Читать онлайн Жажда возмездия, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 6. СЕНЬОР ИЗ АРЖАНТОНА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.56 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Жажда возмездия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6. СЕНЬОР ИЗ АРЖАНТОНА

Колокола продолжали звонить, прославляя святую Деву Марию, когда Агнелла и Фьора вошли в зал, где заканчивали накрывать на стол. Агноло беседовал с посетителем. Они сидели на длинной скамейке, устланной подушками, и потягивали вино, настоянное на травах.
При виде дам мужчины встали, и Фьора увидела, что незнакомец был молодым — ему наверняка не было и тридцати лет, среднего роста. На нем ладно сидел фиолетовый камзол с широкими рукавами, отделанными кружевными манжетами. Плотно облегающие штаны такого же цвета позволяли видеть его стройные ноги.
Высокие сапоги были все в пыли, что было естественным после долгой езды на лошади. У него было милое лицо с голубыми глазами, полные, хорошо очерченные губы, придававшие его лицу насмешливое выражение, длинный нос с подергивающимися ноздрями; вокруг рта залегли глубокие складки. Густые светлые волосы обрамляли это тонкое и интеллигентное лицо. Незнакомец приветствовал дам с непринужденностью сеньора, сделав более низкий поклон Фьоре, на которую он минуту смотрел с большим вниманием, приподняв брови и не скрывая своего восхищения.
— Донна Фьора Бельтрами, полагаю? — спросил он с полуулыбкой.
Его мягкий ласкающий голос красивого тембра мог бы принадлежать певцу, и было видно, что незнакомец умел пользоваться им.
— Вы не ошибаетесь, мессир, — сказал Агноло, — а это моя супруга Агнелла. Позвольте представить вас им: вот, милые дамы, советник нашего короля, мессир Филипп де Коммин, сеньор из Аржантона, который приехал к нам для того, чтобы переговорить с донной Фьорой.
— Со мной? От чьего имени?
— От имени короля!
— Правда? Кто я такая, чтобы такой великий человек подумал обо мне?
Легкая насмешка в ее тоне не ускользнула от сеньора из Аржантона. Он улыбнулся еще шире, слегка прищурившись:
— Скромность — это добродетель, которая больше пристала некрасивым. С вашей красотой, донна Фьора, это — потерянное время, если не сказать лицемерие.
Нет ничего чрезвычайного в том, что наш государь интересуется вами. Тем более что он хранит самые лучшие воспоминания о вашем покойном отце. Но, может, мы лучше поговорим после завтрака? Прошу извинить меня, мадам, — сказал он, повернувшись к Агнелле, — но я умираю с голода. Мне кажется, что я мог бы съесть целую кобылу.
— У нас ее нет в меню, мессир, — со смехом сказала молодая женщина, — но я полагаю, что наша скромная трапеза утолит ваш аппетит. Ну-ка, — воскликнула она, хлопнув в ладоши, — принесите воду и полотенца и быстренько накройте на стол!
Словно ожидая этого сигнала, три служанки принесли тазики с ароматизированной водой, в которых приглашенные вымыли руки, после чего они сели за стол.
Чего на нем только не было: пироги и нежнейшая свинина, рыба с различными гарнирами, птица и жареная говядина с укропом, морковью, капустой и хреном. Наконец были поданы сыры, фрукты и пирожные. Всю эту вкусную и обильную пищу сопровождали тонкие французские и итальянские вина — у Агноло был богатый винный погреб, которым он весьма гордился. Хозяин то и дело подливал своему гостю, называя ему марки вин и год их изготовления. Мессир де Коммин поглощал все с лестным для хозяина удовольствием, не забывая при этом про еду, но не прекращая говорить. Мэтр Нарди отвечал ему: оба заговорили о политике, не очень заботясь о дамах, что нисколько не смущало ни Фьору, которой интересен был их разговор, ни Агнеллу, которая бдительно следила за тем, чтобы тарелки гостей не пустели.
Из разговора мужчин Фьора узнала, что некий коннетабль де Сен-Пол, крупный военачальник королевской армии, уроженец из Бургундии и давний друг Карла Смелого, очень странно повел себя. Носитель большой шпаги с геральдической лилией , которая возвышала его над принцами крови, и женатый на свояченице Людовика XI, принцессе Савойской, Луи Люксембургский, граф де Сен-Пол тем не менее отправился в Перонну для того, чтобы предложить свои услуги Карлу Смелому и английскому королю, пообещав им открыть перед ними ворота Сен-Кантона, но обстрелял их из пушек, когда те предстали перед оборонительным валом города.
— Я надеюсь, — сказал Агноло, — что наш государь не очень надеется на верность этого сеньора?
— Он его так давно знает! Насколько я могу судить, Сен-Пол не знает, ни что ему делать, ни кому ему будет выгоднее служить. А пока первым результатом артобстрела было отступление герцога Бургундского, который малодушно оставил своего союзника. Король, не теряя ни минуты, начал переговоры с Эдуардом IV. Он знает, что у англичан осталось мало провизии и что измена бургундской армии нанесла роковой удар по их моральному состоянию. Многие хотели бы вернуться на родину, но возвращаться ни с чем было бы совсем унизительно, и король Людовик прекрасно понимает это.
— Что они просят, чтобы уйти?
— Скажем, что их претензии все уменьшаются: сначала они потребовали французскую корону.
— Они действительно надеялись на то, что им ее отдадут? — спросил со смехом Агноло.
— Конечно, нет, но это льстило их тщеславию. Затем они потребовали, чтобы им отдали Гиннуи и Нормандию, которыми они по-прежнему дорожат.
— Но Франция дорожит ими еще больше. И что дальше?
— Что дальше? — Коммин с удовольствием выпил свое бургундское и широко улыбнулся хозяину дома. — Король надеется взять над ними верх без особого труда благодаря золоту и подаркам. Мне поручено взять золото из подвалов Бастилии, но я также должен выяснить у эшевенов Парижа — во сколько они оценят свое спокойствие. Надо действовать быстро. Послезавтра я возвращаюсь.
— В Компьень?
— Нет, в Сенлис, куда возвратился наш государь.
Я должен привезти золото в сопровождении эскорта, который даст мне город.
Он повернулся к Фьоре и любезно добавил:
— Следовательно, вам нечего опасаться в дороге, донна Фьора. Я получил приказ взять вас с собой.
— Король желает меня видеть? Я думала, что речь шла только о его послании.
— Это послание, но только устное. Мы выедем из Парижа с рассветом, как только ворота будут открыты.
Приготовьтесь к отъезду! А теперь, — добавил он, вставая, — я должен покинуть вас, мэтр Нарди, и вас, мадам Агнелла. Благодарю вас за великолепную трапезу, ибо мне еще срочно надо увидеть мессира д'Этувилля, канцлера Пьера Дориоля и губернатора Бастилии мессира Пьера Люилье.
И легким шагом, словно он съел только куриное крылышко и выпил наперсток кларета, сеньор д'Аржантон покинул дом Нарди, посоветовав Агноло проводить Фьору до ворот Сен-Дени послезавтра утром. Фьора поднялась к Леонарде, чтобы сообщить ей о скором отъезде. Агнелла последовала за ней.
— Что же хочет от меня король Людовик? — с беспокойством спросила Фьора, поднимаясь по лестнице. — Мне надо было бы поговорить о Леонарде с мессиром де Коммином и сказать ему, что я не могу оставить ее.
— Почему же? Я хорошо позабочусь о ней, уверяю вас, — пообещала Агнелла. — Вы будете недолго отсутствовать, я уверена. Да и Сенлис находится неподалеку отсюда: два лье — это пустяки. И потом приказ короля не обсуждается.
Леонарда сказала то же самое. Она прекрасно чувствовала себя у Нарди и терпеливо выносила боль.
— Не волнуйтесь за меня, — сказала она. — И раз госпожа Агнелла говорит, что я не буду для нее слишком большой обузой, я дождусь здесь своего выздоровления. Поезжайте с миром, вам нечего бояться короля Людовика.
— Я в этом уверена, — добавила Агнелла. — Что же касается нас, то если обстановка будет спокойной, мы сможем поехать в Сюресне. Госпоже Леонарде там будет лучше для ее дальнейшего выздоровления, потому что в деревне красиво и из дома открывается прекрасный вид на Сену.
Преисполненная благодарности, Фьора поцеловала эту прекрасную женщину. Ее не покидало беспокойство: Эстебан до сих пор не вернулся.
Он вернулся с наступлением ночи, незадолго до комендантского часа, усталый и голодный. Пероннелла, ответственная за кухню в доме Нарди, занялась им, несмотря на поздний час. Она подала ему паштет из угря, кусок пирога с голубятиной, большой ломоть холодной говядины и налила бургейского вина, способного взбодрить самого усталого человека. Кастильцу очень нравилось на кухне, где он часто помогал до отъезда в Компьень. В этот вечер Пероннелла была очень довольна тем, что могла побаловать Эстебана чем-то вкусным.
Фьора поняла, что им хочется побыть наедине.
Ночь выдалась великолепная. Сидя на скамейке около клумбы с белоснежными лилиями, от которых шел нежный аромат, молодая женщина смотрела на усыпанное звездами небо и думала о своей судьбе. В августе месяце прошлого года она жила на вилле Фьезоле со своим горячо любимым отцом и думала, что безумно влюблена в Джулиано де Медичи. Ее баловали, лелеяли, и у нее тогда было все, чтобы быть счастливой. Ее жизнь протекала спокойно и гладко, она казалась такой же разноцветной, как китайский шелк, который Франческо Бельтрами привез для своей любимой дочери из Венеции. А потом все превратилось в какой-то ад. Ее спокойная жизнь окончилась, она очутилась в хаосе, полном шипов, оставивших на ней глубокие царапины.
Фьора познала страсть, этот алый цветок, роскошный и ядовитый. Тот, кто вдохнул сладкий дурманящий аромат этого цветка, становился его рабом. И сидя этим вечером в саду, Фьора осмелилась признаться себе, что, несмотря на все страдания, которые он ей причинил, она все еще любила Филиппа и, без сомнения, будет любить его до последнего вздоха. Пурпурный цветок умрет только вместе с ней.
Она машинально крестилась каждый раз, когда видела падающую звезду, оставляющую яркий след в бархате темной ночи. Некоторые люди уверяли, что падающая звезда была душой, входящей в рай. Другие говорили, что это признак счастья и что надо было загадать какое-нибудь желание, но, несмотря на то что она машинально крестилась, Фьора не верила ни в то, ни в Другое.
Песок заскрипел под ногами Эстебана, и, не говоря ни слова, он сел на место, которое она ему указала рядом с собой. Он не дал ей времени задать хотя бы один вопрос.
— Вы не ошиблись, донна Фьора, это точно он.
Я пошел за ним и следил долго, чтобы убедиться в этом.
— Куда он пошел?
— Сначала за кардиналом Бурбонским до его особняка, который стоит недалеко от Лувра. Он входил в число людей, сопровождавших его, и иногда я даже видел, как кардинал наклонялся к монаху, чтобы доверительно поговорить с ним. Но в особняке Бурбонов он пробыл недолго. Я видел, как монах вышел оттуда и вернулся в собор, чтобы присутствовать на вечерней молитве, на которой был и я, как хороший христианин.
Затем брат Игнасио пошел в монастырь, находящийся неподалеку от собора Парижской Богоматери. Мне сказали, что это монастырь якобинцев. Оттуда он не вышел, и я вернулся домой. Что теперь мне делать?
— Лечь побыстрее в постель, ибо вы это заслужили.
Благодарю вас, Эстебан, за эту услугу. Полагаю, что теперь можно оставить монаха на волю судьбы. А я послезавтра отправляюсь к Людовику с мессиром де Коммином. Вам известно, что король послал его за мной?
— Да, я знаю об этом. Не знаю только, что ему нужно. Надеюсь, что у короля добрые намерения, если судить по приему, оказанному им моему хозяину. Однако я не согласен с вами в том, что касается брата Игнасио.
Завтра я покручусь еще немного вокруг этого монастыря. Может быть, что-нибудь узнаю о цели его приезда сюда.
— Будьте осторожны, прошу вас. Вы знаете, как он опасен, и, может быть, не стоит привлекать к нам его внимание.
— Доверьтесь мне. Он даже не заподозрит о моем присутствии.
У Эстебана были свои планы. Рано утром, одетый в длинную холщовую блузу, с двумя корзинами в руках, которые с удовольствием вручила ему Пероннелла вместе со списком поручений, когда он сказал ей, что хочет пройтись по Центральному рынку, Эстебан направился к монастырю якобинцев и бродил там до тех пор, пока не увидел, как оттуда вышел послушник с корзинами, как и у него. Он последовал за ним и через несколько минут догнал и окликнул его, представившись иностранцем, недавно приехавшим в Париж, и сказав, что он еще не знает самых хороших торговцев.
— Мне дали список, — сказал он, показывая то, что написал сам втайне от Пероннеллы, — объяснили, как дойти до рынка, и все.
— Вы правильно сделали, что обратились ко мне, брат мой, — сказал монах с важным видом. — Я знаю лучших торговцев и покажу вам лавочки, где можно купить самые свежие продукты и по умеренной цене.
— Я вам буду очень благодарен за это, брат мой, — смиренно ответил Эстебан.
Он знал только один способ выразить признательность: когда корзины были заполнены, кастилец увлек своего добровольного проводника в кабак на улице Кокийер, чтобы угостить его холодным вином. Брат Гийо умел ценить божьи благодеяния и имел слабость к вину, этому божественному напитку, освященному самим господом богом на Тайной вечере. После третьего кувшинчика вина Эстебан узнал все, что ему было надо: его святейшество папа римский дал Игнасио Ортеге специальное и тайное поручение к королю Франции, к которому он скоро поедет, и весь монастырь гордился этим.
Узнав все, что ему было нужно, Эстебан напомнил своему собеседнику, что пора было возвращаться. Тридцать минут спустя он принес Пероннелле две полные корзины и сообщил Фьоре самые свежие сведения.
— Его миссия, видимо, не очень важная, — сказала Фьора, — иначе папа поручил бы ее какому-нибудь кардиналу-легату.
— Я придерживаюсь другого мнения, — возразил Эстебан. — Простой монах менее заметен, чем помпезный кортеж кардинала, и людям более скромным доверяют много государственных секретов. Во всяком случае, он отправляется туда же, куда и мы. Попытаемся вместе с моим хозяином понаблюдать за ним. Не думайте больше о нем, донна Фьора!
Этот последний день пребывания в Париже Фьора провела возле Леонарды. Она укоряла себя за то, что оставляет ее, словно это решение зависело от нее самой.
Она покинула Леонарду только на время беседы с Агноло Нарди. Они уединились в его кабинете.
— Вам нужны деньги, донна Фьора? — спросил негоциант, как только она вошла, и указал ей на кресло.
— Не смущайте меня, мессир Агноло! Щедрость, с которой вы приняли нас, моих друзей и меня, запрещает мне обсуждать с вами подобную проблему.
— Господи! Донна Фьора! Как только вы можете говорить такое?
— Прошу вас не продолжать дальше, ибо вы смутите меня еще больше!
— Как вы не понимаете? Гостеприимство — это христианская обязанность, а принимать вас было настоящим удовольствием, но это ничего общего не имеет с коммерцией! Что касается вас, то дело обстоит следующим образом: мессир Анджело Донати, который отвечает, с согласия сеньора де Медичи, за имущество, торговлю и частную собственность покойного Франческо Бельтрами, довел до моего сведения, что доходы от торговли, полученные ранее от доли вашего отца, должны быть полностью переданы вам. Так же обстоят дела в Брюгге, где для большего удобства мессир Ренцо Каппони получил распоряжение присылать мне ежегодно то, что полагается вам, и я могу сказать, что если даже речь и не идет о богатстве, сравнимом с богатством Франческо Бельтрами, вы все же с настоящего момента обладаете солидным состоянием. Оно будет увеличиваться с каждым годом и позволит вам, если вы этого пожелаете, купить красивый дом во Франции. Например, на Луаре, где жизнь такая приятная и где обычно живет король.
— А вы не преувеличиваете? — недоверчиво спросила Фьора.
— Никоим образом, клянусь честью! Надо подумать о будущем, донна Фьора, и взять то, что принадлежит вам.
— Если это действительно так, то я с удовольствием приму немного денег для завтрашней поездки. Что же касается остальных денег, мне хотелось бы, чтобы вы их поместили с выгодой для меня и для вас, а еще я хотела бы, чтобы вы сняли оттуда сумму, необходимую для ухода и содержания моей дорогой Леонарды.
Агноло махнул рукой, дав понять, что это не деньги, и подошел к одному из сундуков с железной окантовкой, стоявших в ряд в его кабинете. Он открыл тяжелую крышку и вынул оттуда увесистый мешочек с монетами.
— Вот для начала тысяча ливров. Вы можете просить у меня деньги каждый раз, когда они вам понадобятся, но раз вы доверяете мне управление вашим состоянием, я постараюсь сделать так, чтобы вам не пришлось пожалеть об этом.
Растрогавшись, Фьора подошла к нему и расцеловала в обе щеки.
— Я в этом убеждена. Если бы мне не надо было уезжать, я попросила бы вас ввести меня в курс коммерческих дел, которыми так интересовался мой отец.
— И в этом я тоже всегда буду в вашем распоряжении, — с улыбкой пообещал мэтр Нарди. — Это было бы действительно хорошо, если бы вы изучили дело.
Мы еще обсудим это, когда узнаем, что хочет от вас наш король!
Фьора сердечно попрощалась с этим добрейшим человеком. Она еще не свела счетов с Карлом Смелым и Филиппом де Селонже, не говоря уж об Иерониме де Пацци, которую только чудо спасло от наказания за ее преступления. И только потом она, может быть, пойдет по следам Бельтрами. Но когда наступит это «потом»?
Через сколько лет? И какой станет тогда она, Фьора?


На рассвете следующего дня Фьора выезжала из ворот Сен-Дени в сопровождении Филиппа де Коммина и Эстебана. За всадниками следовала рота лучников, эскортировавшая несколько повозок, нагруженных бочками. При виде кортежа горожане отпускали шуточки, крича, что хитрому королю Людовику потребовалось хорошее вино, чтобы взбодрить свои войска до начала битвы с алчным англичанином. Солдаты улыбались и отшучивались.
Один только де Коммин знал, что лишь в трех из этих бочек было любимое вино короля с берегов Луары.
Остальные же были наполнены золотом, которое, может быть, лучше, чем бряцание оружием, заставит англичан покинуть территорию Франции.
Если в ближайших окрестностях Парижа шла мирная жизнь, население было занято сбором урожая, то по мере удаления к северу путникам все чаще встречались солдаты. Даже самая маленькая деревня охранялась, на башнях замков можно было заметить блеск копий. Густой лес Сенлиса, где Людовик XI любил охотиться, был уже не таким тихим. Эхо отданной команды или бряцанье оружия иногда заглушали пение птиц: будучи предусмотрительным человеком, король держал свои войска в боевой готовности, несмотря на то что его эмиссары вели переговоры с посланниками английского монарха.
Вдруг наступила тишина, божественный лесной покой, нарушаемый лишь пением птиц. Всадники съехали с главной дороги, в конце которой вырисовывались укрепления Сенлиса, и направились дальше по заросшей травой тропинке, на которой были едва заметны следы от колес повозок. На молчаливый вопрос Фьоры Коммин ответил улыбкой.
— Мы почти приехали, — сказал он.
Лес расступился, словно театральный занавес, и перед ними предстало сооружение, напоминающее уменьшенную копию города: за высокими стенами виднелся дворец с окнами, украшенными виньетками, с позолоченными флюгерами, а также великолепная церковь.
Вокруг недостроенных башен еще стояли леса, а новые черепичные крыши блестели, словно стальные пластинки. Знамя с геральдическими лилиями и белым крестом развевалось на позолоченном древке, водруженном на крыше здания.
— Аббатство Виктории, — объявил Коммин. — Король Франции любит здесь жить.
— Как тут красиво! — воскликнула Фьора. — И какое прекрасное название: Виктория!
— Его происхождение очень простое: в 1241 году, когда 27 июля король Филипп-Август победил в Бувине немецкого императора Стона, он отправил к своему сыну, принцу Людовику, гонца, чтобы сообщить ему радостную весть. Людовик, одержавший победу в Рош-о-Муан над королем Жаном Английским, также отправил гонца к своему отцу. Говорят, что они встретились именно в этом месте, и несколько лет спустя король приказал основать здесь аббатство. Он не пожалел денег, и вот вы видите, что из этого получилось: благородное сооружение, достойное господа бога.
— Наверное, ангелы хранят его? За исключением крыльев, они похожи на статую святого Михаила, которую я видела.
Действительно, великолепные в своих сверкающих доспехах, в шляпах, украшенных длинными перьями цапли, самые красивые солдаты, которых Фьора когда-либо видела, бдительно несли службу с обеих сторон высокого портала.
Коммин рассмеялся:
— Это совсем не ангелы! Перед вами, донна Фьора, знаменитая шотландская гвардия короля Людовика, в рядах которой самые лучшие воины мира. Здесь они знают только два закона: закон короля, которому они поклялись в верности, и закон чести и любви к своей родине.
Путников заметили. Кто-то уже скакал им навстречу, и Коммин прокричал:
— Приветствую вас, Ребер Каннингам! Со мной прибыли друзья. Король ждет эту молодую женщину и… бочки с вином, которые следуют за нами.
— Подвалы уже готовы к их приему. Что касается сопровождающих, они могут освежиться, немного отдохнуть и возвращаться в Париж. А вам, мессир, не требуется проводника, чтобы войти.
Вежливо поприветствовав Фьору, так и не сумев разглядеть ее лицо под вуалью, которую она всегда надевала в поездках, шотландец круто развернул свою лошадь и поскакал вперед. Одна за другой повозки и их охранники проехали в ворота монастыря, сопровождаемые заинтересованными взглядами лучников охраны.
— Вот мы и прибыли! — сказал Коммин. — Готов поспорить, что наш государь будет весьма рад увидеть вас, донна Фьора.
За высоким стрельчатым порталом, на фронтоне которого стояли фигуры ангелов, словно защищающих крыльями герб Франции, путники увидели большой двор с зеленым травяным ковром. Гончие собаки с кожаными ошейниками, украшенными золотыми заклепками, резвились вокруг человека, бывшего, по мнению Фьоры, слугой, занимавшимся собаками. Он был худощав, среднего роста, одетый в короткую тунику из грубого серого сукна, перепоясанную кожаным ремнем; его штаны были заправлены в высокие мягкие сапоги из серой замши.
— Какие красивые собаки! — воскликнула Фьора. — Такое впечатление, что они вышли прямо из какой-то легенды. Мне кажется, что они очень любят человека, который занимается ими!
— Они действительно его очень любят, — сказал Коммин и подмигнул Эстебану с видом заговорщика. — Не хотите ли их посмотреть поближе?
Он уже спешился и подал руку молодой женщине, чтобы помочь ей сойти с лошади. Она заколебалась:
— Хорошо ли будет из-за этого заставлять короля ждать? Говорят, что он нетерпелив.
— И все же пойдемте! Обещаю, что он будет к вам снисходителен.
Не уверенная, что поступает правильно, Фьора все же позволила увести себя. Эстебан остался на месте, держа в руке поводья трех лошадей. Почувствовав приближение чужих, гончие перестали играть и замерли в настороженных позах, повернув острые морды в сторону вновь прибывших. Видя это, человек, занимавшийся с ними, обернулся. Под изумленным взглядом Фьоры Коммин преклонил колено.
— Государь, — сказал он, — я вернулся, выполнив оба поручения, которые король доверил мне! — И добавил сквозь зубы:
— Приветствуйте короля, черт вас побери!
Фьора машинально присела в глубоком реверансе.
— Хорошо, хорошо! — сказал король. — Вы сослужили мне еще раз хорошую службу, мессир Филипп, и я благодарю вас за это. А теперь прошу вас оставить меня наедине с этой молодой дамой, которая, надеюсь, окажет нам милость и поднимет вуаль? Но не удаляйтесь далеко: нам надо поговорить!
Фьора откинула вуаль, открыв свое лицо. Еще не оправившись от удивления, она рассматривала этого невзрачного человека маленького роста, который был королем Франции. Он не был особенно красив и уже не молод: пятьдесят два года исполнилось ему в прошлом году, но под властным взглядом его карих, глубоко посаженных глаз Фьора почувствовала, что краснеет, и опустила голову, успев только увидеть его длинный нос, тонкий подвижный рот с опущенными уголками; но Фьора уже поняла, что, проживи она тысячу лет, она никогда не забудет этого лица.
Ей говорили, что этот человек обладал чрезвычайно гибким и острым умом, и она ничуть не сомневалась в этом.
Коммин отошел на несколько шагов и ждал, когда король освободится. Фьора увидела перед собой сухую руку, протянутую ей, чтобы помочь подняться, и услышала любезный голос:
— Мадам графиня де Селонже, добро пожаловать к нам.
Пораженная Фьора покачнулась словно от толчка и так побледнела, что Людовику показалось, что она сейчас упадет в обморок.
— В чем дело? — спросил он недовольно. — Разве это не ваше имя? Нас, может быть, обманули?
Поняв, кто находится перед нею, Фьора взяла себя в руки ценой невероятных усилий над собой:
— Прошу извинить мое волнение, которое я не смогла сдержать. Меня впервые называют так, а я не совсем уверена, что имею право носить этот титул и это имя. Мессир де Коммин сказал мне, что король хочет видеть Фьору Бельтрами. Она, и никто другой, имеет с этого момента честь быть в распоряжении Вашего Величества.
Второй реверанс был безупречен: чудо грации и элегантности смягчило оценивающий взгляд короля.
— Мне кажется, что тут кроется какая-то тайна! Не желаете ли пройтись немного, графиня? Все в порядке, мои собачки! Следуйте за мной, и чтобы вас не было слышно!
Не произнося ни слова, они немного прошлись по траве, еще влажной после полуденного дождя, принесшего свежесть. Растерянная от внезапного обращения к ней и стараясь понять, от кого Людовик XI мог узнать о ее странном замужестве, Фьора терялась в догадках.
Было невозможно, просто немыслимо, чтобы Деметриос проболтался. Тогда кто же? Как и зачем? Столько вопросов без ответа, ибо короля нельзя было спрашивать об этом. Людовик переменил тему и сказал уже совсем другим тоном:
— Мы знали раньше мессира Бельтрами, вашего отца, и мы уважали его, потому что это был прямой, честный и великодушный человек. Мы с огорчением узнали о его трагическом конце и о тяжелых событиях, которые последовали за этим. Мы знали, что сеньор Лоренцо де Медичи обладает поэтическим даром, но мы не знали, что его перо достигло такой высоты лиризма, когда он описал нам трагические события, жертвой которых стали вы, донна Фьора, — добавил король. — Великий Гомер не описал бы лучше, по правде говоря!
— Но монсеньор Лоренцо обещал хранить мою тайну, — запротестовала Фьора, которая наконец поняла, от кого Людовик XI узнал о ее секретах.
— Он, видимо, изменил свое мнение. Может быть, с целью защитить вас? Сеньор Лоренцо знает о том, что мы хотим знать все о тех, кто может быть приближен к нам. Это позволяет избежать лжи и избавить нас от запутанных объяснений. Наши отношения станут от этого более простыми. Что вы об этом думаете?
— Что вы, Ваше Величество, безусловно, правы, но что я тем не менее чувствую себя стесненной.
— Боже мой, мадам! Мы говорим с вами ясно и откровенно. Попытайтесь отплатить нам той же монетой и избавьте нас от женского жеманства и притворства.
Судя по тому, что мы знаем о вас, вы женщина храбрая.
Оставайтесь такой! И не принимайте этого огорченного выражения! Скажите-ка лучше, почему вы не уверены в том, что вы мадам де Селонже?
Немного успокоенная таким началом разговора, Фьора очень просто, словно этот незнакомый ей человек был ее исповедник, рассказала о своем визите в замок Филиппа и о боли и гневе, которые она испытала.
Людовик слушал ее молча, шагая взад-вперед, слегка наклонив голову и заложив руки за спину.
— Значит, — сказал он, когда Фьора умолкла, — мессир де Селонже стал двоеженцем, женившись на вас? Это серьезное преступление, караемое смертной казнью.
— У меня нет никакой причины и никакого желания защищать этого человека, сир, но, когда гнев прошел, я размышляла над этим. Может быть, полагая, что я погибла, он женился на этой Беатрисе совсем недавно?
Острый взгляд, брошенный королем на молодую женщину, выражал удивление и что-то похожее на симпатию.
— Это редкое качество — иметь способность так размышлять при горячем сердце! Что вы испытываете к Селонже?
— По правде говоря, сама не знаю. В некоторые моменты мне кажется, что я все еще люблю его, а иногда ненавижу так же, как его хозяина, этого герцога, ради которого он пожертвовал мною! Этого надменного Карла Смелого, которого мы, Деметриос Ласкарис и я, поклялись убить!
В глазах короля блеснула молния, быстро угасшая под его тяжелыми веками:
— Вы поклялись убить Карла Бургундского? Почему?
— Я ненавижу этого безжалостного герцога, который не захотел смилостивиться над моими родителями, этого герцога, ради которого мессир де Селонже бросил меня. Что касается мессира Ласкариса, то он обвиняет Карла Бургундского в смерти своего младшего брата.
Людовик XI сделал пол-оборота и зашагал в обратную сторону. Собаки покорно последовали за ним.
— По правилам, женщине нельзя жить в этом аббатстве, и Коммин проводит вас до Сенлиса, где вы найдете вашего друга. Я очень уважаю его, ибо это великий врач, и я полагаю оставить его при себе, как того желал сеньор Лоренцо. А если я предложу вам, донна Фьора, служить мне, вы согласитесь?
— Если король позволит мне совершить месть, в чем я поклялась, у меня не будет никаких причин отказаться. И я буду лояльной.
Она взвешивала каждое свое слово. Фьора почувствовала, что доверяет этому человеку. Может быть, оттого, что король перестал говорить о себе «мы», он показался ей сразу более близким и более человечным. Людовик покачал головой и неожиданно улыбнулся, что сделало его моложе на несколько лет. И, как всякая редкая вещь, эта улыбка таила в себе очарование.
— Я в этом уверен. Достаточно посмотреть вам в глаза, чтобы убедиться в этом. Кроме того, вам было бы полезно знать следующее; Филипп де Селонже — мой узник и «., и он может быть казнен. Вы видите, я почти уже наполовину отомстил за вас.
Ошеломленная Фьора едва произнесла:
— Но… за что? В чем он виноват?
— Он пытался убить меня. Судьи называют это цареубийством, и если к нему применят закон, фаворит Карла Смелого будет четвертован. Но мы поговорим об этом позже. Да хранит вас бог, донна Фьора!
Резко повернувшись спиной к растерявшейся Фьоре, Людовик XI удалился в сторону здания аббатства.
Уставшие от долгого послушания большие белые гончие прыгали, чтобы схватить сладости, которые он высоко держал в руке. Фьора вдруг почувствовала сильную усталость. Ей захотелось опуститься прямо здесь на мягкий травяной ковер, выплакаться и уснуть. Но она была подхвачена сильной рукой в тот самый момент, когда ее колени начали подгибаться.
— Идемте, донна Фьора! Я провожу вас к вашему другу. Он рядом, в трех четвертях лье отсюда.
Фьора, не сопротивляясь, дала увести себя. Удар, который она получила, был таким жестоким, что она не могла больше думать ни о чем другом. В голове билась только одна мысль — вновь увидеться с Деметриосом, за которую она ухватилась, как утопающий за соломинку.
Замок Сенлис был небольшим, по крайней мере для королевского замка, но зато постоялый двор» Три кувшина «, располагавшийся по соседству, был просторным и удобным. Когда король бывал в Сенлисе, он всегда селил туда своих почетных гостей, и, конечно, Деметриос остановился тут, так как жизнь в аббатстве стесняла его, да это и не было положено человеку православной веры. Он откровенно сказал об этом Людовику XI, который, сам будучи очень набожным, смог понять такого достойного человека, каким был греческий врач.
Пока Фьора разговаривала с королем, Эстебан ускакал, чтобы сообщить своему хозяину о прибытии молодой женщины. На постоялом дворе ее уже ждала приятная комната, в которой все было приготовлено для ее приема. Это очень тронуло Фьору, но в особенности ее взволновал прием, оказанный Деметриосом. Впервые с тех пор, как они познакомились, он обнял ее. Увидев ее бледное лицо, Деметриос понял, что ей нужен был именно этот дружеский поцелуй, ибо она была на время лишена участия и нежности Леонарды. Но когда Фьора разрыдалась в его объятиях, он с беспокойством спросил:
— Что случилось? Король плохо принял тебя?
Он отыскал взглядом Коммина, присутствующего при этой сцене, но тот развел руками и пожал плечами, дав понять, что он ничего не может сказать по этому поводу:
— Донна Фьора не проронила ни слова после того, как мы покинули Викторию. Но мне кажется, что наш государь принял ее с благосклонностью. Я же хочу только одного — помочь донне Фьоре, чем смогу. Надеюсь, что стану ее настоящим другом, если только она примет мою дружбу.
Фьора отстранилась от Деметриоса, взяла носовой платок, который тот ей протянул, и вытерла глаза:
— Простите меня: я вела себя как ребенок и мне стыдно за это. Мессир де Коммин, предложение дружбы в такой неожиданный момент — это подарок судьбы, и я принимаю его так же искренне, как вы мне его предложили. Если король не потребует вас к себе сегодня вечером, не согласились бы вы отужинать с нами?
Любезное лицо фламандца расплылось в широкой улыбке.
— С большим удовольствием! Тем более что я с дороги сильно проголодался, а здешняя кухня славится на всю округу. Только я весь в пыли…
— Пройдите, пожалуйста, в мою комнату, где вы сможете умыться, и если захотите, провести здесь ночь…
— Великолепная идея! Тогда в аббатство я поеду завтра на рассвете. Главное — это быть на месте, когда король выйдет из церкви после мессы.
Коммин внушал Фьоре симпатию. Однако умывшись и надев льняное платье с вышивкой, изображающей гирлянду зеленых листьев, она призналась себе, что пригласила его на ужин не без задней мысли.
Личный советник Людовика XI, который всегда выслушивал его мнение, сеньор из Аржантона должен был знать, как обстояли дела с Филиппом, и молодая женщина хотела во что бы то ни стало выяснить, что произошло. Она злилась на себя за то, что испытывала такое беспокойство за судьбу человека, которого пыталась выбросить из своего сердца, но это сердце, глухое к любому разумному решению и даже к ненависти, хотело знать только одно — какая судьба ожидает Филиппа Селонже. Если Филиппа не станет на свете, в ее жизни многого будет не хватать. Любовь и ненависть — два прямо противоположных чувства, придавали жизни остроту, являющуюся самой жизнью.
Чтобы не испортить удовольствие своему гостю во время ужина, Фьора с трудом удерживалась от вопросов, которые ей так не терпелось задать. За фаршированным карпом из соседнего пруда, раками из Нонетта и грушевым пирогом с кремом Коммин с Деметриосом вели оживленную беседу. Несмотря на свою молодость, сеньор д'Аржантон обладал высокой культурой и обожал говорить о политике. Он одобрял Людовика XI за то, что тот отказывался от открытого столкновения с английским королем. Его войска ограничивались наблюдением за передвижениями противника, который, по всей видимости, сомневался в том, стоило ли ему давать бой. Безусловно, английская армия была хорошо вооружена и ее знаменитые лучники не утеряли своей ловкости, но с момента высадки в Кале захватчик увидел только сожженную землю и покинутые города. Беженцы из Арраса и окружающей области, где по приказу Людовика XI все было разрушено, чтобы оставить англичан без пропитания, нашли убежище, продукты питания и деньги в Амьене или в Бове, ибо если король хотел, чтобы враг жил впроголодь, то не хотел, чтобы простой народ слишком страдал.
— В настоящее время, — сказал в заключение Коммин, с удовольствием налегая на ветчину, запеченную в золе, — Эдуард и его люди дошли до такого состояния, до какого король и хотел их довести — они слопали всю свою провизию, а так как они нигде в стране не могут достать пищи, то в животе у них начинает бурчать от голода.
— Разве герцог Бургундский не снабдил своего шурина продуктами питания, когда он с ним соединился? — удивился Деметриос.
— С ним было всего-навсего пятьдесят всадников, а города Фландрии отказали ему в помощи.
— Именно в это время граф де Селонже был взят в плен? — спросила Фьора, как она полагала, безразличным тоном.
Оба мужчины повернулись к ней, но она не увидела выражения их глаз. Согревая в руках бокал с вином, она с безразличным видом вдыхала его аромат. Казалось, Фьора не заметила, что вдруг наступило молчание.
— Несколькими днями позже, — ответил Коммин, словно вопрос Фьоры вписывался естественным образом в его рассказ. — Это случилось под Бове. Лазутчики Карла Смелого, вероятно, узнали, что, желая как-то отвлечься от забот, наш государь иногда охотился на уток около Терена без многочисленной охраны. Мессир де Селонже устроил с несколькими своими людьми засаду.
Когда появился король, он набросился на него, сбил с лошади и уже занес топор над его головой, когда Ребер Каннингам, которого вы только что видели и которому охота в этом небезопасном месте была не по душе, внезапно появился с дюжиной своих шотландцев. Селонже, который не переставал наносить оскорбления королю, и его шталмейстера Матье де Прама связали, а остальных прикончили прямо на месте. Пленников сначала отвели в тюрьму епископа Бове, а затем в компьенский замок, где их содержат в ожидании скорого суда.
— Но разве теперь больше нет обычая во время войны отдавать пленных сеньоров на откуп? — — Он существует, но в данном случае речь идет не о пленных, взятых во время боя, а о преднамеренном убийстве. Ведь король был безоружен. Добавлю, что подобное безрассудство этого безумца де Селонже меня ничуть не удивляет. Он ничего не смыслит в дипломатии, а убийство является для него единственным аргументом, — добавил Коммин с оттенком презрения в голосе, что заставило Фьору покраснеть. — Кроме того, он слепо предан своему хозяину. Селонже не понимал и никогда не поймет, что тот добровольно катится в пропасть, которая поглотит это большое и некогда могущественное герцогство.
Вся веселость разом сошла с лица Коммина. С помрачневшим взглядом, горькими складками у рта, он ни на кого не глядел, и у Фьоры создалось впечатление, что он обращался не к ним, а к самому себе. Поэтому она не сразу решилась возобновить разговор:
— Откуда вы так хорошо знаете, что происходит в Бургундии, мессир? Вы говорите о герцоге Карле так, словно вы с ним лично знакомы.
Деметриос сжал руку Фьоры, чтобы предостеречь ее, но было уже поздно. Филипп де Коммин бросил на нее взгляд, значение которого ей трудно было определить. Ей все-таки показалось, что в нем была боль. Однако, отвечая ей, он улыбнулся:
— Я фламандец, донна Фьора. Герцог Филипп был моим крестным отцом, а я был воспитан при его дворе.
В семнадцать лет я был назначен на службу к графу де Шароле, который, став герцогом Бургундским, назначил меня своим советником и камергером. Я уже тогда понимал, что согласие между мной и хозяином, не способным выслушать разумный совет, долго не продлится.
Если бы, не дай господи, вы присутствовали, как я, при разрушении Динана, при методическом истребления всех его жителей: мужчин, женщин, стариков и детей, вплоть до новорожденных, всего лишь за то, что эти несчастные осмелились поднять голос против их сюзерена, вы бы поняли, что я хочу сказать… Меня чуть не стошнило, он же взирал на все это с холодным удовлетворением. В Льеже я был свидетелем еще одной подобной бойни, где никто не был пощажен, вплоть до монахинь монастыря.
— Значит, — вставила Фьора, не скрывая своего удивления, — вы бургундец?
Коммин саркастически улыбнулся:
— Теперь француз. Карл Смелый назвал бы меня предателем, но я не считаю, что заслужил подобного определения. Предают только то, чем восхищаются, что уважают и любят, а я никогда не испытывал к Карлу подобных чувств. Из всех известных чувств он способен внушать только страх.
— Когда вы повстречались с королем Людовиком?
— Сначала в битве при Монлери, где я видел, как он храбро сражается, не забывая при этом беречь своих солдат. Я восхитился им. Потом я увидел его в несчастной Неровне, в этой подстроенной ему ловушке, когда смерть преследовала его в течение нескольких часов, которой он, однако, не испугался. Он проявил всю свою дипломатию, и тогда я понял, что это гениальный человек. Я оценил его по достоинству и сделал тогда все, чтобы задержать обезумевших солдат Карла Смелого.
Король был мне признателен за это.
— Говорят, — заметил Деметриос, — что Карл заставил короля сопровождать его до Льежа и присутствовать при наказании его жителей, которые совсем недавно были его друзьями, и что при этом герцог оставался совершенно спокойным.
— Это удивительный актер, и признаюсь, что он меня зачаровывает, этот паук, тщательно плетущий свою паутину, в которую попадают легкомысленные насекомые. После Перронны я выполнил для Карла Смелого несколько поручений в Англии, Бретани, Кастилии, получая за это только критические замечания, а порой даже грубости. В то же время я видел, как его политика становилась все более безжалостной и дьявольской.
О чем только не мечтал Карл Смелый! Добиться от императора Фредерика III, чтобы тот сделал его своим наследником вместо собственного сына! А теперь — королевство, для чего ему нужна Лотарингия, под которой объединились бы Нидерланды, Фландрия и Бургундия!
Но меня уже не было рядом. Бесплодная миссия, при выполнении которой я едва остался жив, вынудила меня принять решение: король Людовик звал меня к себе. В ночь с 8 на 9 августа 1472 года, то есть три года тому назад, я встретился с Людовиком в Анжу, в Понде-Се. И ни о чем не сожалею.
— Что с вами будет, если вы попадетесь герцогу? — спросил Деметриос.
— Конец мой будет, безусловно, уроком для других.
Впрочем, когда Филипп де Селонже нападал на короля, он надеялся сразу убить двух зайцев — покончить с королем и привезти меня, закованного в цепи, ибо мне кажется, что он желает моей смерти даже больше, чем его хозяин. Но, к его несчастью, я не люблю охоту. Зато сам он сейчас в плену.
— Вы хорошо его знаете? — едва слышно спросила Фьора.
— Довольно хорошо. Он старше меня всего на два года, и мы долго были с ним соратниками по оружию.
Но мы никогда не дружили по-настоящему — мы слишком разные люди.
— Но, может быть, вам приходилось видеться с его женой?
Удивление Коммина было настолько же сильным, сколько и искренним.
— С его женой? Я никогда не слышал, чтобы он был женат! Насколько мне известно, он отказался от многих выгодных партий, да к тому же у него не хватило бы времени для этой несчастной.
— Почему вы считаете ее несчастной?
— Не очень-то приятно жить оторванной от всего мира в его замке или же присоединиться к числу женщин, окружающих в Гане, Брюгге, Брюсселе или Лилле графиню Маргариту и ее невестку Мари. Сейчас не время для счастливых супружеских пар! У меня то же самое: вот уже два с половиной года после моей женитьбы, как я не виделся с моей любимой супругой Элен.
— И она не скучает о вас? — спросила Фьора с некоторой дерзостью.
— Даже если это и так, она слишком разумна и хорошо воспитана, чтобы высказать мне это.
— Тогда я поставлю вопрос иначе: вам ее не хватает?
К Коммину вернулось хорошее настроение, и он ответил с улыбкой:
— Я мог бы вам сказать, что государь не оставляет мне на это времени, и это было бы правдой. Но вечерами, когда в деревне так чудно и небо полно звезд, бывает, что я сожалею о ее отсутствии, ибо она нежна и красива. Вы брюнетка, а она блондинка, и характер у нее более мирный, если вы позволите мне допустить такое сравнение.
Было уже поздно, и Коммин попрощался со своими новыми друзьями. Фьора послушала, как стихал стук его сапог в длинной галерее центрального двора со множеством дверей, ведущих в апартаменты, и, убедившись в том, что сеньор Коммин д'Аржантон был уже в своей комнате, она подошла к Деметриосу, который слушал, облокотившись о подоконник, как колокола собора своим звоном возвещали о комендантском часе. Он задул на столе свечи. Ночь была светлой, и можно было обойтись без освещения. Фьора села рядом с греком и спросила его:
— По правде говоря, я не знаю, что и думать об этом человеке. Он смущает меня. С виду такой откровенный, честный, верный королю, с которым вроде бы так легко подружиться, и все-таки…
— Надеюсь, ты не станешь сейчас упрекать его в том, что он переметнулся от Карла Смелого к королю Людовику?
— А почему бы и нет? На всех языках это называется предательством, не так ли?
— Только не на моем! В этом виноват не мессир де Коммин, а этот безмерно гордый герцог, которому неведомы человеческие чувства, поэтому ему не удалось удержать ни одного из своих слуг. Я уверен, что де Коммин служит верой и правдой королю и что он разумом потянулся к королю, признав в нем себе подобного.
У него ум настоящего государственного деятеля, и Людовик XI не ошибся в нем. Он знает, что бывает заслуженная признательность. Карл Смелый этого не понимает и никогда не поймет.
— Однако ему удалось привязать к себе мессира де Селонже, — с горечью сказала Фьора.
— Потому что они очень похожи друг на друга. Твой Филипп — это отражение, которое Карл Смелый может увидеть, если ему случается смотреться в зеркало.
— Это не мой Филипп!
— Однако же у тебя разрывается сердце с того момента, как ты узнала, что его может ожидать эшафот.
Не отрицай. Я читаю по твоему лицу, как по книге. Ты это хорошо знаешь.
— Ты видишь так же хорошо и будущее. Умрет ли он? — дрогнувшим голосом спросила Фьора.
— Не знаю. Чтобы ответить на твой вопрос, мне надо побыть с ним рядом.
— Но ты рядом со мной! Что ты видишь?
— Длинную дорогу, кровь и слезы. Послушаешься ли ты меня, Фьора, если я прикажу тебе вернуться в Париж к Леонарде и Нарди? Предстоящие битвы будут слишком суровыми для женщины. Я тебя люблю и хочу оградить от них.
— Я не хочу, чтобы меня щадили, — сказала она с внезапной твердостью. — Сейчас я ненавижу Карла Смелого еще больше, чем вчера. И если Филипп умрет из-за него…
Стук копыт оборвал ее на полуслове. Она узнала коренастую фигуру Эстебана, возвращавшегося на постоялый двор после вечеринки, проведенной, без сомнения, в каком-нибудь кабаке вместе с солдатами, охраняющими город. С тех пор как он покинул Париж, кастилец вдыхал полной грудью запах войны и никогда не терял случая побывать в войсках, чтобы разделить с ними, хотя бы на короткое время, жизнь, для которой он был создан. Деметриос знал об этой привязанности Эстебана, но тот был, видимо, настолько верен своему хозяину, что сопротивлялся своему желанию вступить в войска.
Деметриос окликнул его из окна и приказал подняться к нему.
— Я все равно бы пришел, — сказал Эстебан, — потому что мне надо кое-что сказать донне Фьоре.
— Мне?
— Вернее, вам обоим. Об этом испанском монахе!
— Так что же?
— Он здесь. Незадолго до закрытия ворот я видел, как он на муле въезжал в город. Он поселился у иеромонаха собора.
— Какой испанский монах? — удивленно нахмурился Деметриос. — Не тот ли?..
— Да, — сказал кастилец с плохо скрываемым гневом. — Именно он. Донна Фьора увидела его на молитве в соборе Парижской Богоматери, а я проследил за ним. Потом я заставил проговориться одного монаха, у которого он жил. Похоже на то, что он приехал сюда, чтобы увидеться с королем.
Некоторое время Деметриос молчал, погруженный в свои мысли.
— Да, — произнес он наконец со вздохом, — нам еще только этого не хватало! Эстебан, мальчик мой, тебе придется проследить за этим типом.
— Ладно, — кивнул тот, — я буду в соборе на первой мессе! Одной мессой больше, одной меньше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жажда возмездия - Бенцони Жюльетта



Читается на одном дыхании
Жажда возмездия - Бенцони ЖюльеттаВалентина
2.03.2012, 17.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100