Читать онлайн Во власти теней, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Во власти теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4
Ночь сюрпризов

Фьора четыре дня лечила свою простуду и за все это время не видела Борджиа. Набожная Хуана сказала ей, что кардинал уехал в знаменитый монастырь Субиако, который входил в его бенефиции, и оттуда он вернется не раньше чем к концу недели. Его отъезд обрадовал молодую женщину. Она воспользовалась этой передышкой для выздоровления и для того, чтобы разобраться в своем положении.
А положение ее было далеко не блестящим, несмотря на то, что она жила в великолепной комнате, обитой зеленым бархатом с золотой сеткой, мраморный пол которой был устлан толстым кирманским ковром с рисунком из экзотических цветов и фантастических птиц. Ей было жарко, даже слишком, потому что Хуана боялась, чтобы она снова не заболела, и постоянно поддерживала огонь в камине. Дуэнья постоянно пичкала ее сытными блюдами и сладостями в надежде на то, что она поднаберет веса.
– Ты слишком худая, – говорила она ей с упреком. – Родриго любит полненьких женщин. Его любовница Ваноцца, которую он предпочитает другим, – пышная блондинка, как будто ее сшили из белого атласа. А груди у нее как две спелые дыни…
– Я не хочу, чтобы мои груди были как дыни и чтобы со мной обращались как с гусыней на откорме. Вместо того чтобы приносить мне эти сладости, лучше бы рассказала, что творится в городе.
Судя по тому, что рассказывала Хуана, в городе ничего не происходило. Разве что боевые кличи двух соперничающих кланов Колонна и Орсини раздавались каждую ночь, но Фьора слышала их, как и все другие жители Рима, ведь каждое утро люди обнаруживали в Тибре один-два трупа или находили тела, брошенные прямо на улице.
Выздоровев, Фьора не знала, что ей делать, и стала скучать. В компании Хуаны молодая женщина начала считать, что время тянется слишком медленно, потому что приказы кардинала были категоричны: дверь ее комнаты должна была быть заперта на ключ, и она ни под каким предлогом не имела права покинуть ее. По части выполнения приказов Родриго мог полностью положиться на Хуану.
Утро было единственным приятным моментом. Встав с постели, Фьора принимала ванну, которую ей готовили в соседней маленькой комнате, тоже очень красиво отделанной. Бассейн, вырытый в полу, занимал почти все место; он был довольно большой, и двое людей могли в нем купаться вместе, что, по-видимому, являлось одним из больших удовольствий Родриго. После купания, которое всегда доставляло Фьоре удовольствие, крупная чернокожая девица делала ей массаж. Она месила ее как тесто и смазывала ароматическими маслами, что не всегда нравилось Фьоре, но из-под рук этой рабыни она выходила полная энергии, с которой потом не знала, что делать.
Когда она проделывала обход своей комнаты – двадцать раз в одну и двадцать раз в другую сторону, – ей оставалось только одно развлечение: смотреть в окно. При этом Хуана соглашалась открыть одно из них только после того, как надевала ей на лицо маску и накидывала на голову вуаль.
Комната, которую занимала Фьора, была расположена почти на самом верху квадратной башни, без которой не строился ни один римский дворец. У основания башни несли караул два стражника, которые менялись днем и ночью. Впрочем, все большие дома в городе были несколько похожи на крепости, даже если рядом были сады, как сад дворца Борджиа, спускающийся до самого Тибра. Фьора увидела его позже, потому что ее окна выходили одно во внутренний двор дворца, в котором всегда было полно слуг, охранников, знакомых и рабов, другое – в город.
Фьора, только и думающая с первого дня о побеге, ужаснулась, увидев, что ее комната находится на такой высоте. Убежать можно было только по веревочной лестнице, но она не видела способа заполучить ее. Зато вид был просто великолепен, и она воспользовалась этим, чтобы наконец-то изучить Рим, большая часть которого открывалась ее глазам.
Когда речь не шла о ее идоле, Хуана была вполне доброй женщиной. Довольная тем, что ее пленница чем-то интересовалась, она охотно давала ей все объяснения.
Так постепенно Фьора изучила определенную часть города: район замка Святого Ангела, Ватикана; увидела штаб полиции, стоящий, словно угроза, у входа в квартал Транстевере, где жил простой народ. На другом берегу Тибра главной улицей была улица Папалис, немощеная, проходящая между развалинами Форума и императорских дворцов. Едва видимая между двумя домами, арка Константина имела печальный вид под толстым слоем голубиного помета.
Вокруг Колизея, который был превращен в большой карьер, постоянно горели печи для изготовления извести, там стлался черный дым, раздражающий глаза и горло и вызывающий, по словам Хуаны, неизлечимые болезни.
Конечно, Фьора увидела развалины терм Каракаллы и зелень сада Сан-Систо. В уме она проделала весь путь, по которому Борджиа привел ее к себе, и сразу же весь город врезался ей в память. Но ей нужны были некоторые сведения, и, чтобы их получить, она пошла обходным путем.
– В тот день, когда я была в Ватикане, – сказала она беззаботным тоном, – я встретила племянницу папы, графиню Риарио. Вы не можете мне сказать, где она живет?
– Донна Катарина? Конечно. Видите, вон там церковь Святого Аполлинарио и дворец Сан-Марко? Между ними стоит большое здание с зубцами и с башней. Там она и живет.
– А, вижу! Но я встретила и другую важную персону: кардинала Детутвилля.
– Француза? Того, о котором говорят, что он самый богатый человек в Риме? Так вот, смотрите…
Но Фьоре не было суждено узнать местонахождение дворца Детутвилля, потому что в этот момент большая группа всадников окружала мула в богатой красно-золотой упряжке, на котором восседал вице-канцлер церкви Борджиа. Прохожие припадали на колени прямо в пыль для получения благословения, так же как и слуги, только что отворившие ворота.
Увидев его сверху, Фьора подумала, что под своей широкой шляпой он был похож на огромный гриб, но он поднял голову и увидел обеих женщин. Властным жестом он приказал им вернуться в комнату. Хуана позеленела.
– Святая Мария! Он разгневан! Я не думала, что поступаю плохо, позволяя вам смотреть в окно. Ведь он не видел в этом ничего особенного раньше, когда…
– Когда другие женщины жили в этой комнате? – закончила за нее Фьора, которая не смогла удержаться от смеха при виде испуганного лица кузины.
Хуана закрыла окно и принялась взволнованно ходить по комнате взад и вперед.
– Не смейтесь, прошу вас! Это… это ужасно!
– Вы так боитесь? Не станет же он вас бить?
– Он сделает хуже. Он посмотрит на меня с гневом и раздавит презрением.
– А вы не преувеличиваете? Это из-за такой мелочи?
Но Хуана знала, что говорила, и, казалось, чего-то недоговаривала. Когда через несколько минут появился Борджиа, красный и задыхавшийся оттого, что так быстро преодолел все этажи в порыве гнева, он вылил на ее бедную голову настоящий поток испано-итальянских ругательств. Бросившись на ковер к его ногам, Хуана рыдала, билась лбом об пол и молила его о прощении душераздирающим голосом. Так как эта сцена показалась Фьоре смешной и одновременно возмутительной, она решила вмешаться.
– Достаточно! – крикнула она. – Я не вижу причины, почему эта несчастная заслуживает такого обращения. Ее единственная вина в том, что она разрешила мне подышать немного свежим воздухом.
Но разгневанный Борджиа даже не услышал ее. Тогда Фьора взяла с туалетного стола зеркало, схватила кардинала за рукав, и поднесла зеркало к его искаженному гневом лицу, в котором было что-то дьявольское.
– Взгляните на себя! Вы отвратительны! И вы еще осмеливаетесь говорить, что хотите понравиться мне?
Это внезапное столкновение со своим собственным отображением немного отрезвило его. Фьора воспользовалась этим:
– Благородный испанец! Иерарх церкви, который ведет себя как погонщик быков перед неловкой пастушкой. Вам следовало бы умереть от стыда! Вы мне отвратительны!
Она стояла перед ним прямо, с презрительным выражением лица, в платье из белого атласа, шитом черными и золотыми нитями, в которое Хуана одела ее сегодня, потрясая зеркалом, словно крестом перед дьяволом, и эта картина остудила весь его гнев. Он повернулся к Хуане, все еще униженно валяющейся у него в ногах, и бросил:
– Уходи! Вернешься, когда я тебя позову!
Она вскочила и убежала со скоростью мыши, преследуемой кошкой. Борджиа подошел к окну, выходящему во двор, и распахнул его, чтобы вдохнуть воздуха. Понемногу он успокаивался, и лицо его вновь принимало нормальный цвет. Почувствовав себя лучше, он глубоко вздохнул, повернулся и посмотрел на молодую женщину. Сидя в кресле с высокой спинкой, обитом зеленым бархатом, она молча ждала. Зеркало лежало у нее на коленях.
– Извините меня, я не должен был давать волю своему гневу! Но, увидев вас в окне, я сильно испугался.
– Вздор! У меня были маска на лице и вуаль на голове. Донна Хуана с большим трудом уговорила меня надеть их, но таково было условие, чтобы позволить мне подышать свежим воздухом у этого несчастного окна.
– Вы не знаете, что говорите! Несмотря на эти меры предосторожности, вас все равно могли бы узнать!
– Узнать? В городе, где меня не знает никто? – насмешливо спросила Фьора.
– За исключением всех тех, кто видел вас в Ватикане во время вашего прибытия, за исключением ваших попутчиков и монахинь Сан-Систо.
– Очень удачный пример! Они заточены в монастыре!
Борджиа вновь глубоко вздохнул и сел напротив нее.
– Однако это было большой неосторожностью. Все сыщики города подняты на ноги. Кроме того, вы не знаете еще, к какому решению пришел папа.
– Должна заметить, что впервые вы не говорите «святой отец», звание, которое и впрямь ему не подходит. Так к какому же решению он пришел?
– Доминго, нубийский евнух, охранявший вас, умеет неплохо рисовать. Он сделал несколько эскизов вашего лица, очень похожих, надо заметить. Глашатаи показывали их на всех перекрестках. А так как сумма в сто дукатов, обещанная тому, кто выдаст вас…
На этот раз Фьора побледнела. В это мгновение она поняла всю ненависть Иеронимы, потому что эта низкая женщина сумела передать ее папе. Все это было одновременно бессмысленным и страшным. Какой же злой гений присутствовал при ее рождении, чтобы она постоянно вызывала к себе неприязнь со стороны сильных мира сего? Она по очереди противопоставляла себя то своему родному городу Флоренции, то Карлу Смелому, самому опасному владыке в Европе, а теперь самому папе! Она любила единственного человека, которого у нее отняла смерть. Неужели кровь, текущая в ее жилах в результате кровосмешения, действительно была проклята?
Чтобы побороть охватившее ее беспокойство, Фьора обеими руками вцепилась в подлокотники кресла. Зеркало соскользнуло с ее колен и разбилось. Наступила тишина. Кардинал и молодая женщина смотрели на осколки, лежащие на ковре. Фьора резко поднялась.
– Монсеньор, – сказала она твердо, – вы зря прячете меня здесь. Вы только подвергаете опасности ваш дом. Прикажите проводить меня до Ватикана. Я хочу отдать себя им в руки.
В одно мгновение Борджиа вскочил на ноги, молния блеснула в его черных глазах. Он крепко сжал плечи молодой женщины:
– Вы безумны! Я сказал вам это не для того, чтобы довести вас до отчаяния, а чтобы вы поняли, насколько вам надо быть осторожной!
– Я знаю, но у меня нет желания быть осторожной. Я хочу умереть, вот и все! Единственно, о чем я попрошу вас, это чтобы вы лично вручили кардиналу Детутвиллю письмо, которое я напишу. Надо, чтобы король Людовик позаботился о моем сыне и о тех, кто мне дорог.
– Но вы не умрете! Если вы окажетесь в их руках, вас тут же выдадут замуж за Карло Пацци.
– Однако вы сами говорили мне, что во время ссоры с кардиналом папа кричал, что он прикажет казнить меня, понравится это Иерониме или нет.
– Она уже успела убедить его, что лучше выдать вас замуж. А когда речь идет о деньгах, его святейшество становится покладистым, – пояснил Борджиа.
– Это не имеет никакого смысла. Мое состояние совсем не то, что было раньше. И кроме того, я не понимаю, как мой супруг, если предположить, что он у меня будет, мог бы унаследовать французское или бургундское состояние, которое, естественно, принадлежит моему сыну.
– Вы уверены, что у вас ничего не осталось во Флоренции?
– Больше ничего. – Лицо Фьоры омрачилось. – Дворец Бельтрами сгорел, вилла Фьезоле была конфискована, а делами моего отца управляет Анджело Донати.
– Анджело Донати умер, поэтому Лоренцо де Медичи сам теперь управляет вашей собственностью. Говорят, что, если вы решите вернуться во Флоренцию, вы получите свою виллу и кое-что еще.
– Говорят? Кто это говорит?
– Ходят такие слухи, словно сквозняки… Его святейшество содержит очень расторопных шпионов во Флоренции. Вам, видимо, известно, какие планы имеет папа относительно этого прекрасного города?
– Допустим худшее. Риарио завладеет Флоренцией. Он получит все, что ему захочется.
– О, нет! Папа желает, чтобы он царил там, но не может быть и речи о нарушении законов и об ограблении жителей. Все знают, на что они способны. Вот поэтому-то он так и заинтересован в этом бракосочетании. Те Пацци, которые живут здесь, объединятся с Пацци, что живут во Флоренции, и вернутся туда триумфаторами.
– А я отправлюсь туда вместе с их багажом? – язвительно спросила Фьора. – Большое спасибо.
– А вот это еще под вопросом, – сказал Борджиа с полуулыбкой. – Выдав вас замуж, я не думаю, что госпожа Босколи позволит вам долго жить. Поверьте мне! Будьте разумной и приготовьтесь к ужину. Я попытаюсь вас развлечь.
– Все зависит от того, что вы под этим подразумеваете!
Он разразился хохотом и направился к двери.
– Только не смотрите на меня такими злыми глазами! Обещаю вам, что ничего не произойдет. Может быть, – добавил кардинал, подмигнув ей, – я вас все еще нахожу недостаточно пухленькой, чтобы съесть?
– Это успокаивает меня! – отшутилась Фьора.
Ужин действительно прошел великолепно. Фьоре было приятно узнать, что Лоренцо де Медичи сохранил к ней дружеские чувства и что, может быть, под его покровительством она сможет однажды вернуться в свой любимый город с гордо поднятой головой. Эта новость немного изменила ее ближайшие планы. Сначала она намеревалась украсть лодку, чтобы спуститься вниз по Тибру и попытаться, добравшись до побережья, сесть на корабль, идущий в Прованс. Но эту идею сразу пришлось отбросить: морские корабли не плавали зимой. Значит, надо было дождаться весны. Кроме того, у нее совсем не было денег для оплаты путешествия. Возможность проехать через Флоренцию открывала более широкие перспективы и внушала надежду. Всего семьдесят лье от Рима до столицы Медичи! Паломники, отправлявшиеся пешком к святым местам, шли и гораздо более длинными путями, а эти семьдесят лье можно было просто пройти пешком.
В этот вечер Родриго показал себя любезным хозяином. В веселом расположении духа он вел разговоры, украсившие трапезу, состоявшую из устриц, кальмаров под соусом и из птицы с перцем по-римски, анчоусами, помидорами и ветчиной. К этому было подано восхитительное вино «Фраскати», а десерт сопровождался отличным мускатом.
Чтобы развлечь свою гостью, Борджиа рассказал ей о некоторых событиях, позволивших ей по-новому взглянуть на римскую жизнь. Так она узнала, что похищение являлось любимым развлечением знати: похищали женщину или девушку, отвозили ее в укромное место, чтобы отпраздновать это событие, после чего невольную героиню праздника привозили обратно и оставляли неподалеку от дома. Это, конечно, требовало отмщения, а месть в Риме была поднята на уровень искусства. Чем страшней она была, тем выше ценилась. Борджиа рассказал Фьоре историю прекрасной Лизабетты, супруги Франческо Орсини, которая, будучи застигнутой с другим мужчиной, должна была присутствовать при гибели своего любовника, приглашенного на пиршество и забитого насмерть палками во время десерта. Затем прелюбодейку распяли на кресте в комнате, где каждую ночь к ней привязывали труп любовника, с которым она оставалась до рассвета, потом ее вновь отводили к себе на весь день до захода солнца.
Фьоре было не до улыбок. Придя в ужас от этого рассказа, она залпом выпила бокал вина, чтобы прийти в себя.
– И что же с ней стало?
– Бедняжка недолго мучилась и вскоре умерла, но, говорят, перед этим раскаялась. Поучительная история, не так ли?
– Только мужчина может рассказать такую ужасную историю таким игривым тоном! Я же нахожу эту историю отвратительной! Ваш Орсини заслуживает всех мук ада. И когда я думаю, что годами люди тратят силы и деньги, шагая по дорогам Европы, чтобы только прийти помолиться в этот город, который они считают святым, в котором они видят божественный Иерусалим, центр всех добродетелей, мне делается страшно за них, потому что этот город не что иное, как клоака!
– Вы слишком суровы! Все же здесь есть и достойные люди, а что касается паломников, то я знаю одного, который, придя сюда три года назад на юбилей, воскликнул: «Когда входишь в Рим, бешенство остается, а вера уходит…»
– Можно подумать, что вас это развлекает, вас, высшего иерарха церкви! У вашего Сикста IV хоть есть вера?
– Ну конечно! Он даже испытывает какое-то особое благоговение перед Девой Марией, но что вы хотите, он также очень привязан к своей семье и не отступит ни перед чем, чтобы сделать ее богатой и могущественной.
– У вас, кажется, тоже есть дети? – поинтересовалась Фьора.
Кардинал сразу словно растаял в океане нежности:
– О, они восхитительны! Самые красивые мальчуганы в мире, в особенности мой Хуан! Но признаюсь вам, мне хотелось бы, чтобы их мать родила мне теперь еще девочку, такую же блондинку, как и она. Я назову ее… Лукреция!
Но, заметив усмешку на лице молодой женщины, он весело сказал:
– Да ну же, не делайте такое лицо! Италия – страна детей. Здесь у всех есть дети.
– Даже, как я вижу, у кардиналов!
– Я мог бы добавить: в особенности у кардиналов, потому что женщины, которым они отдают предпочтение, уверены, что их дети будут иметь все. Например, у кардинала Сибо есть сын и у кардинала Детутвилля тоже. Его зовут Жером. Сейчас он сеньор Фраскати, чье вино мы только что пили. Что же касается кардинала…
– Сжальтесь, монсеньор! – остановила его Фьора. – Не говорите ничего больше! Мне хочется сохранить остаток веры.
– Вера здесь ни при чем. Надо жить в ногу со временем, и Рим – это правда, что вы видели только плохую его сторону, – является городом, в котором приятно жить. Такие знатные иностранки, как королева Боснии, королева Кипра, греческая принцесса Зоя Палеолог, живут же в нем и не жалуются.
– Без сомнения, потому, что их положение не имеет ничего общего с моим, – с горечью сказала Фьора. – Довольно разговоров, монсеньор! Я не желаю здесь долее оставаться. Вы только что сказали, что Флоренция больше не закрыта для меня, тогда помогите мне вернуться туда!
– Еще слишком рано! Я не перестаю повторять вам это.
– Значит, вы не отпустите меня, пока я не выплачу вам определенную дань? Я права?
В ответ он рассмеялся тихим воркующим смехом, глядя на золотистое вино в своем бокале:
– Есть ли на свете мужчина, способный видеть перед собой самое великолепное вино, даже не пытаясь приложить к нему губы?
Глаза Борджиа сверкали, как горящие угли, и Фьора вдруг почувствовала себя опустошенной. Она обвела глазами великолепный интерьер, который уже утомил ее:
– Значит, я приговорена умереть здесь от скуки? Когда я смогу хотя бы покинуть эту комнату?
– Это было бы неосторожно. – Кардинал по-прежнему не отводил от нее пылающего взгляда. – В моем дворце полно слуг, стражников и посетителей, и я не могу быть уверенным во всех. Кроме того, если бы я запер свои двери, то люди догадались бы, что здесь кроется тайна. Все знают, что какая-то красотка живет в башне, но в этом нет ничего необычного.
– Я знаю! – воскликнула Фьора, которая больше не могла сдерживаться. – Но поймите, что я не могу оставаться взаперти в этих четырех стенах, ничего не делая, а только глядя в потолок. Со времени похищения меня держат взаперти. Два месяца в каюте корабля, две недели в Сан-Систо, где хотя бы был сад, и вот теперь здесь. Я предпочитаю умереть!
– Успокойтесь и наберитесь терпения! Я прикажу принести вам книги, если вы любите читать, я пришлю к вам слепого певца с великолепным голосом. Я сам часто буду наведываться к вам, а по ночам мы сможем подышать свежим воздухом в саду.
Фьоре пришлось довольствоваться этими обещаниями, однако впечатление, что она задыхается, усиливалось по мере того, как тянулись дни. Книги, однако, немного отвлекли ее. Никогда ничего не читавший, Борджиа из тщеславия собрал большую библиотеку, в особенности латинских и греческих авторов, но он выбирал для нее самые непристойные книги, и Фьора просто поразила его, когда потребовала таких авторов, как Аристотель и Платон.
– Какая серьезная молодая женщина! – воскликнул кардинал с искренним изумлением. – А римские дамы очень любят веселенькие истории. Они отлично располагают к любви.
– Но у меня нет желания быть расположенной к любви! Поймите же наконец, монсеньор! Я оплакиваю горячо любимого супруга, и если я вам и признательна за то, что вы сделали для меня, знайте, что добровольно я никогда не буду вашей!
Она подумала, что Борджиа рассердится, но он улыбнулся с таким самодовольным видом, что Фьора внутренне содрогнулась.
– Я могу сделать так, что вы измените свое мнение!
Несмотря на его улыбку, Фьора почувствовала угрозу в словах кардинала и заключила из этого, что ей, как никогда, надо быть начеку. В этом человеке таилось слишком много неистовой силы, чтобы он мог сдержать ее и терпеливо ждать, пока она соизволит уступить ему. Борджиа был уверен, что он исключительный любовник, и попытается однажды навязать ей свои ласки. Он полагал, что после этого Фьора привяжется к нему. Это не предвещало ничего хорошего в будущем: если допустить, что хоть один раз она уступит его желанию, ничто не гарантировало, что на следующий день Борджиа откроет золотую клетку и поможет своей пленнице добраться до Флоренции.
Тогда Фьора решила, что пришло время взять судьбу в собственные руки. Она в этом еще раз уверилась после абсурдной сцены, которая произошла в ванной комнате.
В это утро Фьора только что вошла в бассейн, наполненный теплой водой с благовониями. Это было ее единственным удовольствием за весь день, и она любила проводить там побольше времени. Но, к ее большому удивлению, Хуана исчезла под каким-то предлогом после того, как помогла ей раздеться, а черная рабыня, приходившая обычно ее мыть, что-то задерживалась. Фьора не придала этому значения, даже довольная тем, что могла побыть одна. Она с удовольствием расслабилась и закрыла глаза, когда услышала легкий скрип двери. Думая, что это Хуана или черная рабыня, Фьора не сдвинулась с места, но ощущение присутствия постороннего в ванной комнате не покидало ее, и она открыла глаза. Стоя перед ней, Борджиа пожирал ее глазами, и вдруг, сбросив шитый золотом халат, он предстал перед ней совершенно обнаженным. Она была настолько поражена, что на мгновение у нее прервалось дыхание. Его загорелое тело было сильным и стройным, но черные волосы густо покрывали его. Фьоре показалось, что перед ней стоит страшное животное, тем более что он с удовольствием выпячивал свое мужское достоинство, объясняющее причину, по которой римские куртизанки прозвали кардинала Быком.
Он смотрел на Фьору с вожделением, проводя кончиком языка по своим толстым губам.
Испуганная Фьора вся сжалась в комок, и, когда Борджиа опустил одну ногу в воду с явным намерением подойти к ней, она испустила такой вопль, что голуби наверху башни вспорхнули и улетели. Она выскочила из бассейна, оттолкнув кардинала, и вся мокрая убежала в свою комнату. Там она схватила простыню с кровати и завернулась в нее, дрожа всем телом, затем подбежала к одной из скамеек у окна. Открыв его, она решила броситься вниз, если Борджиа попытается приблизиться к ней.
Но спустя минуту он появился, одетый в свой золоченый халат, побагровевший от гнева. Он бросил на нее грозный взгляд, затем большими шагами пересек комнату и вышел, хлопнув дверью.
Шум словно вывел из оцепенения Хуану, которая во время появления Фьоры приводила в порядок ее одежду. Она с ужасом наблюдала за происходящим.
– Боже мой! – произнесла наконец Хуана. – Не говорите мне, что вы его оттолкнули!
– Я бы выбросилась из окна, если бы он приблизился ко мне хоть на один шаг!
– Но почему? Почему? Разве Родриго не хорош собой? – искренне удивилась Хуана.
– Возможно, но не на мой вкус. Это не человек, а обезьяна!
– Как вы можете говорить такое! Волосы на его теле мягкие, как шерсть новорожденного ягненка. Он сам бог любви, – добавила Хуана мечтательно. – А когда он обладает вами, то вам открываются двери рая.
Фьора посмотрела на дуэнью с искренним изумлением:
– Что вы знаете об этом?
Хуана покраснела и стала теребить ключи, подвешенные на ее поясе, стыдливо опустив глаза.
– Знаю! – ответила она. – Мы любили друг друга… двадцать лет тому назад… под апельсиновыми деревьями в саду. Я никогда не смогу забыть этого, и когда пять лет назад он попросил меня поехать в Рим, чтобы вести его дом, я, не колеблясь ни минуты, сразу же приехала сюда.
– И после вы… возобновили ваши отношения?
– Нет. Родриго любит молодость. Впрочем, подобного воспоминания достаточно, чтобы оно осветило всю мою жизнь, – ответила Хуана.
– А теперь вы ухаживаете за женщинами, которых он приводит сюда? Вы не ревнуете?
Посчитав такой вопрос оскорбительным, Хуана выпрямилась во весь рост и на какое-то мгновение вновь стала той, которой она была раньше: высокомерной и презирающей все испанкой, воспитанной в набожности и осознающей свое положение.
– Я? Ревную? К кому? К этим пустым девицам, которых Родриго подбирает для своего удовольствия и которых я одеваю и прыскаю духами, чтобы они были хоть немного достойны провести какое-то время в его постели? Это все равно, как если бы я посыпала сахаром свежие булочки, которые он любит. Главное – это то, что в наших жилах течет одна кровь. А эти девицы – просто так, для его удовольствия, и больше ничего! Мне приходилось держать некоторых из них, когда он удовлетворял свое желание. А вы хотите, чтобы я ревновала?
– Действительно, ревновать вам ни к чему, – сказала со вздохом Фьора. – Отличное у вас ремесло! Во всяком случае, зарубите себе на носу: я не уличная девка, и ваш Борджиа не только не интересует меня, он мне неприятен.
Стук копыт на улице заставил ее замолчать. Хуана открыла окно и выглянула наружу. Затем захлопнула его с огорченным видом:
– Он уезжает! Что вы наделали? Вы прогнали его! Из какого же камня вы сделаны?
– Из которого делают порядочных женщин. Таких, каких не увидишь на улицах Рима. Вы говорите, что он уезжает? И куда же, по вашему мнению?
– Он взял рогатины, и на нем простая одежда. По-видимому, он поехал в Маглиану поохотиться на дикого кабана.
– Маглиана… Это далеко?
– Это вилла в окрестностях Рима, если он туда едет, значит, ему надо успокоить свои нервы. Он там пробудет не менее двух дней.
– Два спокойных дня! – обрадовалась Фьора. – Какая удача!
– Удача? – переспросила Хуана. – Когда он возвращается назад, он бывает пьян от крови и вина… и я с радостью подведу его такого к твоей постели! Ты слишком долго издевалась над ним, моя красавица! Увидишь, чего это будет тебе стоить!
И с видом победительницы Хуана покинула комнату. Звук поворачиваемого ключа убедил Фьору, что она вновь была заперта. Но она предпочла одиночество компании обожательницы Родриго.
Сначала она скинула с себя мокрую простыню, оделась, заплела в косу свои густые волосы, затем села в свое любимое кресло и погрузилась в размышления. Ей надо было любой ценой покинуть этот дворец до возвращения его хозяина, потому что, вне всякого сомнения, это возвращение не сулит ей ничего хорошего. Удачей уже было то, что Борджиа решил излить свой гнев на кабанах, а не сразу взяться за нее. Но как выйти отсюда?
Бежать она могла только через окна, но они находились слишком высоко.
С другой стороны, даже если предположить, что ей это удастся, на этом проблемы ее не заканчивались. Куда ей идти, выйдя из дворца Борджиа? Единственным прибежищем для нее, где она могла бы скрыться, мог стать дворец Детутвилля, но ей так и не удалось узнать, где он находится и можно ли в него попасть. Да и как там ее еще примут? Борджиа говорил, что Людовик XI якобы не ответил на письмо, посланное кардиналом, и что, вне всякого сомнения, он оставит папе право решать ее судьбу. Может быть, это было неправдой, но откуда она могла это знать? Разве накануне ее похищения она не поручила принцессе Жанне в каком-то роде сжечь мосты между вдовой Филиппа де Селонже и королем Франции? В таком случае было вполне возможно, что магистр Детутвилль поспешит вернуть ее, крепко связанную, прямо в Ватикан.
Если ей удастся выйти, то лучше всего было бы направиться на север, то есть по направлению к Флоренции, спрятаться до открытия ворот и выскользнуть из города. К несчастью, на пути между Фьорой и вожделенной свободой стояли стены дворца Борджиа, стража дворца Борджиа и, наконец, кузина Борджиа, которая, кажется, решила уморить голодом свою пленницу.
Сначала Фьора не придала никакого значения тому, что Хуана не появилась ни разу за весь день. У нее была вода в графине и даже испанское вино. Были также фрукты, которыми можно было утолить голод. И тут в голову ей пришла заманчивая идея. Надо было только, чтобы Хуана во что бы то ни стало пришла к ней в комнату.
Во второй половине дня Фьора несколько часов кряду разрабатывала свой план. Она собрала все вещи, которые могли ей пригодиться. В ванной комнате она нашла щетку с длинной ручкой для чистки мраморного бассейна. Затем ножницами она разрезала большие полотенца на длинные ленты, которые для прочности скрутила и связала. Затем она осмотрела критическим взглядом одежды, которые ей дали. Как она может появиться на дороге в атласном, парчовом или муслиновом платье? И особенно как идти пешком в ее туфлях из бархата или атласа? У Фьоры были даже венецианские башмаки на высоких каблуках, которые она ни разу не обула, так как и без того была высокого роста. Веревочные сандалии, в которых она пришла из монастыря Сан-Систо, конечно, были сожжены вместе со всей одеждой. Фьора не видела никакого решения этой проблемы, поэтому она решила довериться провидению. После этого она спрятала сделанную ею веревку в один из сундуков для одежды и села в кресло, сделав вид, что читает «Божественную комедию». Она любила эту поэму Данте, но ее внимание было сосредоточено на звуках, доносящихся извне. Фьора спрятала в складках своего платья самодельное оружие, которое она нашла для себя.
День клонился к вечеру, но она даже и не подумала встать и зажечь свечу. Ее сердце билось немного сильнее обычного при любом шорохе, доносящемся из внутреннего двора. Она должна использовать шанс и попытаться бежать. Объявится ли наконец Хуана или она будет дожидаться возвращения своего кузена в надежде, что одиночество, тревога и отсутствие пищи сделают пленницу более податливой?
Фьоре было душно, она приоткрыла окно, выходившее на улицу. Погода стояла влажная и прохладная. По небу плыли тяжелые облака. Солнце, не выглянувшее ни разу за весь день, по-видимому, уже заходило, и Рим медленно погружался в темноту ночи. Несколько огоньков зажглись вдалеке в этом сером бесконечном пространстве, нисколько не скрасив мрачный вид, который имел этим вечером Вечный город.
Фьора вспомнила об одной вещи, которую она чуть не упустила из виду. Она закрыла окно, подошла к камину. Огонь в нем уже догорал. Фьора зажгла две свечи от еще красных угольков, затем вошла в комнату с бассейном, в которой висело на стене роскошное венецианское зеркало. Она принесла с собой светильник, гребенки и, конечно, щетку с длинной ручкой, с которой решила не расставаться всю ночь.
Она распустила волосы, заплела в две косы и обернула их вокруг головы, как у донны Хуаны. Фьора как раз заканчивала это делать, когда услышала в комнате стук посуды. У нее сильно забилось сердце. Неужели настал момент?
Крепко сжав ручку из черного дерева, она открыла дверь и почувствовала, как волна радости заливает ее. Хуана была там. Нагнувшись над подносом, она расставляла блюда, затем, налив вина в бокал, отпила с большим удовольствием и снова наполнила. Занятая этим приятным делом, она не услышала, как вошла Фьора.
Не колеблясь ни минуты, подняв свое оружие, Фьора стукнула изо всех сил дуэнью по голове. Та рухнула на пол, не издав ни звука. Несколько обеспокоенная, Фьора присела на корточки около неподвижно лежащей Хуаны, боясь, что убила ее. Не желая покалечить дуэнью, Фьора и выбрала именно щетку с длинной ручкой, а не бронзовую кочергу. Но Фьора быстро успокоилась: волосы Хуаны смягчили удар, и она придет в себя, отделавшись большой шишкой на голове. Теперь нельзя было терять ни минуты.
Фьора раздела старую деву, связала ее веревками, сделанными заранее. Затем засунула ей в рот платок, завязав его еще шелковым шарфом. За ноги она подтащила ее в купальную комнату и оставила лежать на ковре, закрыв за собой дверь на ключ. Предположив, что Хуане удастся освободиться не сразу и потребуется некоторое время, чтобы люди пришли ей на помощь, Фьора решила, что у нее в запасе есть немного времени.
Закрыв дверь, Фьора облегченно вздохнула. Она больше всего боялась того момента, когда ей придется столкнуться с Хуаной, но самое трудное было уже позади. Она выпила бокал вина, затем быстро надела одежду дуэньи. Одежда была ей несколько велика, но Фьора подтянула юбки за кожаный пояс. Затем приколола муслиновую вуаль к волосам и повесила на шею тяжелую золотую цепь, которой Хуана так гордилась. Так как у нее не было денег, то, продав цепь, она сможет купить себе мула.
Туфли дуэньи из прочной кожи были ей тоже немного велики, но, подложив в носы небольшие кусочки ткани, она почувствовала себя в них отлично. Конечно, запах одежды был не очень приятным. Хуана предпочитала тяжелые духи, но Фьора подумала, что на такие мелочи не стоит обращать внимание. Бросив последний взгляд на комнату, из которой она не надеялась когда-нибудь выйти, Фьора открыла дверь и вышла. С огромным удовольствием она трижды повернула в замке тяжелый ключ. Теперь надо было пересечь двор и покинуть дворец через главные ворота, над которыми возвышалась башня.
Она увидела, что находится на лестничной площадке, освещенной масляной лампой. Одна узкая лестница поднималась на террасу, где находились охранники, другая вела вниз. Фьора начала спускаться по ней, опустив как можно ниже черную вуаль на лицо и пытаясь подражать осанке и походке Хуаны.
Она спустилась до нижнего этажа, не встретив ни единой души, и оказалась перед массивной дверью, обитой железом. Казалось, что эту дверь невозможно открыть. Тут Фьора вспомнила о ключах, подвешенных на поясе, и начала пробовать, какой из них подойдет, но, к ее разочарованию, ни один не годился.
Другая дверь не выглядела такой уж неприступной. Подойдя к ней, Фьора услышала мужские голоса и смех, затем раздался грохот передвигаемой мебели. Тон голосов становился все выше, видимо, здесь начиналась ссора. Фьора предположила, что это комната охранников, и поспешила отойти от нее.
Фьора поднялась этажом выше в надежде, что сможет открыть дверь на этой площадке. Она вспомнила, что, прибыв с Борджиа в ночь своего побега из монастыря, она заметила большой балкон, с которого обычно смотрели праздничные шествия и представления. Она надеялась, что удастся спуститься с него на землю. Но до него еще надо было добраться. С величайшими предосторожностями Фьора приоткрыла дверь. За ней находился большой зал, слабо освещенный одиноким подсвечником. Этому залу, казалось, не было конца. Осторожно Фьора двинулась вперед. Толстые ковры покрывали пол из полированных плит, в которых пламя свечей отражалось, как в зеркале. Высокий потолок так искусно был расписан под звездное небо, что можно было бы подумать, будто находишься на улице. Повсюду стояли позолоченные диваны с подушками, на которых были вышиты золотые звездочки, и Фьора вспомнила, как Хуана расхваливала какой-то «звездный зал», где ее дорогой кардинал давал пышные праздники.
Ей казалось, что она бесконечно идет по этому великолепному залу, но наконец Фьора нащупала рукой бронзовую ручку двери и едва не вскрикнула от радости: она выходила прямо на балкон.
Фьора медленно пошла вперед вдоль стены, боясь быть замеченной с улицы, но за балюстрадой из резного камня стояла абсолютная тишина. Немного осмелев, она подошла к балюстраде, перегнулась через ее перила. Длинная улица, слабо освещенная двумя фонарями, подвешенными над порталом дворца с каждой стороны каменного герба с изображением быка, казалась пустынной. Ни в саду, ни в доме напротив не было видно ни одного огонька. Это было очень хорошо, но вот балкон находился довольно высоко. Из-за темноты Фьоре казалось, что она находится на краю бездонной пропасти, в которой легко разбиться. Однако у нее не оставалось выбора, и уже было невозможно вернуться назад. Надо было что-то делать, даже если это могло показаться безумным на первый взгляд.
Сняв с головы длинную вуаль, Фьора разорвала ее на две части, связала оба конца покрепче и привязала это подобие веревки к перилам. Перекрестившись, она перелезла через балкон спиной к улице, схватила вуаль слегка дрожащими руками – ноги, впрочем, тоже тряслись – и начала потихоньку спускаться. Сердце билось так, словно готово было выскочить из груди. Первый этаж в римском дворце, как и во флорентийском, отстоял от земли не менее чем на три туазы,
l:href="#n_14" type="note">[14]
а так называемая веревка была в два раза короче. Ей надо было прыгать на мощенную камнями улицу, потому что иного выхода не было.
Фьора разжала руки и полетела вниз. Однако, к ее большому удивлению, она приземлилась на что-то мягкое. Это-то и смягчило удар. Правда, чей-то испуганный возглас и отборные ругательства нарушили сонную тишину.
Быстро поднявшись, она увидела нищего, спавшего у стены дворца. На него-то она и упала. Он тоже уже был на ногах, и под его старой помятой шляпой она увидела красное, давно не бритое лицо и разгневанные глаза:
– Я… я вас ушибла?
– Откуда ты свалилась на меня? Ты что, сбегаешь? Интересно, кто это бежит из дворца Борджиа!
– А ты как думаешь?
Своими сильными, как клещи, руками он схватил молодую женщину и, видимо, не собирался ее выпускать. Он старался подтащить ее к фонарю, но она сопротивлялась изо всех сил. Вдруг Фьора вспомнила старого человека, который однажды ночью приютил ее в своем жилище, устроенном в развалинах флорентийского дворца. Он ей сказал, что все братство нищих узнает друг друга по одному слову, и это слово она сразу же произнесла:
– Мандичи!
l:href="#n_15" type="note">[15]
– прошептала она.
Это слово оказалось магическим. Человек сразу отпустил ее, и в его разгневанном взгляде промелькнуло любопытство:
– Ты тоже одна из наших? Трудно в это поверить. Мне кажется, что я тебя знаю.
– Нет, я из Флоренции, – сказала Фьора, – а сюда меня привезли силой. Я хочу вернуться домой.
– Силой? Ты действительно красивая девушка, – понимающе кивнул нищий, – а ты знаешь дорогу на Флоренцию?
– Нет. Но думаю, что найду.
– Надо выйти через ворота Дель-Пололо, – махнул в темноту рукой нищий. – Ну, раз уж ты разбудила меня, то я провожу тебя. У тебя нет чего-нибудь для меня на память, мне было бы приятно? А ведь ты здорово ушибла меня, знаешь?
Не говоря ни слова, Фьора пошарила в кошельке Хуаны, куда она запихнула цепочку и медальон, которыми она и хотела расплатиться. К своему удивлению, она нащупала несколько монет; вынув одну из них и думая, что это дукат, она, не глядя, положила ее в ладонь нищему, который подошел к фонарю. Она поняла, что не ошиблась, увидев, как тот пробовал монету на зуб.
– Золото! – воскликнул он. – Меня бы удивило, если бы ты не нашла в этом доме пару таких монет. Теперь пойдем! Я только покажу тебе дорогу, и мы расстанемся. Мне не хочется, чтобы меня видели вместе с женщиной, которая удирает от Борджиа!
Он увлек ее на узкую, без единого фонаря улицу. Глаза Фьоры постепенно привыкали к темноте. К тому же небо временами очищалось от облаков, и тогда были видны звезды. Человек шагал быстро, но молодая женщина не отставала от него. Наконец они вышли на огромный пустырь, на котором виднелись развалины церкви. Нищий остановился:
– Тут я тебя оставлю. Тебе надо идти прямо, оставив с левой стороны мавзолей Августа.
– Это и есть мавзолей Августа? – удивилась Фьора.
– Это то, что осталось от него. Иди, и ты выйдешь к городским воротам. Сейчас не время болтать.
Она даже не успела поблагодарить его, как он растворился в густой тени разрушенной церкви. Фьора минуту постояла на краю этой пустоши, наслаждаясь давно забытым чувством: она была одна, она была свободна. Стоит ей оказаться за воротами города, как перед ней будет только длинная дорога, ведущая к ее любимой Флоренции. Она забыла про ночь, не чувствовала холода, не думала о том, что подвергается опасности до тех пор, пока стены Рима не останутся далеко позади. Абсолютно верно, что первый глоток свободы, сделанный пленником, опьяняет его. Ей захотелось побежать, чтобы чувство свободы усилилось, но это было бы опасно на неровной земле и вдобавок в полной темноте.
Фьора двинулась в указанном направлении, стараясь не споткнуться о камни, сожалея о том, что у нее не было под рукой какой-нибудь палки, чтобы нащупывать дорогу впереди. Она была уже недалеко от заброшенного мавзолея, у подножия которого брезжил слабый свет, когда вдруг кто-то схватил ее сзади. Как она ни старалась, ей не удалось вырваться.
– Одну поймал! – раздался торжествующий возглас.
– Ты бредишь! – отозвался другой голос. – Наверное, ты поймал какого-нибудь пастуха!
– Говорю же тебе, что это женщина! А сиськи у нее круглые и упругие!
Другие руки стали щупать ее грудь, а кто-то бесцеремонно заткнул ей рот, чтобы она не закричала. Она подумала, что попала в руки разбойников, и попыталась укусить за руку того, кто держал ее, но в этот момент раздался властный голос:
– Ведите ее сюда. Посмотрим, на что она похожа!
Сопротивляться было бесполезно. Люди в масках, держащие ее, подтащили Фьору к мавзолею. Она очутилась в какой-то нише, освещенной тусклым фонарем.
Фьору бросили на землю, и она увидела перед собой высокого и сильного мужчину, на лице которого тоже была маска, одетого в шитый камзол, видневшийся из-под широкого черного плаща. Он стоял, расставив ноги, уперев руки в бока, и, разглядывая ее, хищно улыбался.
– Держите ее крепче! – приказал он, когда увидел, что молодая женщина, сопротивляясь, попыталась подняться на ноги. – Да это же просто взбесившаяся кошка! Но, кажется, нам повезло. Отличный улов, право слово! Те, что обычно приходят ночью в эти развалины за травкой, не такие соблазнительные! Посмотрим-ка ее поближе! Расстегни ей корсаж, Орландо! А ты, Гвидо, задери ей юбки.
В одно мгновение Фьора в ужасе поняла, что лежит с обнаженной грудью и бедрами. Главарь разбойников, не переставая ухмыляться, склонился над ней. Она изворачивалась, как червь, что вызывало дикий хохот его товарищей.
– Спокойно, девочка, ты не умрешь от этого! Нас всего лишь шестеро!
Но его рука, затыкавшая ей рот, вдруг соскользнула, и Фьора закричала что есть сил:
– На помощь! Ко мне! На по…
И тут в ответ она услышала:
– Вперед, Зевс! Вперед, Гера!
Появившиеся из темноты две огромные черные собаки, уже знакомые ей, прыгнули сразу на насильников, а за ними в свете фонаря показался их хозяин. Его трость превратилась в грозную шпагу, конец которой он приставил к горлу того, кто первым собирался насиловать Фьору.
– Ну что, сеньор Санта-Кроче, – спросил Инфессура ледяным голосом, – теперь вы уже собираетесь вшестером поиздеваться над римской мещанкой?
– Мещанкой? Ты смеешься, друг? Что делать мещанке в развалинах в такой поздний час?
– Даже жена нотариуса имеет право встречаться со своим возлюбленным. Тебе должно быть это известно, Джорджио Санта-Кроче! Как и то, что стоит мне сейчас свистнуть, и двадцать человек будут здесь через минуту.
Санта-Кроче засомневался, но от легкого нажатия острием шпаги у него на шее выступила капля крови.
– Ты убил бы меня из-за мещанки?
– Без колебаний, потому что папа оправдает меня.
– Ладно! Опусти шпагу и отзови своих псов! Я не хочу, чтобы они разодрали в клочья моих парней!
По правде говоря, из них осталось только двое, те, кого Зевс и Гера удерживали на земле, угрожая им острыми клыками. Трое других предпочли бесславно скрыться, чтобы избежать еще более серьезных неприятностей. По приказу хозяина обе собаки вернулись и послушно сели у его ног. Но один из бандитов, почувствовав свободу, выхватил из-за пояса стилет и ударил им Фьору:
– На тебе, красавица! Объясни сама своему муженьку, где ты это получила!
Он вскочил на ноги и побежал, но одна из собак, пущенная уверенной рукой Инфессуры, настигла его и вонзилась зубами между лопатками. Тот упал на землю вниз лицом без единого крика. Санта-Кроче и его последний товарищ, забыв о несчастном, бросились прочь. Но Фьора уже не видела этого: удар стилетом и пережитый ужас сломили ее волю. Она потеряла сознание.
Очнулась она на мокрой траве с расстегнутым корсажем, а ее спаситель, стоя перед ней на коленях, уже накладывал повязку на ее рану. Увидев, что Фьора открыла глаза, он улыбнулся:
– Тебе повезло. Удар пришелся по ключице, и лезвие не задело горла. И все-таки рану надо подлечить. Куда ты шла одна в такую ночь?
– Во Флоренцию.
– Пешком?! – не поверил Инфессура.
– Я только что совершила побег из дворца Борджиа.
В нескольких словах Фьора поведала этому странному человеку, гуляющему в ночи, обо всем, что она пережила, ничего не скрывая, потому что он внушал ей полное доверие. У нее даже сложилось впечатление, что это был единственный честный человек в городе.
– Я мог бы поклясться, что все именно так и произойдет. Борджиа не бык, с которым он так любит себя сравнивать, а вонючий козел! Он подвергал себя большому риску, помогая тебе убежать из монастыря Сан-Систо ради того, чтобы завладеть тобою. Если бы ты не была так красива, он бы палец о палец не ударил даже ради того, чтобы добиться благодарности короля Франции. К сожалению, у меня с собой нет ничего, чтобы как следует перевязать тебя, боюсь, что кровь снова потечет. Ты сможешь идти, оперевшись на меня?
– Постараюсь, но ты-то что будешь делать со мной? Я себя очень плохо чувствую.
Он попытался поднять ее, но, вставая на ноги, Фьора почувствовала такое сильное головокружение, что Инфессура невольно выругался сквозь зубы. Потом тихо сказал:
– Но надо же отвести тебя куда-нибудь!
Вынув из камзола флакон с серебряной пробкой, он откупорил его, поднес горлышко к губам Фьоры и влил в ее рот несколько капель такого крепкого ликера, что ей показалось, будто она проглотила горящую лаву. Но тепло сразу разлилось по всему телу, и силы стали возвращаться к ней.
– Спасибо тебе, – прошептала она. – Мне уже лучше, и если ты поможешь мне встать, мне кажется, я смогу идти. Конечно, не до Флоренции. Боже мой! А я была так счастлива при мысли, что вернусь туда, увижу там…
– Сентиментальности потом! Тебе сейчас надо как-то выпутаться из этой истории. Лучше всего было бы привести тебя домой, но это очень далеко отсюда. Я живу рядом с Санта-Мария Маджоре. Туда тебе не дойти.
– Что же тогда мне делать? Нет ли здесь неподалеку больницы или монастыря?
– Это было бы равносильно добровольной сдаче. Вот что, я, кажется, знаю, что надо сделать. Я отведу тебя к моей знакомой. Она сможет подлечить тебя, и никто не будет тебя разыскивать в римском гетто.
– Гетто?!
Фьора почувствовала, как напряглась поддерживающая ее рука, а голос ее спутника стал холодным:
– Ты из тех, кто презирает евреев?
– Что за мысль? Я слишком много страдала от презрения других, чтобы самой презирать кого-то. Только ты знаешь, кто я, не так ли?
– Вокруг тебя было много шума, – уклончиво ответил Инфессура.
– Тогда ты знаешь, что меня разыскивает папская полиция, и я не хотела бы, чтобы из-за меня люди подвергали себя опасности. У Борджиа были средства защиты, если бы все-таки узнали, что я жила у него, но еврейская женщина…
– У Анны тоже есть сильные покровители. Кроме того, за те недели, что ты провела у вице-канцлера, розыски стали менее интенсивными. Папа в бешенстве. После того как он четыре раза приказывал обыскать дворец кардинала Детутвилля, он свыкся с мыслью, что ты покинула Рим. Во всяком случае, он делает вид, что свыкся. Ну а теперь в путь!
– А гетто далеко? – с тревогой спросила Фьора, не уверенная в своих силах.
– Почти так же далеко, как и мой дом, но у нас есть способ пройти коротким путем.
Крепко держась за Стефано, Фьора потихоньку дошла до Тибра, протекающего за мавзолеем. Зевс взял в пасть фонарь и освещал дорогу, что позволяло им не натыкаться на кусты и камни. Держа нос по ветру, Гера замыкала группу. Так они добрели до берега, на котором лежали две или три лодки. Инфессура спустил одну из них на воду, усадил в нее Фьору, у ног которой расположились собаки.
– А ты знаешь, чья это лодка? – спросила Фьора с беспокойством.
– Да. Не волнуйся! Никогда Стефано Инфессура не сделает ничего плохого ни одному из своих собратьев. Я верну ее, как только ты будешь в безопасности. К тому же Пьетро поранился два дня тому назад, и пока она ему не нужна.
Пошарив в кошельке Хуаны, Фьора вынула одну из трех оставшихся монет и протянула ее своему проводнику:
– Тогда дай ему вот это. Если он сейчас не работает, то это золото ему пригодится.
Даже в тусклом свете фонаря Фьора увидела, как блеснули его зубы, когда он тихо рассмеялся:
– Я предчувствовал, что придется тебе помочь. Отныне я твой друг! – произнес Инфессура.
Лодка легко скользила по темной глади реки. Так они проплыли большую излучину, в глубине которой находился Ватикан с его башнями, стражей и шпионами, но маленькая лодка, ведомая опытной рукой Инфессуры, не производила ни малейшего шума, за исключением легкого всплеска, не вызывающего подозрений.
От ночного холода Фьора продрогла до мозга костей, а ее рана, к которой она все время прижимала руку, отдавала болью в шею. Но она не чувствовала себя подавленной и даже развеселилась при мысли, что, прибыв во дворец Борджиа с насморком, вновь могла его подхватить, сбежав из него.
Инфессура остановил лодку напротив острова Тиберина и помог своей пассажирке выйти из нее.
– Ты, наверное, здорово устала? – спросил он, заметив, что она стала сильнее опираться на его руку. – Но ничего, потерпи еще немного. Мы почти у цели. Вот и дворец Ченчи, – добавил он, указывая на черную тень какого-то сурового сооружения, похожего на крепость. – Дом раввина Натана находится напротив, около синагоги. Анна – это его дочь.
На улице, по которой они шли с большой осторожностью, из-за отбросов сильно воняло гнилью. Вдоль нее тянулись какие-то жалкие дома, построенные из мелкого кирпича и самана. В конце маленькой площади Инфессура остановился перед довольно большим зданием, более добротным, чем другие. Он был построен из хорошего камня, второй этаж выступал над первым, а над ним находился круглый свод, ведущий в задний дворик. В двери имелась небольшая ниша, прикрытая бронзовой решеткой. Когда она открывалась, то можно было увидеть библейское изречение, написанное старинной вязью на кусочке пожелтевшего пергамента. Оно указывало на то, что в этом доме живет важная персона еврейского сообщества.
Стефано постучал условным знаком. Немного погодя дверь открыла молодая женщина со свечой в руке, одетая в платье из желтого шелка, с широкими рукавами, ее черные волосы были заплетены в несколько кос. На голове была надета тиара, отделанная золотом, с которой ниспадала вуаль.
– Это я, Анна, – сказал Инфессура. – Я привел к тебе эту бедняжку. Она вся продрогла и была ранена людьми Санта-Кроче после того, как сбежала из дворца Борджиа.
Анна подняла свечу, чтобы лучше осветить лицо пришедшей.
– Входите, конечно, но вам придется подождать немного, потому что ко мне пришли. Сядьте, пожалуйста, вон там.
Она отступила, чтобы дать им войти. Они очутились в небольшом помещении с бедной мебелью: стол, три табурета, сундук и скамейки, расставленные вдоль стен. Еврейка указала на одну из этих скамеек, стоящих дальше всех от входа. В глубине зала занавеска с крупным цветным узором прикрывала несколько ступеней, ведущих вниз, в следующий зал. Вдруг занавеска поднялась, и из-за нее вышла тоненькая женщина маленького роста, элегантно одетая в платье из коричневого бархата и белого шелка.
– Что ты здесь делаешь? – недовольно спросила Анна. – Я же сказала тебе подождать. Ты слишком любопытна!
Но женщина не слышала ее. Протянув вперед руки, она босилась к Фьоре с радостным криком:
– Хозяйка! Моя дорогая хозяйка!
Фьора, чудом державшаяся на ногах, в основном благодаря Стефано, подняла глаза и подумала, что перед ней мираж. А что же еще она могла подумать, если перед ней стояла ее бывшая рабыня Хатун и радостно обнимала ее? Ноги Фьоры подкосились.
– Она опять потеряла сознание, – сказал Стефано. – Ею надо заняться немедленно!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Жюльетта бенцони

Часть I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть II

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть III

Глава 1Глава 2Глава 3

Ваши комментарии
к роману Во власти теней - Бенцони Жюльетта


Комментарии к роману "Во власти теней - Бенцони Жюльетта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100