времени как Алекс оказалась у верхней площадки парадной лестницы, она успела довести себя почти до истерики и уже близка была к тому, чтобы броситься обратно в свою комнату. Она попыталась найти опору в своей обиде на Майлза, но злость прошла. Сейчас она не испытывала ничего, кроме ужаса. Как ей следует держать себя со всеми этими чужими людьми? Что говорить? Если ее пригласят на танец, вспомнит ли она нужные шаги?
Господи! Алекс чуть не расхохоталась. Вот уж нашла о чем волноваться! Она не знала даже, как сможет глотать, когда придет время ужина.
Алекс и не подозревала, что этот внутренний смех отразился на ее лице, прояснил взгляд и породил ту самую таинственную полуулыбку, о которой говорила Джулия.
К моменту появления Алекс Мэдди, Льюис и Мэвис Даллинг беседовали в одном кругу с военным в красном генеральском мундире и белых бриджах, заправленных в начищенные до блеска сапоги. Очевидно, этот военный и был тот самый адмирал флота Джеймс Грант.
— Полагаю, больше ждать некого, — сухо заметил Льюис.
— Согласна, — кокетливо улыбаясь, вторила ему мадам Венц. — Думаю, что те, кого с нами нет, не заслуживают чести быть представленными нашему выдающемуся гостю.
— Но мне кажется, мы еще не видели гостью вашего дома, Мадлен, — ехидно заметила Мэвис.
Жена губернатора Ямайки никак не могла смириться с мыслью, что ее вульгарные манеры, округлившаяся фигура и не очень выразительное лицо, которое не смог украсить даже щедро наложенный грим, не позволяют ей конкурировать с изящной и моложавой Мадлен Венц. Когда до губернаторши дошел слух о том, что хозяйка дома приходится родственницей скандально известному капитану Майлзу Кроссу, похитившему девицу, которая сейчас гостила в ее доме, Мэвис не могла не использовать своего шанса взять реванш. Приезд адмирала оказался как нельзя кстати: мог разгореться скандал. Безупречной репутации Венцев был бы положен конец, общество отвернулось бы от Мадлен, и она, Мэвис, стала бы первой леди в Кингстоне. До осуществления давней мечты оставалось совсем чуть-чуть, и губернаторша заранее предвкушала победу. Мэдди открыла было рот, чтобы ответить, но ее перебил губернатор. Глядя на спускающуюся в зал Алекс, он, внезапно лишившись дара речи, бормотал что-то невразумительное:
— Я… я… это…
Мэвис, тихонько толкнув мужа в бок, прошипела:
— Джон, что с тобой? Закрой, ради Бога, рот.
Адмирал проследил восхищенный взгляд Даллинга и, переведя дух, заметил:
— Полагаю, состояние вашего мужа легко объяснить, мадам. Честно говоря, мне и самому показалось, что передо мной чудесное видение.
Вся компания посмотрела на ту, о которой так лестно отозвался Грант. Адмирал торопливо выступил вперед, чтобы первым успеть поздороваться с прекрасной незнакомкой. Приблизившись к Александре, он подал ей руку, и она нашла в себе смелость улыбнуться ему.
— Ваш покорный слуга адмирал Джеймс Грант, — представился он, поднеся к губам ее руку, задержавшись в согбенном положении несколько дольше положенного, очевидно, чтобы насладиться открывшимся ему чудным видом за легкой дымкой кружев. — Венц, не сочтите за труд завершить представление.
— Прекрасная ручка, которую вы сейчас изволите целовать, принадлежит гостье нашего дома мисс Александре Уайком из Сомерсета, — сообщил Льюис. — Мисс Уайком, адмирал Грант.
— Приятно познакомиться, адмирал, — произнесла Алекс.
Ей показалось, что взгляд адмирала несколько нескромен. Она опустила глаза, чтобы не встречаться с ним взглядом. Однако Гранту этот жест показался очаровательным проявлением женского кокетства.
Мэдди заметила, что Алекс чувствует себя неловко, и поспешила взять гостью под руку, уводя от настырного адмирала.
— Александра, позволь представить наших почетных гостей, губернатора и мадам Даллинг.
К заметному неудовольствию жены, Даллинг поцеловал Алекс руку, повторив фамильярный жест адмирала. Мэвис сгорала от зависти к той, что произвела столь сильное впечатление на мужчин. Ее даже передернуло при мысли, что будет, когда остальные представители мужского пола последуют примеру этих двух. В конце концов, сегодня был ее день рождения, и этот факт грозил остаться незамеченным только из-за этой деревенской выскочки.
Алекс была недовольна создавшейся ситуацией не меньше, чем губернаторша, но в отличие от последней она сумела искусно скрыть раздражение.
— Как я понимаю, вы — хозяйка праздника, миссис Даллинг, — учтиво сказала Алекс, высвобождая свою руку из цепкой руки губернатора. — Поздравляю с днем рождения.
— Благодарю, — сквозь зубы процедила Мэвис.
Адмирал Грант выступил вперед и с начальственным видом заявил:
— Ну что ж, теперь, когда все формальности исполнены, не окажете ли вы мне честь сопровождать вас в бальный зал, мисс Уайком?
— Вы окажете мне честь, адмирал, — ответила Алекс.
Следом шли Льюис с Мэвис, за ними выступали губернатор и мадам Венц.
В дальнем конце зала играл оркестр. Боковые стены были изготовлены в виде перегородок, так что, сдвинутые наподобие ширм, они превращали три комнаты в один огромный зал. Обычно комната на востоке выполняла функцию гостиной, а комната на западе служила для музицирования и использовалась достаточно редко. Буфеты и столы в столовой были составлены в дальний конец. На них стояли блюда с изысканными яствами, запах от которых щекотал ноздри обитателей дома весь день. В центре комнаты бил фонтан из шампанского, и гости, которых уже успела замучить жажда, собирались вокруг фонтана небольшими группами или гуляли по комнате. В восточном крыле, из которого была вынесена мебель, большинство гостей с удовольствием разучивали па нового танца, и офицеры флотилии адмирала Гранта с радостью использовали возможность поучить дам.
Обе комнаты были со вкусом украшены мрамором с золотой отделкой. Обивка была выполнена из голубого атласа — предпочтение отдавалось королевским цветам. Стулья стояли по периметру комнаты. Потолок представлял собой свод из двенадцати арок, по шесть в каждой из комнат с одинаковыми, в тон обивке, голубыми бархатными портьерами, закрывавшими широкие просветы. Мраморные панели между арками украшали невысокие колонны с роскошными вазами, и букеты своей красотой были обязаны Алекс. За шторами, там, куда не посмел бы заглянуть ни один гость, вдоль всей длины зала протянулся коридор со множеством дверей, ведущих в буфетную, кухню, различные службы. С обеих сторон коридор заканчивался узкими лестницами, ведущими наверх, к спальням. В течение всей праздничной ночи по этому коридору будут сновать вышколенные слуги Венцев.
— У Венцев прелестный дом, мисс Уайком, — заметил адмирал, проводя Алекс в западное крыло к оркестру.
— Да, чудный, — согласилась Алекс. — И сад у них замечательный. Здесь так приятно гостить.
— В самом деле? — хищно вскинул бровь адмирал. — Не соблаговолите ли показать мне сад?
Алекс прикусила язык, ругая себя за неосторожность. Теперь надо было как можно грациознее выбраться из ловушки.
— Может быть, попозже, когда захочется подышать воздухом. А теперь я предпочла бы выпить шампанского, так что если вы готовы простить меня…
Но адмирал и не думал отпускать свою даму.
— Я тоже с удовольствием выпью шампанского, — сказал адмирал и, повернув к фонтану, наполнил бокалы золотистой влагой, бьющей из пасти мраморного дельфина.
— Поскольку вы мне пока не готовы показать сад, а танцевать с полными бокалами неудобно, не сочли бы вы за труд пройти со мной вон туда, где бы нам не помешал шум оркестра и людей поменьше?
По внезапно изменившемуся тону Алекс поняла, что адмирал зовет ее не для праздных комплиментов.
— Честно говоря, адмирал, — с вымученной улыбкой сообщила Алекс, быстро проглотив шампанское и протягивая ему пустой бокал, я бы предпочла потанцевать. Оркестр замечательный, не правда ли?
— Вам не терпится убежать от меня, мисс Уайком?
— С чего вы взяли? — с нервным смешком спросила Алекс, потирая руки для того, чтобы скрыть их дрожь.
Очевидно, Грант намерен расспросить ее о Майлзе.
— Вы, кажется, нервничаете, — нахмурившись, заметил Грант.
Алекс принужденно рассмеялась:
— Я простая деревенская девушка, сэр, и этот бал — первый в моей жизни. Неужели вы не нервничали, когда впервые оказались в свете?
— О, я трясся как осиновый лист, — со смехом признался адмирал. — Я до смерти боялся, что забуду обо всем, чему научил меня мой учитель танцев, и, споткнувшись, растянусь на полу или, что еще хуже, невзначай сделаю подножку какой-нибудь ни о чем не подозревающей юной леди и опозорю отца перед лицом его друзей.
— Вы, конечно, не споткнулись?
— Всего лишь раз, и не на танцевальной площадке, так что никто не видел моего позора, кроме одной прелестной юной особы, которая с тех пор со мной больше не разговаривала.
— Какая трагедия! — со вздохом заключила Алекс. — Обещаю вам, адмирал, что если бы вы наступили мне на ногу во время танца, я не стала бы объявлять вам бойкот.
— Да, но вы избегаете говорить со мной по какой-то иной причине.
Алекс умело спрятала раздражение из-за того, что опять дала себя поймать на слове. Очевидно, Мэдди ошиблась: адмирал был адмиралом и в первую, и в последнюю очередь, женские чары на него не действовали. Ничто не могло помешать ему задать те вопросы, которые он намеревался задать с самого начала.
— Если вы собираетесь сказать мне что-то, адмирал, прошу вас сказать об этом прямо, и я буду только рада поговорить с вами.
Грант кивнул:
— У меня к вам есть несколько вопросов, мисс Уайком, касающихся обстоятельств вашего прибытия в Кингстон. Мой первый день в городе оказался на редкость заполненным делами, и неоднократно мне называли ваше имя.
— Вам говорил обо мне доктор Копели? — застыв, спросила Алекс.
— Не только он. Доктор Копели объяснил, каким образом вы оба оказались на борту корабля изменника Майлза Кросса. О вас доктор говорил нелестно.
Алекс прямо встретила прищуренный взгляд адмирала.
— Доктор Копели — отвергнутый поклонник, адмирал Грант. С тех пор как несколько месяцев назад умер мой отец, он не раз пытался уговорить меня выйти за него замуж. Очевидно, своими неоднократными отказами я восстановила его против себя.
— И это все? Кажется, он полагает, что вы питаете некоторые чувства к вашему похитителю.
— Наше путешествие было не из легких, и я должна признать, что прониклась к Кроссу уважением за его мастерство и профессионализм, продемонстрированные в весьма трудных ситуациях.
— Человек — предатель, и вы находите этот факт достойным восхищения?!
— Я восхищена его мастерством. Разве вы не допускаете, что можно не одобрять политических взглядов человека, но восхищаться тем, как он работает?
— В таком случае вы нисколько на него не в обиде за то, что он похитил вас?
— Заверяю вас, адмирал, что, будь у меня хоть один шанс, я с радостью оказалась бы дома в это самое мгновение. Но я не мечтательница, и это означает, что, принимая обстоятельства, я пытаюсь лишь извлечь из них лучшее.
Грант ехидно прищурился:
— Как мне следует вас понимать? Извлекая лучшее из сложившихся обстоятельств, вы решили заключить с Кроссом… альянс?
— Позвольте заметить, адмирал, — возмущенно воскликнула Алекс, — это не ваше дело!
— Это мое дело, если сегодня утром вы отправились к Майлзу Кроссу для того, чтобы предупредить его о возможном аресте!
— Даю вам слово, адмирал, сегодня я не видела Майлза Кросса.
Александра из последних сил сохраняла выдержку. Она молила Бога лишь о том, чтобы этот допрос и этот вечер кончился поскорее. Еще немного, и ее припрут к стене, заставив вместо полуправды выложить все как есть.
— Копели сообщил мне совершенно противоположное, и безобразный след у него на лице является лучшим свидетельством его искренности. Это вы ударили доктора хлыстом по физиономии?
— Да, это я его ударила, и сделала бы то же самое, повторись те же обстоятельства вновь!
— Вы напали на доктора потому, что он пытался не дать вам предупредить Кросса?
— У вас весьма превратное представление о том, что произошло между мной и Копели, — твердо заявила Алекс, по-настоящему приходя в ярость. — Я защищала себя, не более того.
— Защищали себя от чего? Копели сказал, что он всего лишь предложил вам пойти с ним ко мне.
— Это верно.
— Тогда почему вы отказались?
— Я отказалась потому, что предложение было сделано таким образом, что я не могла его принять!
— Этот разговор вас расстраивает, моя дорогая? — понизив голос, спросил адмирал.
— Доктор Копели и его наветы — вот что расстраивает меня, адмирал. Очевидно, после того, что он наговорил вам обо мне, все, что бы я ни сказала, кажется вам подозрительным. Вы бы на моем месте не были расстроенным?
— Нет, если бы я был невиновным, — игривым тоном ответил адмирал.
— Особенно если бы вы были невиновны! — воскликнула Алекс, потеряв терпение. — Если вы готовы предъявить мне обвинение, прошу вас, не темните! Я не люблю, когда со мной играют как кошка с мышью!
— Это вы играете со мной в кошки-мышки, мисс Уайком.
Мэдди заметила, что беседа адмирала с Алекс принимает опасный для ее гостьи оборот. Учтиво извинившись перед миссис Гибсон, развлекавшей ее рассказом о том, как ее напугала коза, Мэдди поспешила на выручку Алекс.
Возникнув словно из ниоткуда, Мэдди встала между встревоженной Алекс и сердито поджавшим губы адмиралом и, обворожительно улыбнувшись, сказала:
— Прошу вас, адмирал, будьте поласковее с дамой, сегодня у нас праздник, а не суд испанской инквизиции.
— Тысяча извинений, мадам Венц, но у меня есть вопросы к вашей гостье, на которые я хотел бы получить немедленные ответы.
— Уверена, что они могут подождать до завтра…
— Не могут, — отрезал Грант. — Сегодня я был на волоске от того, чтобы поймать изменника Кросса, он был почти у меня в руках, но чудесным образом спасся. Я хочу узнать, как ему это удалось.
— Почему вы думаете, что у Александры есть сведения, которые могут быть вам полезны?
— Сегодня я услышал несколько весьма интересных… версий, и главным действующим лицом каждой из них почему-то является мисс Уайком.
— Но почему нельзя подождать до завтра? Сегодня праздник, и…
— Терпение не относится к числу моих добродетелей, мадам. Поимка одного из самых важных преступников, повинных в войне, может зависеть от этой женщины. Прошу вас, не тешьте себя надеждами, что меня можно обмануть или разжалобить, пуская в ход дамские чары.
Мэдди бросила на Алекс извиняющийся взгляд. Александра, казалось, была близка к обмороку. Понимая, что битва проиграна, она, поклонившись адмиралу, предложила пройти для разговора в более уединенное место.
— Ведите, мадам Венц, — коротко ответил адмирал Грант.
— Кабинет моего мужа на первом этаже, как раз под нами.
Льюис, увидев маленькую процессию, направляющуюся к выходу, почувствовал неладное и поспешил к ним.
— Все в порядке, дорогая?
— У адмирала Гранта появились вопросы к Алекс.
Мэдди бросила на мужа предупредительный взгляд. Льюис, угадав намек жены, без лишних вопросов вошел в кабинет и, распахнув перед остальными дверь, предложил войти. Алекс, нервно перебирая в руках кружевной веер, села в кресло, предложенное хозяином дома. Адмирал занял место во главе стола, но садиться не стал. Льюис усмехнулся про себя. Этот человек был психологом. Возвышаясь над собеседником, он заставлял последнего почувствовать себя слабым и ничтожным.
Льюис решил сесть между женщинами, обращенными лицом к адмиралу, молча обещая им свою поддержку.
— Итак, миссис Уайком, начнем сначала? — спросил адмирал, первым нарушив молчание.
— Спрашивайте, адмирал.
— Хорошо. Не будете ли вы любезны объяснить, почему вы напади на доктора Копели? Только потому, что он попросил вас сопровождать его для встречи со мной?
— Он не просил меня, адмирал! — не в силах сдерживать себя, воскликнула Алекс. — Он схватил меня и потащил за собой. Когда я вырвалась и подбежала к своему экипажу, он бросился следом. Первое, за что мне пришло в голову ухватиться, был хлыст. Я ударила доктора Копели не преднамеренно, я только пыталась защитить себя.
Грант задумчиво кивнул:
— Понимаю. Но вы так и не объяснили, почему вам не хотелось со мной встречаться.
— У вас сложилось неверное впечатление, адмирал. Дело не в том, что мне не хотелось вас видеть. Если бы все обстояло так, как вам показалось, зачем бы я стала принимать участие в этом празднике. Ведь я знала, что на нем будете вы.
— Разумно. Тогда почему вы отказались пойти с Копели?
— Конечно же, потому что я не хотела идти с ним! Этот человек угрожал мне, говорил обо мне гадости, пытался меня очернить, даже шантажировал меня! Он настоящая гадина! Я не сделала бы рядом с ним ни шагу, даже если бы он позвал меня к королю!
— Успокойся, дорогая. Я уверен, что адмирал не хотел так тебя расстраивать, — с нажимом в голосе произнес мистер Венц, укоризненно глядя на Гранта.
— Конечно, нет, — с притворной сердечностью отозвался адмирал. — В последнюю очередь я стремился огорчить вашу прелестную гостью. И все-таки, почему вы не пришли ко мне, как это сделал ваш, с позволения сказать, товарищ по несчастью? Не может быть, чтобы вы не знали, насколько полезными для меня могут быть сведения о Майлзе Кроссе.
Алекс пожала плечами:
— Зачем мне было идти, если я знала, что это сделает Копели…
— Простите, адмирал, но, боюсь, в том, что Александра не пришла к вам, большей частью моя вина, — вмешалась в разговор Мэдди. — Видите ли, в доме было столько работы, что я попросила Алекс не задерживаться в городе. Она всего лишь хотела мне помочь. Вы видели букеты в бальном зале? Их составляла Алекс. Правда, подбор цветов чудесный?
— Простите, мадам Венц, но мне было как-то недосуг разглядывать букеты, а что касается ваших попыток покрыть Александру Уайком, то я вынужден потребовать и от вас некоторых пояснений. Ваши мотивы по меньшей мере внушают подозрения.
— Позвольте, — сказал, поднимаясь с места, Льюис.
Он не мог спокойно смотреть, как пытаются уличить во лжи его жену.
Грант жестом велел мистеру Венцу молчать.
— К вам, Венц, у меня тоже есть вопросы. Всем известно, что ваша жена доводится Кроссу родственницей и он является нередким гостем в вашем доме.
— По-моему, быть в родстве с герцогиней Кандлейской — не преступление, — веско заметил Венц. — Что же касается визитов Майлза Кросса — он заехал к нам только для того, чтобы привезти мисс Уайком.
— И вы не отказали ему от дома?
— Мы не отказали в гостеприимстве Александре, — уточнил Льюис. — Узнав, что эта юная девушка в беде, мы с радостью приняли ее у себя. А как бы вы хотели, чтобы мы поступили? Вышвырнули ее на улицу?
— Конечно, нет, но не кажется ли вам странным, что Кросс без колебаний привел ее в этот дом? Быть может, с его стороны разумнее было бы устроить девушку в гостинице, чем препровождать к родственникам, с которыми у него плохие отношения, если, конечно, дело обстоит именно так?
— Женщина одна, без сопровождения, в гостинице? Что за чушь! — воскликнула Мэдди.
— Действительно, — поддержал ее Льюис. — Почему Алекс должна страдать из-за Майлза? Она никого не предавала!
— Я не стал бы говорить об этом с такой уверенностью, — холодно заметил Грант.
— Я не изменница! — воскликнула Алекс, сверх меры расстроенная тем, что из-за нее могут быть неприятности у Мэдди и Льюиса.
— Но вы любовница изменника!
— Не думаю, что это относится к делу! — возмущенно воскликнул Льюис.
— Очень даже относится, особенно если эта юная леди отправилась на свидание к Кроссу, чтобы предупредить его о моем прибытии, тем самым позволив ему выиграть время и бежать.
— Я не видела сегодня Майлза, я же сказала! — закричала Алекс, вставая.
— Тогда позвольте мне перефразировать вопрос. Вы ездили сегодня в Бель-Мер, намереваясь предупредить его? — грозно спросил адмирал.
Алекс задыхалась. Грудь ее вздымалась, глаза, широко распахнутые от страха, смотрели беспомощно. Она была похожа на раненую косулю, загнанную жестоким охотником. Грант почувствовал нечто похожее на угрызения совести, но эта пташка была слишком ценной, чтобы дать ей ускользнуть. Грант решил идти до конца.
— Ответьте, мадам, вы поехали предупредить Кросса? — почти ревел он.
— Я не видела его!
— Но вы поехали туда?!
— Да, — прошептала Алекс.
— Боюсь, я не расслышал, моя дорогая!
— Да! Черт побери, я поехала предупредить его!
— Нет, Алекс, нет! — одновременно воскликнули Льюис и Мэдди.
Алекс ухватилась за край столешницы, чтобы не упасть. Льюис, видя, что она вот-вот лишится чувств, подбежал, чтобы поддержать ее, но Алекс бросилась в противоположный угол кабинета, подальше от бессердечного адмирала.
Наступила пауза, во время которой каждый из участников сцены старался прийти в себя. Первым нарушил молчание Грант:
— Теперь у нас кое-что есть. Вы признались, что ездили к Майлзу Кроссу.
— Если вы будете продолжать в том же духе, адмирал, я буду требовать присутствия адвоката, — с нажимом в голосе произнес Льюис, вставая между адмиралом и Алекс.
— В присутствии адвоката нет необходимости, — язвительно заметил Грант.
— Похоже, вы сделали неверные заключения, адмирал. Представлять мисс Уайком должен только мой адвокат.
— Сейчас он вам едва ли поможет, Венц. Юная леди уже признала себя виновной в сообщничестве. Таким образом, она обвиняется в измене родине.
Мэдди вскрикнула. Льюис взорвался:
— Не будете же вы настолько циничным, чтобы вменить этой девочке измену родине лишь за то, что она полюбила. За любовь еще никого не убивали!
— Зато за измену — вешают.
— Господи, — простонала Мэдди. — Что же вы за человек, адмирал? Алекс уже сказала вам, что она не виделась с Кроссом сегодня. Ну чего вы добьетесь, повесив невинную женщину?
— Абсолютно ничего, — спокойно согласился Грант. — Я не собирался вешать мисс Уайком. Майлз Кросс покинул Бель-Мер еще до рассвета — у меня есть тому неопровержимые доказательства, но этот факт ничего не меняет…
— Вы знали о том, что Майлз уехал до того, как Алекс направилась к нему, и продолжали разыгрывать этот спектакль? Ну вы просто…
— Мэдди, успокойся! — скомандовал Льюис. — Я не понимаю вас, адмирал. Вынужден сообщить вам, что в Лондоне есть влиятельные люди, которые будут поставлены в известность об этом безобразном допросе.
— Меня это не пугает, мистер Венц. Я должен поймать Майлза Кросса, и эта женщина поможет мне.
— Что?
Алекс не верила своим ушам. Каким это образом адмирал собирается использовать ее для того, чтобы захватить Кросса?
— Я спросил себя, как будет действовать Кросс, если даму его сердца возьмут под стражу и приговорят к повешению.
— Но вы же сказали, что не намерены отдавать ее под суд! — возмутилась Мэдди.
— Нет-нет, моя дорогая. Я сказал, что не намерен посылать ее на казнь, но Майлз Кросс об этом знать не будет. Вам не кажется, что угроза жизни этой удивительно милой особы послужит для него достаточным основанием, чтобы вернуться в Кингстон и попробовать ее освободить? Возможно, он даже захочет обменять свою жизнь на ее.
— Хитро задуманная ловушка, — прошептал Льюис.
— Совершенно верно.
Алекс мучительно не хватало воздуха. Комната вращалась перед глазами, ей казалось, что лампы гаснут одна за другой, но она невероятным усилием воли заставляла себя держаться во что бы то ни стало. Надо было срочно что-то придумать. Ни на миг она не сомневалась в том, что Майлз поменял бы ее жизнь на свою, если бы в том возникла необходимость. Нет, говорила себе Алекс, сейчас не время падать в обморок. Сейчас надо быть сильной. Достаточно сильной для того, чтобы противостоять этому хитрому непробиваемому адмиралу, жаждущему повесить Майлза Кросса.
Собрав остатки сил и храбрости, Алекс выступила вперед.
— Боюсь, что ваша логика ошибочна, сэр, — вдруг удивительно спокойно сообщила она.
Грант скептически воззрился на Александру:
— И в чем же мой просчет, мадам?
— Из того, что я люблю Майлза Кросса, вы сделали неверный вывод, решив, что он отвечает мне взаимностью.
— Трудно поверить, — смерив Алекс взглядом, протянул Грант.
Действительно, трудно было поверить в то, что можно не отвечать взаимностью женщине с таким очаровательным лицом и соблазнительной фигурой.
— Майлз… соблазнил меня, — дрожащим голосам начала Алекс, — заставил меня влюбиться в него, он даже обещал на мне жениться, но, получив все, что хотел, он… он бросил меня. Майлз привез меня к этим добрым людям, и когда я бесстыдно стала умолять его не оставлять меня, он рассмеялся мне в лицо. Он смеялся… — Алекс зарыдала. — Он сказал мне, что я всего-навсего глупая деревенская девчонка и больше ему не нужна! Я выставила себя дурой перед ним, перед всеми, а он… Он потешался надо мной!
Алекс, закрыв лицо руками, отвернулась от всех. Мэдди подбежала к девушке, пораженная тем, как убедительно сыграла она невинную жертву соблазнителя. Обняв девушку за плечи, она повела ее к стулу.
Грант, скептически прищурившись, наблюдал за представлением.
— Если Кросс так жестоко обошелся с вами, зачем же вы подвергали себя риску, бросившись предупреждать его?
Алекс потянула носом, и Льюис поспешил протянуть ей свой носовой платок. Алекс взяла его и приложила к глазам.
— Мне стыдно признаваться в этом, сэр, но… я поехала к нему потому, что надеялась на его благодарность. Я думала, что смогу добиться его расположения. — Алекс посмотрела на адмирала блестящими от слез глазами. — Поверьте мне, адмирал, я не думала о том, что совершаю преступление. Я только хотела, чтобы он меня любил. Но он никогда не любил меня… Повесьте невинную женщину, если так велит вам долг, но не думайте, что Майлз Кросс бросится меня спасать. Если бы он любил меня так, чтобы мог рискнуть из-за меня жизнью, я была бы сейчас с ним, а не здесь, с вами!
Последний аргумент был неопровержим. Грант молча выругал себя за то, что не додумался до этого сам. Копели поведал ему лишь о том, что мисс Уайком без ума от капитана Кросса.
Льюис заметил, что Грант готов сдаться, и решил брать быка за рога.
— Адмирал, если у вас больше нет вопросов…
— Да-да, — не без раздражения сказал Грант, — кажется, этот доктор Копели ввел меня в заблуждение. Я приношу свои извинения.
— Так, значит, вы не собираетесь обвинять бедную крошку в измене? — с надеждой в голосе спросила Мэдди.
— Я не изверг, не в моих правилах вешать женщин, даже таких легкомысленных, как мисс Уайком.
Джеймс Грант обошел стол и, подойдя к Алекс, похлопал ее по плечу. Ей пришлось приложить немало стараний, чтобы не стряхнуть его руку.
— Вижу, Кросс дурно с вами обошелся, моя дорогая. Мне жаль, что вам пришлось страдать, и прошу у вас прощения за то, что заставил вас пережить еще одно испытание.
— Спасибо вам за то, что поняли меня, — пробормотала Алекс.
— Льюис, не проводишь ли ты адмирала в зал? — сладким голосом предложила Мэдди. — Я побуду с Алекс до тех пор, пока она не придет в чувство.
— Конечно, любовь моя. Прошу вас, адмирал.
Льюис открыл перед Грантом дверь, и, когда мужчины вышли, Алекс, судорожно вздохнув, опустилась на стул. Огромное облегчение, боль, печаль — все разом навалилось на бедную Алекс. Буря чувств вот-вот готова была сломить ее. Александра заплакала, на этот раз не наигранно. Мэдди опустилась перед ней и, прижав к себе, стала баюкать, как маленькую.
— Все, моя хорошая, все позади. Ты была великолепна.
— О, Мэдди, мне так стыдно… я наговорила про Майлза таких ужасных вещей.
— Глупышка, — ворковала Мэдди, — сегодня ты спасла Майлзу жизнь. Ты не могла лгать, чтобы защитить себя, но когда надо было солгать во спасение его жизни…
— Он пришел бы, Мэдди, он пришел бы, — повторяла Алекс, прикладывая платок к мокрым щекам. — План адмирала сработал бы.
— Давай не будем об этом думать, хорошо? — улыбнувшись, предложила Мэдди. — Соберись, мы возвращаемся на бал.
— О нет! — в ужасе воскликнула Алекс. — Пойдут толки… Все видели, как мы ушли. Я не смогу посмотреть в лицо этим людям!
— Но ты должна, — настаивала Мэдди. Она встала и, расправив складки платья, безапелляционно заявила: — Все будут смотреть на нас, именно поэтому очень важно, чтобы мы вели себя как ни в чем не бывало.
— Мэдди, не требуйте от меня слишком многого! Я не могу!
— Нет, ты можешь! Ты соберешься и выйдешь отсюда так, чтобы заставить замолчать сплетниц. Ты будешь само очарование. Ты будешь расточать улыбки. Чего ты не будешь делать, чего я не позволю тебе делать, так это сбежать и прятаться. Алекс, если ты не появишься на балу, все решат, что что-то не так. Слухи уже пошли, и ты должна положить им конец.
— Но…
— Никаких «но»! Ты сильная, Алекс. Ты не позволишь себе раскиснуть сейчас!
Алекс, судорожно вздохнув, кивнула. Мэдди не привела главный аргумент в пользу необходимости возвращения Александры к гостям, но Алекс и так поняла миссис Венц. Слухи пойдут не только о ней, Алекс, но и о Мэдди и Льюисе. Как бы ужасно ни чувствовала себя сейчас Александра, она не могла подвести этих великодушных людей. Она не могла позволить обществу считать, что у Венцев проблемы с властью.
Довольная тем, что ее суровая нотация возымела действие, Мадлен позвонила горничной. Служанка явилась почти мгновенно. Приказав девушке принести таз с водой для умывания и компресс, Мадлен села поправлять Алекс прическу и наряд. Затем она позаботилась о том, чтобы лицо Алекс выглядело таким же свежим, как перед началом бала.
— Улыбайся, Алекс, — наставляла ее Мэдди по дороге в зал. — Худшее уже позади. Адмирал умиротворен, что еще плохого может случиться?
Позже, когда наступило безумное столпотворение и Алекс исчезла, Мэдди вспомнила свои опрометчиво сказанные слова и жестоко о них пожалела.
Самое худшее еще только должно было произойти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радость пирата - Беннет Констанция



прекрасный роман! Отличное продолжение "Прекрасной Разбойницы"! Десять!
Радость пирата - Беннет КонстанцияGeranium
17.03.2012, 17.42





"Книга божественная!!!В ней есть всё:слёзы,радость, обида и конечно же любовь, которая всё это победила!!!"
Радость пирата - Беннет КонстанцияНИКА
19.03.2012, 21.49





Не, прекрасная разбойница у нее лучше вышла, чем этот роман. Но все равно хорошо. Девяточка!
Радость пирата - Беннет КонстанцияКатя
9.05.2012, 15.56





мда...неуемная фантазия у автора. такую глупую сказку сочинила.ну, прям, молодец, ничего не скажешь!
Радость пирата - Беннет Констанциякатя
19.06.2012, 15.20





Роман не скажу что ужасен, но отстой полнейший.rn1. Гл. герои даже не общались переспали и всё у них любовь (чё за бред???)rn2. Героиня то плакса, но нормальная. Герой всё время агрессивный.rn3. Проблемы всё чересчур надуманы и сюжет то через быстро развивается, то стоит на месте.rn4. Постельные сцены скучные, я даже не стала их читать.rnВообщем книга мне не понравилась. rnОценка 2 с натяжкой по 5 бальной шкале.
Радость пирата - Беннет КонстанцияРозари
6.07.2012, 13.23





Роман удивительный!Хорошее продолжение прекрасной разбойницы.Интересный сюжет,классные герои,во общем 10 баллов!
Радость пирата - Беннет КонстанцияАлена
23.04.2013, 4.51





Соглашусь с розари
Радость пирата - Беннет Констанцияирина
12.06.2013, 10.34





Думую что в книги слишком много интриг, но в общем книга хороша советую прочитать
Радость пирата - Беннет КонстанцияАнна
26.12.2013, 16.11





С 20-30 главы я бы вырезала вообще, с трудом дочитала. А так роман супер.
Радость пирата - Беннет КонстанцияМарина
17.01.2014, 18.08





Девочки, кто читал, пожалуйста, раскройте секрет - есть тут по-настоящему откровенные сцены или всё подёрнуто вуалью? )))Я обожаю романы про пиратов! Но часто натыкаюсь на такие, где нет откровенных сцен. А я люблю именно откровенные вещи :)СПАСИБО!
Радость пирата - Беннет КонстанцияНефер
3.02.2014, 9.06





А начало было таким многообещающим..rnГероиня все время просит прощения, а страхи главного героя вообще смехотворны. Не хватает эпилога, еще забыли про няню, кот заменила чуть ли не мать главной героини.
Радость пирата - Беннет КонстанцияМилена
25.03.2014, 23.42





Средненько!
Радость пирата - Беннет КонстанцияНаталья 66
17.11.2014, 16.12





Клевый!!!
Радость пирата - Беннет Констанцияleka
12.12.2014, 12.10





Читала много лет назад, но до сих пор помню!!! Зацепил чем-то... Наверное, главным героем, люблю таких.....
Радость пирата - Беннет КонстанцияТатьяна
5.01.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100