Читать онлайн Счастливая встреча, автора - Бенедикт Барбара, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастливая встреча - Бенедикт Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастливая встреча - Бенедикт Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастливая встреча - Бенедикт Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенедикт Барбара

Счастливая встреча

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Джуди смотрела в окно, сжимая в руке медальон и не зная, хочет ли она увидеть Буна на подъездной аллее или боится этого. Да откуда ему взяться — прошла ведь почти неделя с тех пор, как она прогнала его, неделя бесконечных разговоров с полицией и прочими официальными лицами. Но теперь наконец вина Бафорда окончательно установлена юридически. И Джуди постепенно начинала сознавать, что она, может быть, навсегда распрощалась с Такером Буном.
«Я не знаю, что думать», — сказала она ему в тот последний вечер и до сих пор не знала, что думать, хотя все дни и ночи напролет перебирала в памяти все, что между ними было. Здравый смысл говорил ей, что Бун лгал ей и с ним не следует иметь больше дела. Но когда она вспоминала выражение его лица в тот день на ферме, вспоминала жар их объятий, ей хотелось верить, что у него были веские причины поступить так, как он поступил. «Ты тоже захотела бы отомстить за смерть матери», — твердило ей сердце, но разум тут же возражал: если он такой благородный, зачем он увез сумку с деньгами? И если он взял деньги, чтобы выкупить свою ферму, почему он до сих пор не прислал за братьями?
Сонм мыслей роился у нее в голове, гордость боролась с сердечной тоской, надежда тлела в груди, несмотря ни на что. Она твердила себе, что поступила правильно, что жизнь с Буном могла принести ей только горе, но в глубине души знала, что до самого смертного часа не забудет выражение его лица, когда она назвала его лжецом. Он сказал ей однажды: «Есть люди, которые не стоят того, чтобы их спасать». И, отвернувшись от него в тот вечер, она словно признала, что он один из таких людей.
Джуди сжимала медальон, и слезы катились у нее по щекам.
— Ну почему, Бун? — шептала она. — Разве мы не могли бы вместе отстроить твою ферму?
Не говори глупостей, одернула она себя. Чтобы жить вместе, им надо выговориться, как-то преодолеть разделяющую их пропасть — ас каждым днем эта пропасть становится все шире. Раз Бун не пытается ее вернуть, значит, он предпочитает и дальше жить так, как жил прежде, — одиноким волком, не обремененным никакими привязанностями.
— Я помню, как я подарила тебе этот медальон, — сказала вошедшая в комнату Гинни. — Что случилось? — мягко спросила она, садясь рядом с Джуди. — Отчего у тебя такой грустный вид?
— Я не знаю, о чем ты говоришь.
Гинни улыбнулась, вспомнив, что в эту игру в словесные прятки они не раз играли и прежде.
— Ты поклялась беречь этот медальон и потом передать его своей собственной дочке. Видимо, Такер Бун немало для тебя значил, если ты отдала ему медальон.
— Ты знаешь?
— Я твоя мать. Неужели же я не замечу, что моя дочь подарила кому-то свое сердце? — ласково произнесла Гинни.
И тут Джуди не выдержала. Слишком много на нее обрушилось: тоска одиночества, страх, что она больше никогда не увидит Буна. Она с рыданиями бросилась в объятия матери.
— О, Гинни, я так его люблю! Почему я полюбила такого неподходящего человека?
Гинни молча гладила ее волосы, выслушивая исповедь дочери. Джуди рассказала ей все, начиная с момента их встречи, кроме того, что она отдалась Буну. Она была счастлива излить душу, но, кончив, ощутила какую-то пустоту.
— А теперь, — всхлипнула она, отодвинувшись от Гинни, — я не знаю, чему верить. Ты слышала, что говорил Ланс. Мне не хочется думать, что деньги для Буна важнее всех нас, а как еще истолковать его поведение?
— Это ты должна решить сама — сердцем, — сказала Гинни.
— Как странно, Бун всегда внушал мне, что думать надо не сердцем, а головой.
— Естественно, он же мужчина, — со смешком проговорила Гинни. — Мужчины боятся доверять своим чувствам.
— Раф же доверяет.
Гинни покачала головой, подумав, как ее упрямый муж настоял сегодня утром на поездке в Новый Орлеан, чтобы решить все дела с юристами, хотя сам пока ходит с трудом, опираясь на палку.
— Раф делает успехи, однако работы еще предстоит много. — Гинни погладила Джуди по руке. — Но он все же признал бы, что тебе следует верить. Ты прекрасно разбираешься в людях.
— Но с Рустером мне не сравниться, — с улыбкой сказала Джуди — А что говорит Рустер? Что надо немедленно ехать в Миссури?
Рустер каждый день уговаривал Джуди ехать к Буну, уверяя ее, что тот без них ужасно страдает.
— Рустер и без того пилит меня день и ночь, и близнецы тоже. Неужели он и тебя уговорил?
— Меня незачем уговаривать. Я знаю, что ты хочешь туда поехать. — Гинни улыбнулась. — Не бойся, детка. Любовь — это большой риск. Нам с Рафом тоже было нелегко, но если бы мы очертя голову не бросились друг к другу в объятия, то не нашли бы своего счастья.
— Как я могу ему верить? Он мне лгал.
— Позволь ему по крайней мере объяснить, почему он это делал. Мы все уверены, что ты не могла полюбить плохого человека. Дело не в том, веришь ли ты ему, а в том, веришь ли ты сама себе.
Джуди посмотрела на медальон. Да, надо верить себе. Гинни права, она полюбила Буна, не вдаваясь в рассуждения. Она с первой минуты разгадала в нем порядочного человека. И она знает, что нужна Такеру Буну. А он нужен ей.
Джуди обвела взглядом спальню, где провела много лет, посмотрела на свою приемную мать, которая помогла ей преодолеть немало трудностей.
— Но, Гинни, как же я уеду из Камелота? У Гинни тоже навернулись на глаза слезы.
— Конечно, нам тебя будет не хватать, но мы с Рафом всегда мечтали, чтобы наши дети нашли свое счастье. Если твои мечты зовут тебя в Миссури — ну что ж, это не так уж далеко. Мы будем навещать друг друга.
— Так едем или нет? — спросил внезапно возникший в дверях Рустер. — Коб и Джерми лопаются от нетерпения.
Джуди торопливо вытерла слезы и сказала с напускной строгостью:
— Рустер, у ребят есть имена. Зачем ты придумал им клички?
— Пускай, — сказал Джекоб, сунув голову в дверь. — Раньше нам не придумывали кличек — никому не было до нас дела. Правда, Джерми?
Рядом возникла улыбающаяся физиономия Джереми.
— Правда. Мне так даже больше нравится. Вроде как мы все — одна большая дружная семья.
— Тогда найдите и мне кличку, — раздался голос Кристофера, появившегося в дверях позади мальчиков. — Не воображайте, что я отпущу Джуди одну.
— Ты же ненавидишь Буна, — с удивлением произнесла Джуди. — Сколько раз ты говорил, что не доверяешь ему.
Кристофер пожал плечами и сказал, опустив глаза:
— Не хочется признаваться, но, кажется, я просто ревновал тебя к нему. И к Рустеру тоже. Мне хотелось плохо думать о них обоих. — Он посмотрел на Джуди. — Я наблюдал за Буном, когда Бафорд лил на него грязь. Бун делал все, чтобы защитить тебя. И я подумал: раз уж он так заботится о благополучии моей сестренки, он заслуживает хотя бы того, чтобы его выслушали.
— Ты серьезно, Кристофер? — Джуди с трудом скрывала свою радость. — Ты вправду поедешь со мной в Миссури?
— На время. Надо же кому-то оберегать тебя от Рустера. Видя, что Рустер собрался огрызнуться, Джуди захлопала в ладоши.
— Тогда чего вы тут стоите разинув рты? Идите собирайтесь в дорогу!
Мальчики разразились восторженными воплями.
— Знаешь, как я тебя буду звать? — услышала она из коридора слова Рустера, обращенные к ее брату. — Я придумал тебе кличку — Кип.
— Через мой труп. Тогда я буду звать тебя Майки.
— А в лоб хочешь?
Джуди закатила глаза — ну парочка! Потом с широкой улыбкой повернулась к Гинни:
— Будешь молиться за меня? Кажется, я еду в Миссури со всей своей дружной семьей.
* * *
Бун вошел в кабинет адвоката с тяжелым сердцем. У него с собой была лишь половина нужной суммы, и он почти не надеялся, что кто-нибудь посочувствует ему и пойдет навстречу. Но выхода у него не было. Или он убедит суд дать ему отсрочку, или через шесть часов он навсегда лишится фермы.
Он подумал о своих братьях и Рустере, которые дожидаются его в Луизиане. Мальчики, наверное, ломают голову, куда он запропастился. Но он не мог ни сам к ним поехать, ни послать за ними: каждый цент был на счету, от каждого зависело их будущее. Эта алчная баба Лила ограбила его вчистую.
Мерзавка опустошила его счет в банке, и, если бы ее саму не ограбили и даже чуть не убили, Бун бы ей этого не спустил. Она получила сильные ожоги во время пожара в салуне, и ей предстояло влачить жалкое существование: из больницы ее переведут прямо в тюрьму, где она и останется до тех пор, пока не вернет жителям Салвейшена их вклады.
Может, когда-нибудь он и получит свои деньги, но к тому времени будет слишком поздно. Разве что ему удастся уговорить адвоката.
Он подумал о сумке Бафорда и заскрипел зубами. Теперь он понимал, что это были его деньги. Вспомнив ухмылку Билли, Такер представил себе, как шикует на них его старинный дружок где-нибудь далеко на Западе.
Такер стоял в пустом кабинете, стиснув шляпу и глядя в окно. Где же адвокат? Это ожидание сводило его с ума. Именно в такие минуты на него наваливалась тоска, сожаление о том, что могло бы быть, но чего никогда не будет. Все это время он пытался себя убедить, что так лучше для всех, однако, ворочаясь ночью без сна, ясно понимал, что ему по крайней мере очень плохо.
Ему не хватало даже шуточек Рустера, ему не хватало рассудительности Джекоба и глубокой привязанности Джереми. Но больше всего ему не хватало улыбки Джуди. И даже ее упрямства, ее стремления настоять на своем. Собственно говоря, чаще всего она была права.
Бун судорожно сжимал шляпу. Без Джуди жизнь потеряла всякий смысл. Она каким-то образом сумела его убедить, что Такер Бун — вовсе не волк-одиночка, а просто одинокий человек.
Нет, надо что-то сделать: без нее у него нет будущего.
Поэтому он и пришел сюда, хотя по складу характера был больше склонен наплевать на все и уехать. Но у него впервые в жизни появилось дело, за которое он был готов сражаться до конца. Так или иначе, он вернет себе ферму — не только для того, чтобы у его братьев был дом, но главным образом чтобы вернуть Джуди. Он убедит ее, что ее место здесь, рядом с ним, каких бы унижений это ему ни стоило.
— Такер Бун? — раздался голос в дверях.
Обернувшись, Такер задохнулся, как от удара в солнечное сплетение. В дверях стоял вовсе не адвокат, а член конгресса Кэртис Холланд, его отец.
Такер давно его не видел и предполагал, что отец постарел и поседел. Но Холланд выглядел очень моложаво. Зачем он явился? Еще не хватало призраков из прошлого.
— Да, я Бун, — холодно сказал Такер.
Холланд вошел в комнату, избегая взгляда сына.
— Ты, наверное, удивляешься, зачем я пожаловал, — начал он и умолк. В комнате воцарилась мертвая тишина.
— Почему же, совсем не удивляюсь. — Такеру было не до околичностей, и он решил взять быка за рога. — Вы хотите вернуть себе ферму. Надеетесь заполучить ее по дешевке. Только предупреждаю — я уже не беспомощный мальчик. Мама оставила близнецов на мое попечение, и я не позволю вам нас ограбить. Я обязан в память о маме. И неужели вам не приходит в голову, что вы также обязаны позаботиться о мальчиках, раз уж вы бросили на произвол судьбы их мать?
— Вот как? — холодно осведомился Холланд. Такер собрался с духом. Он знал, что стоит Холланду свистнуть, и его приятель шериф арестует его и отведет в тюрьму. Но он решил хоть раз сказать этому человеку все, что он о нем думает.
— За все эти годы мы ни разу не обратились к вам за помощью, ни разу не напомнили вам, что мы — ваши дети. Мы не мешали вам делать политическую карьеру. Более того, мама до самой смерти не сказала о вас ни одного дурного слова. Во имя ее памяти я прошу вас не отнимать у моих братьев последнюю надежду.
В ответ Холланд глубоко вздохнул. В комнате опять наступила гробовая тишина.
— Раньше ты был мягче, Джесс, — заметил он.
— Да откуда вам известно, сэр, — взорвался Такер, — какой я был раньше? И меня теперь зовут Такер. Такер Бун.
— Ну ладно, может, прочитаешь этот документ? — сказал Холланд деловым тоном, протягивая Такеру бумагу, на которой стояла правительственная печать.
— Что это?
Холланд едва заметно улыбнулся.
— Ты всегда относился ко мне с недоверием. Эта бумага — официальная амнистия за все совершенные тобой во время войны преступления. Боюсь только, что в нее вписано имя Джесса Холланда.
— Амнистия? — с изумлением осведомился Такер.
— Видишь, я признал твою правоту. Надо как-то позаботиться о близнецах. И тебе будет легче сохранить ферму и получить над ними официальную опеку, если ты вернешь себе прежнее имя.
— Почему?
— Ты хочешь спросить, с чего это я вдруг стал беспокоиться о близнецах? Скажем так: я переоценил свое прошлое, и мне многое там не нравится. А с твоей матерью я действительно поступил…
Холланд осекся, но его лицо исказилось от боли. Он прошел через комнату к окну, словно не в силах смотреть сыну в глаза.
— Твоя мать была замечательной женщиной. Обладай я большей силой воли и останься с ней — глядишь, моя жизнь сложилась бы совсем по-другому. Но я был молод, честолюбив и слаб — и слишком склонен угождать своей семье. А теперь, по прошествии стольких лет, чем я могу похвастаться? Свою карьеру я презираю, не получаю от жизни ни малейшего удовлетворения, и я терзаюсь сожалением: у меня могло бы быть трое прекрасных сыновей — если бы у меня хватило мужества их признать.
Такер был в растерянности. Он пытался возродить в себе былую ненависть и подозрительность, но вместо этого ему стало даже жалко этого человека.
— Мне уже не вернуть вашей матери, но я хочу по крайней мере облегчить жизнь тебе и твоим братьям. Мне надоело скрываться от своего прошлого, Джесс.
— Меня зовут Такер.
—Что ж, не мне тебя упрекать за то, что ты не захотел носить имя отца и принял новое. Смотри только, как бы гордость и упрямство не сослужили тебе плохую службу. Прими мои извинения, сынок, и с ними прими вот это. — И он протянул Такеру еще один документ.
— Что это? — настороженно спросил Такер, принимая бумаги, которые ему протягивал этот чужой человек, неожиданно захотевший, чтобы он признал его отцом.
— Это документ на владение фермой. Все налоги уплачены. Считай это моим вкладом — свидетельством моей веры в твое будущее.
Потрясенный до глубины души, Такер глядел на бумагу, не различая букв.
— Я не могу этого принять, — машинально произнес он. — Я не нуждаюсь в милостыни.
— Твоя девушка предупредила меня, что ты скажешь именно это.
Такер поднял глаза:
— Какая девушка?
Кэртис Холланд улыбнулся:
— Да эта самая тигрица, которую ты поселил на ферме. Чуть меня на куски не разорвала, но зато открыла мне глаза. Она сказала, что никогда не поздно загладить свою вину перед дорогими тебе людьми.
Такер судорожно стиснул документ. Что он говорит? Как это понимать?
— Погодите, вы о ком говорите? О Джуди Латур?
— Не знаю. Вас зовут Джуди Латур, моя милая?
Такер круто повернулся к двери и увидел стоявшую там Джуди.
Он невольно шагнул к ней, и она тотчас бросилась ему на шею. Такер принялся осыпать ее жадными поцелуями, совершенно забыв про стоявшего позади них человека. Наконец Холланд кашлянул.
— Я, пожалуй, предоставлю все Джуди: она сумеет тебя убедить, — сказал он, направившись к двери. — У нее куда более веские аргументы.
— Мы придем вас навестить, — обещала ему Джуди.
— Это уж решать мне, — произнес Такер, когда Холланд вышел из комнаты. — Тебе не пришлось всю жизнь страдать из-за этого негодяя.
— Бун, милый, ну не упрямься. Он вернул тебе ферму.
— Если ты воображаешь, что я так просто прощу его после всего того горя, что он нам причинил…
Джуди с улыбкой приложила палец к его губам.
— Меньше всего я сейчас хочу спорить. Меня и так всю дорогу одолевали Кристофер и Рустер. Я хочу одного — услышать, что ты рад меня видеть.
— Рад? — Он обхватил руками ее лицо и погладил большими пальцами щеки. — Я так настрадался без тебя! Я почувствовал себя тем самым беспризорником и мечтал, чтобы ты меня подобрала. У меня была одна мечта — вернуть тебя. Я готов был продать дьяволу душу за одну твою улыбку.
Джуди тут же подарила ему широкую улыбку.
— О, Бун, я чувствовала то же самое. Мне столько всего надо рассказать. Между нами все еще стоит так много непонимания, но я способна думать лишь об одном — как я счастлива видеть тебя. Я тебя люблю и буду любить всегда, с этим уж ничего не поделаешь.
Такер прижал ее к себе и прильнул к ней долгим жарким поцелуем. Он чувствовал такое облегчение, будто его помиловали, когда он уже стоял на эшафоте. Кто бы мог подумать, она приехала к нему из Луизианы, она пошла к его отцу и сумела пробудить в нем совесть — да за такую женщину он и впрямь готов продать душу дьяволу.
Оторвавшись от нее наконец, он спросил осипшим голосом:
— Значит, можно надеяться, что ты меня когда-нибудь простишь?
— Если ты простишь меня. Жизнь сделала нас такими, какие мы есть. Видимо, если мы хотим быть вместе, надо кое-чем поступиться. — Джуди застенчиво улыбнулась и надела Такеру на шею медальон. — Я обещала однажды, что буду тебе верить, что всегда буду на твоей стороне, и я сдержу свое слово — если только я нужна тебе.
Ощущая на груди холодок медальона, Такер остро почувствовал, что все встало на свое место, что все недоразумения разрешились.
— Как это понимать, женщина, — спросил он дрогнувшим голосом. — Ты делаешь мне предложение?
Джуди отвернулась, покраснев.
— Я вовсе не хочу заманить тебя в брачные сети. Я просто…
— А если это не так, — продолжал Бун, взяв ее за руки и заставив посмотреть себе в лицо, — знай же, что ни на что меньшее я не согласен. Я хочу быть уверен, что ты — моя женщина и что нас разлучит только смерть.
Глаза Джуди наполнились слезами.
— Это правда, Бун? Ты хочешь на мне жениться?
— Я люблю тебя, Джуди. Ты — мое счастье. Я не представляю себе жизни без тебя.
Джуди прикусила губу — она все еще боялась поверить.
— Ты уверен, что хочешь связать себя? Взять на себя такую ответственность?
Никогда он не любил ее так сильно, как в эту минуту.
— Надо же кому-то помогать тебе растить всех твоих беспризорников.
— О Бун! — воскликнула Джуди, осыпая поцелуями его лицо. — Значит, мы действительно заживем большой и дружной семьей.
Бун не совсем понял, что она имеет в виду, но одно ему было ясно: он обрел свое счастье. Его мечты сбылись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Счастливая встреча - Бенедикт Барбара



Захватывающий остросюжетный роман. Реально описана ситуация после войны Севера и Юга. Разруха и выживание, кто как может.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараВ,З,,65л.
25.09.2013, 12.49





очень интересный и захватывающий роман.
Счастливая встреча - Бенедикт Барбарачитатель)
26.09.2013, 21.48





приключенческий роман. Читать не скучно .8,5баллов
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараЛана
27.09.2013, 22.40





Чудесный роман. Приключения, любовь, интриги - всего в меру. Читайте- не пожалеете.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараЛюдмила
29.09.2013, 21.48





Продолжение романа"До конца своих дней".Но уже не интересно,схожи сюжеты и много намешано персонажей.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараОсоба
7.01.2014, 18.57





Прекрасно, хорошое продолжение.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараМилена
19.03.2014, 7.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100