Читать онлайн Рубин королевы, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубин королевы - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубин королевы - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубин королевы - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Рубин королевы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8
ИЗГОЙ

Герр доктор Эрбах ничем не напоминал тех библиотекарей, с которыми Морозини – и даже Видаль-Пеликорну – приходилось встречаться раньше. При взгляде на этого человека мало кто поверил бы, что ему удалось получить все или почти все ученые степени Венского университета – до того он напоминал распорядителя бала или галантного аббата при каком-нибудь королевском дворе XVIII века: седые букольки подрагивали на бархатном воротнике присборенного на талии сюртука, из-под которого выглядывала кокетливая сорочка с пышными жабо и манжетами, ноги обтягивали панталоны со штрипками. И все это великолепие было обильно припорошено табачной крошкой. На самом кончике вздернутого носика доктора Эрбаха сидели круглые очки в металлической оправе, глаза посверкивали – книжный человечек с любезной улыбкой, казалось, в любую минуту готов был взлететь или подпрыгнуть, оттолкнувшись тросточкой, ибо он скорее порхал вокруг нее, чем опирался при ходьбе.
Похоже, его ничуть не смутила необходимость принять египтолога, сопровождаемого князем-антикваром. Он вел себя так доброжелательно и услужливо, что Морозини подумал: должно быть, доктор Эрбах смертельно скучает в огромном замке, придать обжитой вид которому было не под силу немногочисленным попадавшимся на пути слугам.
– Вам повезло, что застали меня здесь, – сказал Эрбах, выйдя к посетителям в очаровательную китайскую гостиную, где они коротали время в ожидании. – Я занимаюсь библиотеками и других замков Щварценбергов: в Глубоке, где семья проводит большую часть времени, и в Требоне, но это незначительная резиденция. Сейчас я здесь для того, чтобы разобрать огромную переписку князя Феликса за 1810 год, когда он был послом в Париже, а как раз в это время Наполеон I женился на нашей эрцгерцогине Марии-Луизе. Такая трагическая история! – прибавил он со вздохом, даже и не подумав предложить своим гостям сесть. – Вы – француз, месье, – он повернулся к Адальберу, – и вам, наверное, известно, какую драму пережила семья в те ужасные времена?.. Во время бала, который давали в честь новобрачных в посольстве на улице Монблан, импровизированный бальный зал в саду загорелся, это вызвало страшную панику, и несчастная княгиня Полина, прелестнейшая из наших дам, погибла в огне, отыскивая свою дочь... Такая трагедия, господа!
Эрбах выпалил все это единым духом. Однако после последней фразы замолк, чтобы набрать воздух в легкие, и Альдо не замедлил воспользоваться паузой.
– Вы верно догадались, что мы интересуемся также и историей; – вставил он, – но в наши намерения не входил исторический экскурс в славное прошлое князей Шварценберг, каким бы ярким оно ни было...
– Что есть, то есть! О княгине Полине даже сложили легенды. Уверяют, что в ту самую минуту, как она умерла, ее призрак явился здесь, в Крумлове, кормилице, которая растила младшего из ее детей. Но я же держу вас на ногах! Прошу вас, господа, садитесь!
Он указал на два изящных кресла эпохи Людовика XV, обитых белым и синим атласом, сам устроился в третьем и продолжал:
– На чем же мы остановились? Ах да, несчастная княгиня Полина! Если желаете, можете полюбоваться ее портретом в бальном платье, он висит в парадных апартаментах, где многие государи...
В упоении от того, что у него появились слушатели, библиотекарь мог бы говорить часами, но жестокосердный Адальбер решил вмешаться и поймал его на слове:
– Именно ради государей мы и позволили себе побеспокоить вас, герр доктор. Мне кажется, давно пора объяснить вам цель нашего посещения: мой друг, присутствующий здесь князь Морозини, и я сам желали бы собрать документы, касающиеся императорских и королевских резиденций бывшей Австро-Венгерской империи.
Брови Эрбаха, воспользовавшегося паузой для того, чтобы взять понюшку табака из очень красивой табакерки, поднялись до середины лба, и он предупреждающим жестом вскинул белую и ухоженную, словно у прелата, руку.
– Позвольте, позвольте! Каким бы обширным и благородным ни был Крумлов, все-таки он никогда не являлся императорской резиденцией, пусть даже владевшие им князья выступали в роли правителей.
– Разве он не принадлежал императору Рудольфу II?
Приветливое лицо доктора Эрбаха вмиг превратилось в маску скорби.
– О Господи! Вы правы, и мне самому это слишком хорошо известно. Однако, видите ли, обитатели этого замка, как, впрочем, и жители города, не любят вспоминать об этом. Вас действительно так интересует эта печальная страница?
– Это необходимо для нашей работы, – ответил Альдо. – Но если вам слишком тягостно пересказывать чудовищную историю об императорском бастарде, так знайте: нам она уже известна. Нам недостает лишь деталей – точных дат, расположения на местности. Замок, разумеется, выглядел не так, как сейчас?..
– Конечно, – с облегчением отозвался Эрбах. – Я покажу вам все, что осталось от тех времен. Что же касается дат... император владел Крумловом всего десять лет. В 1601 году он заставил последнего из Розембергов, Петра Ворка, погрязшего в долгах и разврате, продать ему это владение, которое он в 1606 году подарил... принцу Джулио после неслыханного скандала. Точнее, он определил ему Крумлов местом жительства, надеясь, что, если его удалить от двора, люди быстро забудут о его поведении. И поскольку вы уже знаете, что тогда произошло, я ограничусь тем, что скажу вам: после ужасной драмы, печально известным героем которой был бастард, его заперли в покоях, превратив их в тюрьму. А потом, 25 июня 1608 года, он внезапно скончался. После его смерти император сохранял за собой замок вплоть до 1612 года, а затем подарил его одному из своих верных друзей и советников, Иоганну Ульриху фон Эггенбергу...
– В самом деле, всего неполных одиннадцать лет, – прервал его Адальбер. – Но вернемся, прощу вас, хоть ненадолго к этому Джулио. Я знаю о нем гораздо меньше, чем князь Морозини. Мы слышали, что он был похоронен здесь, в часовне. Не могли бы вы показать нам его могилу?
Библиотекарь явно смутился.
– Ее давно здесь нет! Вы же понимаете, что новому владельцу не очень нравилось жить в подобном соседстве. Тем более что несколько служанок едва не умерли от страха, увидев призрак голого окровавленного мужчины... Фон Эггенберг поделился своими затруднениями с настоятелем монастыря миноритов, который расположен внизу, в квартале Латран, и попросил взять к себе покойного, надеясь, что в обществе святых отцов тот утихомирится. Но настоятель не соглашался, опасаясь, что среди горожан вспыхнет возмущение. А это обязательно произошло бы, если бы останки безумного убийцы покоились бы в черте города. Трагедия была еще слишком свежа в памяти.
– И что же? Как же с ним тогда поступили? – поинтересовался Морозини. – Бросили в реку?
– О, князь!.. В жилах этого несчастного все-таки текла императорская кровь! Поразмыслив, настоятель нашел выход: на некотором расстоянии от города находилась небольшая обитель, принадлежавшая к его же монастырю. Там уже никто не жил, но иногда, в определенные дни, служили мессу. Разумеется, земля там была не менее освященной, чем в нашей часовне святого Георгия или в монастыре. Иоганн Ульрих фон Эггенберг нашел эту мысль превосходной, но на всякий случай действовать решили в полной тайне. Тяжелый гроб из тикового дерева под покровом ночи перенесли на кладбище обители, на котором уже давно никого не хоронили...
– ...и которое, по всей видимости, к тому времени уже пришло в полное запустение? – язвительно вставил Видаль-Пеликорн. – Чтобы усопший окончательно исчез с лица земли?
– На такое они не решились. Если верить тому, что я вычитал в архивах замка, на могилу была положена плита с выгравированным на латыни именем Юлиус... Но они постарались восстановить растительность вокруг могилы, чтобы как можно лучше сохранить тайну. Ведь иначе покой усопшего мог нарушить кто угодно... хотя бы из мести. Ну вот, я рассказал вам все, что знаю, – поспешил прибавить Эрбах, утирая пот с лица большим носовым платком. Видно было, что весь разговор ему крайне неприятен.
– Не совсем, – сладким голосом возразил Морозини. – Где расположена эта обитель?
– О, я не думаю, что она может представлять хоть какой-то интерес для вашей работы, ваша светлость. Она полностью разрушена...
– Но где они, эти развалины?
– По южной дороге, недалеко отсюда... и, прошу вас, давайте поговорим о чем-нибудь другом! Не хотите ли осмотреть замок?
Чтобы уйти от пугавшей его темы, Ульрих Эрбах готов был открыть перед своими гостями любые двери, какие они только пожелают. Вытянуть из него было больше нечего, и Альдо с Адальбером охотно последовали за ним, не забывая на каждом шагу восторгаться красотами этого странного жилища, где столетия переплетались так же тесно, Как в Праге: прекрасный ренессансный двор, тройной мост, переброшенный через глубокую расщелину между двумя скалами и соединявший жилые помещения с удивительным театром XVIII века, в котором была единственная в те времена в Европе вращающаяся сцена, появившаяся на несколько десятилетий раньше остальных. Библиотека, хотя и лишившаяся части своих сокровищ, перешедших в библиотеку Глубоки, была все же хороша, и ее хранитель, в конце концов, вздохнул:
– Признаюсь вам, здесь я чувствую себя более всего счастливым, у этого замка есть душа...
– А в Глубоке нет?
Эрбах пожал тощими плечами, обтянутыми черным бархатом.
– Пародия на Виндзор! Замок для Алисы в Стране Чудес, построенный совсем недавно княгиней, начитавшейся Вальтера Скотта! Конечно, библиотека там великолепная... но я предпочитаю здешнюю...
Они расстались лучшими друзьями. Любезный библиотекарь проводил их до караульного помещения, и Альдо с Адальбером стали спускаться к городу. Они долго шли молча, но потом Альдо не выдержал.
– Ну, что ты на это скажешь? Симон жил в нескольких сотнях метров от рубина и даже не догадывался об этом!
– Верно, если только камень все еще там. Кто тебе сказал, что те, кто принес туда гроб, не открывали его?
– Это были монахи, а они с уважением относятся к мертвым. Даже к трупу помешавшегося убийцы. И потом, им и так уже было достаточно не по себе – ведь пришлось нарушить приказание покойного императора... Не говоря уж о том, что этот Джулио, похоже, и сейчас еще внушает сильный страх. Готов поклясться: никому не пришло бы в голову поднять крышку гроба.
– Согласен, но каким образом нам отыскать могилу?
– Будем надеяться, что нам повезет! И в любом случае будет легче, чем искать в часовне замка. Ты видел эту жемчужину барокко? Нелегко бы нам пришлось, если бы надо было рыть ямы в мостовой или вскрывать одну из могил. Ине забывай о страже, охраняющей замок. Откровенно говоря, по-моему, так даже лучше! Во всяком случае, призрак императора, должно быть, не подозревает о том, что стало с останками его сына...
– Кажется, и в самом деле с того света не все видно. Что будем делать теперь?
– Сядем в машину и отправимся на разведку. Еще совсем рано, у нас уйма времени до ужина.
Получасом позже маленький «Фиат» катил по тропинке, ведущей к тем самым развалинам, где Симон Аронов приказал Вонгу спрятать машину. Приехав на место, друзья приуныли.
– Все равно что искать иголку в стоге сена! – пробормотал Видаль-Пеликорн.
В самом деле, когда они ступили за то, что некогда было оградой, перед ними выросла огромная груда камней – видимо, все, что осталось от часовни: в первозданном виде уцелели лишь мощная стрельчатая арка портала и несколько обломков стены. Все это буйно поросло сорной травой, колючей ежевикой и неведомо как пробившим себе дорогу кизилом.
– Здесь, похоже, был пожар, – заметил Адальбер, указывая на явные следы огня. – Во всяком случае, внутри часовни искать нет смысла. Кладбище, скорее всего, находилось с другой стороны.
– Ты только посмотри, сколько здесь камней. У нас ничего не получится! Это титанический труд!
– Не стоит преувеличивать! Нам, археологам; к такой работе не привыкать. Для начала обозначим участок. Иными словами, попытаемся определить местонахождение старого кладбища.
В течение двух часов друзья бродили среди развалин, то приподнимая один камень, то переворачивая другой. Чем дальше они углублялись, тем гуще становилась растительность, и когда, наконец, они набрели на древнюю стелу, напоминавшую надгробие, то оказались почти на опушке леса! За густыми ветвями серебрилась недвижная вода маленького прудика, в ней отражались последние лучи заходящего солнца, Адальбер сделал вывод:
– Ни малейшего сомнения: кладбище – между опушкой и тем местом, где больше всего развалин. Оно, должно быть, скрыто под этой буйной растительностью. Нам потребуются инструменты. Давай вернемся в город! Если повезет, найдем какую-нибудь лавочку, где еще открыто...
– А ты не боишься, что торговца обуяет любопытство? Позволь напомнить тебе, что мы собирались попросить кирку и лопату у слуг Симона.
– Я прекрасно помню, но нам придется работать прямо под боком у Адольфа, и любопытство может обуять и его. Он, несомненно, явится взглянуть, чем мы заняты. Других-то развлечений здесь нет. И что, по-твоему, он скажет, застав нас за осквернением могилы?
– Раз так, то за снаряжением лучше отправиться в Будейовице. Этот город намного крупнее Крумлова, а ехать до него никак не больше двадцати пяти километров.
– Неплохая идея, но сегодня мы не успеем, уже слишком поздно. Отправимся туда завтра на рассвете.
Вот уже четыре дня, как Адальбер и Альдо, вооружившись садовыми ножницами, секаторами, вилами, лопатой и киркой, работали, как батраки, на участке, определенном Адальбером. Одну за другой они расчистили уже довольно много могил, но ни одна из них не соответствовала описанию, данному доктором Эрбахом. Это была изнуряющая работа, тем более – в такую жару.
– Я начинаю думать, что мы здесь проведем все лето, – вздохнул Альдо, вытирая пот со лба закатанным рукавом рубашки. – В Венеции решат, что я умер...
Видаль-Пеликорн насмешливо улыбнулся другу.
– Ах ты, изнеженный аристократ! Вот что значит привычка к комфорту, когда работой считается перебирание драгоценных камушков! Мы-то, археологи, привыкли раскапывать курганы в пустыне под палящим солнцем, мы куда выносливее! – Ты забыл упомянуть о том, что в вашем распоряжении всегда имеется толпа феллахов. Насколько мне известно, они-то и роют землю. А вы, археологи, как ты выразился, орудуете большей частью кисточкой и губкой, очищая то, что для вас выкопали...
Хозяин постоялого двора удивлялся, видя своих гостей по вечерам совершенно измученными и куда более грязными, чем подобает туристам. Под строжайшим секретом пришлось сообщить ему, что случайно они напали на руины древнеримской виллы и теперь пытаются расчистить место, чтобы в дальнейшем начать раскопки. Цеплер, в восторге от того, что оказался единственным посвященным в тайну, способную вскоре вызвать повышенный интерес к их местам, поклялся молчать и удвоил внимание к таким интересным постояльцам. Каждое утро он снабжал их солидными корзинами с закусками и несколькими бутылками минеральной воды, а по вечерам скромно осведомлялся о результатах.
– Дело двигается! – заверял его археолог. – Но, знаете ли, такого рода открытия за несколько часов не делаются...
Как-то днем, когда два труженика, устроив перерыв, отдыхали и подкреплялись персиками и сливами, они увидели, как по тропинке к ним приближается молоденькая девушка, в облике которой им почудилось нечто призрачное. Это была крестьяночка с длинными светлыми косами, очень хорошенькая, с охапкой ромашек и васильков в руках. С той удивительной вежливостью, какую встречаешь повсюду в Чехии, она поклонилась им и спросила, что они здесь делают. Ответил ей Альдо:
– Недавно я узнал, что один из моих предков, живший в этой обители монахом, покоится здесь. Я ищу его могилу.
Девушка подняла светло-голубые, словно два барвинка, глаза на удивительного незнакомца – такого изысканного, несмотря на то, что штаны у него были перепачканы, землей, а распахнутая рубашка с закатанными рукавами обнажала загорелые мускулистые руки.
– Вы совершенно правы! – вздохнула она. – Нельзя бросать бедных умерших. Наш святой долг – -почитать место их последнего упокоения и ухаживать за ним. Господь непременно поможет вам найти могилу!
Сказав эти слова, она сделала легкий реверанс и пошла своей дорогой Дальше, озаренная солнцем: Широкая синяя юбка, вышитая желтыми цветами, развевалась над округлыми икрами.
– Куда, по-твоему, она направляется? – прошептал Адальбер, глядя, как девушка углубляется в лес.
– Скорее всего, возвращается домой...
– Тропинка никуда не ведет, кроме как на берег пруда, а в той стороне нет ни одного дома.
– Может быть, она торопится... на свидание? Такая прелестная малышка...
– Возможно, но мне все-таки хотелось бы знать, куда она идет. Ты не обратил внимания на то, что она словно грезит наяву? Даже голос ее звучал как-то отдаленно, когда она похвалила твою набожность...
Последние слова Адальбер произносил, уже вставая и устремляясь вслед за девушкой. Альдо пожал плечами:
– Собственно, почему бы и нет? Все-таки какое-то разнообразие.
И последовал за другом.
Спрятавшись за деревьями, они наблюдали, как девушка огибала пруд. Пройдя примерно половину его окружности, она оказалась в той части леса, что окаймляла противоположный берег. Не зная, насколько глубоко она зайдет в лес, Альдо и Адальбер опасались выйти на открытое место. Девушка может испугаться, если внезапно их увидит.
– Я точно заметил место, где она вошла в лес, – шепнул Альдо. – Давай немного подождем. А потом пойдем поглядим.
Усевшись на траву у подножия ясеня, они прождали около четверти часа, прислушиваясь к пению славки. Потом Альдо взглянул на часы:
– Теперь пора...
Он едва успел договорить, как из леса показалась возвращавшаяся назад той же дорогой девушка.
– Бежим! – прошептал Адальбер. – И быстро принимаемся за работу.
– А ты заметил, что у нее в руках больше нет цветов? Хотел бы я знать, где она их оставила!
– Попробуем найти. Непохоже, чтобы она уходила далеко...
Когда девушка поравнялась с ними, оба в поте лица ворочали камни.
– Как вы споро работаете! – похвалила она. – И в такую-то жару!
– Похоже, вас она тоже не пугает, барышня. Можно с, вами поболтать минутку-другую?
– Я бы с удовольствием, но очень спешу. Меня ждет мама. Возможно, до скорой встречи?
Она кивнула им, улыбнулась чудесной улыбкой и скрылась среди развалин. Не успела она еще выйти на дорогу, как двое мужчин уже снова мчались к берегу пруда и, в свою очередь, углубились в лес, оставляя на стволах зарубки, потому что никакой тропинки здесь уже не было. Внезапно за деревьями мелькнуло яркое пятно: цветы, оставленные девушкой. Но только разглядев, куда именно она их положила, Альдо и Адальбер осознали, что их вела невидимая рука, и эта белокурая малышка, может быть, и впрямь послана небом: цветы лежали на почти скрытом колючими зарослями большом, поросшем мхом камне, на котором еще можно было прочесть выбитое имя: Юлиус...
Морозини опустился на одно колено, чтобы получше рассмотреть надпись.
– Значит, это и есть монастырское кладбище? – с горечью сказал он. – Герр доктор обманул нас.
– Не думаю. Ложь, по-моему, уходит корнями в более далекое прошлое! Видимо, монахам соседство этого покойника нравилось не больше, чем владельцу замка. Они пообещали похоронить Джулио в обители и ночью пришли за ним. Графа, засевшего вон там, на своей скале, больше ничего не интересовало. Главное – избавиться, а что дальше, он не спрашивал, скорее всего, ограничившись тем, что хорошо заплатил, и святые отцы вместо того, чтобы похоронить этого несчастного по-христиански, как их просили, зарыли его здесь... подальше от своего жилища. Как изгоя, каким он всегда и был!
– Хорошо еще, что не бросили в пруд...
– Наверное, это было чересчур даже для их трусливой совести. Но ты только подумай – если бы не эта малышка, мы бы еще долго искали могилу! Такая трогательная забота, такие трогательные цветы... Я теперь прямо-таки стыжусь того, что нам придется сделать...
– Я с тобой совершенно согласен, но выбора у нас нет. Постараемся как можно лучше уничтожить следы своего пребывания здесь. Эта девочка, должно быть, грезит о незнакомце, покинутом всеми в своей романтической могиле. Нам незачем разрушать ее мечту. Что до рубина, – если, конечно, он здесь, в чем я уже начинаю сомневаться, – Джулио будет только спокойнее, после того как мы избавим его от этого камня.
Вечер не принес с собой прохлады. Вслед за ним наступила темная, тяжелая, душная ночь. Адальбер остался на месте, а Альдо тем временем вернулся в гостиницу и сообщил Иоганну, что фермер, с которым они успели, подружиться, приютит их на эту ночь у себя.
– Не беспокойтесь, завтра мы вернемся!.. Мне хотелось бы только, чтобы вы мне дали пару бутылок вашего замечательного «Старого мельника», я подарю их нашему хозяину.
Унылая физиономия трактирщика, испугавшегося конкуренции, мгновенно прояснилась. Он предложил прихватить еще и бутылочку сливовицы – «здесь такую очень любят!» – от которой Альдо не стал отказываться. Погрузив напитки в корзину, он, прежде чем вернуться к Видаль-Пеликорну, заглянул еще к зеленщику и накупил персиков и абрикосов. С этими запасами друзья дождались наступления ночи, с опаской поглядывая на небо, по которому медленно плыли черные тучи...
– Если все это прольется на нас, быть нам мокрыми до нитки! – вздохнул археолог.
– Трактирщик посоветовал мне прихватить наши плащи. Они весьма пригодятся нам утром... ну хотя бы для того, чтобы скрыть, в каком мы виде.
И все же пока ни отдаленный гром, ни беглые сполохи не предвещали ливня. Вскоре совсем стемнело. Друзья одним и тем же движением бросили окурки, взялись за инструменты и направились к месту, где им предстояло завершить их жутковатую работу. Подойдя к могиле вплотную, они зажгли потайные фонари – совсем без света обойтись было невозможно.
Меньше всего опасений им внушала плита, она просто лежала на земле, и поднять ее не составляло труда.
Зато дальше надо было копать. Альдо и Адальбер, перекрестившись, приступили, сменяя друг друга, к этой каторжной работе.
– Не исключено, что с гробом придется еще труднее, – пробормотал Альдо. – Тиковое дерево не поддается гниению и довольно тяжелое... Венеция на таком стоит.
– Все зависит от глубины.
Но им опять повезло. Видно, монахи, спеша избавиться от нехристя, сделали свое дело на скорую руку. Они удовольствовались тем, что слегка забросали гроб землей, рассчитывая на исключительные достоинства древесины и на каменную плиту, которые наверняка помешают диким лесным зверям добраться до тела. Друзья успели углубиться примерно на метр, когда заступ в руках Адальбера наткнулся на что-то твердое.
– Кажется, есть!
Работая упорно, но предельно осторожно, они постепенно высвободили длинный черный ящик. Адальбер опустил к нему фонарь: на крышке высветился императорский герб из потускневшего металла. И опять им улыбнулась удача: крышка удерживалась лишь собственным весом да проржавевшими железными крючками, с которыми археолог легко справился при помощи зубила и кусачек.
– Может быть, нижние и ломать не надо, – сказал Адальбер. – Спускайся, мы приподнимем крышку, ты ее подержишь открытой, а я тем временем поищу...
Доведись им прожить еще тысячу лет, ни Альдо, ни Адальбер не смогли бы забыть того, что им открылось. Они ожидали увидеть кости, но их взорам предстало почерневшее, иссохшее тело молодого человека необычайной красоты. Труп, видимо, был завернут в широкий, бархатный пурпурный плащ, шитый золотом. Теперь же он превратился в реденькое изодранное красноватое покрывало, лишь кое-где сохранились более плотные куски под почти не потускневшими золотыми узорами.
– Видно, алхимикам Рудольфа II удалось раскрыть некоторые рецепты египтян, – прошептал Адальбер, чьи длинные пальцы тем временем легко и привычно шарили под прозрачной тканью, покрывавшей тело.
И внезапно в скудном свете фонаря блеснула кровавая вспышка: рубин был здесь, подвешенный на золотой нашейной цепочке, и, казалось, смотрел на них, словно раскрывшийся во мраке ночи красный глаз...
Какое-то время друзья потрясенно молчали. Наконец Адальбер пробормотал охрипшим голосом:
– Послали тебя... Ты должен его взять. А я подержу крышку.
Альдо неуверенно протянул к трупу ставшую вдруг ледяной руку. Мягкими и осторожными движениями он нащупал застежку и расстегнул замочек, но цепочку трогать не стал, лишь снял подвеску, спрятал ее в карман, а взамен достал узкий плоский сверточек и развернул его: там оказался красивый нагрудный крест из золота с аметистами, Альдо повесил этот крест, купленный у антиквара в богатом квартале Будейовице, на место рубина.
– Я освятил его, – пояснил Альдо.
Затем он поправил, как мог, обрывки ткани, перекрестил тело и помог Адальберу положить на место тяжелую крышку. Не сговариваясь, друзья в один голос прочитали «De profundis». Оставалось лишь засыпать могилу...
Вскоре плита, а за ней и цветы юной незнакомки легли на прежнее место. Непосвященный человек ни за что не догадался бы, какую титаническую работу проделали здесь эти двое.
Совершенно обессилевшие, они рухнули на землю и лежали, приходя в себя, пока не утихло отчаянное сердцебиение. И тут где-то прокричал петух.
– Неужели мы всю ночь здесь провели? – удивился Адальбер.
И, словно небо ждало лишь этого сигнала, этих нескольких слов, оглушительный раскат грома раздался над их головами. В ту же минуту ослепительно вспыхнула молния, и тучи наконец прорвало. На землю хлынули потоки воды.
Хотя друзей защищали кроны деревьев, оба в одну минуту промокли насквозь. Впрочем, они и не думали прятаться от ливня, а наоборот, с каким-то дикарским удовольствием подставляли себя под струи воды, словно принимали новое крещение. После такой жары и такого труда это было чудесное ощущение...
– Уже светает, – опомнился наконец Альдо. – Пора возвращаться.
До машины друзья добрались по колено в грязи, но зато тела уже не хранили ни малейшего следа страшной работы, которую им пришлось проделать. Они разделись донага, разложили вещи, как могли, на заднем сиденье, завернулись в плащи и мгновенно уснули.
Они пробудились поздним утром; Дождь все еще лил. Мир вокруг казался однообразно серым и мокрым, но оба чувствовали себя бодро.
– Брр! – Адальбер встряхнулся. – Я зверски голоден. Мне необходим завтрак, а главное – крепкий кофе.
Альдо не ответил. Он развернул платок, вытащил рубин и теперь разглядывал его, положив на ладонь. Великолепный камень чудесного оттенка, оттенка голубиной крови, был, наверное, самым красивым из четырех, которые им удалось найти.
– Дело сделано, Симон! – вздохнул венецианец. – Остается узнать, когда и каким образом мы сможем отдать его тебе. Если только это вообще возможно.
Видаль-Пеликорн, в свою очередь, взял в руку драгоценность и покачал на ладони.
– И что будет с пекторалью? Если хочешь знать, я глубоко убежден в том, что Симон жив, я не могу поверить в его смерть. Слишком странно все это происходило – наверняка он сам подстроил. Вспомни, что он взорвал дом – значит, знал способ выбраться из него. И потом, машина, в которой Вонг должен был его ждать, она ведь исчезла...
– А мне трудно поверить в то, что он остался в живых и бросил на произвол судьбы слугу.
– Он не мог ничего поделать. Вонг нарушил приказание, вернувшись к дому, и Симон не имел права рисковать и возвращаться за ним. Держатель пекторали не вправе неосторожно играть собственной жизнью. А нам следует найти способ вернуть эту штуковину на ее исконное место. Камень великолепен, но сколько ужасов накопилось вокруг него! Подумай, ведь начиная с XV века он больше времени проводил на телах покойников, чем на живых людях... Мне не хочется долго на него смотреть...
– Так или иначе, я обязан отнести его великому раввину, чтобы он снял с рубина проклятие и тем самым освободил душу Сусаны. Он также скажет нам, что делать дальше. Сегодня вечером мы возвращаемся в Прагу...
– А как же Вонг?
– Мы зайдем к нему и предупредим, что один из нас вскоре за ним приедет. Потом посадим его на поезд Прага – Вена, а дальше – экспрессом до Венеции. Ты поедешь с ним, а я вернусь на машине...
Друзья оделись и отправились к Вонгу. Однако вопреки ожиданиям Морозини кореец наотрез отказался ехать в Венецию.
– Если мой хозяин еще на этом свете, он, конечно же, ищет меня, и ему не придет в голову отправиться в Италию. Если вы хотите мне помочь, господа, отвезите меня поскорее в Цюрих...
– В Цюрих? – переспросил Адальбер.
– У моего хозяина там вилла на берегу озера, а по соседству находится клиника, принадлежащая одному из его друзей. Тому самому, кто помог нам бежать. Там меня будут хорошо лечить. Там я и подожду... если только есть кого ждать.
– А если он не появится?
– Тогда я буду иметь честь и прискорбную необходимость обратиться к вам, господа, и мы вместе попытаемся найти окончательное решение.
Морозини кивнул в знак согласия:
– Как хотите, Вонг! Но будьте наготове! Дня через два или три я за вами приеду. Мы поедем «Арльберг-экспрессом» из Линца. А сейчас у нас есть еще дела в Праге...
– Я буду ждать, ваша светлость. И обещаю повиноваться... Я уже слишком горько пожалел о том, что не исполнил приказаний моего хозяина.
Войдя вместе с Адальбером в холл отеля «Европа», Альдо обнаружил неприятный сюрприз – в одном из кресел, прикрытый трепещущим крылом развернутой газеты, раскинулся Алоизиус С. Баттерфилд. Заметив прибывших, он тотчас же отшвырнул газету.
– Ах, какая радость видеть вас снова! – взревел американец, улыбаясь так широко, что можно было созерцать все великолепие фантазии его зубного техника, питавшего исключительное пристрастие к золоту. – Я уже начал беспокоиться, куда это вы подевались!
– Разве я обязан давать вам отчет о своих передвижениях? – с вызовом осведомился Морозини.
– Нет... Простите, если я неудачно выразился, вы же знаете, до какой степени мне хочется, чтобы дело у нас с вами сладилось. Когда я обнаружил ваше отсутствие, я был очень огорчен и даже подумывал отправиться в Венецию, но мне сказали, что вы собираетесь вернуться. И я решил вас дождаться.
– Очень сожалею, мистер Баттерфилд, но, по-моему, я достаточно ясно высказался: за исключением моей личной коллекции, у меня в данный момент нет ничего, что могло бы вас заинтересовать. Так что не теряйте времени и продолжайте ваше путешествие: в Европе сколько угодно ювелиров, способных предложить вам прекрасные вещи...
Американец вздохнул так, что на ближайшем растении затрепетали листья.
– Хорошо! Но что поделать, раз вы мне так симпатичны! Ладно, пусть сделка не состоится, давайте, по крайней мере, выпьем по стаканчику вместе.
– Если вам угодно, – сдался Альдо, – но только позже! Сейчас я испытываю сильнейшее желание принять ванну и переодеться.
И он, наконец, присоединился к Адальберу, терпеливо дожидавшемуся его у лифта.
– Да что ж такого ты сделал этому типу, что он так в тебя вцепился?
– Я тебе уже говорил: он вбил себе в голову, что должен купить украшение для своей жены именно у меня... и потом, кажется, я ему понравился!
– По-твоему, этого достаточно? А вот мне он совершенно не нравится, твой американец!
– Вовсе это не «мой» американец, и мне он нравится не больше, чем тебе. Но что поделаешь, я все-таки обещал выпить с ним по стаканчику перед ужином. Надеюсь, после этого мы от него избавимся.
– Посмотрим. Я, например, подумываю о том, не отправиться ли нам куда-нибудь в другое место? На случай, если он еще сильней тебя полюбит и пожелает непременно разделить с нами трапезу?..
Так и случилось. Но тут решительно вмешался Адальбер. Он встал, сухо поклонился Баттерфилду и напомнил Альдо, что они в этот вечер приглашены на ужин к одному из его собратьев-археологов. Причем произнес свою тираду специально припасенным для подобных обстоятельств безапелляционно-презрительным тоном. Это подействовало волшебно, американец не стал упорствовать.
Через несколько минут друзья уже катили в коляске по Карлову мосту, направляясь к острову Кампа, где нашли пристанище на одной из уютных площадей, в прелестном старомодном ресторанчике, который назвал им на ушко портье «Европы», – в «Серебряной щуке».
– Ох, – вздохнул Видаль-Пеликорн, откидываясь на спинку скамьи с красно-золотыми подушками, – и сладко же мы с тобой заснем после треволнений предыдущей ночи.
– Ты-то заснешь, а мне нужно уйти после ужина. Вот что мы сделаем: по дороге в отель я попрошу кучера высадить меня на Староместской площади.
Адальбер нахмурился.
– Вот как? И что ты собираешься делать?
Альдо вытащил из кармана письмо, он написал его у себя в номере перед тем, как спуститься вниз.
– Заскочу к раввину и суну это ему под дверь. Я прошу его принять нас как можно скорее. Мне не терпится очистить этот камень. С тех пор, как мы его заполучили, я каждую минуту ожидаю какого-нибудь несчастья.
– Я не суеверен, но, признаюсь, что на этот раз мне тоже не по себе. Где сейчас рубин?
– У меня в кармане. Не думаешь же ты, что я бы решился оставить его в номере?
– Нет, но почему бы не в сейфе отеля? Он именно для того и предназначен...
– Ну да... А ночью, того и гляди, «Европа» загорится.
Несмотря на всю серьезность разговора, Адальбер расхохотался и залпом осушил бокал вина.
– Пора что-то предпринять! Похоже, наше приключение сильно на тебя подействовало, старина.
Однако вскоре веселости у Адальбера поубавилось – вернувшись в отель, он обнаружил, что его номер обыскали. Причем таинственные сыщики действовали очень умело, и только наметанный глаз археолога, от которого не укрывалась ни одна, даже самая незначительная деталь, позволил ему понять, что произошло. Разумеется, Альдо тоже был нанесен визит, так что, несмотря на страшную усталость, друзьям пришлось взяться за работу и переставить всю мебель в обоих номерах, чтобы обеспечить себе возможность спокойно выспаться ночью. Как следует забаррикадировав двери и окна, – слава Богу, ночь была хоть и теплой, но без обычной летней духоты, – они наконец добрались до постелей, не забыв сунуть под подушки по пистолету. Камень предусмотрительный Альдо доверил одной из чаш в стиле Галле, из которых состояла люстра в его номере. Приняв меры предосторожности, они уснули сном праведников.
На следующее утро вместе с завтраком Морозини принесли на подносе письмо. К нему была приложена записка портье, объяснявшего, что письмо в семь часов утра принесла какая-то девушка.
«Сегодня ночью, в одиннадцать часов, в Староновой синагоге. Да пребудет с тобой мир...» – писал Иегуда Лива.
С той самой минуты, как роковой рубин оказался в его руках, Морозини с нетерпением ждал этого сигнала. Он нисколько не раскаивался, что нарушил вечный покой Джулио, – напротив, он был уверен, что теперь наконец к несчастному снизойдет успокоение. Но сама драгоценность создавала тягостную атмосферу, постоянно напоминая обо всех ужасах и несчастьях, какие навлекало на людей обладание этим камнем. Собираясь выйти из номера, Альдо пришлось буквально заставить себя извлечь это чудовище из хрупкого стеклянного тайника. Лучше было не оставлять камень там на тот случай, если горничные решат основательно почистить люстру. Он немного успокоился, вспомнив о том, что совсем скоро, уже сегодня ночью, проклятый рубин утратит свою колдовскую власть...
День друзья потратили на то, чтобы подготовить машину к долгой дороге и побродить по городу, а вечером решили поужинать в пивной «Моцарт». Это была удачная мысль. Во-первых, не нужно было возвращаться в отель, рискуя подвергнуться нескромным расспросам со стороны Баттерфилда. А во-вторых, отпадала необходимость облачаться в традиционные смокинги, слишком элегантные для ночных прогулок по старому еврейскому кварталу Праги.
На город спустилась прекрасная теплая ночь, и, когда двое друзей вышли из пивной, на улицах и площадях было полно народу. Летом в Праге словно воцарялся непрекращающийся веселый праздник. Освещенные газовыми фонарями, в которых, казалось, отражались звезды, мелкие торговцы бойко продавали огурцы, сосиски с хреном и пиво, гребя деньги лопатой под скрипки уличных музыкантов, в игре которых старые цыганские мелодии сменялись темой Сметаны, посвященной Влтаве, и более известной, чем национальный гимн. Цыганка-гадалка, с огненным взглядом из-под длинных спутанных черных волос, едва сдерживаемых желтым платком, схватила было Альдо за руку, но он мягко высвободился.
– Спасибо, но мне не хочется знать свое будущее, – сказал он ей по-французски.
Должно быть, женщине этот язык был незнаком. Она огорченно взмахнула руками, отчего зазвенели все ее серебряные браслеты, и со вздохом тряхнула головой.
– Может быть, ты зря отказался, – заметил Видаль-Пеликорн. – Сейчас самый подходящий момент для того, чтобы узнать, что нас ждет...
Через несколько минут их поглотила тьма еврейского квартала, и с непривычки оба зажмурили глаза. Приятный запах жареных сосисок и свежей мяты уступил место мясному душку и затхлой вони старых тряпок, которыми несло из двух лавок, стоявших одна против другой. Пара грязно-желтых фонарей безуспешно старалась осветить ухабистую, плохо вымощенную улицу. Постепенно глаза обоих мужчин привыкли к темноте, и они стали различать стену старого кладбища и трепещущие кроны деревьев, -укрывавшие невообразимое нагромождение надгробных камней, отчего этот приют мертвых напоминал неспокойное зимнее море. Внезапно обоняния ночных гостей коснулся нежный, ласкающий аромат цветущей бузины и жасмина. Они приблизились к ограде, перед ними выросла черная островерхая громада древней синагоги...
Подойдя еще ближе, Альдо и Адальбер заметили полоску света, выбивавшуюся из приоткрытой двери.
– Входи один! – шепнул Адальбер. – Раввин меня не знает.
– А ты что собираешься тем временем делать?
– Сторожить. Осторожность никогда не помешает. Этот квартал выглядит жутковато.
Демонстрируя суровую решимость, археолог уселся на истертые ступени и принялся набивать трубку. Альдо не стал его уговаривать и толкнул дверь, над которой в витраже стрельчатого свода на фоне усеянного крупными звездами неба распускалась смоковница. Створка скрипнула, но легко подалась.
Готические своды и колонны древнего святилища, озаренного лишь восхитительным семисвечником, стоявшим на алтаре, и двумя большими свечами у его подножия, тонули во мраке, но суровость открывшегося зрелища поразила Альдо. Лишь на редких слабо освещенных капителях глаз различал мотив виноградной лозы, несколько смягчавший убранство святилища.
Высокая фигура раввина горельефом выделялась на фоне этой строгой и вместе с тем таинственной декорации. Положив рядом со свитками Торы Индрарабу Книгу тайн, Иегуда Лива склонился над ней и внимательно изучал. Заслышав легкие шаги посетителя, он выпрямился. Альдо заметил, что из-под длинного черного плаща раввина выглядывают белые погребальные одежды.
Оробевший Морозини застыл посреди нефа. Низкий голос попросил его приблизиться к подножию алтаря, а затем прибавил:
– Здесь ты не в церкви. Тебе следует покрыть голову. Возьми ермолку, она лежит у твоих ног, и надень ее. Простите меня. Моя вина тем больше, что я знаю этот обычай, но сегодня я очень взволнован...
– Ничего удивительного, если, как сказано в твоем письме, ты нашел то, что искал. Думаю, это было нелегко... Вскрыть склеп в дворцовой часовне – тяжелая работа. Как ты с ней справился?
– Тело было не в часовне.
В нескольких словах венецианец рассказал все, что произошло с тех пор, как он покинул Прагу. Не забыл он упомянуть и о пожаре в маленьком замке, и об исчезновении Симона Аронова. Великий раввин улыбнулся:
– Не тревожься: держатель пекторали не погиб. Я даже могу тебе открыть, что он приходил сюда...
– В эту синагогу?
– Нет, в наш квартал, Иозефов, где живет его друг. Напоминаю тебе, что для нашего общего блага нам с ним лучше не встречаться. Еще хочу сказать, что искать его бесполезно: он лишь промелькнул здесь и снова скрылся. Не спрашивай меня, куда он отправился, мне это неизвестно. А теперь дай мне проклятый камень!
Альдо развернул белый платок, в который был завернут рубин, и подал его раввину на раскрытой ладони, словно раскаленный уголь. Иегуда Лива протянул к драгоценности костлявые пальцы, взял ее и пристально вгляделся. Потом поднял повыше, словно желая воздать дань уважения некоему неведомому божеству. И в ту же минуту подобно выстрелу прогремел грубый голос:
– Кончай кривляться, старик! Сейчас же отдай мне эту штуку!
Резко обернувшись, Альдо в изумлении уставился на шутовскую фигуру Алоизиуса С. Баттерфилда, возникшую из мрака подобно какому-то злому духу. Большой кольт, который тот наводил то на него, то на раввина, выглядел весьма устрашающе.
А наглый тип бессовестно потешался над удивлением князя:
– Не ждал такого, а, князек? Никогда не надо считать папашу Баттерфилда за дурачка, и, если уж хочешь знать, я давно тобой интересуюсь. Однако мы здесь не для того, чтобы обмениваться любезностями! Эй, ты, дашь ты мне этот булыжник или нет?
В голосе, эхом отразившемся от стен синагоги, прозвучала твердость металла:
– Подойти и возьми, если посмеешь.
– Еще как посмею! А ты, Морозини, стой и не двигайся, не то я на месте уложу твоего приятеля..
Альдо, все это время гадавший, куда подевался Адальбер, попытался выиграть время:
– Как вы сумели сюда войти? Никто вам не помешал?
– Ты имеешь в виду того типа с трубочкой? Он получил хороший удар по башке и теперь спит сном младенца... если только мой приятель не счел нужным его прикончить...
– Какой приятель?
– Ты его узнаешь. Ты видел его в «Европе», а незадолго до того – в Венеции: он пил кофе рядом с тобой и Ротшильдом у Флориана...
Низенький человечек с черными волосами, в темных очках в свою очередь вышел на освещенное место. И он тоже был вооружен. Альдо мысленно обругал себя последними словами. Как он мог, поняв, что где-то его уже видел, не вспомнить, где именно! Наверное, старею, решил он.
Баттерфилд начал подниматься по каменным ступеням, но его уверенность словно таяла по мере того, как он приближался к великому раввину. Со стороны казалось, что он вдруг даже стал ниже ростом. Старик не шевелился, его темные глаза метали молнии. И снова загремел грозный голос:
– Ты будешь проклят до скончания веков, если прикоснешься к этому камню, и никогда больше не обретешь покоя...
– Ну хватит! Заткнись! – гаркнул американец. Его била дрожь, выдавая охвативший его страх, но рубин был рядом, в руках раввина, и алчность оказалась сильнее. Баттерфилд выхватил камень, попятился, поскользнулся, попробовал нашарить ногой ступеньку и рухнул вниз на каменные плиты. Рубин выпал у него из рук и откатился в сторону на несколько шагов. Альдо нагнулся было, чтобы его поднять, но человечек в очках завизжал:
– Не двигаться!
Не сводя глаз с Морозини и продолжая в него целиться, он присел, схватил драгоценность и сунул ее в карман.
– Вставай! – скомандовал он своему другу. – Бежим отсюда.
И он исчез с какой-то сверхъестественной быстротой. Уверенный в том, что легко догонит хилого человечка и без труда справится с ним, Альдо бросился в погоню. Тот обернулся и выстрелил. Задетый пулей, венецианец пошатнулся и упал в тот самый миг, когда прогремел второй выстрел – видимо, Баттерфилд оправился от своего падения. Перед тем, как потерять сознание, раненый услышал раскаты голоса раввина, который, казалось, кого-то звал. И тут раздался ужасный вопль, вопль насмерть перепуганного человека. Это кричал американец. Последнее, что успел запомнить Альдо, перед тем, как погрузиться во тьму, было ощущение, будто стена синагоги внезапно сдвинулась с места.
Князь медленно приходил в себя. Все вокруг показалось ему таким странным, что он готов был поверить, будто попал в Зазеркалье. Он лежал на чем-то, должно быть, на кровати, и кровать эта стояла в светлой комнате, напоминавшей больничную палату. Тем не менее склонившийся над ним человек ничуть не был похож на сиделку. Это был раввин Лива – его волнистая борода, белые волосы, длинные черные одежды. Альдо чувствовал себя из рук вон плохо: болела грудь, подташнивало. Он снова закрыл глаза, надеясь вернуться в блаженные сумерки, где, лишенный сознания, он был избавлен и от страданий.
– Ну, проснись же! – мягко приказал незабываемый голос, каким мог бы говорить ангел на Страшном суде. – Ты еще принадлежишь этому миру, и тебе пора снова занять в нем свое место!
Раненый попытался изобразить нечто, ему самому представлявшееся улыбкой, и прошептал:
– Я думал, что уже умер...
– Могло быть и так, если бы он получше прицелился, но – хвала Всевышнему – пуля не попала тебе в сердце, и нам удалось ее извлечь...
– А где я?
– В доме друга, Эбенезера Майзеля, он богатый человек и превосходный хирург. Это он извлек из твоей груди пулю. Кроме того, он мой сосед, и наши дома сообщаются. А значит, я могу приходить навещать тебя, когда хочу... Я вернусь завтра.
Морозини понял, что, кроме всего прочего, это давало возможность не впутывать в дела еврейского квартала полицию. Ну и прекрасно. Но теперь, когда голова у него прояснилась окончательно, возникло множество вопросов, и он удержал собравшегося уйти раввина за рукав.
– Можно еще минуточку? Есть ли какие-нибудь известия о друге, Которого я оставил у дверей синагоги и которого негодяи оглушили, перед тем как напасть на нас?
– Успокойся, С ним все в порядке! Он уверяет, что шишки на голове никогда его не пугали. Ты скоро его увидишь...
– А рубин?.. Что стало с рубином?
Иегуда Лива безнадежно развел длинными руками:
– Пропал! Снова исчез... Коротышка в темных очках убежал вместе с ним. Наши люди пытались напасть на его след, но он словно растворился в воздухе. Никто его не видел...
– Какая трагедия! Столько труда потрачено, и все для того, чтобы два жалких подонка, наверняка нанятые Солманским...
– Теперь остался только один. Американец, который, охваченный безумной жаждой убийства, осмелился стрелять в меня, уничтожен. Один из моих слуг взял это на себя...
– Но каким образом... Раввин положил руку на голову Альдо.
– Ты слишком много говоришь!.. Лежи спокойно! Твой друг расскажет тебе то, что знает.
Иегуда Лива ушел. Оставшись один, Альдо осмотрелся кругом. И увидел, что помещение, которое он принял, очнувшись, за больничную палату, поскольку все здесь было белое, на самом деле гораздо больше напоминало комнату молодой девушки. Длинные белые шелковые занавески были подхвачены голубыми лентами с бантами; приподнявшись, венецианец разглядел два голубых же креслица, секретер грушевого дерева и, между окнами, высокое зеркало, пуфик и полочку, уставленную флаконами. Странно: комната казалась не жилой. Все было слишком аккуратно, слишком безупречно убрано, не чувствовалось ни следа присутствия, живого человека: ни единого цветочка в хрустальных вазах, маленький секретер очень уж наглухо заперт, а главное – не уловить даже самого слабого аромата духов. Особа, которая вошла с дымящейся плошкой на подносе вскоре после ухода раввина, никак не могла быть хозяйкой комнаты: крепкая пятидесятилетняя женщина с квадратным лицом, с убранными под белый чепчик волосами, в таком же белоснежном переднике – она напоминала то ли сиделку, то ли надзирательницу...
Без единого слова, без улыбки она поправила подушки Альдо, помогла ему сесть и поставила перед ним поднос.
– Извините меня, но я не голоден, – сказал князь чистую правду: его совсем не соблазняла предложенная ему вместе с чашкой чая молочная кашка, напоминавшая английскую овсянку.
Ничего не ответив, женщина сдвинула густые брови и непреклонно указала пальцем на еду. Это, по-видимому, означало: раненому ничего другого не остается, как подкрепиться. После этого суровая особа вышла из комнаты.
Альдо без сожаления отдал бы левую руку за чашку крепкого кофе и горячие булочки Чечины. Но делать было нечего. Если он хочет набраться сил, – а это просто необходимо, – то должен поесть. Вздохнув, он осторожно попробовал с ложечки и убедился, что кашка горячая, очень сладкая и пахнет ванилью. А коль скоро ему все равно не удалось бы без посторонней помощи избавиться от подноса, Альдо принялся поглощать содержимое плошки, отчего сразу почувствовал себя намного лучше. А чай и вовсе оказался превосходный – индийский, с плантаций Дарджилинга, и очень хорошо заваренный. Альдо воспрял духом – что и говорить, все могло бы обернуться гораздо хуже. Он уже заканчивал есть, когда дверь отворилась, пропуская Адальбера, широко улыбнувшегося при виде этого зрелища:
– Похоже, дела идут на лад? Цвет лица у тебя несколько землистый, но, надеюсь, со временем это пройдет. Во всяком случае, ты выглядишь гораздо лучше, чем вчера вечером!
– Вчера вечером? А давно я здесь?
– Почти двое суток. И хозяева ухаживают за тобой, не жалея сил...
– Я отблагодарю их. Но, насколько я понял, я все еще нахожусь в гетто?
– Надо говорить: еврейский квартал, или Иозефов, – менторским тоном поправил его Адальбер. – И можешь возблагодарить за это Господа: у доктора Майзеля волшебные пальцы, пуля прошла в полусантиметре от твоего сердца. Тебя не прооперировали бы лучше ни в одной из крупных европейский больниц...
– Пожалуйста, сними с меня поднос и садись!. И скажи мне, ты-то сам как себя чувствуешь?
Адальбер взял у него поднос, поставил на маленький столик, придвинул поближе одно из голубых креслиц и уселся.
– Слава Богу, у меня крепкая голова, но эта скотина, шагов которого я почему-то не слышал, здорово мне, врезал, и я долго не мог прийти в себя. Собственно говоря, меня вернул к жизни этот необыкновенный раввин. Я даже сперва решил, что вижу сон: он словно бы явился прямиком из Средневековья.
– Вполне возможно! И отныне ничто, происходящее здесь, меня не удивит. Но расскажи мне про Алоизиуса. Лива сказал мне, что он мертв, кто-то из слуг об этом позаботился?
– Да, и это тоже тайна не хуже других. Я сам ничего не видел, поскольку в это время меня приводили в чувство здесь, в этом доме, но мне известно, что он стрелял в раввина и попал ему в руку. А утром жители квартала нашли американца у ворот кладбища: на нем не было ни одной видимой раны, но впечатление было такое, будто по телу прошелся дорожный каток.
– Пришлось, наверное, сообщить американскому консулу, и из этого раздули целую историю?
Адальбер привычным движением взъерошил свои светлые кудри, но сделал это более сдержанно, чем обычно, – видимо, голова еще побаливала.
– По правде сказать, нет, – вздохнул он. – Прежде всего выяснилось, что Баттерфилд, которого звали не Баттерфилд, а Сэм Стронг, на самом деле был гангстером, и его разыскивала полиция нескольких американских штатов. А когда консул приехал в этот квартал, то решил, что попал в сумасшедший дом. Можешь себе представить, какой ужас царит здесь с тех пор, как обнаружили этот странный труп. Люди говорят, что правосудие свершил Голем, и сделал это потому, что нечестивец посмел выстрелить в великого раввина... Эй, что ты так надулся? Только не говори мне, что тоже в это веришь!
– Нет... конечно, нет. Это всего лишь легенда.
– Да, здесь легенды живут долго, особенно эта. Люди верят, что останки создания рабби Лёва покоятся под сводами старой синагоги и что в течение веков они не раз воскресали для того, чтобы свершить правосудие или внушить страх перед Всемогущим...
– Я знаю... Говорят еще, что наш раввин потомок великого Лёва... может быть, даже его воплощение, и что он унаследовал его власть и проник во все тайны кабалистики...Продолжая говорить, Альдо вспомнил собственное странное ощущение: в тот миг, когда он терял сознание, ему показалось, что часть стены сдвинулась. Баттерфилд совершил святотатство, и не только тем, что выстрелил в служителя Бога, но и тем, что оскорбил его, к тому же – в стенах храма. И разве не сказал недавно Лива, что это сделал его слуга? Единственным известным Альдо слугой раввина был тот, кто привел его в прошлый раз: маленький человечек, на голову ниже американца, и уж никак не способный раздавить его своим весом.
Разговор прервался с появлением человека в белом халате со стетоскопом на шее. Адальбер встал и посторонился, чтобы тот мог подойти к постели.
– Вот и доктор Майзель, – объявил он.
Раненый улыбнулся и протянул руку, которую хирург взял в свои ладони, крепкие и теплые. Лицом врач чем-то напоминал Зигмунда Фрейда, а его улыбка лучилась добротой.
– Как мне благодарить вас, доктор? – произнес Морозини. – Насколько я понял, вы совершили чудо?
– Все, что от вас требуется, – это лежать спокойно! Пока вы были во власти лихорадки, вы нас изрядно помучили. Однако никакого чуда не произошло: у вас крепкий организм, и можете поблагодарить за это Бога. Ну а теперь посмотрим, как дела!
В глубокой тишине хирург внимательно осмотрел пациента, наложил на грудь свежую повязку – руки у него были удивительно легкими – и, наконец, объявил:
– Все идет как нельзя лучше. Главное, что вам теперь нужно, – это покой, чтобы рана побыстрее зарубцевалась. А еще, чтобы набраться сил, вы должны хорошо питаться. Через три недели я выпущу вас на свободу!
– Три недели? Но удобно ли стеснять вас так долго?
– С чего вы взяли, что вы меня стесняете?
– Но... я имел в виду эту комнату. Очевидно, она принадлежит молодой девушке?
– Вы правы. Здесь жила моя дочь Сара, но она умерла...
Теплый голос, на мгновение сорвавшись, снова зазвучал спокойно:
– Не стесняйтесь! Сара любила выхаживать больных, и иногда я помещаю в ее комнату людей, которые предпочитают не иметь дела с государственной клиникой. Ну а теперь я вас оставлю. До завтра!.. Не слишком его утомляйте! – прибавил доктор, обращаясь к Адальберу.
– Я посижу еще несколько минут и уйду, – пообещал тот.
Доктор вышел из комнаты, и Видаль-Пеликорн сел на прежнее место у постели друга. Морозини казался растерянным.
– Что тебя мучает? – спросил Адальбер. – Срок в три недели?
– Да, конечно! Впрочем, наверное, иначе нельзя: никогда еще я не чувствовал себя таким слабым...
– Это пройдет. Ты хочешь, чтобы я сообщил твоим домашним?
– Только не это! Но кое-что ты мог бы для меня сделать.
– Все, что угодно, за исключением того, чтобы вернуться в Париж. Я тебя не оставлю, пока ты не будешь совершенно здоров. Времени у меня предостаточно...
– Это еще не причина, чтобы терять его понапрасну. Тебе следовало бы взять машину, съездить за Вонгом и отвезти его в Цюрих. Похоже, он очень этого хочет, и, кто знает, может, там есть какие-то известия? Если не о рубине, так, по крайней мере, о Симоне, а что касается камня, то...
– У нас нет ни малейшей надежды его отыскать, да? Все время, что ты здесь лежишь, я обшариваю Прагу в поисках коротышки в темных очках, но он, должно быть, в тот же день уехал. Никаких следов! Полиция тоже его разыскивает, потому что я, естественно, дал его приметы. Нападение на великого раввина наделало шуму в городе...
– Даже если его и удастся схватить, рубина мы не получим. Он наверняка уже в лапах Солманского. Коротышка, разумеется, член американской шайки, привезенной сюда Сигизмундом. Вот кого я искренне надеюсь изловить. Не забудь, что он доводится мне шурином, да и рубин, возможно, еще себя покажет.
Адальбер встал и осторожно положил руку другу на плечо.
– Я очень испугался, – с внезапной серьезностью сказал он. – Если бы тебя не стало, из моей жизни ушло бы что-то очень важное. Так что береги себя!
Произнеся эти слова, археолог отвернулся, но Альдо готов был поклясться, что успел заметить блеснувшую в уголке глаза слезинку. Впрочем, Адальбер никогда так шумно и не сопел...




Часть третья
БАНКИР ИЗ ЦЮРИХА



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рубин королевы - Бенцони Жюльетта

Разделы:
123

Часть вторая

45678

Часть третья

910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Рубин королевы - Бенцони Жюльетта



обожаю эту книжку....одна из дюбимых)))
Рубин королевы - Бенцони Жюльетталапочка
15.04.2013, 16.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
123

Часть вторая

45678

Часть третья

910111213Эпилог

Rambler's Top100