Читать онлайн Защитник прекрасной дамы, автора - Беннет Дженис, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беннет Дженис

Защитник прекрасной дамы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

По коридору к лестнице Адриан продвигался, стараясь производить как можно меньше шума. Ему очень надоело гоняться за привидениями во мраке ночи и притом соверенно впустую, если не считать результатом распухшую руку. Сегодня, решил он, он кого-нибудь поймает.
Он спустился по лестнице, перепрыгнув через скрипучую ступеньку, и был уже на площадке, готовясь преодолеть следующий пролет. Но тут с нижнего этажа до него донесся какой-то шаркающий, скребущий звук, и Адриан отпрянул, укрывшись в затемненном уголке. Похоже, что во тьме крался кто-то еще.
Ему пришлось дожидаться одну-две минуты. Затем его глазам явилась закутанная фигура, прижимавшая к себе коробку, перевязанную веревкой. Девушка окинула быстрым взглядом коридор, потом лестницу, и Адриан узнал Луизу Тревельян. Еще одно свидание с Монти? Он бы с радостью перемолвился с этим джентльменом парой слов, и вполне вероятно, что эти слова были бы довольно едкими и весьма уместными.
Луиза двинулась вниз по лестнице, и Адриан, держась на таком расстоянии, чтобы она его не увидела, следовал за ней со всеми предосторожностями. На первом этаже она оглянулась и устремилась к библиотеке. Адриан дал ей отойти и подошел к двери.
Она прикрыла дверь неплотно, очевидно, опасаясь звука защелки. Он взялся за ручку и дверь открылась легко и бесшумно.
Она уже стояла у застекленной двери. По ту сторону, у самой двери виднелась неясная фигура – или, скорее, смутная серая форма, силуэтом выделяющаяся на фоне более темного кустарника. Луиза поставила на пол свою коробку, отперла задвижку и распахнула дверь. Фигура шагнула в дом, и Адриан успел разглядеть темные глаза на румяном продолговатом лице и буйную шевелюру песочного цвета, прежде чем Луиза, тихо вскрикнув, бросилась к юноше на грудь. Он поднял руки, заколебался и неуверенно похлопал ее по спине.
Адриан приблизился к ним, его гнев уступил место любопытству, которое оказалось даже сильней, чем торжество по поводу поимки хоть одного из призраков.
– Очень эффектная сцена, можете быть уверены, – произнес он тоном чисто светской беседы.
Испуганно вскрикнув, Луиза отпрянула от того, кто мог быть только ее другом – Монти. Юноша отпустил ее и, раскрыв рот, тревожно смотрел на Адриана. Луиза растерянно взглянула на своего высокого, по-мальчишески нескладного кавалера и вернулась к нему; уцепившись за его руку, она стояла рядом с ним. Ее мгновенная бледность сменилась нахлынувшим румянцем. Юный джентльмен умоляюще смотрел на нее.
Если у Адриана и оставались хоть какие-то подозрения насчет мотивов появления юноши в окрестностях пансиона, они мигом рассеялись при одном взгляде на это честное, открытое лицо и страдальческие глаза. Адриан выбрал корректную форму для начала разговора. Он сложил руки на груди и вопрошающе-любезно поднял брови.
– Мистер… мистер Карстейрс… – представила его Луиза своему компаньону, подбодряя последнего легким пожатием руки.
– Карстейрс? – повторил юноша. – Тот человек, о котором ты рассказывала?
Луиза горделиво выпрямилась, напустив на себя вид трагической героини.
– Я предполагаю, вы желаете знать, что мы делаем? Мы убегаем, чтобы обвенчаться.
– Убегаете? – вежливо переспросил Адриан.
– Вот именно, – заверила его Луиза.
Уж не пыталась ли она утвердить в этом намерении своего пастушка, которому, кажется, не слишком по нутру было задуманное предприятие? Что-то не мог припомнить Адриан, чтобы ему доводилось встречать жениха с более несчастным видом. Он не позволил себе улыбнуться.
– Это довольно рискованный шаг. Не очень-то приятное дело – мчаться, очертя голову, по Северному тракту в морозную январскую ночь.
Монти кивнул.
– Я ей говорил то же самое.
Луиза подняла глаза на него, а затем на Адриана.
– Вы не можете остановить нас.
– А я и не собираюсь вас останавливать. – Адриан метнул взгляд на юношу и успел заметить, что по лицу у того пробежала тень разочарования; чтобы не рассмеяться, он поспешил отвернуться.
Он хотел просто совладать со своим лицом, но, как видно, Луиза по-своему истолковала это его движение. Тревога снова омрачила ее лицо.
– О, прошу вас, мистер Карстейрс, – умоляюще прошептала она. – Вы должны стать нашим другом. Должен же хоть кто-нибудь им стать. Никто нам не придет на помощь, и я так несчастна!
Брови Адриана поднялись еще чуть выше, но он не стал напоминать ей, как много друзей она могла бы собрать вокруг себя в пансионе, если бы захотела.
– Положение у меня самое ужасное, – продолжала девушка. – Вы не знаете, как было мучительно все то, что мне пришлось вынести!
– Да, действительно, не знаю, – согласился Адриан, но тон его явно располагал к откровенности. Луиза судорожно вздохнула.
– Не вижу, чем он может помочь, – мрачно заметил Монти. – Хотя, конечно, если бы он мог…
– Но я хочу, чтобы он понял, почему мне приходится совершить поступок, столь… столь несовместимый с принципами хорошо воспитанной девушки. – Луиза взглянула в глаза Адриану. – Видите ли, я получила письмо от мамы.
Слезы повисли на ее ресницах, потом одна скатилась по щеке, и за первой быстро последовала вторая.
Монти кивнул.
– Да, я видел это письмо.
– А я не видел, – отметил Адриан. – Что же в этом письме могло вынудить вас к такому… м-м-м… опрометчивому шагу?
– Мама собирается уже в мае дать бал по случаю моей помолвки, а на первую неделю июня назначена свадьба. Но я ие могу пройти через это! Не могу!
Монти снова неловко похлопал ее по плечу.
– Я обещал, что никому не позволю ни к чему ее принуждать. И не позволю, – мужественно добавил он.
Но какой же ценой для себя самого? Адриан рассматривал юношу с невольным сочувствием.
– У вас есть какие-то возражения против замужества? – обратился он к Луизе, тут же дипломатически оговорившись: – За исключением, конечно, того обстоятельства, что ваша привязанность отдана кому-то другому.
Луиза быстро сморгнула еще несколько слезинок.
– Это такое омерзительное чучело, – заговорила она срывающимся голосом. – Мама поощряла его ухаживания только из-за того, что он виконт и должен унаследовать графство. Она просто мечтает сделать меня титулованной особой.
– Насколько мне известно, – изрек Адриан, – если некто является виконтом и наследником графского титула, это еще недостаточная причина для того, чтобы презирать его как возможного супруга.
Она вздернула подбородок.
– Ох, если бы все дело было в этом. Но у него такие холодные глаза и липкие руки, а когда он разговаривает со мной, ему просто нечего мне сказать. И мне невыносима даже мысль… – она вздрогнула, но заставила себя продолжать: – о его прикосновении.
– О нем ходят дурные слухи. – Монти энергично кивнул. – И слухи эти не такого сорта, чтобы обсуждать их в присутствии дам.
Луиза фыркнула.
– Он… он хочет сказать, что виконт – распутник.
Монти кинул на нее изумленный взгляд: как видно, его покоробила подобная откровенность.
– Да, и так оно и есть, – упрямо заявила Луиза. – Ты сам это говорил.
– Я употреблял другие выражения. Я говорил, что он повеса и безнравственный волокита, – уточнил он.
– А какая разница, скажи на милость? – возмутилась Луиза.
Монти тут же ввязался в спор относительно манер и выражений, подобающих хорошо воспитанной и благородной девице; однако Адриан к этому спору не прислушивался. Но, будучи хорошо знаком с высшими сферами общества, он быстро перебрал в памяти всех известных ему наследников графского титула.
– Бромли, – с омерзением произнес он. Не докончив свою язвительную реплику, обращенную к Монти, Луиза уставилась на Адриана.
– Вы его знаете? – выдохнула она, неприятно пораженная.
Монти нахмурился.
– Вот не думал никогда, что он – подходящий друг для священника.
– А он и не друг мне, – отрезал Адриан. – Итак, ваша мама намерена выдать вас замуж за Бромли. – Он был искренне готов понять горе Луизы: помимо любви к театральным эффектам, у нее были более серьезные причины для слез. – Единственное, что можно сказать в его пользу, – сказал он наконец, – это наличие титула, а состояния у него нет никакого.
Луиза снова фыркнула.
– Мама берет это на себя. Я очень богатая наследница, – наивно добавила она.
– Вы объяснили ей, каковы ваши чувства? – спросил он мягко.
Луиза воззрилась на него так, словно устрашенная даже мыслью о такой возможности.
– Ей даже папа возражать не смеет. Это просто невозможно.
– Дракон, а не женщина, – угрюмо подтвердил Монти. Адриан понимающе кивнул. Если у женщины имеется хоть одна десятая часть хладнокровия и решительности, присущих его тетушке Марии, спорить с ней бесполезно. С этой поры его симпатии были всецело на стороне Луизы. Он подошел к камину, где дрова почти прогорели и лишь угольки светились в темноте.
– Почему бы вам не написать…
Монти казался испуганным.
– Да ведь она же поднимет на ноги всю армию и пошлет ее вдогонку за мисс Тревельян.
– …и не сообщить вашей матери, – продолжал Адриан, словно никто его и не перебивал, – что, по словам герцога Галлифорда, в порядочном обществе виконта Бромли не принимают. Если она рассчитывает, что сможет вскарабкаться по общественной лестнице, держась за фалды его фрака, то ваш брак с ним ничего ей не даст. Она окажется такой же отверженной, как и он сам.
У Луизы от изумления открылся рот.
– Вы это точно знаете?
– Вполне. – Адриан усмехнулся. – Можете быть уверены, что для него закрыты двери Олмака… и любого благопристойного дома.
У Монти прояснилось лицо.
– Вы думаете, это заставит ее как-то изменить свои планы?
Луиза нахмурилась.
– Но мама так помешана на титулах, что может с этим не посчитаться.
– Да, может. – Монти снова помрачнел.
Адриан сжалился над ним.
– Какой смысл в титуле, если над ним все только глумятся? – спросил он Луизу. – И если она обнаружит, что все двери захлопнутся у нее перед носом, вместо того чтобы раскрыться перед ней?
Монти даже усмехнулся.
– И нам незачем пускаться ни в какие авантюры.
– Но, Монти, я… я готова… – Она вдруг замолчала и задумалась.
– Смею сказать, вашей матушке потребуется не один месяц, чтобы, подыскать вам другую подходящую партию, – предположил Адриан. – А тем временем – почему бы вам не окончить здесь курс обучения, а потом не насладиться всеми прелестями лондонского сезона?
– Вот это-то точно нужно! – Монти бросил на Адриана благодарный взгляд. – Мало ли что еще может случиться.
Луиза все еще раздумывала. Но постепенно глаза у нее заблестели.
– Но мне… мне неприятно, что я так разочаровываю тебя, Монти.
– Нисколько! – вырвалось у него, но он тут же поправился. – Я хочу сказать, что твое доброе имя никак не пострадает, если нам не придется бежать.
– Да, конечно. – В уголках ее рта заиграла улыбка, но тут же и погасла. Она робко взглянула на Адриана.
– Что вы собираетесь предпринять, сэр?
– Ничего, – заверил он ее. – Я не из тех, кто мешает чужому счастью. Моя роль здесь заключается в одном: предложить иной – и, может быть, более надежный – способ преодоления ваших трудностей.
Когда смысл его слов дошел до Луизы, она с тихим возгласом кинулась к нему и обвила руками его шею.
– Спасибо вам… – выдохнула она. Тут она взглянула на Монти, а потом на свою коробку. – Я… пожалуй, мне следует убрать все следы того, что я собиралась натворить.
Она собрала свои вещи и, едва взглянув через плечо на своего предполагаемого суженого, упорхнула из комнаты.
Адриан смотрел ей вслед и не без усмешки думал о том, скольких девочек она перебудила своими решительными действиями. Покачав головой, он обернулся к Монти и обнаружил, что юный джентльмен пожирает его глазами с выражением такого явного облегчения, что Адриану стоило большого труда не расхохотаться.
– Я рекомендовал бы вам, – сказал он, – вернуться пока к себе домой и постараться, чтобы родители Луизы побольше разузнали насчет Бромли.
Монти схватил руку Адриана и крепко ее пожал.
– Постараюсь, – заверил он. – Но теперь уже не стоит рисковать.
И он поспешно вышел в морозную ночь.
Адриан почувствовал, что замерз. Монти еще раз помахал ему с террасы и, торопливо шагая, растворился в темноте. Адриан вернулся в библиотеку и замер на месте. Дафна стояла у двери, ведущей в коридор, и наблюдала за ним.
Она вошла и прикрыла за собой дверь.
– Превосходно исполнено, – признала она, но с каким-то недовольством в голосе. – Вам это далось очень легко, правда? А что вы стали бы делать, если бы пребывали в неведении насчет характера ее нареченного?
– Я предложил бы то же самое – чтобы они задались вопросом, с чего это их виконт забрался так далеко от Лондона, чтобы обменять свой титул на богатство. Я не имею права вмешиваться. Только советовать.
– Что вы и проделали с безусловным успехом.
Она не отрывала глаз от огня. На Адриана она не смотрела…
– Просто здравый смысл.
Почему она избегает его взгляда? Она взяла кочергу и держала ее перед собой, но не сделала ни единого движения, чтобы поворошить угли.
– Я должна поблагодарить вас за то, что вы избавили школу еще от одного скандала.
– Но я уже вознагражден, – сообщил он. – Наконец-то я разделался с одним из наших привидений. Вы просто не представляете, как это мне отрадно.
Она подняла взгляд, открыла было рот, а потом отвернулась от него, и бесконечная печаль отразилась у нее на лице.
– Нет, представляю, – ее голос звучал глухо. – Будем надеяться, что в будущем визиты этого Монти будут происходить в более приемлемых формах.
– Вряд ли Луиза будет поощрять его теперь, когда она знает, что брак с Бромли больше ей не угрожает. А что касается Монти, то он, похоже, предпочитает быть ее другом а не мужем.
– Вот дрянная девчонка, – произнесла Дафна бесстрастно. – Она его просто бессовестно использовала, только и всего. – Она отвернулась и быстро направилась к двери.
Адриан открыл перед ней дверь и посторонился, пропуская ее в коридор. На площадке этажа, где размещались спальни, он помедлил, но из комнат девочек не доносилось ни звука. Удостоверившись – хотя и несколько удивившись – что Луиза сумела вернуться к себе, никого не потревожив, он стал подниматься по лестнице дальше. Дафна держалась на несколько ступенек впереди него, не оглядываясь назад, но и не пытаясь намного опередить его.
Он благополучно проводил ее до комнаты, а потом прошел к себе, терзаемый беспокойством. А ведь в ту ночь он мог быть доволен, хотя бы отчасти, результатами своих трудов. Он сумел помочь Луизе, не проявив ни напыщенности, ни назойливости и никаких других свойств, которые всегда претили ему в любителях давать советы. Он радовался, что предотвратил их необдуманный побег и склонил их к осмотрительному и благоразумному поведению.
Должно быть, в душе он действительно любитель улаживать чужие дела. Он легко мог представить себе, какую насмешливую гримасу состроила бы его сестра Лиззи в этом месте его рассуждений. Улыбаясь при мысли, что Лиззи сейчас спокойна и счастлива, он пристроился в кресле около окна, чтобы не упустить возможности изловить в ту же ночь еще какого-нибудь духа.
Вот только если бы он мог помочь Дафне избавиться от того, что ее гнетет. Хотя в этом случае он понимал, что вмешиваться не следует; он слишком глубоко был озабочен возможными последствиями. Если он не сможет убедить ее разделить с ним свою жизнь, его собственное будущее окажется пустым и безрадостным.
Он проснулся, закоченевший и озябший, когда комната уже была заполнена тусклым утренним светом. Снизу слышлись голоса: девочки готовились к предстоящему дню. Он с удивлением понял, что проспал большую часть ночи. Осмотрев ушибленную руку, он обнаружил, что опухоль почти прошла. Наложив чистую повязку, он спустился, чтобы провести утреннее богослужение.
Выполнив эту свою обязанность, он, как обычно, уклонился от завтрака в компании благородных девиц и отправился на кухню. Кухарка наложила ему полную деревянную миску снеди, которую он и принялся с аппетитом поглощать. Он уже разделался с ней и наслаждался чашкой кофе, перед тем как отправиться на чердак, и тут в дверях возник Моффет.
Старик уставился на него с угрюмой укоризной человека, который искал его по всему дому.
– Вас хочет видеть джентльмен, сэр.
Адриан поднял брови:
– Мистер Денверс?
Моффет отрицательно качнул седой головой.
– Сквайр.
Сквайр Ромни? Адриан быстро допил кофе, поставил чашку на стол и поднялся в библиотеку, где его ожидал посетитель.
Ромни, выглядевший несколько встрепанным, несмотря на безупречный покрой одежды, стоял у камина и всматривался в весело полыхающее пламя. Когда Адриан вошел, он поднял голову, и широкая улыбка расплылась по всему его румяному лицу.
– Карстейрс, – обрадованно воскликнул он, – я подумал, не окажете ли вы мне честь сыграть со мной партию в шахматы – сегодня вечером?
Шахматы? Идея была для Адриана заманчивой. Но со сквайром Ромни? Он внимательно приглядывался к гостю, но не смог обнаружить в выражении лица этого джентльмена ничего, кроме простодушной надежды.
– Боюсь, – медленно проговорил Адриан, никак не выдавая своих подозрений, – я должен отклонить ваше любезное приглашение, хотя очень хотел бы его принять. Оправданием для меня пусть послужит моя диссертация: за последние дни я посвятил слишком много времени погоне за призраками.
Ромни вытащил из кармана табакерку, открыл ее и протянул Адриану, который не отказался от понюшки табака. Потом последовал вопрос:
– Ну как, еще не подошли поближе к разгадке?
– Во всяком случае, не из-за недостатка усердия.
Ромни покачал головой.
– Ну что ж, заходите в любое время. Можем сыграть партию в шахматы, или даже в пикет, если пожелаете. Селвуд – славный парень, но звезд с неба не хватает. Вечно одно и то же, даже когда мы были детьми… Ну, так или иначе, было бы приятно помериться силами с достойным противником.
– Можете не сомневаться, я приду при первой возможности.
Адриан проводил его до двери и, глядя ему вслед, отметил, насколько целеустремленно шагал его посетитель к тому месту, где привязал своего коня. Нахмурившись, Адриан вернулся в коридор, где и встретил Дафну, выходящую из своего рисовального класса.
Она прикрыла за собой дверь мягко, но плотно.
– Чего хочет сквайр? – она выслушала его ответ, и у нее широко открылись глаза. – И вы отказались?! Как же это вы упустили шанс проникнуть в его дом и узнать о нем что-нибудь!
Он заставил себя не обращать внимания на то, какие искры загорелись в ее ярких зеленых глазах.
– А что, по-вашему, я мог там найти? Какое-то доказательство отмененного пари – если оно вообще было заключено? Нет, – он остановил протест, готовый сорваться с ее губ. – Играя с ним шахматы, я смогу узнать лишь о том, как работает его ум.
– А это не помогло бы нам?
– Если этот человек действительно в чем-то виновен, зачем ему приглашать меня, если не ради того, чтобы выманить меня отсюда или чтобы выведать какие-нибудь сведения?
– А так мы не узнаем ничего.
– Верно, но зато я буду здесь, на тот случай, если какой-нибудь злоумышленник попытается сегодня ночью залезть в Дауэр-Хаус.
Дафна подняла на него затравленный взгляд, собралась что-то сказать… и отвернулась.
– Дафна… – он схватил ее за руку, пытаясь удержать. Она высвободилась.
– Я… мне нужно вернуться к девочкам.
Он глубоко вздохнул. Придется подождать; не устраивать же сцену перед глупыми школьницами. Но сегодня ночью он найдет способ заставить ее рассказать, что ее так беспокоит. Если даже он не может помочь – может быть, он сумеет дать ей какое-то утешение. Так или иначе, он постарается согнать это горестное выражение с ее лица. С этой мыслью он направился на чердак.
Дафна прислонилась к закрытой двери, прислушиваясь к его удаляющимся шагам в коридоре, а потом на лестнице. Она еще раз смогла уклониться от продолжения беседы с ним. Но как долго она сможет выносить это? Если бы только он уехал, чтобы ей не приходилось видеться с ним каждый день, чтобы не чувствовать обаяние его юмора и твердости и не томиться от желания спрятаться в цитадели его сильных рук!
У него не может быть к ней ничего, кроме преходящего интереса, упрямо твердила она себе. Даже если бы не было тех восемнадцати месяцев, проведенных с дядей Персиве-лом. А этот эпизод делал ее совершенно неподходящей женой для священника… к тому же Адриан не просто священник. Он знал, как обязан поступать для поддержания своего имени. Разве не сказал однажды дядюшка Тадеус, что у Адриана один дядя – граф, а другой – баронет?
А его сестры… Старшая замужем за герцогом, средняя – за дипломатом, младшая – за виконтом. Они, несомненно, вынашивают планы женитьбы своего единственного брата на какой-нибудь богатой красавице из влиятельного семейства – на особе, имя которой не ляжет позорным пятном на титулы Галлифорда и Сент-Винсента. Можно себе представить, насколько не ко двору придется в этом семействе сельская учительница, выросшая в Ирландии, без единого титулованного родственника, но зато с дядюшкой – владельцем игорного дома? А если они еще узнают, что она сама была причастна к худшим из его заведений…
Она закрыла глаза. Ни его сестры, ни он сам… никто не должен знать об этом. Она была «неподходящей» и по многим другим причинам. На счету у нее не было ни единого пенни, которого она не заработала сама.
Да, для нее нет места в жизни Преподобного Мистера Адриана Карстейрса или в епископском дворце, который он когда-нибудь займет.
Она оставалась со своим классом, но душа ее была не здесь. Вопреки собственным строжайшим запретам, она думала об Адриане: как он поднимается по лестнице на чердак, как – со своей-то поврежденной рукой – двигает там мебель. Ли следовало бы пойти помочь ему. Но она не могла себе этого позволить: быть с ним в одной комнате, ни на секунду не забывая, что она должна возвести и сохранить барьер между ними, оказалось для нее непереносимой пыткой.
Вскоре после полудня приехал дядя Тадеус, и это сильно поколебало ее решимость. При встрече он ласково обнял ее и поцеловал в щеку, а потом немножко отстранил и внимательно оглядел.
– У тебя неспокойно на душе, дорогая, и это видно. Что-нибудь случилось?
– Ничего нового. – Она отошла от него, не желая, чтобы се проницательный родственник заметил, как глубоко она несчастна. – У Ад… у мистера Карстейрса рука понемногу заживает, хотя я не понимаю, как это возможно, если он во что бы то ни стало хочет передвинуть всю эту тяжелую рухлядь…
– Он и сейчас там? – перебил ее мистер Денверс. Он поспешил на помощь молодому другу, и Дафна, препоручив своих подопечных заботам кузины Беатрисы, последовала за ним. Уж во всяком случае она может провести с Адрианом час-другой, не выдав при этом, как она наслаждается его обществом – особенно теперь, когда они не одни. Присутствие дяди Тадеуса заставляло ее вести себя осмотрительно, да и внимание Адриана будет отвлечено от нее.
Когда они вошли в кладовую, Адриан выпрямился: перед тем он горбился над очередным сундуком. Он выглядит усталым, подумала она. На его лице прорезались складки – то ли от напряжения, то ли от боли. Эти складки разгладились, но, как видно, не без усилий с его стороны. Только плотно сжатые челюсти выдавали, как досталось сегодня его руке.
– Мистер Денверс! – Адриан пересек широкую полосу свободного теперь от завалов пола, чтобы поздороваться с ее дядюшкой.
Мистер Денверс пожал протянутую ему руку Адриана.
– У вас просто замечательный прогресс. А мне хотелось бы узнать, чем я могу быть полезен.
– И мне тоже, – присоединилась Дафна. Взглянуть Адриану в глаза она не решалась. Это будут для нее трудные часы – труднее, чем она ожидала.
Только работа сможет помочь. Девушка сразу же повернулась к открытому сундуку с пачками заплесневелых книг в кожаных переплетах и начала его разгружать, предоставив Адриану и мистеру Денверсу вытащить каркас ломаной кровати и передвинуть его через коридор. Она опустилась на колени и продолжала свою методичную работу, но совладать со своими мыслями оказалась не в силах. Она держала в руках одну из нитей – очень важную нить – этого запутанного дьявольского клубка. Она знала о существовании картин – или, по крайней мере, о том, что некоторые люди верят в их существование. Если картины были здесь спрятаны, а она сумеет их отыскать, то их можно будет продать и этими деньгами оплачивать все расходы на содержание пансиона, пока не позабудется скандал, связанный с призраками, и не будут приняты новые ученицы. Найти картины – значит избавиться от призраков, потому что весь этот гнусный умысел мог преследовать лишь одну цель – прикрыть проникновение мародеров в Дауэр-Хаус и их поиски спрятанного наследства Селвудов. Надо бы рассказать Адриану…
Но стоило ей представить себе, как Адриан встретится лицом к лицу с дядей Персивелом – а Адриан сразу же захочет увидеться с ним, как только узнает о его присутствии в Бате, – и решимость тут же покидала ее.
Что за ужасное положение! Она была так привязана к старому мошеннику, а он может погубить всю ее жизнь одним неосторожным словом. Она знала слишком хорошо, что Персивел никогда не умел держать язык за зубами. Он сразу же расскажет Адриану и об узах нежной привязанности, которые ее соединяли с родственником-изгоем, и об их шатком благополучии в Ковент-Гардене. Персивел вспоминал бы с гордостью и о тех трудных временах, и об успехах, которых он достиг. И, захлебываясь от собственного бахвальства, он просто погубил бы ее.
За ее спиной появились дядя Тадеус и Адриан, и она поняла, что они ждут, пока она освободит сундук. Она вынула последние книги, а затем вслед за мужчинами перешла через коридор и приступила к скучной процедуре укладывания книг на место. Двое мужчин сразу же отправились за громоздким креслом с высокой спинкой и подушечкой для головы.
Ей понадобилось одиннадцать раз перейти из одной кладовой в другую, чтобы перенести все вынутые книги и вновь уложить их на место. Разделавшись с этой задачей, она на минутку остановилась и увидела, что Адриан пытается сдвинуть огромный сундук. Он не подавался ни на дюйм, словно был прибит к полу гвоздями. Вздохнув, Дафна стерла пыль с пальцев и приготовилась освобождать от содержимого и этот сундук.
Адриан опустился на одно колено около сундука и попытался откинуть крышку, но потерпел неудачу.
– Он заперт, – сказал Адриан. – Неужели где-то сохранились ключи от этих замков?
– Может быть, мы сможем его сдвинуть, если возьмемся все втроем? – предложила Дафна. Она вместе с дядей ухватилась за одну ручку, а Адриан – за вторую.
Но даже втроем они не смогли сдвинуть эту махину, которая упорно стояла на своем месте. Дафна с досадой выпустила ручку и увидела, что Адриан, наморщив лоб, разглядывает это древнее чудище.
– Вы ищете магические слова, чтобы открыть эту штуку? – спросила она.
– Не слова. – Он еще раз наклонился, изучая резьбу на краю крышки. – Дафна, вам раньше не случалось видеть что-нибудь похожее?
Она подошла, всем своим существом ощущая его близость. Сделав над собой усилие, она сосредоточилась на хитроумных деревянных украшениях.
– Это напоминает старые бочки в… – она осеклась, глаза у нее расширились. – В погребе, – выдохнула она.
Адриан метнул на нее быстрый взгляд, в котором не оставалось ни следа усталости или боли.
– Правильно. А теперь, – глаза его были прикованы к линии между крышкой и стенкой сундука, – если я не сумею отыскать секретный замок – а я готов держать пари, что не сумею, или это уже удалось бы мне внизу на бочках – я считаю, что мы можем его взломать.
– А если он будет открыт, мы сможем понять, как запрятан механизм! – воскликнула Дафна. – И тогда мы сможем отправиться в погреб…
– Давайте сначала найдем его, – голос Адриана звенел весельем; всем своим видом он сейчас напоминал охотничью собаку, взявшую след. Его пальцы ощупывали деревянные резные фрукты и цветы, нажимая на выступы и цепляясь за впадины, но пока ничего не находя.
Дафна несколько минут наблюдала, как он это делает, а у нее просто ныли пальцы от желания заняться тем же. Дядя Тадеус спокойно стоял с ней рядом, не отрывая взгляда от Адриана и от сундука. Придется взламывать, предположила Дафна. Она отошла и оглядела помещение. Ничего. Но ведь где-то поблизости наверняка должны быть подходящие инструменты, хотя бы у ближайшего камина. Она отправилась к себе в комнату за кочергой.
Когда она вернулась, Адриан поднял голову, усмехнулся и поблагодарил ее. Он взял инструмент, присмотрелся к стыку крышки и стенки и затем установил заостренный конец кочерги справа от замка, сильно протолкнул его внутрь и нажал на рукоятку.
Несколько секунд ничего не происходило. Но затем, с протестующим скрипом и стоном, сундук содрогнулся. Послышался звук растрескивающейся, расщепляющейся древесины, и кочерга опустилась, поднимая крышку. Адриан отбросил свое орудие и полностью открыл крышку. Все трое изумленно воззрились в сундук – он был пуст.
– Но… – Дафна не верила собственным глазам. Она потрясла головой, чувствуя себя так, как будто ее предали, покинули… одурачили.
Она так надеялась, она так была уверена, что они найдут ответ…
Адриан снова нагнулся над сундуком: лицо у него было напряженным и сосредоточенным.
– А-а-х! – вырвалось у него, когда его рука легла на что-то, чего Дафна не могла видеть. В следующий миг дно сундука откинулось вверх. Знобяще-холодный воздух ударил им в лицо, когда они заглянули в зияющий лаз внизу.
– Мы нашли его! – сказал Адриан, и в его низком глубоком голосе звенело торжество.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Защитник прекрасной дамы - Беннет Дженис



Ой, интересный роман, очень даже можно прочитать на досуге. ...
Защитник прекрасной дамы - Беннет ДженисМилена
22.03.2014, 13.46





Прикольно! Начало было затянуто, а потом события завертелись, закрутились, столько приключений не выходя из дома. Читайте!
Защитник прекрасной дамы - Беннет ДженисТаня Д
15.08.2015, 15.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100