Читать онлайн Во власти теней, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Во власти теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1
Люди Ватикана

Его святейшество Сикст IV пребывал в плохом настроении. В Риме вот уже несколько дней как установилась скверная погода. Было холодно и сыро, отчего у него обострился ревматизм и временами давала знать о себе подагра, часто и жестоко мучившая его. Чтобы предотвратить наступление нового кризиса, папе приходилось завтракать теперь очень скромно: овощами и молочными продуктами, не позволяя себе даже капли своего любимого вина «Кастелли Романи». Итак, в то время как желудок его ворчал от голода, сам папа, воспользовавшись тем, что дождь прекратился, поспешно пересекал двор Ватикана. Ему не терпелось посмотреть, как продвигается строительство его новой часовни.
Он шел быстрым шагом, завернувшись в подбитый лисьим мехом плащ, надвинув на самые брови свою отделанную мехом «каморо», чтобы хоть как-то защититься от холода. Его внешность была совершенно лишена какой бы то ни было изысканности: телосложением довольно крупный, скорее полный; черты лица грубые, воинственный подбородок, под острым хищным носом сжатые губы, пристальный взгляд, седеющие волосы, румянец во всю щеку и чисто выбритое лицо. Тем не менее от него исходило ощущение какой-то силы и даже некоторого величия, и это было ему прекрасно известно.
Несмотря на больные колени, Сикст довольно легко преодолел все нагромождения камней на строительной площадке. Работа продвигалась не так быстро, как ему хотелось бы. Прошло уже четыре года, как было начато строительство этой часовни,
l:href="#n_7" type="note">[7]
но еще и речи не могло быть о возведении крыши. Папе оставалось только выказывать свое недовольство и журить тех, кто отвечал за строительные работы. Однако препятствия, встречавшиеся на его пути, не могли остановить Сикста, они только сильнее разжигали его желания. Для него не были помехой даже старые его болячки. Свое раздражение он выплескивал на окружающих в приступах гнева.
Сикст IV был совершенно уверен в своей правоте. Начав строительство этого храма, ему хотелось подарить Ватикану достойное место для отправления культовых богослужений, посвященных трону Петра, – этакое обширное помещение, в котором со всеми удобствами могла бы расположиться и покрасоваться помпезная папская свита.
Это совершенно невозможно было сделать в старой базилике, где и размещалась могила владыки апостолов. Церковь эта была совсем ветхая, немногим лучше, чем какая-нибудь простая приходская церковь в деревне, – с покосившейся колокольней, покатой крышей и круглой сводчатой трехэтажной аркой. Она выдержала уже несколько ремонтов, но, несмотря на это, находилась в удручающем состоянии и, самое главное, в ней было полно сквозняков. Новая часовня будет изысканной, просторной и очень высокой, дабы в ней во всю мощь звучали музыка и песнопения, и великолепно убранной, чтобы память о ее создателе сохранилась на века. Таким образом, Сикст, решивший назвать ее часовней Зачатия, в глубине души все-таки надеялся, что за ней удержится его имя.
Завидев папу, рабочие, которые, надо сказать, не очень-то утруждали себя, принялись со всем рвением орудовать своими мастерками, а также огромными каменными блоками, которые теперь быстро замелькали на концах талей. Было очевидно, что они еще не утратили надежды спасти свои души от надвигающейся бури. Однако это не помогло, Сикст IV разразился бранью, а бранить он был искусен и не уступил бы в этом простому смертному. Голос у него был зычный, красивый, а сам он от природы наделен большим красноречием. Архитектор и работники бросились на колени прямо в строительный мусор и униженно склонили головы в ожидании, когда минует взрыв гнева. Ведь даже папе время от времени требуется передышка.
Воспользовавшись наступившим затишьем, архитектор Дольчи пожаловался на плохую погоду – источник многочисленных недомоганий, сваливших с ног его работников.
– Достаточно! – прервал архитектора его святейшество. – У тебя всегда наготове отговорки, синьор Дольчи. А у меня нет времени, я хочу увидеть свою часовню как можно скорее. Мне надоело ждать!
– Пусть ваше святейшество потерпит еще немного. Окна готовы, и вы сами можете в этом убедиться. Я надеюсь, вы будете удовлетворены. Посмотрите, какие они высокие и как искусно выполнены, разве вы не находите, что они великолепны?
Неожиданно папа рассмеялся:
– Это так на тебя похоже! Я задал тебе хорошую трепку, которую ты вполне заслужил, а ты повернул все в свою пользу и еще требуешь от меня похвалы. Окна хороши, спору нет, но крыша над ними доставила бы мне куда больше удовольствия. Я больше не могу видеть, как дождь поливает мою часовню.
Папу сопровождали две важные персоны, они немного отстали, задержавшись в дверях. Один из них – казначей Ватикана, хитрый финансист по имени Мелиадуче. Другой – кардинал, вице-канцлер, личность настолько примечательная, что о ней следует рассказать несколько подробнее. Это был прелат красивой наружности и крепкого сложения, очень смуглый, с копной черных как смоль волос и большими темными глазами. Красиво очерченный нос с горбинкой и чувственный рот изобличали в нем жуира. Слишком бросающееся в глаза великолепие его пурпурных, отделанных соболиным мехом одежд и крепкие смуглые руки выдавали в нем иностранца.
И это было действительно так. Кардинал Родриго Борджиа появился на свет в Испании, в Хативе, и, вероятно, так и остался бы там, если бы не его дядя, архиепископ Валенсии, который несколькими годами раньше был вознесен в высший понтификат по воле Каликста III. В Италию он привез вместе с собой все свое семейство. Ловкий и загадочный, этот Родриго умело повел свои дела и в сорок семь лет был уже третьим по значению должностным лицом в святой церкви. И это помимо того, что он считался самым богатым, после французского кардинала Детутвилля, человеком в священной коллегии, а также владельцем многочисленных имений.
Сцена, происходящая между папой и его архитектором, казалось, забавляла его. Он наклонился к своему спутнику и прошептал:
– Как вы думаете, мессир Мелиадуче, чем это все закончится? Вот увидите, Дольчи станет жаловаться, что ему не хватает денег, что туф и каррарский мрамор без конца дорожают, что медь и вовсе идет по баснословной цене, наконец, что он не в силах сделать больше, чем он делает на те деньги, что получает. Святой отец, конечно, еще немного побушует, а потом позовет вас и попросит открыть вашу казну.
– Но ведь она почти пуста! Ваше преосвященство, откуда же я достану денег? Вчера еще племянник его святейшества, граф Джироламо, взял себе оттуда три тысячи дукатов.
– Неужели вы полагаете, что подобные жалобы могут меня тронуть? У вас, мой друг, всегда водятся деньги. Кстати, посмотрите-ка! Вас зовут! Теперь вы видите, что я оказался прав.
Казначей, сгорбившись и волоча ноги, подошел к своему хозяину, а кардинал тем временем принялся со знанием дела осматривать двор, интересуясь, как продвигаются работы. Он питал пристрастие к роскоши и, разделяя увлечение папы архитектурными формами, одобрял все его многочисленные стройки, которые этот последний начал почти повсеместно в Риме, намереваясь превзойти своими творениями великолепие античности.
Предоставив казначею вести дальнейшую борьбу с архитектором, папа подошел к Борджиа:
– Давай возвратимся! Моим ногам становится все хуже.
– Вам надо немного отдохнуть, ваше святейшество.
– Я слишком стар для того, чтобы отдыхать. В моем возрасте нельзя терять время. Проводи меня в библиотеку! Ничто так не улучшает настроение, как чтение.
Поддерживаемый своим вице-канцлером, Сикст медленно направился к большим залам, в которых он разместил библиотеку Ватикана, свое самое ценное на данный момент творение, и, по мере того как он приближался к цели, настроение его постепенно улучшалось.
Франческо делла Ровере, прежде безвестный и нищий францисканский монах, больше всего на свете, после золота и власти, любил словесность и науки. Когда-то он успешно преподавал в университетах Павии, Флоренции, Болоньи и Сиены; он насаждал там страсть к знаниям, наукам и в особенности к изучению звезд. Большую часть своего времени он проводил среди этих накопленных им книжных сокровищ, сопровождаемый своим неизменным в этих делах спутником, ученым-гуманистом по имени Платина, которого он сделал хранителем библиотеки.
Когда стражники открыли перед папой и кардиналом двери в длинную галерею, всю заставленную расписанными и золочеными шкафами и просторными столами с разложенными на них рукописями и оптическими приборами, Платина двинулся им навстречу. У него была покалечена нога,
l:href="#n_8" type="note">[8]
и поэтому ему приходилось опираться на палку. Он хотел преклонить колени, намереваясь поцеловать перстень на руке папы, но Сикст, зная, что всякое коленопреклонение было для него мучительно, помешал ему сделать это; он дружески взял его под руку и подвел к одному из пюпитров. Здесь лежала солидных размеров книга в малиновом бархатном переплете и серебряном окладе, которая много лет пролежала в одном из этих шкафов и была в конце концов извлечена на свет.
– Вижу, вижу, ты достал «Святого Августина». Скорее покажи мне те отрывки, которые тебя так поразили!
Он жестом отпустил кардинала Борджиа, но, видно, в этот день папе не суждено было заняться своим любимым делом. В тот самый момент, когда Борджиа уже подходил к дверям, на авансцену выдвинулся новый персонаж, церемониймейстер папского двора Агостиньо Патризи, чье бледное продолговатое лицо, казалось, выражало страдание от постоянно наносимых ему оскорблений.
Целиком посвятив себя правилам строгого папского этикета, который он почитал больше, чем закон божий, Патризи был слепо предан папе, и тот частенько прощал ему разные мелкие оплошности. Однако на этот раз он выбрал слишком неподходящий момент, чтобы беспокоить папу, рискуя навлечь на себя его знаменитый гнев, а будучи в этом состоянии, Сикст способен был переступить все границы; так чуть было не случилось и в этот день.
– Что тебе еще нужно? – бросил папа, как только заметил его.
Агостиньо Патризи кинулся на колени.
– Пресвятой отец, – сказал он, запинаясь, – несколько недель тому назад вы велели мне предупредить вас, где бы вы ни находились, если только Джан Баттиста де Монтесекко появится во дворце.
Сикст тотчас же повернулся к «Святому Августину» спиной:
– Он здесь?
– Да, ваше святейшество!
– Один?
– Нет. С ним ваш раб – нубиец Доминго… и еще женщина.
– Как она выглядит? Да не дуйся! Опиши мне ее!
В самом деле у Патризи на лице совершенно ясно было написано, что его обидели. Он поднял глаза на Сикста и вздохнул:
– Молода, брюнетка… и, думаю, можно сказать, что она очень красива. По крайней мере, она была бы красива, если бы не выглядела такой утомленной.
– И что же? – сквозь зубы сказал Борджиа. – Теперь, монсеньор, ты выступаешь в роли сводника! Где же ты ее оставил?
Не соблаговолив ответить, Патризи сделал жест, которым обычно отмахиваются от назойливой мухи, и зашагал навстречу ковылявшему к нему папе.
– Препроводи их в залу с попугаями и крепко-накрепко запри за ними двери. Ах, да, забыл! Извести камерлинка,
l:href="#n_9" type="note">[9]
но только его одного! Дай мне твою руку, Родриго!
Борджиа не заставил себя долго упрашивать, тем более что его сильно заинтриговало это предисловие и он просто сгорал от любопытства. Давала себя знать уже вошедшая в поговорку страсть испанского красавца кардинала к женщинам, вспыхнувшая с особой силой, когда речь зашла о незнакомке. Кардинал, по слухам, отличался «удивительной склонностью к любовным похождениям», он умудрялся содержать, помимо официальной любовницы, от которой у него было двое детей, множество куртизанок, украшавших его роскошный дворец в Дзекксе. К тому же ему не давала покоя таинственность, которой было окружено это дело, поскольку Монтесекко, подручный папы, несколько месяцев тому назад исчез из Ватикана, хотя, как правило, его святейшество не любил расставаться с этим своим излюбленным и преданным слугой.
Увы, к великому разочарованию Борджиа, как только они добрались до папских апартаментов, Сикст IV милостиво поблагодарил его за помощь, после чего дал ему свое благословение и назначил ему встречу на завтра.


Фьора совершенно обессилела. Никогда прежде не была она так утомлена – ни после рождения своего ребенка, о котором не осмеливалась теперь думать, чтобы не впадать в отчаяние, ни во время той изнуряющей погони за Карлом Смелым.
В течение многих недель их карак с трудом прокладывал свой путь вдоль побережья Франции, Испании и Португалии, захваченный жестоким штормом, во время которого пленница сотни раз думала, что она умирает. Миновав древние Геркулесовы столбы, они чуть было не попали в руки мавританским пиратам и спаслись лишь благодаря неожиданно спустившемуся туману. Только в водах Средиземного моря они могли чувствовать себя более или менее спокойно. Но здесь уже наступила осень, и им пришлось бороться с ураганным ливнем, который настиг их возле Корсики и прибил к берегу, к счастью, поблизости от Чивита Веккиа, благодаря чему им удалось войти в порт и избежать таким образом кораблекрушения.
Все это время Фьора сидела взаперти в своей каюте и не видела никого, кроме Доминго, который с неизменным постоянством продолжал заботиться о ней, чем в конце концов растрогал ее. Он приносил ей поесть, стирал ее белье и даже рассказывал о тех незначительных событиях, которые происходили на корабле. Он старался облегчить ее страдания от морской болезни, которая лишила ее сил и приковала к постели. Изнуренная этим недомоганием, Фьора страстно желала, чтобы это проклятое судно затонуло и тем самым закончились бы ее мучения.
Однако по прошествии двух недель, в течение которых она не могла проглотить ничего, кроме холодного мятного отвара с сахаром, Фьора немного оправилась и стала принимать пищу. Жидкие каши да сухое мясо вряд ли могли вызвать аппетит, но зато поддерживали ее силы. Во время краткой стоянки в Кадиксе они пополнили и освежили запасы продовольствия, яиц и апельсинов и продолжили свой путь. Между тем не только Фьора стала жертвой морской болезни. Монтесекко тоже жестоко страдал от нее и по этой причине за все время путешествия навестил узницу всего два раза. В этом смысле ей не на что было пожаловаться.
Фьоре в конце концов удалось кое-что выяснить о своих похитителях. Доминго пользовался доверием папы и при этом был не просто рабом, которому не позволяли никуда отлучаться из дома: святой отец ценил его силу, мудрость и умение молчать. Поэтому-то он и послал его вместе с Монтесекко, будучи уверен, что тот проследит, чтобы пленница была доставлена ему без особых для нее мучений и чтобы с ней хорошо обращались.
– Странно, – сказала молодая женщина, – в тот раз на барже, когда ты спас меня, он угрожал, что если я не подчинюсь ему, то он привяжет меня в трюме и отдаст на растерзание своим людям.
– Это были пустые угрозы, – ответил Доминго. – Просто он хотел запугать тебя.
– Почему же тогда он позволил тебе заботиться обо мне? Разве он не опасался, что…
Впервые за все время молодая женщина услышала, как Доминго смеется. От его смеха в оконных витражах задрожали стекла.
– Я нисколько не стыжусь признаться тебе, – произнес он наконец, – что два года тому назад турки лишили меня моего мужского естества. Не скрою, это было жестоким испытанием, но у него оказались и свои положительные стороны, например, сеньор Рамон Дзакоста, великий предводитель рыцарей ордена святого Иоанна в Иерусалиме, преподнес меня папе в подарок. Это он окрестил меня Доминго, после того как вздернул на Родосе капитана турецкого судна, который держал меня в плену на галере вместе с другими рабами. Мой новый хозяин не был тогда еще верховным властителем церкви, но он хорошо со мной обращался, поскольку я образован и начитан. Я целиком предан ему.
– В таком случае не знаешь ли ты, зачем ему понадобилось меня похищать? Неужели моя персона настолько важна для него, что он посылает за мной во Францию целую банду головорезов да еще соглашается отпустить от себя слугу такого ранга, как ты?
– Я ничего не знаю, мне известно только, что он обещал много золота, если мы привезем тебя в Рим. Но доставить тебя приказано целой и невредимой, мы не должны были причинять тебе никакого вреда. Еще раз повторяю тебе, Монтесекко хотел лишь запугать тебя, и он надеялся, что, сделав тебя своей любовницей, убьет сразу двух зайцев.
Как часто во время этого нескончаемого путешествия Фьора мысленно возвращалась к этим словам, пытаясь найти в них ключ к тому, что с ней случилось! Но все оказывалось напрасно, и она отступала. А между тем вынужденное заточение отразилось на ее здоровье, хотя Доминго и проветривал каюту непременно утром и вечером, чтобы обеспечить приток свежего морского воздуха.
Нерегулярное питание, малоподвижный образ жизни, а также переживания о людях, с которыми ее разлучили, – все это способствовало ухудшению ее состояния. Когда же Фьора наконец смогла покинуть корабль, Доминго предложил ей пожить два-три дня в папском дворце Чивита Веккиа, чтобы пленница немного отдохнула после путешествия по морю: действительно, она выглядела просто ужасно, и папа мог остаться недоволен.
Он без труда добился разрешения на это, так как Монтесекко и его люди выглядели ненамного лучше. И только по прошествии двух дней, после того, как все сошли на землю, нубиец усадил Фьору в паланкин с папским гербом, и она отправилась в Рим.
Несмотря на весь драматизм ситуации, она ощущала некоторую радость, так как вновь ступила на итальянскую землю. Дорога от моря до древнего города цезарей, протяженностью в двадцать лье, не показалась ей особенно длинной, несмотря на проливной дождь: она с какой-то ненасытной жадностью вдыхала знакомый ветер, дующий с Апеннин. Возможно, именно в этот момент эти низкие облака проплывали над ее любимой Флоренцией, которую она никогда не забывала и никогда не отказывалась от нее и от которой ее отделяли каких-то семьдесят лье.
Однако равнинный край, по которому они ехали, ничем не напоминал ей невысокие и отлогие тосканские холмы. Здесь можно было встретить только небольшие пруды, вода которых из-за серого неба была какого-то стального цвета, по их берегам то там, то тут были разбросаны хилые кустарники, а местами возвышались приморские сосны. В этом краю каждое лето люди заболевали лихорадкой, и Фьора подумала, что даже в солнечные дни здесь должна была ощущаться какая-то грусть. Поэтому, увидев вдалеке горы, она почувствовала некоторое облегчение. До Рима было не так уж далеко, и кое-где по пути стали попадаться древние развалины.
Фьора сидела на обшитом бархатом табурете перед окном небольшой комнаты, украшенной фресками, с мраморным полом, покрытым хорасанским ковром, и смотрела во двор. По нему ходили солдаты, вооруженные копьями с плоскими наконечниками, подъезжали экипажи, из которых выходили люди в длинных широких плащах красного или фиолетового цвета или люди, одетые более скромно.
Ее не покидало ощущение абсурдности всего происходящего. Что она делала здесь, в этом дворце, великолепие которого предназначалось якобы богу, но в основном принадлежало человеку, могущество которого простиралось на весь христианский мир? Теперь ее судьба всецело зависела от этого человека, который сделал ее своей пленницей. Она даже не знала, почему ее заставили проехать почти через всю Европу.
Монтесекко расхаживал перед ней по ковру взад и вперед, выказывая свое нетерпение. Он уже оправился от тягот дальнего путешествия, и ему хотелось поскорее получить обещанные деньги, однако торжествующие взгляды, которые он кидал на нее время от времени, оставили Фьору безучастной. Этот распутник нисколько не интересовал ее, потому что и собственная судьба ее больше не интересовала. Сейчас ей хотелось только одного – спать, спать до бесконечности… может быть, в могиле. Если папа приказал похитить ее с целью убить, то этим он окажет ей только услугу, позволив тем самым встретиться с двумя самыми любимыми людьми на свете – отцом и Филиппом.
Длинный и бледный церемониймейстер, передвигающийся словно водоросль по воде, положил конец их ожиданию. Сам папа уже ожидал их. Когда Патризи подводил Фьору к двери, украшенной чеканными пластинами из серебра, перед которой стояли охранники, он бросил в ее сторону недовольный взгляд.
– Вас невозможно представить в таком виде святому отцу! – процедил он сквозь зубы. – Вы что, не могли как-нибудь поприличнее одеться перед приходом сюда?
– Пусть она останется в этом платье, – прервал его Монтесекко. – Велено привести ее по первому требованию. Можешь быть уверен, что его святейшество не ожидает ее в шелках и парче.
Когда двери отворились, Фьора замерла от восхищения. Ей не доводилось видеть ничего более роскошного, чем зал, в который ее вводили. Фрески на стенах, потолок с позолотой, мраморные консоли, сами стены, обтянутые шелком, ковры восточной работы на полу из белоснежных мраморных плит. Мебель соответствовала этому величественному помещению, но центром всего было кресло, похожее на трон, на котором восседал папа римский. Как только молодая женщина взглянула на него, она уже больше ничего не замечала вокруг. Одного этого взгляда было достаточно, чтобы понять, что ее не ожидает ничего хорошего.
Сидя в большом кресле, обитом красным бархатом с золотой вышивкой, в ярко-красной накидке, резко выделяющейся на его белых одеждах, сощурив колючие глаза, он походил на какого-то злого сказочного персонажа. В глазах под нахмуренными седыми бровями словно отражались стоячие воды итальянских болот, кишащих какими-нибудь мерзкими тварями.
– Преклоните колено перед ступенькой трона! – тихо скомандовал Патризи. – Затем падите ниц.
– Тот, кого я вижу перед собой, действительно папа римский или же какой-то варварский идол? – возразила вполголоса молодая женщина. – Я готова преклонить колено, как того требует протокол, но большего вы не вправе от меня требовать.
При этих словах она направилась к трону твердым шагом с высоко поднятой головой, но стальной голос буквально пригвоздил ее на полпути:
– Нечестивая! Как осмеливаешься ты подходить к нам таким уверенным шагом, когда тебе следовало бы ползти в пыли, чтобы попытаться смягчить наш праведный гнев?!
Фьора сразу нашлась что ответить:
– Меня никогда не учили ползать, святейший отец, но мне приходилось стоять перед троном самых сильных мира сего. Не знаю, чем я обязана папе, но я благородная дама, а не закованная в цепи рабыня, несмотря на то, как обращались со мной в течение двух месяцев. И это в то время, как я находилась на земле короля Франции, а следовательно, под его защитой.
И она продолжила гордо идти по ярко-красным коврам. Подойдя к ступеням, она спокойно взяла на нижней ступеньке подушечку и положила ее себе под колено, чтобы было удобнее преклонить его.
– Могу ли я узнать, – произнесла Фьора ровным голосом, – за что мне оказана такая честь быть принятой в этот час и преклонить колено перед вашим святейшеством?
Такая спокойная смелость на мгновение обезоружила гнев Сикста, впрочем, гнев наигранный, за которым тот силился спрятать радость. Наконец-то эта женщина, которую он считал своим непримиримым врагом, оказалась в его власти. С минуту он неотрывно смотрел на нее, возмущенный тем, что в этой хрупкой женщине, измученной столь долгим путешествием, было столько твердости. Под ее грубой одеждой угадывалось стройное, гибкое тело, чуть побледневшее лицо не утратило своей красоты, а походка была такой царственной, что папа не мог не признаться, что немногие принцессы сохраняли перед ним эту гордую осанку.
– У тебя слишком хорошо подвешен язык для девицы, рожденной в тюрьме на прогнившей соломе!
Униженная напоминанием о своем злосчастном рождении, Фьора почувствовала, что кровь приливает к ее лицу, но она не сдалась:
– Я удивлена, что папа римский так хорошо посвящен в историю женщины, которая не должна была бы интересовать столь высокую особу. Рожденная в тюрьме, но все же благородная, я, кроме того, была воспитана одним из самых достойнейших людей Флоренции. И кроме того…
– Довольно! Я знаю, кто ты! Это из-за тебя один из наших лучших слуг божьих заточен в тюрьму и томится там в нечеловеческих условиях.
– Если речь идет о монахе Игнасио Ортеге, которого ваше святейшество так легкомысленно канонизирует, тогда надо полагать, что в рай можно попасть гораздо легче, чем все считают. Неужели достаточно убить короля, чтобы войти в него беспрепятственно, как это пытался сделать монах Игнасио? Вам отлично известно, что этот монах хотел убить короля Людовика Французского, а я помешала ему в этом. Вам следовало бы, святейший отец, поблагодарить меня за это: кровь королей могла бы наложить несмываемое пятно на белизну агнца, представителем которого на земле являетесь вы.
– Что за сказки вы тут мне плетете? – возмущенно воскликнул Сикст, толстыми пальцами терзая подлокотники кресла. – Монаху Игнасио было поручено добиться освобождения одного иерарха церкви, заключенного в тюрьму королем Людовиком без всякого на то права. Он не наш слуга, а слуга королевы Изабеллы Кастильской, которая требует его освобождения. И кто это дал тебе право становиться поперек дороги истинной веры и чести господа бога? Два года назад ты стала причиной многих скандалов во Флоренции.
– Разве это плохо – защищать память своего убитого отца? А если и случился скандал, то я в нем была виновна гораздо меньше, чем те, кто расставил ловушки и капканы беззащитной девушке, которой я тогда была! И разве ради славы королевы Изабеллы монах Игнасио готовил заговор против семьи Медичи?
Стук копий с плоским наконечником – протазанов – о мраморный пол разом прервал обличительную речь разгневанной молодой женщины, решившей не отступать, даже рискуя жизнью.
В этот самый момент новый персонаж с величественным видом появился в зале. С нескрываемым восторгом на лице Фьора следила за его уверенной поступью. Если кто и заслуживал звания высшего иерарха церкви, то это был этот человек, шедший по коврам, как по опавшим листьям, в своем великолепном муаровом одеянии ярко-красного цвета.
То, что он был уже в преклонных годах, было всем заметно, но в свои семьдесят пять лет Гийом Детутвилль, кардинал-камерарий и архиепископ Руанский, сохранил молодцеватую походку, которой многие завидовали, начиная с самого папы. Высокий, стройный, подтянутый, породистый от корней волос до самых кончиков своих красивых пальцев, настоящих пальцев прелата, он был самым богатым кардиналом святой коллегии и самым щедрым. Рим был обязан ему тем, что он спас от разорения несколько церквей и расточал свои милости большому количеству бедных семей, ибо это был еще и добрый человек.
Что касается папы, он уважал в этом бывшем монахе-бенедиктинце из благородной нормандской семьи королевскую кровь – бабушка с материнской стороны кардинала была сестрой короля Карла V, – высокую культуру и острый ум дипломата. Кроме того, он обладал большим красноречием, а мысли его опережали время. Детутвилль, будучи легатом во Франции, провел глубокую реформацию в Сорбонне и требовал пересмотра незаконного процесса над Жанной д'Арк.
Его положение в Риме было исключительным, и случалось, что папа завидовал ему.
Несмотря на его возраст, он с легкостью преклонил колено, чтобы поцеловать перстень, но, поднимаясь, вопросительно посмотрел на Фьору своими ясными васильковыми глазами. Папа Сикст IV прокаркал со своего возвышения:
– Взгляните на эту женщину, брат мой! Это по ее поводу мы попросили прийти вас сюда. Вы знаете ее?
– Нет, – ответил кардинал, добавив с улыбкой: – Если бы мы встречались прежде, я не забыл бы ее. Не скажете ли вы мне, святейший отец, кто она?
– Это Фьора Бельтрами – создание настолько же вредное, насколько и опасное. Она была любовницей последнего герцога Бургундского, а сейчас любовница вашего короля Людовика!
Удивление и возмущение охватили Фьору и заставили ее потерять всякую осторожность.
– Что это за басни? – воскликнула она с негодованием. – Я никогда не была любовницей Карла Смелого и уж тем более любовницей короля!
– Доклады наших шпионов, однако, подтверждают противное, – проворчал Сикст IV. – Вы разве не находились рядом с покойным герцогом со времени осады Нанси и до самой его смерти?
– Да, но я была заложницей, хотя и являлась при этом женой одного из его командиров. Герцог считал меня шпионкой французского короля.
– Любопытно! Неужели заложницей? Однако до нас дошли слухи, что перед последней битвой он нежно попрощался с вами и подарил свою любимую драгоценность. Разве так обращаются с заложниками?
– Прошу извинить меня за вмешательство, святой отец, но разве эта женщина только что не сказала, что она замужем за бургундским офицером?
– Три года назад я вышла во Флоренции замуж за графа Филиппа де Селонже, приехавшего посланником к мессиру Лоренцо. Мы поженились тайно, но потом этот брак был признан действительным.
– Тогда где же ваш супруг?
– Умер, ваше высочество! Казнен в Дижоне в июле прошлого года по приказу короля, того самого короля, чьей любовницей я якобы являюсь. И это не боятся сказать мне прямо в лицо.
Улыбка, полная яда, появилась на лице папы, но в его глазах зажегся жесткий огонь:
– Как это все необычайно! Прошу вас быть судьей, Детутвилль. Мои люди схватили эту якобы бургундскую даму в небольшом замке, находящемся поблизости от замка Ле-Плесси-ле-Тур, имении, подаренном ей королем.
– Это правда, – ответила Фьора, немного повысив тон. – Но известно ли вам, что король Людовик подарил мне этот замок в знак признательности за услугу, которую я ему оказала?
– Действительно, большую услугу, – зло подхватил папа. – По вине этой подлой женщины один из моих легатов гниет в одной из этих железных клеток, которые так нравятся королю Людовику. Там он томится вместе с нашим несчастным братом кардиналом Балю.
– Да, я помешала вашему так называемому легату убить короля. Что же касается Балю, то я о нем знаю лишь то, что он предатель.
– Столько шума из-за нескольких знаков дружбы, выраженной Бургундии! Герцог умер. Следовательно, больше нет причин держать нашего брата в тюрьме, вот почему я и приказал схватить тебя, нечестивая. Если король Людовик XI захочет увидеть тебя живой, он должен будет отпустить Балю и особенно монаха Игнасио Ортегу. Кроме того, он должен будет потом дать нам уверения в его мирной политике по отношению к Флоренции, хозяин которой только и помышляет о том, как бы восстать против нашей власти.
– Никогда Флоренция не признавала другой власти, кроме власти своих настоятелей и тех, кто принес ей богатство, честь и свободу, – Медичи.
– Вы только послушайте ее! – воскликнул папа, с трудом поднимаясь на свои больные ноги. Приступ гнева овладел им. – Какая наглая особа! Она осмеливается говорить о правах, свободе и спорить о политике! Кардинал, прошу вас срочно отправить эмиссара во Францию, чтобы довести до сведения короля условия выкупа. А эта женщина пусть подождет ответа в тюрьме.
– Тогда вы можете меня казнить на месте, – с горечью ответила Фьора. – Король никогда не примет ваших условий и не пойдет на эту сделку. Впрочем, может быть, сейчас он не питает ко мне никаких дружеских чувств: я довела до сведения Людовика, что желаю вернуть ему его подарок, потому что мой сын не может быть воспитан на земле того, кто приказал казнить его собственного отца.
– Ты хочешь сказать, что король и пальцем не пошевельнет для твоего спасения?
– Вот именно. Приказав похитить меня, ваше святейшество совершил большую ошибку.
В этот момент двери зала распахнулись, и, прежде чем магистр Патризи успел объявить о визите, вошла молодая женщина и быстрыми шагами смело направилась прямо к трону. Совсем юная, очаровательная, с густыми, пышными волосами цвета меди и глазами, напоминающими прозрачный кварц с вкраплениями, она была одета с такой роскошью, что Фьора невольно залюбовалась ею.
На ней было очень элегантное платье из черного атласа, вышитое золотом, спереди оно было открыто так, что виднелась ярко-красная юбка. Кроваво-красные рубины украшали ее длинную шею, корсаж, застежки широких рукавов и золотую сетку, едва удерживающую ее пышные волосы. На ее плечи было накинуто бархатное манто, отороченное черным соболем. В ушах и на руках также сверкали рубины.
Выражение гнева разом сошло с лица папы и уступило место улыбке, когда красавица подошла поцеловать ему руку. Затем она поцеловала Сикста в щеку, после чего села на одну из подушечек, лежащих на ступеньках возвышения, расправив подол своего великолепного платья.
– Племянница, – сказал папа с легким укором, – когда же вы бросите эту привычку влетать вихрем сюда, совсем не заботясь о протоколе?
– Думаю, что никогда! Если бы это не нравилось вам, вы бы так ласково мне не улыбались, – заявила она с торжествующим видом. Красавица ослепительно улыбнулась и кардиналу Детутвиллю, которому она без всяких церемоний протянула руку.
– Вы красивы, как никогда, мадам, – сказал он любезно.
– Правда? – спросила она, не скрывая удовлетворения. – Никто не скажет, что к весне я жду ребенка.
Когда она говорила, ее взгляд невольно упал на Фьору. На мгновение их взгляды скрестились. Во взгляде племянницы папы не только не было никакого презрения, напротив, Фьора уловила в нем нечто вроде симпатии.
– У меня есть и другой недостаток, – добавила молодая женщина. – Мой хороший слух, благодаря которому я часто слышу то, что вовсе не предназначено для моих ушей. Кроме того, я очень любопытна и люблю совать свой нос в чужие дела.
– О чем вы говорите, моя дорогая? – спросил папа.
– Ну, например, мне хотелось бы знать, почему ваше святейшество приказало похитить эту женщину. И почему она представляет собой столь невыгодную сделку? Король, о котором только что шла речь, случайно не ваш монарх, монсеньор Детутвилль?
– Возможно, мадам, – ответил прелат, несколько смутившись. – Но здесь речь идет о государственных делах, и как бы его святейшество ни любил вас…
– Не ходите вокруг да около, брат мой! – прервал его папа, который снова начинал сердиться. – Это ее никак не касается. Катарина, вы очень дороги моему сердцу, однако не хотелось бы, чтобы вы впутывались в историю, которая затрагивает нашу политику.
– Политика – это одно, а милосердие – другое, – смело ответила Катарина. – Я вижу молодую, без сомнения, благородную женщину, несмотря на грубую ткань ее платья. Кроме того, я вижу, что эта женщина совершенно выбилась из сил.
– Тогда пусть она преклонится перед нами, вместо того чтобы бросать вызов! Вы же ничего не знаете о ней, Катарина. Это флорентийка, враг всех Пацци, которые дороги нам, как вам это известно. Дважды она шла наперекор нашим намерениям, и было бы целесообразно отправить ее на виселицу. Но…
Фьора была готова поклясться, что в глазах Катарины сверкнула молния при имени Пацци. Теперь она все вспомнила и догадалась, кто находится перед ней. Действительно, племянница папы, в замужестве Катарина Сфорца, была незаконной дочерью герцога миланского, выданная замуж в одиннадцать лет за Джироламо Риарио, любимого племянника папы, который, по слухам, был его сыном. Это был мужлан, о котором говорили, что он был то ли бакалейщиком, то ли таможенником, и в алчные руки этого человека Сикст хотел отдать королевство с его центром в Тоскане!
– Но, ваше святейшество, – храбро продолжила молодая женщина, – ведь вы еще не вполне уверены, что сделка не удастся?
– Да, это так. По тому ответу, который магистр Детутвилль получит из Франции, мы и решим ее судьбу. А пока ее отправят в замок Святого Ангела и будут содержать в тюрьме до тех пор, пока это понадобится.
– Если вы рассматриваете ее как заложницу, то не отправляйте гнить заживо в вашей тюрьме! Доверьте ее мне. Я смогу охранять ее, как это требуется, но с ней хотя бы будут хорошо обращаться, что король Франции примет во внимание, если вступит с нами в переговоры.
Этого его святейшество не мог вынести, даже если говорила особа, к которой, без сомнения, он питал большую нежность. Снова встав во весь рост, он приказал:
– Прошу еще раз, племянница, не вмешиваться в это дело! Будет так, как я сказал: она отправится в тюрьму, а вы пойдете с нами ужинать.
Охранники окружили Фьору. Тогда, к великому ее удивлению, вмешался магистр Детутвилль:
– Еще минутку, святой отец, прошу вас. Вы поместили бы в тюрьму замка Святого Ангела эту женщину, если бы она представляла собой обменную монету, на которую вы рассчитываете?
– Нет. Я бы решил отправить ее в монастырь Сан-Систо.
– Тогда к чему менять свои планы? Я хорошо знаю короля Людовика и его проницательный ум. Он не из тех, кто дарит свою дружбу без всякого разбора. В особенности если эта дружба доходит до того, что он дарит замок и земли по соседству с собой. Если только ваше святейшество не думает начать войну с моей страной, что разорвало бы мое сердце на части…
– Войну с Францией? Да вы сошли с ума, брат мой!
– Тогда не меняйте ничего в вашем первом решении. Прикажите отвести донну… Фьору? Я правильно назвал вас?
– Какое красивое имя! – воскликнула Катарина, которая явно не могла долго молчать. – Фьора, а дальше как?
– Бельтрами, мадам, – ответила Фьора, сделав молодой женщине глубокий реверанс и улыбнувшись. – После замужества графиня де Селонже.
– Что за светские разговоры! – воскликнул Сикст, цвет лица которого из красного перешел в багровый. – Но, может, вы и правы, Детутвилль. Отправим ее в Сан-Систо! Ее там будут хорошо охранять, и всегда найдется возможность отрубить ей голову или повесить, если ее хозяин не ответит надлежащим образом на наше предложение. Пусть ее уведут и прикажут капитану охранников отправить ее туда немедленно. Настоятельница ждет ее.
Фьоре надо было собрать всю свою волю в кулак, чтобы попрощаться с этим папой, отдаленно напоминающим того папу, образ которого она создала в своем воображении. Она преклонила колено почти у ног кардинала Детутвилля.
– Благодарю вас, монсеньор, за ваше великодушие. Молитесь, пожалуйста, за меня и моего ребенка, от которого меня оторвали. Клянусь, что я достойна вашей защиты.
Белая рука, на которой сверкал тяжелый сапфир, перекрестила ее в знак благословения, затем он посмотрел своими васильковыми глазами на Катарину, которая в этот момент повернулась в сторону Фьоры.
– Благодарю вас, мадам, – с достоинством произнесла Фьора. – Я этого никогда не забуду!
Затем она сама встала между солдатами и, сопровождаемая ими, пересекла зал. Фьора уже подходила к порогу, когда увидела, что какая-то группа людей, в основном молодых и богато одетых, толкалась в прихожей. Человек лет тридцати, но уже располневший и обрюзгший, разглагольствовал громче всех, ругаясь то на охранников, то на церемониймейстеров, преграждавших ему путь к двери.
– Вы пропустили мою жену! Я хочу встретиться с ней! Впрочем, сам святой отец ждет меня!
– Подождите еще немного, мессир Джироламо! – умолял Патризи. – Святой отец ясно сказал, чтобы его никто не беспокоил.
– Можно сказать, что княгиня Риарио – важная персона!
– Ее ничто не могло бы остановить, монсеньор. Ее очарование дает право на всякие снисхождения.
Фьору больше не интересовал этот разговор, и она пошла своей дорогой.
Она увидела Риарио, его вульгарное лицо с тяжелыми чертами, его жесткие волосы, она обратила внимание на грубость его поведения, которое не спасала шитая золотом одежда. Тот факт, что прекрасная Катарина была замужем за этим увальнем, составлял одну из нелепостей, которые, видимо, являлись уделом этого почти королевского дворца.
Судьба толкнула ее в мир, о котором она не имела ни малейшего представления. Этот папа, в котором не было никакого величия, занятый только хитроумной политикой и земными заботами стяжательства. Интересно было бы узнать, с какими молитвами он обращался к богу – если он вообще молился! Этот двор, населенный подхалимами и рабами, вплоть до этой красивой Катарины, свободно усаживающейся на ступеньках папского трона, – все это только подтверждало то, о чем она начинала догадываться после ее перипетий с Игнасио Ортегой и пребывания в монастыре Санта-Лючия во Флоренции. Рим, по дорогам которого еще бродило столько паломников, поддерживаемых единственным желанием помолиться на могиле апостола и получить благословение папы римского, – не становился ли этот Рим пристанищем воров и проходимцев?
Сама Фьора скоро может узнать, что представляет собой римский монастырь. Несмотря ни на что, она найдет там хотя бы покой, тишину и мир, все то, в чем так нуждались ее измученные душа и тело. Даже в Санта-Лючии ей удавалось отдохнуть и поспать, а именно в отдыхе она нуждалась больше всего после тяжких испытаний и долгого пути. Отдохнув немного, она сможет вновь поразмышлять и поискать способ как можно меньше пользоваться папским гостеприимством.
Доминго куда-то исчез, и она подумала об этом с сожалением. Он был для нее поддержкой, которой ей будет не хватать.
Во дворе Ватикана ее усадили на мула, которого сразу же окружили солдаты. Их начальник был похож на Монтесекко, с которым тот говорил несколько минут, и она заметила это. Позже Фьора узнала, что они были братьями, хотя разительно отличались характерами.
Наступила ночь. Влажная и холодная ночь, изменяющая все вокруг, и только пламя факелов мерцало в руках слуг. Проехав через большой портал, они оказались в темном дворе, но глаза Фьоры быстро привыкли к темноте. Колеблющееся пламя освещало плащи с папским гербом едущих впереди эскорта людей. Фьора старалась запомнить дорогу, по которой ее везли, на случай побега.
После площади Святого Петра они проехали мимо нескольких зданий, на воротах которых горели светильники, затем мимо крепости, состоящей в основном из огромной цилиндрической башни, на верху которой угадывался огромный силуэт ангела с распростертыми крыльями. Напротив мост с закрытыми лавочками, перекинутый через Тибр, черная вода которого была еще различима. Затем въехали в какой-то темный лабиринт, что-то вроде огромной стройплощадки с пустырями. Давно заброшенный папами в пользу Авиньона, Рим цезарей и его древние памятники, без сомнения, давно развалились бы и исчезли окончательно, если б такие папы, как Сикст IV, не занялись бы ими.
Конечно, после возвращения пап Рим стал богатеть. Папы строили на Ватиканском холме, чтобы заменить свой древний лотарингский дворец, разрушенный пожаром, а вокруг них кардиналы и высокопоставленные служащие спешили построить себе дворцы еще более роскошные, чем сохранившиеся древние дворцы. Но все это строительство было беспорядочным. В Риме тогда было всего несколько площадей да кривых улочек, одна или две широкие магистрали вроде Корсо, названной так потому, что раньше она служила для лошадиных бегов и скачек на ослах. Сикст IV, решивший превратить этот старый вертеп, где были сплошные развалины, в цивилизованный город с прямыми мощеными улицами, должен был приложить немало усилий, чтобы возвести столицу, соответствующую его амбициям. Построив мост через Тибр, затем больницу Сан-Спирито, церкви и монастыри, он приступил к возведению в Риме новых зданий на месте старых лачуг, открывая взору античные памятники, заросшие диким кустарником и сорняками.
В этот вечерний час новые и старые здания мало чем отличались друг от друга, и Фьоре почти ничего не было видно. Она тщетно пыталась отметить путь среди домов, мимо которых проезжала. Фьора не поняла, что они поднялись к большому цирку, что потом проехали мимо развалин семиэтажного дворца Септима Сурового и подъехали к термам Каракаллы, развалинам, оставшимся от величественной императорской архитектуры, почти не различимым на фоне темного неба. Величие этого древнего призрака из темного и красного камня привлекло все же внимание Фьоры, и она спросила у капитана, что это было за здание. Он ответил и добавил с иронией:
– У вас будет достаточно времени восхищаться этими развалинами. Монастырь Сан-Систо, куда я везу вас, как раз напротив.
И действительно, несколько ниже от дороги, где еще виднелись большие римские плиты, возвышались стены, за которыми виднелась густая растительность, низкие, но красивые здания и квадратная колокольня церкви. Когда кортеж остановился, то все услышали церковное пение, заглушаемое толстыми стенами, а также кваканьем лягушек в соседнем болотце.
Один из солдат громко постучал кулаком в ворота с узеньким окошечком. Он стучал до тех пор, пока монашка с тонким лицом не показалась за решеткой.
– Именем его святейшества папы откройте! – приказал капитан, стоявший рядом с Фьорой.
Окошко захлопнулось, и ворота стали медленно открываться. Затем появилась и сама привратница в белых одеждах.
– Да хранит господь нашего святейшего отца! – прошептала она, перекрестившись. – Входите, сестра моя. Мы вас ждали.
Фьора соскочила с мула и пошла вперед, а люди из эскорта остались на месте, потому что мужчины, не являвшиеся священниками, не имели права войти в монастырь.
Голос монашенки был мягким, а доносившееся пение – красивым и стройным. Бледная рука протянулась к Фьоре, которая без колебаний вложила в нее свою. Ее сразу же покинули беспокойство, недоверие и страхи. Неужели этот монастырь станет для нее прибежищем покоя?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Жюльетта бенцони

Часть I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть II

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть III

Глава 1Глава 2Глава 3

Ваши комментарии
к роману Во власти теней - Бенцони Жюльетта


Комментарии к роману "Во власти теней - Бенцони Жюльетта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100