Читать онлайн Во власти теней, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Во власти теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1
Дорога во Флоренцию

День клонился к вечеру, когда Фьора, которую было невозможно узнать в мужском костюме, наконец-то выехала из ворот Дель-Пополо, к которым она все последние дни так стремилась. Все произошло как во сне, но с точностью хорошо поставленной пьесы: утром уезжали Пацци и Иеронима, которые пришли к двери молодых, чтобы попрощаться, но в ответ услышали только неясные ругательства молодого супруга, недовольного, что его вырвали в такую рань из сладкого утреннего сна. Затем Фьора и Карло подбежали к окну, чтобы убедиться, что Пацци покинули дворец Борго, потом она снова вернулась в постель, а ее супруг вышел в коридор и стал громко требовать завтрак и лакея. Затем появился посланник от княгини Риарио с просьбой к донне Фьоре дель Пацци о визите, на который Карло с ворчанием согласился, но настоял, что он пойдет тоже. Затем в сопровождении немногочисленной свиты и Хатун они на мулах отправились во дворец Сант-Аполлинарио, причем на Фьоре была надета густая вуаль, якобы для того, чтобы скрыть следы переживаний первой брачной ночи, а Карло с недовольным лицом возглавлял все шествие и по дороге строил забавные рожи, которые вызывали у всех встречных недоумение или смех.
Добравшись до Катарины, которая и вправду была одна, Карло сразу потребовал пить, и его со всеми положенными почестями проводили в апартаменты Джироламо, а Фьору и Хатун провели прямо в комнаты молодой княгини.
Комната была и впрямь роскошна: стены обиты плотным голубым шелком вперемешку с серебристой парчой; мебель поражала глаз тонкостью отделки и изяществом, а посередине царила огромная кровать, обтянутая той же серебристой парчой. Катарина, которая лежала на этой кровати, утопая в море драгоценных кружев, приняла гостей со всеми церемониями, какие полагались в подобных случаях, но через несколько минут отпустила всех слуг, кроме доверенной камеристки Розарии.
А еще через час Хатун, которая немного выросла благодаря высоким венецианским каблукам, в платье Фьоры, закутанная в ту же густую вуаль, покинула дворец в сопровождении Карло, который за это время опустошил, подтвердив тем самым хорошо известное всем свое пристрастие, несколько бутылок с вином. Фьора в этот момент, спрятавшись в альков кровати, торопливо натягивала на себя мужской костюм из коричневой замши с изображением на гербе змеи Сфорца и розы Риарио, который был приготовлен для нее вместе с высокими сапогами из тонкой кожи, широкой накидкой и шляпой, позволяющей скрыть ее волосы.
Когда она была готова, Катарина передала ей мешочек с золотом, которое Фьора разложила по карманам, и короткое письмо, подписанное буквой К.
– Это для Лоренцо, – уточнила она. – Я не хочу, чтобы Медичи считали меня пособницей Пацци и моего мужа… Когда вы минуете Сьенну, то снимите плащ и закопайте его или бросьте в кусты. Опасайтесь встретить тех, кто уехал сегодня утром. В кошельке вы найдете маршрут, который избавит вас от этой неприятности. А теперь обнимите меня, и да хранит вас бог! Я пришлю к вам Хатун, которая должна вернуться сегодня вечером, как только это будет возможно.
С волнением и благодарностью Фьора прижалась губами к щеке этой красивой молодой женщины, которая, несмотря на неудачный брак, осталась во всем верна себе и тому имени, которое она собиралась носить и впредь. Она сделала все это безо всякой задней мысли и совершенно спокойно: несмотря на свой юный возраст, Катарина Сфорца была способна выходить из самых опасных положений, потому что у нее был живой и острый ум, чего так не хватало ее супругу, и особенно отвага, которой он был начисто лишен. В последний момент перед расставанием она все же предупредила Фьору о возможной опасности, в то время как Розария прикрепляла к поясу кинжал:
– Если выпадет несчастливая судьба, потому что с завтрашнего дня вас станут преследовать и могут захватить, то вы должны убить себя безо всякого сомнения, так как вас все равно будет ожидать смерть, только долгая и мучительная.
– Не сомневайтесь, я так и сделаю, – пообещала Фьора. – Живой они меня не возьмут!
Окольными путями Розария проводила Фьору до конюшен, где молодая женщина сама выбрала и оседлала себе лошадь, после чего через потайную калитку ее выпустили с территории дворца. С огромной радостью Фьора вонзила шпоры в бока лошади и поспешила выехать на Корсо.
Как только она миновала ворота, где стража приветствовала ее, увидев знакомый герб, то сразу пустила лошадь в галоп, соскучившись за долгие месяцы по солнцу и свежему ветру. Наконец-то она была свободна, совершенно свободна! Перед ней открывалась равнина, через которую, то прерываясь, то появляясь вновь, шла старинная дорога виа Фламина, которая в древности соединяла Рим с Этрурией и от которой до наших дней сохранились плиты, лежащие, правда, уже не так ровно, что представляло большую опасность для лошадей. Поэтому Фьора выбрала себе в качестве дороги низкорослый кустарник, заросли которого как раз и шли вдоль всей старинной дороги. Очень скоро лошадь и всадница проскочили по мосту через Тибр, но здесь Фьора немного умерила аллюр и даже остановилась, чтобы оглядеться. Она решила напоследок взглянуть на Рим, этот древний город римских цезарей, освященный кровью тысяч мучеников за веру, который присутствие в нем верховного понтифика должно было сделать самым чистым и благородным. Но на самом деле это была огромная клоака, и молодая женщина подумала, что она не устанет благодарить бога за то, что смогла бежать из этого города. В то же время она посылала последний привет и теплые слова тем, кого она, вероятно, больше никогда не увидит: Стефано Инфессуре, про которого ей стало известно, что ему вернули свободу, Анне-еврейке, которая трогательно ухаживала за нею, Катарине, которая стала для нее настоящей подругой, и, наконец, Антонии Колонна, этой маленькой сестре Серафине, которую она оставила в монастыре Святого Сикста в долгом и томительном ожидании, которое, может быть, продлится всю ее жизнь. Она благодарила их, потому что они могли дышать – и при этом не умереть – отравленным и порочным воздухом этого города, который, кто знает, можно было еще спасти, но только какой ценой?
Дождь напомнил Фьоре, что надо продолжать путь. Судя по подробным объяснениям, которые она получила, с одной стороны, от Катарины, а с другой – от Карло, у нее почти не было шансов встретиться с Франческо и Иеронимой. Прежде всего потому, что они опережали ее почти на двенадцать часов, во-вторых, потому, что они торопились и меняли по пути лошадей. Наконец, потому, что после Сьенны они не собирались ехать прямо во Флоренцию, а предварительно им надо было попасть в Поджибонси, чтобы встретить кортеж нового легата, который выезжал из Пизы. Таким образом, они собирались безо всякого труда и не вызывая подозрений попасть во Флоренцию, въехав в город вместе с пышным кортежем молодого кардинала Риарио.
Все принятые им меры предосторожности могли сыграть на руку Фьоре, которая, пользуясь гербом Катарины, могла сойти за опоздавшего или заблудившегося слугу и таким образом тоже получить свежих лошадей. Но времени у нее почти не было: Рафаэль Риарио должен был прибыть в город не позже светлого четверга, а теперь был уже вечер вторника. Ей придется проехать около семидесяти лье за два дня, а для этого требовались резвые лошади и сильный, выносливый всадник. Для молодой женщины, которая полгода находилась практически в заключении и перенесла ранение, – это была очень трудная задача.
К Витербе, папской вилле, куда Фьора приехала в среду утром, она уже совершила путь в двадцать лье, и все ее тело мечтало об отдыхе. Лошадь, которую она сменила в трактире дель Анджело, тоже подустала, но Фьора не могла позволить себе отдых в этом же трактире. Это была одна из запланированных для Пацци остановок, и Фьора предпочла там не задерживаться. Верная своей роли отставшего в пути слуги, она ограничилась лишь тем, что купила себе кусок сыра, немного хлеба, небольшой кувшинчик вина и несколько свечей, после чего продолжила путь.
Выехав из города, она приметила полуразрушенный дом, заросший плющом, завела туда лошадь, привязала ее к столбу и перекусила, после чего решила немного отдохнуть. Через три часа она действительно проснулась, еще немного подкрепилась и решила продолжить путешествие. Утром дождь кончился, хотя было довольно холодно. К сожалению, дорогу развезло, и пускать лошадь в галоп стало невозможно. Однако путешествие Фьоры все-таки продолжалось благодаря отличной организации и подготовке, которую предприняли Пацци. Герб на ее плаще творил чудеса.
После Сан-Квирико-д'Орча путь пролегал по холмистой равнине Умбрии, где то там, то здесь можно было увидеть одинокие кипарисовые деревья, которые так любил старый Джотто и которые очень нравились самой Фьоре: местность делалась похожей на ее любимую Тоскану.
У подножия одного холма дорога внезапно делала крутую петлю и с обеих сторон была закрыта густым и довольно высоким кустарником, поэтому всадница едва не столкнулась на полном скаку с телегой, нагруженной хворостом, которая занимала почти всю ширину дороги. Лошадь остановилась так резко, что Фьора, несмотря на свойственную ей ловкость, едва не перелетела через ее голову. С огромным трудом она удержалась в седле, но испуганная лошадь встала на дыбы. Из-за кустов выскочили оборванные, но до зубов вооруженные люди. Один из них накинул на голову животного черную тряпку, а другие в это время окружили Фьору и направили на нее свои аркебузы.
– Бандиты! – выругалась сквозь зубы Фьора. – Только этого мне не хватало!
Ослепленная лошадь сразу успокоилась, и один из разбойников крепко ухватился за уздечку. В это время главарь – у него единственного не было аркебузы – приблизился с вызывающим видом. Это был человек коренастый, с коротким туловищем и широкими плечами. Темная с проседью борода закрывала добрую половину лица, на котором блестели темные насмешливые глаза. Его одежда состояла из грязного камзола, на котором выделялись отдельные разрозненные части от металлических доспехов, а из-под рваного красного плаща торчала длинная шпага. Засаленная фетровая шляпа, украшенная красным пером, довершала наряд.
Скорее со злостью, чем со страхом, Фьора смотрела на этого человека, который, вежливо поклонившись, протянул руку к ее кошелю.
– Господа разбойники, видимо, нечистый внушил вам мысль остановить меня, потому что я очень спешу, – сказала Фьора.
На лице разбойника сверкнули белоснежные зубы, а сам он в это время подбрасывал на руке кошель с монетами, который, надо отдать ему должное, весьма убедительно звенел.
– Очень обидно, молодой господин, – насмешливо сказал он, – потому что мне тоже не терпится получить эту прекрасную лошадь. Вы кажетесь мне вполне приличным человеком, если судить по вашему гербу, поэтому легко поймете, что мое достоинство не позволяет мне передвигаться пешком. Так я могу потерять весь авторитет!
– Мне очень жаль, но, поскольку ваша жизнь сейчас вне опасности, а напротив, жизни многих людей зависят от резвости этого животного, боюсь, ничего не выйдет.
Не дав противнику принять необходимые меры предосторожности, Фьора выхватила из ножен шпагу и с быстротой молнии нанесла ему сильный удар в грудь. Разбойник упал на землю, а она подняла лошадь на дыбы, и та своими передними ногами ударила того негодяя, который держал в руках уздечку. Однако, если она рассчитывала на растерянность и замешательство остальных членов банды, то здесь она сильно ошиблась, потому что как только они увидели своего главаря поверженным, то трое из них бросили оружие и накинулись на Фьору, вырвали ее из седла и бросили на землю. А в это время главарь поднялся, отряхнул с камзола пыль и, ерничая, произнес:
– Кольчуга никогда не помешает, если имеешь дело с порядочными путешественниками, но в моем камзоле появилась еще одна дыра, и это, мой дорогой, будет тебе дорого стоить!
В мгновение ока Фьора, которая решила, что пробил ее последний час, оказалась связанной и лежащей поперек собственной лошади, на которую с удовлетворением уселся главарь банды.
– Ты излишне порывист, мой друг, – произнес он и шлепнул пленника по заду, – но тебе повезло. Твой кошель заслуживает большого внимания. Взамен… ты должен прочитать мне вот что, – добавил он, достав записку Катарины и помахивая ею в воздухе. – У меня так и не было времени научиться читать.
– Если ты дорожишь своей головой, то советую тебе оставить это письмо в покое, – проворчала Фьора, которая при каждом шаге лошади утыкалась лицом в сбрую.
По счастливой случайности разбойник оказался скорее жадным, чем жестоким. Может быть, с ним удастся договориться? Оставалось узнать, какую из враждующих сторон он поддерживал…
По извилистой тропинке, петляющей по ясеневой роще, вся компания скоро добралась до входа в пещеру, вырытую на склоне холма, вход в которую был хорошо замаскирован пышной растительностью.
Наступала ночь. Один за другим они прошли по длинному тоннелю, полному дыма, от которого на глазах у Фьоры выступили слезы, однако постепенно тоннель расширялся, и стал ощущаться приятный запах жареного мяса. Ее, все еще связанную, положили на землю, где она оказалась близко от костра, над которым жарился целый баран. Рядом с нею главарь грел над огнем руки.
– Послушай, – обратилась она к разбойнику. – Чем больше времени я проведу здесь, тем это будет опаснее для твоей головы.
– Замолчи! – прикрикнул на нее тот и недобро посмотрел. – У меня просто руки чешутся разделаться с тобой, чтобы ты замолчал навсегда!
– Тогда не стесняйся! – воскликнула Фьора, ярость которой заглушало беспокойство о собственной участи. – Но учти, что мой труп будет для тебя еще опаснее! Ты не умеешь читать, но если ты тот, кем мне кажешься, то есть бывший солдат, то ты должен знать этот герб!
– Гм… Миланская гадюка… да, я ее знаю. А что означает эта роза?
– Должно быть, ты очень давно не выползал из своей дыры. Если хочешь узнать, то давай отойдем в сторонку. У тебя, наверное, нет секретов от твоих людей, но они есть у меня, и я не хочу доверять их первому встречному.
Польщенный в глубине души, главарь наклонился, развязал ей ноги и, взявшись за конец веревки, повел Фьору в темный угол пещеры. Там были кучей навалены тряпье и одеяла, на которые он сразу уселся.
– Давай! Говори. Кто твой хозяин?
– Это не хозяин, а хозяйка: племянница папы, донна Катарина Сфорца, княгиня Риарио. Она послала меня с… поручением огромной важности во Флоренцию, поэтому и написала это письмо. Если у меня ничего не выйдет, то я могу потерять голову, но тот, кто мне помешает, рискует еще большим. Донна Катарина очень могущественна.
Бандит снял шляпу и поскреб голову, пытаясь разрешить довольно трудную проблему.
– Слыхали! Говорят, что она такая же храбрая, как и красивая, и у нее сильная поддержка! Я тебе могу сказать, что служил ее деду, великому Франческо Сфорца; это был храбрый вояка! Тогда я был еще совсем мальчишкой, но я многому научился!
Взгляд разбойника оживился, а в голосе послышалась настоящая тоска:
– Мы вместе грабили Пьяченцу, и ты, мальчик, никогда не видел такой огромной добычи и такого разгула! Мы перебили всех мужчин, изнасиловали всех женщин от десяти до шестидесяти лет, выпили все вино, а под конец подожгли город! Все горело, как в аду, а мы еще возились с девками на улицах, по которым текли реки вина и крови. Было так жарко, что можно было сдохнуть, но мы продолжали свое дело. К тому же все захватили огромную добычу: деньги, великолепные ткани, золото, – вот что Сфорца давал своим солдатам! Там были и монашки… и еще молоденькие послушницы для тех, кто это любил… У Сфорца была дубленая шкура, истертая доспехами, как у меня, однако Неаполитанская королева принимала его в своей постели, а Милан отдал ему самую красивую принцессу!
Фьора терпеливо слушала излияния разбойника, ничуть не шокированная описанием подробностей: она видела войну вблизи и знала все ее ужасы.
– Я так же предан донне Катарине, как ты в свое время ее деду, и уверяю тебя, что она этого вполне достойна! Слушай! Оставь себе мой кошель и отпусти меня вместе с лошадью! Клянусь тебе, что после того, как я сделаю свое дело, я приведу тебе еще две плюс к этой!
– А почему не два десятка? – насмешливо спросил бандит. – Те, на которых будут сидеть солдаты, которых ты с собой приведешь! Ты что, парень, принимаешь меня за дурака? Я больше не верю в человеческие слова, и, слово Рокко да Маджоне, еще никому не удавалось что-то взять у меня! Особенно такому сосунку, у которого вместо бороды – цыплячий пух! Прямо девчонка, – усмехнулся он, протянув руку к лицу Фьоры, которая с трудом сдержалась, чтобы не укусить ее, – а туда же, думает, что ему все можно!
– Но я и на самом деле девушка, – тихо проговорила она.
Рокко отдернул руку, как будто обжегся о раскаленное железо.
– Что ты такое говоришь?
– Это легко проверить. Сними с меня шляпу!
Бандит снял с нее шляпу и увидел сетку, которая удерживала волосы Фьоры. Она тряхнула головой, и густой поток черных шелковистых волос рассыпался по ее плечам на глазах изумленного разбойника.
– И правда! Кто ты такая?
– Скажу, но сначала ответь мне ты. Ты следишь за дорогой; не видел ли ты прошлой ночью всадников, которые сопровождали карету?
– Не прошлой ночью, а вчера утром. Довольно забавный караван, и поверь: у меня было очень сильное желание напасть на них со всеми моими людьми, но те были так хорошо вооружены, что простым разбойникам вроде нас нечего там было делать.
– Как жаль! – тяжело вздохнула Фьора. – Если бы ты на них напал, то не случилось бы большое несчастье!
– Потише! Несчастье как раз и случилось бы с этими ребятами, которые встали под мое знамя! Но мы вернулись к тому, с чего начали, – кто ты такая?
– Меня зовут Фьора Бельтрами, и я подруга донны Катарины. Чтобы закончить, добавлю, что я непримиримый враг ее мерзавца-мужа. Хватит с этим! Наверное, я большая дура, если разговариваю о таких вещах с охотником за кошельками, в то время как завтра Медичи, возможно, погибнут!
Она хотела встать, но Рокко схватил ее и толкнул назад на одеяла.
– Что ты там еще говоришь? Про какую смерть?
– Это довольно долго объяснять. Тебе надо знать только одно: если я так тороплюсь, то это лишь потому, что мы с княгиней решили попытаться их спасти. Те, кого ты вчера видел, – их убийцы!
Наступило молчание. Потом Рокко вытащил из-за пояса длинный нож и обрезал веревки, которые стягивали запястья пленницы. Затем задумчиво прошелся несколько раз по пещере.
– Если я тебе помогу, обещаешь ли ты мне приличную награду? – спросил он, сверля ее взглядом.
– Клянусь памятью моего отца, которого убили те самые Пацци, которых ты здесь видел! Но почему ты решил помочь Медичи?
– Лоренцо Великолепный спас мне жизнь под Вольтеррой. Я убил одну девчонку, которую Вителли приготовил для себя, и за это он хотел меня повесить. Лоренцо обрезал веревку и вернул мне свободу. Такое честный человек не забывает. Однако довольно разговаривать: в дороге у нас будет достаточно времени для этого. Я поеду с тобой! Так я смогу лучше охранять свою лошадь!
– Вдвоем на одной лошади? Это будет самый надежный способ уморить ее, или нам придется ехать шагом. Но я-то говорила тебе, что нам надо торопиться!
– Сможем мы проехать на ней пол-лье? Мне известно место, где мы найдем себе любую лошадь, будь у нас достаточно денег, – сказал Рокко, поглаживая кошель, который он привязал к своему поясу веревкой. – А пока пойди съешь кусок баранины, но сначала надень шляпу. Будет лучше, если ты останешься мужчиной.
Фьора приняла приглашение Рокко и съела кусок сочного, хорошо зажаренного мяса, запив его глотком простого вина, а главарь в это время тоже жевал и попутно разговаривал с остальными членами шайки, которых было человек двенадцать.
– Я поеду с этим парнем, который предложил мне довольно интересное дело, но скоро вернусь. Орландо, – обратился он к волосатому великану, который, похоже, был силен, как медведь, – будет моим заместителем на это время, пока я буду отсутствовать. Вы сидите все это время смирно и не привлекайте к себе внимания. Я оставлю вам часть золота, которое мы взяли у этого парня, и обещаю, что привезу для всех подходящую одежду.
– Зачем? – пробурчал Орландо. – Разве мы не останемся разбойниками?
– Мы останемся тем, кем всегда и были, – солдатами. Когда я вернусь, то мы все направимся в Урбино. Говорят, что герцог Федерико де Монтефельтро собирает войско, а наши шпаги уже покрылись ржавчиной. Согласны?
Все согласились, закивали головами.
Фьора заканчивала ужин, Рокко принялся делить ее деньги между разбойниками. Благодаря той предосторожности, которую она предприняла, когда разложила некоторую часть золота по карманам и другим укромным уголкам, потеря этих денег ее не слишком волновала, но она все же потребовала, чтобы ей вернули сам кошелек. Там почти ничего не оставалось: носовой платок и маленький флакон, который в свое время подарила ей Анна. Рокко некоторое время рассматривал его.
– А что там такое?
– Возможность легко уйти из жизни, если я… попаду в руки врагам.
Рокко покачал головой, но вернул флакон Фьоре. Ей не терпелось как можно скорее двинуться в путь, ведь они потеряли уже столько времени. Она к тому же испытывала некоторое беспокойство при мысли, что подумают люди, когда увидят ее в компании с таким оборванцем.
Но когда Рокко, который на некоторое время куда-то исчез, вернулся, она успокоилась. Вместо грязного и рваного камзола на нем была чистая и аккуратная одежда темно-серого цвета, вполне приличная. Сапоги, кожаный коричневый пояс и плащ такого же цвета довершали наряд, к которому он затем присоединил кинжал и шпагу.
– Ты, наверное, боялся, что придется стыдиться моего вида, а? – спросил он насмешливо и ткнул кулаком ей в бок. – А теперь – в дорогу!
Они вышли из пещеры и сели на лошадь, а потом не спеша тронулись в путь, чтобы не утомлять животное.
Ночь была темной и холодной, и для того, чтобы не заблудиться, надо было хорошо ориентироваться, но Рокко здесь все отлично знал, и через короткое время они оказались обладателями новой лошади, которую купили у одного крестьянина.
Правда, Рокко оставил себе ее лошадь, а Фьоре пришлось довольствоваться кобылой, которая никогда не ходила под седлом. К тому же она проявляла признаки независимого характера и некоторых странностей, например, она огибала любое возвышенное место, а если думала, что подъем ей не по силам, то просто поворачивала назад. Рокко, который по простоте душевной забавлялся постоянно растущим раздражением Фьоры, в конце концов взял ее повод и потянул за собой. Фьора утешала себя мыслью, что в Сьенне они возьмут свежих лошадей. Но в книге ее судьбы было написано, что она не выпила свою чашу до дна.
На площади Дель-Кампо в трактире «У фонтана» благородных посетителей приняли со всем достойным уважением, но его владелец, Гвидо Маттеотти, только всплеснул руками, когда они потребовали новых лошадей.
– Мне неоткуда их взять, господа! У меня не осталось ни одной лошади. Все, что я могу предложить, это осел, да к тому же со сломанной ногой.
– А что мы будем вдвоем делать с твоим ослом? – возмутился Рокко. – Ты же видишь, кто мы такие? Мой молодой хозяин принадлежит к дому благородного князя Риарио, а сейчас он является посланником самого его святейшества папы, и поэтому ему срочно надо отправляться в путь!
– Пусть меня поразит молния, господа, если я лгу. У меня были четыре прекрасные лошади, но вчера вечером их у меня забрали! Сразу всех четырех…
– Кто же позволил себе такое? Разве они не были предназначены для папы и его людей?
– Конечно! Но за короткое время здесь уже проехало довольно много всадников, и я не мог и подумать, что следом появится еще кто-то! К тому же они предъявили такие убедительные аргументы, против которых мне было нечего возразить!
Рокко схватил беднягу за ворот одежды и сильно встряхнул:
– Говори, что это были за люди? Ну, говори быстро!
– Первые, где было довольно много людей, направлялись из Пизы. Это большей частью были солдаты. Они пили, ели, разорили мой погреб и подвалы, задирали моих служанок и поваров: настоящее несчастье!
– Хватит болтать! – произнес Рокко. – Ты можешь сказать, как их звали?
– Да откуда мне знать! Я же вам сказал: солдаты! Они собирались присоединиться к армии, которую набирает недалеко отсюда Сансеверино. Они увидели моих лошадей и просто забрали их себе! О, бедный я человек!
Нахмурив брови, Фьора задумалась. Ситуация становилась опасной. Рокко говорил об армии, которая собиралась под Урбино под предводительством герцога Федерико, а тут другая армия, но уже во главе с Сансеверино. Одна – на востоке, другая – на юго-западе, и это было очень похоже на клещи, готовые замкнуться вокруг Флоренции. Решительно, Риарио хорошо подготовил все, потому что после того, как Медичи будут убиты, он бросит на город стаю голодных псов, которые растерзают Флоренцию еще до того, как она успеет прийти в себя. К тому же, помимо папы, существовал еще Феррант Неаполитанский, в то время как союзники Флоренции, Милан и Венеция, ни о чем не догадывались! О короле Франции, которого расстояние делало практически безопасным для заговорщиков, говорить было совсем нечего.
Она ничего не произнесла вслух, но Рокко, видимо, уловил ход ее мыслей и успокоительно положил руку ей на плечо.
– Ладно, – произнес он, – мы присоединимся к остальным прямо во Флоренции, и надо, чтобы наши лошади немного отдохнули. Но скажи мне, не осталось ли в твоем разоренном подвале и в опустевших погребах чего-нибудь, чтобы подкрепить силы двум уставшим солдатам.
Мэтр Гвидо, который ожидал самого сурового наказания, казалось, ожил, как цветок, который слишком долго находился под горячим солнцем без воды, а милосердный садовник вылил на него целое ведро благодатной влаги:
– Ну, конечно, господа, конечно! Идемте за мной! Я сам приготовлю для вас омлет и принесу все то, что у меня осталось для пропитания семьи… В такие страшные времена надо быть предусмотрительным!
– Если ты уверен, что у тебя где-нибудь не осталось пары припрятанных лошадей, то хорошенько позаботься о наших! Пусть им вымоют ноги в вине и дадут двойной рацион! А нам, пока мы ждем, пусть принесут кувшин вина!
Они с Фьорой вошли в зал трактира, по которому и вправду, казалось, прошел настоящий ураган.
– Еще ничего не потеряно! – шепнул разбойник Фьоре, которая с трудом сдерживала слезы. – Нам осталось всего около двадцати лье пути. Я уверен, что мы успеем!
– С такими лошадьми, которые могут упасть по дороге? Нам придется пройти остальное расстояние пешком… а я умираю от усталости!
– Тогда давай отдохнем. Всего несколько часов, но это поможет и нашим лошадям. Поедим, потом ты пойдешь и поспишь в какой-нибудь комнате. А я в это время пройдусь по городу и поищу…
– Не пойдет! Если я буду отдыхать, то и ты тоже, иначе я привяжу тебя к себе!
– А мне казалось, что между нами установилось полное доверие, – с обидой сказал Рокко.
– Сделаем так, как ты хочешь, но сначала поедим! Я просто умираю от голода!
– Уже? – удивился Рокко. – Но ведь недавно ты ела.
– Может быть. Но, видишь ли, трудности возбуждают у меня страшный аппетит.
– Кстати, а у тебя не осталось несколько монет, чтобы заплатить трактирщику? – обратился к ней Рокко.
– Но ведь вы отняли у меня кошелек: да или нет?
– Конечно… но что-то подсказывает мне, что золото есть, так же как свинье, когда она находит трюфели! Ты ведь сказала, что тебя зовут Фьора Бельтрами?
– Сказала. А что мое имя может значить для тебя?
– Второе состояние во Флоренции… Это означает очень много!
– Означало! Мой отец умер и…
– Знаю, но мне кажется, что-то осталось, потому что дочь банкира не положит все яйца в одну корзинку…
Несмотря на усталость, Фьора рассмеялась.
– Для того чтобы это узнать, Рокко, нам надо добраться до Флоренции. Не бойся: там ты получишь то вознаграждение, о котором я тебе говорила, даже если самому Лоренцо Медичи придется тебе его выплатить…
Путешественники покинули Сьенну перед наступлением ночи, как раз перед закрытием ворот.
Фьора вслед за Рокко спустилась по глинистому склону холма, на котором стоял город, но все же не могла отделаться от неприятных предчувствий, которые охватили ее с того момента, когда она узнала о том, что им не удастся сменить лошадей, и ей, стало быть, придется продолжать путь на своей норовистой кобыле. Однако еще ничего не было потеряно, и если все пойдет хорошо, то завтра, в субботу, они приедут во Флоренцию почти сразу вслед за кортежем кардинала-легата. Однако ей никак не удавалось стряхнуть с себя дурные предчувствия. Неужели отвратительная Иеронима и ее свора опять одержат победу, и после Франческо Бельтрами настанет очередь обоих братьев Медичи? Надо было приехать вовремя во что бы то ни стало! Увы, стояла непроглядная ночь, а Фьора совершенно не знала дороги!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Жюльетта бенцони

Часть I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть II

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть III

Глава 1Глава 2Глава 3

Ваши комментарии
к роману Во власти теней - Бенцони Жюльетта


Комментарии к роману "Во власти теней - Бенцони Жюльетта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100