Читать онлайн Жажда возмездия, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 9. АРЕСТ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.56 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Жажда возмездия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9. АРЕСТ

Три дня и три ночи Фьора и Кампобассо провели вместе, отгороженные от остального мира стенами спальни. Только Сальвестро два раза в день переступал порог комнаты, чтобы принести им еду, но никогда не видел того, что происходило за пологом кровати. Галеотто принял на себя командование, он же наблюдал за порядком в Тионвилле.
Он с раздражением выполнял свои новые обязанности и сжимал кулаки всякий раз, когда его взгляд останавливался на одном из закрытых окон, где, как он точно знал, занимались отнюдь не безобидными детскими играми.
Все эти часы, наполненные страстью, Фьора проводила в объятиях своего любовника. Он обнимал ее, когда она спала, ела и пила, а когда через сутки ей понадобилась ванна, он на руках отнес ее в небольшой бассейн, который старый шталмейстер наполнил свежей водой, сам вымыл ее и вытер полотенцем, не переставая при этом ласкать и целовать ее. Когда они не занимались любовью, Кампобассо смотрел на нее с восхищением, дотрагивался до ее лица, волос, тела, шепча при этом слова любви.
Молодая женщина даже не могла представить себе, что способна возбудить такую страсть. Этот человек никак не мог насытиться и утолить желание; вместо этого его чувства все обострялись, и желание росло до такой степени, что это порой пугало Фьору. Он почти не спал, но и во сне не позволял ей отдалиться от него: через короткие часы Кампобассо хотел ее еще сильнее.
— Ты моя навечно, — прошептал он ей как-то вечером, крепко обнимая, — ты будешь моей женой…
Застигнутая врасплох этим неожиданным заявлением, Фьора решила обратить все в шутку:
— Ты хочешь жениться на мне?.. Но я даже не знаю, как тебя зовут…
— Здесь меня зовут Никола, как молодого герцога, которому мне нравилось служить и которого я потерял.
Но от тебя я хочу только слов любви.
— Я ведь не говорила тебе, что люблю! Просто, что ты мне нравишься…
— Неважно, что ты этого не сказала! Об этом кричало твое тело, твое тело призывает меня, я заставляю его петь, трепетать, кричать. Это стоит всей болтовни поэтов. И еще: ты меня любишь, но пока не понимаешь этого…
— Может быть, но до тех пор, пока я не пойму, я не выйду за тебя замуж…
Обмотав кулаки ее волосами, он грубо откинул назад ее голову:
— Ты любишь кого-то другого? Говори! Ты любишь другого мужчину? Отвечай!
В приступе внезапной ярости он впился зубами в ее шею. Из ее глаз брызнули слезы, и Фьора вскрикнула от боли…
— Отчего же тогда я здесь… Если бы было, как ты говоришь…
Он отпустил ее, затем увидел слезы и отметину на нежной коже.
— Прости, моя любовь, прости… Я схожу с ума… От тебя кипит моя кровь, и ты даешь мне такую радость, как ни одна другая женщина. Скажи… другой мужчина доставлял тебе когда-нибудь такое же наслаждение?
Скажи! Я хочу знать!..
— Нет, — прошептала Фьора, подумав, что не очень кривит душой, потому что ее брачная ночь была слишком короткой по сравнению с этой бурей страсти, настоящей оргией любви, отнявшей у нее все силы, но, как ни странно, вернувшей ей хладнокровие.
Она полностью отдавала себе отчет в разладе между головой и телом, которым не могла повелевать. Больше она не должна пользоваться духами Деметриоса, запах которых давно исчез, а Кампобассо остался ее пленником. Выбирая между нею и герцогом, служить которому Кампобассо не так уж и нравилось, кондотьер, конечно, выберет ее… И в то время, как он зализывал ранку на ее шее, уставшая от любви Фьора подумала, что было бы неплохо прервать их добровольное заточение, хотя, казалось, ничто не могло его и нарушить.
Однако наутро четвертого дня створки двери задрожали под ударами руки, одетой в железную перчатку, а грубый голос Галеотто прокричал:
— Никола, выйди! Мне надо срочно поговорить с тобой!
Не одевшись, Кампобассо быстро пересек комнату и открыл дверь. Перед ним предстало полное бешенства лицо его друга:
— Что случилось?
— Исчез паж!
— И это все новости? Пусть он убирается к черту, и чтобы…
— Нет, дело не только в этом. Герцог Карл находится в замке Солевр, в двенадцати лье отсюда. А как ты думаешь, что может случиться, если этот проклятый Вирджинио расскажет ему, что ты бросил все, потому что не можешь перестать миловаться со шпионкой французского короля?
Рука Кампобассо, как змея, протянулась к горлу приятеля и в ярости сжала его:
— Я запрещаю тебе говорить такие вещи! Она будет моей женой!
— Тогда, если ты хочешь, чтобы она жила подольше, вели ей ехать туда, откуда она явилась! — крикнул Галеотто, отбросив его руку.
— Я никогда ее не отпущу!
— Тогда спрячь ее, но сделай что-нибудь. Мальчишка исчез, вероятно, вчера…
Граф подумал некоторое время, затем проворчал:
— Может быть, ты и прав. Пришли сюда Сальвестро и прикажи, чтобы нашли какую-нибудь карету и десять человек для сопровождения!
— Ты что задумал?
— Я хочу отправить ее в Пьерфор.
— Через всю Лотарингию, где полно врагов? Ты сошел с ума!
— Правильно. Карл Смелый не будет ее там искать, если этот маленький негодяй предал меня.
Следующий час был трудным для Фьоры. Не из-за того, что ей не нравился план ее любовника — она была готова ко всему, но Фьора была сильно смущена, когда он признался ей, что отослал ее попутчиков. Тут ему пришлось выдержать приступ настоящей ярости, который сильно озадачил его.
— По какому праву ты позволил себе отослать моих слуг? — кричала она. — Если ты спал со мной, то, по-твоему, ты можешь распоряжаться моей жизнью? Эстебан предан мне много лет, а ты прогнал его, как назойливую муху! Этого я тебе никогда не прощу и больше не желаю здесь оставаться!
— Успокойся, умоляю тебя. Ты уедешь, я только что это сказал…
— Уеду! Но не туда, куда ты велишь! Если ты полагаешь, что я позволю похоронить себя в твоем замке, ты сильно ошибаешься! Вели оседлать лошадь, и прощай!
— Ты сошла с ума! Куда ты поедешь?
— Ты можешь удивляться: я поеду навстречу герцогу Бургундскому, — вскинула голову Фьора.
— Он тебя повесит!
— Ты так думаешь? Ты разве повесил меня, когда я приехала? Нет. Ты уложил меня в свою постель, и я согласилась, потому что думала, что ты мужчина. А сейчас ты весь дрожишь оттого, что тебе кажется, будто твой паж предал тебя! Я думаю, что Карл Смелый не чета тебе, и… мне интересно попытаться соблазнить его!
Охваченный внезапным бешенством, Кампобассо сжал ее шею:
— Грязная тварь! Что, я тебе уже не нужен? В постели герцога интереснее, чем в моей? Но у тебя ничего не получится. Я сказал, что ты останешься со мной, так и будет!
— Тогда… ты получишь мой труп, — прохрипела Фьора.
Испугавшись, что он вот-вот убьет ее, Кампобассо отпустил горло, но тут же ударом кулака свалил ее на пол.
— Ты будешь делать то, что я приказал! Вставай и одевайся… если не хочешь, чтобы я велел моим людям тебя одеть…
Она поднялась и рассмеялась ему прямо в лицо:
— Вот будет потеха! Отлично! Зови своих людей!
Лучник в роли камеристки, это должно быть забавно!
Нелепость такой ситуации сразу успокоила Кампобассо, но разбудила его пыл.
Он грубо обхватил ее, придавил к одной из колонн и овладел ею, стоя, с такой страстью, что она закричала от боли.
— Не доводи меня до крайности, Фьора! Я никогда не соглашусь на то, чтобы потерять тебя, слышишь?
Я хочу обладать тобою всякий раз, когда мне этого захочется, а для этого мне надо тебя спрятать, увезти тебя от опасности. Если герцог прикажет убить тебя, я убью его… Понимаешь, я люблю тебя! Я люблю тебя, люблю… люблю…
— Что ты собираешься делать? — спросила она через некоторое время, когда он, попутно лаская ее, помогал ей одеться.
— Как только ты уедешь из Тионвилля, я отправлюсь в Солевр и встречусь с герцогом. Я объясню ему, как ты мне дорога, скажу, что ты будешь моей женой.
Тогда он больше не осмелится преследовать тебя. Мои люди слишком нужны ему. Потом я пошлю за тобой, и мы поженимся…
— Почему бы тебе не уйти от него, вместо того чтобы испытывать его гнев? Давай уедем вместе?
Было видно, что он никак не может решиться, хотя сама мысль о том, что эта обожаемая женщина покинет его даже ненадолго, разрывала его сердце, однако рассудок взял верх…
— Не могу, — признался Кампобассо. — Я должен заплатить своим людям, а герцог обещал деньги…
— Другой, возможно, даст больше?..
— Знаю… и, может быть, однажды так и будет. Но я должен получить свое. Карл послал в Ломбардию Антуана, своего сводного брата и лучшего военачальника, набрать наемников. Я хочу, чтобы моим людям заплатили до того, как те придут…
Фьора не настаивала. Она решила сделать так, как он решил. Оттуда она, конечно, сможет убежать, и если она так нужна ему, как он говорит, то Кампобассо бросит все и последует за ней…
Через час, расположившись на подушках повидавшей виды, но крепкой кареты с плотно задернутыми кожаными шторами, Фьора покидала Тионвилль, который она так и не увидела. Как всегда, невозмутимый Сальвестро ехал рядом с нею, а остальные десять человек, разделившись поровну, следовали впереди и позади кареты. Из-за предосторожности на людях вместо зеленых плащей с белым Андреевским крестом были надеты боевые кольчуги с лотарингским гербом… Ехали быстро, дорога лежала на юг. За день надо было проехать около двадцати лье, которые отделяли Тионвилль от лотарингского замка Кампобассо. Кондотьер предпочитал сохранить приезд Фьоры в тайне и был рад, что это произойдет глубокой ночью.
Построенный в прошлом веке, этот замок высился на скале над узкой долиной, которая являлась естественным проходом между Барруа и Мозелем. Замок представлял собой пятиугольник площадью примерно в двадцать квадратных миль, защищаемый четырьмя башнями, каждая из которых была своего рода образцом военной архитектуры той эпохи: одна из башен была круглая, другая — квадратная, третья — с выступами и четвертая — восьмиугольная — главная. Именно эту башню Рене II едва не разрушил в своем гневе, но в целом замок мало пострадал от пожара. С севера и востока он выходил на крутой овраг, а с запада и юга его огораживал глубокий ров с висячим мостом, на который опускался еще один подъемный.
Таким образом замок представлял собой одновременно произведение искусства и довольно мощную крепость, где Кампобассо держал гарнизон из двадцати человек под командованием одного из своих сыновей…
Но Фьора ничего этого не видела, как, впрочем, и всего остального, мимо чего они проезжали, так как, несмотря на тряску по неровной дороге, она все время проспала, как сурок, и открыла глаза, только когда раздался шум, производимый подъемным мостом и решеткой ворот. Путешественники проехали под аркой и оказались в огромном внутреннем дворе, слабо освещенном несколькими горящими факелами, после чего остановились у жилых помещений, окна которых были изящно украшены скульптурными изображениями.
На пороге стоял молодой человек, внешне очень похожий на Кампобассо, одетый в кожаную куртку и начищенную кольчугу.
— Привет, Сальвестро, старый разбойник! — радостно закричал он. — Ты мог бы получить пару стрел из арбалета по своим лотарингским гербам! Что это за идея — переодеться?
— У Бургундии не слишком приятный запах. Так было намного разумнее…
— Каким ветром тебя занесло?
— Этот ветер унесет тебя отсюда, мессир Анджело.
Твой отец посылает за тобой, а меня оставляет в Пьерфоре на твоем месте.
— На самом деле? И я смогу наконец бросить это совиное гнездо и снова воевать? Слава богу! Я уже так давно этого жду!
Они обнялись, обмениваясь дружескими тычками, затем Анджело спросил:
— А что там, в карете?
— Драгоценное сокровище твоего отца. Та, кто скоро станет здесь хозяйкой: твоя будущая мачеха!
Открыв дверцы кареты, он предложил руку Фьоре, чтобы помочь ей выйти. Еще не совсем проснувшись, она мигала глазами на свет двух факелов, которые держали стоящие рядом слуги.
— Мы уже приехали? — спросила она.
— Да, сеньора. Это сеньор Анджело, старший из сыновей монсеньора Никола.
Но молодой человек уже склонялся в глубоком поклоне, с неожиданной для него, одетого в кожу и железо, грацией, чтобы поцеловать руку молодой женщине.
— Минуту назад я был счастлив, что уезжаю отсюда, прекрасная сеньора. Но я чувствую, что это желание проходит, потому что вы остаетесь, а мне надо уезжать!
— Спасибо за теплый прием, мессир. Я не надеялась встретить в этой крепости обходительного человека…
— Я тоже, — насмешливо вставил Сальвестро. — Ты, мальчик, сделал большие успехи в обращении с дамами. А на войну не очень надейся. Сдается мне, что герцог Карл, который сейчас в Солевре, послал своего канцлера договориться о мире с посланником короля Франции.
Лицо молодого человека помрачнело.
— О мире? Карл Смелый хочет мира со своим смертельным врагом? Невозможно поверить! Французы отобрали у него Пикардию, а их войска снова атакуют на севере Франш-Конте, после того как закончилось майское перемирие.
— У него есть другие заботы, и поэтому он предпочитает держать короля Людовика на расстоянии, даже подписав худой мир. Говорят, что по призыву герцога Рене Лотарингского швейцарцы и эльзасцы сейчас вовсю грабят Франш-Конте. Вот ты и сможешь тоже побывать на войне, — закончил он с насмешливой улыбкой.
— Все это весьма интересно, господа, — проговорила Фьора с улыбкой, которая должна была смягчить ее вмешательство, — но я хотела бы войти в дом и, если можно, поужинать.
— Простите, вы сто раз правы, — извинился Анджело. — Вы прибыли очень удачно, я как раз целый день провел на охоте, а сейчас собирался садиться за стол.
— И вы можете охотиться в такое время, когда эта бургундская крепость на лотарингской земле находится в постоянной опасности?
— А мы вовсе и не в Лотарингии, мы на границе между герцогством и Францией. Понимаете, граница точно не проведена, поэтому я могу быть более или менее спокойным, а вы будете в полной безопасности, если мы подпишем мир с королем Людовиком XI. В герцогстве тоже спокойно, Рене II присоединился к королю. Идемте!
Когда они проходили через комнаты, Фьора поняла, что можно быть военным и одновременно обладать хорошим вкусом. Зал, стены которого покрывали ковры. и обивка, был уставлен изящной мебелью и полон красивых безделушек. Фьора не скрыла от молодого хозяина своих впечатлений и добавила, что в старинном герцогском замке в Тионвилле она не видела ничего подобного.
— Там отец бывает только наездами. Ему много не надо. А здесь его дом, как и в Энвель-о-Жаре, недалеко от Нефшато, куда он, правда, совсем не появляется, а живет там мой брат и управляющий, который следит за сбором налогов, но тот дом следует немного привести в порядок. Вы ведь возьметесь за это, когда станете его женой? Я этому искренне рад…
Фьора похвалила рыбу и вино, которые ей подали, и добавила, что вполне довольна своей комнатой. Комната действительно была очень уютная. К сожалению, окна всех жилых помещений выходили на тот же двор.
Молодая женщина закрыла дверь на ключ из опасения, что юноша, который смотрел на нее во все глаза, захочет сам убедиться в существовании очарования, жертвой которого стал его отец. Но в дверь так никто и не постучал, и она совсем успокоилась.
Впервые оставшись одна за последние несколько дней и особенно ночей, Фьора решила осмыслить происходящее. Она проспала весь прошедший день И сейчас ощущала полную ясность мыслей и способность обдумать неожиданно сложившуюся ситуацию, в которой оказалась. В Тионвилле она надеялась постепенно понравиться Кампобассо, привязать его к себе, а затем заманить в ловушку, как и хотел Людовик XI, а именно: вынудить его покинуть Карла и вернуться во Францию вместе с Фьорой и, конечно, со всеми преданными ему солдатами. Все дело окончательно должна была решить хорошая приманка в виде мешка с золотом…
Все так бы и было, если бы не вмешались два неожиданных фактора: во-первых, присутствие Галеотто, его вооруженных людей и части бургундской армии в люксембургском городе — они сделали бы все возможное, чтобы помешать Кампобассо уехать. Во-вторых, страсть, которую она поселила в сердце и в душе кондотьера. Страсть непреодолимую, всепоглощающую, даже опасную, совсем не то, на что надеялась Фьора: вместо того чтобы послушно следовать за ней, Кампобассо думал только об одном: сохранить для себя ту, которую он полюбил, спрятать ее до тех пор, пока он не сможет открыто жениться на ней, — но оставаясь при этом на стороне бургундцев. Впрочем, если мир с Францией будет подписан, то его предательство не будет многого стоить, а только лишит его значительных выгод, которые мог бы дать ему герцог, если бы решил воевать с Францией. А сейчас сама Фьора находилась в неизвестной ей стране, запертая в неприступной крепости. Не обладая хитростью Эстебана или огромной физической силой Мортимера, она была почти обезоружена, потому что мало надеялась на свои женские чары против Сальвестро.
А где были в это время кастилец и шотландец? Кампобассо велел проводить их на одно лье от Тионвилля.
Только там им вернули оружие. Добрались ли они уже до Франции и произошло ли все именно так, как ей рассказали? На самом ли деле им возвратили оружие или попросту зарезали? Фьора достаточно изучила своего любовника, чтобы представить, насколько он был жесток и изобретателен…
Если ничего такого не произошло — а Фьора надеялась на это от всего сердца, — Дуглас Мортимер должен был сейчас возвращаться к королю, чтобы дать ему отчет. А Эстебан? Мог ли он поехать вместе с ним, чтобы привести какую-нибудь помощь? Слабая надежда на это оставалась. Кастилец был ей предан. Кроме этого, ни за что на свете он не нарушил бы приказ Деметриоса, а приказ был строгий: охранять Фьору при любых обстоятельствах. А может быть, он был сейчас не так и далеко?.. Во всяком случае, одно было ясно: отсюда надо было бежать, чего бы это ни стоило. Тогда, возможно, Кампобассо, узнав, что она от него ускользнула, бросится ее искать и оставит Карла Смелого без лучшего военачальника?
Все равно она не хочет больше оставаться игрушкой в руках этого человека и вновь переживать такие ночи, о которых не могла вспомнить без стыда: она вела себя как куртизанка, но самое ужасное, что она испытывала от всего случившегося удовольствие. Фьора только теперь поняла, что могла получать удовольствие от любовных игр, не испытывая самой любви…
С мыслями о своем будущем бегстве она уснула так крепко, что не слышала, как рано утром молодой Анджело покинул замок в сопровождении отряда солдат.
Когда Анджело уехал, Сальвестро велел поднять мост и опустить решетку. Затем он бросил быстрый взгляд на окно, за которым спала та женщина, околдовавшая его хозяина, слегка улыбнулся, пожал плечами и пошел проверить, в каком состоянии находятся казармы и оружие охраны. Фьора еще не знала того, что стала пленницей старого солдата, который хотел, чтобы она поняла роль, отведенную для нее: предмет роскоши, который был обязан скрашивать отдых воина. И ничего больше.
Скоро она поняла свое назначение. Утром, увидев, что дождя не было и небо почти прояснилось, Фьора попросила, чтобы ей оседлали лошадь проехаться по окрестностям. Ей ответили, что это невозможно, что прогулки несовместимы с положением приграничной крепости. И показали ей лестницу, которая состояла всего из одного марша и шла от входной двери до самой площадки, по которой прогуливались часовые. Но как только Фьора начала подниматься по этой крутой лестнице, она услышала за спиной звук кованых сапог двух своих провожатых. Вот так, под их бдительным оком, она медленно прошла по обычному маршруту стражи, не глядя по сторонам, погруженная в мрачные мысли, хотя пейзаж заслуживал внимания.
Ей стало еще хуже, когда, закончив прогулку, она заметила двух каменщиков, которые заканчивали заделывать новую решетку на ее окне под внимательным присмотром Сальвестро. Охваченная гневом, Фьора подбежала к нему:
— Кто это вам позволил? Вы что, забыли, что ваш хозяин хочет на мне жениться?
— Не бойтесь: вас в замке никто не обидит, но я почему-то уверен, что вы не горите желанием стать его женой. Поскольку вы ему нужны, то я хочу быть уверен, что вы сможете принять его, когда ему этого захочется.
— Какая глупость! Разве я приехала к нему не по доброй воле?
— Да… но с какой целью? Вы что, так долго о нем мечтали? Не верю: вы молоды, а он скоро будет стариком.
— Но ведь я его кузина!
— Может быть… а может, и нет. А моя задача — вас охранять, и я ее выполню даже вопреки вашей воле. Вы не подумали, чего мне это стоит! Не будь вас, я был бы рядом с ним и вместе готовился бы к войне.
— К какой войне? Идут переговоры о мире…
— А я вам говорю, что герцог снова начнет войну!
— В такую слякоть? Как это на него похоже!
— Для настоящих солдат погода не имеет значения.
Может, войдете в дом?
— Я буду жаловаться и скажу, как со мной здесь обращаются!
— Зато хозяин жаловаться не будет, ему нужно только, чтобы вы были в его постели, а я как раз и слежу за тем, чтобы вы из нее не сбежали!
Сильно расстроенная, Фьора вернулась в комнату, позволив себе маленькое удовольствие хлопнуть дверью.
Потянулись печальные дни и ночи, как близнецы похожие друг на друга, когда от скуки можно было умереть. Окруженный серыми тучами Пьерфор был похож на корабль, попавший в грозу, и Фьора полюбила подниматься на самый верх и подставлять себя ударам непогоды, в чем находила какое-то странное удовольствие. Она мечтала, что один из сильных порывов ветра подхватит ее, и она, как птица, полетит над пенистыми гребнями волн и опустится на промокшее поле, как опустилась бы в морскую воду…
Она проводила долгие часы в зале, у огромного камина, в котором весь день горели дрова, глядя на причудливую игру пламени. У нее не было никакой возможности занять себя, так как во всем замке не было ни одной книги и ничего такого, что могло бы занять ее праздные руки. На ночь Сальвестро закрывал ее комнату на ключ и ложился спать под дверью в коридоре, так что Фьора могла по ночам слышать его громкий храп.
Целыми днями они не разговаривали, потому что сказать им было нечего. Единственное событие случалось два раза в неделю, когда Сальвестро посылал кого-нибудь узнать новости в Тул или в аббатство Домевр, где покупали также и продукты.
Как и предсказывал старый шталмейстер, Карл Смелый снова поднял лилово-черные знамена и начал войну. 15 сентября он послал герцогу Рене послание, которое было, попросту говоря, открытым объявлением войны, встал во главе своей армии и начал завоевание Лотарингии. Впереди двигался авангард, который вели маршал Люксембургский и Кампобассо. Рене II поехал во Францию к Людовику XI за помощью, в которую не верил, потому что Людовик подписал в Солевре с Бургундией перемирие. Отзвуки войны волновали старого Сальвестро, и он вздрагивал, точно боевая лошадь при звуках рожка, и это делало его еще более невыносимым.
Однажды ночью Фьору разбудил грохот поднимаемой решетки. Затем послышался стук лошадиных копыт и крики. Она вскочила с постели и хотела пойти посмотреть, что случилось, но спросить так ничего и не успела.
В комнату ворвался Кампобассо с горящими глазами.
Бросив на пол шлем и перчатки, он пошел к ней:
— Я не мог не приехать. Конфлан обойдется сегодня без меня…
— Ты хочешь сказать, что… оставил пост, чтобы приехать сюда?
— Да… я рискую все потерять, но больше не могу…
Ты мне необходима больше чем воздух, которым дышу!
Помоги мне снять эти доспехи! У меня в распоряжении около двух часов.
Вместо того чтобы подчиниться приказу, Фьора укуталась в покрывало и прислонилась к окну:
— Нет! Ты появился как гром среди ясного неба и говоришь, что я тебе нужна! Но видишь ли, ты мне не нужен совершенно, и если ты меня хочешь, то возьми силой!
Сбитый с толку ее поведением, Кампобассо пробормотал в замешательстве:
— Но… Фьора… мы ведь любим друг друга! Разве ты уже забыла Тионвилль, то, что между нами было?
— Я ничего не забыла. Но ты, кажется, забыл, что требует женщина моего положения? Кто я здесь такая?
Наложница для удовольствий? Посмотри на решетки на моих окнах! А ты знаешь, что я могу прогуливаться только в компании двух солдат? А то, что у моей двери спит твой слуга?
— Умоляю, успокойся! Я сам приказал Сальвестро это сделать. Так надо было для… безопасности!
— А при чем здесь моя безопасность?
— Пойми! Хотя это место и хорошо защищается, я не мог тебя оставить одну среди солдат, не приняв предосторожностей. Ни один мужчина не может устоять перед твоей красотой. Ведь здесь такие люди: немного выпили и быстро в окно… Сальвестро!
Тут же появился старый солдат. Как обычно, он не отходил от двери…
— Помоги мне снять это! — приказал ему Кампобассо.
— Напрасно, потому что ты скоро уедешь, а я останусь. Я никогда не соглашусь, чтобы меня считали продажной девкой!
— Я считаю тебя своей женой, и точка.
— Правда? Говорят, что ты ее убил? Снова попробуешь?
— Вы слишком великодушны с этой тварью, монсеньор, — высказал свое мнение Сальвестро, снимая доспехи. — Давайте я ее подержу, а вы пользуйтесь на здоровье…
Но Кампобассо оттолкнул его:
— Пойди принеси мне вина! Потом закрой дверь на ключ и приди за мной через два часа! И приготовь свежую лошадь!
Тем временем Фьора лихорадочно думала. Два часа — это не так много. Но, может быть, и… Что случится, если она уговорит его не уезжать? Кампобассо будет обесчещен, но это ее ничуть не волновало… А игра, как говорят, стоила свеч…
Когда Сальвестро принес вино и в замке раздался звук поворачивающегося ключа, она засмеялась. Он стоял в нескольких шагах поодаль, обдумывая обвинения, которые она высказала в его адрес.
— Перестань смеяться! Ты говоришь…
— Что ты убил свою жену? Но, мой дорогой, это же входит в твою легенду! К тому же меня это нисколько не волнует!
— Тогда что тебя волнует?
— Может быть, ты сам… Мне не нравится, когда меня считают пленницей, рабыней, я хотела бы быть по-настоящему твоей госпожой… в полном смысле слова.
— Тогда испытай меня! Приказывай! Я все сделаю, но только не отказывай мне!
— Ладно. Я испытаю тебя. Я приказываю тебе стоять и не двигаться с места, пока я снова не прикажу!
— Чего ты хочешь?
— Посмотреть, так ли ты послушен. Если ты вздумаешь пошевелиться…
Медленно, очень медленно, все время глядя на него, Фьора спустила с плеч покрывало, развязала ленту ночной сорочки, сбросила ее и призывно потянулась, подняв рукой сверкающую копну черных волос. Кампобассо побагровел.
— Фьора… — умоляюще прошептал он.
— Не двигайся!
Неторопливо, обнаженная, она грациозно подошла к сундуку, на который Сальвестро поставил вино, налила себе в кубок и выпила, не переставая при этом улыбаться ему. Он упал на колени и позвал ее:
— Фьора! Время идет! Прекрати эту жестокую шутку!
— А ведь правда, ты же хочешь пить! Подожди…
Я тебе налью…
Она повернулась к нему спиной, чтобы наполнить оловянный кубок, и в то же время взяла из своей сумочки духи и склянку, тоже подарок Деметриоса, в которой было снотворное, откуда она уронила в вино несколько капель. Ее распущенные волосы закрывали все происходящее от глаз Кампобассо. Затем она взяла кубок двумя руками и поднесла его кондотьеру.
— Выпей! — нежно прошептала она. — А я в это время тебя раздену. Потом… мы ляжем…
Он выпил вино одним глотком, отбросил кубок, поднял молодую женщину на руки и уложил на скрипнувшую под их тяжестью кровать. Но действие снотворного не было мгновенным, и поэтому Фьоре не удалось избежать его страстных ласк. Когда Кампобассо уснул, она выскользнула из постели и быстро сполоснула кубок оставшимся вином, которое выплеснула в окно, затем снова налила до половины и поставила кубок в изголовье кровати, а пустую бутылку выставила за дверь.
Дождь лил вовсю и смывал все следы. Проделав это, она вернулась и легла рядом с Кампобассо, выпила немного вина и оставшееся пролила на простыни, после чего притворилась спящей. И, естественно, когда пришел Сальвестро и попытался разбудить хозяина, ему это не удалось.
— Он очень много пил, — вздохнула Фьора, — и теперь смертельно пьян.
— Он больше пьян от усталости. Здесь есть и ваша вина… Но это не имеет значения. Ему надо ехать, иначе он пропал. Помогите мне одеть его!
Отвернувшись, чтобы не видеть, как Фьора одевалась, он начал натягивать одежду на неподатливое тело Кампобассо, который время от времени недовольно бурчал что-то и всхрапывал. Вдвоем им все-таки удалось справиться, затем Сальвестро пошел позвать сержанта, который командовал гарнизоном, чтобы тот помог ему надеть доспехи. Фьора огорченно наблюдала за происходящим. Она поняла, что любая самая изощренная женская хитрость бессильна перед преданностью старого слуги.
В одежде и при оружии кондотьер был усажен на лошадь и привязан к седлу, а Сальвестро, который оделся в один момент, взял ее за повод.
— Я поеду с ним, пока он не проснется. Если надо будет ехать до самого Конфлана, я поеду в Конфлан, — объяснил он сержанту. Сказав это, Сальвестро наклонился с седла к уху сержанта и что-то прошептал ему.
Разочарованно пожав плечами, Фьора вернулась в комнату и легла в свою залитую вином постель.
Сальвестро вернулся днем. Кампобассо пришел в себя только на рассвете, ничего не понимая из того, что с ним произошло.
Получилось так, что эта эскапада имела для его гордости солдата большие и неприятные последствия. Этой ночью Грациану д'Агерру, храброму защитнику Конфлана, пришла помощь в лице Жерара д'Авилье, коменданта пограничного города Брие, который прибыл с частью своей армии. Хотя Кампобассо и удалось к утру вернуться в свой лагерь, следом за ним появился герцог Рене II, который прибыл из Франции с отрядом в две с половиной тысячи человек под командованием Жоржа де ла Тремуйя, который атаковал Кампобассо при поддержке лотарингских рыцарей и арбалетчиков. Хорошо понимая свое положение, кондотьер немедленно снял осаду… затем последовал страшный приступ ярости со стороны герцога Бургундского, который обозвал его трусом и бездарностью. Кампобассо, подавив гнев, оставалось только смиренно выслушивать упреки, но он дал слово, что еще покажет себя.
Когда новость об этом дошла до Пьерфора, Сальвестро метал громы и молнии, отчего и Фьоре не поздоровилось:
— Мой гнусный хозяин? А ведь ты не находишь его таким ужасным, когда он спит с тобой, флорентийская потаскушка. Я знаю, что ты ему мурлычешь, когда он ложится на тебя. И он еще не раз помнет тебя!
— Никогда! Никогда больше он не дотронется до меня, слышишь? Даже ради спасения моей души!
— Твоей души? — издевался Сальвестро. — А чему там пропадать? У тебя нет души, недостойная женщина.
Убирайся отсюда, а то я за себя не отвечаю!
Тогда Фьора со всего размаха залепила ему пощечину и, плюнув в лицо, бросилась бежать, а вслед ей раздавался охрипший от злости голос Сальвестро:
— Он скоро приедет, твой и мой хозяин, а я уж знаю, что ему рассказать!
Фьора бросилась на кухню, где захватила столовый нож, чтобы было чем защитить себя в случае нападения, а если положение станет безвыходным, то убить себя.
Но Кампобассо не вернулся… Зато однажды, пасмурным утром в первые дни ноября, появился отряд всадников под знаменами Бургундии во главе с пожилым высокомерным офицером, перед которым открыли ворота, когда он закричал:
— Именем монсеньора Карла, герцога Бургундии, графа Шароле, я, Оливье де Ла Марш, кавалер почетного ордена Золотого Руна и капитан гвардии сеньора герцога, требую открыть ворота замка для проведения обыска!
Второпях построив почетный эскорт для встречи и надев свой лучший плащ, Сальвестро приказал опустить мост и поднять решетку. Отряд проехал по мосту и остановился посередине двора.
— Мне надо поговорить с тем человеком, который здесь командует.
— Это я, монсеньор, Сальвестро де Канале, шталмейстер монсеньора графа Кампобассо. Я к вашим услугам.
— Мне этого и надо. Вы должны передать в мои руки одну женщину, некую Фьору Бельтрами. Она ведь здесь?
— Конечно… Но у меня приказ быть при ней и охранять ее лично до тех пор, пока мой хозяин не велит ее освободить.
Капитан наклонился и без видимого усилия приподнял Сальвестро над плитами двора, ухватив его за ворот:
— А я подчиняюсь герцогу Бургундскому, и он мне приказал привести к нему эту женщину! Понятно?
— Он очень хорошо понял, — раздался спокойный голос Фьоры, которая показалась в дверях. — Чего вы от меня хотите? , Не пытаясь скрыть изумление при виде этой хрупкой молодой женщины с гордой походкой, одетой в черное, которая бесстрашно смотрела на него, Оливье де Ла Марш поневоле заговорил тише:
— У меня приказ арестовать вас и доставить лично к моему хозяину.
— Арестовать меня? Разве я совершила какое-нибудь преступление?
— Мне это неизвестно. Вы готовы следовать за мной по доброй воле?
— И даже с удовольствием! — произнесла она с тенью улыбки, смысл которой был обращен к Сальвестро, который в это время старался справиться со своим гневом. — Я могу взять свои вещи? Их, впрочем, совсем немного.
— Конечно. Кто-нибудь из моих людей вам поможет. А пока пусть приведут оседланную лошадь!
» Через короткое время Фьора вернулась, закутанная в свою черную накидку, а за ней один из солдат нес ее легкий багаж. Лошадь уже ждала ее. Фьора направилась было к ней, но путь ей преградил капитан, который успел спешиться. В руках у него была веревка:
— Я обязан вас связать. Если вы пообещаете не делать попытки сбежать, я свяжу вам руки спереди…
— Ах… Даже так…
— Да.
— Хорошо. Как бы то ни было, я вам ведь сказала, что счастлива покинуть эту тюрьму.
— Даже если вас ждет другая?
— Будь что будет, но я убеждена, что мне там понравится больше.
Со связанными руками ее усадили в седло, а офицер даже прикрыл ее своим плащом и накинул ей на голову капюшон, чтобы защитить от дождя. Затем он сел в седло и взял поводья лошади, на которой должна была ехать молодая женщина.
— Вы можете сказать мне, куда меня везут? — спросила Фьора, в то время когда она бок о бок с Ла Маршем проезжала под аркой ворот замка Пьерфор.
— В этом нет никакой тайны. Я вас везу в Нанси, в лагерь монсеньора герцога. Сегодня вечером мы там будем.
— Тогда все хорошо.
Она позволила себе улыбнуться под капюшоном.
Любое положение было лучше, чем быть пленницей Кампобассо, даже если оно означало полный провал ее миссии. Наконец-то она приблизится к этому сказочному принцу, про которого друзья никогда не говорили ничего хорошего, а враги — плохого, к этому Карлу Смелому, с которым Филипп де Селонже был связан феодальной клятвой… к этому человеку, которого она и Деметриос поклялись убить. Теперь же она стала его пленницей, и, возможно, как раз он убьет ее. Но, в принципе, было важно не это, если только судьба не сведет ее лицом к лицу с Филиппом… Не надо только, чтобы начала кровоточить старая рана, если она хочет стойко встретить смерть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта



Читается на одном дыхании
Жажда возмездия - Бенцони ЖюльеттаВалентина
2.03.2012, 17.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100