Читать онлайн Счастливая встреча, автора - Бенедикт Барбара, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастливая встреча - Бенедикт Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастливая встреча - Бенедикт Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастливая встреча - Бенедикт Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенедикт Барбара

Счастливая встреча

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Бун не знал, рад он или огорчен тому, что Джуди оказалась рядом и смотрит на это свидетельство его прошлого. Уезжая утром из гостиницы, он старался свыкнуться с мыслью, что отныне их пути расходятся. Сейчас, увидев ее на этом пожарище, могиле его рухнувших надежд, он почувствовал, словно его сердечную рану кто-то посыпал солью.
Он глядел на Джуди, и вдруг его точно ударило: как хорошо она вписалась бы в те мечты, которые он связывал с этим местом. Его слова «Уезжай, Джуди» никого не могли обмануть, меньше всего — его самого. Он не хотел, чтобы она уехала, — он хотел, чтобы случилось какое-нибудь маленькое чудо, которое побудило бы ее остаться.
Но чудес не бывает, по крайней мере не с ним и не здесь. Что это вытворяет с ним судьба! Она преследует его несчастьями и одновременно испытывает видениями счастья, в котором ему отказано.
Скоро у него отнимут и эту землю. Он никак не может этому помешать.
— Что здесь произошло? — спросила Джуди приглушенным голосом, глядя на руины с болью в глазах. — Кто сжег твой дом, федералы?
Как это на нее похоже — не послушаться его приказания и отправиться его разыскивать! «Твой дом», сказала она. Откуда она знает, что это его дом? В Индепенденсе в нем никто не признал бывшего хозяина этой фермы. Билли, конечно, знает, и Бог ведает, что он наговорил Джуди.
— Если бы это сделали федералы, мне было бы легче, — ответил Такер — пусть узнает правду. — Даже если бы партизаны, это можно было бы понять. В конце концов, на войне как на войне. Но как я мог ожидать такой подлости со стороны своих?
— Так это —дело конфедератов? — Глаза Джуди округлились от ужаса. Видимо, этого ей никто не сказал. —Ты уверен?
Такер горько усмехнулся.
— Этот же вопрос мне задал полковник Шелби. Он считал, что дом сожгли партизаны, мои бывшие товарищи, в отместку за то, что я ушел из отряда в регулярную армию. Среди этих ребят есть законченные подлецы, и у меня самого мелькала такая мысль. Но в то время я был разведчиком у конфедератов, а разведчики часто узнают о предстоящих операциях. Вот до меня и дошел слух, что один из отрядов конфедератов хотел прижать Кэртиса Холланда. Он выставил свою кандидатуру в конгресс как твердый сторонник северян, и конфедераты полагали, что могут заставить его снять ее, угрожая жизни его любовницы и его детей.
— Твоей матери, — тихо сказала Джуди.
— Моя мать была его женой, а не любовницей! — Увидев изумление в глазах Джуди, Такер понизил голос. — Холланды объявили их брак недействительным, но мама отказалась подписывать какие-нибудь документы. До своего последнего часа она считала себя его женой.
Хотя Такер говорил тихим голосом, ярость и горечь звучали в каждом его слове, и ему казалось, что Джуди тоже их слышит.
— Холланд бросил мою мать много лет тому назад, — продолжал он: Джуди должна знать всю правду до конца. — Так что ему было наплевать, что с ней случится. Последний раз он приезжал в Индепенденс в тысяча восемьсот пятьдесят седьмом году. Он провел три дня в борделе и уехал, оставив мою мать в слезах и снова беременной. Скоро родились близнецы. Мне тогда было пятнадцать лет, но я считал себя взрослым мужчиной и отправился в его роскошный особняк, чтобы с ним разделаться. С Кэртисом мне встретиться не удалось, зато его брат, который был распорядителем его избирательной кампании, принял мои угрозы всерьез. Вскоре после этого мы получили официальные документы на владение этой фермой. Мама считала это доказательством того, что Кэртис все же небезразличен к нашей судьбе, а я понимал, что он просто хотел откупиться от нас и заглушить упреки совести. Во всяком случае, он ни разу не приехал поглядеть на своих сыновей.
— Ему же хуже.
— Может быть, но что там думал или чувствовал Кэртис Холланд, не имело отношения к нападению на нашу ферму. Я попытался объяснить капитану, который командовал отрядом, что наша ферма не имеет никакой военной ценности. Я убеждал его, что, уничтожив ее, он только окажет Кэртису услугу, освободив его от ненужного ему бремени. В тысяча восемьсот шестьдесят втором году будут выборы, и Холландам вовсе не хочется, чтобы им припомнили старые грехи. Капитан вежливо меня выслушал, и я отправился на задание, считая, что уговорил его пощадить дом моей матери. И только через несколько дней узнал, что он просто успокаивал меня, посмеиваясь за моей спиной.
Вспоминая поведение Латура, вспоминая, как он уверял его, что их ферме ничто не грозит, Такер накалялся все больше.
— Так вот, они напали на ферму в тот же вечер и сожгли все дотла. Если война меня чему-нибудь и научила, так это тому, что людям просто нравится убивать друг друга. Одинокая женщина с двумя маленькими мальчиками — ну как удержаться от такого соблазна! А я, дурак, можно сказать, подарил ему эту добычу.
— Бун, так нельзя! — воскликнула Джуди, придерживая лошадь. — Ты не можешь винить себя за то, что сделали эти люди!
Кого же тогда винить?
— Я должен был быть там. Мама умоляла меня не уезжать на войну, говорила, что без меня не справится с фермой. Но я не хотел быть фермером. Я хотел разводить лошадей, и когда ко мне пришли «серые призраки» и стали хвастаться, как много добычи им достается, я решил, что смогу таким образом сколотить капитал для племенного завода. Я был ничем не лучше всей этой братии. Мне и в голову не приходило, что я буду зарабатывать свой капитал на страданиях других.
— Но ты был слишком молод…
— Не так уж молод, чтобы не суметь отличить добро от зла, — прорычал Такер. Теперь он злился на самого себя. — После я попытался загладить свою вину, вступив в регулярную армию конфедератов, которые планировали вторжение в Миссури, но лучше бы я вернулся домой. Я оставил мать одну. Что она могла сделать с солдатами, как она могла защитить ферму и моих четырехлетних братьев? Говорят, она поняла, что их ждет, как только услышала приближение верховых, и велела близнецам спрятаться в погребе. Соседи нашли их через несколько дней. Они так и сидели, скрючившись в углу, не в силах ни пошевелиться, ни вымолвить слово.
— Господи Боже мой!
Такер отвернулся. Чувство вины и раскаяния сжали ему горло словно железным обручем.
—В это время я был за пятьдесят миль отсюда, занимаясь своим делом. А солдаты избили мою мать до потери сознания и оставили ее в горящем доме. — Он опять повернулся к Джуди: — Теперь ты не удивляешься, почему я тут же ушел из армии?
—Нет. На твоем месте я сделала бы то же самое.
Он кивнул в знак благодарности.
— После того как все это случилось, никто даже не удосужился известить меня. Моих братишек увезли в приют. Когда я наконец узнал правду, было уже поздно им помочь. Они находились на попечении государства, и я не имел на них прав.
— Но ведь ты уже был взрослый! Почему тебе не доверили опеку братьев?
— Неужели же северяне отдадут двух мальчиков знаменитому бандиту Джессу Холланду? Мне стоило только сунуться к ним с заявлением об опеке, и меня тут же упрятали бы в тюрьму. Нет, мне пришлось притвориться их дядей Такером. Я имею право их навещать, однако говорят, ни один судья не решит дело об опеке в мою пользу, поскольку у меня нет дома и средств к существованию.
— Но твои братья — владельцы этой фермы. По крайней мере этой земли. Разве они ее не унаследовали?
— Унаследовали, и вместе с ней долг по налогам за семь лет.
Такер с силой стукнул ногой по лежавшему перед ним камню, словно вымещая на нем свою беспомощную злость. Он только что получил извещение, что эти деньги надо внести до конца месяца, а не в декабре, как он полагал. Где он их возьмет?
— Вот оно — мое будущее, — устало сказал он Джуди, обводя рукой окрестности. — Вот все, что у меня осталось: мечты и надежды, превратившиеся в пепел.
— Ну зачем же так? — Джуди привязала свою лошадь к обгорелому стволу дерева и пошла поглядеть на фундамент дома. — Смотри, у тебя же великолепная ферма! — воскликнула она. — Всего-то и нужно что перестроить дом. Взгляни на эти поля, это пастбище, и дом стоит на таком замечательном месте. Если вот здесь сделать окно, то откроется вид до самой реки.
— Ты говоришь в точности, как говорила мама. — Бун вымученно улыбнулся. Джуди и ведет себя, как его мать, у нее такое же мечтательное выражение на лице, такая же способность во всем находить хорошее. — Помню, в тот день, когда мы сюда приехали, она бегала по ферме и твердила, что здесь многое можно сделать, стоит только приложить силы. Я никогда не видел ее такой счастливой. Теперь у нас есть дом, говорила она, теперь наша жизнь наладится.
— Разве она не наладилась? — с улыбкой спросила Джуди.
— Наладилась на какое-то время. — Буну было больно вспоминать тот короткий — такой короткий! — промежуток спокойной жизни. — Я только-только начал мечтать. На том пастбище я хотел сделать выгон для лошадей. Но все это было, конечно, до войны. До всех этих бед.
Джуди смотрела не на пастбище — она смотрела на Буна, заглядывая ему прямо в душу.
— У тебя отняли дом и родных. Неужели ты позволишь им отнять у тебя и мечту?
—Мечты стоят денег, — пренебрежительно бросил он. — И они редко сбываются.
—И ты так просто откажешься от них, даже не попытавшись за них бороться?
— Так просто?! — Увидев, что его крик подействовал на Джуди как удар хлыста, Такер заговорил спокойнее: — Я надрывался, я брался за любую работу, соглашаясь делать то, что мне не очень-то нравилось и чем я не очень-то гордился. Но столько денег, сколько мне нужно, я все равно не заработал. А сегодня мне сказали, что у меня осталось всего три недели — или земля перейдет к государству.
— Как это несправедливо! — Взгляд Джуди затуманился. Она подошла ближе к Буну. — Неужто ни с кем нельзя поговорить? Объяснить, как обстоят дела, предложить внести часть денег сейчас, а остальное немного позже?
— Я пробовал. У меня возникло впечатление, что эта ферма кому-то приглянулась — человеку, у которого есть связи в мире политики.
— Да ведь твой отец — член конгресса! Бун отрывисто хохотнул.
— Кэртис Холланд за все двадцать четыре года моей жизни палец о палец не ударил, чтобы мне помочь. Какого черта, он даже не признает факта моего существования. Нет уж, я и тут предоставлен сам себе — с этим я давно смирился.
— Такер Бун, волк-одиночка. — Джуди тряхнула головой. — Знаешь, что я думаю? Ты только болтаешь, что мечта тебе не по карману, а на самом деле никакой мечты у тебя нет.
— Ну спасибо! Ты все поняла.
Джуди подошла к нему еще ближе и сказала, глядя в лицо:
— Ты опять стараешься отгородиться от меня, но на этот раз у тебя ничего не получится. Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь, потому что сама была такой же. Собиралась сражаться с жизнью по-своему и считала, что весь этот гнусный мир занят одним — как бы мне навредить. — Она вздохнула и вынула из-за пазухи медальон, который всегда носила на шее. — Но мне повезло. Судьба свела меня с замечательной женщиной, которая стала моей приемной матерью и показала мне, что в жизни есть и радости. Она дала мне этот медальон и сказала, что это — символ доверия. Доказательство того, что есть по крайней мере один человек на свете, который всегда готов прийти мне на выручку. А потом я узнала, что на свете не так уж мало людей, похожих на Гинни. Совсем необязательно сражаться с жизнью в одиночку, Бун. Разреши людям помочь тебе.
— Да? — сухо осведомился он. — Что-то я не заметил, чтобы у моего порога выстроилась очередь помощников.
Джуди нахмурилась.
— Может быть, это оттого, что ты захлопываешь перед нами дверь. Рустер готов пойти за тебя в огонь и в воду. Так же, как и твои братья. Не отталкивай нас, Бун. Мечтать гораздо интереснее вместе, и тогда мечты скорее осуществятся.
Вместе.
Глядя на нее, Бун был заново поражен красотой этой женщины, и ему страшно хотелось обнять ее и прижать к себе.
— Когда ты говоришь «нам», — неожиданно для себя спросил он, — ты говоришь в общем о людях или включаешь и себя?
Джуди опустила глаза, и на минуту Такеру показалось, что он оттолкнул ее своим настырным вопросом.
—Я хочу, чтобы ты знал, — проговорила Джуди так что он едва расслышал ее слова, — сегодня утром в гостинице я солгала тебе.
«Ну вот! — подумал он. — А я, дурак, надеялся». Но Джуди торопливо продолжала:
— Я знаю, что ты не хочешь сожалений, но то, что случилось между нами, слишком для меня важно, чтобы я могла про это забыть.
— Джуди…
— Нет, дай мне договорить, а то у меня не хватит духу.
Я плела всю эту чушь про то, как мы расстанемся без упреков и пойдем разными дорогами, только потому, что думала: именно это ты хочешь от меня услышать. Наверное, так оно и было, но теперь я поняла, что есть большая разница между тем, что ты хочешь и что тебе надо.
— Вот как?
—Вот так! — Джуди вперила в него серьезный взгляд. — Все это время я наблюдала за тобой, Бун. Тебе нужно… нет, ты заслуживаешь того, чтобы тебя, как боксера, ждал в углу ринга твой друг. Человек, который не побоится сражаться за тебя, болеть за тебя душой, подтолкнуть тебя, если у тебя появится желание сдаться. Человек, который верит в твою мечту и не позволит тебе от нее отступиться.
Как у нее это получается? Кажется, жизнь научила его никому и ничему не верить, но вот он опять готов забыть про осторожность и довериться ей.
Джуди тем временем сняла с шеи медальон и застенчиво ему улыбнулась.
— Теперь я понимаю, что у тебя есть основания ко всем и всему относиться настороженно, так что возьми этот медальон как залог нашего уговора — вернешь, когда выкупишь ферму. А если я хоть раз тебя подведу, можешь оставить его у себя или выбросить.
Бун попытался отказаться:
— Нет, Джуди, я его не возьму. Я знаю, как много этот медальон для тебя значит…
— Именно поэтому я и хочу тебе его дать. — Она положила медальон на ладонь Буна и заставила его сжать пальцы. — Вспоминай, глядя на него, что есть человек, которого заботит твоя судьба и который всегда будет рядом.
Бун потрясенно молчал. Медальон, который он сжимал в руке, давал ему необыкновенное чувство уверенности в себе, способности преодолеть все. Слова Джуди могли означать только одно: что она верит в него. А ее нежный проникновенный взгляд говорил о большем.
У нас ничего не получится, твердил себе Бун, наши пути должны разойтись. Но, глядя на Джуди, он ощутил невероятный прилив надежды и еще больший прилив желания. Ему пришлось сделать над собой огромное усилие, чтобы не овладеть ею на месте.
— Спасибо, — тихо сказал он, надевая медальон на шею. — Обещаю сохранить его любой ценой.
Эта женщина улыбалась так, что у него подкашивались ноги.
— Знаю. Я тебе доверяю, Бун.
И напрасно, подумал он. Ему пришли в голову сразу несколько причин, по которым она не должна ему доверять, и главной из них было его неудержимое плотское влечение к ней. Но он не стал перечислять ей эти причины, боясь ее отпугнуть. Как же ему хотелось поцеловать ее!
Бун знал, что этого не надо делать, но она стояла рядом, придвигалась все ближе, уже коснулась его, и он не смог устоять перед искушением. Он запустил пальцы ей в волосы, поднял ее голову и наклонился к ее губам.
Он понимал, что ему следовало обращаться с ней с особой осторожностью и нежностью, но как можно проявлять держку, держа ее в объятиях? Ведь он думал, что этого больше никогда не будет. Он раздвинул языком ее губы: какой несравненный вкус! «Поцелую и все», — говорил Бун себе, а его руки уже гладили ее нежные плечи, спину, очаровательное лицо.
—Дьявол, — простонал он, — как я могу быть джентльменом, когда на тебе это чертово платье?
Джуди слегка отшатнулась и удивленно посмотрела на него.
—Да я не в платье! Рустер нашел мне брюки и рубашку.
А ведь и вправду! Странно, что он этого не заметил. Видимо, она может явиться перед ним хоть в мешке с дырками для головы и рук, и Такер все равно увидит в ней женщину, которая отдалась ему прошлой ночью. При одном воспоминании об их страстных объятиях он почувствовал нарастающее возбуждение.
— Я хочу тебя, — хрипло проговорил он. — Сейчас, прямо здесь.
С застенчивой улыбкой она принялась расстегивать пуговицы на своей рубашке. Такер заметил, что у нее дрожат руки.
— Я тоже хочу этого. Страшно хочу. Но у меня совсем нет опыта. До тебя я ни разу не была с мужчиной. Во всяком случае… не так…
Глядя в ее широко раскрытые глаза, Такер понял, что она предлагает ему всю себя до конца. На этот раз он не стал заниматься самообманом, воображая, что они просто предадутся приятному времяпрепровождению, как у него бывало с Лилой и подобными ей. Такая женщина, как Джуди, заслуживала несравненно большего, чем мимолетное совокупление.
Быть по сему, подумал он. Постепенно она поймет, что он не такое уж сокровище, а до тех пор, пока она сама не захочет уйти, он будет всеми силами оберегать и защищать ее.
И разве это не самое подходящее место для того, чтобы дать себе такой обет на земле, которая так много для него значит? Все равно Джуди постоянно врывается в его мечты о будущем. Уж лучше честно признать, что они неразрывно связаны.
— Дай я тебе помогу.
Он нежно отвел ее руки в стороны. В нем бушевал пожар желания, но он сумеет обуздать себя, чтобы не пробудить в Джуди страшных воспоминаний. Он забудет о себе. Он будет гладить ее, говорить нежные слова и ждать, когда ее лицо воспламенится страстью.
Однако у Джуди и на этот счет было свое мнение. Он едва успел спустить рубашку с ее плеч, как она принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Нет, эта Джуди — не застенчивая девственница. Ощущая ее пальцы у себя на груди, Такер почувствовал, что его решимость сдерживаться, не спешить неуклонно слабеет.
Он дрожащими руками размотал бинты, перетягивавшие ее грудь, и насилу удержался, чтобы жадно не наброситься на нее. Она понятия не имела, как она прекрасна: откинутая назад голова, пышная грудь, которую она подставляет его поцелуям. Осторожнее, не спеши, как заклинание, твердил себе Такер, беря в рот сначала один темный сосок, потом другой. Она отвечала на его ласки тихими, гортанными стонами.
Эти стоны еще больше разжигали его страсть. Вкус сосков был так восхитителен. Поддерживая ее груди руками, он ласкал языком левый сосок, потом взялся за правую грудь.
Он мог бы еще долго упиваться ее грудью, однако ему надо было многому ее научить.
Давай разденемся, — осипшим голосом сказал Бун. — Я хочу видеть тебя всю.
Джуди зарделась от смущения. Но тут же принялась вязывать веревку, которая поддерживала ее брюки, и позволила им упасть на землю. Глядя на обнаженную Джуди Бун умирал от желания бросить ее на землю и слиться с ней в экстазе. Даже то платье, которое так его распаля-скрывало совершенство ее высокой груди, тонкой талии,округлых бедер и длинных стройных ног: это было прекрасное видение, осуществление его самых заветных фантазий. Идеальная женщина!
— О Боже! Неужели тебе никто не говорил, как ты красива?
Джуди покраснела и покачала головой, но его слова явно были ей приятны.
—А теперь я хочу увидеть тебя, — сказала она и потянулась к пуговицам на его брюках.
Бун опять легонько отвел ее руки, зная, что если ей дать волю, он тотчас потеряет голову от страсти.
— Не будем спешить, — обронил он и с ее помощью снял рубаху и постелил ее на траве. — Не очень-то мягкая постель, — сказал он, — но лучше здесь негде взять. Ложимся?
— Ты же сказал — не будем спешить, — с улыбкой ответила Джуди. — Давай играть честно, Бун, сначала разденься.
— Да ты понимаешь, что со мной делаешь? Она покачала головой:
— Нет. Но я хочу, чтобы между нами не было никакой одежды.
Она расстегнула последнюю пуговицу ширинки, засунула Руки ему за пояс и стала спускать с него штаны. Прикосновение ее теплых пальцев пробудило к жизни его мужскую плоть. Как бы это ее не напугало, подумал он, досадуя на отсутствие у себя выдержки.
Однако на ее лице он увидел не страх, а восхищение.
— О, Бун, — прошептала она, прижимаясь к нему горячим телом, — неужели никто ни разу не сказал тебе, как ты красив?
И тут он не выдержал. Он схватил Джуди в объятия и принялся целовать ее с таким самозабвением, словно ее вот-вот могли у него отнять. Запустив руки ему в волосы, она с трудом удерживалась на ногах, отвечая поцелуем на поцелуй и так тесно к нему прижимаясь, что он ощущал каждую клеточку ее дивного тела.
Такер опустил Джуди на землю, напоминая себе, что не надо спешить, но ее руки блуждали по его телу, гладя, сжимая, впиваясь в его плоть. Когда он стал целовать ее грудь, она выгнула спину, предлагая себя, а когда он опустился ниже, она раздвинула ноги, позволяя ему гладить и целовать свое потайное местечко. Она с такой готовностью отдавалась ему, что Такеру больше всего хотелось доставить наслаждение ей, заставить ее издавать эти глубокие гортанные стоны. Как это прекрасно: они вдвоем под теплыми лучами солнца, овеваемые легким ветерком, — нет, лучше быть просто не может!
Но эта чудо-женщина никогда не переставала его удивлять, никогда не вела себя так, как он ожидал. Когда он решил, что можно в нее войти, она вдруг стала ласкать его плоть осторожными и уверенными движениями. Это не были привычные приемы Лилы, а ласка влюбленной женщины, которая восхищалась наглядным доказательством его желания. Глядя в ее улыбающееся лицо, он видел, что она получает удовольствие от сознания, что доставляет удовольствие ему.
Такеру хотелось утонуть в ее бездонных глазах. Когда она так на него смотрела, он чувствовал себя непобедимым, как сошедший на землю бог.
Нет, это она — богиня, чудо, наслаждение, совершенство,живая страстная женщина, дарящая ему все то счастье и волшебство, которого ему не хватало всю жизнь. Он перерекатился на спину, чтобы она оказалась сверху — желая обожать ее, благоговеть перед ней, видеть выражение ее лица, как только они вместе достигнут апогея.
Как он ликовал, увидев ее изумление, когда он приподнял ее бедра и насадил ее на свое твердокаменное копье! Какой восторг охватил его, когда ее глаза заволоклись дымкой блаженства, потом закрылись и она задвигалась вместе с ним в любовном танце! Как он упивался ее учащающимися стонами, ее нарастающим буйством, готовностью, с которой она принимала его в свое горячее ликующее лоно!
Такер впал в неистовство. Он мял ее ягодицы, сжимал ее груди, но ему все было мало этой женщины. Взяв ее за талию, он стал приподнимать и с силой опускать ее на себя, стараясь проникнуть все глубже и глубже, словно стремясь слиться с ней воедино. Уцелевшей от цинизма и безверия частичкой своего существа он искренне считал, что, если ему удастся познать истинную суть Джуди, они окажутся связанными такими крепкими узами, которые никто никогда не сможет разорвать.
И вскоре Такер услышал пронзительный вопль восторга. Чувствуя, как по Джуди прокатывается волна спазмов, он изверг в нее свое семя, все до последней капли — и это было похоже на жертвенный ритуал его богине, оставивший после себя блаженное головокружение и тоскливую боль в груди.
В этот ослепляющий миг экстаза он прикоснулся к ее душе, и вот уже вновь они далеки друг от друга. Если бы эта дрожь восторга никогда не проходила, если бы было можно никогда не покидать ее нежные, раскаленные недра!
Увы! Девятый вал их страсти остался позади. Он сжимал ее талию, ощущая, как затухают последние спазмы. Такера переполнял сонм чувств, но главным из них была благодарность. Даже если она сейчас уйдет и им не суждено больше свидеться, эти минуты навсегда обогатили его жизнь. Джуди открыла окно к нему в душу, привнесла в ее темные глубины свет, тепло и радость, показала ему, какое это счастье — быть с любимым человеком.
Такого у него никогда не будет с другой женщиной.
Такер обнял Джуди за плечи и привлек ее к своей груди. Исполненный нежности, он стал целовать ее волосы — пусть волшебство продлится еще немного. Скоро действительность снова властно вступит в свои права, но ему хотелось, чтобы этот чудный миг длился вечно.
Джуди издала счастливый вздох.
— Ты даже не знаешь, какой ты замечательный человек, Бун, — тихо промолвила она.
Как это на нее похоже — в такую серьезную минуту сказать нечто, заставившее его засмеяться.
— Это комплимент?
— Нет, правда. — Она опять вздохнула. — Откровенно говоря, за мной ухаживали бог знает сколько молодых людей. Однако ни к одному я не чувствовала даже сотой доли того, что чувствую к тебе.
— Я ни за что не поверю, что такая красивая девушка, как ты, дожила до двадцати одного года, ни разу не задумавшись о браке.
Она покачала головой:
— Я не встретила даже человека, с которым мне захотелось бы провести целый день, не говоря уж о целой жизни. Не знаю, что в тебе такое особенное, Бун, но от одного твоего взгляда у меня кружится голова и подкашиваются ноги. — Она оперлась локтями на его грудь и смущенно улыбнулась. — Зря я в этом признаюсь?
Может быть, и зря, но в этом вся Джуди. Бун пробежал пальцами по ее прелестному лицу.
— Со мной происходит то же самое.
—Правда? — спросила она с искренним удивлением и не менее искренним восторгом.
— Я дожил до теперешнего возраста, ни разу даже не задумавшись о радостях супружества.
Джуди замерла, впившись в него взглядом.
Бун с запозданием понял, как можно истолковать его слова. Под влиянием Джуди он стал задумываться о таких понятиях, как любовь и верность, однако старался не заглядывать дальше. Ну да, он хочет быть с ней, но надо быть последним прохвостом чтобы звать женщину замуж, не имея даже собственного имени, ведя жизнь изгоя. Страх и тяжелый труд — вот все, что может ей предложить Такер Бун. Необходимость все время оглядываться назад в ожидании погони и с тоской начинать каждый новый изнурительный день.
— Задуматься и предлагать — это разные вещи, — решительно сказал он и опустил ее рядом с собой. — Прости меня, Джуди, но я не создан для брака. — Он сел и потянулся за одеждой. Как грустно, что волшебная сказка кончилась, но нельзя подавать ей напрасные надежды: она этого не заслуживает. — Я иду трудным путем, и я должен идти по нему один.
Она положила руку ему на плечо.
— Не беспокойся, Бун, я вовсе не предлагаю тебе себя в жены. Я все понимаю.
Извиняющиеся нотки в ее голосе ранили его в самое сердце.Это он должен извиняться, а не Джуди. Он опять причинил ей боль.
Он жаждал обнять ее, прижать к себе, попросить подождать — может быть, ему удастся восстановить эту ферму и зарабатывать на жизнь честным трудом. Но он не мог забыть о том, что солгал ей. Теперь, когда у него осталось всего три недели, он обязан взять деньги у «серых призраков». Джуди никогда его не простит, узнав, что у него и в мыслях не было позволить ей присутствовать при последней минуте Латура. Такер Бун, человек, которому она верит, отнимет у нее возможность отомстить и отдаст Латура «серым призракам».
Он чуть не признался ей во всем, но тут услышал стук приближающихся копыт. Джуди на секунду замерла, потом вскрикнула и ринулась подбирать свою одежду.
Они оделись гораздо быстрее, чем раздевались, хотя у Джуди, когда она застегивала пуговицы, руки дрожали не меньше. А затем, глядя на Буна с расстояния двух-трех шагов, она вдруг рассмеялась.
— Нет, как вам это понравится! Струсили, как детишки, пойманные на проказе. А ведь этот всадник вряд ли нам знаком и вряд ли он даже посмотрит в нашу сторону.
Как бы не так! Когда всадник появился из-за поворота, это оказался очень знакомый им обоим человек.
— Кристофер? — воскликнула удивленная Джуди. — Откуда ты взялся?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Счастливая встреча - Бенедикт Барбара



Захватывающий остросюжетный роман. Реально описана ситуация после войны Севера и Юга. Разруха и выживание, кто как может.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараВ,З,,65л.
25.09.2013, 12.49





очень интересный и захватывающий роман.
Счастливая встреча - Бенедикт Барбарачитатель)
26.09.2013, 21.48





приключенческий роман. Читать не скучно .8,5баллов
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараЛана
27.09.2013, 22.40





Чудесный роман. Приключения, любовь, интриги - всего в меру. Читайте- не пожалеете.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараЛюдмила
29.09.2013, 21.48





Продолжение романа"До конца своих дней".Но уже не интересно,схожи сюжеты и много намешано персонажей.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараОсоба
7.01.2014, 18.57





Прекрасно, хорошое продолжение.
Счастливая встреча - Бенедикт БарбараМилена
19.03.2014, 7.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100