Читать онлайн , автора - , Раздел - НЕЖНАЯ ИЗАБЕЛЬ! в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

НЕЖНАЯ ИЗАБЕЛЬ!
КРАСАВИЦА ИЗ «ЛЕТУЧЕГО ЭСКАДРОНА»

1. Ни слова королеве-матери
Что касалось деятельности ее благородных дам, то Екатерина Медичи имела о ней совершенно точное представление. Прежде всего, она проводила их тщательный отбор, пользуясь теми же критериями, которыми сегодня пользуется владелец конюшни скаковых лошадей при подборе своих кобыл: кандидатки должны были быть очень красивы, до некоторой степени интеллигентны и прежде всего легко доступны. Из этих трех добродетелей интеллигентность пользовалась наименьшим спросом. Девушки должны были обладать ею настолько, чтобы правильно понять свою задачу, которую им предстояло выполнить, не задавая при этом лишних вопросов. В качестве компенсации им гарантировались роскошь и элегантность.
Они использовались в качестве инструмента правительственных махинаций и, таким образом, были ценным объектом, поскольку при дворе королевы Екатерины считались лишь с политикой и государственными интересами. Что касалось интеллигентности, то королева оставляла ее полностью за собой…
Ее фривольному дамскому корпусу была присвоена кличка «летучий эскадрон», и при дворе каждый знал об его подлинном предназначении. Было, например, известно, что очарование блондинки мадемуазель де Руше довело слабовольного Энтони Бурбона до того, что он бросил в беде протестантов и перешел на сторону королевы. Это был лишь один пример из двадцати других. Несколькими годами позже очаровательная Шарлотта де Бонн-Самбланоэ толкнула темпераментного Генриха Наварского к совершению величайших глупостей. Он слыл черной овцой Екатерины, которая по отношению к нему выступала в роли деспотичной и опасной тещи.
Это было время, не знавшее сострадания. 1560 год, религиозные войны опустошают страну. Они раскалывают французский народ и аристократию на два непримиримых лагеря, которые безудержно уничтожают друг друга всего лишь из-за вопроса о том, должна ли читаться проповедь на французском или на латинском языке…
Екатерина находилась между молотом и наковальней. Несмотря на предпринимавшиеся ею энергичные действия к сохранению мира, она испытывала большие трудности в сохранении своей королевской власти и остатков единства в империи. Ее первый сын – Франциск II – всегда был слаб здоровьем и умер уже в первый год своего правления. Его супруга, симпатичная и фривольная Мария Стюарт, возвратилась в родную Шотландию. Поэтому Екатерина правила до совершеннолетия второго сына – Карла IX, который, несмотря на болезнь крови, был пугающе темпераментен и спортивен. Она ощущала на своих плечах всю тяжесть этого взбудораженного королевства, однако несла ее многие годы, не проявляя при этом ни малейшей слабости, но совершая кое-какие ошибки, поскольку в конце концов она тоже была человеком. Во всяком случае Варфоломеевская ночь считается самой темной страницей в период ее правления, это кровавое событие посеяло лишь новые раздоры в стране. Тем не менее Екатерина вела себя как великий государственный деятель и правила согласно девизу, что в политике все средства хороши, даже такое отчаянное создание, как ее «летающие эскадроны». Для нее оружие было тем лучше, чем больше оно было ненавистно, а эта группа красивых девушек всегда показывала себя очень действенной.
Однажды утром она пригласила к себе одну из этих благородных дам. Изабель де Лимей была грациозной светлой блондинкой с великолепными серо-голубыми глазами. Ее мягкий шарм и совершенная фигура оказывали ослепляющее действие на мужчин. Кроме того, она была дальней родственницей королевы и происходила по материнской линии из знатной французской семьи Ла Тур д'Овернь. Екатерина очень любила очаровательную Изабель и сделала ее своего рода фавориткой.
Как только дверь в «парфюмерный кабинет» Екатерины закрылась, королева без всякого вступления, как это было ей присуще, перешла в наступление.
– Что ты думаешь о господине де Конде? – спросила она.
– Господин де Конде? Но, мадам, я не знаю…
– Что значит ты не знаешь? Разве ты не была со мной вчера на Бычьем острове? Тебе же известно, что я там вела переговоры с Конде о перемирии. Если ты не обратила внимание на него, то тогда на кого же?
По тону королевы Изабель поняла, что это был не подходящий момент для споров. Она опустила голову и спешно обдумывала, как ей выпутаться из этой истории. В действительности она вообще не обратила внимания на принца, так как ее взгляд был прикован к другому, более достойному внимания предмету. Наугад она сказала:
– Он показался мне очень любезным… и симпатичным… и… Екатерина прервала ее резким движением руки.
– Баста! – сказала она. – Ты действительно глупа и, к сожалению, пытаешься одурачить меня. Если бы тебе пришлось описать «симпатичного принца», ты оказалась бы в очень неловком положении, моя дорогая! Ты думаешь, я не знаю, что ты смотрела во все глаза только на этого Флоримона Робера? Не пытайся это оспаривать! Однако хотя ты и не обратила внимания на Конде, он тебя пожирал своим взглядом. Теперь внимательно слушай, дорогая Изабелла, и хорошенько держи в своей красивой головке, что я скажу. Я должна непременно привлечь принца на нашу сторону! Привлечь полностью, ты понимаешь? Тебе известно, что он является предводителем протестантов. – Голос королевы звучал по-прежнему негромко и был мурлыкающе вкрадчив от типично итальянского акцента, но кто ее знал, отдавал себе отчет, какая железная воля за ним скрывалась.
Изабель подняла глаза и посмотрела на Екатерину совершенно невинным взглядом.
– Я знаю, мадам, но зачем вам нужно продолжать застраховываться от предводителя гугенотов? Разве мы не заключили вчера перемирие? Ведь теперь нам нечего опасаться.
– Ах, ты действительно в это веришь? Разве тебе не известно, что протестантские войска, активно поддерживаемые англичанами, все еще удерживают Гавр, который они в случае победы обещали на основании заключенного в Хэмптоне соглашения передать Елизавете? Можешь себе представить: англичане на французской земле, как во времена дю Гесклена и Жанны Орлеанской? Но я не коннетабль, а ты давно уже не святая девственница. Конде единственный, кто может вернуть нам город назад, и поэтому ты должна проявить к нему интерес!
– Но, мадам…
– Замолчи! Это приказ! Кроме того, что для тебя значит одним мужчиной больше, одним меньше? После дела с Ронсаром в Монморанси у тебя не было недостатка в любовниках. Почему же тогда не Конде? Он принц по происхождению, и в нем нет ничего отталкивающего. Эта миссия могла бы быть и хуже!
Голос Екатерины по-прежнему звучал негромко, но тон стал заметно резче. Изабель знала этот симптом достаточно хорошо и предпочла воздержаться от дальнейших возражений.
Она склонилась в поклоне.
– Как прикажете ваше величество?
– Мы немедленно покинем Блуа и поедем в Шенонсо, по пути переночуем в Шамоне. Господин де Конде будет нашим гостем. Улыбайся ему, флиртуй с ним… ах, это действительно не мое дело учить тебя как женщину твоему ремеслу. Думаю, что искусство кокетничать давно для тебя уже не тайна. Итак подумай, как ты справишься с этим делом!
– Хорошо, мадам. Я постараюсь сделать все возможное.
Низко поклонившись, Изабель покинула комнату, чтобы подготовится к отъезду. Впервые приказ королевы застал ее врасплох и, кроме того, действительно, опечалил. Даже профессиональные разбивательницы сердец могут в один прекрасный момент потерять собственное сердце, и именно это произошло с ней некоторое время назад. Обычно легкомысленная, Изабель влюбилась в блистательного молодого Флоримона де Робера.
Он происходил из могущественной банкирской семьи и был прекрасен, как молодой бог. В то же время, как правильно подметила Екатерина, он был слишком франтоват и не очень интеллигентен. Но какая молодая девушка обращает большое внимание на душевные качества, если влюбляется в молодого красивого мужчину? Ее любовь была слепа. Она не испытывала ни малейшего желания доставлять радость маленькому Конде, однако любое сопротивление было бессмысленным, поскольку она не ощущала в себе призвания попасть в монастырь…
Они были вынуждены задержаться в Шамоне дольше, чем намеревались. Ночью разразилась страшная непогода. Штормовой ветер дул с такой силой, что в лесах с корнями вырывало деревья, реки вышли из берегов и за несколько часов настолько размыли дороги, что они стали непроезжими. Было немыслимо подвергать риску на этих дорогах молодого короля, королеву-мать и тяжелые дворцовые повозки, что и вызвало нежелательную, но вынужденную задержку.
Это обстоятельство Конде использовал для ухаживания за Изабель. С того дня, когда было заключено знаменитое перемирие, ее красота действительно его очаровала. Эта молодая женщина обладала тем шармом, к которому он был чувствителен, как почитатель женской красоты. Луи де Конде обладал горячим темпераментом и сразу же воспламенился от неистребимого желания овладеть ею. Это была та ревнивая, требовательная страсть, которую можно укротить, лишь овладев объектом вожделения, при этом душевное участие здесь совсем незначительно. Конде вообразил, что покорение Изабель, как и ее многочисленных предшественниц, не составит для него особого труда. Разве она не принадлежала к тому знаменитому «летающему эскадрону», который коллекционирует любовников?
Овладеть Изабель – это было единственное, чего желал принц. Настоящая любовь была для него не так важна…
Послушно выслушав данные ей Екатериной наставления, молодая женщина охотно приняла ухаживания принца. Она кокетничала с ним по всем правилам искусства и довела его, наконец, до такого кипения, что он больше не отходил от нее ни на шаг со своими любовными домогательствами. Эта игра, начатая еще во время вынужденной остановки в Шамоне, продолжалась и в Шенонсо, где Изабель впервые воспротивилась настойчивому приказу своей госпожи. Она категорически отказалась от интимного сближения с Конде.
Последний сначала нашел это сопротивление привлекательным. Это придавало всему делу остроту и повышало ценность последующей капитуляции. Однако по воле несчастного случая, происшедшего в результате тщеславной глупости Флоримона де Робера, все мероприятие оказалось под угрозой срыва.
Во время встречи со многими знатными людьми, среди которых находился и Конде, этот молодой глупец разболтал о своих успехах у родственницы королевы. Конде, узнавший подлинные причины отказа ему со стороны Изабель, был глубоко обижен и сразу же покинул двор Екатерины.
Лихим галопом он вернулся в свой замок Конде-ан-Бри, чтобы забыть там о постигшем его разочаровании.
К тому же пришла весть, что его супруга – храбрая Элеонора де Руа – заболела и позвала его к себе. Принц вероятно, не поспешил бы поехать к ней, если бы не получил такого тяжелого оскорбления.
Само собой разумеется, теперь не могло быть и речи о том, чтобы возвратить короне Гавр. Надежды Елизаветы Английской заполучить этот большой нормандский порт вновь возросли.
Можно было себе представить гнев королевы Екатерины! Как только Конде покинул двор, королева обрушила свой гнев на провинившуюся.
– Ты, дура! Несчастная дрянь! Так ты выполнила мой приказ? Так ты исполнила мои деликатные поручения, которые я тебе доверила? Конде уже недосягаем, а англичане не отказались от своих планов в отношении Гавра! Тебе, что, надоело жить? Ты не знаешь, что можешь заплатить жизнью за то, что перечеркнула мои политические планы?
Еще никогда, обычно владевшая собой королева не впадала в такую ярость. Изабель была так напугана, что вся сжалась перед ней от страха. Она дрожала всем телом. Впервые она видела флорентийку в таком гневе и ее охватил смертельный ужас. Она боялась за свою жизнь, поскольку злые языки утверждали, что королева уже отправила многих предателей на тот свет… а то, что сделала она, было в глазах Екатерины государственной изменой.
Королева свирепо металась по комнате. Внезапно она остановилась перед молодой женщиной и схватила ее за руку.
– Слушай внимательно, дорогая Изабель, запомни каждое мое слово, заруби себе на носу, поскольку я не буду повторять их дважды. Я напишу письмо Луи де Конде, чтобы он вернулся. Если нужно, я прикажу ему это сделать. Он вернется, поскольку не посмеет отказаться. Иначе это был бы мятеж. Как только он появится, приказываю тебе дать ему понять, насколько ты раскаиваешься и какую боль причинил тебе его отъезд. Приказываю тебе исполнять любое его желание. Я хочу видеть его счастливым, Изабель, насколько это возможно! Ничто не может заставить воина забыть о войне, кроме благоухающей духами постели женщины, которую он боготворит. При условии, что на этот раз ты выполнишь мой приказ, я тебя прощаю. Твое сопротивление на этот раз послужит для него дополнительной приманкой. Если все пройдет нормально, я даже отблагодарю тебя!
Почти немея от страха, молодая женщина попыталась защитить свою любовь.
– Помилуйте меня, мадам, и поручите эту миссию другой девушке! Я не могу полюбить принца, потому что люблю другого человека!
В светлых глазах Екатерины блеснули молнии.
– Этого дурака Робера? Как ты вообще смеешь о нем говорить? Надеясь на его красивое лицо и представительный внешний вид, я послала его к Елизавете, чтобы он соблазнил ее, однако это окончилось тем, что англичанка высмеяла его и обошлась с ним надлежащим образом. У тебя действительно хороший вкус, поздравляю тебя! Однако этот вопрос не подлежит обсуждению, поскольку любовные чувства меня не интересуют, когда речь идет о Гавре! Либо ты исполнишь все желания Конде – о замене не может быть и речи, поскольку он хочет тебя и никого другого, – либо я прогоню тебя со двора. Поскольку это не входит в твои планы, то как можно быстрее спасай свою шкуру!
Екатерина опустилась в свое кресло, оставив на время молодую женщину в покое. Вдовья вуаль делала ее круглое лицо очень бледным. Более, чем когда-либо, она походила на своего покойного дядю – папу Льва X, которого нельзя было назвать особенно привлекательным.
– Я жду твоего ответа, – сказала она холодно.
В полном отчаянии Изабель сжала лицо руками. Опустив плечи, она тихо плакала, но ей была ясно, что нужно взять себя в руки, чтобы избежать нового взрыва гнева королевы, который мог бы иметь теперь роковые последствия. Наконец, раздался ее прерывающийся от слез голос:
– Я буду послушна, мадам!
– Ты правильно поступаешь. Это очень умно с твоей стороны! Как только Конде будет побежден, ты можешь вернуться к своему Роберу и делать с ним, что хочешь. Я не буду тебе в этом мешать. Но что за странная идея жить сердцем! Есть ли оно у меня? Мое сердце уже давно умерло, еще тогда, вместе с королем… – добавила она внезапно изменившимся голосом, звучавшим печально и как будто издалека. – Знаешь, Изабель, на смену этому сердцу уже давно пришло нечто более важное: королевство, которое во мне нуждается!
Как Екатерина и предвидела, принц не заставил себя долго ждать и вернулся ко двору.
Королева в своем письме дала ему понять, что есть кто-то, сожалеющий и раскаивающийся в том, что случилось, что пара прекрасных глаз день ото дня все больше краснеет, глядя на запад.
Итак, Луи де Конде, который не смог забыть Изабель, хотя и с недоверием, вернулся. Он знал Екатерину и репутацию ее девушек. Но как только он оказался в великолепных садах Шенонсо, все его недоверие исчезло.
Среди кустов роз он встретил улыбающуюся Изабель, во влажных глазах которой были, похоже, слезы радости. Изабель сыграла свою роль великолепно, хотя и не без усилий. На этот раз оружие было сложено и предисловие оказалось кратким. Спустя несколько дней после его прибытия Изабель стала его любовницей в прекрасном замке на берегу Шера, который Екатерина Медичи с большой любовью превратила в настоящий рай.
Однако в любовных делах часто бывают неожиданности, а ночи в долине Луары наполнены особым ароматом. И случилось так, что как только Изабель отдалась этому мужчине, которого ей было приказано полюбить, она влюбилась в него по-настоящему. Она поняла, что попала в собственную ловушку. Принц, о ком она думала, что можно лишь поиграть с ним, действительно одержал над ней победу.
Луи де Конде до этого не встречал женщин, которые бы его отвергли. Он был небольшого роста, но хорошо сложен, ловок, силен и так же искусен в обращении с оружием, как и в любовных делах. У него были красивые каштановые волосы и тонкие черты лица, а взгляд одновременно мягкий и решительный. Этого мужчину Изабель полюбила всем сердцем, забыв всех своих прежних любовников: не только прекрасного Робера, но и всех, кто был у нее до него: Монморанси, Ронсара… и Брантома, который оставался безутешным и до сих пор посвящал ей прекрасные стихи… Но все было напрасно! Изабель думала только о своей новой любви. Луи же, который в начале отнесся к этому, как к быстро проходящему, под влиянием короткой вспышки чувств увлечению, вскоре с удивлением убедился в том, что любит ее тем больше, чем дольше они находились вместе.
Судьба оказалась к ним благосклонна. Принц вскоре овдовел, и влюбленные смогли принадлежать друг другу без каких-либо препятствий, что естественно было воспринято Екатериной с радостью.
Храбрая Элеонора де Руа – принцесса де Конде, – проболев месяц, рассталась со своей героической, но истерзанной неразделенной любовью душой. Впрочем, это была обычная судьба для принцессы де Конде, поскольку принцы из этого знатного рода, как правило, оказывались посредственными мужьями.
Конде и Изабель самозабвенно предавались любви под благосклонным взглядом королевы. Однако в стане протестантов такое развитие событий не вызвало воодушевления.
Жан Кальлвэн, наблюдавший за осуществлением планов коварной королевы Екатерины из далекой Женевы, знал, что при этих обстоятельствах он должен всегда быть начеку. Гавр действительно был возвращен под власть французской короны, и великий реформатор едва не умер из-за этого в припадке гнева. Елизавета Английская, однако, была достаточно умна, чтобы открыто показать свое разочарование. Кроме того, как тонкий политик, она по достоинству оценила игру, проводимую Екатериной и, учитывая ее интеллигентность, рассматривала ее как равноценного противника.
Некоторое время спустя, 11 апреля 1564 года, вместе с французской императрицей Екатерина подписала соглашение о перемирии в Труа, которое хотя бы на время остановило религиозные распри во Франции.
Протестанты были в высшей мере рассержены, видя своего предводителя в сетях католиков. Однако один из виднейших гугенотов адмирал Колиньи знал о прелестях упомянутой выше католички и поэтому ничему не удивился.
– Когда-нибудь он вернется, – вздохнул он. – Осторожность никогда не помешает, особенно когда имеешь дело с красивыми женщинами…
Адмирал слишком хорошо знал себе подобных!
2. Скандальные роды
Королева Екатерина несколько успокоилась после заключения мира в Труа, хотя и не надолго, – никто не знал лучше нее самой сомнительную ценность мирных соглашений.
Поэтому она решила, что ее сын – молодой король Карл, – должен совершить большое путешествие по стране. Она сочла полезным, чтобы король однажды остался один на один с народом и чтобы народ познакомился со своим будущим правителем. Таким образом, речь в данном случае шла о пропагандистской поездке!
Однако это не шуточное дело – везти весь французский двор по дорогам Франции, да еще в течение примерно 18 месяцев. Путь лежал в Барруа и Бургонь, Ронталь, Прованс, Лангедок, Беарн, Овернь и Бретань. За исключением вымощенных дорог на севере страны, весь остальной путь являлся настоящим «Тур де Франс», таким же возбуждающим и спортивным.
Королевская семья сопровождалась целой армией: несколько сот высокопоставленных вельмож и дам готовились ехать на лошадях, в паланкинах или повозках. Карет, в английском понимании, тогда еще не было. Всего лишь трое избалованных современников имели средства передвижения, отдаленно напоминающие карету. К этому эскорту придворных добавлялись несколько тысяч слуг, загонщиков дичи, лакеев, погонщиков собак, поваров и их подручных, прачек, гладильщиц, парикмахеров и проч.
Все напоминало гигантский цыганский табор, растянувшийся на плохих французских дорогах; затраты же соответствовали принятой для дворца роскоши.
По пути, кроме больших городов, делались также остановки в замках и монастырях, для которых это было большой честью, хотя и слишком дорого обходилось. Путешествие принесло большой успех. Екатерина была глубоко тронута тем, как сердечно их принимали и в городах, и в сельской местности. Она не могла поверить, что ее верноподданные, несмотря на нищету и опустошения, причиненные бесчисленными войнами, оставались преданными королевской семье. Французы были рады подойти к молодому королю, дотронуться до него и поговорить с ним, поскольку правила этикета в те времена не были еще так строги, каковыми они стали при Людовике XIV. Одним словом, поездка была триумфальной.
Однако вернемся к ее началу. Королева-мать, конечно, взяла с собой своих придворных. «Летучий эскадрон» был собран в полном составе и составлял особенно великолепный ее эскорт. Само собой разумеется, что Изабель де Лимей, как самая прекрасная из всех фавориток королевы, была в центре внимания, так же как и ее возлюбленный – Луи де Конде.
Но молодая женщина была не очень воодушевлена необходимостью участвовать в этой принудительной поездке. На это имелась весьма простая и естественная причина: Изабель была в положении и имела отнюдь не лучшее мнение о французских дорогах.
Она чувствовала себя усталой, разбитой и очень боялась, что в этой поездке с ней может случиться несчастье. Она предприняла все, чтобы не ехать, однако королева не хотела и слышать об этом. Она не имела понятия о состоянии своей первой дамы, а широкие платья, которые носили в те времена, скрывали ее тайну. Кроме того, она держала в узде Конде и поэтому для Екатерины не могло быть и речи, чтобы Изабель осталась дома. Что же оставалось делать! Таким образом, несчастная женщина, как и все другие, собралась в дорогу. В конце мая они, наконец, добрались до Дижона.
В бывшем герцогском городе не жалели ни денег, ни усилий, чтобы оказать гостям достойный прием. Дижон был богат и демонстрировал это без ложной скромности. В этот день огромный парадный дворец герцога был до отказа заполнен людьми. Представители городской знати поочередно произносили торжественные речи, обращенные к королевской семье, перед тем, как должен был состояться большой праздничный обед. Карл IX и Екатерина Медичи сидели с неподвижными лицами на высоких креслах и благосклонно слушали, слегка скучая от сыпавшихся на них хвалебных тирад. Подобные представления их уже стали обременять.
Благородные дамы полукругом обступили королеву-мать. Так много молодости, красоты и элегантности местные знатные мужчины, пришедшие приветствовать приезжих господ, еще никогда не видели. Ошеломляющие красотой молодые девушки флиртовали с ними будто одержимые дьяволом!
За одним исключением. Графиня Изабель не только не интересовалась происходящим вокруг, но и выглядела так, будто присутствовала при собственной казни. Ее лицо было смертельно бледным, глубокие тени лежали под глазами. Она с трудом держалась на ногах и в конце концов была вынуждена ухватиться за руку своей соседки – мадемуазель де Шатонеф.
Внезапно она сжала ее руку так сильно, что та по-настоящему испугалась.
– Что с тобой? – шепнула она. – Ты выглядишь, как сама смерть.
– Я едва держусь на ногах, – пролепетала Изабель, – на пределе своих сил. Эти речи… мой Бог, этому не будет конца! Я сейчас потеряю сознание!
– Ради всего святого, только не это! На нас смотрит весь мир. На нас обращено больше внимания, чем на этого человека в черном, который доконает нас своими тирадами. Постарайся и возьми себя в руки. Знаешь же, как строга королева, когда речь идет о нашем появлении перед публикой.
– Знаю, но ты не можешь себе представить, какие страшные страдания я переношу.
Едва она произнесла эти слова, как резкая боль пронзила все ее тело, и бедняжка не смогла сдержать пронзительного крика.
Оратор прервал свое выступление, и все взгляды устремились на Изабель. Екатерина нахмурила лоб, но Изабель уже ничего не видела. Ее разрывала новая волна боли. В своем узком корсете она не могла больше дышать и, лишившись чувств, опустилась на пол.
В ужасе Шатонеф склонилась над ней и попыталась поднять.
– Несомненно, это случилось из-за жары, – сказала она, увидев быстрый гневный взгляд королевы.
– Тогда унесите ее отсюда – распорядилась королева. – Свежий воздух поможет ей. Эти молодые девушки не могут выдержать даже самого малого! Немного жары, и они уже падают в обморок.
Подбежавшие молодые люди подняли Изабель и вынесли ее из зала. И теперь каждый смог увидеть, что на том месте, где только что лежала молодая женщина, осталось большое кровавое пятно.
Возглас изумления пронесся по залу. Все обсуждали случившееся, перебивая друг друга и споря о странном несчастном случае, жертвой которого стала такая прекрасная молодая девушка. Оратор больше не пытался продолжать речь. Его бы все равно никто не слушал. Пришлось объявить начало официального обеда, чтобы положить конец всеобщему смятению.
Тем временем Изабель, под полными ужаса взглядами придворных спокойно произвела на свет очаровательного мальчика.
Она лежала на скамье, на которую были спешно брошены две подушки; едва новорожденный увидел свет, он начал кричать изо всех сил. Такого ора почтенные стены кабинета бургомистра никогда прежде не слышали!
Королева была вынуждена смирить свой гнев, чтобы не придавать скандалу еще более неприятный характер. Она жестом подозвала к себе господина де Нансэ – капитана своей гвардии – и шепнула ему на ухо несколько слов. После чего с улыбкой и видимым облегчением направилась в праздничный зал вслед за королем.
Роды прошли нормально. Молодая женщина еще ощущала слабость и головокружение, но больше всего она чувствовала себя очень усталой. Она хотела спать и только спать, много часов подряд. Поэтому все, что ей было нужно, – это погрузиться в сон, чтобы никого не видеть, особенно Екатерину, гнева которой она очень опасалась.
Через некоторое время она заметила, что ложе ее качается. Хотя оцепенение еще и затуманивало сознание, она постепенно поняла, где находилась: ее положили в тщательно зашторенный паланкин и несли по такой неровной дороге, что лежать в нем, несмотря на матрацы и подушки, было очень неудобно. Изабель не имела представления, куда ее перевозят. Занавески были плотными, и она не видела окрестности.
Через несколько часов паланкин, наконец, остановился. Роженица оказалась во внутреннем дворе здания, которое нетрудно было узнать: она находилась в монастыре. У входа стояла высокая, стройная женщина, из-за своей одежды выглядевшая строгой: Ее руки скрывались в широких рукавах мантии. Изабель смотрела на нее в отчаянии.
– Не могли бы вы сказать, где я нахожусь, мать-настоятельница?
Та посмотрела ей прямо в глаза и строго ответила:
– Вы в монастыре Кордельер д'Оксонн, дочь моя. Ее величество королева Екатерина решила, что вы должны оставаться здесь, пока она не даст новых указаний.
– Новых указаний? Но как долго мне придется здесь находиться?
– Я не знаю, дочь моя. Возможно, королева хочет, чтобы вы приняли пострижение.
– Я должна оставаться в монастыре? Но это невозможно!
Изабель была полностью подавлена и готова разрыдаться. Она умоляюще посмотрела на настоятельницу. Ее охватила паника. Эти высокие стены, эта строгая, почти нечеловеческого вида женщина и стали ее судьбой, предназначенной Екатериной? Внезапно она повернулась, подбежала к закрытой двери и крикнула: «Я не хочу становиться монахиней! Я не хочу жить здесь!»
Мать-настоятельница не двигалась с места, дав ей возможность подергать ручку двери, накрепко запертой. Когда она увидела, как Изабель, всхлипывая, вцепилась в закрытую дверь, она подошла к ней, мягко положила руку на ее плечо и медленно повела в монастырь.
– Королева никогда не настаивала на вашем пострижении, дочь моя! Вас никто к этому не принуждает. Приказ гласит, чтобы вы сначала побыли у нас.
– Но здесь так же безысходно, как и в тюрьме!
– Возможно, но это не тюрьма и, может быть, пребывание у нас вам даже понравится. Вам нужны сейчас покой и отдых… и мы не тюремные надзиратели.
В последующие дни Изабель убедилась, что мать-настоятельница действительно не была столь строгой и жестокой, какой показалась на первый взгляд. Она не запретила гостье получать почту, и однажды утром привратница передала ей письмо возлюбленного, незабвенного Луи де Конде, который, наконец, отыскал следы своей нежной подруги.
Как он писал Изабель, ему удалось добиться, чтобы вернули ребенка, которого Екатерина сразу же после рождения велела отдать кормилице.
В послании принца было много доброты, хотя хромала орфография: «Ах, мое сердце, Ваши страдания сделали меня самым несчастным человеком в мире. Когда я вижу, сколько боли и печали Вы перенесли, я не знаю, жив я еще или уже нет! Но когда я думаю о любви, которую Вы мне дали и даете до сих пор, я вновь чувствую себя ожившим и способным оказать Вам помощь. И я говорю Вам в этот час, что, несмотря на все неудачи, я счастлив потому, что смотрю на все Вашими глазами…»
Изабель была переполнена нежностью и вновь пробудившейся надеждой. Она окропила это невероятно безграмотное письмо слезами, письмо, при чтении которого у ее бывшего любовника Ронсара все перевернулось бы в животе. Но она слишком любила Конде, чтобы обращать внимание на такие мелочи, как ошибки. Теперь она была уверена, что ее возлюбленный кратчайшим путем доберется до нее и освободит из заточения. Конде действительно был близок к тому, чтобы осуществить этот замысел, но вмешалась королева и расстроила его планы.
Происшествие в герцогском дворце показало ей, что роман между Изабель и Конде длился достаточно долго, кроме того, к этому времени она уже завладела Гавром и чувства принца перестали играть роль для нее. Екатерина вовсе не хотела, чтобы эта пара стала предметом постоянного общественного скандала.
Но поскольку Конде был не тем человеком, который умел скрывать свои намерения, она вскоре проведала о его замыслах и приказала перевести Изабель из монастыря Оксонн в замок Кано недалеко от Виенны. Замок был более комфортабельным и, надежно охранялся. Там Изабель должна была находиться до окончания турне по Франции. После возвращения в Париж Екатерина Медичи вызвала ее и простила.
На протяжении долгого времени Изабель не имела известий о своем возлюбленном, и можно себе представить, с какой радостью она возвратилась в Париж. Она надеялась на чудесное возрождение своей любви.
Но, к сожалению, Конде оказался не так уж и влюблен, как писал об этом в своем письме. Разлука привела, скорее, к охлаждению его чувств.
При встрече с Изабель он выразил подобающую радость и провел несколько приятных недель с ней, но затем стал постепенно отдаляться. Молодая женщина понимала: редкие письма, уклонение от встреч, рассеянность и много других мелочей, – это конец любви.
Вскоре Изабель призналась себе в том, что принц больше не испытывает к ней чувств. Он воспылал любовью к прекрасной Франсуазе де Лонгвиль-Ротлэн, на которой, к большому огорчению Изабель, через несколько месяцев и женился. Изабель долго мечтала стать принцессой де Конде, и вот стало ясно, что она не только верила в несбыточную мечту, но и подорвала свою репутацию. Скандал в Дижоне был еще никем не забыт. И все те, кто хотел бы взять ее в жены до того, как произошел этот «несчастный случай», теперь сторонились ее, – они не хотели, чтобы их имя носила женщина «с прошлым». Решившийся взять ее в жены, великодушно забыв об истории с Конде, должен был быть или сумасшедшим, или… страстно в нее влюбленным.
И такой нашелся! Он был не очень молод. Но сказочно, даже шокирующе богат. Флорентиец Сципион Сардини был отпрыском семейства Екатерины Медичи, в свое время вступившей в брак с наследником французского престола. Как банкиру у себя на родине ему удалось скопить несметное состояние, на первый взгляд добытое преимущественно честным путем.
Народ, однако, был другого мнения и слагал немилосердные саркастические вирши о богатейшем из самых богатых банкиров: «вчера сардина – сегодня кит, так откормила Франция маленькую итальянскую рыбку…»
Как бы там ни было, Сципион Сардини выглядел неплохо. Он был серьезным мужчиной, высокого роста и, что самое главное, многие годы безумно влюблен в Изабель, хотя никогда не решался сказать ей об этом. Одна из причин его сдержанности заключалась в том, что молодая девушка была аристократического рода, в то время как его происхождение было покрыто мраком. После каждого нового любовного увлечения Изабель он испытывал смертельные муки. Наихудшим испытанием для него был, хотя и короткий, но страстный эпизод ее связи с Конде.
Скандал в Дижоне заставил кровоточить его сердце и тем не менее пробудил новые надежды. Он точно знал, что не найдется никто другой, готовый жениться на той, которую оставил принц, но которую он готов был охотно взять в жены. Это он, имея определенное влияние на мать-королеву, вступился за провинившуюся женщину и повлиял на ее возвращение к королевскому двору.
После того как Конде женился на мадемуазель де Лонгвиль, Сардини спокойно направился к королеве, чтобы выяснить ее мнение о его женитьбе на ее эксцентричной родственнице. Он не был уверен в утвердительном ответе, но знал, что Екатерина была практична и реально смотрела на жизнь.
– Если она согласится, а эта дура, к сожалению, по каким-либо причинам может ответить отказом, тогда женись на ней, Сципион. Я благословляю тебя, я знаю, что ты сделаешь ее счастливой! Но не стоит сразу же молиться на нее.
Сципион предложил Изабель свою руку и сердце, а также состояние, и она согласилась, хотя была подавлена и желала душевного спокойствия.
Самое странное заключалось в том, что она ни в чем не раскаивалась. Екатерина Медичи, глубоко знавшая человеческую душу, оказалась права. Легкомысленная Изабель, почти не заботившаяся о своем ребенке, любила любовь, жизнь, развлечения и элегантность больше, чем мужчин. Сципион Сардини, которого Екатерина тем временем возвела в дворянство, был непомерно богат, страстно влюблен и делал все, чтобы ублажать свою очаровательную жену.
Изабель была осыпана золотом и сказочными нарядами. Она стала обладательницей бесчисленных ювелирных изделий, роскошных экипажей и великолепного дворца Сент-Марсо, а также огромных земельных наделов. Она устраивала шикарные приемы и позволяла себе все. Не было ничего, в чем бы Сципион отказал ей, более того, он даже упреждал ее желания. Так он доставил ей удовольствие затмить всех тех, кто отвернулся от нее, когда она оказалась в немилости при дворе.
Подлинное доказательство любви мужа она получила спустя годы. Этот жесткий деловой человек в глубине души был романтиком. Однажды, в канун нового года, Сципион усадил свою супругу в экипаж и объявил, что они уезжают. Они отправились в Орлеан и оттуда вдоль реки Луары. Наконец, они добрались до замка Шамон, где Изабель по приказу Екатерины когда-то устроила ловушку Конде, в которую сама и попала. Изабель с тех пор никогда не была в тех местах, однако она знала, что Екатерина Медичи обменялась с Дианой де Пуатье и этот строгий, но такой величественный замок на Шенонсо унаследовала бывшая фаворитка.
Экипаж с супругами остановился у входа во владение. Изабель не могла прийти в себя от изумления. Как изменился этот замок со своими великолепными башнями! Крыши были обновлены, почти белая черепица сверкала на солнце. Позолоченные флюгеры вращались на вершинах башен, и вновь разбитые сады цвели буйным цветом. Шамон предстал перед Изабель как сказочный замок, однако она не могла понять, почему Сципион привез ее сюда. Зачем ему понадобилось, спустя годы, разбудить воспоминание, которое уже поблекло в ее памяти, как и сам Конде, который благословенно почил в 1569 году? Поскольку Изабель давно привыкла к взаимному доверию, она напрямик спросила:
– Что мы будем здесь делать, мой друг? Какие воспоминания вы хотите возродить?
– Только о моей любви к вам, Изабель. Здесь я увидел вас впервые. Вы меня тогда даже не заметили, но я никогда не забывал о месте нашей первой встречи. Я хотел, чтобы этот замок принадлежал вам, как и я всем сердцем принадлежу вам. Я купил его и отреставрировал, чтобы преподнести его вам. Думаю, что он сыграл слишком важную роль как в моей, так и в вашей жизни, и поэтому не должен попасть в чужие руки. Если вы желаете, он будет вам! Но если он вам не нравится…
– Что тогда?
– Тогда завтра он будет разрушен!
Глубоко тронутая Изабель склонилась и поцеловала в щеку своего мужа.
– Это было бы преступлением! Я люблю этот замок, и он, к счастью, венчает то чудесное существование, которым я вам обязана!
Взявшись за руки, они вошли в их новое обиталище.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100