Читать онлайн Во власти теней, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Во власти теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4
Нападение

Опасения домочадцев не подтвердились, и Фьора очень скоро оправилась от родов. Через пять дней она уже была на ногах, и здоровье, казалось, вернулось к ней, но вот молока для маленького Филиппа у нее не было. Пришлось пригласить кормилицу, с которой, к счастью, Леонарда и Перонелла, зная, что такого рода случаи всегда возможны, договорились заранее. Это была крепкая деревенская девушка из соседнего местечка Савонньер, которая, оставив своего только что родившегося сынишку на попечение своей матери, с нескрываемым удовольствием поселилась в их доме.
Впрочем, ее появление было встречено благожелательно, потому что она всегда была в хорошем настроении, спокойна и молчалива, обожала детей и сразу же привязалась к своему питомцу. Уютное жилище и обильный стол окончательно покорили ее сердце, и Марселина, так ее звали, обосновалась среди обитателей дома с твердым намерением задержаться здесь как можно дольше. Она быстро поладила со всеми домашними, и если Фьора и произвела на нее впечатление, то это было вполне естественно, поскольку была владелицей замка. Марселина и представить не могла себе, какая драма разыгрывалась на ее глазах.
В действительности Фьора сильно изменилась, и ее близкие едва узнавали ее, когда она появлялась: тонкая, в черном платье, окутанная траурной вуалью, больше походившая на призрачную тень, нежели на живое существо. Она теперь не смеялась, почти не разговаривала и долгие часы просиживала в углу перед окном, глядя на протекавшую через ее маленькое владение Луару, даже не дотрагиваясь до вышивания, которым занималась во время беременности, руки ее были бессильно сложены на коленях. У нее, вероятно, не осталось больше слез, и она совсем не упоминала имени своего супруга. Более того, когда Леонарда, пытаясь утешить ее, ненароком коснулась ее душевной раны, та резко оборвала ее:
– Нет! Сжальтесь, не говорите ничего! Никогда не говорите мне о нем! Он умер вдали от меня… и в этом всецело моя вина!
После этого Фьора быстро покинула комнату и спустилась в сад, чтобы уединиться там в маленькой, пышно поросшей розами беседке – шедевр, созданный руками Флорана. Между тем он находился неподалеку, занятый клумбой с левкоями, пострадавшей накануне в полнолуние от кошачьей баталии. Его первым побуждением было подойти к молодой женщине, но, заметив ее неподвижное лицо и безжизненный взгляд, он не осмелился, опасаясь резкого отказа. Его прекрасная дама, казалось, утратила свою душу.
И в некотором смысле это было правдой. Фьору одолевали горечь и раскаяние в том безрассудном поступке, который она совершила, покинув Филиппа и замкнувшись в стенах своей уязвленной гордости и самообмана. И все-таки ведь она ждала, ждала с нетерпением наступления этих счастливых минут, часов, которые они проводили вместе и которые она сама так безрассудно перечеркнула! А все потому, что Филипп вместо того, чтобы посвятить ей всего себя целиком, намеревался препроводить ее в свой бургундский замок и вести прежний образ жизни, отдавая все свое время и силы службе у сюзерена. Эта мысль показалась ей в тот момент абсурдной, и поэтому, когда он велел ей повиноваться, все существо ее взбунтовалось. Она не хотела такой жизни, которую он ей предлагал.
В конце концов, ведь это он был виноват перед ней, и это он должен был доказать ей свою любовь и преданность и постараться сделать ее счастливой. Разве не так? Да, все правильно. Она думала так тогда, она была уверена в своей правоте и потом, до той самой страшной минуты, когда Матье де Прам сообщил ей, что произошло в Дижоне. Все случилось июльским днем, накануне в этом же самом благоухающем саду она радовалась тому, что носит под сердцем его сына, и тешила себя надеждой увидеть, как в один прекрасный день Филипп входит сюда.
Горестные мысли не переставали мучить ее. А что, если бы она согласилась поселиться в Селонже и вести тот образ жизни, который он ей навязывал? Изменилось бы тогда что-нибудь? Остался бы он с ней? Разум подсказывал, что и тогда она занимала бы в судьбе Филиппа то же самое место, которое он ей заранее отвел, что он продолжал бы эту бессмысленную борьбу за независимость Бургундии, которая была всего лишь иллюзией, и что ему все равно не удалось бы избегнуть эшафота.
Эшафот! Это ужасное сооружение, которое впитало в себя сначала кровь ее родителей, а затем – кровь человека, которого она любила, – может быть, это ее проклятие? Неужели все, кто ей дорог, непременно должны приноситься в жертву этой ужасной гильотине? Может, если бы она покрепче обняла Филиппа, ей и удалось бы задержать его возле себя, помешать ему устремиться навстречу своей жестокой судьбе и бессмысленной смерти!
Несмотря на то, что «дом, увитый барвинком» находился в стороне от людской молвы, слухи изредка доходили и до него: то Перонелла принесет какую-нибудь новость с рынка, то Флоран узнает что-то в городе. Таким образом, стало известно, что 18 августа в Генте Мария Бургундская сочеталась браком с Максимилианом. В один прекрасный день она станет императрицей Германии и не будет нуждаться в Бургундии, которая между тем была уже наполовину отторгнута от нее неразумным поведением покойного герцога.
Филипп умер ни за что, совсем напрасно, даже не за идею. Против истории не борются, но он не хотел в это верить: все, чего он хотел, – это сохранить для своей принцессы древнее наследство, и Фьора уже и сама не знала, кого она сильнее ненавидела: Марию, которая отправила Филиппа на верную смерть, или губернатора Дижона, – как же его звали? Сир де Краон? – который подписал приказ о его казни.
Только возле сына Фьора на время успокаивалась и забывала о горьких мыслях. Малыш был просто прелесть. Молоко Марселины пошло ему на пользу, и он обещал вырасти большим и сильным. Вероятно, у него будет счастливый характер: он что-то лепетал, часто улыбался, мало плакал, глаза его оставались сухими, даже когда он сердился.
Фьора обожала сына. Когда она держала его на руках и гладила кончиками пальцев его маленькую головку, поросшую легким темным пушком, ее охватывала такая волна любви, что она забывала о своих страданиях. Она еще немного помедлила возле розовой беседки, которая была для нее как соломинка для утопающего, за которую Фьора хваталась, чтобы не сойти с ума. Однако, по мере того как она стала удаляться от нее, скорбные мысли снова завладели ею.
Уже наступило время сбора винограда, когда графство вдруг ожило. Замок Ле-Плесси, который, казалось, дремал в отсутствие своего хозяина, вновь оживился. Прислуга занялась основательной уборкой дома и пополнением съестных припасов, стали прибывать с приказами гонцы и потянулись повозки с мебелью. Словом, возвращался Людовик XI.
А уж после того как привезли в разобранном виде любимую часовню короля, с которой он никогда не расставался, всем стало ясно, что и сам он где-то неподалеку. Действительно, вскоре разнесся слух, что он в Амбуазе, навещает королеву Шарлотту, свою супругу. Она жила в своем собственном роскошном замке, расположенном на холмистом берегу Луары, предпочитая его королевскому Ле-Плесси. Однако король никогда не задерживался там подолгу, и два дня спустя после водворения часовни на ее обычное место раздались звонкие звуки серебряных труб, возвещавших о его возвращении.
В этот вечер впервые за все время со дня рождения сына Фьора нарушила свое молчание, и вместо того, чтобы подняться после ужина к себе, как это бывало прежде, она осталась в зале и попросила Леонарду сделать то же самое. Вечер выдался довольно прохладным, и Флоран разжег в камине целую охапку сосновых веток. Они весело потрескивали, распространяя повсюду в огромной зале приятный аромат смолы.
Молодая женщина какое-то время в задумчивости смотрела на огонь, а затем перевела на Леонарду взгляд своих печальных глаз.
– Заранее прошу у вас прощения, моя дорогая Леонарда, за все, что собираюсь сделать. Поверьте, прежде чем решиться на это, я многое передумала. Пока короля не было, у меня было на это время, но теперь, когда он вернулся, я больше не могу медлить.
– Уж и не знаю, Фьора, что вы хотите мне сказать, но я очень ценю то, что вы наконец-то заговорили со мной. Ваше долгое молчание приводило меня в отчаяние. Мне казалось, что я для вас больше ничего не значу, ведь вы перестали поверять мне ваши горести…
Голос ее прерывался от подступивших слез. Старая дама мужественно их в себе подавила, но одна слезинка все-таки выкатилась из ее ярко-голубых глаз, казалось, навечно сохранивших свою молодость. Фьора накрыла рукой руку своей верной подруги.
– Что я могу сказать вам, чего бы вы не знали сами? Напротив, я признательна вам за то, что вы не пытались нарушить мое молчание. Я не смогла бы услышать ничего, кроме угрызений своей совести и внутреннего голоса скорби.
Последние слова вызвали у Леонарды взрыв возмущения, а вся ее печаль сразу улетучилась.
– Я так и знала, что до этого дойдет! Угрызения совести? Но почему? Только из-за того, что вы не позволили мессиру Филиппу запереть вас в Селонже? Сам-то он пробыл бы там недолго и снова кинулся бы в бой. А может, вы хотите сказать, что этим поступком могли бы изменить ход событий или что вы были бы менее несчастны, находясь сейчас в его замке, а не здесь?
– Конечно, я ничего не смогла бы сделать, но я была бы в Селонже, как он того хотел, и в этом вся разница. Поймите, Леонарда, человек, убивший моего мужа, – губернатор Дижона, действовал от имени короля… и я просто не имею права воспитывать своего сына в доме, который был подарен этим самым королем.
– Господи Иисусе! – простонала старая дама, изменившись в лице. – Неужели вы снова собираетесь куда-то отправиться ради осуществления бредовых планов отмщения? Неужели вы снова хотите погрузиться в эту ужасную, полную лишений кочевую жизнь, которую мы с вами вели на протяжении последних двух лет? Перед господом богом, который слышит меня сейчас, клянусь, что я не смогу больше этого вынести. Да, не смогу!
На этот раз она все-таки разрыдалась, закрыв дрожащими руками лицо. Опечаленная тем, что заставила ее так страдать, Фьора опустилась рядом с ней на колени, как, бывало, делала, будучи ребенком, провинившись в чем-нибудь, и отвела ее руки.
– Успокойтесь, душа моя, – сказала она нежно. – Клянусь вам всем, что для меня свято, мысль о мщении не приходила мне в голову, и речь не об этом. Я знаю, что по моей вине вы много страдали, и раскаиваюсь в этом. И хочу в утешение вам напомнить, что я не довела до конца свой последний замысел. Так же, как и Деметриос! Жернова господа бога мелют медленно, но верно, а мы – всего лишь песчинки, хотя у каждого из нас огромное самомнение! Я не стану больше мстить, дорогая Леонарда, никогда!
– Неужели?
– Вы мне не верите? Ах да, конечно, ведь я только что просила у вас прощения за то, что собираюсь сделать в будущем. Но это единственно потому, что я знаю, как вы счастливы здесь, как привязаны к этому дому. Кстати, я тоже привязалась к нему. К сожалению, со всем этим придется расстаться. Пожалуйста, поймите меня, даже если я и не таю злобы на короля за приговор, о котором он, вероятно, ничего не знал, все равно, мессир де Краон судил его именем. Остаться здесь – значило бы молча согласиться с тем, что было совершено. Когда-нибудь мой сын упрекнет меня в этом.
Фьора поднялась и медленно прошлась вдоль камина, засунув руки в широкие рукава своего платья. Леонарда следила за ней в состоянии, близком к отчаянию. Старая дама скользнула взглядом по окружающей обстановке, и сердце ее сжалось – она поняла, как все это стало ей дорого. Она надеялась провести здесь остаток своих дней. Наконец Леонарда проговорила:
– Не рассчитываете ли вы в таком случае, что будете воспитывать своего сына исключительно в любви к Бургундии и в ненависти к Франции?
– Нет. Конечно, нет, но…
– Когда ему исполнится двадцать лет, Бургундия станет французской провинцией. Короля Людовика, наверно, уже не будет на этом свете, но останется его наследник, и он будет править, а ваш сын будет одним из его подданных. Неужели вы хотите отныне зачислить его в ряды мятежников, немногочисленные и разрозненные? Не секрет, что бывшим подданным герцога Карла приходится теперь выбирать между Францией и Германией. Вам надо подумать о будущем вашего мальчика. Но каково будет это будущее, если вы оскорбите короля, возвратив ему его подарок?
– Король – мудрый человек. Я уверена, он поймет меня. Нет ничего необычного в том, что я отвезу сына в Селонже.
– А вы уверены, что замок де Селонже все еще существует?
Фьора остановилась и с недоумением посмотрела на Леонарду:
– А почему бы ему не существовать?
– Потому что обычно имущество человека, казненного по обвинению в участии в мятеже, становится собственностью короля. Может так случиться, что у нашего маленького Филиппа не окажется ничего, кроме этого поместья, которое вы хотите сейчас так необдуманно возвратить.
– Вы забыли, что благодаря стараниям Агноло Нарди доставшееся мне по наследству состояние приносит хорошие доходы? А это значит, что у него будет, по крайней мере, солидный капитал!
– Слишком мало для такого важного сеньора, каким он имеет право быть. Почему бы вместо того, чтобы швырнуть завтра в лицо королю Людовику ваши документы на право владения поместьем, вам не подать ему жалобу? Он ведь уже доказал вам, что вы можете доверять ему и что он питает к вам чувство истинной дружбы. Между прочим, вы только что сказали, что это мудрый человек… Но прошу вас, ни в коем случае не забывайте того, что сказал нам во время своего последнего визита мессир де Коммин: он изменился и теперь, кажется, находит удовольствие в войне, к которой раньше питал отвращение. Он даже отправил в изгнание одного из своих самых мудрых советников…
– В Пуатье? Это не такое уж жестокое изгнание.
– Несомненно, да только сир д'Аржантон ведь собирался в скором времени вернуться, а мы все еще ничего о нем не знаем. Опасайтесь оскорбить короля, Фьора! Никому не ведомо, что таится в глубине его души. И потом, куда вы надумали ехать, ведь на носу зима? Прямехонько в Селонже?
– Нет, не совсем. Сначала в Париж, к нашим друзьям Нарди, которые, я уверена, будут рады принять нас и которые…
– …и которые, возможно, будут не так гостеприимны, если мы заявимся к ним незвано, да еще, что вполне вероятно, как изгнанницы? Куда мы тогда поедем с младенцем на руках? Этот дом ваш, Фьора, и у вас нет другого! Подумайте об этом, когда завтра отправитесь к королю!
– У вас железная логика, Леонарда, и вполне вероятно, что вы правы, но у меня такое чувство, будто Филипп оттуда, где он теперь находится, велит мне покинуть этот дом. Я так и слышу его слова, что наше с сыном место не может быть подле короля, которого он ненавидел.
– Оттуда, где он теперь находится? Что можете вы знать о желаниях тех, кто покинул эту землю? Мне, например, кажется, что нужно прежде всего подумать о помиловании и прощении за все совершенные нами прегрешения. Поступайте по-своему, моя дорогая, речь идет о вашей жизни и жизни вашего ребенка, а я всегда готова следовать за вами туда, куда вы считаете нужным, лишь бы быть рядом с вами. Но не забудьте, что существуют еще эта славная Перонелла и ее муж. Они уже привязались к маленькому Филиппу. Вы разобьете им сердце.
В эту ночь Фьора не спала. Она вновь и вновь прокручивала в голове все, что ей сказала Леонарда, однако так и не сумела найти приемлемого решения. Конечно, Леонарда во всем была права, но ее терзала одна и та же навязчивая мысль: остаться здесь значило бы предать память Филиппа. У Фьоры было достаточно поводов для недовольства собой, и к этому трудно было бы добавить что-нибудь новое. Поэтому она твердо решила быть дипломатичной и не превращать Людовика XI из доброго друга в заклятого врага.
Она собиралась выехать в Ле-Плесси утром, приблизительно к тому часу, когда заканчивается обедня и король выходит из церкви. Однако в тот момент, когда Фьора готова была отправиться в путь, послышался лай собак и раздались звуки труб, возвещавших начало охоты. Таким образом, едва возвратившись домой, государь поспешил предаться своему излюбленному занятию, которое превратилось для него уже в подлинную страсть. Не стоило рисковать и задерживать его, так как это тогда испортило бы ему настроение.
В результате ей удалось осуществить свой план только во второй половине дня. Одетая в черное бархатное платье, в высоком головном уборе из серебристой ткани, к которому крепилась траурная муслиновая вуаль, Фьора села на мула. За нею следом ехал одетый в лучшие свои одежды Флоран. Они направились к замку и достигли так называемой «паве» – дороги, мощенной булыжником, которая соединяла Тур с поместьем короля. Если охота прошла удачно, то молодую женщину непременно ожидал любезный прием. Как бы там ни было, но приветствовать короля после его возвращения было в порядке вещей.
Отправляясь в путь, Фьора даже не повернула головы в сторону Леонарды и Перонеллы, вышедших ее проводить, – чтобы не видеть их. Последняя держала на руках малютку. Покрасневшие глаза Перонеллы, которую Леонарда, несомненно, ввела в курс событий, произвели на Фьору столь удручающее впечатление, что, достигнув первой линии крепостных укреплений Ле-Плесси-ле-Тур, она натянула поводья и чуть было не повернула обратно, мучаясь сознанием того, сколько несчастий причинила этим славным людям.
Однако Фьора привыкла доводить до конца свои замыслы, и после непродолжительных раздумий она все-таки подъехала к парадному входу, образованному двумя зубчатыми башнями, охраняемыми стрелками шотландской гвардии. Ни для кого не было секретом, что Фьору и сержанта Дугласа связывали узы давней прочной дружбы. Посему солдаты даже не пытались препятствовать ей. Когда она проходила мимо них, они встречали ее радостными приветствиями и восхищенными улыбками: от этого не удержался бы ни один мужчина при виде такой очаровательной женщины. Между тем на заднем дворе кипела работа по размещению только что прибывшего багажа Людовика. С одной стороны двора, там, где были расквартированы гвардейцы, суетились пажи, исполняя приказы. Мимо них сновали служанки, направляясь к мосткам, чтобы стирать белье. Немного западнее, возле небольшой, посвященной Пресвятой Деве Клерийской часовенки, которую король называл своей «прекрасной дамой», а также своей «маленькой подругой», поскольку предпочитал ее всем остальным, солдаты сторожили большую квадратную башню «Правосудия короля», находившуюся в некотором отдалении от крепостных стен. Они грелись на солнце и играли в кости. С другой стороны двора находилась еще одна церковь, посвященная святому Матиасу. Она служила приходом для населявших замок жителей и одновременно часовней для небольшого монастыря, расположенного на территории замка.
Непосредственно королевский замок, располагавшийся левее от главного входа в крепость, представлял собой внушительное строение, украшенное галереей с изящными арками, на которую выходили окна. Восьмиугольная башня с высокой караулкой завершала собою парадную лестницу. С внутренней стороны башня одновременно служила выходом в великолепные королевские парки и сады. Вода сюда доставлялась по свинцовым или глиняным трубам, соединенным с фонтаном Ла-Кар. Тем не менее в этом дворе, так же как и в предыдущем, находились колодец и поилка для лошадей.
Место это, в отличие от двора со службами, было спокойным и тихим. Король, когда он находился в Ле-Плесси, превыше всего ценил уединение, столь необходимое в часы раздумий. На лестнице было всего два охранника, и Фьора, которая разыскивала Мортимера, уже приготовилась у них узнать, где тот находится, когда увидела королевского камердинера, пересекавшего двор. Узнав молодую женщину, он подошел к ней и приветствовал галантным поклоном:
– Наш государь отправился с утра на охоту, донна Фьора. Поэтому здесь вы его не найдете.
– Знаю. Я слышала, как он выезжал, но, по-моему, он должен уже скоро вернуться. Я и приехала как раз затем, чтобы дождаться его возвращения. Я должна поприветствовать его и узнать, как его здоровье.
– Если принимать во внимание тот изнуряющий образ жизни, который он вел последние месяцы, то его самочувствие превосходное. Кстати, вы и сами могли заметить это: едва приехал – и тут же на охоту. Все последнее время он был лишен этого удовольствия. Однако мой вам совет: возвращайтесь домой, король не вернется сегодня.
– Значит, он далеко отсюда?
– Да, довольно-таки. Он охотится в лесу неподалеку от городка Лош. Эту ночь он проведет там, в своем замке. Возможно даже, он задержится еще на несколько дней, если только доезжачие
l:href="#n_4" type="note">[4]
хорошо поработали.
Лош! Это название мрачным эхом отозвалось в сознании Фьоры. Ведь именно в эту крепость отвезли Матье де Прама, узника в клетке, и, может быть, охота – только предлог. Не поехал ли король туда для того, чтобы допросить его? Ей было известно, что там содержались и другие узники, и в первую очередь отец Игнасио Ортега, кастильский монах, который преследовал короля своей ненавистью и которому в самый последний момент в Санлисе она помешала убить Людовика XI. Его так же, как и других ему подобных, отправили искупать свое злодеяние в Лош. Там содержался также какой-то кардинал, имени которого Фьора не помнила.
Казалось, что король превратил Лош в центр отправления своего сомнительного правосудия. С людьми там обращались хуже, чем со скотом, и если участь испанского монаха мало трогала Фьору, то при воспоминании о молодом оруженосце, закованном в цепи и подвергнутом унизительным насмешкам и оскорблениям толпы, сердце ее горестно сжималось.
– Мне необходимо переговорить с королем! – сказала она наконец. – Не лучше ли будет, если я тоже отправлюсь в Лош?
Глаза камердинера от изумления округлились.
– Поехать… в Лош?
Он не мог продолжать далее, так как согнулся в низком поклоне. Однако его мысль была подхвачена каким-то молодым и нежным голоском:
– Это было бы безумием, если только вы позволите мне высказать мое мнение, мадам. Король никогда и никого не принимает там, поскольку это место заключения политических узников. А если кто осмелится нарушить этот запрет, то навлечет на себя его гнев. Неужели вы хотите испытать это на себе?
Голосок принадлежал совсем еще молоденькой девушке, вероятно, тринадцати или четырнадцати лет, позади которой стояла придворная дама, высокая женщина со сложенными на животе руками, полная собственного достоинства. Что касается девочки, то Фьора с жалостью подумала, что она никогда еще не видела подростка более некрасивого… и вместе с тем более величественного. В этом платье из ярко-голубого бархата, вышитом мелкими серебристыми лилиями, плечи ее казались сутулыми, а тело слишком худым. Ее лицо, на котором выделялись очень крупный нос, унылый рот и слегка навыкате глаза, никак не вязалось с этим тщедушным тельцем и, казалось, принадлежало совсем взрослой женщине.
Только печальный взгляд ее карих глаз, излучавших кротость и какой-то внутренний свет, привлекал к себе внимание. Не зная, что и сказать, так ее поразила эта девочка, Фьора некоторое время колебалась, размышляя, как ей себя вести, когда сопровождавшая ту дама с некоторой суровостью произнесла:
– Поклонитесь, мадам! Мадам Жанна Французская, герцогиня Орлеанская, оказала вам честь, обратившись к вам!
Фьора, смутившись, тотчас присела в глубоком реверансе. Так, значит, эта некрасивая девочка была младшей дочерью короля, той самой, на которой в прошлом году он заставил жениться своего кузена, молодого герцога Орлеанского. По его собственному циничному выражению, прозвучавшему в беседе с одним из ближайших родственников, он осуществил этот союз по той простой причине, что молодым супругам «не придется выкармливать своих собственных детей». Так или иначе, но он должен был покончить с соперничающей ветвью дома Капетингов.
Перонелла рассказывала эту историю во всех подробностях и со множеством вздохов, так что ее слушателям трудно было понять, кого же она больше жалеет: молодого герцога Орлеанского, о котором говорили, что он умен и хорош собой, не в пример своей дурнушке-супруге, или эту бедняжку, которую даже ее королевская кровь не спасла от худшего из унижений: быть насильно отданной юноше, которого, по слухам, она любила всем сердцем. Свое детство Жанна провела в замке Де-Линьер, что в Берри, где никто, даже мать, не навещал ее. После свадьбы ее увезли обратно в замок, оставив на попечении супругов де Линьер, тех самых, которые ее воспитали.
l:href="#n_5" type="note">[5]
В королевских покоях Жанну видели очень редко, она не любила бывать там, потому что знала, что ее присутствие нежелательно.
– Мадам, – тихо произнесла Фьора, – умоляю ваше высочество простить мне мое неведение. Что же до гнева короля, нашего государя, то, поверьте, я страшусь его так же, как и все, но мне нужно сообщить ему о делах, настолько важных…
– Что вы готовы пренебречь гневом всего света и даже его величества? Не скажете ли вы мне, кто вы? Вряд ли я с вами уже встречалась, иначе я бы запомнила вас, ведь вы необыкновенно красивы. Вы, наверное, иностранка?
– Я из Флоренции, мадам. Меня зовут Фьора Бельтрами и…
– Ах! Я знаю, кто вы! Мне о вас говорили! – воскликнула Жанна с очаровательной улыбкой, осветившей ее некрасивое лицо, отчего она на мгновение перестала быть дурнушкой. – Король, мой отец, очень ценит и вас, и вашу дружбу. Но… вы в трауре?
– Да. Я скорблю о моем супруге, графе Филиппе де Селонже, казненном два месяца тому назад в Дижоне за участие в мятеже. Он был… близким другом покойного герцога Карла.
– О! Простите, если я причинила вам боль, вы, должно быть, очень несчастны. Так это вы живете в поместье Рабодьер?
– Да. И я хотела бы, с позволения его величества, вернуть ему этот замок. У меня родился сын и…
– Ничего не объясняйте, – остановила ее Жанна. – Думаю, что я все поняла. К сожалению, я не пользуюсь большим влиянием на отца и не сумею вам чем-либо помочь. Все, что я могу вам предложить, это совет, если вы, конечно, захотите принять его.
– Я буду вам признательна, мадам.
– Не перечьте сейчас моему отцу! После этого трудного похода за присоединение северных земель он стал еще более вспыльчивым, чем раньше. Вы же видите, он не может усидеть на месте и нескольких часов. Подождите, пока он успокоится и снова обретет присущие ему ясность ума… и особенно мудрость. Через несколько дней уже все станет на свои места, и вы сможете поговорить с ним. Но, заклинаю вас, будьте осторожны.
– Почему?
– Потому что ваша просьба, без сомнения, оскорбит его. Ему случалось уже отбирать свои дары у тех, кто его обманул, но, по-моему, никогда еще и никто не возвращал ему его подарок по собственной воле. Он может не оценить этого. Не форсируйте события и воспользуйтесь этой вынужденной отсрочкой, чтобы еще раз взвесить свое решение, – с серьезным видом посоветовала Жанна.
– Я уже много размышляла над этим, мадам.
– В таком случае остается уповать на бога, пусть он надоумит вас. Я же буду молиться за вас.
Не дожидаясь, когда Фьора поблагодарит ее, маленькая принцесса повернулась и уже стала удаляться странной неровной походкой, отчего у ее собеседницы сжалось сердце, но вдруг остановилась:
– Я рассчитывала возвратиться в Де-Линьер завтра, но, если вы пообещаете мне не ускорять событий, я задержусь здесь еще на несколько дней.
– Ваше высочество, вы хотите мне помочь?
– Я уже говорила вам, что у меня не так много влияния, но я хотела бы предложить это немногое к вашим услугам. Возвращайтесь к себе и ничего не предпринимайте, пока я не пришлю за вами. Вы обещаете?
– Обещаю… но я не знаю, как мне вас… – Фьора была тронута до глубины души и не находила слов для благодарности.
– Нет! Не благодарите меня. Напротив, это я должна благодарить вас.
Было совершенно очевидно, что Фьора ничего не поняла, и поэтому Жанна тут же добавила со своей чарующей улыбкой, которая заставляла забывать о ее некрасивой внешности:
– Благодаря вам я поняла, что можно быть прекрасной, как день, и одновременно глубоко несчастной. Когда мне захочется плакать, я буду вспоминать вас!
Принцесса быстро дотронулась своей маленькой и хрупкой, как птичья лапка, ручкой до руки Фьоры, которая, склонившись в глубоком реверансе, почти коснулась коленями пола, затем, взяв за руку мадам де Линьер, она направилась к внутреннему двору. Стражники в дверях приветствовали ее, как подобало по этикету. Фьора видела, что Жанна направилась в церковь Пресвятой Девы Клерийской.
– Всегда представлял себе принцессу, – сказал Флоран, провожая ее взглядом, – этакой красивой, высокой дамой, роскошно одетой, разукрашенной драгоценностями. Кто бы мог подумать, что у короля родится такая уродливая дочь.
– Придержите свой язык! – резко сказала Фьора. – Вы сами не знаете, что говорите! Уродливая? Это с таким-то светлым взглядом и с такой чудесной улыбкой, нежнее которой не сыскать в целом свете? Нет, я уверена, господь всевидящий совсем иного мнения! Мы возвращаемся домой!
Леонарда и Перонелла удивились скорому возвращению своей госпожи. Когда они узнали, что Фьоре не удалось встретиться с королем, им стоило величайшего труда скрыть свою радость. Конечно, несколько дней – это не бог весть что, но все-таки отсрочка. Как хорошо, что она встретилась с молодой герцогиней Орлеанской! Фьора дала слово не возобновлять своих попыток увидеться с королем, пока та не даст ей знак. Леонарда воспрянула духом.
– Что-то мне подсказывает, что мы еще долго будем жить в этом уютном доме, – поведала она Перонелле. – Я очень надеюсь, что наш государь сумеет убедить Фьору не уезжать, и мы проведем здесь вместе еще много восхитительных лет и зим.
– Вы думаете?
– Да, я уверена. Единственное, чего я все-таки опасаюсь, так это как бы наша молодая хозяйка не обрушилась на короля подобно урагану и не разозлила бы его. Как бы там ни было, я думаю, что теперь все наладится, мы останемся здесь и будем все вместе.
Бедная Леонарда! Как часто потом она будет вспоминать эти свои слова во мраке длинных, бессонных ночей, которые станут ее уделом не далее как в эту зиму, которая обещала быть такой безмятежной.
По возвращении из Ле-Плесси Фьора, сраженная усталостью, задремала на своей кровати под тяжелым парчовым балдахином. Она подкрепилась чашкой овощного бульона и посмотрела, как Марселина кормит грудью маленького Филиппа. Вернувшись к себе, она не стала никого звать помочь ей раздеться. Уже не в первый раз ее охватывало желание побыть одной, так огорчавшее Леонарду. Ей была невыносима сама мысль, что нужно говорить, слушать или отвечать кому-то. В такие минуты ей казалось, что ее как соломинку бросили на волю бурных волн, не спросив у нее, чего же ей, собственно говоря, хотелось. Фьоре хотелось немного отдохнуть, и, кинув как попало одежду, она скользнула в свежие, приятно пахнущие ирисом простыни. Через окно в ее комнату уже проникла ночь, неся с собою вечернюю прохладу, предвещавшую скорое наступление осени. Она окутала серой мглой живые краски смирнского ковра, разостланного на плиточном полу.
Фьора не пожелала растопить у себя камин, она лишь зажгла ночник в изголовье. Ей не хотелось читать, хотя рядом лежал томик с речами Платона, полюбившегося ей еще в детстве. К чему ей древнегреческая премудрость, если сама она находится в затерянном между рекой и лесом поместье, а сердце ее и разум плывут по течению и не знают, куда лучше повернуть? Прохладный вечерний ветерок, задувавший в ее открытое окно, нес с собою запах мокрой земли и листьев после недавнего дождя.
Один за другим затихали в доме привычные звуки. Фьора слышала, как Флоран натаскал воды из колодца во дворе, чтобы утром, когда Перонелла разведет огонь, она была наготове. Затем раздались шаги Этьена, который, сделав обход замка, свистом подозвал собак и отправился на покой в строение, расположенное рядом с дорогой. Было слышно, как Перонелла закрывает одну за другой двери и задвигает засовы. Вот на втором этаже громко заскрипела деревянная лестница: это Перонелла направлялась в свою комнату. Немного спустя послышалось более легкое поскрипывание – это Флоран. Наконец слабый скрип ее собственной двери сообщил о присутствии Леонарды, заглянувшей убедиться в том, что Фьора спит. В соседней комнате захныкал малыш, и Марселина, чтобы успокоить его, вполголоса пропела ему несколько куплетов из старой колыбельной песенки, а потом Фьора услышала, как заскрипела под тяжестью тела кормилицы кровать.
В конце концов все затихло: дом уснул, и на смену обычным дневным звукам пришли звуки ночные, рождавшиеся на окрестных лугах и полях. Повсюду царил порядок, каждый брал с собой на ночь свой груз забот и трудов, чтобы пронести его в день следующий. Только Фьоре, хотя она и старалась изо всех сил, нести было нечего. Как хорошо было бы все забыть, забыть эти тяжкие обязательства, которые возлагались на нее как на вдову и выполнения которых требовал от нее кодекс чести, чести носить это имя.
Теперь она не вправе оставаться такой, как прежде: просто очень молодой женщиной, которой нет еще двадцати, которая создана для того, чтобы любить, но которая никогда более не познает ни ласки, ни наслаждения; которой все еще хотелось жить, несмотря на то, что душа ее была мертва и у нее совсем не осталось мужества. Ей нечего ждать теперь от жизни, ведь в ней нет больше Филиппа, нет его смеха, его рук, его губ, его тела, ласковую силу и нежность которого она все еще ощущает, стоит только закрыть глаза…
Фьора снова подумала о смерти. С тех пор как она встретила на мосту Матье, заключенного в клетку, эта мысль стала слишком часто навещать ее, а в этот вечер еще настойчивее, чем прежде. Если бы Фьоры не стало, то те немногие, кого она любит и кого жизнь не успела еще у нее отнять, могли бы продолжать и дальше жить в этом доме, где им всем так хорошо. А ее похоронили бы на острове, возле монастыря Сен-Ком, в святой земле. И каждое утро Леонарда приходила бы на ее могилу с букетами лилий, пионов, роз и жимолости, гвоздики, барвинка или подснежника, в зависимости от времени года. Маленький Филипп рос и воспитывался бы под ее присмотром, а король, разумеется, не отказал бы ему впоследствии в своей протекции.
Да, пожалуй, это было бы самое лучшее решение всех ее проблем, конечно, при условии, что ее смерть была бы естественной. Самоубийство легло бы несмываемым позорным пятном на всех, кто был ей дорог. А что, если ее смерть была бы похожа на несчастный случай? Местные рыбаки говорили, что в Луаре полно водоворотов, сильных течений и глубоких впадин. Уже не один купальщик, забывший об осторожности, погиб здесь.
Правда, сезон теперь был не купальный. По утрам было прохладно, частые туманы спускались на землю, оттого что солнце все еще посылало ей тепло на концах своих золотисто-пурпурных лучей. Это было бы так просто, так легко! Нужно только немного храбрости, чтобы сделать первый шаг, а затем броситься в прохладную воду и отдаться на волю волн, они сами понесут тебя к твоему земному концу.
Фьора закрыла глаза, чтобы представить себе во всех подробностях, как она покидает этот мир, и не заметила, увлекшись этой фатальной картиной, как уснула…
Внезапный неизъяснимый страх заставил ее проснуться и сесть на кровати, сердце ее колотилось. Лоб покрылся испариной. Комната была погружена во мрак, поднявшийся ветер хлопал по стене створкой окна. Фьора сбросила простыню, собираясь встать и закрыть окно. Молодая женщина не успела коснуться ногами пола: на нее накинули одеяло, и она почувствовала, как кто-то обхватил ее и удерживал, пока ей связывали руки. Она отбивалась, прикладывая неимоверные усилия, и громко кричала:
– На помощь!.. Помогите!.. На помощь!
Отыскав на ощупь ее горло, чьи-то пальцы слегка сжали его, приглушив крики, но они, будто эхом, были подхвачены другими голосами. Фьора услышала, как истошно завопила Марселина, а потом и Леонарда, умолявшая разбойника или разбойников отпустить Фьору. Послышался шум борьбы и вслед за тем стоны раненого, потом чей-то злобный голос:
– Сидите смирно, или я зарежу мальчишку, как цыпленка!
– Нет! – вскричала Леонарда. – Только не ребенка, только не ребенка… богом заклинаю!
– Оставьте бога в покое и передайте вашему человеку, чтобы он запер собак, если не хочет, чтобы их перерезали. Его проводят, чтобы он не заблудился…
Сквозь плотное одеяло Фьора услышала также пронзительный голос Перонеллы, что-то бессвязно кричавшей, и, почувствовав, что хватка ослабела, попыталась освободиться.
Она собиралась опять закричать, но при первых же звуках ее голоса пальцы с новой силой сжали ее горло, подавив крик. Фьора задохнулась, а глаза ее застлала красная пелена. С внезапным отчаянием она подумала, что вот-вот умрет, задушенная каким-то бандитом неизвестно за что. Правда, ей показалось, когда он выкрикивал угрозы, что она уже где-то слышала этот голос с легким иностранным акцентом. Нет, это был бы слишком нелепый конец! И прежде чем впасть в бессознательное состояние, Фьора успела издать последний крик, больше, однако, похожий на стон.
Она очнулась от того, что ее обдали холодной водой, которую плеснули ей прямо в лицо. Она закашлялась и хотела поднести руки к шее, которая вся горела, но они были связаны. С трудом приоткрыв глаза, Фьора увидела, что находится в небольшой комнатке, напоминавшей скорее ящик. На бочке чадила и плавилась свеча, распространяя вокруг неприятный запах, а в одной из стен было прорезано квадратное окошко, обеспечивающее слабый приток свежего воздуха. Она обнаружила, что лежит на соломенном тюфяке в той самой ночной рубашке, в которой накануне легла спать, завернутая в одеяло, вероятно, то самое, которое на нее накинули в момент похищения.
Вода стекала по ее щекам и шее, намочила волосы. Она повернула голову, чтобы увидеть, кто это сделал, и испуганно вскрикнула, когда это произошло: у человека, стоявшего рядом с ней, не было лица, а вместо этого – длинный белый клюв и огромные круглые отверстия для глаз, окруженные широкой красной полосой…
– Кто вы? Что вам нужно?
– Поболтать, моя красавица, просто поболтать. Нам предстоит долгое путешествие. И в зависимости от твоего выбора оно может оказаться очень приятным или очень трудным. В любом случае тебя будут тщательно охранять, и тебе не удастся выскользнуть отсюда.
– Кто вы, куда вы меня везете? – повторила свой вопрос Фьора. – Мы находимся в лодке?
В самом деле деревянная койка с соломенным тюфяком слегка покачивалась, а снаружи доносились тихие всплески воды, как будто волна билась о корпус судна.
– В самую точку! Мы действительно находимся на барже, идущей вниз по Луаре. Это обычная торговая баржа, никому и в голову не придет искать нас здесь, особенно если допустить, что за нами снарядили погоню!
Саркастический тон человека-птицы действовал Фьоре на нервы, и без того натянутые, как если бы по ним водили скребком:
– Мои домашние? Что вы с ними сделали? Мой ребенок не..?
– Убит? Да за кого вы меня принимаете? А что до ваших домашних, как вы изволили их называть, то, за исключением этого одержимого белобрысого юнца, которого мои люди немного образумили, все остальные чувствуют себя вполне сносно, если только можно так сказать о связанных людях. Надеюсь, днем кто-нибудь освободит их.
– Флоран ранен? Это опасно?
– Не задавайте слишком много вопросов! – раздраженно произнес похититель. – Я ничего не знаю. А вам советую забыть всех этих людей. Пройдет еще очень много времени, прежде чем вы сможете снова их увидеть… если вообще когда-нибудь это случится.
Фьора извивалась, пытаясь высвободить руку, но она мало преуспела в этом. Человек в маске, так как это была всего лишь маска, которую лекари надевают на себя во время чумы, наклонился к ней.
– Если вы обещаете вести себя смирно, я развяжу вам руки. Между прочим, я уже сказал вам, что вы будете находиться под непрестанным надзором, так что не вздумайте бежать, – предупредил он.
– Тогда зачем же меня связали?
– А чтобы вы лучше уяснили себе, чем рискуете!
Приподняв одной рукой одеяло, укрывавшее молодую женщину, другой рукой похититель вытащил кинжал и разрезал сорочку сверху донизу. Шелковистая материя соскользнула и оставила Фьору совершенно обнаженной. Инстинктивно она закрыла глаза и крепко сжала веки, чтобы ничего не видеть. Она и вправду ничего не видела, но это, однако, не мешало ей чувствовать…
Она ощутила грубое прикосновение его пальцев к своей груди, потом они скользнули по животу и еще ниже, предаваясь нескромным исследованиям. Она извивалась, пытаясь избавиться от этих хищных рук.
– Оставьте меня! – кричала Фьора. – Не смейте прикасаться ко мне!
– Замолчи, иначе я сам заткну твой рот! Ты девка красивая, я в этом уже убедился, и мне следует привезти тебя по возможности в хорошем состоянии. Так вот что я решил: если ты выкажешь послушание и смирение, то проведешь все путешествие всего лишь взаперти в моей каюте, но если ты выведешь меня из терпения, я прикажу на караке,
l:href="#n_6" type="note">[6]
который ожидает нас в Нанте, заковать тебя в цепи и каждый вечер буду оставлять тебя наедине с моими людьми. Их десять человек, один из них – татарин, а другой – негр из Судана. Но первым буду я, уж будь уверена… Клянусь всеми чертями, собственно, почему я должен себе в этом отказывать! У меня право первенства!
Он сорвал с себя маску, служившую ему для устрашения обитателей поместья и самой Фьоры. В том, что под маской скрывался незнакомец с улицы Сен-Мартен, которого Флоран видел потом возле их дома, не было почти ничего удивительного. Фьора уже догадывалась об этом. И если при первой встрече он показался ей просто уродливым, то теперь, когда его обуяла похоть, он и вовсе походил на демона.
Сознавая, что он сейчас изнасилует ее, несмотря на все свои первоначальные обещания, она испустила громкий протяжный крик, который был слышен, наверно, на обоих берегах реки. Придя в ярость, негодяй грубо заткнул ей рот рукой. Но тут пришла его очередь закричать, потому что она укусила его. Тогда он со всей силы несколько раз ударил ее по щекам, рассчитывая свои удары так, чтобы как можно меньше навредить ее внешности.
Голова Фьоры моталась из стороны в сторону. Она больше не кричала, только стонала, горестные слезы катились по ее пылающему лицу. Потом вдруг что-то произошло. В каюту кто-то вошел и схватил ее мучителя за шиворот. Поначалу она не видела ничего, кроме тени, показавшейся ей сквозь слезы гигантской. Эта тень обладала совершенно необычным голосом, глубоким, как море, и густым, как бальзам.
– Хозяин приказал привезти ее живой и в полном здравии! Никаких ранений и насилия, боже упаси. Если он заметит плохое отношение, то ничего не заплатит. И что я вижу? Ты бьешь ее!
– Эта тварь укусила меня! Она так раскричалась…
– Доминго слышал. Предоставь ему позаботиться о ней и о нашем вознаграждении! За эту женщину дадут много золота. Иди!
Дверь заскрипела, возвещая, что незнакомец ушел. Тут Фьора разглядела наконец того, кого она принимала за тень. Это был темнокожий гигант, лицо и руки которого мало чем отличались от его темной одежды. Когда он приблизился к постели, пламя свечи осветило его ослепительной белизны белки больших темно-карих глаз, белоснежные зубы и похожие на две кожаные красные подушечки губы.
Несколько мгновений гигант рассматривал молодую женщину, которая была привязана к койке, словно искупительная жертва какого-то чудовищного жертвоприношения, затем пожал плечами. В глазах Фьоры застыл мучительный вопрос. Она вся дрожала от холода и одновременно от страха, поскольку мрачное лицо темнокожего великана не внушало ей никакого доверия. А между тем он с величайшей бережностью натянул на нее разорванную сорочку и, подняв одеяло, укрыл ее. Затем незнакомец вытащил из-за широкого пояса длинный кривой нож и перерезал им веревки, связывающие ее запястья. Фьора облегченно вздохнула и, прежде чем спрятать под теплую шерстяную материю руки, растерла онемевшие конечности.
– Спасибо, – прошептала она, – и еще спасибо за то, что вы только что сделали. Не скажете ли вы мне, кто вы и какой…
– Не разговаривай! Спи!
– Как же я могу уснуть в таком состоянии?
– Ты уснешь. При помощи вот этого.
Негр извлек из складок туники небольшую серебряную коробочку, откуда вытащил коричневую пилюлю и положил ее в рот молодой женщине. После этого, взяв стоявший в углу кувшин с водой, он подал его ей и велел немного отпить.
– Спи! – повторил он. – Доминго останется здесь.
Должно быть, лекарство было очень сильным, так как, едва проглотив его, Фьора почувствовала, что тело ее расслабилось, и она впала в состояние какого-то оцепенения, надо сказать, довольно приятного. Прежде чем окончательно уснуть, она успела заметить, что негр уселся, поджав по-турецки ноги, возле узкого окошка, сквозь которое пробивался свежий воздух, и стал перебирать пальцами янтарные четки.


Когда она вновь открыла глаза, трудно было определить, сколько прошло времени. Тесная деревянная клетушка была освещена розовыми, почти горизонтальными лучами предзакатного солнца. Негр исчез, и Фьора обнаружила, что она была одна. Приподнявшись, она заметила у себя в ногах одежду и поспешила натянуть ее на себя. Это было не бог весть что: сорочка и панталоны из добротной фландрской материи, платье из ткани гранатового цвета с плетеным кожаным поясом и прошнурованными рукавами и, наконец, чулки и туфли. Конечно, здесь не могло быть и речи об элегантности, но даже в такой одежде Фьора почувствовала себя гораздо лучше, и самое главное – в большей безопасности. Гардероб дополняли вуаль и черный плащ с капюшоном. Их она пока что отложила в сторону. Фьора подошла к окошку, из которого струился свет, и вдохнула теплый, уже напоенный запахами моря воздух.
Баржа двигалась вперед, подгоняемая работой длинных весел, издававших мерные всплески, и течением реки. На уровне ее глаз медленно проплывал поросший густой травой берег, окаймленный высоким камышом. Он был так близко, что Фьору охватило неодолимое желание дотянуться до него. Ей нужно каким-то образом выбраться отсюда, убежать с судна, от этих враждебно настроенных к ней людей, которые увозят ее бог весть куда. Может, даже в Африку? Этот человек вчера что-то говорил о караке, который ждет их в Нанте, а негр Доминго сказал, что она дорого стоит. А вдруг эти люди выкрали ее, чтобы продать в рабство какому-нибудь сарацину?
Пытаясь оценить свое положение, Фьора подошла к двери. Конечно, та была закрыта на ключ, но вообще эта дверь казалась ненадежной, створки ее дребезжали, удерживаемые одной лишь задвижкой. Вот если бы можно было ее приподнять, засунув в паз какой-то длинный и тонкий предмет. И Фьора принялась тщательно осматривать свою тюрьму в надежде отыскать то, что послужило бы ей в качестве отмычки.
Конечно, она не ведала ни куда ведет эта дверь, ни что ее ожидает за ней. Ее похититель говорил, что у него десять подручных, но это не остановило бы Фьору, ей необходимо было действовать. Только мысль о побеге не давала ей погрузиться в пучину отчаяния.
Койка была прикреплена к полу с помощью плоских железных петель, одна из которых была расшатана и держалась непрочно. Встав на колени, Фьора попыталась оторвать ее, но внезапно раздавшийся густой бас Доминго заставил ее вздрогнуть. Несмотря на свой рост и внушительный вес, негр вошел бесшумно, как кот:
– Напрасно ты портишь свои ручки, красавица! У тебя нет ни малейшего шанса сбежать от нас. Лучше ешь поскорее то, что тебе принес Доминго!
Он держал миску, от которой исходил аппетитный запах мяса и пряностей. Фьора сразу же почувствовала, как голодна. Она покорно уселась на кровать и, не заставив себя долго упрашивать, быстро съела то, что там было, – мясное рагу и репу. Затем она с жадностью осушила кувшинчик вина, придавшего ей сил и возвратившего вкус к борьбе, который она уже не надеялась обрести вновь.
Она подняла глаза на черного гиганта, который тем временем рассматривал ее.
– Могу я вас спросить? – обратилась к нему Фьора.
– Что ты хочешь знать?
– Прежде всего кто вы?
– Меня зовут Доминго, вот и все.
– Действительно, это немного. Человек, который был прошлой ночью, ну, тот, в маске птицы, которому вы помешали… Как его зовут?
– Он сам скажет тебе это, если сочтет нужным. Доминго может сказать только, что он – главарь.
Вспоминая, как Доминго выпроводил его из каюты, Фьора подумала, что на этом судне странные отношения между главарем и его командой, но, почувствовав, что ей не удастся больше ничего узнать, переменила тему:
– Зачем вы меня похитили? Куда меня везут?
Негр только покачал головой, увенчанной неизменным тюрбаном, пожал плечами, но ничего не ответил. Собрав посуду, он направился к двери. И только уже на пороге тихо произнес:
– Если ты хочешь это знать, я скажу тебе. А пока что отдыхай!
– Я уже достаточно отдохнула! – воскликнула Фьора, начиная терять терпение. – Скажи ему, что я хочу его видеть!
– Не в твоих интересах говорить «я хочу»!
Как томительно протекают часы, если нет возможности определять время. Наступил вечер, потом ночь. Фьора, не отрываясь, глядела в узенькое окошко. Она заметила, что берега отдалились, без сомнения, это признак того, что река расширилась. К запахам речной воды все сильнее примешивался запах тины. Время от времени доносились голоса людей, изъяснявшихся на непонятном языке. Выбившись из сил, Фьора легла на свой тюфяк и свернулась на нем калачиком, предварительно накинув плащ.
Она и понятия не имела, где находится город Нант, в котором их ожидало морское судно. Однако ей доподлинно было известно, что это порт и что он находится за пределами владений короля Франции, на землях герцога Бретонского. Иными словами, спастись оттуда было бы гораздо сложнее, а то и вовсе невозможно.
Доминго разбудил ее на рассвете. Баржа уже остановилась и слегка покачивалась на воде. При свете свечи Фьора увидела, что окошко ее каюты было плотно закрыто.
– Мы прибыли в Нант? – спросила она.
– Не задавай вопросов. Я должен завязать тебе глаза, а после я понесу тебя.
Сопротивляться было бесполезно, расклад сил был, конечно же, не в ее пользу. Фьора позволила завязать себе глаза. Она почувствовала, как ее подняли и понесли, словно какой-то сверток. Она смутно различила сквозь повязку свет от факела и одновременно ощутила исходившее от пламени тепло. Фьора услышала несколько голосов, говоривших все на том же непонятном языке, и среди них – голос мнимого купца. По его интонации она поняла, что он отдает приказания.
Путешествие заняло немало времени. Фьора почувствовала, как они перешли с баржи на лодку, у которой в уключинах поскрипывали весла. Немного спустя Доминго вновь поднял ее, перебросил через плечо, словно мешок с зерном. Вместе с ней он поднялся по трапу, вероятно, на борт судна. К запаху тины добавились теперь запахи влажного дерева и гудрона. Послышался шум шагов по дощатой палубе, потом – по лестнице, звук открываемой двери, и наконец Фьору положили то ли на матрац, то ли на подушки, показавшиеся ей пуховыми после жесткого и колкого соломенного тюфяка на барже. Она надеялась, что теперь-то с нее снимут повязку, но Доминго не только не сделал этого, а еще и связал ей руки и ноги. Она запротестовала:
– Зачем же меня связывать? По-моему, я не сопротивлялась и не кричала!
– Все равно, – буркнул ее похититель. – Скажи Доминго, если он затянет веревки слишком сильно. Это ненадолго. Как только корабль удалится от земли на достаточно большое расстояние, Доминго тебя освободит и принесет поесть.
– Когда мы отплываем?
– Скоро. Уже начался прилив! Лежи смирно! Доминго будет караулить за дверью.
Оставшись одна, Фьора пренебрегла строгими запретами черного великана и принялась вертеться во все стороны, пытаясь освободиться. Это оказалось нелегко: руки были связаны за спиной, и, хотя Доминго затянул веревки не очень крепко, узлы были достаточно прочными. Чем сильнее Фьора тянула их вверх, тем, казалось, они туже затягивались. Но нет худа без добра, повязка соскочила с ее глаз, и, хотя света не было, она сумела разглядеть в темноте, что скорее всего находится в кормовой каюте карака.
Молодой женщине был знаком этот тип кораблей. Два судна ее отца, «Санта-Мария-дель-Фьоре» и «Санта-Маддалена», были точно такими же. Она бывала на них достаточно часто, чтобы успеть досконально изучить их планировку. Ей было известно, что на этих судах, построенных по большей части в Генуе или Венеции, было по две палубы и по две башни, на манер римских нефов. Кормовая башня немногим выше, чем носовая.
В ней находятся каюты капитана и почетных пассажиров, ее поместили как раз в одну из этих кают. Фьора знала, как открывается люк каюты из оправленных в свинец маленьких квадратиков стекла. Сквозь них было видно, как восходит солнце и занимается день. Если бы только ей удалось освободиться и прыгнуть в воду, ее не остановила бы даже большая высота, лишь бы доплыть до порта, это достаточно далеко отсюда, и ее уже не смогут там поймать. Остается лишь положиться на удачу…
Фьора так изогнула свое гибкое тело, что ей удалось, правда не без труда, протащить через кольцо рук туловище и ноги. После чего она поднесла связанные руки ко рту и попыталась перегрызть веревку зубами. В стекла витражей уже заглядывал новый день.
Было слышно, как матросы, спешившие выполнить маневр, зашлепали по палубам босыми ногами. Протяжно заскрипел кабестан. Судно под действием прилива сдвинулось с места и натянуло якорь, напоминая собаку на поводке. Команды, следовавшие одна за другой, отдавались громким голосом, по-итальянски. Фьора поднатужилась и еле сдержалась от радостного возгласа – веревки наконец упали. Освободить ноги было делом нескольких минут, и, вспрыгнув на спинку дивана, она кинулась к окну, отыскивая крючок, но, увы, он слегка заржавел и никак не поддавался, удерживая тем самым крышку люка. Внизу она различала серую воду, а еще дальше – мачтовый лес, за которым виднелись крыши города, шпили церквей и мощные крепостные укрепления.
Фьора занервничала, близость свободы кружила ей голову, и пальцы не слушались ее. Насколько она могла судить, корабль уже собирался покинуть стоянку. Надо было спешить. Впопыхах она ободрала себе кожу… но вдруг дверь отворилась, и на пороге показался Доминго. С удивительной для его телосложения быстротой он кинулся к молодой женщине, схватил ее, отнес на кушетку, поспешно связал ей руки.
– Сумасшедшая! – сказал он, отдышавшись. – Главарь идет. Если бы он обнаружил тебя раньше, чем я…
Он не закончил. Фьора поняла и, вспомнив угрозы, которые в гневе расточал тот человек, сдалась без борьбы. Возможность была упущена. Лучше потерпеть, подождать другого удобного случая… Терпение! Эту добродетель, эту истину из истин так часто повторял ей старый ее друг Деметриос! И в самом деле, она почувствовала себя вдруг уставшей, как после долгого бега. И поэтому, когда ее мучитель загремел коваными сапогами по дощатому полу, Фьора была уже совершенно спокойна и неподвижна.
Он остановился перед ней, выпятив грудь, расставив ноги и засунув большие пальцы рук за широкий кожаный пояс, стягивавший его талию. На лице его застыло выражение спесивого самодовольства. Фьора спрашивала себя, неужели ей снова придется выдержать его натиск, но Доминго, казалось, решил не покидать своего места и остался стоять рядом с ней, словно огромный сторожевой пес. Именно к нему и обратился вначале этот человек:
– Ты хорошо поработал. Благодаря тебе мы теперь в безопасности на этом судне, и у нашей прекрасной пленницы нет никакой возможности сбежать от нас. Ты можешь развязать ее. А потом оставь нас.
Не говоря ни слова, черный великан освободил Фьору от пут и снова занял свое место в изголовье с той решительностью, которая не оставляла никаких сомнений относительно его намерений. Тот скривился:
– Ну? Ты не расслышал? Я велел тебе оставить нас!
– Нет. Доминго был послан с тобой единственно для того, чтобы оберегать пленницу. Он за нее отвечает. Доминго оберегает и будет оберегать ее.
– Но в конце концов, – вмешалась Фьора, которая, обретя свободу движений, почувствовала себя гораздо увереннее, – скажете вы мне наконец, куда вы меня везете? Этот человек сказал вчера, что я стою больших денег. Кто должен дать их? Надеюсь, вы не собираетесь продать меня какому-нибудь пирату-сарацину?
– Ну что вы! Эти господа не очень-то богаты, а ведь ты и вправду дорого ценишься.
– Тогда кто? Почему Доминго заботится обо мне? Перед кем он должен отвечать за меня?
– Перед папой римским!
Фьора восприняла его слова как неуместную шутку и пожала плечами:
– Это не смешно! Отвечайте серьезно. Разве теперь вы чем-нибудь рискуете?
– Но я вполне серьезен.
– Тогда вы лжете! Папа живет в Риме. Если бы вы везли меня туда, то в эту самую минуту я должна была бы трястись на дне какой-нибудь повозки, направляющейся к Марселю или любому другому порту на берегу Средиземного моря. Я достаточно хорошо изучала географию и могу ориентироваться.
– Черт возьми! Вы действительно сведущи в географии, – ухмыльнулся ее похититель. – Ну так вот, моя лапочка, знайте, что все равно мы направляемся в Рим. Путешествие вокруг Испании, без сомнения, значительно дольше, но зато надежнее: можно не опасаться этих сторожевых галеонов короля Людовика. А в сухопутном путешествии мы рискуем наследить. Нет, это не годится. В любом случае его святейшество не торопится. Он сказал мне: «Джан Баттиста, я даю тебе столько времени, сколько потребуется для успешного выполнения этой миссии. Мы будем вполне удовлетворены, если ты возвратишься к концу года…»
Ошеломленная, Фьора не знала, верить ли собственным ушам.
– Папа! – повторила она. – Но что может хотеть от меня папа? Вы уверены, что не произошло ошибки?
– Совершенно. Вы ведь донна Фьора Бельтрами? Ваш друг Нарди, которого мы навестили в Париже, дал нам ваш адрес, после того как мы… убедили его это сделать.
У Фьоры по спине пробежал неприятный холодок. Ее испугало, что этот негодяй сделал ударение на слове «убедили».
– Я и не пряталась, но все равно меня удивляет, что Агноло Нарди доверился вам.
– Он не слишком был к этому расположен. И даже обжег себе ноги на огне. О, совсем немного, уверяю вас! Нам пришла в голову более счастливая идея, мы пригрозили подвергнуть той же участи его жену. Он сразу же стал значительно покладистее! И, конечно, мы проследили, чтобы он не послал вам какой-нибудь записки, чтобы предупредить вас. Вследствие этого я и имел удовольствие видеть вас в Type.
Потрясенная, с искаженным от ужаса и отвращения лицом, Фьора, как разъяренная пантера, набросилась на негодяя.
– И вы осмелились? В Париже, средь бела дня! Напасть на порядочных добрых людей! Что вы с ними сделали? Отвечайте! Я хочу знать.
Пораженный неожиданным нападением, Джан Баттиста почти не защищался.
От ярости силы молодой женщины удвоились, и она, вероятно, одержала бы над своим врагом победу, если бы Доминго вовремя не вмешался. Джан Баттиста без сил свалился на пол, растирая горло. Хрипя, он вылил на молодую женщину целый поток итальянской брани. Она с живостью отвечала ему, призвав на помощь все свои познания в этой области. Некоторое время каюта напоминала шумный итальянский базар, на котором горячие споры – обычное дело. Фьора, хотя и не пользовавшаяся какое-то время этим образным языком, которым тот владел в совершенстве, все же оказалась флорентийкой до мозга костей, и Доминго пришлось приложить немало усилий, чтобы помешать двум противникам снова наброситься друг на друга.
– Не будь я Монтесекко, – вопил Джан Баттиста, – вы видели когда-нибудь такую мегеру? Лучше иметь дело с пантерой, чем с ней, она не такая злобная.
– И ты еще осмеливаешься говорить мне о злобе, презренный негодяй? Я хочу знать, что стало с моими друзьями!
– Они прекрасно себя чувствуют, гораздо лучше, чем я. Как только я узнал то, что мне было нужно, я оставил их в покое. Радуйся, они и дальше смогут обворовывать своих клиентов. А вот ты… благодари бога, что я еще не засунул тебя в трюм. Ты останешься с ней, Доминго! Если она сбежит, будь уверен, я сниму твою черную башку, даже если сам папа сочтет, что ей лучше оставаться на месте. А я больше не желаю вас обоих видеть.
Он вышел, сильно пошатываясь, к вящему удовлетворению своей пленницы. Однако радость ее быстро сменилась беспокойством. Что нужно от нее главному викарию христианского мира? Она была уверена, что ничего хорошего. Ведь благодаря ей были сорваны его планы во Флоренции и посажен в железную клетку человек, посланный Сикстом IV убить короля Франции. Конечно же, он организовал это похищение вовсе не для того, чтобы спеть ей по этому поводу дифирамбы. Может быть, пока длилось это путешествие, он уже отсчитывал часы, которые ей осталось прожить? Разве папа может изобрести какую-либо иную месть, кроме смерти?
Фьора вдруг почувствовала приступ тошноты. Судно вышло в открытое море, и беспокойные волны Атлантического океана сильно раскачивали его. Молодая женщина, захваченная врасплох морской болезнью, нашла в себе силы лишь для того, чтобы добраться до кушетки. Убедившись, что она не в состоянии теперь даже пошевельнуть пальцем, Доминго вышел, чтобы принести ей воды.




Часть II
Козни Рима



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Жюльетта бенцони

Часть I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть II

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть III

Глава 1Глава 2Глава 3

Ваши комментарии
к роману Во власти теней - Бенцони Жюльетта


Комментарии к роману "Во власти теней - Бенцони Жюльетта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100