Читать онлайн Из плена прошлого, автора - Бенедикт Клэр, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Из плена прошлого - Бенедикт Клэр бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Из плена прошлого - Бенедикт Клэр - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Из плена прошлого - Бенедикт Клэр - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенедикт Клэр

Из плена прошлого

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

Небо было голубым и безоблачным, воздух наполнен запахом мокрой травы и ароматами полевых цветов. Бенджи, правда, интересовался ароматами более приземленными – кроликов и мышей-полевок. Опустив нос к земле, он скользил по траве с весьма деловым видом. И не выказывал абсолютно никакого желания вернуться домой, то есть на трейлерную стоянку.
Мэнди оставалась в доме до утра. Она была уверена, что кто-то решил со мной разделаться. Скорее всего, Сара. Мотив? Разумеется, Дюн-Хаус.
Я не рассказала Мэнди о других несчастных случаях, подозревая, что тогда-то уж она непременно приставит ко мне братца Джо в качестве телохранителя. А я нутром чувствовала, что это лишь затянет события. Не знаю почему, но я ощущала: дело движется к развязке.
Однако Мэнди позволила мне уснуть только после того, как я пообещала, что все время буду настороже. Она позаимствовала у меня спортивный костюм и настояла на том, чтобы спать рядом на случай, если у меня поднимется температура.
Мы встали рано, хотя заснули очень поздно, и позавтракали вместе с Бенджи – к счастью, этот пес любил кукурузные хлопья. Потом Мэнди отправилась в кафе, взяв с меня обещание позвонить или зайти.
Я чувствовала себя неплохо, только болели ноги, натертые мокрыми джинсами, да плечи в синяках от попыток вышибить дверь. Поэтому после душа я надела широкую юбку и удобную мягкую блузку с длинными рукавами из хлопчатобумажного трикотажа. Надела кроссовки, и мы с Бенджи вышли.
Гроза давно миновала, стало значительно теплее. Трудно было поверить, что предыдущей ночью я едва не умерла. Мэнди была убеждена, что ветра и дождя могло хватить, чтобы я, заснув, переохладилась и, если бы они с Ахмедом не нашли меня вовремя, никогда бы не проснулась.
Она сказала, что камень был столь большим, что никакому ветру двинуть его с места не по силам. Я все-таки сомневалась. Мне казалось, что вчерашний ураган вполне мог справиться с такой задачей. Поэтому решила пойти посмот реть. Я позволила Бенджи охотиться от души: он производил столько шума, что даже самое глупое существо успело бы от него скрыться.
У дверей часовни ничего не было – ни обломка скалы, ни куска надгробья, ничего. Правда, у самой двери трава была примята. Похоже, именно отсюда кто-то мог откатить камень за угол часовни, где начинались собственно развалины и больших каменных обломков было в избытке. Интересно, согласились ли бы со мной мои приятели Маккензи и Робсон?..
Однако я продолжала упрямо надеяться, что Мэнди ошиблась, что никто специально не приволакивал камень и не откатывал его обратно сегодня рано утром. Но куда он в таком случае делся?
Я вошла в часовню. Солнечные лучи уже почти высушили лужи на каменном полу. Все было мирно, покойно. Каким, однако, шоком для кого-то было обнаружить сегодня утром, что дверь широко открыта, а его жертва исчезла. Его жертва. Или ее? Нет, самой Саре не справиться с этим тяжелым камнем. Значит, ей кто-то помогал, либо сообщник действовал в одиночку.
Моя «случайная смерть» не могла быть запланирована заранее. Скорее всего кто-то увидел, как я вошла в часовню, и решил воспользоваться обстоятельствами.
Конечно, было темно, но, по словам Мэнди, моя бледно-желтая рубашка почти светилась в этой темноте.
Ну, а заметить меня мог человек, любящий вечерние прогулки… Например, с собакой… Тут Бенджи залаял, и я услышала мужской голос:
– Привет, псина.
Лай приближался, и я поняла, что мужчина и собака подходят к часовне. Честно говоря, я перепугалась и попятилась от двери, пока не уперлась спиной в стену. В дверном проеме появился восторженно виляющий хвостом Бенджи, а за ним… Грег Рэндалл.
Я с облегчением улыбнулась. Грег счел мою улыбку приветствием и поспешил ко мне.
– Здравствуй, Бетани! Собирался зайти к тебе, рад, что ты здесь.
– В самом деле?
– Ты что, сомневаешься? Я же сказал, что мы непременно встретимся по возвращении из Лондона, верно?
– Сказал.
– В чем дело, Бетани? Откуда такой холод?
– О том, что мы встретимся, когда вернемся в Ситонклифф, сказал ты, а не я.
– Не понял… А, сообразил: ты хотела, чтобы мы встретились в Лондоне, я правильно угадал? – Отрицать было беспо лезно, так что я стояла перед ним, стараясь не выглядеть обиженным ребенком. – Ох, Бетани, любовь моя… – Он подошел ко мне вплотную и обнял. – Прости. Я привык к одиночеству… Мне трудно перед кем-то отчитываться, моя мать может подтвердить… – Он легонько поцеловал меня в губы. – Я работал, а меня в такое время заносит. Конечно, я должен был понять…
И тут он поцеловал меня. По-настоящему. Я спиной почувствовала холод камня, когда он прижался ко мне. Я двинулась ему навстречу, и скоро наши тела соприкасались во всех мыслимых точках.
Одной рукой он гладил меня по спине, другая поддерживала мою голову, не позволяя высвободиться, даже если бы я этого захотела. Я начала дрожать, но это не имело отношения к пронзившему меня страстному желанию. Во мне бушевали другие эмоции. Наконец я оторвалась от его губ.
– Грег, нет…
– Что такое? Ты плачешь. – Он поцелуями стер слезы с моих щек. – Я тебя обидел?
– Нет… Но нам надо поговорить…
Он отстранился и взглянул на меня с тревожным беспокойством.
– В чем дело, Бетани?
– О чем Сара не хочет, чтобы ты мне рассказывал?
– Откуда… откуда ты знаешь?
Грег так удивился, что я не удержалась от улыбки, хотя с ужасом ждала его ответа.
– У меня есть подруга, она случайно услышала ваш разговор вчера в «Гондоле».
– Понятно. – Он нахмурился. – Ладно, пойдем куда-нибудь, где мы сможем сесть. Моя машина на стоянке…
– Нет, там кругом люди. Пойдем домой.
Мы вышли из часовни и направились к Дюн-Хаусу, ставшему мне домом, от которого я теперь не собиралась отказываться ни при каких обстоятельствах. Неожиданно Грег обнял меня за плечи – так, будто это в порядке вещей. Я не нашла в себе сил отстраниться, хотя между нами осталось еще много невыясненного.
Бенджи мчался впереди, время от времени останавливаясь, чтобы мы могли его догнать. Грег рассмеялся.
– Гляжу, у меня появилась собака.
– Не льсти себе, Бенджи – шальной пес. А живет он на трейлерной стоянке. Мне придется попозже отвести его туда.
Кстати, весьма странно, почему Лиз Дэвидсон до сих пор не ищет собаку? Бенджи бродит вот так уже много часов, ведь на монастырских развалинах он появился где-то в полночь…
Мы прошли на кухню. Я сварила кофе, а Грег, порывшись в буфете, нашел печенье в жестяной коробке.
– Я с самого начала понял, что ты мало что помнишь, насчет… – начал он, когда мы сели за стол напротив друг друга, и после короткой заминки осторожно закончил: – Насчет того лета.
Я ждала разговора совсем о другом.
– Ты имеешь в виду лето, когда умерла моя мама?
– Да.
– Ты ведь тогда жил вместе с матерью в трейлере, верно?
– В те годы мы постоянно переезжали с места на место, мать была певицей. В то лето она заключила контракт с местным театром, он сейчас закрыт…
Не знаю, что заставило меня задать следующий вопрос:
– А твой отец?
– По-видимому, у нас в нем не было нужды. – Грег грустно усмехнулся. – Моя мать не желала связывать себя браком, она даже не сказала ему, что беременна.
– Извини.
– Да ладно, чего уж там. Мы вели интересную жизнь. А позже я познакомился с отцом, и мы вполне с ним поладили. Он был пианистом-аккомпаниатором, а сейчас преподает в музыкальной школе, женат, двое ребятишек… Бетани, в то лето…
– Я тебя знала? – перебила я. – Мы дружили?
– Нет, я все больше шатался один. На трейлерной стоянке были еще дети, но все значительно младше меня. Кроме Пола Митчелла, сына хозяина. Он мне больше подходил по возрасту, но был увлечен… У него были другие друзья, мной он не интересовался.
– Он был увлечен Сарой. Мы встретили его на пляже, он был загорелым, красивым, Сара сразу им заинтересовалась…
Грег внимательно взглянул на меня.
– Ты это помнишь?
– Вспомнила только что.


«Ты живешь на трейлерной стоянке? Тогда ты, наверное, цыган!» – «Никакой я не цыган!» – «Нет, цыган. Я буду звать тебя Цыганенком».
Ему это явно не понравилось, но вместо того, чтобы повернуться и уйти, Пол стал верным рабом Сары…


– Бетани! Очнись!
– Что?
– Ты только что была так далеко. – Грег обеспокоенно улыбнулся мне.
– Понимаешь, когда я сюда вернулась, то стала припоминать… Мне кажется, в Лондоне я бы так ничего и не вспомнила.
– Разве отец никогда ничего не говорил тебе?
– Нет.
– Именно так и думает Сара…
– Больше того, – перебила я, – из моей памяти вообще улетучились первые семь лет жизни!
Грег, настороженно взглянув на меня, продолжил:
– Сара решила, что твой отец хотел тебя защитить. А узнав, что мы познакомились, она сказала: старое лучше не ворошить.
– Но почему? С какой такой стати кузина Сара старается облегчить мне жизнь? – Видимо, в моих словах явственно прозвучала горечь – Грег был искренне озадачен.
– Из родственной заботы? – предположил он.
– Ни за что в жизни!
– Тогда не знаю.
– Но ты все еще не объяснил, зачем вы вчера встречались с Сарой в кафе?
– Ну она узнала меня сразу же, как я приехал в Ситонклифф. Видела, как я вхожу в гостиницу – ее мать живет в соседнем доме, – и она нашла меня, когда сообразила, что мы в детстве знали друг друга.
– Как же это она тебя узнала после стольких лет?..
– По всей видимости, я мало изменился за четырнадцать лет, разве что подрос и, надеюсь, слегка возмужал, – пошутил Грег.
– Но ты сказал, что не знал нас тогда.
– Я сказал, что не был знаком с тобой. С Сарой я иногда сталкивался, она часто болталась на трейлерной стоянке с Полом. И она знала…
– Что знала?
Он перегнулся через стол и взял мои руки в свои.
– О моей связи с тем, что случилось в тот день, когда твоя мать утонула.
Разумеется, к тому все и шло. Грег что-то знал, и Сара знала, и, возможно, все остальные. Что-то, что могло причинить мне боль.
– Пожалуй, пора тебе все мне рассказать. Я устала догадываться.
– Хорошо. – Он крепче сжал мои руки. – Но я могу рассказать лишь то, что видел. Вы с матерью были на острове… – Он посмотрел мне в глаза, ища в них какого-то знака, что я начинаю вспоминать. Потом продолжил: – Я был на пляже и видел вас на дальнем от берега конце острова… Вы о чем-то разговаривали…
Он снова сделал паузу, но я ничего не могла вспомнить. Грег видел женщину и ребенка, разговаривающих на острове. Он говорит, что это были я и мама. Я готова была ему поверить, и все же мне казалось, будто он говорит совсем о других людях.
– Затем внезапно твоя мать поскользнулась, потеряла равновесие и упала в море… – Я отняла у него руки и поднялась со стула. – Что такое? – спросил Грег. – Ты что-то вспомнила? Ты вспомнила, как она упала?
– Нет… – Я покачала головой. – Ничего…
Я действительно ничего не вспомнила, но мне почему-то показалось, что Грег говорит… неправду. Или не всю правду. Он обошел стол и взял меня за плечи.
– Я видел, как ты повернулась и побежала, исчезла из виду. Нельзя было терять время: твоя мать в воде, ты – где-то на острове, а я знал, что скоро начнется прилив. Я должен был позвать на помощь. И побежал за твоим отцом.
– Моим отцом? Но каким образом? То есть ты что, побежал в Дюн-Хаус?
– Нет… Наверное, я должен это сказать… Твой отец был в нашем трейлере. С моей матерью.
– С твоей матерью? – Все загадки того лета получили объяснение: мой отец встречался с матерью Грега. – Думается, мне лучше сесть, – сказала я.
Грег сварил мне свежий кофе, а Бенджи подошел и положил морду мне на колени. Он так душевно смотрел на меня, что я наклонилась и прошептала на ухо собаке:
– По крайней мере, хорошо что не с тетей Дирдре.
– Ты что-то сказала? – Грег стоял надо мной с кружкой кофе.
– Нет, ничего. – Я вздохнула. – Но что… Расскажи, что произошло потом.
– Моя мать побежала звонить в полицию, а твой отец помчался прямиком на остров… Я смотрел с берега… Прилив уже поднялся до насыпи… – Грег сел на край стола рядом со мной, но я упорно смотрела в кружку с кофе. – Матери твоей уже не было видно. Позвали береговую охрану, спасателей. А мистер Лайлл стал искать тебя и нашел в пещере. Ты упала, твоя нога застряла в камнях.
– Моя правая нога…


– Бетани! Где ты! Отзовись!
– Папа, я здесь!
Я не могла освободиться, не могла убежать от наступавшего прилива… А чайки визгливо хохотали, и волны бились о камни…
– Прилив быстро поднимался, так что твой отец вытащил тебя как раз вовремя. Ему пришлось бежать по насыпи…
– Он сказал мне тогда, что я в безопасности, что я должна забыть…
– Правильно. Если судить по твоим рассказам, то он всю свою оставшуюся жизнь посвятил тому, чтобы ты забыла.
– А твоя… мать?
– Она поняла, что в тот день все кончилось. Смерть твоей матери и их общая вина всегда стояли бы между ними.
– Вина?
– Они были… вместе, хотя он должен был присматривать за Элен.
– Да, понимаю. Забрав меня отсюда и заставив все забыть, он старался искупить свою вину…
Какое-то время я смотрела в свою чашку и рассеянно трепала шелковистые уши Бенджи. Почему у меня такое чувство, будто Грег сказал мне не все? Слишком уж он спотыкался, когда рассказывал. Не хотел говорить, что мама упала в море у меня на глазах?.. Или случилось нечто такое, о чем он не мог мне рассказать? Неожиданно он взял мои руки в свои.
– Бетани… – Я подняла на него глаза. – Если ты когда-нибудь все вспомнишь, я хочу, чтобы ты поняла, что мы все изменились с тех пор, что мы уже совсем другие.
– Ты говоришь странные вещи. Зачем?
– Наверное, не хочу, чтобы ты винила себя.
– Но в чем?
С минуту Грег, казалось, старался найти правильный ответ и наконец промолвил:
– Прежде всего в том, что была на острове, в том, что выжила, а твоя мать нет… Такое случается, сама знаешь.
– Ясно. – Но мне не было ясно. Во всяком случае, не совсем ясно.
– Ты не хочешь меня ни о чем спросить? – сказал он.
– Когда ты решил приехать сюда делать передачу, ты знал, что Сара в Ситонклиффе?
Он явно не ожидал такого вопроса и удивился. Или испугался?
– Нет, откуда?
– Так почему ты приехал?
– Ты же знаешь ответ. Это чистая случайность – моя находка рукописи, где речь идет о монастыре.
– Ты ожидал кого-нибудь из нас здесь увидеть?
– Мне было известно, что вы с отцом уехали. А вообще-то я тогда мало что знал о вашей семье. По мне, так и бабушка твоя могла давно куда-то переехать.
– Но она лишь взяла и умерла.
– Об этом я узнал, когда приехал сюда.
– И почти сразу же ты встретился со мной, Полом, Сарой…
– С Полом я вообще еще не встречался, но, возможно, вскоре придется.
– Почему?
– Когда начнем снимать, нужно будет снять несколько трейлеров для команды. Хорошие гостиницы таким бродягам, как мы, не по карману. Я же говорил тебе, что у меня очень скромный бюджет, с Би-би-си мне не тягаться.
Он умышленно пытался снять напряжение, за что я была ему признательна.
– Кстати – о бродягах, – заметила я. – Думается, этого четвероногого пора отвести домой. Знаешь, а ведь Бенджи – собака Пола Митчелла. Хочешь пойти со мной?
– С удовольствием, но я уже договорился о поездке в Ньюкасл, надо найти студию и монтажную. – Он взглянул на часы. – Время поджимает, пора бежать. – Наверное, он заметил мое разочарование, потому что ухмыльнулся. – Слушай, поедем лучше со мной? Я покажу тебе все еще до того, как камеры начнут стрекотать. Найдем где перекусить, у моря, например?
– Хотелось бы, но надо отвести Бенджи. Не могу же я его здесь бросить.
– Ладно. Позвоню сразу, как вернусь, даже если приеду поздно.
Мы с Бенджи проводили его до дверей, где он внезапно остановился, подошел к телефонному столику и написал что-то на клочке бумаги.
– Слушай, вот номер моего телефона, я живу в гостинице «Гавань»… И чем я это заслужил? – Я только что поцеловала его.
– Когда-нибудь расскажу.


Небо по-прежнему было безоблачным. Я решила пойти через монастырскую территорию, поскольку не хотела идти по дороге вдоль обрыва. Под ошейник Бенджи в качестве поводка я продела свой пояс, что этот молодой безобразник воспринял как надругательство над своим достоинством. Пес то тянул так, что едва не вывихивал мне плечевой сустав, то внезапно останавливался, и я натыкалась на него, а он смотрел на меня с обидой на морде.
– Тебе явно не хватает покладистости, парень, – сообщила я ему, стараясь говорить возможно строже. Но сама же все испортила, рассмеявшись, когда он склонил голову набок, стараясь получше уразуметь сказанное.
Конечно, было бы неплохо, если бы Грег пошел со мной. Но в то же время мне казалось, что лучше встретиться с Полом наедине. Он, верно, теряется в догадках, удалось ли мне выбраться из часовни. Интересно посмотреть на его реакцию, когда я предстану перед ним живой и невредимой.
Что именно ему скажу, я не знала, но собиралась намекнуть, что я в курсе его поступков. А еще сообщить: полиция знает о наезде на меня на дороге, а капрал Маккензи сказал, что данные об этом уже в компьютере. И дать ему понять, что мои друзья Мак и Роб присматривают за мной.
Что еще я могла сделать? Скорее всего у меня не хватило бы характера спросить его прямо: «Вы с Сарой пытаетесь меня убить?»
Я шла, наслаждаясь теплом и светом ясного дня. Настроение у меня было приподнятое. Похоже, мы с Грегом достигли некоторого взаимопонимания. Торопливо написанный им номер телефона в гостинице «Гавань» сулил надежду.
Это случилось без предупреждения. Никакого воя сирен – они, видно, отвыли еще до моего прихода. Просто я заметила, что на трейлерной стоянке вокруг бассейна суетятся люди в полицейской форме. Сам бассейн был огорожен лентой в белую и голубую полоску, совсем как в полицейских фильмах на месте преступления.
Внутри огороженной территории у носилок склонился человек, похожий на вра ча. Кто лежит на носилках, мне не было видно: вокруг толпились люди. Я от души понадеялась, что ни с кем из детей не произошло серьезного несчастья.
Два человека – полицейский и сотрудник треилернои стоянки в яркой красной рубашке – похоже, отвечали на вопросы из толпы зевак и уговаривали людей разойтись или хотя бы отступить назад.
Толстая дама с ярко-оранжевыми волосами о чем-то спорила с полицейским. До меня доносился ее резкий голос, и хотя я не могла разобрать слов, но видела, как подрагивают при энергичных жестах ее золотые браслеты.
Один из полицейских в форме на ближнем конце бассейна обернулся и увидел меня. Он пошел ко мне, чтобы остановить, но его перехватила Лиз Дэвидсон.
– Нет, – крикнула она. – Это его друг, посмотрите, она привела Бенджи!
Полицейский заколебался, а Лиз подошла ко мне. Ее лицо распухло от слез.
– Лиз, объясни, что случилось?
– Пол! – Она зарыдала. – Он умер! Они нашли его тело в бассейне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Из плена прошлого - Бенедикт Клэр



странный роман. сначала ужасно понравилось - сюжет, повествование, герои. вообще-то неплохо написано, хотя это скорее не любовный а детективный роман. а в конце получилась логическая неувязка, так как не все злодеи наказаны, а гг-ня все прощает. как??? ведь речь шла о ее матери. непонятно. до самого конца поставила бы 10, а так на больше чем 9 не тянет
Из плена прошлого - Бенедикт Клэрнемочка
11.09.2012, 19.23





Мне понравился,больше похож на детектив.Эротики нет,что тоже не плохо.
Из плена прошлого - Бенедикт Клэрвера2
12.01.2015, 20.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100