Читать онлайн Защитник прекрасной дамы, автора - Беннет Дженис, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Дженис

Защитник прекрасной дамы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Дафна свернулась калачиком в кресле у окна и разглядывала неприветливый зимний пейзаж, расстилавшийся под окном. Адриан уже занял свой пост – но совсем не так, как она ожидала. Окончив осмотр холодного, сырого погреба, он несколько мгновений размышлял, а потом соорудил хитроумное устройство, через которое мог бы беззвучно проникнуть только настоящий призрак, и которое вызвало у Дафны настоящий восторг. Поперек передних стенок дубовых бочек он протянул тонкие бечевки. Если хоть одна из дверей ночью шевельнется, она потянет за собой бечевки, а те, в свою очередь, сдернут с места котелки на кухонном столе, к которым Адриан привязал вторые концы бечевок. Даже если он ненароком заснет – а в этом не было ничего невозможного, принимая во внимание тепло очага – шум его разбудит. На ночь он расположился весьма удобно – с полной кружкой свежего горячего кофе, тарелкой с пирожками, полученными от кухарки, и диссертацией заодно. Дафна почти завидовала ему.
Она вздохнула и устроилась поуютнее. Часы внизу, в холле, пробили полночь; их мерные удары затихали в гулкой тишине. Она зевнула и почувствовала, что глаза у нее слипаются.
Вдруг какой-то одинокий звук, донесшийся издалека, заставил ее встрепенуться. Должно быть, она задремала. Она подтянулась и выглянула в окно.
Ничего…
Нет, что-то было. Вдоль края кустарника двигалась некая фигура, и Дафна напряглась. Один из призраков. Прищурившись, она наблюдала, как он стоит, скрестив руки, переминаясь с ноги на ногу и глядя на окна дома. Вот он вытянул одну руку, держа что-то на весу, словно собираясь бросить это что-то. Камешки, предположила она. И если ее Догадка верна, значит, этот призрак ошибся окном и, в довершение ко всему, еще и разобьет его.
Она взяла масляный светильник, стоявший рядом с ее кроватью, прибавила огня и помахала им перед окном. Фигура в саду помахала рукой в ответ. Из-за этого посетителя не стоит беспокоить Адриана… говоря по совести, гораздо лучше обойтись без него. Она накинула пелерину, сменила домашние туфли на полусапожки и вышла в темный коридор.
Через пару минут она уже выскользнула из библиотеки в морозную ночь. Ждать ей не пришлось. Ее призрак отделился от кустарника, окружающего террасу, и, тяжело ступая, приблизился к ней; при этом его лицо херувима прямо-таки сияло улыбкой. Она посмотрела на него в упор:
– Что, во имя всего святого, вы здесь делаете, дядя Персивел?
Он фыркнул.
– Что за прелестное приветствие, моя дорогая? Я стремился повидать тебя, и ни о чем другом я и не мог помыслить, с тех пор как ты с такой дьявольской дерзостью запретила мне показываться на виду. Я просто убит, говорю тебе, или, во всяком случае, ранен в самое сердце тем, что ты стыдишься за своего старого дядюшку.
– Я нисколько не стыжусь за вас, но нашим бедным старым кузинам и так грозит немалый скандал. А теперь избавьте меня от театральных сцен. Что вас сюда привело?
Он искоса взглянул на нее.
– Я заметил, что вокруг этой усадьбы ошиваются молодчики весьма отталкивающей наружности. И мне как-то сразу не понравился их вид. Они охотятся за моими картинами, тут у меня и сомнений нет. Хотел тебя предупредить, вот и все.
Дафна схватила его за руку.
– Их было двое? Тогда, вероятно, это те, кого мы видели раньше. Очень мило с вашей стороны, что вы беспокоитесь об этом, дядя Персивел.
Он оскорбление фыркнул.
– А разве могло быть иначе? Все, что я могу сделать, – это не спускать с тебя пристального взора любящего дядюшки! И даже не помышляй о том, чтобы воспрепятствовать мне. Я сознаю свой долг перед семьей, что бы ты обо мне ни думала. А теперь, девочка, вернись в дом и не дожидайся, пока замерзнешь до смерти. Я только поброжу немного вокруг и удостоверюсь, что никто не пытается залезть в Дауэр-Хаус.
– Нет надобности… – начала она.
Он поднял руку:
– Я не приемлю никаких твоих возражений, милочка. Ступай домой, проведи ночь в приятных сновидениях и будь уверена, что твой старый дядюшка где-то поблизости.
Протестовать было бесполезно; если уж дяде Персивелу что-нибудь взбрело на ум, то нет той силы, которая могла бы поколебать его. Растроганная его неожиданным участием, она поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку. Он просиял и подтолкнул ее к дому. Она вошла в библиотеку и повернулась, чтобы пожелать ему доброй ночи, но он уже исчез в тени деревьев.
Улыбаясь, она задвинула засов и повернулась… перед ней стоял Адриан, сложив на груди руки и мрачно глядя на нее. Она раскрыла рот, попыталась найти подходящие к случаю слова, но слова ускользали от нее. Она беспомощно смотрела в его затуманенное лицо.
– Я думал, что только мисс Тревельян назначает духам свидания с полуночные часы. – Голос его звучал ровно, но глаза обвиняли:
– Я… это не то, что вы думаете, – выдавила она из себя и с досадой почувствовала, что краска вины заливает ее щеки.
– О, вот как? И, между прочим, что же я думаю?
Ее лицо горело.
– Это совершенно не по-джентльменски с вашей стороны. О! – воскликнула она, уловив смешинку в его глазах. – Вы смеетесь надо мной! Это жестоко!
Он улыбнулся, но его поза оставалась напряженной.
– Кто это был?
Она больше ничего не могла поделать. Теперь, когда он почуял присутствие тайны, ничто не помешает ему эту тайну выведать. Пусть уж лучше он узнает правду от нее, а не от кого-нибудь другого.
– Мой дядя Персивел. – Как ни странно, голос ее почти не дрожал. Теперь, когда ее крушение произошло, она чувствовала себя удивительно спокойно. Адриан узнает худшее и, будучи человеком вполне здравомыслящим, отдалится от нее… он останется с ней в дружеских отношениях, но не более того.
– Вы не пригласили его зайти?
Дафна проглотила комок в горле и начала:
– Он совершенно очарователен, но… – она осеклась, обнаружив, что слова выговариваются с еще большим трудом, чем она ожидала. Она не могла поднять глаза.
– Какие-нибудь затруднения в делах временами? – предположил Адриан. – В каждой семье найдется паршивая овца, а то и две. У меня у самого в родне есть парочка таких. Моя сестрица Нелл тратит большую часть своего времени на попытки удержать их подальше от Галлифорда.
– Неужели? – Дафна избегала встречаться с ним взглядом, но ей было приятно, что разговор несколько отклонился в сторону. – Должна вам напомнить, что я знакома с большинством ваших родственников, и хотя среди них есть и люди со странностями, но это далеко не паршивые овцы.
Адриан покачал головой.
– Вас никогда не знакомили с моим дядюшкой и его супругой. Сэр Генри и леди Карстейрс; а она никогда не позволит вам забыть об ее титуле. Нет, дорогая моя, я припрятал их про запас, чтобы когда-нибудь напустить их на вас… в качестве неприятного сюрприза. Ну, а теперь расскажите мне о дяде Персивеле.
Она сделала глубокий вдох и выпалила:
– Он содержит игорный дом. Ему пришлось бросить одно такое заведение в Лондоне в некоторой спешке, и было это четыре года назад. Теперь он обосновался на континенте – по-видимому, его к этому вынуждает интерес, который питает к нему наше полицейское управление. Самое последнее его предприятие было устроено в Италии, хотя, похоже, ему и там пришлось свернуть дела довольно внезапно.
Почему она не открыла ему остальное? Почему не упомянула о Ковент-Гардене и о своей собственной роли? Духу не хватило? Или она просто боялась увидеть, как он отвернется от нее?
– И он явился сюда в надежде призанять деньжат? – предположил Адриан.
Хоть в этом совесть ее могла быть чиста. Она ухватилась за эту тему.
– Если бы дело было только в этом! По его словам, он приехал, чтобы отыскать сокровище семейства Селвуд. – Она коротко рассказала ему о картинах. – А если он верит, что картины существуют, то, может быть, в это верят и другие.
Адриан рассматривал носок своего сапога.
– Картины… По-моему, одна из ваших кузин упоминала о них, но, кажется, считалось, что их украли.
Она кивнула.
– А вот теперь выясняется, что их дед мог и припрятать такую ценность. Но, Адриан, мой дядюшка настроен чрезвычайно решительно: он намерен отыскать картины и удрать с ними, а я не могу этого допустить. Если картины действительно существуют, то они нужны моим кузинам – и принадлежат им по закону!
– А если он ищет картины, то, вероятно, и другие охотятся за ними. – Он подошел к камину. – Это проливает совершенно другой свет на здешние события, верно? Целое состояние в виде дорогих картин. Для любителей чужого добра это вполне убедительное основание постараться, чтобы Дауэр-Хаус опустел.
– Вы имеете в виду кузена Джорджа? Но… судя по виду, он так тревожится за нас…
Он потянулся за кочергой и как следует поворошил угли в камине.
– Это не обязательно заставляет подозревать именно его. Но кто, кроме членов семьи, мог знать о сокровище?
– Кто-нибудь, кому дедушка доверял? – это прозвучало неубедительно даже для нее самой.
– А все это сводится к одному, – решительно заявил Адриан, снова принимаясь расхаживать по библиотеке. – Если картины существуют, мы должны найти их первыми, чтобы сохранить их для ваших кузин. Тогда мы сможем оповестить о находке общество, и это положит конец трюкам с привидениями.
Она кивнула; впрочем, радоваться было рано.
– Но где же мы сможем их обнаружить? Мы обыскали, обшарили весь дом в поисках потайных ходов и тайников. Что же нам остается?
Адриан остановился перед ней и улыбнулся.
– Может быть, наша сторона подземного туннеля? – предположил он.
* * *
На следующее утро Дафне казалось, что время тянется нестерпимо медленно. Она не находила себе места и едва не потеряла терпение, когда Марианна Сноудон во время урока рисования с нарочитой небрежностью водила кистью по бумаге. На одной стороне листа, с краю, она изобразила неясную грязно-серую фигуру, в которой Дафна угадала привидение. Дафна сочла за лучшее промолчать. Семестр еще только начинался; кто мог знать, достанет ли у пансиона сил довести его до конца?
Близился полдень; Дафне сделалось невмоготу оставаться в четырех стенах. Она велела воспитанницам взять блокноты для эскизов и повела их заснеженными тропинками к ручью, который до сих пор не замерзал, хотя кое-где подернулся ледяной корочкой. Эта прогулка заметно прибавила ей бодрости. Джейн шла в паре с Марианной; очевидно, они помирились. Вместе с другими девочками они радовались, что вышли на свежий воздух. Первые пять минут все жаловались на ужасный холод, но очень скоро их увлекли живописные виды, которые так и просились на бумагу.
При первой же возможности Дафна отвела Джейн в сторону.
– Ты больше не сердишься на Марианну?
Джейн улыбнулась и покачала головой.
– Просто мне было неприятно, что она кокетничает с мистером Карстейрсом. Но мисс Брим говорит, что у него только ты на уме, а до Марианны ему и дела нет, так что теперь все встало на свои места, правда?
– Джейн… – у Дафны перехватило дыхание.
– Я буду держать язык на привязи, – пообещала Джейн с самым серьезным видом. – Все говорят, что нужно соблюдать осторожность: как бы мистер Карстейрс ненароком не услышал.
– Можешь рассказать кому угодно, Джейн, что я… что меня нисколько не интересует мистер Карстейрс. Он прекрасный собеседник, но не более того. Надеюсь, это понятно?
Джейн сникла. Она мрачно кивнула и побрела к подругам. Через минуту она уже стояла в окружении других девочек, которые как по команде повернули головы и укоризненно смотрели на Дафну.
Теперь, по всей видимости, сплетням будет положен конец. Дафна отвернулась. Убедить воспитанниц не составило труда, но уговорить собственное сердце оказалось совсем не просто.
Когда стало смеркаться, они вернулись в пансион, продрогшие, но веселые. Дафна, стараясь ничем не омрачить их приподнятого настроения, провела всех в гостиную, где уже было приготовлено печенье и горячее какао – любимое лакомство учениц. Дафна смотрела на счастливые девичьи лица и жалела только об одном – что рядом не было Адриана.
У нее сжалось сердце. Она была с ним не до конца откровенна. Теперь, как это ни прискорбно, он примется разыскивать дядюшку Персивела и, несомненно, вытянет из него все подробности его авантюрной жизни, а вместе с ними и позорные эпизоды ее прошлого. Вчера она сглупила, просто струсила. Время работало против нее: с каждой уходящей минутой будет все труднее открыть ему правду.
Где сейчас Адриан? Дафна надеялась, что он прилег отдохнуть. Прошлой ночью у него не было такой возможности. Во время утреннего богослужения он ничем не выдал своей усталости, хотя она заметила у него под глазами сеточку морщин. Сколько же можно обходиться без сна, подумала тогда Дафна. Но его энергия, казалось, била через край, а тревожные события словно придавали ему радостного волнения.
После ужина нервы у нее совсем сдали. Она так и не повидалась с Адрианом, не говоря уже о том, чтобы перемолвиться с ним парой слов. А теперь ей предстояло проследить за отходом воспитанниц ко сну, тогда как он нетерпеливо расхаживал по библиотеке перед тем как отправиться в обход. Дафна сгорала от желания быть рядом с ним, но понимала, что это невозможно.
В последний раз проверив, что все девочки утихомирились, Дафна спустилась по лестнице и замедлила шаги у двери, ведущей в библиотеку. Может быть, стоит рассказать ему все, как есть? Но для этого, наверно, не хватит времени. Скоро появится дядя Тадеус, а за ним и Элспет. Сама мысль о том, что ее рассказ будет прерван на самом важном месте, казалась Дафне невыносимой.
Наверху послышались торопливые шаги Элспет. Она спустилась в холл и присоединилась к Дафне. Вопрос решился сам собой. Испытывая облегчение, смешанное с сожалением, Дафна вошла в библиотеку следом за кузиной. Адриан стоял у застекленной двери в сад. Он выглядел совершенно невозмутимым; никто бы не догадался, что он вот-вот отправится навстречу опасности.
Дафна заметила в его глазах такое участие, что ей сделалось нестерпимо стыдно за свое двуличие. Она отвела взгляд. Ей необходимо было чем-то занять себя… Она поспешно направилась к жарко пылавшему камину и зачем-то подложила в огонь еще одно полено.
– Софрония и Беатриса пошли на боковую, – сообщила Элспет. – Мне, право, неловко, что я от них утаила наши планы, но они бы только разволновались. – Она вздохнула. – Я, пожалуй, почитаю. А вы вдвоем, может быть, сыграете в пикет?
Адриан был бы достойным соперником в игре, но как могла Дафна могла сидеть напротив него и не подавать виду, что ее гложут мучительные мысли? Не могла же она открыться ему в присутствии Элспет. А он был не из тех мужчин, от которых можно долго скрывать истину. Он захочет услышать все подробности и тогда сам поймет, что между ними не может быть ничего, кроме дружеских отношений. Разве об этом она мечтала?
Дафна тянула время, делая вид, то ищет колоду карт, но Адриан без труда нашел их, порывшись в одном из ящиков стола. Дафне удалось выиграть еще пару минут, пока она устанавливала столик перед камином, но вот Адриан принес для нее кресло, и через минуту Дафна уже сидела к нему лицом и наблюдала, как он тасует карты. При этом он пристально смотрел ей в лицо.
– Когда я вернусь, – едва слышно прошептал он, чтобы его слова не достигли ушей Элспет, – вы расскажете мне ровно столько, сколько сочтете нужным. Только не предавайтесь отчаянию. На поверку все оказывается не так уж страшно.
Она кивнула, избегая его взгляда и едва сдерживая навернувшиеся слезы. Он сделает все, чтобы облегчить ее признание. Но что потом? Он не сможет отринуть неизбежное, Он уедет без нее. Единственное, что утешало Дафну – он безусловно будет держать язык за зубами. А если к тому же удалось бы опять отправить дядю Персивела в Европу, то ее тайна так и не откроется. Тогда, по крайней мере, она сможет сохранить свое нынешнее место в пансионе. Но если рядом не будет Адриана, ее ждет только пустота и одиночество. Она больше не увидит его серых глаз, искрящихся озорством, не заразится его жизнелюбием, не найдет у него защиты, не почувствует его кратких, но волнующих душу объятий…
Адриан сдал карты. Дафна пыталась собраться с мыслями, раскладывая свои карты по мастям. Игра не требовала от нее никаких усилий – сказывались уроки дядюшки Персивела – и она сумела взять себя в руки. Адриан, как она и предполагала, оказался прекрасным игроком, и Дафне волей-неволей пришлось сосредоточиться. Однако первый кон закончился ее поражением, и она тут же потребовала реванша.
Они играли уже пятый кон, когда Адриан вдруг выпрямился и прислушался.
– Кто-то идет к дому, – сказал он и вышел в холл. Не прошло и минуты, как открылась входная дверь. До слуха Дафны донеслись оживленные мужские голоса, но она не могла разобрать слов. Затем в комнату вошел дядя Тадеус, закутанный в теплый плащ и шарф.
– Адриан повел мою лошадь в стойло, – объявил он. – Добрый вечер.
С этими словами он пожал руку Элспет.
– Прошу вас, садитесь поближе к огню; вы, наверно, совсем промерзли, пока добрались сюда. Позвольте предложить вам вина, – захлопотала Элспет.
Она подошла к маленькому угловому столику, где стоял графин с вином, предназначенным для угощения родителей, навещавших своих дочерей в пансионе, и наполнила бокал рубиновой жидкостью. Вручив бокал мистеру Денверсу, она поспешно отступила в сторону.
Мистер Денверс задержал на ней мрачный взгляд, а потом повернулся к Дафне:
– Что нового, дорогая?
– Кажется, мы узнали, за чем охотятся наши призраки.
Дафна вкратце рассказала ему о неожиданном появлении дядюшки Персивела и его признаниях. Ранее она успела посвятить в эту историю Элспет.
Мистер Денверс слушал, не перебивая. Лишь однажды он устало взглянул на Элспет, которая, устроившись в кресле, смотрела на играющие языки пламени. Когда Дафна закончила свой рассказ, он кивнул:
– Да, если нам удастся найти эти картины, то пансион будет спасен. Надеюсь, мы справимся с этой задачей, хотя бы ради вас, мисс Элспет.
– Надо приложить к этому все усилия! – воскликнула Элспет. – Но чем больше я над этим думаю, тем меньше у меня остается надежды. Не иначе как тут замешан кузен Джордж – без него не обошлось.
– Тогда это не более чем семейное дело, – предположил мистер Денверс.
– Если бы к нему были причастны только наши родные, можно было бы попытаться замолчать эту историю. Но ведь есть еще ученицы! – Элспет сокрушенно покачала головой, и на ее длинных ресницах блеснули слезы. – Страшно подумать, какой разразится скандал. Родители наших воспитанниц не потерпят, чтобы их дочери оставались здесь. И разве можно их за это осуждать?
Мистер Денверс подвинул стул и сел рядом с ней.
– Если мы отыщем картины, вы хотя бы не лишитесь крова.
– Да разве об этом речь? – Элспет горько усмехнулась. – Боюсь, как бы нам не лишиться большего, чем крыша над головой. Разве можно представить себе моих сестер вне стен этого пансиона? Жизнь потеряет для них всякий смысл. Это будет просто ужасно.
Она всхлипнула, и мистер Денверс протянул ей свой носовой платок.
– А как же вы? – мягко спросил он. – Вы тоже не мыслите себя вне этих стен?
– Я не выношу бездействия, – ответила Элспет, вытирая глаза.
Дафна опустилась на колени подле кресла кузины.
– Может быть, нам еще удастся избежать скандала. Конечно, дело получит некоторую огласку, кто бы ни оказался виновником, но картины принесут нам такой доход, который позволит пережить трудные времена. Не надо так убиваться, мы сумеем выстоять.
В это время вернулся Адриан. Элспет распрямила плечи еще раз поднесла к глазам тонкий мужской платок и молча возвратила его мистеру Денверсу. Все сели играть в вист. Следующие два часа прошли относительно спокойно; за игрой они почти не разговаривали. Дафна заметила, что каждый из присутствующих то и дело украдкой поглядывал на часы, но никто ни словом не обмолвился о том, что их ожидало.
Наконец, когда на часах было двадцать минут второго, Адриан собрал карты, перетасовал их и положил колоду на середину стола.
– А теперь я предлагаю нашим дамам сыграть в пикет. Вы готовы, мистер Денверс?
Дафна проводила их к черному ходу, стараясь ничем не выдать своего волнения. Но когда мужчины зажгли фонарь и собирались ступить в ночную тьму, она поймала Адриана за рукав.
– Берегите себя, – прошептала она. В его улыбке промелькнула уверенность и благодарность.
– Непременно, – он осторожно коснулся пальцем ее щеки. – А вы последите за парадным входом, хорошо?
Дафна боролась со страстным желанием сжать его руку.
– Лучше бы мне пойти с вами. – Ее не страшил даже душный и тесный лаз.
– Мы скоро вернемся, вы оглянуться не успеете. И вполне возможно, что мы придем через подвал, – с этими словами он шагнул вслед за Денверсом и растворился в темноте.
Дафна зябко поежилась. Ночь не сулила ничего хорошего, но что поделаешь? Оставалось только набраться терпения и ждать. Она медленно побрела в библиотеку, где по-прежнему ярко полыхал камин.
Элспет все так же сидела в кресле. Она подняла глаза от закрытой книги, которую рассеянно сжимала в руках.
– Ну как, отправились? – подавленно спросила она. – Только бы все закончилось благополучно!..
– Ничего с ними не случится, – беззаботный тон давался Дафне с большим трудом. – Знаете что, поднимитесь ко мне в комнату и последите за парадным крыльцом.
– А ты? – Элспет заподозрила неладное.
– Я возьму на себя погреб, – решительно сказала Дафна. – И время от времени буду заходить сюда и проверять, не пытается ли кто-то проникнуть в дом через террасу.
Они разошлись; каждая отправилась на свой пост. Дафна накинула на плечи шаль, не надеясь, впрочем, что это защитит ее от холода, царящего в подвалах. Ее утешало лишь то, что Элспет проведет ночь в тепле, без особых неудобств.
Сидеть на столе в холоде и сырости было сущим мучением, но Дафна иного и не ожидала. Она не могла даже зажечь лампу, чтобы почитать или разложить пасьянс. Ее одолевали тревожные мысли о дяде Тадеусе и Адриане.
В ее воображении одна за другой возникали мрачные картины. Что, если где-то в засаде притаились злоумышленники, вооруженные до зубов и готовые к броску? Что, если дядя и Адриан проникнут в подземный ход, а его своды обрушатся прямо на них? Что, если?..
Эти мысли сводили ее с ума. Она томилась от бездействия. Тишина подступала со всех сторон. Дафна решила проверить, не случилось ли чего-нибудь подозрительного в библиотеке.
Нет, там тоже царило безмолвие, но по крайней мере было теплее, чем в погребе. Дафна решила воспользоваться случаем и подняться к себе в комнату за пелериной.
Она тихонько шла по лестнице, стараясь не потревожить девочек. Дверь в ее комнату была приоткрыта, чтобы Элспет могла следить за тем, что делается в коридоре: если бы кто-то появился из кладовой, она бы заметила. Входя Дафна услышала ровное посапывание.
Элспет удобно устроилась в кресле у окна. Укрывшись до подбородка теплым пледом, она мирно спала. У Дафны не хватило духу ее разбудить. Она лишь сказала себе, что придется ей самой наблюдать и за этой частью дома. Дафна осторожно достала из шкафа пелерину, на всякий случай поглядела в окно, потом вернулась в библиотеку, а оттуда – в подвал.
Где именно сейчас находятся мужчины? – спрашивала она себя, снова отправляясь в обход. Надо было ей пойти с ними, невзирая на их протесты. Все лучше, чем напряженное ожидание, неведение и тревога. В очередной раз заглянув к себе в комнату, она убедилась, что Элспет по-прежнему крепко спит. Дафна с легкой улыбкой приблизилась к окну.
И застыла.
Подъездную аллею пересекало привидение. Оно направлялось к террасе перед библиотекой. Дядя Персивел, догадалась Дафна. Что же, теперь он каждую ночь будет наведываться сюда таким нелепым образом? Надо выяснить, чего он хочет, и уговорить его вернуться домой. Дафна содрогнулась при мысли о том, что Персивел сейчас отправится в подземный ход искать картины.
Она снова поспешила в библиотеку и подбежала к застекленной двери. Каково же было ее удивление, когда снаружи никого не оказалось. Неужели Персивел обошел вокруг дома и сейчас бросает камешки в окно ее комнаты? Дафна нащупала засов и обнаружила, что он отодвинут.
Как же так? Ведь она сама недавно проверила его! Отступив на шаг, Дафна недоверчиво разглядывала дверь.
Возможно, это проделки дяди Персивела. Ловкость рук вполне могла позволить ему сделаться взломщиком. Но если он тайком проник в Дауэр-Хаус, не сообщив ей о своем прибытии, это свидетельствовало только об одном: он замышлял отправиться на поиски картин.
Дафна торопливо осматривала комнату за комнатой, ожидая увидеть знакомую фигуру, которая простукивает стены или поднимает ковры. Но Персивел как сквозь землю провалился. Ну конечно же, он спустился в подвал, в отчаянии решила Дафна. Если ему было известно о существовании клада, значит, он вполне мог узнать и про потайной ход, и про подземный туннель, а возможно, и про другие укромные уголки Дауэр-Хауса, о которых даже не догадывались его обитатели. Нужно было во что бы то ни стало его разыскать.
Вне себя от такого вероломства, Дафна бросилась в погреб. Едва отворив дверь, она заметила в дальнем конце неверный огонек свечи или затемненного фонаря. Она решительно направилась туда. Не пройдя и десяти шагов, она остолбенела: четвертая бочка у дальней стены была открыта. Свет шел изнутри… нет, откуда-то с другой стороны бочки.
Это и был подземный туннель.
Кровь застучала у нее в висках. Дафна не верила своим глазам. Она рванулась вперед, но тут же в нерешительности замедлила шаги.
Стало быть, Адриан и дядя Тадеус нашли этот туннель. Но тогда где же они сами? Почему они сразу же не поднялись наверх и не дали ей знать? Вероятно, они решили продолжить свои поиски, чтобы обнаружить картины.
Дафна кипела от негодования. Почему они с Элспет должны оставаться в стороне? Она собиралась выложить мужчинам все, что думала о них. А пока что она на цыпочках подкрадывалась к гигантской бочке.
Кругом было тихо. Подозрительно тихо. Пытаясь унять дрожь, Дафна сказала себе, что эту дверь мог открыть и кто-то другой. Подойдя вплотную к бочке, Дафна осторожно заглянула внутрь.
Свет шел от фонаря, подвешенного на обшитой деревом стене, от которой во все стороны торчали балки и опоры. Тусклое пламя отбрасывало пляшущие тени в глубь подземелья. Высота его сводов составляла не менее семи футов; примерно такой же была и его ширина.
А совсем рядом, слева, на каменном полу, Дафна увидела нечто такое, от чего у нее перехватило дыхание. Не в силах отвести взгляд, она в изумлении уставилась на диковинные предметы, сложенные в беспорядочную груду – настоящие сокровища: предметы искусства, золотые тарелки, драгоценности… Картин среди них не оказалось, но это был самый настоящий клад. Неужели это наследство Селвудов? Дафна трепетно переступила через порог и огляделась, не веря своим глазам.
Неужели все эти ценности пролежали здесь шестьдесят с лишним лет, чтобы обеспечить безбедное будущее сестер Селвуд? Она благоговейно подняла чеканный серебряный подсвечник и провела пальцем по изящному контуру. Его поверхность оказалась чистой. К тому же и серебро не потускнело. Дафна опустила подсвечник на пол и наклонилась, чтобы рассмотреть аляповатый кубок. Нет, все эти вещи пролежали здесь от силы несколько дней.
Дафна оглянулась и отметила, что вокруг нет и следа паутины. Железный крюк, на котором висел фонарь, был совершенно не тронут ржавчиной. Его вбили в стену совсем недавно, но, разумеется, не в последние несколько часов – за это Дафна могла бы поручиться. А ведь Адриан слышал, что отсюда доносятся голоса.
Это не наследство Селвудов, а склад краденого добра.
Догадка казалась вполне правдоподобной. Награбленные сокровища кто-то спрятал в подземелье. Но кто? Неужели кузен Джордж и его подозрительные гости?
Дафна в ужасе отшатнулась. Ее мысли заметались. Значит, призрак объявлялся тогда, когда злодеям нужно было отпугнуть обитателей дома, чтобы спрятать в тайник очередную порцию награбленного. Теперь она и ее сестра смогут представить властям вещественные доказательства. Полицейское управление тоже не окажется в стороне. Дауэр-Хаус навсегда избавится от привидений, но какая судьба теперь ожидает пансион? Неизбежно разразится громкий скандал. Как же посмел кузен Джордж устроить склад награбленного прямо под полом школы? Как посмел он навлечь позор на своих родных?
Почему-то это больше всего взбесило Дафну. Если бы только можно было оградить от беды сестер; но как можно это сделать? В крайнем случае можно будет продать картины, чтобы пережить самое тяжелое время… Дафна вгляделась в полумрак, и у нее упало сердце: картин здесь не было. Она пребывала в полной уверенности, что спрятанные полотна вот-вот окажутся у них в руках. Но теперь выходило, что их нет и в помине!
Но где же Адриан? Дафна напряженно всматривалась в темный туннель. А может быть, эту дверь открыл вовсе не он?
* * *
Что ей оставалось делать? Неужели сидеть сложа руки?
Но ведь кто-то открыл секретную дверь в погребе. Нетрудно догадаться, что этот злоумышленник вскоре вернется, чтобы ее запереть. Значит, сейчас он где-то поблизости. Взгляд Дафны упал на дубовую бочку, где начиналась потайная лестница, ведущая на чердак. Там, наверху, всего в нескольких шагах от этого злополучного места спала Элс-пет, причем дверь в комнату оставалась не запертой. Сейчас никак нельзя было уходить из подвала, но если Элспет проснется, услышав шум… Все-таки необходимо было убедиться, что никто не воспользовался потайной лестницей.
На первый взгляд, ничто не предвещало опасности. Дафна прокралась к двери в собственную комнату и с облегчением вздохнула: Элспет по-прежнему мирно спала, ничем (или никем?) не потревоженная.
Стоя в коридоре, Дафна смотрела в сторону кладовой. У нее пересохло во рту. И все же следовало проверить, не заходил ли туда кто-то посторонний. Осторожно, шаг за шагом, она приближалась к двери.
Ее сердце готово было выскочить из груди. Теперь оставалось только открыть дверь… Дафна вцепилась в дверную ручку и прислушалась. Из кладовой не доносилось ни шороха. Собравшись с духом, она чуть-чуть приоткрыла дверь.
Через окно пробивался свет луны и звезд, мягко обрисовывая контуры немногочисленных предметов обстановки которые еще здесь оставались. Все спокойно. Дафна отважно переступила порог.
Огромный сундук стоял на своем прежнем месте. Повреждений совсем не было заметно. Дафна обошла его кругом, чтобы проверить, осталась ли на месте бумажная полоска, которую она подсунула под опущенную крышку – это придумал Адриан, чтобы они могли проверить, не поднимал ли крышку кто-нибудь другой. Полоска была на месте. Но Дафна так и не находила ответа на вопрос: куда исчез неизвестный, сумевший открыть в подвале дверь в туннель? Впрочем…
Дядя Персивел! Как же она не подумала о нем сразу? Ведь это он у нее на глазах промелькнул под окнами – кто же еще? Куда он запропастился? Если он знал о картинах, ему, наверно, было известно, как открывается потайная дверь в погребе. Почему бы не представить себе, что эта дверь вовсе не была закреплена с другой стороны; возможно, тут просто требовалась отмычка, а то и обыкновенный ключ. С его помощью дядя Персивел пробрался внутрь и отправился на поиски картин. В случае неудачи он придет назад тем же путем и неизбежно наткнется на воровскую добычу, которой не преминет воспользоваться. Не исключено, что к этому времени он уже столкнулся лицом к лицу с Адрианом и дядей Тадеусом.
Дафна на цыпочках направилась к выходу, не зная, что ее ждет. Из подвала донесся какой-то шорох. Дафна замерла, говоря себе, что это скорее всего дядя Персивел, который нашел клад. Как она сразу не догадалась, что без него здесь не обошлось? Крадучись, Дафна приблизилась к раскрытой бочке, откуда пробивался слабый свет. Так и есть: над крадеными ценностями склонилась закутанная в белое фигура. Горя негодованием, Дафна шагнула вперед.
– Не смейте ничего трогать! – приказала она.
Человек резко обернулся и выпрямился.
Перед Дафной была не добродушная физиономия ее непутевого дядюшки, а злобное лицо одного из ночных гостей кузена Джорджа. Дафна отпрянула и споткнулась о край бочки.
Незнакомец бросился к ней и грубо схватил ее за локоть. Последнее, что она увидела, был кулак, занесенный над ее виском.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис



Ой, интересный роман, очень даже можно прочитать на досуге. ...
Защитник прекрасной дамы - Беннет ДженисМилена
22.03.2014, 13.46





Прикольно! Начало было затянуто, а потом события завертелись, закрутились, столько приключений не выходя из дома. Читайте!
Защитник прекрасной дамы - Беннет ДженисТаня Д
15.08.2015, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100