Читать онлайн Во власти теней, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Во власти теней - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Во власти теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
Карло

Фьоре потребовалось собрать все свое мужество, чтобы не отдаться во власть гнева и отчаяния в то время, как она шла вслед за Риарио и в сопровождении стражи по нескончаемой спиральной лестнице внутри замка Святого Ангела, пока они не дошли до тех помещений, которые и относились собственно к тюрьме. С самого своего прибытия в Рим она только и делала, что перемещалась вокруг папской крепости, и вот наконец оказалась в ней самой, как будто сама судьба предназначила ей быть здесь пленницей. Воспоминания о сцене гадания у еврейки Анны наводили ее на определенные размышления. Зачем княгиня Катарина настаивала на том, чтобы привести ее с собой в свой дом, если Фьора и так собиралась уехать из Рима? Но, самое главное, почему она сама все-таки ее послушала и поехала вместе с нею? Супруга Риарио вполне могла ввести ее в курс дела и рассказать об опасности, угрожающей Медичи, и дать необходимую помощь без того, чтобы привозить к себе во дворец! Действовала ли она, движимая истинной заботой о Фьоре, или хладнокровно вела ее в умело расставленную западню? В западню, чья организация вряд ли могла бы быть делом рук Хатун. Маленькую татарку было не в чем упрекнуть, разве что она могла слишком довериться своей новой хозяйке и назвать ей имя своей больной подруги.
Наконец они вышли на верхнюю галерею, над которой находилась только площадка для часовых и ряды пушек. В караульном помещении горел слабый огонек, который не мог рассеять ночной мрак, отчего становилось еще более жутко. В окне жилища коменданта горел ночник, и его свет позволял видеть двух солдат стражи, которые, борясь со сном, стояли, опершись на свои копья. Над всеми постройками поднималось высоко вверх, похоже, к самому небесному престолу, запасное убежище для папы на случай, если ему придется бежать от врагов. Вдоль всей стены замка с внутренней стороны была сделана лоджия, которая единственная придавала жилой вид всему окружающему.
Появление князя Риарио пробудило жизнь в караульном помещении и среди часовых. Зная, что комендант серьезно болен, он послал за его заместителем, албанцем Жоржем.
Через короткое время тот появился, и Фьора подумала, что настоящий преступник должен выглядеть именно так. Это впечатление создавали не столько его испещренная отметинами оспы кожа и жирные волосы, приплюснутый нос с усами под ним и мокрый рот, а узкие щелки глаз, сквозь которые просвечивало постоянное беспокойство. Это были глаза жестокого и фальшивого человека. Однако с папским племянником он поздоровался как вполне воспитанный дворянин.
– Ты был здесь, – удивился Риарио, – в такой поздний час?
– Да. Только что привели еще одного француза, который выдает себя за паломника. Его взяли в таверне на Кампо-де-Фиори. Хозяин предупредил о нем солдана, который и арестовал его, впрочем, не без труда: для этого понадобилось двенадцать человек, из которых он убил троих.
– Странный паломник! А почему послали за солданом?
– Этот человек задавал много вопросов. Он искал какую-то свою соотечественницу, которая приехала помолиться на могиле апостола, но неожиданно исчезла несколько месяцев назад. Женщина… и, похоже, очень красивая…
Риарио схватил Фьору за руку и вывел ее на свет.
– Может быть, вот эта?
Тот растянул губы, что должно было изобразить улыбку.
– Я мог бы поклясться! Ты наконец нашел ее, господин?
– Но не без труда. Я привел ее тебе, чтобы ты охранял эту женщину до тех пор, пока святой отец не захочет ее увидеть. А что касается твоего француза, если я все правильно понял, то ты собирался задать ему несколько вопросов?
– Именно так, господин. Хочешь, пойдем вместе?
– Давайте пойдем туда все! Не правда ли, госпожа графиня? Это должно быть интересно!
Сопротивление Фьоры было сломлено безо всякого труда. Риарио крепко держал ее в своих руках. Волей-неволей ей пришлось следовать за албанцем по узкой крутой лестнице, которая спускалась в бесконечную глубину подвалов замка. Сердце Фьоры было полно тоскливых предчувствий, она не могла не думать о том, что через несколько минут ее приведут в настоящую камеру пыток, где ей придется присутствовать при допросе француза, который, по всей видимости, был послан для того, чтобы отыскать именно ее. Даже если она никогда не видела этого человека, то и тогда ей предстояло тяжелое испытание.
Жорж остановился перед дверью из почерневшего дуба, которая была приоткрыта так, что в щель был виден красноватый свет.
То, что ее ожидало внутри, было ужасно. На лавке лежал человек, его запястья и щиколотки были скованы железными цепями, а те были соединены с лебедкой, которая могла растягивать цепи так, что человек оказывался разорванным на куски. Страшная машина сейчас не работала, потому что помощник коменданта отсутствовал, а палач, обнаженный по пояс негр, безучастно сидел рядом со своей жертвой и ждал приказаний. Фьора без труда узнала это лицо, побледневшее и исказившееся от боли: это был Дуглас Мортимер, сержант шотландской гвардии французского короля и один из ее лучших друзей.
Она не смогла сдержать дрожи, что не укрылось от глаз Риарио.
– Что-то подсказывает мне, что вы его хорошо знаете, – сказал он с противной усмешкой.
Но Фьора уже овладела собой. Моля бога о том, чтобы Мортимер был в сознании и смог ее услышать, она заявила, может быть, громче, чем следовало, причем в ее голосе звучало неподдельное возмущение:
– Ну конечно, я его знаю. Это управляющий моего поместья в Рабодьере. Он предан мне всей душой, и я нисколько не удивлена, что сейчас вижу его перед собой. Ведь меня похитили несколько месяцев назад!
– Ваш управляющий? Если вам верить, то это простой крестьянин? Тогда как могло случиться, что он добрался до самого Рима? И кто мог ему сказать, что вы именно здесь?
Фьора сделала вид, что размышляет над этим.
– Кто? Я думаю, что в день моего приезда кардинал Детутвилль направил посланника в Ле-Плесси-ле-Тур, чтобы сообщить королю условия, выдвинутые папой. Мой дом расположен рядом с королевским дворцом, и все сразу узнали о том, что произошло со мной. Кстати, раз мы об этом заговорили, разве король не прислал с кем-нибудь свой ответ на письмо кардинала?
– Он вообще ничего не ответил, – проворчал Риарио и пожал плечами. – Должно быть, вы не имеете такого значения, которое вам придает мой дядя.
– Это чистой воды ложь! – ответил голос, который принадлежал Мортимеру. Несмотря на свое поистине ужасное положение, его голубые глаза сверкали прежним живым огнем, который согрел сердце Фьоры. Слава богу, он ее услышал, узнал, а вместе они в состоянии провести этого переодетого в князя таможенника, который сейчас внимательно на них смотрел.
– Ах, вот ты и заговорил? – заметил он. – Может, ты наконец скажешь нам, как тебя зовут?
– Его зовут Гоше, – сказала Фьора. – Гоше Ле Пюллье. Его дядя и тетка тоже прислуживают в моем доме. Не правда ли, хорошая добыча вам попалась? Здоровый крестьянский малый, который знает здесь только бога и своего хозяина!
– Но который тем не менее осмеливается обвинить меня во лжи? – возмутился Риарио. – Что может он знать об отношениях между королем и папой?
– То, что в Ле-Плесси известно каждому, и там все обеспокоены тем, что случилось с донной Фьорой! – ответил лже-Гоше. – То, что король Людовик уже дважды посылал сюда своих людей… которых больше никто не видел!
– В наше время дороги так опасны, – лицемерно вздохнул Риарио. – Мы никого из них здесь не видели, а тебе, друг, просто повезло, что ты добрался сюда живым и здоровым!
Он подошел к прикованному на лавке человеку и наклонился над ним:
– Ты уверен, что тебя послал не король? У меня есть желание еще немного порасспрашивать тебя – всего-то узнать, нет ли у тебя чего-нибудь, что ты смог бы нам рассказать?
– Я уже достаточно взрослый человек, чтобы самому решать, куда мне ехать, – проворчал Мортимер, подделываясь под простолюдина. – Нашу хозяюшку так у нас любят, вот мне и захотелось узнать, что там с ней случилось! Но уж я никогда бы не поверил, что найду ее… в тюрьме, пленницей… если можно так говорить!
– Иначе и не скажешь! Я и вправду пленница, мой добрый Гоше! Папа дорого оценил мою голову, и я, возможно, больше никогда отсюда не выйду! Меня захватили только сегодня вечером, но преследуют уже многие месяцы!
– Хватит! – вмешался Риарио. – Я вам не позволял разговаривать между собой! Особенно говорить всякие глупости! Святой отец слишком добр, чтобы казнить такую красивую женщину! Он только хочет, чтобы она вышла замуж, потому что сейчас она вдова, и я нашел ей супруга во Флоренции, молодого и богатого! Благородного человека…
– И безобразного! – возмущенно перебила его Фьора. – Я никогда не выйду за него замуж, слышите? Вы можете насильно притащить меня к священнику, но я никогда не скажу «да». А теперь развяжите этого человека, раз он вам не нужен!
– Не нужен? Это мы еще посмотрим! Мне кажется, что он нам очень пригодится! Замба, – сказал он, обращаясь к чернокожему великану. – Поставь на огонь несколько щипцов!
– Неужели вы собираетесь снова его пытать? – воскликнула Фьора. – Но ведь он вам больше ничего не может сказать!
– Он-то нет, а вы, возможно, кое-что скажете? Это короткое слово «да», которое вы так настойчиво отказываетесь произнести? – Затем он продолжил, но уже другим тоном: – Или вы поклянетесь, что согласны выйти замуж, или, слово Риарио, я на ваших глазах сдеру с этого человека кожу!
– Вы сошли с ума! – испуганно воскликнула Фьора.
– Ошибаетесь, но то, чего добиваюсь я, того хочет святой отец, и мы вас все-таки заставим подчиниться нашей воле. А как только вы выйдете замуж за Карло Пацци, то больше нам с вами говорить будет не о чем!
– Ведь вы никогда не согласитесь? – простонал Мортимер. – Никто не имеет права вас заставлять силой!
– Отнюдь. Более сильный! Решайте, донна Фьора, и побыстрее. – Риарио уже начинал терять терпение. – Посмотрите на это раскалившееся железо! Замбе просто не терпится начать! Больше всего на свете ему нравится сдирать кожу с живого человека! Ну, Замба, помоги немного госпоже графине!
Рукой в кожаной перчатке великан схватил железный прут. Фьора застонала, как будто безжалостное железо касалось ее собственной кожи.
– Нет… – А затем, но уже совсем тихо – Вы его освободите, если я соглашусь?
– Немедленно.
– Чем вы докажете? Кто может поручиться, что, получив слово, вы при мне не убьете Гоше?
– Мое честное слово!
– Простите, но я не могу доверять вашему слову. Вот что я вам могу предложить: пусть Гоше присутствует на венчании вместе с кардиналом Детутвиллем! После этого его передадут в руки кардиналу, который сам отправит его назад во Францию. Если вы не согласитесь, то, бог мне свидетель, я не перестану повторять «нет» до тех пор, пока у меня в груди останется дыхание, поэтому вы можете убить нас обоих! Но тогда берегитесь, терпение короля Франции не безгранично!
– Уж не объявит ли он нам войну? – издевательски спросил Риарио.
– Нет, но с того времени вам придется подозревать всех, кто приезжает к вам. Он лучше, чем кто-либо другой, умеет пользоваться силой золота, а король очень богат и силен! Он может купить любого человека, нанять сотню, тысячу убийц! Он победил герцога Бургундского, который был не чета вам. Поэтому выполняйте свои обещания или берегитесь!
С недоверием и страхом смотрел Риарио на стоявшую перед ним женщину, которая произносила угрозы и сейчас была похожа на сказочную богиню мести. Он понимал, что она относилась к высшей расе и что между нею и им лежала непроходимая пропасть. По природе он был суеверным человеком, и ему показалось, что в ее глазах горит мрачный пророческий свет, и он ощутил, как на его коже выступил ледяной пот.
– Развяжи его, – приказал он албанцу, который стоял рядом неподвижный, как истукан. Затем, повернувшись к молодой женщине, спросил: – Вы согласны на брак?
– На тех условиях, которые я выдвинула, – да!
– Прекрасно. Теперь этого человека отведут в камеру, где он останется до дня свадьбы. Надеюсь, что долго он там не просидит. А сейчас идите за мной!
– Вы не сделаете этого! – закричал Мортимер, которого палач с помощью слуги держали за руки.
– У меня нет выбора, – возразила Фьора. – Позволить им замучить тебя было бы глупо, потому что ты еще понадобишься моему сыну и всем остальным. К тому же, возможно, мы когда-нибудь снова увидимся…
Капитуляция дала Фьоре возможность провести эту ночь в комнатах, предназначенных для лиц из окружения папы, а не в одном из казематов, которых насчитывалось великое множество в тюрьме замка. Обстановка была очень скромной, но все же в ее распоряжении была настоящая постель и туалетные принадлежности. Сломленная усталостью, Фьора просто легла поверх покрывала и, не раздеваясь, постаралась уснуть.
Но ей это никак не удавалось, потому что последние события прогоняли сон, в котором так нуждалось ее тело. У нее болело раненое плечо, но при ней не было ничего, чтобы сменить повязку, поскольку тот легкий багаж, который ей собрала в дорогу Анна, остался в карете Катарины. В ее распоряжении был лишь мешочек донны Хуаны, который все еще висел у нее на поясе. Фьора развязала его, чтобы найти носовой платок, и пальцы сразу наткнулись на миниатюрный флакон, который тайком сунула ей Анна. Она вынула его и некоторое время разглядывала. Анна дала ей его для того, чтобы он послужил орудием мести Иерониме, чтобы Фьора могла навечно избавиться от нее. Теперь же Фьора подумала, что эта вещица могла послужить для ее собственного избавления, быть последней надеждой на краю пропасти, в которую ее толкали, чтобы окончательно погубить. Спасая Мортимера, она отдалась в руки своих самых ярых врагов, но, с другой стороны, Мортимер рисковал всем, чтобы получить о ней какие-нибудь известия. Неужели она вместо того, чтобы отблагодарить его, позволила бы замучить его на своих собственных глазах? Вместе с тем она теперь знала, что во Франции о ней помнили. Король послал сюда два посольства, а вслед за ними и Мортимера. Это вселяло в нее надежду, но королевская власть была так далеко, а всех его посланников ждала страшная участь. Иногда Людовик XI получал лицемерные письма, в которых ему сообщали о трагических происшествиях на дорогах. Так случится и в тот день, когда она будет насильно выдана за Карло Пацци.
Единственная вещь удерживала ее от того, чтобы не открыть склянку и не выпить ее содержимое: это был яд не мгновенного действия. Анна говорила, что ее враг умрет через неделю, и никто не будет знать, от какой болезни. С тяжелым вздохом Фьора положила флакон на место. Но не сегодня-завтра у нее под рукой может оказаться нож или кинжал, она также может стоять на верху высокой крепостной стены, или рядом будет река, в которой можно утопиться… Она не была создана для счастья, и то проклятие, которое было произнесено накануне ее рождения, все еще действовало, и было бы лучше для всех, и, особенно для ее ребенка, чтобы оно умерло вместе с нею.
Странно, но как только она приняла это трудное решение, ей сделалось легче, и она уснула.
Ее разбудил звон колоколов, который несся ото всех городских церквей. Она увидела, что солнце уже высоко стоит в небе, а затем почувствовала, что рядом кто-то есть, лишь только потом увидела чьи-то черные пальцы, которые держали шарики амбры. Она подняла глаза выше и увидела лицо, которое просияло широкой улыбкой:
– Ты хорошо спала? Доминго счастлив снова видеть тебя. Ему было трудно без тебя…
– Почему? Потому что мне удалось сбежать от его хозяина?
– Нет. Даже самые преданные слуги могут испытывать дружеские чувства к тем, кого им поручено охранять.
– Как ты оказался здесь?
– Мне приказали. Доминго должен приготовить тебя к аудиенции у святого отца, который хочет принять тебя во второй половине дня.
– Не помню, чтобы я просила об аудиенции. Однако скажи мне: что означает этот звон? – спросила Фьора. – У меня от него заложило уши.
– Не только у тебя. Сегодня благородная княгиня Риарио родила девочку, которую назвали Бьянка. Святой отец просто счастлив, поэтому в городе праздник. Но радоваться, собственно, нечему, – проговорил нубиец и с важностью покачал головой, увенчанной белым тюрбаном. – Дочь! И столько шуму из-за девочки! Но давай поговорим о тебе. Знаешь, ты неважно выглядишь!
– В этом нет ничего странного! Меня ранили, и я еще плохо себя чувствую… К тому же мне нечем лечиться!
– Доминго о тебе позаботится! А пока давай снимем эти черные тряпки, из-за которых ты похожа на какое-то противное насекомое!
Фьора не стала противиться и позволила себя раздеть. Фьора уже не видела в нем мужчину, а впрочем, он им уже давно и не был. Рана слегка воспалилась. Доминго промыл ее спиртом, от которого так жгло, что на глазах молодой женщины выступили слезы, а затем наложил сверху чистую повязку. Сделав это, Доминго оставил ее за туалетным столиком, а сам пошел принести завтрак. Прежде чем выйти, он положил на сундук, стоящий у входа, красивое вышитое нижнее белье, тонкие чулки, платье из зеленого бархата, тоже вышитое шелком, белоснежные нижние юбки и изящные туфли. Широкая накидка из такого же бархата и позолоченная сетка для волос довершали этот туалет, который с огромным удовольствием надела бы на себя самая избалованная женщина, но Фьора лишь мельком взглянула на все это. С каким удовольствием она оказалась бы в простой мужской одежде и отправилась бы по дороге, ведущей во Флоренцию!
Однако она почувствовала себя намного лучше, когда, полностью одетая и тщательно причесанная, села за роскошный стол, который сервировал для нее Доминго. Так всегда было в самые трудные для нее моменты жизни: у нее появлялся зверский аппетит. Она знала, с каким противником ей предстоит сегодня столкнуться, поэтому надо было набираться сил.
Вопреки ее ожиданиям церемониймейстер Патризи провел ее не в тот зал, где она в первый раз была принята папой, а в библиотеку. Сикст IV сидел в кресле и читал через увеличительное стекло книгу, написанную по-гречески, которая лежала перед ним на подставке, и водил по строчкам тонкой золотой палочкой. Он не прервал чтения, когда Патризи ввел Фьору, она прошла почти через весь зал и остановилась рядом с подушками, лежащими у подножия папского кресла, на которые ей предстояло склонить колени, как этого требовала церемония приема. Неожиданно Сикст IV стал читать в полный голос:
– «Бороться с испытаниями, посланными богами, означает доказывать свою храбрость, но одновременно и глупость: никому не удастся избежать наказания, которое послано свыше…»
После этого он взглянул на молодую женщину и спросил, будто они расстались накануне или несколько часов назад:
– Что вы можете сказать об этом тексте? Не правда ли, он великолепен?
– Если так говорит ваше святейшество, стало быть, так оно и есть. Лично мне не слишком нравится Еврипид, а меньше всего его «Разгневанный Геракл». Я предпочитаю ему Эсхила: «Печальна судьба человека: счастье похоже на легкую тень: приходит горе – несколько касаний мокрой губки, и его судьба решена…» Уже многие годы линии моей жизни перепутались, а прочертить новые я не в состоянии.
Удивление папы было совершенно неподдельным. Отложив увеличительное стекло, он с нескрываемым восхищением посмотрел на молодую женщину.
– Вы читали древнегреческих авторов?
– Так же, как и латинских, ваше святейшество. Это входит в образование благородных флорентийских женщин. К тому же мой отец был высокообразованным человеком и знал толк в книгах. Его собрание книг было почти таким же обширным, как… знаменитая коллекция книг Медичи.
– В самом деле? И… где же они сейчас? – Глаза Сикста IV алчно блеснули.
– Что происходит с сокровищами после того, как дворец грабят, а затем устраивают пожар?
– Это действительно жаль… Да, очень жаль! И вы так и не узнали…
Этого Фьора уже не могла вынести. Она пришла сюда не для того, чтобы обсуждать литературные тонкости, но сам тон, который задал папа, казался ей верхом лицемерия. Она вскочила:
– Куда они делись? Об этом надо бы спросить у Иеронимы Пацци, простите, у госпожи Босколи, у той, которая из желания овладеть нашим состоянием не остановилась перед убийством моего отца и до сих пор преследует меня своей ненавистью!
– Осторожно, дочь моя, берегитесь поспешных суждений! – строго произнес папа. – Обвинять так легко!
– Поспешные суждения? – с негодованием переспросила Фьора. – Спросите любого человека, и он вам скажет то же самое! И именно ей вы хотите отдать меня, связанную по рукам и ногам! Заставляя меня выйти замуж за это чудовище, которое она называла своим сыном, она теперь хочет выдать меня за своего племянника, за такого же негодяя, если то, что я слышала о нем, правда… Меня, которая входит в окружение короля Франции!
– Но ведь вы согласились на этот брак, или меня ввели в заблуждение?
– Да, потому что не могла видеть, как убивают одного храброго человека, который близок мне и приехал сюда, чтобы хоть что-то узнать о моей судьбе! И эти мерзости совершаются с вашего согласия! Вы наследник апостола, наместник самого бога!
Она ожидала ответного взрыва гнева, но Сикст оставался спокойным.
– Подойдите ближе и сядьте. Я позвал вас сюда для того, чтобы мы смогли поговорить без свидетелей. Делайте то, что я вам велел! Сядьте!
Она послушалась и села рядом с папой, осененная висящим над его головой балдахином.
– Мое отношение, возможно, удивляет вас, – продолжал он. – Но сегодня я невероятно счастлив из-за того, что господь благословил брачный союз моего племянника. Наверное, по этой причине я сегодня склонен к определенной снисходительности к людям, хотя уже довольно длительное время вы будите мой гнев… Нам пришлось затратить немало трудов, чтобы вы снова оказались здесь… но за прошедшее время я много думал…
– Неужели вы отказались от мысли разделаться со мной? – недоверчиво спросила Фьора.
– Какая нелепость! Неужели вы бы оказались в этой комнате, если бы так и было? Я могу сказать вам вот что: ваш брак с Карло очень важен для моей будущей политики. Это нужно для моих целей, а не для того, чтобы угодить донне Иерониме! А она испытает даже некоторое разочарование, потому что все пойдет не совсем так, как ей бы хотелось.
– Как ей хотелось бы? Но я могу предсказать вашему святейшеству, что будет со мной в тот самый момент, когда я войду в ее дом: со мною случится несчастье!
– Мне это прекрасно известно, поэтому я и говорю о разочаровании: она знает, что я не приму ни несчастного случая, ни болезни, ни чего-либо другого, иначе она сразу будет отдана палачам.
– Может быть, и так, но я сама не согласна жить с нею под одной крышей! Я никогда не думала, что буду так ненавидеть кого-то, как я ненавижу ее! Я поклялась, что она умрет!
– Вы проведете с этой дамой под одной крышей только ночь вашей свадьбы. На следующий же день она отправится в… дальнюю поездку вместе со своим зятем, а когда вернется, то вы уже будете жить в собственном дворце в Санта-Мария-ин-Портико,
l:href="#n_17" type="note">[17]
который я дам в приданое Карло. И могу вам обещать, – добавил он с тонкой улыбкой, – что вы сохраните свою голову на плечах, если… с дамой Босколи что-нибудь случится. Мы… тоже не испытываем по отношению к ней особой симпатии. Это назойливая и алчная женщина…
– Я тронута, ваше святейшество, вашими словами, но замуж за негодяя выхожу все-таки я! Если он хоть чуть похож на покойного сына Иеронимы, мои дни сочтены, так же, впрочем, как и его…
– Негодяй? Чудовище? Не надо преувеличивать. Карло некрасив и не слишком умен, но в нем нет ничего от злодея. Он слабоволен, и вы сделаете из него все, что вам будет угодно. Но я уверен, что когда-нибудь вы оцените Рим по достоинству. Вы здесь станете одной из первых дам…
– Не понимаю, зачем все это нужно?
– Причина самая простая: я так хочу. Когда вы станете моей соседкой, то все быстро поймут, что вы находитесь под моим покровительством… Признаюсь, что это мне будет тем более приятно, что мы сможем поговорить о великих древних авторах и об их книгах, которые мы оба так любим.
От этого любезного предложения Фьора просто онемела. Действительно, странно. Все великие мира сего, которых судьбе было угодно поставить на ее жизненном пути, – друзья и недруги – все наперебой старались поселить ее в своей непосредственной близости. Людовик XI подарил ей дом, увитый барвинком, в час откровения Карл Смелый предлагал ей земельные владения, а после войны приглашал ее ко двору, и теперь вот папа намерен поселить ее рядом с собой на Ватиканском холме во дворце Санта-Мария-ин-Портико.
– Ну, что? – спросил Сикст IV. – Почему вы молчите? Что вы думаете о моих предложениях?
– Вы слишком великодушны, ваше святейшество. Тем не менее я хочу вам напомнить, что у меня во Франции есть маленький сын, с которым меня разлучили против моей воли.
– А в чем трудности? Он приедет сюда вместе с остальными вашими домочадцами и здесь будет пользоваться нашим особым расположением. Как только брак будет заключен, я направлю к королю Франции посольство, чтобы сообщить ему о вашей судьбе и счастливом завершении всех наших общих дел.
– Неужели король освободил отца Игнасио и того кардинала, не помню, как его зовут?
Папа залился веселым смехом, как будто ему удалась отличная шутка:
– На днях мне вернут кардинала Балю.
l:href="#n_18" type="note">[18]
Что касается моего кастеляна, то мне сообщили о его смерти, и нам остается молиться о спасении его души. Они оба были только… предлогом, чтобы выманить вас из Франции. Однако прошу, оставим в стороне политику и…
– Тем не менее я хотела бы задать вашему святейшеству еще один вопрос, если, конечно, вы позволите.
– Задавайте! – снисходительно кивнул Сикст IV.
– Эта удивительная перемена и милостивое внимание, которое мне оказаны сегодня, как раз когда я ожидала, что на мою голову обрушится вся мощь папского гнева, – почему все это? Неужели исключительно из-за появления на свет маленькой Бьянки?
– Нет. Конечно, нет. Этому причиной два обстоятельства: во-первых, то, что вы пришли к раскаянию, и это главное; а во-вторых, наша горячо любимая племянница, донна Катарина, все время вас защищала, а нам не хотелось бы огорчать ее. В ее лице вы имеете хорошую подругу, а она постарается заставить вас полюбить Рим.
На этих словах папа протянул для поцелуя к губам Фьоры свой перстень и позвал Патризи, чтобы тот отвел ее назад, в замок Святого Ангела, где она должна была прожить еще какое-то время. На другой день выходило Вербное воскресенье, в которое не полагалось заключать браки, поэтому венчание отложили до вечера понедельника. Оно должно было состояться в личной папской домашней церкви, обряд обещал совершить сам папа.
Эти двое суток Фьора провела в компании Доминго, которого к ней приставили для охраны. Учитывая доброе расположение папы, Фьора надеялась, что ей вернут Хатун, однако после рождения ребенка молодая княгиня нуждалась в особом внимании и, конечно же, не пожелала расставаться с ней. Тем не менее эти последние часы ее плена протекли совершенно незаметно благодаря Доминго, который всячески старался развлечь ее: играл с нею в шахматы, водил на прогулки по галереям замка, с высоты которого она могла вволю наслаждаться красотой панорамы Рима. Это были последние часы перед тем, как ее жизнь в корне переменится, что страшно пугало Фьору, несмотря на все уверения папы. Хотела Фьора того или нет, но она становилась одной из Пацци, а при мысли об этом молодая женщина вздрагивала от отвращения и ненависти. Еще она думала о Мортимере, который пока оставался узником замка Святого Ангела и которого ей так и не позволили увидеть, хотя она и настаивала на этом. Сможет ли он когда-нибудь вернуться во Францию? Риарио обещал все устроить, но как можно было верить словам этого человека? Еще одна забота прогоняла сон в последнее время: угроза, которая нависла над Медичи. Фьора отлично догадывалась о том, что это будет за «путешествие», в которое на другой день после свадьбы отправятся Иеронима и Франческо. Они собираются подготовить почву для своей победы и присутствовать во время последнего акта трагедии, в результате которой их семья станет самой богатой и знатной во Флоренции и приберет к своим жадным рукам огромную часть состояния своих поверженных противников и все состояние Бельтрами. Мысль о том, что Лоренцо и Джулиано погибнут, а она не сможет им ничем помочь, не выходила у нее из головы.
Поэтому она была мрачной и несчастной, когда однажды к вечеру Доминго приготовил ей ванну и одновременно с этим запросто объявил, что скоро надо будет облачаться в свадебный туалет.
– Ты бледна, как смерть, – заметил он. – Доминго постарается, чтобы ты выглядела повеселее.
– Никто и не ждет, что я пойду к алтарю со счастливым видом. Мой вид не будет иметь никакого значения, поэтому я не собираюсь прихорашиваться.
– Святой отец будет недоволен…
– Ошибаешься, – оборвала его Фьора. – Единственное, что для него важно, это мое согласие на этот брак. Выйти замуж! Что я делаю? В то время как Филипп…
Она так горько разрыдалась, что испуганный нубиец побежал за уксусом, чтобы смочить ей виски и лоб.
– Ради бога, успокойся! Доминго накажут, если люди увидят, что ты так несчастна. Тебе надо быть мужественной.
– Он прав, – произнес тихий голос, который Фьора сразу же узнала. – Мне кажется, что ты почувствуешь себя намного сильнее, если прочтешь письмо, которое я тебе принесла!
Хатун двумя руками взяла свою хозяйку за плечи и повернула к себе, чтобы посмотреть прямо в глаза.
– Ты пришла? Тебе позволили!
– Да, но прошу тебя, прочитай это письмо! А ты, – продолжала она, обращаясь к нубийцу, – спустись вниз и принеси сюда сундук, который доставили лакеи княгини Риарио.
Письмо, естественно, было от Катарины. «В этот тяжелый для вас момент, – писала она, – я хотела бы помочь вам тем, что в моих силах. Я хочу сказать: умная женщина способна сделать для себя удобным любой самый худший брак, если только у нее есть друзья, которые могут ей оказать помощь, а у вас есть я. Хатун, которую я к вам посылаю, будет моим свадебным подарком, и она расскажет все, что я не осмелилась написать в этом письме. И еще примите платье, которое я отправила вместе с нею. Чем вы будете прекраснее и увереннее, тем больше выиграете в глазах моего дяди. Скоро мы с вами увидимся, потому что я уже потребовала, чтобы завтра же вы пришли ко мне с визитом, что вполне естественно, потому что мне необходимо оставаться в постели. Желаю вам сохранить всю вашу отвагу, и верьте мне! Целую, Катарина».
Это было как глоток живительного воздуха. Фьора в последний раз всплакнула на груди Хатун, которую она с искренней радостью прижала к своему сердцу.
– По крайней мере, ты снова со мною! Я и не думала, что сегодня вечером меня ждет такая радость.
Теперь она испытывала такое ощущение, что старые времена возвращаются вновь, и позволила татарке одеть себя в изумительное золотистое платье, которое успел принести Доминго, но от прикосновения к коже золотого шитья она вздрогнула, и Хатун подумала тотчас, что причиной тому были скрываемые ею переживания.
– Брось эти мысли! – стала она уговаривать ее. – Не надо думать о прошлом! Представь себе, что все это дурной сон и завтра ты проснешься.
– Ты так думаешь?
– Я в этом совершенно уверена. Завтра ты увидишь княгиню Катарину, – добавила она чуть слышно. – Ей надо много сказать тебе.
Через час Фьора в сопровождении Хатун входила в папскую часовню и была спокойна и величественна, как настоящая придворная дама. Ей показалось, что она попала на страницу старинной иллюстрации молитвенника. Повсюду горели желтые восковые свечи, которые оживляли краски настенных фресок кисти Мелоццо да Форли. Эта ожившая красота и яркие естественные цвета показались Фьоре более реальными, чем собравшиеся перед алтарем люди, хотя, возможно, это было потому, что ее воображение и все силы души отказывались верить в истинность происходящих с нею событий.
Желая хоть немного оттянуть развязку, Фьора сначала долго смотрела на папу, который белым пятном выделялся на фоне ярко-красного кресла. Сейчас он более чем когда-либо был похож на сварливого мужика. Прямо перед креслом выделялись два черных с серебром пятна; по охватившей ее ненависти Фьора поняла, что это были Иеронима и Франческо Пацци, и на них она лишь на мгновение задержала взгляд, полный презрения. Перед самым алтарем находилось очень странное существо, похожее на позолоченное насекомое с длинными тонкими ножками и яйцеобразным туловищем, на котором сидела прямо на плечах большая голова, склоненная в одну сторону, видимо, потому, что не было сил держать ее прямо. Длинные шелковистые волосы – единственное, что было красиво в этом человеке, лишенном возраста, – обрамляли лицо с безвольными губами, уныло висящим носом и глазами, почти полностью прикрытыми тяжелыми веками, которые не позволяли разобрать их цвета.
Как только Фьора перешагнула порог, она сразу стала искать среди собравшихся тех, чье присутствие ею было оговорено. Она различила высокую фигуру Мортимера, который был скромно одет в темно-коричневый костюм и стоял, сложив на груди руки и нервно покусывая пальцы, сжатые в кулак. Риарио сдержал обещание, и теперь Фьора могла больше не заботиться о судьбе своих друзей. Однако, когда ее глаза встретились со взглядом шотландца, в котором читалась вся мука бессильной ярости, она почувствовала, что начинает терять мужество. Он так напоминал ей недавнее прошлое, которое уже было нельзя вернуть, а из-за того, что ее ожидало, это прошлое становилось намного дороже; поэтому Фьоре захотелось вдруг броситься к нему и укрыться на его груди. Безусловно, Мортимер справился бы с тремя-четырьмя из собравшихся, которые были уже немолоды, но снаружи стояли гвардейцы, в замке были еще тюремщики и палачи, и Фьора сдержала свой порыв.
Она уже двинулась к алтарю, когда дверь открылась и на пороге появился Джироламо Риарио. Он подошел к Фьоре, вызывающе улыбнулся ей и предложил руку, давая тем самым понять, что является пособником этого брака, который представлял собой поистине дьявольскую выдумку, где объединились его ненасытная скупость и ненависть Иеронимы.
Фьоре не хотелось касаться руки этого человека, но она не решилась пойти на открытый скандал и уничтожить ростки доброй воли, которую папа Сикст IV проявлял по отношению к ней. Она позволила проводить себя к тому, кто должен был стать ее супругом, но, посмотрев на него вблизи, вынуждена была закрыть глаза, чтобы удержать слезы, потому что на месте этого урода, который к тому же что-то напевал себе под нос, как будто вокруг никого не было, представила своего горячо любимого Филиппа, его широкие плечи, его слегка насмешливую улыбку и страсть, которая таилась в глубине его карих глаз.
«Никто и никогда не займет твое место, – поклялась она в душе. – А этот выродок не дотронется до меня, или я покончу с собой!»
Фьора открыла глаза при звуке голоса кардинала Детутвилля и увидела, что папа, поддерживаемый двумя дьяконами, поднялся, собираясь надеть облачение, в котором должен был проводить обряд венчания.
– Святой отец, – обратился к нему француз. – Я прошу вас еще раз подумать о возможности этого брака! Никакая женщина не согласится на подобное, и я с большим трудом могу поверить в то, что донна Фьора дала такое согласие.
– Вам никто не давал слова, – грубо вмешался Риарио. – Она согласилась, и не будем к этому возвращаться!
– Я все-таки вернусь к этому вопросу, потому что на меня возложены определенные обязанности. Донна Фьора является подданной короля Франции, и мне будет очень неприятно выслушивать его упреки, когда он узнает… об этом беспрецедентном событии.
– Откуда вы взяли, что она подданная французского короля? – осведомилась Иеронима. – Она всегда была флорентийкой, а ее умерший супруг – бургундец. Такой брак вообще в порядке вещей, потому что еще раньше она была невестой моего бедного Пьетро, моего дорогого сына…
– Я никогда не была невестой твоего сына! – воскликнула Фьора. – Мне известно, что ты – сама ложь, но должны же быть какие-то границы!
Начатая таким образом церемония венчания рисковала превратиться в рядовое сведение счетов, но тут папа решил, что пришло время вмешаться. Раздался его властный голос, который многократно отразили своды часовни:
– Всем молчать! Это святое место, а не какой-нибудь базар. Брат наш Детутвилль, успокойтесь. Завтра мы напишем письмо христианнейшему королю и сообщим ему о событии, которое так радует наше сердце. А ты, Фьора Бельтрами, скажи: согласилась ли ты выйти замуж за Карло, который стоит перед нами?
– Да, но при одном условии, – твердо сказала Фьора.
– При каком?
– Мне кажется, что ваше святейшество знает, что это за условие. Я хочу, чтобы немедленно отправили в Ле-Плесси-ле-Тур, не причинив ему никакого зла, молодого человека, который сопровождает сегодня монсеньора Детутвилля.
Риарио громко рассмеялся, отчего затрясся его двойной подбородок и запрыгал живот.
– Столько шума из-за какого-то крестьянина! Честное слово, красавица, вы так печетесь о нем, словно он ваш любовник.
Тот, о ком шла речь, не смог вынести подобного оскорбления.
– Сам ты крестьянин! – воскликнул Мортимер. – А я офицер шотландской гвардии великого и могущественного короля Людовика XI. Я был послан сюда самим королем, который устал от того, что все его посольства куда-то исчезают. Убейте меня, если захотите, как вы уже убили тех, остальных, но я не хочу платить за свою свободу такой ценой! Могу добавить, что если я не вернусь, то король сочтет это враждебным намерением с вашей стороны и тогда пошлет сюда уже не посольство, а армию!
– Армию! – возмутился Сикст IV. – Он что, осмелится объявить нам войну?
– Может быть, это будет совсем небольшая армия, но мне известно, что он собирается добиваться признания своих наследственных прав на Неаполитанское королевство, которым до сих пор владеет арагонский дом.
Сразу после этих слов в бой бросился Франческо Пацци. Он совсем не изменился с тех пор, когда, как помнила Фьора, сражался с Джулиано Медичи из-за прекрасных глаз Симонетты. Он остался все таким же некрасивым, коротконогим, с черными волосами и темной кожей. Его голос звучал по-прежнему грубо, а на лице лежала маска угрюмости.
– Но слово есть слово, а Фьора нам его дала. Я требую, чтобы она его сдержала.
– А я, Дуглас Мортимер из Гленливета, утверждаю, что это слово у нее было вырвано силой, а ты лжец! Если ты готов продолжить наш разговор с оружием в руках, то я буду защищать честь донны Фьоры до того, как один из нас упадет мертвым!
– Устраивать сейчас дуэль, и где! – воскликнул Детутвилль. – Вспомните, Мортимер, что мы находимся в часовне!
– Ваше высочество, я не уверен, что здесь такие вещи что-то значат! Мне говорили, что в прошлом году герцога Миланского убили в то время, когда он выходил из церкви! Видимо, в этой стране так принято.
– Прекратите! – крикнул папа, лицо которого побагровело от гнева. – Пора все это закончить. Донна Фьора, через час этот… офицер уедет из Рима с письмом, которое мы напишем французскому королю, и с охранной грамотой, подписанной лично нами. Готовы ли вы в таком случае выполнить договор?
Вместо ответа Фьора подошла к шотландцу и, поднявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку.
– Спасибо, друг мой, за то, что вы хотели для меня сделать. Не волнуйтесь за меня, прошу вас!
– Вы требуете от меня невозможного!
– Отнюдь. Я прошу вас быть рядом с моим сыном до тех пор, пока я не приеду за ним сама, а это теперь моя единственная цель в жизни, – едва слышно сказала Фьора.
– И вы выйдете замуж за этого…
– Молчите! Я дала слово и сдержу его. Храни вас бог!
– А что мне сказать королю Людовику? – Мортимер смотрел на нее с нескрываемой жалостью.
– Скажите ему, что я благодарю от всего сердца за всю его доброту, даже теперь, когда я отказалась от его покровительства после казни моего супруга. Я не могу не испытывать по отношению к нему самые лучшие чувства!
Ничего больше не добавив, Фьора прошла к алтарю и стала рядом с Карло Пацци, который наконец кончил напевать свою песенку. Он повернул голову, и ей показалось, что между тяжелыми веками мелькнул острый взгляд голубых глаз.
Сикст IV встал на возвышение перед женихом и невестой, соединил их руки и начал произносить текст обряда так тихо, что никто не мог расслышать ни единого слова. Было очевидно, что он торопился закончить церемонию как можно быстрее. Фьора была словно во сне. Едва открывая рот, она отвечала «да, согласна», когда это требовалось, а в тот момент, когда папа вложил в ее руку ладонь молодого человека, она почувствовала, что его пальцы слегка сжали ее. Фьора посмотрела на него, но он снова принял свой отсутствующий вид и, казалось, внимательно рассматривал одного из ангелов, изображенного на задней стене алтаря и игравшего на лютне.
Чтобы придать церемонии видимость торжественности, Фьора и ее новый супруг в сопровождении ярко освещенного факелами кортежа прошли через Ле-Борго до самого дома Франческо Пацци, в котором им предстояло жить до тех пор, пока папа не сдержит свое слово, которое он дал молодой женщине. На самом деле это был вовсе не дворец, а скорее просторный дом, но внутреннее его убранство можно было считать роскошным, что вполне отвечало ненасытному стремлению Иеронимы к стяжанию богатства и славы. Иеронима же должна была играть роль хозяйки дома.
Однако принимал Фьору Франческо Пацци. Он казался счастливым и всем довольным, что было необычайно странно для такой мрачной и мстительной натуры. Он отстранил Карло, который, по-видимому, этого и не заметил, предложив своей новой племяннице руку, и сам проводил Фьору до обширного зала, в котором был приготовлен великолепный стол. Наряду со сладкими винами здесь были всевозможные засахаренные и свежие фрукты, варенья и прочие сладости, которые так любят молодые женщины.
Иеронима, по всей видимости, не ожидавшая этого, смотрела на накрытый стол в полном недоумении, которое быстро сменилось гневом:
– Это что такое? Я ничего такого не просила!
– Это я отдал распоряжение, – произнес Франческо, – и, надеюсь, ты позволишь мне хозяйничать в своем собственном доме?
– Но зачем все это? Зачем!
– Сегодня я принимаю у себя ту, кто является, без сомнения, самой красивой женщиной Флоренции, ту, которая может стать в ней королевой, а пока она стала моей племянницей. Надо как следует отпраздновать такое радостное событие!
Франческо собственноручно налил мальвазии в красивую чашу и смочил в ней губы, глядя Фьоре в глаза поверх ее краев, чтобы она могла убедиться, что вино не отравлено, затем налил себе и поднял чашу вверх:
– Я пью за твою красоту, Фьора, и за твое счастливое прибытие в мой дом, который с этого времени будет и твоим, а сам я стану твоим другом и покровителем, – добавил он, посмотрев при этом на Иерониму, которая сидела с мрачным видом, ни на кого не глядя.
– Что с тобой случилось? – злобно бросила она. – Я всегда думала, что ты ее ненавидишь.
– Я ненавидел ее отца, но разве можно ненавидеть этот дивный цветок? В то время, когда я уехал из Флоренции, она была совсем ребенком, а блистала красотой Симонетта. Но Симонетта мне не досталась.
– И ты считаешь, что тебе достанется вот эта? – язвительно спросила Иеронима. – Но не за тебя же она вышла замуж?
Франческо повернулся к своему племяннику, который с аппетитом и с удовольствием попивал испанское вино.
– А ты считаешь, что она вообще за кого-нибудь вышла замуж?
Вспомнив мимолетный взгляд голубых глаз и легкое пожатие руки, Фьора решила вмешаться в разговор. До этих пор она старалась оценить, во что может вылиться эта перебранка между ее старыми врагами. Было бы хорошо использовать в войне против них обоих его сладострастие, которое Франческо даже не считал нужным скрывать; поэтому она немного отпила из чаши и улыбнулась мужчине, что нашло в нем немедленный ответ.
– Спасибо, что принял меня в своем доме, дядя. Радостно сознавать, что в этом доме у меня есть хотя бы один друг, и теперь я уверена, что в будущем нас ожидает немало приятных минут, но мне не следовало бы в первый же вечер забывать того, кто только что стал моим мужем. С вашего позволения, я хотела бы выпить вместе с ним кипрского вина и съесть миндальное пирожное.
– Ну, конечно! – воскликнул Франческо. – Мы совсем забыли традиции! Слышишь, Карло? Иди сюда, к нам!
Новобрачный послушно подошел, взял половинку пирожного, которое протянула ему Фьора, и выпил до дна серебряный резной кубок, из которого только что пила Фьора.
– Спасибо, – произнес он голосом маленького и хорошо воспитанного мальчика. – Было очень вкусно. Можно мне пойти спать?
– Конечно, малыш, – ответила Иеронима медоточивым голосом. – Сейчас мы с твоей супругой проводим тебя в спальню. Посмотри на нее! Надеюсь, она тебе нравится! Она, правда, не девственница, но не будем такими привередливыми…
– Мне надо спать с ней?
– Да, и ты получишь удовольствие столько раз, сколько захочешь. Она принадлежит тебе, только тебе…
– Перестань! – проворчал Франческо. – Он ведь никогда и близко не подходил к женщинам, так не вижу в этой комедии никакой пользы. Самое важное было то, что брак заключен в церкви.
– Естественно, но Карло должен тоже получить свою награду, и я не вижу, за что его надо так наказывать? Ведь ты хочешь, дорогой, получить эту красивую женщину? Иди и приготовься! Я сама ее приведу к тебе в комнату и раздену.
– Да-да… Карло очень хочет! – ответил новобрачный, всплеснул руками и залился идиотским смехом, от которого Фьора побледнела. Неужели ей и вправду придется терпеть этого ублюдка, который сейчас облизывает свои толстые губы с видом кота, увидевшего чашку со сливками?
– Сегодня я получила в подарок от княгини Риарио вот эту молодую женщину, которая прислуживала мне и раньше, – сказала Фьора и показала на Хатун, которая неподвижно стояла в дверях зала. – Она прекрасно сможет меня раздеть.
– В первую брачную ночь эта честь принадлежит близким родственницам! – возразила Иеронима.
– Ладно, займитесь этим обе, – решил Пацци, не выпуская после поцелуя руку Фьоры и глядя на нее такими глазами, в которых она читала весьма красноречивые обещания. Не было никаких сомнений, что он сам предпочел бы заняться этим делом.
Фьора пренебрегла помощью, которую предложила ей Иеронима, и в сопровождении Хатун направилась к выходу из зала, а Франческо схватил факел и поспешил присоединиться к ним.
– Жаль так быстро расставаться с тобой, – объяснил он на ходу. – Завтра мы с Иеронимой уезжаем по важному делу, но мы скоро вернемся; я приеду либо сам, либо пришлю за тобой и Карло кого-нибудь. А до тех пор считай, что ты у себя дома.
У двери их комнаты он снова пожелал ей доброй ночи с таким тяжелым вздохом, который мог бы ее позабавить, если бы вся ситуация не была такой нелепой. Когда Иеронима захотела войти вслед за нею, Фьора оттолкнула ее:
– Нет, дальше ты не пойдешь! Ты довела меня туда, куда и хотела, этого тебе должно быть достаточно. Убирайся!
– Но…
– Я сказала тебе: убирайся! Не доводи меня до крайности, Иеронима! И не думай, что моя ненависть к тебе иссякла…
В ярости Иеронима хотела ворваться в комнату силой, но тут вмешался Франческо, который встал между обеими женщинами:
– Сделай так, как хочет она! Иеронима, давай спустимся вниз, нам надо поговорить.
Иерониме пришлось подчиниться. Когда Хатун закрыла за ними тяжелые двери, Фьора вздохнула с облегчением и огляделась. В освещенной светом двух факелов комнате находились служанки, которые занимались приготовлением брачной постели. Фьора сделала им знак выйти, они сразу же поклонились и покинули комнату.
Едва за ними захлопнулась дверь, как Фьора тут же подбежала к окну, открыла его и наклонилась вниз. Окно выходило на узкий внутренний дворик, плиты которого поблескивали в свете факелов.
– На что ты там смотришь? – забеспокоилась Хатун.
– Я хотела посмотреть, можно ли отсюда спуститься.
– Ты хочешь бежать?
– Не думаешь же ты, что я лягу в постель с… этим созданием? И разрешу ему дотронуться до себя? Я была вынуждена согласиться на этот нелепый брак: пусть больше от меня ничего не требуют, – бросила Фьора, с трудом подавляя гнев.
– И что ты собираешься делать? Броситься в окно?
– Да, если он попытается приблизиться ко мне!
Ничего не ответив, Хатун подобрала подол платья, достала из-под него узкий и длинный кинжал, который она всегда носила при себе, прикрепив его к ноге с помощью подвязки, и протянула его Фьоре.
– Зачем рисковать своей жизнью? Княгиня думает, что чем скорее ты станешь вдовой, тем лучше будет всем. То, что эти двое завтра уезжают, сильно упрощает дело. Как только Карло будет убит, мы положим его в эту постель и скажем всем, что он спит. Потом пойдем во дворец Риарио, где ты переоденешься в мужскую одежду и поедешь во Флоренцию.
– Почему я, а не мы? Мне казалось, что ты не хочешь со мной расстаться?
– Так оно и есть, но я не умею ездить на лошади и могу задержать тебя. Ты и одна можешь предупредить монсеньора Лоренцо о том, что против него готовится заговор. К тому же, если тебе все удастся, то Франческо и Иеронима могут никогда больше не вернуться в Рим. Потом я догоню тебя, и мы вместе поедем к маленькому Филиппу, – с довольным видом закончила Хатун, как будто предлагала поход на веселую вечеринку, а не план убийства с последующим бегством.
Фьора пребывала в нерешительности.
– Ты считаешь, что это разумно: идти во дворец Риарио? А что нам делать с князем Джироламо?
– Его там не будет, – пообещала Хатун.
– Я это уже один раз слышала, но ты знаешь, чем все закончилось!
– В этот раз никакой ловушки не будет. Завтра он поедет со своей новорожденной дочерью на торжественную церемонию в Латран, где папа собственноручно окрестит ее. Мне известно, на какое время назначены эти крестины. А теперь позволь мне уложить тебя в постель. Может прийти твой супруг, но я лягу возле двери. Ты просто зайдешь за мной, когда все будет закончено.
Она спрятала кинжал под подушки, наволочки которых были сплошь расшиты золотом, а затем стала раздевать Фьору. Надо было торопиться, потому что на верхней галерее раздавались шаги. Фьора только успела лечь под одеяло, когда открылась дверь и вошел Франческо Пацци, который все еще держал в руке факел и тащил за собой, как на буксире, Карло, ведя его, как ребенка, за руку.
Молодожен был одет в тяжелое платье, расшитое крупными золотыми цветами, что еще сильнее подчеркивало нездоровый цвет его лица. Пацци подвел его прямо к постели и молча остановился напротив, глядя на Фьору горящими глазами. Он, должно быть, много выпил, и его тяжелое дыхание доносило до Фьоры запах вина. Молодая женщина увидела, как его тяжелый взгляд обратился к Карло, а свободная рука потянулась к висевшему на поясе кинжалу. Она физически почувствовала жажду убийства, которой был полон этот человек, и подумала, что он может избавить ее от поступка, внушавшего ей естественное отвращение. Но она также понимала, что окажется в его власти и нечего будет надеяться на чью-то помощь. А убить Пацци в его собственном доме означало бы вызвать не только ответные действия со стороны Иеронимы, но и всех слуг, которые в это время находились в доме.
Но ничего не произошло, оружие так и осталось в ножнах. Пацци со злобой подтолкнул своего племянника в спину, повернулся на каблуках, взял Хатун за руку и потащил ее за собой к выходу из комнаты, с шумом захлопнув дверь. Фьора и ее новый супруг впервые остались наедине…
Злобный толчок Пацци никак не подействовал на Карло. Он так и застыл, не сводя с нее глаз. Фьоре даже показалось, что он уснул стоя. Однако она быстро сообразила, что он прислушивался к затихающему звуку шагов своего дяди, и, когда установилась полная тишина, Карло словно бы ожил. Быстрым шагом он подошел к двери, открыл ее и выглянул в коридор, что-то пробормотал, чего Фьора не смогла разобрать, вынул ключ и вставил его в замок с внутренней стороны и дважды повернул, что весьма обеспокоило Фьору.
– Вот так! – спокойно сказал Карло. – Теперь никто не сможет нас побеспокоить.
Опираясь одной рукой на колонну, поддерживающую балдахин, он широко открытыми глазами смотрел на Фьору, и в его взгляде она с удивлением увидела веселые огоньки. К тому же Карло совершенно утратил свой сонный вид и с интересом наблюдал за удивленной Фьорой. Сейчас он внушал гораздо меньше жалости, хотя оставался все таким же некрасивым.
Поскольку Фьора молчала, он тихо рассмеялся:
– Не надо делать такое лицо, моя дорогая супруга! То, что я выдал вам свой секрет, должно успокоить вас. Если вам недостаточно этого, могу уверить вас, что те дети, которые родятся от нашего брака, не будут нуждаться в пище, а вы можете спокойно спать в этой огромной постели, которая внушает вам такой ужас.
– Так вы притворялись? – произнесла наконец молодая женщина. – Но с какой целью?
– Для того, чтобы выжить. Постепенно, с годами, я к этому привык, а мои физические недостатки сослужили мне хорошую службу: я так некрасив, что все находят вполне естественным, что я к тому же и идиот, – признался Карло.
– Вы говорите, что вам надо было выжить? Но кто вам угрожал?
– Все Пацци, за исключением моего деда Джакопо, который меня всегда защищал. Если он говорил правду, то после смерти моих родителей я буду самым богатым из всей семьи Пацци, поэтому дядя Франческо привез меня с собой в Рим после того, как вынужден был уехать из Флоренции. Я стал для него живым сейфом, набитым деньгами. Он добился опеки надо мной, но в его интересах, чтобы я жил как можно дольше, потому что после моей смерти все имущество заберет дед. Еще никто не осмелился вызвать недовольство этого патриарха.
– Как так получилось, что я никогда не слышала про вас во Флоренции?
– Потому что меня прятали еще более тщательно, чем моего старшего кузена Пьетро. Два урода в одной семье – это слишком! Я жил в Треспьяно на вилле, которую унаследовал от матери и где меня оставили в покое, а при мне находились только моя кормилица и один старый священник, который и выучил меня всему тому, что знал сам. Там у меня были книги, птицы, деревья…
– Но ведь вам приходилось играть ужасную роль… Это, вероятно, стоило вам многих сил? – с невольным сочувствием сказала Фьора.
– Да, ведь если бы они заподозрили меня в том, что я не такой идиот и могу сам управлять своим состоянием, меня бы уже давно не было в живых, несмотря на покровительство деда. Очень давно в Риме жил человек по имени Клавдий. Ему удалось избежать постоянных покушений на его жизнь, притворившись кретином, и впоследствии он даже занял трон императора…
– А у вас самого нет таких же амбиций? – спросила Фьора, невольно улыбнувшись.
– Ах, нет! Ни в коем случае! Больше всего на свете я хочу снова вернуться в Треспьяно, и вполне может так случиться, что мое желание скоро исполнится. Но это произойдет при таких обстоятельствах, что мне страшно об этом думать. Если мой дядя и эта чудовищная Иеронима выполнят то, что задумали, Джироламо Риарио не сможет им ни в чем отказать, и, по всей видимости, со мной будет покончено. С вами, видимо, тоже, потому что нас поженили, чтобы объединить наши состояния.
– А… ваш дед?
– Он погибнет в той суматохе, которая последует после прихода Риарио к власти.
– Так вам все известно? – поразилась Фьора. – Откуда вы можете это знать?
– Никто ничего не скрывает от дурака. Перед ним все говорится совершенно в открытую. Мне известно абсолютно все о заговоре против Медичи, который организовали Пацци и Риарио с участием Монтесекко, этого головореза, длинного, как тоскливая ночь, и почти такого же урода, как и я. Лоренцо и Джулиано должны умереть в конце этой недели во время посещения Флоренции новым кардиналом Рафаэлем Риарио, который вчера уехал из Рима.
– Разве они не назначили точной даты?
– Нет. Но это вполне может быть Пасха. Самое плохое, что им удалось объединить всю семью, даже моего деда, который вначале был категорически против, считая все это глупейшей выдумкой. Сам я не могу ничего сделать, но мне все же хотелось бы их спасти, – признался Карло.
– Спасти кого? Медичи? Ведь вы – Пацци. Разве вы их не ненавидите?
– Джулиано меня совершенно не волнует: это обычный пустоголовый красавец, но я очень сочувствую Лоренцо. Он такой уродливый…
– Так он вам нравится из-за этого?
– Ради бога, не считайте меня настолько ограниченным! – печально ответил Карло. – Он некрасив, это так, но у него великий ум! А какое обаяние! К тому же он пытался мне помочь. У него есть один греческий врач, который, говорят, творит чудеса…
– Деметриос Ласкарис! – прошептала Фьора, в которой это имя пробудило воспоминания.
– Вы его знаете? Лоренцо хотел, чтобы он мною занялся, но вся семья воспротивилась… О, как мне хочется помешать этому преступлению, но я являюсь пленником своей выдуманной роли: у меня нет ни денег, ни каких-либо других средств, нет даже верного слуги, и я не умею ездить верхом! Только на муле… и то не так уж быстро…
– Но я могу!
Спрыгнув с кровати, Фьора накинула роскошный халат, который лежал рядом на стуле, взяла Карло за руку и усадила около себя на сундуке. В ней пробудилась безумная надежда, отчего сердце начало бешено колотиться.
– Помогите мне завтра уехать из этого дома, – горячо заговорила она. – Я поеду во Флоренцию и разобью их планы.
– Но как я вам помогу? Я ведь объяснил: я бессилен. Когда они завтра уедут, то уведут с собой всех лошадей.
– Есть человек, который даст мне все, что нужно. После отъезда Иеронимы и Франческо, насколько мне известно, княгиня Риарио захочет, чтобы я ее навестила. Проводите меня к ней с официальным визитом. Все остальное она обещала сделать сама…
– Вы хотите сказать, что супруга Джироламо хочет спасти Медичи?
– Да, она любит Джулиано, но, без сомнения, ей надо быть очень осторожной.
Неожиданно Карло сжал руку Фьоры и поднес ко рту палец, призывая к молчанию. Затем, наклонившись к ней, он чуть слышно прошептал:
– Плачьте. Стоните так громко, как только можете.
И он указал ей на дверь, которую кто-то пытался потихоньку открыть. Это была, без сомнения, Иеронима, потому что сам Пацци был слишком пьян, чтобы так осторожничать. Фьора немедленно принялась стонать и громко рыдать. Она замолкала, а затем снова принималась умолять, чтобы ее оставили в покое, и все это она делала настолько естественно, что вызвала одобрительную улыбку Карло. Иногда это был слабый крик, как будто ей доставляли боль, а порой это были рыдания, мольбы и жалостливые стоны. Со своей стороны Карло гневно покрикивал, и тоже вполне убедительно. Все это продолжалось довольно долго, к великой радости актеров, которые искренне веселились. Наконец Фьора издала последний крик и резко замолчала, а он невнятно произнес еще несколько слов и тоже замолк. Затем наступила полная тишина, в которой они ясно услышали звук осторожных шагов, который постепенно затихал, и шуршание шелка.
– Фу! – выдохнул Карло. – А мы удачно выпутались!
– Ведь мы говорили очень тихо, к тому же у вас, по счастью, прекрасный слух.
– Это мне не раз помогало. Теперь мне кажется, что вам надо поспать.
– А вы?
– Я устроюсь в этом кресле.
Упомянутое кресло было таким же жестким, как уголовное законодательство, а две маленькие подушки не делали его мягче. Фьора немного подумала, а затем предложила:
– Почему бы вам не лечь рядом со мной? Теперь мы с вами друзья, а вы мне обещали…
– Верьте мне, это обещание мне ровно ничего не стоит. Вы очень красивы, дорогая Фьора, но я люблю только мальчиков!
От удивления глаза Фьоры округлились, а Карло горько улыбнулся:
– Это никогда никого не удивляло, даже моих партнеров, которым мой дядя хорошо платит, но при этом берет с них слово, что они не начнут болтать.
Это странное заявление вызвало у Фьоры прилив сочувствия, и она неожиданно наклонилась к Карло и по-братски поцеловала его.
– Решительно, вы тот самый супруг, который мне нужен! Карло, я никогда не перестану благодарить небо за то, что оно нас соединило. Отныне я стану вашей сестрой и сделаю все, что в моих силах, чтобы вам помочь.
В глазах молодого человека тоже блеснула слеза, и он нежно поцеловал молодую женщину в щеку. После этого они пожелали друг другу доброй ночи, и каждый улегся со своей стороны постели.
Почти сразу супруги крепко уснули, повернувшись друг к другу спиной, и обрели во сне заслуженный отдых и покой.




Часть III
Кровавая пасха



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Во власти теней - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Жюльетта бенцони

Часть I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть II

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть III

Глава 1Глава 2Глава 3

Ваши комментарии
к роману Во власти теней - Бенцони Жюльетта


Комментарии к роману "Во власти теней - Бенцони Жюльетта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100