Читать онлайн Из плена прошлого, автора - Бенедикт Клэр, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Из плена прошлого - Бенедикт Клэр бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Из плена прошлого - Бенедикт Клэр - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Из плена прошлого - Бенедикт Клэр - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенедикт Клэр

Из плена прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

– Мисс Лайлл, правильно? Я миссис Доран. Мистер Симпсон должен был сказать вам обо мне.
В дверях меня встретила полноватая женщина средних лет с круглым, приятным лицом, поэтому меня огорчило ее явное нерасположение.
Она еще ничего не сказала, но уже бросила взгляд на ряд грязных следов, оставленных мною на дорогом ковре. Я сразу смутилась. Пришлось напомнить себе, что это мой дом. Тут она снова заговорила:
– Не беспокойтесь, мисс Лайлл, это легко подмести.
Хорошо, что я не стала извиняться, промолчала. Очко в мою пользу!
Она подождала немного, потом достаточно спокойно признала свое поражение и бесстрастно сообщила мне:
– К вам тут заходили, когда вас не было.
– Ко мне?
Я удивилась. Кого же я знаю в Ситонклиффе? Кто знает меня? Разве что Сара…
– Он назвался Грегом Рэндаллом.
Имя показалось знакомым… Я слышала его раньше… Нет, точно, я это имя знала… И человека с таким именем тоже…
– Миссис Доран, а как он выглядел?
– Потрясающе.
– Простите?
Я с изумлением уставилась на нее. Женщина начисто позабыла о своей враждебности и улыбнулась, правда весьма цинично.
– Потрясающе. Высокий брюнет, вообще красавчик – такого не сразу забудешь. Он сказал, что постарается застать вас позже.
Скорее всего, это он. Тот человек, с которым я столкнулась под дожлем, чей холодный взгляд в кафе так меня расстроил, человек, о котором я мечтала, сидя вчера вечером у камина. Но зачем он зашел ко мне сегодня утром?
И самое главное, почему его имя – Грег Рэндалл – показалось мне знакомым? Он ведь тогда не назвался.
– Не сообщил, что ему надо?
– Нет, я сказала, что если он ваш друг, то может подождать, но он ответил, что вы по-настоящему не знакомы – уж нек знаю, что он имел в виду – и что его ждет работа.
Какая работа? Мне ведь показалось, что он в отпуске.
– Мисс Лайлл, позавтракать не хотите? Или сначала приведете себя в порядок?
Я ничего так не хотела, как отправиться наверх, помыться и переодеться. Но мысль, будто эта женщина пытается подсказать мне, что я должна делать, дабы еще больше не напачкать в доме, заставила меня заявить ей:
– Да, я не прочь позавтракать, но не волнуйтесь, справлюсь сама.
Она оценивающе посмотрела на меня. Я понятия не имела, к какому она пришла выводу, поскольку она легонько фыркнула и почти что улыбнулась.
– Еще чего, зачем же я тогда так рано пришла? – Для столь крупной женщины она двигалась на удивление легко. Когда я дошла до кухни, она уже укладывала на сковородку ломтики бекона. – Если хотите, можете посидеть на кухне.
Интересно, оттаяла она настолько, чтобы желать моего общества, или же хотела помешать мне натаскать песку и в другие комнаты? Неважно. Я решила воспользоваться ее приглашением. В кухне было тепло, ее уже начали наполнять аппетитные запахи.
– Там в ящике ножи и вилки, а посуда в шкафу.
Я достала себе тарелку и вилку с ножом и села наблюдать, как она режет помидоры и разбивает два яйца в миску.
– Чай или кофе?
– Лучше чай, миссис Доран, пожалуйста.
– Бетти.
– Хорошо, Бетти.
Она вылила кипяток в большой заварной чайник.
– Выпью с вами чашку чаю и, может, съем кусочек тоста.
– Разумеется. Кстати, это вы принесли продукты? Я не видела ни яиц, ни бекона в холодильнике, когда укладывала туда кое-что.
– Да, я заметила, что вы побывали в магазине, но я не была уверена, что вы это сделаете, поэтому пообещала мистеру Симпсону позаботиться о полном холодильнике.
– Спасибо. Скажите мне, сколько я вам должна?
– Да нет, пока все не утрясется, обо всем позаботится мистер Симпсон. – Она повернулась ко мне лицом. – Значит вы решили остаться?
– Ну, на некоторое время, по крайней мере…
– Но не навсегда?
– Это еще не решено. – Выговорив эти слова, я поняла, что хочу остаться, несмотря ни на что.
– Ну вот, все готово. – Бетти Доран поставила передо мной огромную тарелку с беконом, омлетом и помидорами. – Да ладно, ешьте, у вас такой вид, что подкормиться вам не помешает. А вот и тосты для нас обеих.
Не знаю, что на меня больше подействовало – морской воздух или отменно приготовленный завтрак, но я съела все до крошки. Но все же заставила Бетти дать мне обещание, что если ей еще придется готовить мне завтрак, его размеры будут более подобающими леди.
– Да знаю я, мюсли и апельсиновый сок. Кстати, я каждое утро выжимала апельсины для вашей бабушки.
– Правда?
Мы смотрели друг на друга поверх чайных чашек. Впервые в нашем разговоре прозвучало упоминание о бабушке, Франсис Темплтон, и я поняла, что мы дольше уже не сможем избежать разговора о ней. Миссис Доран снова оценивающе смотрела на меня.
– Я приходила каждый день, убиралась, стирала и гладила, и еще маленько стряпала, хотя она ела очень мало. Актрисы и манекенщицы – они все одинаковые, так ведь?
– Актрисы? Манекенщицы? – Я посмотрела на нее диким взглядом. Я-то думала, мы говорим о моей бабушке. – О чем вы толкуете?
– Ну… прошло уже много времени с тех пор, как она последний раз снялась в фильме… Мне кажется, после смерти вашего деда она снялась лишь в одном… – Значит, речь все же о моей бабушке. – Но ведь она всегда продолжала следить за своей внешностью, верно?
– Не знаю… Прошло столько времени…
Меня потрясли эти новые сведения. Мне уже пришлось напрячься, чтобы вспомнить годы, проведенные здесь ребенком. Но теперь я поняла, что знать мне надо много больше.
Всего этого меня лишило событие, заставившее отца и меня сбежать в Лондон четырнадцать лет назад. Моя бабушка – звезда экрана? Я обожала старые черно-белые фильмы, мы с Джози никогда их не пропускали. Возможно, я даже видела один из ее фильмов и понятия не имела, что это она…
– Ей здесь было одиноко, надо сказать. – В голосе миссис Доран явно звучали неодобрительные нотки.
– Я не знала… Откуда мне было знать…
– Эта Сара… Она тут несколько все оживила, но ничего путного их этого не вышло. Как я и предполагала с самого начала. – Рискнуть и спросить ее, что же произошло? Я еще не решила, как поступить, когда она продолжила: – Разумеется, у нее были друзья в Ситонклиффе. Те дамы, с которыми она играла в бридж, особенно миссис Брэдфилд, тоже бывшая актриса. Кстати, именно миссис Брэдфилд и позаботилась о похоронах.
– О похоронах…
Миссис Доран встала и потянулась за моей пустой тарелкой.
– Иметь друзей, конечно, хорошо, но ведь это не то что семья, правильно?
Я боялась встретиться с ней взглядом.
– Да.
– Я вас не виню, не мое это дело. Слышала, ваш отец и бабушка рассорились много лет назад. Мне мало что про это известно, я тогда не жила в Ситонклиффе. Я только хочу, чтобы вы знали: я считаю, что это позор, вот и все.
Она отвернулась, поставила тарелки на столик и наполнила пластмассовый тазик горячей водой. Накапала туда жидкости для мытья посуды, но прежде чем начать работу, повернулась ко мне.
– Желаете, чтобы я приходила каждый день?
– Нет, нет, я сама справлюсь, благодарю вас.
– Может, оно и так, но дом большой, и мистер Симпсон хотел, чтобы я поддерживала здесь порядок, пока окончательно не решится вопрос о наследстве.
Мне пришло в голову, что миссис Доран наверняка нуждается в этой работе, просто не хочет признаться.
– Что ж, полагаю, каждый день вам приходить необязательно…
– Тогда дважды в неделю, как сейчас?
– Пусть будет три раза в неделю – понедельник, среда и пятница. Но совсем не нужно мне готовить.
– Мне нетрудно приготовить вам завтрак. Если есть что грязное, просто оставьте…
– Замечательно. А теперь я пошла под душ.


После душа я бросила шорты и футболку в корзину с грязным бельем и надела джинсы и бледно-голубую рубашку с длинными рукавами. Из окон спальни я заметила, что небо снова затягтвается тучами, а я уже на собственном опыте убедилась, как холодно здесь может быть.
Единственная розетка, куда я могла воткнуть вилку своего фена, находилась около настольной лампы. Поскольку для этого мне пришлось бы лезть под кровать, я воспользовалась розеткой на лестничной площадке. К счастью, у моего фена длинный шнур. Стоя в дверях, я вполне прилично могла видеть себя в зеркале туалетного столика.
Потом я спустилась вниз и позвонила. Пол Митчелл почти убедил меня в нецелесообразности обращения в полицию по поводу моего «несчастного случая», но мне казалось, что я буду в большей безопасности, если расскажу кому-нибудь об этом случае. То, что произошло потом, и смутило меня, и насторожило.
Патрульная машина приехала довольно быстро. Два молодых констебля вежливо выслушали мой рассказ, один даже что-то записывал. Миссис Доран провела их в небольшую уютную комнату, которую назвала «утренней», и не спешила уходить.
Полицейский повыше ростом, представившийся как капрал Маккензи, спросил меня:
– Вы получили травму? Я заметил, что вы прихрамываете.
– Верно, именно этой ноге досталось…
– Но?.. – Он оказался смекалистым.
– В детстве я травмировала эту ногу и с той поры иногда прихрамываю. Особенно если устаю. – Или в стрессовом состоянии, следовало бы мне добавить.
Потом капрал Робсон, почти столь же высокого роста – видно, полиция Нортамберленда набирает на службу молодых гигантов – сказал, что нам следует поехать на «место преступления». Они отвезли меня в потрульной машине на обрыв, где все случилось. Во всяком случае, я была в этом уверена, но доказать не смогла. Следы шин исчезли. Кто-то сравнял песчаную почву на некотором расстоянии в обоих направлениях. Мак и Роб, как они называли друг друга, взглянули на меня с сомнением.
– Будет трудно что-нибудь доказать, мисс Лайлл, – сказал Маккензи.
Я молча показала на пучки вырванной травы, и он вздохнул.
– Это может быть все что угодно – собаки, дети и так далее.
– Значит, вы мне не верите?
– Я этого не говорил.
Роб уже вернулся в машину и переговаривался с контрольным пунктом. Он подтвердил, что видел место предполагаемого преступления, и я услышала, как он закончил:
– Нет, никакого описания. Не за что зацепиться…
Заговорил Маккензи. Когда он улыбался, его грубоватое, веснушчатое лицо казалось почти красивым.
– Я только хочу сказать, что без четкого описания и при отсутствии улик у нас очень мало шансов поймать преступника.
– А вы верите, что он был, преступник?
– Да, верю. К нам поступали жалобы от жильцов трейлерной стоянки, что кое-кто использует эту дорогу в качестве гоночного трека. Но пока нам не удается их поймать.
– Вы считаете, что тот, кто это сделал, вернулся и стер следы?
– Ну да. Хоть я их в такой сообразительности не подозревал, но, видно, так и было.
Они предложили довести меня до дома, но я предпочла пройтись и по дороге подумать. Они решили, что это просто случайный наезд. Мне очень хотелось принять их версию происшедшего. Куда предпочтительнее, чем признать, что кто-то в Ситонклиффе хочет меня убить.


Подул резкий ветер. Несмотря на солнце было свежо, так что я с удовольствием вошла в огороженный стеной сад за Дюн-Хаусом. Сад тянулся на юго-запад, от северных ветров его защищал дом, так что он существовал как бы в иной климатической зоне.
Пока я шла по лужайке к летнему домику, я пришла к выводу, что и сама лужайка, и дорожки со скульптурами, и кустарник знавали лучшие дни – когда хозяева дома могли себе позволить нанять одного-двух садовников. Сейчас же все пришло в запустение. Я беспомощно смотрела на неподрезанные розы, разросшиеся кусты и поросшую неровной травой лужайку.
Позвоню мистеру Симпсону, решила я. Неважно, приму ли я наследство или откажусь от него в пользу других наследников. Поверенный моей бабушки должен понять, что за садом нужен уход.
Однако, я пришла сюда не за тем, чтобы любоваться садом. Меня интересовал летний домик. Даже теперь, когда светило солнце и почти не было теней, я вздрогнула, вспомнив, как кричали чайки, как скрипела и ударялась о стену дверь.
Сейчас дом казался вполне обычным. Просто довольно большое деревянное строение на каменном фундаменте у стены. Окна по обе стороны двери грязные и в паутине.
Скат крыши образовывал навес для веранды вдоль фасада. Ее когда-то резные перила совсем пришли в негодность. Наверное, прошли годы с тех пор, как моя бабушка или еще кто-нибудь грелся здесь на солнышке.
Рядом с летним домиком в стене я обнаружила тяжелую деревянную калитку. Подойдя к ней, я повернулась к дому и поняла, что из дома ее не видно.
«Нам запрещено играть в летнем домике. Это опасно». Я помнила эти свои слова и ответ Сары. «Они так говорят, потому что не хотят, чтобы мы лазали в монастырский сад…».
Но кто говорил, что летний домик опасен? Не моя бабушка или родители, поскольку я помнила, что мне разрешалось там играть до приезда Сары и тети Дирдре. Значит, тетя Дирдре? Да.
«Там доски на веранде сгнили, Сара». Через все эти годы я снова услышала ее высокий, гнусавый голос. «Не смейте приближаться к летнему домику, вы можете упасть и сильно ушибиться».
Когда мать ушла, Сара усмехнулась.
– Все потому, что ей лень за нами присматривать. – Она так рассердилась, что даже позволила себе критиковать мать. – Твоя мамаша постоянно отдыхает, а на нее валится вся ответственность. Если она заставит нас сидеть в доме, ей ни о чем не придется беспокоиться.
Сара безумно любила свою мать, но она знала и ее недостатки, а нельзя было отрицать, что тетя Дирдре ленива.
Но что-то еще будоражило мою память. Сара была права лишь наполовину. У тети Дирдре была и другая причина не желать, чтобы мы бродили где попало…
На веранду вели две низкие ступеньки. Доски пола вовсе не сгнили. Даже сейчас, многие годы спустя, они выглядели вполне надежными. Дверь запиралась на щеколду, одну из тех, с которыми приходится повозиться, если засов сразу не попадает в паз. Этим и могло объясняться, что дверь болталась туда-сюда на ветру вчера вечером, а потом более сильный порыв ветра ее захлопнул.
Я подняла щеколду и вошла в дом. Чего я ждала? Запаха гнили и сырости? Внутри оказалось тепло и, хотя в воздухе и чувствовался какой-то слабый, терпкий запах, довольно приятно.
Через несколько мгновений мои глаза привыкли к полумраку, и я огляделась. Там было достаточно чисто, если учесть, насколько давно домом никто не пользовался. Старый, но еще приличный ковер закрыл большую часть пола. В углу – складные стулья, в другом – сложенный садовый зонт, а у стены – столик и два стула. Имелось там и кресло, на которое были навалены диванные подушки и пара пледов.
«Мы устроим свое логово в летнем домике. Если хочешь, ты можешь тоже пойти, Бетани. Цыганенок принесет еду и что-нибудь выпить…» Голос Сары звучал все громче, по мере того как события последнего лета в Ситонклиффе восстанавливались в моей памяти.
Мне пришлось ухватиться обеими руками за край стола, чтобы не упасть. На столе стояла бутылка вина в потеках оплывшего воска. Но не могла же она оказаться той самой бутылкой, которую принес Цыганенок много лет назад.
Та высокая зеленая бутылка лежала в картонном ящике вместе с банками «кока-колы», пакетами чипсов, шоколадками и бутербродами, завернутыми в целлофан…
– Замечательно, Цыганенок, но ведь тебя могли поймать? – Сара с одобрением смотрела на него широко раскрытыми глазами.
– Не волнуйся, никто меня не заметил, в кафе много народу в это время.
– Но вино? Где ты взял вино?
Он ухмыльнулся.
– Скажем так: я знаю, где хранятся запасы одного человека.
Цыганенок захватил и штопор. На Сару явно произвело впечатление, как он ловко открыл бутылку, будто ему доводилось делать это постоянно. Она налила понемногу темно-красной жидкости в три пластмассовых чашки, которые вместе с бумажными салфетками были нашим с ней вкладом в пиршество.
Мне было всего семь, и вино мне не понравилось. После скорченной мною гримасы, вино в мою чашку больше не наливали. Сара и мальчишка вдвоем прикончили бутылку.
Потом Цыганенок прибрал все остатки нашего тайного пира. Он был невероятно аккуратен и методичен для четырнадцатилетного мальчика. Когда Сара шутила над ним по этому поводу, он пояснил, что не умеет иначе, так его приучили.
Я не каждый раз ходила с Сарой на встречи с Цыганенком; она не всегда меня приглашала. Случалось и так: мы с ней приходили туда, а его в доме не оказывалось. Тогда Сара делала вид, что знает, где он.
По мере приближения родов мама все чаще уединялась, оставляя нас на попечение тети Дирдре. Той было совершенно безразлично, чем мы занимаемся, лишь бы не поднимали шума и появлялись за столом умытыми и чисто одетыми. Отца я тоже видела редко, но уже знала, что, когда он работает, ему надо быть одному…
Воспоминания потускнели. А я все стояла, глядя на бутылку, которая, разумеется, не могла простоять там четырнадцать лет, и сожалела, что не могу вспомнить, чем же именно занимался мой отец.
От терпкого, душного запаха в домике у меня разболелась голова. Я повернулась, чтобы уйти, и тут через пропасть лет до меня снова донесся голос Сары:
– Так ты идешь со мной или нет, Бетани? Не могу же я ждать весь день, когда ты решишься?
– Сара, я не могу. И ты не ходи!
– Не будь занудой. Они никогда не узнают, что мы там побывали.
– Ты же знаешь: это опасно. – Мне хотелось пойти, но я боялась нарушить установленные в доме строгие правила.
– Да нечего беспокоиться, Цыганенок проверил время прилива и отлива, мы успеем. Да будет тебе, идем. Он же ждет нас на пляже.
– Ладно, идем.
Если бы только я не согласилась пойти сней в тот день! Внезапно какая-то сила заставила меня прервать путешествие в прошлое – там меня ждало нечто ужасное, чего я не хотела вспоминать.
Спотыкаясь, я вышла из летнего домика на веранду и ухватилась за деревянные перила. Потом спустилась по ступенькам в сад. Я должна бала уйти. Не только от воспоминаний, но и от того места, которое их вызывало. Однако в дом мне возвращаться не хотелось, так что я повернула к калитке, ведущей в монастырский сад.
Старое дерево калитки местами потрескалось. В ней зияла большая замочная скважина, но ключа нигде поблизости видно не было. Я толкнула калитку, и она открылась. Значит, она вовсе не заперта, так что любой может свободно проникнуть через нее туда и обратно.
Передо мноя тянулся сад, где когда-то работали монахи. От самого монастыря остались лишь несколько красивых арок, расположенных ярдах в двухстах от стены.
Мистер Симпсон объяснил мне, что эти исторические развалины были переданы моей бабушкой фонду «Английское наследие», хотя сама земля осталась в собственности Темплтонов. Туристам разрешалось посещать руины, но идти они должны были по специально проложенной тропинке.
Я пошла к развалинам по этой тропинке, ведущей к руинам монастыря, и дальше – к дороге на Ситонклифф. Кто-то шел мне навстречу. Еще толком не разглядев его, я поняла, кто это. Он меня еще не заметил, шагая в направлении нескольких надгробий около небольшой часовни, выглядевшей прекрасно, если не считать отсутствие крыши. На плече у него висел фотоаппарат. Его фигура в черной куртке резко контрастировала с зеленым и серым фоном монастырского сада.
Тут он меня увидел и замер. Остановилась и я. Грег Рэндалл. Ну разумеется!
Теперь я поняла, почему это имя показалось мне знакомым и почему его лицо в «Гондоле» мне кого-то напомнило. Конечно, я знала, кто такой Грег Рэндалл. Но зачем я ему понадобилась?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Из плена прошлого - Бенедикт Клэр



странный роман. сначала ужасно понравилось - сюжет, повествование, герои. вообще-то неплохо написано, хотя это скорее не любовный а детективный роман. а в конце получилась логическая неувязка, так как не все злодеи наказаны, а гг-ня все прощает. как??? ведь речь шла о ее матери. непонятно. до самого конца поставила бы 10, а так на больше чем 9 не тянет
Из плена прошлого - Бенедикт Клэрнемочка
11.09.2012, 19.23





Мне понравился,больше похож на детектив.Эротики нет,что тоже не плохо.
Из плена прошлого - Бенедикт Клэрвера2
12.01.2015, 20.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100