Читать онлайн Флорентийка и султан, автора - Беньи Жаннетта, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Флорентийка и султан - Беньи Жаннетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Флорентийка и султан - Беньи Жаннетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Флорентийка и султан - Беньи Жаннетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беньи Жаннетта

Флорентийка и султан

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 7

Во время своей очередной встречи с воеводой Михаем Темешвари Тамаш осторожно спросил:
– У нас в Сегеде поговаривают, что на границе скоро будут построены еще две крепости.
Воевода удивленно посмотрел на Запольяи.
– А кто это говорит?
Тамаш развел руками.
– Да так, люди.
– Черт побери,– выругался Темешвари.– Это считается при дворе большой тайной. Мы не хотели, чтобы турки узнали об этом раньше времени. А оказывается, даже у вас в Сегеде об этом прослышали.
Тамаш засмеялся.
– Простите меня, ваша милость, но так уж получилось. Я не хотел проникать в эту тайну. Но у меня к вам просьба, или, вернее, совет, если вы разрешите мне дать его.
Воевода засмеялся.
– Конечно же, Тамаш, говори. Я хоть и первый министр короля, но ты мой друг.
– Земли под крепости откупаются у магнатов, ведь это так?
– Да.
– Мне кажется, что королевской казне не выгодно сразу рассчитываться за все. Насколько я знаю, король хочет откупить участки у магнатов Черокеза и Моноштора. Почему бы не сделать так – сначала король покупает участок для строительства укреплений в Черокезе, а уже потом в Моношторе. Выглядит очень просто, но и выгода от этого немалая. Королевская казна покупает сначала один участок, а потом другой. К тому времени, например, подойдет срок уплаты очередного арендного взноса за участки в Левитинце, и вы сможете рассчитаться с моношторским магнатом без всяких затруднений.
Воевода хмыкнул.
– Вот как? Ну что ж, я попробую поговорить с казначеем. Думаю, что он согласится.
Это был очень тонко рассчитанный ход, направленный против главного конкурента Тамаша – Иштвана Жигмонда. Но цель, которую при этом преследовал Тамаш, была совсем другой. Отдав Фьору в дом Жигмонда и разругавшись с самим хозяином, он уже не имел права претендовать на ее руку и сердце, а именно этого ему теперь хотелось больше всего.
Только разорив Жигмонда, он мог добиться исполнения своего заветного желания.
И вот теперь для этого представился удобный случай. Тамаш узнал, что Жигмонд вознамерился помешать его планам покупки участка у моношторского магната и вложить в это все свои деньги, сто тысяч золотых.
Используя свою дружбу с первым министром короля Матиаша, воеводой Михаем Темешвари, Запольяи решил, что необходимо использовать удачно подвернувшийся шанс. Если воевода Темешвари убедит казначея короля в том, что выгоднее будет расплатиться за участки под новые крепости не сразу, а по очереди, то Жигмонд вначале лишится всех своих денег, а потом и вовсе станет должником.
Запольяи может скупить все долговые обязательства Иштвана Жигмонда и, таким образом, сделать его своим крепостным.
Тамашу не понадобилось много времени, чтобы убедиться в том, что он все сделал правильно.
* * *
После того памятного вечера в доме Жигмонда, когда Ференц Хорват ухаживал за Фьорой, прошло несколько недель. За это время она успела вышить тонким венецианским узором свадебную фату, которая теперь занимала почетное место в ее комнате.
Однажды утром Фьора проснулась от того, что дверь ее комнаты распахнулась, и на пороге показалась Мария.
Она была одета в длинное подвенечное платье из ослепительно белого шелка. На голове ее красовалась фата – та самая фата, которую собственными руками для себя вышивала Фьора.
Мария продемонстрировала изумленно воззрившейся на нее служанке свое облачение и спросила:
– Ну как, нравлюсь я тебе в подвенечном наряде? Фьора не смогла вымолвить ни единого слова.
– Ну, что молчишь? – с насмешкой продолжила Мария.– А, тебя смущает эта фата? Не расстраивайся, это была просто шутка. Обыкновенная шутка.
Фьора отвернулась.
– Не грусти, будет жених и у тебя. Я понимаю, господин Хорват – это очень выгодная партия, но он тебе не по зубам, милашка. Помощник сегедского воеводы – это ни какой-нибудь матрос. Если все будет складываться удачно, то скоро мы с мужем отправимся в Буду. Сегедский воевода станет министром при дворе короля Матиаша и заберет с собой Ференца. Да ты, я вижу, не рада. А ведь скоро тебе придется стать служанкой придворной дамы. Это великая честь.
Фьора молчала, глотая слезы от обиды. Ее не радовала ни предстоящая поездка в столицу, ни то, что Мария вскоре станет придворной дамой. Она, Фьора, по-прежнему бедная приживалка в чужом для нее доме. До тех пор, пока у нее не будет денег, на ее долю будет оставаться только роль прислуги.
Из оцепенения ее вывел властный голос Марии.
– Вставай! Мне нужно приготовиться к приему гостей. Сегодня помолвка.
* * *
В этот день дом Иштвана Жигмонда был полон гостей. Здесь собрались известные в Сегеде торговцы и ростовщики, главы ремесленных цехов, командующий местным гарнизоном, архиепископ, несколько окрестных магнатов и даже сам сегедский воевода.
Когда на пороге показался одетый в праздничный камзол с широким поясом на золотой застежке Ференц Хорват, Жигмонд на секунду оторвался от разговора с архиепископом и подошел к Ференцу, которого уже встречала Кресченция.
– Ранний господь, мой дорогой. Ступай, да побыстрее, к Марии, она тебя уже заждалась,– торопливо сказал он.
Кресченция укоризненно посмотрела на мужа.
– Ты так говоришь, как будто она ждет гадалку. Ференц, дорогой, позволь, я провожу тебя в ее комнату.
Но не успел Иштван Жигмонд возобновить свой разговор с епископом сегедским, как его взял под руку известный в городе адвокат Тибор Кавот. Кавот вел все дела Иштвана Жигмонда.
– Ну, что случилось, дорогой? – радостно улыбаясь, спросил Жигмонд.– У тебя такой вид, как будто ты пришел не на помолвку моей дочери, а на ее похороны.
Кавот удрученно покачал головой.
– Беда, господин Жигмонд. Даже не знаю, с чего начать. Давайте отойдем в сторону.
Жигмонд испуганно оглянулся по сторонам и последовал за Кавотом.
– Говори же, да побыстрее.
Кавот тяжело вздохнул.
– Я только что вернулся из Буды и вот что мне удалось там узнать. Королевский совет принял решение начать закупку земель для строительства новых крепостей с Черокеза, и на очень выгодных условиях.
Жигмонд рассмеялся.
– Так в чем же беда?
Кавот сокрушенно покачал головой.
– В том, что до Моноштора очередь дойдет только через несколько лет. Даже точный срок неизвестен.
Лицо Жигмонда посерело.
– Как это?
Кавот развел руками.
– Королевский казначей утверждает, что в казне нет денег для покупки сразу двух участков.
Жигмонд пошатнулся и едва не упал лишь благодаря помощи Кавота.
– Господин Жигмонд, прошу вас, присядьте. Вам нужно успокоиться.
Жигмонд тяжело опустился на стул, хватая ртом воздух и закатывая глаза.
– Вы понимаете, что все это означает? – потрясенно произнес он.
Кавот нервно кусал губы.
– Еще бы.
– Я разорен, я совершенно разорен. Зачем я скупил эти холмы в Моношторе?
Кавот пытался его успокоить.
– Эта сделка выглядела многообещающей, господин Жигмонд, вы почти ни чем не рисковали.
– Да,– облизывая пересохшие губы, произнес ростовщик.– Я не рисковал ни чем, кроме собственного состояния. Я отдал все сто тысяч дукатов моношторскому магнату, надеясь сразу же продать казне этот участок. О, боже мой,– он застонал и схватился за горло.
– Господин Жигмонд,– испуганно воскликнул Кавот,– успокойтесь, успокойтесь! Вам не следует так переживать.
– Я разорен,– шептал Жигмонд, вперив невидящие глаза в противоположную стену.
– Успокойтесь.
– Я разорен, разорен...
Он стал заваливаться на бок, держась рукой за горло. По лицу его пошли красные пятна, лоб покрылся испариной.
– Боже мой,– испуганно засуетился адвокат,– ему надо как-то помочь. Госпожа Жигмонд, быстрее сюда!
Кресченция, оставив гостей, направилась к мужу.
– Что случилось?
– Ему плохо. Наверное, нужно вызвать лекаря. Мария еще ничего не знала о том, что случилось с ее отцом. Она сидела у себя в комнате перед большим, отполированным до блеска медным зеркалом и последний раз придирчиво осматривала свой наряд.
– Ну что ж, все в порядке,– удовлетворенно улыбнувшись, промолвила она.– Фьора, помоги мне расправить фату.
В дверь постучали.
– Войдите! – крикнула Мария.
На пороге показался Ференц Хорват.
– Можно?
Мария благосклонно улыбнулась.
– Ну разумеется. Ведь вы с сегодняшнего дня будете моим женихом. А значит, вам отныне позволено входить в мои покои без стука.
Не обращая внимания на Фьору, стоявшую неподалеку от двери, Ференц прошел в комнату и сел рядом с Марией.
– Дорогая, вы прекрасно выглядите.
– Благодарю вас. Фьора, ну что же ты возишься? Давай побыстрее!
Прикрикнув на служанку, она повернулась к Ференцу.
– Как вы думаете, воевода уже прибыл?
– Я пока не слышал об этом, но думаю, что ждать осталось недолго. Он должен вот-вот появиться.
Фьора принялась поправлять фату и неосторожно кольнула Марию в ухо.
– Ой! – вскрикнула та.– Что ты делаешь? Мне же больно!
Фьора попробовала исправить ошибку, но лишь повторила ее.
– Ой! – снова вскрикнула Мария.– Отойди, дура несчастная!
Невеста раздраженно порвала фату и бросила ее на столик. Фьора в растерянности отошла в сторону. Сегодня она была сама не своя. Все валилось у нее из рук с самого утра.
Она выглядела такой несчастной, что даже Ференц заступился за нее.
– Мария, дорогая, не нужно кричать. Она ведь сделала это не нарочно.
Мария скривилась, но ничего не ответила. В– этот момент из-за дверей ее комнаты донесся женский вскрик:
– Боже мой!
Мария прислушалась, но, не разобравшись, что происходит, обратилась к Ференцу:
– Дорогой, узнайте, что там происходит.
Когда он открыл дверь, из коридора донеслись голоса:
– За лекарем послали?
– Какое несчастье!
– Что с ним?
Мария, не обращая внимания на шум, продолжала смотреться в зеркало, тщательно выискивая последние изъяны своей внешности.
Дверь медленно, со скрипом открылась. В комнату вошел побледневший Ференц Хорват и дрогнувшим голосом сказал:
– Скончался господин Жигмонд.
Мария даже не сразу поняла смысл этих слов. Несколько мгновений она сидела перед зеркалом, растерянно хлопая глазами, а потом охнула и упала на пол.
Разумеется, помолвка не состоялась, а вместо нее в доме Иштвана Жигмонда прошли похороны.
Спустя несколько дней, когда Мария ходила еще в трауре по отцу, ей передали письмо от Ференца Хорвата с просьбой о том, чтобы отменить помолвку вообще.
Получив письмо, Мария сразу же оделась и, ни слова не сказав никому о том, куда направляется, выскользнула из дома.
Услышав стук в дверь, Ференц вышел к порогу своего дома. Это была Мария. Хорват с изумлением посмотрел на нее.
– Как? Ты решилась прийти одна?
– Да,– откидывая с лица траурную вуаль, ответила девушка.
Хорват растерянно топтался на пороге.
– Ну что ж, раз пришла – проходи. Усевшись у окна в большой комнате, она сказала:
– Я получила ваше письмо...
– Я не мог иначе.
– Я понимаю, о чем вы думаете. Теперь я бедна, и вы считаете, что я вам не пара... Но у папы в Белграде есть брат,– торопливо продолжила девушка.– Он тоже богат и не молод. Если бы мы подождали немного... Я снова буду богатой. Ведь вы по-прежнему любите меня, правда?
Хорват, который задумчиво смотрел через окно на мостовую, тяжело вздохнул.
– Может быть, мы поговорим об этом в другой раз? Мария, вам уже пора уходить. Вас, наверное, уже разыскивают дома.
Едва слышно всхлипнув, девушка поднялась со своего места, но, не сделав и двух шагов по направлению к двери, бросилась на шею Ференца.
– Ты же мой, мой,– горячо заговорила она. Хорват с трудом освободился из ее объятий.
– Я... Я всегда буду вашим другом. Мария тут же отпрянула, словно обжегшись.
– Другом? – прошептала она. Хорват отвернулся и опустил голову.
– Мария, вам сейчас лучше всего куда-нибудь уехать. Может быть, в Буду, а еще лучше – отправляйтесь в Белград, к дяде.
Он обернулся.
– Нет, пожалуй, я все-таки провожу вас. Мария гордо вскинула голову.
– Благодарю вас, я сама. Теперь мне не страшно.
* * *
Не прошло и нескольких недель после того, как тело Иштвана Жигмонда было предано земле, как сегедский воевода приказал продать имущество покойного, чтобы покрыть его долги.
В тот день, когда были назначены торги, Кресченция поднялась рано утром и разбудила Фьору.
– Сегодня наше имущество будет описано и продано,– сказала она.– Нужно спрятать хотя бы фамильные драгоценности.
– Но куда? – удивилась Фьора.
Кресченция махнула рукой.
– А это уже не твоя забота. Помоги мне собрать столовое серебро.
Кресченция кое-как рассовала мелочь по карманам, специально для этого пришитым к подолам юбки. Вскоре явились и служащие канцелярии воеводы, которые принялись описывать имущество, предназначенное для продажи.
Кресченция уединилась на кухне, причитая:
– Все добро прахом пошло! Вся жизнь коту под хвост! И говорила я этому глупцу – не прогоняй Тамаша! Надо было сосватать ему Марию.
Потом она умолкла и с неслыханным аппетитом набросилась на еду.
– Фьора, садись и ты. Еще неизвестно, когда в следующий раз можно будет поесть. Скоро все наши запасы кончатся, и придется пойти по миру с протянутой рукой. Одна надежда на бога.
Фьора никак не отреагировала на эти слова, с отрешенным видом переставляя туда-сюда серебряную посуду.
– Ну, что ты молчишь? – в сердцах воскликнула Кресченция.– У тебя такой вид, как будто ничего не случилось. Хоть бы заплакала, что ли. Мы же тебе не чужие.
Фьора тяжело вздохнула.
– Слезами ничего не изменишь.
Кресченция нехотя согласилась.
– Да, слезами горю не поможешь.
Она не выдержала и расплакалась.
Услыхав плач матери, на кухню вошла Мария.
– Доченька, милая,– всхлипывала Кресченция,– нам теперь одна дорога – в служанки.
Мария побледнела и надменно отвернулась.
– Перестань, мама. Ты уже неделю плачешь. Сколько можно? Я скоро рехнусь от твоих слез.
Кресченция затихла за столом, вытирая слезы уголком платья.
– Можно? – раздался с порога знакомый голос. Это был Тамаш Запольяи. Он вошел на кухню, как ни в чем не бывало, легкой походкой и широко улыбаясь. Смахнув с головы шляпу, Тамаш сказал:
– Госпожа Жигмонд, вы, кажется, плакали. Прошу вас, забудьте о слезах. Долгов господина Жигмонда больше не существует. Я за все расплатился.
Кресченция ошеломленно привстала.
– Это правда?
– Правда,– весело подтвердил Тамаш.
– Неужели мы спасены? – сдавленно проговорила Мария.
– Можно сказать и так. Правда, нужно еще кое-что уточнить. С этого дня хозяйкой дома является Фьора.
Не поверив услышанному, она переспросила:
– Я?
– Да, именно вы,– радостно сказал Запольяи. Кресченция и Мария смотрели друг на друга так, как будто только что услыхали о втором пришествии.
– Этого не может быть,– Фьора растерянно развела руками.– Я вам очень благодарна, господин Тамаш,– с трудом подбирая слова, сказала она.– Но я не понимаю, в чем дело. Как такое может быть?
Лицо Тамаша стало серьезным.
– Всему, что со мной произошло, я обязан вам. Все, что я имею, также принадлежит вам,– он запнулся.– А если бы... Если бы я не боялся быть навязчивым... Одним словом, будьте моей женой.
Фьора опустила глаза.
– Не отвечайте сейчас,– торопливо сказал Тамаш.– Не нужно спешить, я подожду.
Фьора поняла, что у нее появилась хоть какая-то надежда. И, хотя душа ее рвалась на родину, она прекрасно понимала, что ни во Флоренции, ни в Париже ее никто не ждет. С одной лишь оговоркой – там не ждут прежнюю Фьору Бельтрами, лишившуюся денег и вынужденную просить то здесь, то там.
Если же она будет богата... То не все ли равно, где. Она словно бросилась с головой в омут.
Те чувства, которые она испытывала по отношению к своему спасителю, трудно было назвать чем-то большим, нежели обыкновенная благодарность. Но она надеялась, что со временем сможет полюбить.
Ведь главное – надежда...
– Мой ответ готов,– тихо сказала она.– Я буду вашей женой.
От неожиданности Тамаш едва сумел проговорить:
– Фьора...
Некоторое время он стоял в нерешительности, а затем бросился на колени перед Фьорой и стал целовать ее руки.
– Я благодарю вас. И благодарю господа за то, что он услышал мои молитвы. Я непременно сделаю так, что вы будете счастливы. Вы забудете обо всех неприятностях, которые вам причинили в этом доме. Вы забудете о всем том страшном, что вам пришлось испытать прежде, еще до того, как я встретил вас. Неужели я не ошибся? Вы согласны?
– Да,– снова повторила она.– Только...
Он вскинул голову.
– Я исполню любое ваше желание. Все, что угодно. Просите.
Фьора слабо улыбнулась.
– Нет, нет, я... Я не это хотела сказать. Я хочу, чтобы госпожа Мария и госпожа Кресченция остались в этом доме. Я считаю их своими близкими, господин Тамаш.
Теперь на колени рухнула Кресченция Жигмонд. Она принялась громко голосить, обняв Фьору за колени.
– Дорогая моя, я тебе так благодарна! Вот увидишь, я тебе все отслужу!
Мария с презрением посмотрела на мать.
– Мама, поднимитесь. Не стоит так унижаться.
Не обращая внимания на ее настроение, Тамаш сказал:
– Мария, о себе вы тоже можете не беспокоиться. Я подарю вам приданое, и вы будете счастливы в браке с вашим женихом.
На лице Марии не дрогнул ни единый мускул. Она не произнесла ни слова.
Зато Кресченция поднялась с пола и кинулась благодарить Тамаша:
– Господин Левитинца, мой хороший, мой дорогой, я даже не знаю, как еще назвать вас. Бог отблагодарит вас за все.
Фьора стояла в стороне, чувствуя, как необъяснимое спокойствие охватывает ее душу. Это совсем не было похоже на то, что ей приходилось испытывать раньше.
Она не понимала, что с ней происходит, и укоряла себя за это. В такие минуты девушки должны волноваться, нервничать, беспокоиться о собственной судьбе.
А она, напротив, была равнодушна. Она восприняла все так, как будто именно этого и ожидала. Как будто она знала, что человек, который помог ей бежать из ненавистного турецкого плена, станет чем-то большим в ее жизни, нежели просто благородным избавителем.
Как же так? Почему она не чувствует биение своего сердца? Почему ничто не дрогнуло в ее душе, хотя судьба ее снова круто изменилась? Почему так переживает госпожа Кресченция? А она, Фьора Бельтрами, молчит? Правда, молчала и Мария, но это продолжалось недолго, только до тех пор, пока Тамаш не сказал:
– Мария, хотите, я сам сообщу Ференцу о том, что вы можете пожениться уже в ближайшее время?
Девушка гордо подняла голову и с недоброй улыбкой сказала:
– Господин Левитинцы, вы напрасно думаете, будто я собираюсь стать женой господина Ференца Хорвата. Он меня больше ни капли не интересует. Я с ним порвала, он мне больше не нужен. А у вас в доме я могу остаться горничной. Надеюсь, что смогу справиться.
* * *
Свадебная церемония прошла в городском соборе Сегеда пышно и торжественно. Здесь собрался весь цвет местной знати. Присутствовали сегедский воевода, гостьи из Буды, торговцы, банкиры, адвокаты, все, кому так или иначе приходилось иметь дело с богачом Тамашем Запольяи.
Несколько смущало гостей только одно обстоятельство: невеста выглядела абсолютно равнодушной. Нет, на ее лице не было написано глубоких душевных мук и страданий, но и радости особой тоже не было.
Гости в один голос восхищались необыкновенной, неземной красотой невесты, богатством и умом жениха.
Не успели обрученные выйти из церкви, как гости тут же бросились с поздравлениями.
Тамашу еще никогда в жизни не приходилось выслушивать столько слов восхищения, но чувствуя полное равнодушие и даже холодность, которые исходили от его супруги, он стал нервничать и думал только об одном: почему?
Гости донимали Тамаша поздравлениями и восхищениями и в его новом огромном доме. Он получил множество приглашений от окрестных магнатов посетить их замки с красавицей-супругой.
К концу вечера Тамаш мечтал только об одном – чтобы все гости побыстрее оставили его наедине с молодой женой.
Наконец гости начали разъезжаться по домам. Фьора вошла в свою просторную спальню, где стояло ее новое супружеское ложе.
– Я просто с ног валюсь от усталости,– проговорила она, оставшись наедине с Марией.– Это торжество было очень утомительным. Помоги мне снять платье.
Она уселась перед медным зеркалом и увидела в отражении лицо усталой, ничему не удивляющейся, и ко всему готовой женщины. Это была совсем не та жизнерадостная девушка, которая несколько лет назад сводила с ума и восхищала Флоренцию и Париж.
– Вы счастливая, Фьора,– сказала Мария, расшнуровывая на спине свадебное платье Фьоры.– У вас хороший муж, самый богатый человек этого города. Вам многие завидуют.
Чтобы не видеть в зеркале собственного лица, Фьора опустила глаза.
– Да, наверное...
Мария с натянутой улыбкой продолжала:
– К тому же, господин Тамаш так влюблен в вас.
Фьора неожиданно посмотрела на Марию.
– А почему тебя не было в церкви? Я думала, что ты придешь туда.
С деланным сожалением Мария развела руками.
– Увы, у меня было слишком много дел дома. Теперь я поняла, что такое работа служанки. Кухня, уборка... Все это отнимает уйму времени. Вот и сегодня весь день я была очень занята.
В дверь постучали.
– Войдите,– устало сказала Фьора.
В комнату вошел Тамаш.
– Вот я и проводил последнего гостя,– сказал он с порога.
– Я тоже ухожу, если позволите,– тут же сказала Мария, направляясь к выходу.– Доброй ночи.
Тамаш молча проводил ее взглядом. Когда дверь за служанкой закрылась, он подошел к своей супруге и принялся расшнуровывать платье на ее спине.
– Позвольте, я помогу вам.
Почувствовав прикосновение его рук, Фьора вскочила.
– Нет, нет, не нужно! Я сама.
Тамаш растерянно посмотрел на супругу.
– Но почему?
Фьора еле нашла в себе силы улыбнуться.
– Спокойной ночи, Тамаш. Он сделал шаг вперед.
– Я думал... что мы проведем эту ночь вместе. Ведь я люблю тебя, Фьора.
Он попытался обнять ее, но девушка оттолкнула его и отвернулась.
– Что происходит? – непонимающе спросил он.– Ты меня не любишь... или боишься?
Фьора отрешенно покачала головой.
– Не нужно спрашивать меня об этом.
– Но я хочу,– настаивал Тамаш.– Мы перед лицом Бога законные муж и жена. Мы должны жить в любви и согласии. Но я чувствую, что ты равнодушна ко мне, холодна, как лед.
Не выдержав, он снова попытался обнять ее, однако Фьора молча отстранилась.
– Как же мне быть, Фьора? – растерянно произнес Тамаш.– Я люблю тебя и не представляю без тебя своей жизни.
– Не нужно на меня обижаться,– уклончиво ответила девушка.– Я понимаю, как много вы сделали для меня. Я буду всю жизнь благодарна за это.
– Но я хочу не благодарности! – с горячностью воскликнул Тамаш.– А хоть чуточку нежности, немного любви!
Фьора медленно покачала головой.
– Я готова быть вашей супругой, но не возлюбленной...
* * *
Торговые дела Тамаша Запольяи шли как нельзя лучше. Караваны барж с пшеницей из Левитинцы, принадлежавшей Тамашу, шли вверх и вниз по Дунаю. Прямо на глазах он превратился в самого крупного зерноторговца Венгрии. Его имя хорошо знали в соседних Австрии и Польше.
Первый министр короля Матиаша воевода Михай Темешвари выхлопотал у его величества золотую цепь для дворянина Левитинцы – знак особого расположения в награду за заслуги перед троном. Сам первый министр тоже не оставался в накладе – Тамаш щедро делился с ним прибылью.
Когда воевода Темешвари лично прибыл в Сегед для того, чтобы вручить эту награду, радовался, наверное, весь город. Лишь один человек совершенно бесстрастно взирал на происходящее.
Это была супруга Тамаша – Фьора.
На торжественном приеме, который по такому случаю устроил дворянин Левитинцы, снова собралось полгорода. Все наперебой поздравляли Тамаша, а Фьора равнодушно сидела в углу, словно здесь присутствовала только ее телесная оболочка.
– Кого я вижу! – воскликнул Тамаш, когда из толпы гостей вышел ему навстречу Ференц Хорват.– Я уже забыл, как ты выглядишь.
Ференц улыбался.
– Я все такой же.
– Чем ты занимаешься? Я что-то давно не видел тебя.
Ференц развел руками.
– Как обычно, устраиваю для кого-нибудь что-нибудь.
– А почему ты к нам никогда не приходишь?
Ференц уклончиво ответил: – Так... приду, конечно. Извини, я задерживаю тебя. Тут еще многие хотят тебя поздравить.
Тамаш тут же направился к жене, чтобы поделиться приятной новостью. Когда он сообщил ей, что пригласил Ференца в гости, она равнодушно пожала плечами.
– Ну что ж, пусть приходит. Хотя... вряд ли это будет приятно Марии.
Тамаш на мгновение задумался.
– Да, возможно, ты права. И все-таки, я хотел бы увидеть Ференца прежде, чем уеду.
– Куда?
– По торговым делам.
Фьора бесстрастно кивнула.
– Понятно.
Тамаш попытался что-то объяснить, однако в этот момент очередной гость принялся поздравлять его с наградой, предлагая выпить по кубку вина. Запольяи ушел, а Фьора по-прежнему сидела в углу, не замечая происходящего. Мысли ее витали далеко отсюда.
Она думала о загробной жизни. Удастся ли соединиться на том свете двум любящим друг друга, но разделенным временем и расстоянием, душам? Можно ли надеяться на счастье хотя бы там, за порогом земной юдоли? От кого это зависит, от Бога или от самого человека? Есть ли оно вообще – счастье?
* * *
Тамаш солгал – он уехал из дома по делам, никак не связанным с торговлей. Убедившись в том, что жена совершенно равнодушна к нему, Тамаш вспомнил про девушку, чьи глаза горели настоящим огнем от одной только встречи с ним.
Это была белокурая Альмира, обитательница маленького острова где-то далеко внизу по течению Дуная.
Тамаш провел здесь несколько дней, понимая, что только здесь, с Альмирой, он будет счастлив.
За эти несколько дней он успел так влюбиться в нее, что даже не представлял себе, как вернется домой. Там была изумительная, очаровательная, прелестная... и совершенно холодная, равнодушная Фьора. А здесь – полная жизни, сил и любви к нему Альмира.
Прежде, чем отправиться на остров, Тамаш подготовил маленький сюрприз для его обитательницы. Но он приберегал этот сюрприз до тех пор, пока не наступил день расставания.
В документах, которые Тамаш вручил Альмире и Тимии, было черным по белому написано, что отныне они, и только они, являются владелицами этого острова. Под документами стояла подпись первого министра короля, воеводы Михая Темешвари.
Когда Тамаш собирался покинуть остров, Альмира бросилась ему на шею.
– Я люблю тебя! Люблю! И мне все равно, есть ли у тебя кто-нибудь или нет.
Он покачал головой.
– Дома меня никто не ждет. Если бы ты знала, как я не хочу возвращаться к ней.
– А кто она?
– Ты ее видела. Помнишь в тот раз, когда я впервые появился на вашем острове со мной была девушка с пышными черными волосами.
– Помню.
– Теперь она моя жена. Но она не любит меня.
– Она любит твои деньги?
– Нет. Я не знаю, что ей нужно. Я готов был сделать для нее все, отдать ей все. Но она не захотела принять. Она живет в другом мире, но в каком – я не знаю.
– Не уходи, Тамаш. Или уйди ненадолго, а потом вернись навсегда. Ведь это возможно, правда? А может быть, тебе скучно здесь? А мы привыкли к острову. Ты вернешься?
Он тяжело вздохнул.
– Не знаю. А ты будешь ждать меня, Альмира? Мне нужно немного подумать.
* * *
После возвращения домой Тамаш старался быть повнимательнее к жене. Однако Фьора была по-прежнему равнодушна, и это решило все.
Он взял ларец и направился в комнату Фьоры.
– Можно войти?
Она, как обычно в последнее время, сидела перед зеркалом, задумчиво перебирая коробочки с украшениями. Тамаш осторожно сел рядом.
– За последнее время у меня было много работы,– сказал он.– Пришлось привести в порядок все дела, прежде чем я снова уеду. На этот раз надолго, навсегда.
Фьора непонимающе посмотрела на него.
– Навсегда?
Он тяжело вздохнул.
– Пришло время сказать вам правду. Это золото, эти драгоценности принадлежат вам, и только вам. Вам завещал их Али Чарбаджи.
– Откуда вы знаете? – прошептала Фьора.
– Он сам рассказал мне об этом перед своей смертью. Правда, он не успел договорить, но мне и без этого было ясно, что я поступаю нечестно, не по-христиански. Вот, взгляните.
Он придвинул открытый ларец к Фьоре.
– Боже мой,– промолвила она.– Это медальон с изображением моей матери.
Она залилась слезами.
– Я думала, что больше никогда не увижу ее портрет.
Зажав в руке медальон, Фьора вдруг почувствовала, что силы покидают ее.
– Неужели я снова уеду в Париж? – прошептала она.
– Вы вольны делать все, что угодно. Теперь вы сами хозяйка собственной судьбы.
– Я – хозяйка своей судьбы... Я уезжаю в Париж. Я снова увижу его. Площади, соборы, дома. Я увижу родную Флоренцию.
Я возвращаюсь домой!


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Флорентийка и султан - Беньи Жаннетта



Не очень, не понравилась.
Флорентийка и султан - Беньи ЖаннеттаГалина
2.08.2012, 11.37





жуть
Флорентийка и султан - Беньи ЖаннеттаНаталья
5.02.2013, 13.06





Какое имеет отношение роман к этой теме? Название вообще не соответствует содержанию!
Флорентийка и султан - Беньи Жаннеттаольга
30.06.2013, 13.41





Только время потратила, не стоит читать, фигня!!!
Флорентийка и султан - Беньи Жаннеттаольга
29.03.2014, 16.00





султана никакого нет,конец вообще никакой,и такое ощущение,что середину(причем самую интересную по логике)просто вырвали из романа!жаль потраченного времени на всевозможные описания не по теме.читая вторую часть долго врубалась что к чему,откуда взялся казначей,куда делся гриччардини?вобщем читать не советую!
Флорентийка и султан - Беньи Жаннетталариса
23.12.2014, 5.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100