Читать онлайн Радость пирата, автора - Беннет Констанция, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радость пирата - Беннет Констанция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радость пирата - Беннет Констанция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радость пирата - Беннет Констанция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Констанция

Радость пирата

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Вновь команда собралась на палубе, встречая прибывших. Туман начал подниматься. Скоро рассветет. Майлз стоял в стороне от других, наблюдая, как на корабль поднимается мужчина средних лет. Вид у того был потрепанный, а глаза красные то ли от недосыпания, то ли от рома.
— Это и есть доктор, Сэм? — спросил Майлз, делая шаг навстречу мужчине.
— А вы, как я понимаю, капитан? — прокаркал гость.
Копели, стараясь не показать страх, гордо выпятил грудь, но колени предательски дрожали.
— Да, я капитан. С кем имею честь?
— Доктор Иезекииль Копели, сэр. Я требую немедленно объяснить, что все это значит! Это безобразие, и, уверяю вас, властям станет известно о том, что вы вытворяете, очень скоро!
— Не сомневаюсь, — спокойно ответил Майлз. — Только, надеюсь, к этому времени мы будем уже вне досягаемости ваших властей. Что же касается…
— Прошу прощения, капитан, — вмешался Сэм. — Боюсь, это не совсем так. Доктор поднял настоящий переполох, когда мы увозили его из дому; за нами погнались горожане. Сейчас они отстали, но скоро будут здесь. Доктор так сильно допекал нас дорогой, что мы не смогли запутать следы.
— Проклятие! — прошептал Майлз, отвернувшись. — Оги, отведи доктора к Джудсону. Не надо было нам оставлять эту женщину наедине с ним. А вы, — повысил голос Майлз, — расходитесь по местам. Поднять якорь, поднять все паруса грот — и бизань-мачты! Живо за работу!
Все пришло в движение, словно заработал отлаженный, хорошо смазанный механизм. Корабль ожил, якорь с натужным скрипом поднялся из воды и занял свое место на бухте канатов. Послышался характерный свист натягиваемого такелажа. Паруса разворачивались, наполняясь ветром. Майлз уже стоял на юте, лихо вращая тяжелый штурвал. «Неистовый» взял курс на залив.
Майлз даже за грохотом хлопающих на ветру парусов расслышал крик толпы на берегу. К счастью, корабль успел выйти из бухты и скрыться за мысом. С берега так и не смогли как следует рассмотреть, а тем более — прочитать его название.
Оги тащил сопротивляющегося доктора волоком. От гостя так разило ромом, что матросу стало не по себе. Вряд ли в таком состоянии он сможет помочь раненому.
— Сюда, — проговорил Оги, толкая доктора в дверь.
— Сэр, я вынужден протестовать… Александра!
Копели забыл о том, против чего хотел протестовать, увидев предмет своей страсти в столь странном месте. Стряхнув с плеча руку Оги, он рысцой бросился к постели больного, возле которой стояла Алекс.
— Моя дорогая, как это все ужасно! Неужели у этих разбойников ни капли стыда нет?! Притащить юную леди в эту помойную яму! Они не обидели вас, дорогая?
Этот день воистину стал испытанием для Алекс. После всего того, что выпало на ее долю, еще и это — доктор Копели. Алекс вдруг с удивлением осознала, что предпочла бы иметь дело с целой армией самодовольных капитанов, чем с этим шарлатаном, имеющим наглость называть себя доктором. Не в силах сдержаться, Алекс удрученно вздохнула, встретив очередной сюрприз судьбы.
— Меня никто не обидел, доктор Копели. Кроме того, надо признать, корабль не показался мне помойной ямой.
— Не хотите ли вы сказать, что явились сюда по доброй воле? Невинная девушка к грубой матросне! Моя дорогая, вы даже представить не можете, что здесь могли с вами сделать, — вам могли сломать всю жизнь!
— Конечно, я здесь не по доброй воле, — устало проронила Алекс, — но и жизнь, как вы выражаетесь, мне никто не сломал.
— Это всего лишь вопрос времени. Если бы вы только ответили согласием на одно из моих бесчисленных предложений, вы бы никогда не оказались в подобном положении.
Алекс не могла понять, каким образом согласие на брак с Иезекиилем Копели могло улучшить ее теперешнее положение или… сделать его менее удручающим. Его наставительный тон и сюсюканье действовали Алекс на нервы примерно так же, как монотонное царапанье по стеклу или что-то в этом роде.
— Ах, но теперь-то я могу быть спокойна, — с сарказмом, очевидным для кого угодно, кроме Копели, заключила Алекс. — Вы здесь, и вы встанете на защиту моей чести и достоинства, спасете меня от этих жестоких скотов.
Оги стал невольным свидетелем этого диалога. «Интересно, что за отношения связывают медиков?» — подумал матрос.
Копели смущенно закашлялся. Он не был готов к такому повороту. До сих пор ему как-то не доводилось бывать в роли защитника, и такая перспектива его не радовала.
— Моя дорогая, вы же знаете, как я вам предан. Я готов за вас жизнь отдать, но… Один против целой армии… Что я могу?
— Оставьте, Иезекииль, — отмахнулась Алекс. — Меня не нужно спасать. Капитан обещал доставить меня домой в ближайшее время.
И тут словно в опровержение корабль качнулся, и вдруг все в каюте пришло в движение. Алекс упала, больно ударившись о стену. Минутная ее растерянность сменилась гневом. Она все поняла.
— Он обещал! Он дал мне слово! — обрушилась Александра на Оги, который стоял в дверях как вкопанный.
— Прошу вас, мэм, у капитана не было выбора… — промямлил он.
— Выбор есть всегда! — воскликнула Алекс, кинувшись из каюты.
Пылая праведным гневом, юная леди спешила наверх. Никогда еще она не испытывала такой ярости.
Выйдя наконец на палубу, Алекс поразилась произошедшей перемене. Туман рассеялся. Оранжевые сполохи рассвета, отражаясь от белоснежных парусов, зажигали их, делая похожими на огненные стяги из волшебных сказок. Всюду сновали матросы, движение, на первый взгляд казавшееся хаотичным, на самом деле было четко организованным. Но где же тот, кто отвечал за этот упорядоченный хаос? Капитана нигде не было видно. При всем том, что познания деревенской акушерки относительно устройства кораблей не отличались особой глубиной, мисс Уайком догадалась, что капитан должен быть где-то наверху. Быстро, насколько позволяло тяжелое платье, Алекс взобралась по трапу наверх, и там, на краю высокой площадки на дальнем конце длинной палубы, она увидела его. Широко расставив ноги для устойчивости, развернув могучие плечи, Майлз, легко вращая штурвал, правил кораблем, и баркентина, послушная его рукам, ложилась на заданный курс. Корабль уже вышел из бухты, и мыс, сложенный из разноцветных скальных пород, медленно проплывал мимо. Величественная картина, красота которой в иное время потрясла бы Алекс, сейчас попросту осталась ею не замеченной. Мисс Уайком видела одного капитана.
Несмотря на неуверенную походку, юная особа была удивительно грациозна, и Майлз не мог отказать себе в удовольствии полюбоваться ею. Свет падал так, что золотистые вьющиеся волосы и края одежды образовывали светящийся контур вокруг точеной фигурки. Но когда Алекс подошла поближе, сходство с Мадонной пропало. С пылающим взглядом, она напоминала ангела мщения. «Как бы не сгореть дотла в этом пламени», — подумал Майлз.
Алекс, обойдя штурвал, оказалась лицом к лицу с капитаном.
— Подлец! Это вы называете честной сделкой?! Я сделала все, что могла, для вашего друга, а вы вот так отплатили мне за все! Немедленно высадите меня на берег! — Голос ее срывался то ли от возмущения, то ли от страха перед неизвестностью, в глазах блестели слезы, сжатые в кулачки руки побелели.
— Успокойтесь, мисс Уайком. Я сдержу обещание, только… чуть позже. Поймите, нельзя допустить, чтобы нас увидели… ну, в общем, завтра ночью, после того как я сделаю свое дело, вас отпустят.
— Завтра ночью! — возмущенно повторила Алекс.
— Да, вернее сказать, уже сегодня. День-то уже начался.
— А что со мной будет до ночи?
— Ничего плохого с вами не сделают, если вы на это намекаете. Я даю вам слово.
— Опять слово даете?! — истерически засмеялась Алекс. — Какую цену имеют ваши обещания? Разве могу я после всего, что произошло, довольствоваться вашим честным словом?
Майлз словно надел на лицо маску. Окинув равнодушным взглядом стоявшую рядом женщину, он уставился в море. Воцарилось молчание, впрочем, всего на несколько минут. Нарушил его капитан:
— Откровенно говоря, моя дорогая, ваше мнение по этому вопросу совершенно меня не интересует. Как видите, в сей момент меня занимают другие проблемы, и, уж конечно, это не ваши истеричные вопли. Потрудитесь покинуть палубу и, пожалуйста, не мешайте мне. Сегодня вечером я должен возобновить операцию, которая не удалась накануне; после ее завершения вас с доктором высадят на берег в том месте, где взяли на борт.
— Но почему не раньше? — спросила Алекс. Она уже успела немного прийти в себя. — Зачем ждать до ночи? В этих водах достаточно много кораблей, нас могло бы подобрать любое судно.
— Совершенно верно. Только мы не собираемся торчать посреди залива. Сейчас мы свернем в уединенную бухту, где, смею вас уверить, никаких кораблей не будет.
— Тогда высадите нас на берег там!
— Мне жаль, но это невозможно!
— Но почему?
— Было бы неучтиво с моей стороны бросать женщину в незнакомом месте…
— Но я буду не одна! Вдвоем с доктором Копели не страшно… и потом… это что, необитаемый остров? Живут же там люди. Кто-нибудь да поможет нам.
— Вот именно, — раздраженно перебил ее Майлз. — Вы попадете в деревню, в деревне окажется констебль, который быстренько свяжется с властями, а уж те, поверьте, поднимут на ноги всю береговую охрану. А корабль тем временем будет все еще в британских водах! Нет, моя дорогая. Боюсь, что я не смогу удовлетворить вашу просьбу. Сегодня ночью должно совершиться то главное, ради чего все затевалось. Я просто не имею права топить себя раньше этого срока. Слишком многое поставлено на карту.
Алекс молча созерцала аристократический профиль своего собеседника. Он что-то говорил о британских водах, говорил так, будто не имеет к Британии никакого отношения. Странно. Он говорит чисто, без акцента. Сомнений нет, перед ней англичанин. Вдруг Александру словно чем-то ударило. Этот человек не контрабандист. В памяти тут же всплыл странный акцент одного из похитителей, и разгадка пришла сама собой.
— Вы — американец, из Новой Англии! Колонист! — произнесла она.
Майлз удивленно воззрился на пленницу:
— Вас уже предупреждали, моя дорогая, что излишняя любознательность может стоить вам здоровья.
Не обращая внимания на скрытую в голосе угрозу, Александра развивала свою догадку:
— И вы здесь, чтобы купить оружие и амуницию для мятежников и предателей.
Майлз только плечами передернул.
— Предателей… Это как посмотреть… Для одних — предательство, для других — патриотизм.
— Но ваш английский… Никакого акцента. Конечно же, вы…
— Вы слишком много хотите знать, милая леди, — перебил ее Майлз.
— Вы посылали за мной, капитан Кросс?
Перед ними возник Марко — худощавый матрос, которого Алекс уже видела в дозоре. Капитан окинул незадачливого матроса убийственным взглядом.
— Кросс? Майлз Кросс! — воскликнула Александра.
— За штурвал, ничтожество, — процедил Майлз.
Осознав свою ужасную ошибку, бедняга Марко как будто весь сжался. Он понял: наказания ему не миновать. Всем было строжайшим образом запрещено называть капитана по фамилии. Эта экспедиция требовала особой секретности.
Терпению Майлза пришел конец. Как только Марко встал за штурвал, он сгреб Алекс в охапку и оттащил подальше от матроса.
— Отпустите… Вы делаете мне больно!
— Замолчи! — рявкнул Майлз. — Если ты хочешь вернуться домой, забудь обо всем, что здесь видела, понятно?..
— Я знаю, сэр, — заявила Алекс, — что вы изменник и негодяй. Имя пирата Майлза Кросса, главаря банды разбойников, известно во всех уголках Англии. Только глухой не слышал о вас. Вы — паршивая овца в стаде, вы недостойны своих благородных родителей, герцога и герцогини Кандлейских. Вы покрыли позором людей, всецело преданных стране и короне.
От Александры не скрылась реакция капитана. Болезненная гримаса исказила благородное лицо. Она злорадно усмехнулась.
Майлзу не сразу удалось ответить. Чувствовалось, с каким трудом он пытается взять себя в руки.
— Вы на редкость наивны. Что же касается моих родителей, которыми так восхищается вся Англия, то они не столь благородны, как вам того бы хотелось.
— Вы лжете! Самодовольный эгоист! Только так и может говорить человек, от которого даже отец и мать вынуждены отказаться!
— Что вы об этом можете знать? Вы, деревенская девка, которая никогда не выезжала дальше околицы! Как можете вы судить о поведении герцогов и герцогинь, о людях, близких королю!
Алекс готова была лопнуть от злости.
— Добрые дела герцога и герцогини Кандлейских известны любому в этом графстве. Не надо заседать в палате лордов, чтобы быть в курсе того, на что идут их деньги и как они помогают всем нуждающимся!
— Конечно, всем, кроме собственного сына. Лишить законного наследника средств к существованию, публично назвать его изменником — так, по-вашему, должны поступать любящие родители?
— На то была причина!
— Вас, как и многих других, ввели в заблуждение.
— Меня от вас тошнит, сэр, — бросила Алекс. — Вы предали свою семью и свою страну, променяли их на грязное ремесло пирата, разбойника, хищника. У кого вы воруете? У людей, для которых море — единственный источник существования. Вы опустились столь низко, что нападаете на суда, принадлежащие вашим родителям! И что самое мерзкое, набивая себе карманы сокровищами, вы прикрываетесь идеей освобождения колоний. Да вам дела нет до этих несчастных колонистов! Скажите, капитан, ружья и пушки, которые вы собираетесь вывезти с наших берегов… Сколько золота вы за них получите?
— Довольно, — процедил сквозь зубы Кросс. — Золота никогда не бывает слишком много. В отличие от моего дорогого папочки я не пускаю деньги на ветер!
Улучив момент, Александра вывернулась.
— Боитесь запачкаться, леди? — насмешливо бросил Майлз, наблюдая, как, брезгливо поморщившись, Алекс отряхнула платье.
— К счастью, сэр, зло не заразно. Вы мне просто противны, и все. Так что я, пожалуй, пойду отсюда..
— Одну минутку, — остановил ее Майлз. — Еще одна маленькая формальность, мисс Уайком, и можете лететь, молиться о спасении души. Прибывший доктор не должен ничего знать о ваших догадках. Надеюсь, вы это понимаете?
— К чему такая конспирация, капитан? По-моему, вы настолько бессовестны, что любая авантюра лишь на руку вам.
До того как Алекс успела осознать, что происходит, Майлз схватил ее и привлек к себе.
Алекс, не имея возможности дышать — столь сильны были объятия, — подняла голову. Под пронзительным взглядом она почувствовала, что теряет самообладание. Губы ее дрогнули частью от страха, частью от странного жара, волной пробежавшего по телу. Майлз склонился к ее губам. Несмотря на стремительность всего происходящего, Алекс успела подумать о том, что этот дьявол, видимо, собирается ее поцеловать. Дыхание ее сбилось; щеки зарделись.
— Вы, кажется, слишком многое обо мне знаете, мисс Уайком, — прошептал он, почти касаясь губами ее губ. — Может быть, вам известно также о некоторых моих слабостях, например, о том, что я особенно люблю лакомиться юными девственницами.
Словно в подтверждение своих намерений Майлз дотронулся языком до нежной кожи за ухом. Алекс охватила дрожь, но скорее не от страха, а от проснувшихся в ней незнакомых дотоле ощущений.
— Вы ведь девственница, не так ли, — хриплым шепотом произнес он, лаская ее горячим дыханием, — и если желаете остаться ею, советую вам не болтать лишнего. Пусть это будет наш с вами маленький секрет.
— Пустите, — выдохнула Алекс, напуганная не столько его угрозой, сколько полным отсутствием воли к сопротивлению, той властью, которую, как оказалось, имел над нею глубокий чувственный голос, руки, губы, само присутствие этого ужасного мужчины.
— Подожди…
Александра хотела вывернуться, но Майлз завладел ее ртом, подавив всякое сопротивление.
Ошеломленная, потерянная, Алекс презирала себя за то, что вместо ненависти, которой только и достоин этот бессовестный человек, так грубо и вероломно обошедшийся с ней, она питает к нему совершенно другие чувства. Тело впервые предавало ее, чувства шли вразрез с рассудком. Наверное, что-то подобное происходило и с ним. Из грубого, почти жестокого поцелуй его превратился в нежный. В нем не чувствовалось более ненависти. Оказалось, что руки его умеют быть не только сильными, но и ласковыми. Майлз бережно погладил Алекс по спине. Что-то теплое и радостное поднялось в ее душе в ответ на произошедшую в нем перемену. Сама не понимая; что делает, повинуясь минутному порыву, Алекс закинула руки ему на плечи, впервые стыдливо и робко отдаваясь едва пробудившейся страсти. Тихий стон сорвался с ее губ, и в нем было все: жажда ласки и бессилие отчаяния, признание собственного поражения, неспособности противостоять искушению запретного наслаждения.
Майлз был приятно удивлен ее реакцией, столь же искренней, сколь и импульсивной. Он почти бессознательно, ласками и нежностью стремился загладить вину, успокоить боль, причиненную собственной жестокостью. Он чувствовал, как трепещет ее сердце, и этот ритм отдавался в нем удивительной музыкой, чудесной симфонией. Майлз знал немало женщин, но ни одна не разбудила в нем подобных ощущений. Эта невинная красотка наполняла его сердце чувствами, которым он не знал названия. Желание овладеть ею становилось нестерпимым.
Нарочито медленно Майлз обвел кончиком языка вокруг, ее губ, затем тысячей легчайших поцелуев покрыл ее лицо, прокладывая чуть влажную тропинку по подбородку к шее, к ямочке у основания шеи. Препятствием оказался воротник. Майлз потянул, но застежка не поддалась. Уже мало что соображая, он рванул ткань, и его взору открылась упругая полная грудь. Алекс тихонько застонала, когда Майлз провел пальцами по ее соскам. Дотоле неведомая ей сладостная истома овладела Александрой.
В ужасе от того, что происходило с ней, в последней отчаянной попытке сохранить достоинство, не дать себе целиком утонуть в этом море греховного наслаждения, Алекс со стоном оттолкнула от себя мужчину.
Задыхаясь, Майлз поднял голову и посмотрел в глаза девушке. В кристально-чистой синей глубине ее расширенных глаз он прочел все. Чего в ней было больше: страха или готовой расцвести страсти, той самой, что заставляла их обоих дрожать от с трудом сдерживаемого желания? Если бы не этот страх, не эта трогательная беззащитность, Майлз ни за что не остановился бы. Но он не мог и не хотел ломать жизнь девушке, перед которой был в долгу. Да, она проявила излишнее любопытство и была несправедлива к нему, но в том нет ее вины. Она не должна отвечать за неосторожность проболтавшегося матроса. Кого, как не себя, винить в том, что его так далеко завел единственный поцелуй? Раздражение на себя и отчасти на ту, что так его распалила, позволило Майлзу отступить.
Лишенная поддержки, Алекс едва не упала. В ней боролись два чувства: облегчение оттого, что все кончилось, и странная тоска. Последнее смущало более всего. Сконфуженная и растерянная, она подняла глаза. Майлз смотрел на нее, злобно прищурившись. Впрочем, злость в глазах капитана быстро сменилась насмешливым удивлением. Алекс готова была провалиться сквозь землю. Красная от стыда за свою столь неожиданную распущенность, мисс Уайком быстро развернулась и, подхватив подол, побежала прочь с палубы так быстро, как только позволяли ее подгибающиеся ноги. Вслед ей несся смех Майлза.
Устав бродить по палубе, Алекс подошла к перилам борта и в задумчивости уставилась на скалистый, с неровными краями берег полуострова, скрывавший «Неистовый» от кораблей, курсирующих по Бристольскому заливу. Солнце садилось за скалы, окрашивая небо на западе в багряный цвет. Скоро ночь опустится на уютную бухту — убежище контрабандистов.
Нервы Алекс были напряжены до предела, а вынужденное бездействие еще больше угнетало. Прошел день. Часы тянулись мучительно медленно. К Джудсону ее не пустили. Майлз Кросс запретил ей даже подходить к раненому, а Александра не могла сказать ему, что, отдав предпочтение доктору Копели, он не оставил Джудсону шанса на выздоровление.
Майлз Кросс. Мысли мисс Уайком вернулись к утренней встрече с капитаном: кто же этот загадочный пират?.. Говорят, что он жесток и беспощаден. Нападая на корабль, он его грабит, сжигает, а экипаж убивает. Редким счастливчикам якобы удалось избежать смерти при встрече с Майлзом Кроссом. Корабль с таким подходящим названием — «Неистовый» — подарил Майлзу отец, герцог Кандлейский. Алекс представила, какую боль должен испытывать несчастный отец, зная, что его дар в руках сына стал орудием грабежа и разбоя. Каково было герцогу сознавать, что его собственный сын выступал на стороне врагов Британии, служению которой герцог Кандлейский отдал жизнь.
О герцогине ходило немало слухов, что вполне понятно: их союз с герцогом был окутан ореолом романтичной тайны. Люди говорили, что герцог привез ее из Америки. Она была незнатного рода. Отец ее — капитан торгового судна — был среднего достатка. Столь неравный брак считался из ряда вон выходящим событием. Какое-то время молодожены прожили в Америке. По возвращении же на родину герцога супруги были тепло встречены в английском высшем свете. Пара была на редкость красивая: оба высокие и стройные, оба уверенные в себе и сильные и самое главное — влюбленные друг в друга. История любви герцога и герцогини передавалась из уст в уста как красивая сказка; не было в королевстве ребенка, которому не рассказывали бы эту похожую на легенду быль. Сказка внушала надежду на то, что счастье может улыбнуться каждому, независимо от знатности и богатства — ведь могла эта пара подняться над предрассудками и обрести желаемое. Алекс, девочкой слушая эту историю, искренне верила в то, что и к ней может явиться чудесный принц и сделать ее счастливой.
Прошли годы, и Алекс перестала верить в чудеса. Жизнь оказалась гораздо суровее, чем ей представлялось в детстве. Трудно сохранить мечтательность, будучи медиком, ежедневно наблюдая борьбу жизни и смерти.
Алекс тряхнула головой. Как чудесно было бы оказаться сейчас дома!
От обиды и жалости к себе Александра заплакала. Она больше не могла и не хотела сдерживаться. Страх, жуткий, всеобъемлющий, ледяной волной накрыл ее.
— Что с вами, мисс Уайком?
Тихий голос Оги Макарди раздался прямо над Алекс. От неожиданности она вздрогнула.
— Спасибо, все хорошо.
Попытка скрыть слезы от старого моряка не удалась. Растрогавшись, Оги положил ей руку на плечо, но она отстранилась.
— Прошу вас, не надо меня жалеть, а то я совсем раскисну. Вообще-то я сильная, просто за последние два дня немного устала.
— Знаешь, девочка, я пойму тебя, если ты захочешь выплакаться. Готов предоставить тебе мое плечо. Бог свидетель, я тебя понимаю.
Алекс с трудом выдавила из себя улыбку:
— Спасибо, не надо. Мой папа всегда говорил мне, что жалеть себя — последнее дело. Я справлюсь, увидите.
— Сейчас я и сам вижу, — с добродушной улыбкой отозвался шотландец. — Ты, гляжу, не робкого десятка, и отец твой — человек мудрый и хороший, раз вырастил такую славную дочку. Скажу откровенно, не многих встречал я на своем веку, которые умели бы делать то, что умеешь делать ты, да и держалась ты молодцом, не в пример многим. Сказать честно, доктор Ко-пели меня уже доконал. Мне было бы нисколько не жаль выбросить его за борт, как кота в мешке. Если бы ты только знала, как он воет, когда капитан не слышит. К тому же этот доктор скоро опустошит на корабле все запасы спиртного. К концу дня он будет похож на слюнявого идиота, это уж точно!
Алекс улыбнулась:
— Знаю, знаю. Доктор Копели всегда принимал для храбрости, а здесь сам Бог велел.
— Придется мне припрятать бренди, не то влетит от капитана.
Оги замолчал и как-то искоса взглянул на девушку, словно не решаясь спросить о чем-то важном.
— Что это вы хотите узнать, мистер Макарди? Спрашивайте, не стесняйтесь.
— Даже не знаю, как начать. Это я о докторе Копели. Правда, что он просил у вас руки?
— Правда, — ответила Алекс.
— И он всерьез рассчитывал получить согласие? Да что может быть у вас, такой молодой и красивой, общего со старым, трухлявым пнем? Да он, верно, рехнулся!
— Уверена, Касси согласилась бы с вами, — с улыбкой ответила Алекс и вдруг, отвернувшись, украдкой смахнула накатившуюся слезу, вспомнив о своей доброй нянюшке.
— Прошу прощения, мисс Уайком, но кто такая эта Касси?
— Моя няня и… подруга. Вот уже десять лет она заменяет мне мать. О, мистер Макарди, — воскликнула Алекс, уже более не скрывая слез, — она, должно быть, так волнуется сейчас!
— Ну полноте, — попытался успокоить ее шотландец. — Не надо плакать, скоро вы будете дома.
— В самом деле? Неужели капитан отпустит меня?
— Конечно. Вопреки тому, что вы о нем думаете, он не такой плохой человек.
— Нет, Оги! Вот вы — действительно хороший и добрый. Вы способны войти в положение другого, чего никак не скажешь о вашем капитане.
При упоминании о капитане Оги опустил глаза, и Алекс сразу подумала, не известно ли шотландцу о том, что произошло между ней и Майлзом.
— Скажите, — поспешила спросить Алекс, — почему Кросс пришел в такую ярость оттого, что я узнала, кто он такой?
Оги, похоже, вопрос застал врасплох. Он не был готов к подобному повороту.
— Это путешествие имеет особую цель, — наконец выдавил он из себя, — вот почему капитан не хотел, чтобы о нем стало известно.
— Но почему? Ни для кого не секрет, что Майлз Кросс — пират.
— Не пират, а капер, мадам.
— А есть разница?
— Конечно, и очень существенная. Пират — вне закона, а капер имеет специальное разрешение на свою деятельность и платит налог правительству.
— Насколько я поняла, капер нападает только на вражеские суда, а капитан Кросс, говорят, не делает различий между своими и чужими.
— Не верьте слухам, мэм.
— Вы хотите сказать, что люди лгут? Капитан Кросс не нападает на мирные торговые суда?
— Капитан Кросс охотится лишь за британскими судами, мэм.
— Но ведь он англичанин!
— Прошу прощения, но мы не англичане. Мы американцы, что далеко не одно и то же.
— Одно и то же, пока колонисты не выиграли войну. Когда король подавит этот жалкий мятеж, вы сами убедитесь в правоте моих слов. Что тогда будет делать ваш капитан? Война служит для него всего лишь прикрытием, оправданием грабежей и разбоя. Неужто он верит в то, что герцог и герцогиня примут в объятия своего блудного сына?
Оги повернулся спиной к перилам и, прислонившись к ним, с безучастным видом уставился вдаль.
— Ничего не могу вам сказать по этому поводу, мэм, — бесцветным голосом произнес он.
— Да бросьте вы! — воскликнула Алекс, — Вы служите этому человеку. Не спорьте, я вижу, что вы питаете к нему дружеские чувства, несмотря на то что он порой обходится с вами грубо. Не пытайтесь убедить меня в том, что вы ничего не знаете об отношениях Кросса с его родителями, о том, как подло он поступил с ними, как нападает на корабли, принадлежащие герцогу!
— На то есть причины, — ответил Оги тоном, не оставляющим сомнений в том, что он не желает продолжать подобный диалог и считает вопрос исчерпанным.
— Неужели вы такой же, как ваш капитан? — воскликнула Алекс. — Не верю!
— Мадам, я хотел лишь сказать: все, что мы делаем, мы делаем во имя нашей страны.
— Оги, вы заблуждаетесь! Из уст самого капитана я слышала признание в том, что его интересуют лишь деньги, а на все остальное ему плевать!
На сей раз слова Алекс достигли цели.
— Он сам вам это сказал? — в ужасе переспросил он.
— Да, и это, и многое другое.
— Быть может, моя дорогая, вам захочется еще более полно пересказать содержание нашей беседы?
Алекс резко обернулась. Майлз подошел к ним сзади по-кошачьи неслышно, и теперь оставалось лишь гадать о том, сколько времени он слушал их разговор. Оги и Алекс чувствовали себя, будто нашкодившие школьники, застигнутые врасплох. Майлз, словно строгий учитель, переводил взгляд с одного на другого. Под его взглядом Алекс сжалась, окончательно растерявшись.
— Впрочем, мне было бы весьма приятно продолжить тему, вернувшись к тому, на чем мы остановились сегодня утром.
— Меня от вас тошнит, — бросила ему Алекс, прекрасно уловив намек.
— Мистер Макарди, скоро мы отчаливаем, так не лучше ли вам найти более уместное занятие, чем сплетничать о своем капитане с пассажиркой? — раздраженно спросил Майлз.
— Да, сэр, — виновато проговорил Оги. — Я лишь хотел сообщить мисс Уайком, что в каюте ее ждет ужин. Простите меня, — добавил Оги, повернувшись к Алекс.
— Да не за что, Оги. Спасибо вам, мистер Макарди, за все.
— Не за что, — пробормотал шотландец и ушел.
— Похоже, вы неплохо наладили отношения с командой, — с едкой ухмылкой заметил Майлз, когда они остались одни.
— Вы совершенно правы. С вашими подчиненными мне легче найти общий язык, чем с вами.
— Да? Боюсь, дорогая, что вы понапрасну расточаете свое обаяние. Лучше очаруйте меня. Не забывайте, я решаю вашу судьбу, а не мистер Макарди.
Алекс сковал страх, но она не отвела взгляда.
— Я акушерка, капитан, а не актриса. У меня не хватает дарования даже на то, чтобы скрыть презрение к вам!
— Однако утром я, кажется, не был вам противен, не так ли? Готов поклясться, вам даже понравилось мое общество.
— Вы безумец, — шепотом произнесла Алекс.
Вновь противоречивые чувства разрывали ее душу. Этот гипнотизирующий взгляд, это странное наваждение… Присутствие капитана вызывало во всем ее теле томительно-сладостную муку. Алекс хотела убежать, но Майлз отрезал ей путь к спасению, положив руки на перила по обе стороны от нее.
— Наверное, вы правы. Безумие держать на борту женщину, к тому же такую любопытную и болтливую. Не подумать ли мне о том, как заставить замолчать эти чудесные губки?
— Вы грозитесь убить меня, капитан?
— Да нет же, малютка. Будь вы, как бы это сказать… чуть поопытнее, вы бы поняли, на что я намекаю. Если вы хотите покинуть корабль девственницей, советую вам усмирить свое любопытство и держаться подальше от моих людей. Я ясно выразился?
— Предельно ясно, — выдавила из себя Алекс, надеясь, что голос ее дрожал не очень заметно.
— Рад, что мы друг друга поняли.
Едва закончив фразу, Майлз отступил и, резко развернувшись, легкой походкой направился к трапу. Проводив его взглядом, Алекс, вся дрожа от злости, повернулась, вцепившись в перила побелевшими пальцами. Опять, опять он унизил ее. Сказал гадость, а она, вместо того чтобы дать ему достойный отпор, молча проглотила оскорбление. Почему, почему она не ответила ему тем же?!
Ненависть жгла ее каленым железом. Ненависть горела в ней белым пламенем, и в этом пламени выкристаллизовался план. Совершенно очевидно, Кросс менее всего хочет, чтобы она узнала больше того, что уже знает о нем; столь же ясно, что он не желает, чтобы о его присутствии в этих водах узнали на берегу. Ну что же, то, чего меньше всего хочется ему, ей хочется более всего! Она попытается разузнать как можно больше о его миссии и сообщит властям. Она выведет его на чистую воду. Сегодня ночью должно произойти нечто важное, значит, этой ночью она не будет спать. Она постарается заметить все, что произойдет на корабле и на берегу, если, конечно, сможет. И… Если бы только удалось! Она могла бы доплыть до берега в одной из лодок, а там — свобода!
Спрашивая себя, стоит ли так рисковать, не лучше ли дождаться обещанного освобождения, Александра сама себе отвечала, что верить Майлзу равносильно тому, что верить хищному зверю. И потом, она могла бы по крайней мере спасти другие невинные жертвы, сдав преступника и предателя.
Почувствовав прилив сил, Алекс принялась вновь гулять по палубе. На этот раз она уже не стремилась обойти стороной матросов, а, наоборот, прислушивалась к их разговорам, надеясь почерпнуть что-то для себя важное.
За голову Майлза было назначено крупное вознаграждение, и хотя деньги не особо интересовали Алекс, она не собиралась от них отказываться, как и от удовольствия увидеть преступника повешенным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радость пирата - Беннет Констанция



прекрасный роман! Отличное продолжение "Прекрасной Разбойницы"! Десять!
Радость пирата - Беннет КонстанцияGeranium
17.03.2012, 17.42





"Книга божественная!!!В ней есть всё:слёзы,радость, обида и конечно же любовь, которая всё это победила!!!"
Радость пирата - Беннет КонстанцияНИКА
19.03.2012, 21.49





Не, прекрасная разбойница у нее лучше вышла, чем этот роман. Но все равно хорошо. Девяточка!
Радость пирата - Беннет КонстанцияКатя
9.05.2012, 15.56





мда...неуемная фантазия у автора. такую глупую сказку сочинила.ну, прям, молодец, ничего не скажешь!
Радость пирата - Беннет Констанциякатя
19.06.2012, 15.20





Роман не скажу что ужасен, но отстой полнейший.rn1. Гл. герои даже не общались переспали и всё у них любовь (чё за бред???)rn2. Героиня то плакса, но нормальная. Герой всё время агрессивный.rn3. Проблемы всё чересчур надуманы и сюжет то через быстро развивается, то стоит на месте.rn4. Постельные сцены скучные, я даже не стала их читать.rnВообщем книга мне не понравилась. rnОценка 2 с натяжкой по 5 бальной шкале.
Радость пирата - Беннет КонстанцияРозари
6.07.2012, 13.23





Роман удивительный!Хорошее продолжение прекрасной разбойницы.Интересный сюжет,классные герои,во общем 10 баллов!
Радость пирата - Беннет КонстанцияАлена
23.04.2013, 4.51





Соглашусь с розари
Радость пирата - Беннет Констанцияирина
12.06.2013, 10.34





Думую что в книги слишком много интриг, но в общем книга хороша советую прочитать
Радость пирата - Беннет КонстанцияАнна
26.12.2013, 16.11





С 20-30 главы я бы вырезала вообще, с трудом дочитала. А так роман супер.
Радость пирата - Беннет КонстанцияМарина
17.01.2014, 18.08





Девочки, кто читал, пожалуйста, раскройте секрет - есть тут по-настоящему откровенные сцены или всё подёрнуто вуалью? )))Я обожаю романы про пиратов! Но часто натыкаюсь на такие, где нет откровенных сцен. А я люблю именно откровенные вещи :)СПАСИБО!
Радость пирата - Беннет КонстанцияНефер
3.02.2014, 9.06





А начало было таким многообещающим..rnГероиня все время просит прощения, а страхи главного героя вообще смехотворны. Не хватает эпилога, еще забыли про няню, кот заменила чуть ли не мать главной героини.
Радость пирата - Беннет КонстанцияМилена
25.03.2014, 23.42





Средненько!
Радость пирата - Беннет КонстанцияНаталья 66
17.11.2014, 16.12





Клевый!!!
Радость пирата - Беннет Констанцияleka
12.12.2014, 12.10





Читала много лет назад, но до сих пор помню!!! Зацепил чем-то... Наверное, главным героем, люблю таких.....
Радость пирата - Беннет КонстанцияТатьяна
5.01.2016, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100