Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава III в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава III
На широте Киферы

Уже два дня сопровождаемая «Полиной» и «Помоной» «Волшебница» шла на юг.
Три корабля без помех обогнули английские владения в Кефалонии и Занте и теперь находились на широте Морены, достаточно мористой, чтобы избежать встречи с флотилиями паши.
Погода стояла великолепная. Синие волны Средиземного моря сверкали под солнцем, как плащ феи. Благодаря непрерывному бризу, наполнявшему большие четырехугольные паруса, жара не особенно ощущалась, и три ценителя моря, величественно неся свой белый груз и многоцветные штандарты, весело похлопывающие на верхушках мачт, двигались вперед с хорошей скоростью.
Противник не высовывал нос, ветер и море вели себя как нельзя более благосклонно, и рыбаки, которые вытягивали свои сети и провожали глазами грандиозные белые пирамиды, наслаждались, наверное, зрелищем изящества и спокойного могущества.
Однако на американском корабле все шло плохо…
Прежде всего, как и предсказывал Жоливаль, Марианна заболела. Как только пересекли южный канал Корфу и вышли в открытое море, молодая женщина вынуждена была уйти в каюту и больше не выходить оттуда. Несмотря на спокойное море, она оставалась распростертой на своей койке, испытывая мучения при малейшем движении корабля и сто раз желая себе смерти.
Неопределенный запах, по-прежнему витавший внутри и который теперь она нашла невыносимым, ничуть не уменьшился. Доведенная до беспомощного состояния, Марианна тонула в ужасном море морской болезни, не способная даже здраво рассуждать. Одна мысль, однако, тяготила ее, единственная, но упорная и неизменно навязчивая: не дать Язону переступить порог ее каюты.
Агате, пришедшей в ужас при виде такого состояния своей всегда отличавшейся отменным здоровьем хозяйки, Марианна решила сказать правду. Она полностью доверяла своей горничной, которая неоднократно доказывала свою верность и преданность, а при сложившихся обстоятельствах она отчаянно нуждалась в женской помощи. И Агата сразу же оказалась на высоте оказанного доверием положения.
Она мгновенно превратилась из ветреной, кокетливой и боязливой девушки в какого-то дракона, грозного цербера, с неожиданной силой которого первым смог познакомиться Язон, когда вечером после отплытия с Корфу он постучал в дверь, надеясь на радушный прием.
Вместо улыбающейся, почтительной и приветливой пособницы, какой он ожидал увидеть Агату, он был встречен за дверью самой безукоризненной и чопорной из горничных, которая совершенно официальным тоном сообщила ему, что «госпожа княгиня снова чувствует недомогание и не может принять никого, кем бы он ни был!». После чего Агата извинилась перед корсаром с достоинством полномочного министра и… захлопнула дверь у него перед носом.
Доктор Джон Лейтон имел не больший успех, когда он немного позже явился, чтобы осмотреть больную и назначить лечение. Гораздо более резко Агата информировала его, что «их светлейшее сиятельство только что уснули», и отказалась прервать столь желанный сон.
Включили в игру и Жоливаля, который не был допущен к Марианне. Он использовал это, чтобы притушить разгоравшийся огонь разочарования у Язона. Не находя причин, чтобы считать себя обычным визитером, уже готовый взорваться Язон призвал его в свидетели необъяснимого поведения Марианны.
– Неужели она считает, что я люблю ее не настолько, чтобы выдержать ее болезненный вид? Что же тогда будет, когда она станет моей женой? Тогда я должен буду уходить из дому или узнавать новости только через горничную?
– Вы забываете одно, друг мой. Вы как раз еще не супруги! И когда вы ими станете, я не удивлюсь, если дела пойдут именно так, как вы говорите. Видите ли, Марианна слишком женщина, слишком горда и, может быть, слишком кокетлива, чтобы не знать, что близость, даже при самой большой любви, должна иметь определенные границы. Никакая влюбленная женщина не захочет, чтобы ее увидели подурневшей и несчастной. Так делалось всегда с ее лучшими друзьями: когда в Париже она болела, ее дверь была наглухо закрыта… даже для меня, – самоуверенно солгал он, – а я ведь являюсь в некотором роде ее вторым отцом!
Тогда вмешался Лейтон. Старательно набивая табак в длинную трубку, что позволяло ему не смотреть на собеседника, доктор изобразил улыбку, которая ничего не изменила в его мрачных чертах.
– Такое беспокойство вполне нормально для красивой женщины, но врача нельзя рассматривать ни как мужчину, ни как простого визитера. Я не могу понять, почему княгиня не согласилась позволить осмотреть ее. Когда заболела ее горничная, она, наоборот, немедленно разыскала меня, и мне льстит, что мое лечение дало хороший результат!
– Откуда вы взяли, что она не согласилась принять вас, сударь? – холодно отпарировал Жоливаль. – По-моему, вы слышали, что княгиня заснула? А разве сон не лучшее лекарство?
– Без сомнения! Пожелаем только, чтобы он оказался действенным и завтра княгиня чувствовала бы себя хорошо. Утром я снова приду к ней.
Тон доктора был слишком учтивым, слишком примирительным, и Жоливалю он совсем не понравился. В безобидных с виду словах Лейтона ощущалась угроза, которую с беспокойством учуял Жоливаль. Этот человек непоколебимо решил увидеть Марианну и осмотреть ее, может быть, потому, что она не желает этого. Но один дьявол может сказать, как поступит доктор, если молодая женщина снова откажется принять его. И Жоливаль долго не мог уснуть в поисках возможности устранить эту опасность, ибо он не мог не рассматривать повышенный интерес Лейтона как явную угрозу: он был достаточно недоброжелательным, чтобы догадаться, что именно от него скрывают.
Однако доктор не осуществил свое намерение, и Агате не пришлось новой ложью преграждать ему дорогу. К большому удивлению Жоливаля, он провел день частью в своей каюте, частью в кубрике с внезапно заболевшими дизентерией матросами и, похоже, совсем забыл о пассажирке.
Что касается Язона, то, когда он после обеда постучал в дверь каюты, Агата ограничилась сообщением, что ее хозяйка по-прежнему чувствует себя усталой и не принимает, но она всем сердцем надеется, что скоро поправится.
На этот раз Жоливаль не услышал упреков, но экипаж ощутил на себе мрачное настроение Язона. Пабло Арройо, боцман, получил взбучку за грязь на палубе, а Крэг О’Флаерти был сильно отруган за запах алкоголя и цвет носа.
Между тем в глубине опротивевшей постели Марианна продолжала нести свой крест и поглощала одну за другой чашки горячего чая, который приносил Тоби. Чай был единственным средством, которое принимал ее желудок. Она чувствовала себя слабой, больной и неспособной к малейшему усилию. Никогда она не испытывала ничего подобного.
Уже вечерело, когда Агата, выходившая на палубу подышать свежим воздухом, вернулась с пузатой бутылкой в руках и наполнила стакан.
– Этот доктор, наверное, не такой плохой, как считает госпожа, – сказала она радостно, – я только что встретила его, и он дал мне это, сказав, что от него госпоже сразу станет лучше.
– Но он же не знает, что со мною! – усталым голосом сказала Марианна. – Как он может мне помочь?
– Он-то не знает, но уверен, что это поможет от морской болезни и боли в желудке. Неизвестно, конечно, но вдруг это хорошее лекарство, от которого госпоже будет хорошо? Она должна попробовать!
Марианна мгновение колебалась, затем с трудом приподнялась на подушках и протянула руку.
– Ладно, давай, – вздохнула она. – Возможно, ты права! К тому же я чувствую себя так плохо, что с удовольствием выпила бы и отраву самих Борджа! Все, что угодно, лишь бы это кончилось!
Агата устроила поудобней свою хозяйку, положила на ее влажный лоб смоченную в одеколоне салфетку и поднесла к губам стакан.
Марианна осторожно начала пить, почти уверенная, что микстура и пяти минут не задержится в ее желудке. Однако она выпила до последней капли содержимое стакана и удивилась, что не ощущает никакого отвращения.
Жидкость, чуть горьковатая и слегка подслащенная, была неопределенного вкуса, но не противная. В ней содержался спирт, который немного разогрел ее и оживил. Мало-помалу спазматическая тошнота, которая выворачивала ее вот уже два дня, ослабела и затем полностью исчезла, оставив только ощущение бессилия и непреодолимое желание спать.
Веки Марианны налились свинцовой тяжестью, но прежде чем их закрыть, она послала полную благодарности улыбку Агате, которая сидела у нее в ногах и с беспокойством смотрела на нее.
– Ты оказалась права, Агата! Я чувствую себя лучше и сейчас засну. Ты можешь тоже отдыхать, но сначала поблагодари доктора Лейтона. Я плохо о нем думала, и теперь мне стыдно!
– О, не из-за чего стыдиться, – сказала Агата. – Может, он и хороший доктор, но я никогда не назову его симпатичным. И потом, это же его работа – лечить больных! Тем не менее я пойду к нему. Госпожа может быть спокойна!
Агата нашла Джона Лейтона на полубаке, где он о чем-то шептался с Арройо. Боцман нравился ей не больше доктора, ибо она считала, что у него «дурной глаз». Ей пришлось подождать, пока тот уйдет, чтобы исполнить поручение. Но когда она передала доктору благодарность хозяйки, он непонятно почему начал смеяться.
– Что вы нашли такого забавного в моих словах? – возмутилась задетая девушка. – Госпожа чересчур добра, что велела поблагодарить вас! Вы просто сделали, что полагается по вашему ремеслу!
– Как вы сказали, я занимался своим ремеслом! – откликнулся Лейтон. – И должен только быть довольным удачным исходом…
Громко захохотав, он повернулся спиной к горничной и направился на полуют. Возмущенная Агата вернулась и каюту, чтобы рассказать хозяйке о том, что произошло, но Марианна уже так крепко спала, что девушка не решилась разбудить ее. Она убрала в каюте, проветрила ее, затем, с чувством удовлетворения от исполненного долга, легла спать.
День только начинался, когда под неистовыми ударами затряслись переборки каюты, внезапно разбудив Марианну и также Агату, из предосторожности оставившую свою дверь открытой. Сон юной горничной, обычно такой крепкий, на корабле стал в высшей степени чутким. Она мгновенно вскочила и, возможно, вырванная из кошмара, принялась кричать:
– Что случилось?.. Несчастье?.. Мы идем ко дну?..
– Не думаю, Агата, – спокойно сказала Марианна, приподнявшись на локте. – Просто отчаянно стучат в дверь. Не открывай! Вероятно, это пьяные матросы…
Удары возобновились, и к ним присоединился разъяренный голос Язона:
– Вы откроете или мне придется разбить эту проклятую дверь?..
– Боже мой, госпожа! – простонала Агата. – Это господин Бофор! И он, видать, в сильном гневе… Что он может хотеть?
Действительно, Язон, похоже, был вне себя, и его мощный хриплый голос имел странную окраску, заставившую дрожь ужаса пробежать по спине Марианны.
– Я не знаю, но ему надо открыть, Агата! – сказала она. – Он сделает, как говорит! Не в наших интересах, чтобы он выломал дверь и продолжал этот скандал.
Вся дрожа, Агата накинула поверх рубашки шаль и пошла открывать. Она едва успела прижаться к переборке, чтобы избежать удара створкой в лицо. Как пушечное ядро Язон ворвался в каюту, и при виде его Марианна вскрикнула.
В красном свете восходящего солнца он походил на демона. Волосы в беспорядке, галстук сорван, и рубашка раскрыта до пояса, лицо кирпично-красного цвета и бессмысленные глаза перепившего человека. Его дыхание наполнило тесную каюту перегаром рома, от которого затрепетали ноздри Марианны.
Она так испугалась, что совершенно забыла о своей болезни. Никогда она не видела Язона в таком состоянии: в его глазах горел огонь безумия, и он скрежетал зубами, медленно-медленно приближаясь к ней.
Охваченная ужасом, но готовая на все, чтобы защитить свою хозяйку, Агата хотела броситься между ними. Судорожно сжимавшиеся руки Язона заставили ее подумать, что он хочет задушить Марианну, как, кстати, показалось и молодой женщине.
Но Язон внезапно схватил горничную за плечи и, не обращая внимания на ее протест, буквально вышвырнул из каюты, после чего запер дверь на ключ. Затем он направился к Марианне, которая инстинктивно подалась назад и прижалась к изголовью койки, стремясь слиться с деревом и шелком обивки: в глазах Язона она прочитала свою смерть.
– Ты, Марианна! – проскрипел он сквозь зубы. – Ты беременна?..
Она вскрикнула и машинально отрицательно покачала головой:
– Нет!.. Нет, это неправда…
– Уж будто! Это из-за нее твоя дурнота, обмороки, боли в желудке! Я не знаю, от кого ты понесла! Но я узнаю это… я сейчас узнаю, в какой еще постели ты валялась! Кто был на этот раз, а? Твой корсиканский лейтенант, господин герцог Падуанский, призрачный муж или император? Отвечай!.. Говори!.. Сознавайся!..
Упершись коленом в койку, он схватил Марианну за горло и опрокинул ее навзничь, но руки его еще не сжались.
– Ты сошел с ума!.. – простонала потрясенная молодая женщина. – Кто сказал тебе подобную глупость?..
– Кто? Да Лейтон! Ты почувствовала себя лучше после его микстуры, не так ли? Только ты не знала, что это такое!.. Ее дают беременным негритянкам на невольничьих кораблях, чтобы рвота не вывернула их наизнанку до прибытия, иначе чистый убыток, а пузатая негритянка стоит вдвое дороже!
Затопившая Марианну гадливость заставила на какое-то время забыть страх. Язон говорил нестерпимые вещи и в таких гнусных выражениях! Стремительным движением она освободилась, забилась в угол алькова и закрыла руками шею.
– Корабли работорговцев!.. Не хочешь ли ты сказать, что и сам начал заниматься этой подлой торговлей?
– А почему бы и нет?.. Можно загребать золото лопатой!
– Следовательно?.. Этот запах?..
– Ага, ты заметила его? Он стойкий, верно! Никакое мытье не помогает. Однако я только один раз перевозил черное дерево, и то по просьбе друга! Но вопрос не в том, чем я занимаюсь, а в тебе! И клянусь, что ты сейчас скажешь все!
Снова он бросился на нее, вырвал из ее убежища и попытался схватить за шею, но на этот раз гнев и разочарование пришли на помощь Марианне. Внезапным толчком она сбросила его с койки. Одурманивший его алкоголь помешал ему сохранить равновесие, и он упал на стул, разлетевшийся под ним вдребезги.
Тем временем в дверь снова застучали. Послышался голос Жоливаля. Марианна поняла, что Агата привела помощь.
– Откройте, Бофор! – кричал виконт. – Мне надо поговорить с вами.
Язон тяжело поднялся и подошел к двери, но не открыл ее.
– А мне не о чем говорить с вами, – ухмыльнулся он. – Проваливайте отсюда, пока целы! Это с… госпожой у меня дела.
– Не валяйте дурака, Бофор, и особенно не делайте ничего, о чем потом сами будете жалеть. Пустите меня…
В напряженном голосе Жоливаля звучал не меньший страх, чем охвативший Марианну, но Язон снова рассмеялся каким-то чужим смехом.
– Зачем? Вы хотите объяснить, без сомнения, как случилось, что эта женщина беременна… или же рассказать, как вы играли роль сводника?..
– Вы слишком много выпили и сошли с ума! Немедленно откройте!
– Но я открою, мой дорогой друг… я открою… после того, как выдам вашей милой подружке то, что она заслужила!..
– Она больна, и это же женщина! Вы никогда не были подлецом и, надеюсь, еще не забыли этого?
– Я ничего не забываю!
Внезапно развернувшись, он прыгнул на Марианну, не ожидавшую такой стремительной атаки, и бросил ее на пол. Больше от страха, чем от боли, она отчаянно закричала.
В следующий момент дверь распахнулась под двойным напором. Жоливаль и Гракх влетели в каюту и вырвали Марианну из рук разъяренного Язона, одержимого, похоже, навязчивой идеей задушить ее. В то же время шедшая следом Агата схватила большой кувшин с водой и выплеснула его содержимое в лицо корсару, который, захлебнувшись, затряс головой, как промокший пес. Но постепенно в его мрачном взгляде появилось осмысленное выражение. Немного отрезвев, он отбросил с лица прилипшие черные пряди и полным злобы взглядом обвел всех. С помощью Гракха Агата подняла Марианну и положила на постель. Бросив сострадательный взгляд на неподвижное тело, Аркадиус повернулся к Язону и печально покачал головой перед его искаженными чертами, выражавшими скорее страдание, чем гнев.
– Я пытался заставить ее сказать вам правду, – начал он спокойно, – но она не осмелилась. Она боялась… ужасно боялась, как вы это воспримете!
– В самом деле?
– Судя по тому, что сейчас происходит, она недаром опасалась! Тем не менее, Бофор, даю вам слово дворянина, что она не несет никакой ответственности за то, что с нею произошло! Она была подло изнасилована! Вы разрешите рассказать эту ужасную историю?
– Нет! Я без труда представляю, что ваш изобретательный ум уже сочинил великолепную легенду, чтобы успокоить мой гнев и выставить меня больше, чем когда-либо, дураком перед этой интриганкой!
И прежде чем Жоливаль успел запротестовать, он взял висевший на шее свисток и три раза подряд свистнул. Немедленно в двери появился боцман. Без сомнения, он был начеку с частью команды, ибо за ним виднелись другие.
Язон с бесстрастным видом указал им на Жоливаля и Гракха.
– Этих двоих заковать! До новых распоряжений!..
– Вы не имеете права! – внезапно ожив, возмутилась Марианна и, несмотря на усилия Агаты, поспешила к своим друзьям.
Но она сразу же была укрощена.
– Я имею все права! – отпарировал американец. – Здесь я единственный господин после Бога.
– На вашем месте, – бросил Жоливаль, спокойно направляясь к двери под охраной двух матросов, – я не приплетал бы Бога к этой грязной истории! Тут побеждает дьявол и… ваш честный друг доктор! «Honest, honest lago», – сказал Шекспир.
– Оставьте доктора Лейтона в покое!
– Его? Который нарушил клятву Гиппократа и донес о состоянии Марианны?
– Она не пустила его к себе и не может считаться его пациенткой!
– Ужасно умное рассуждение… явно исходящее не от вас! Скажите просто, что он подставил ей ловушку, самую подлую, прикрываясь милосердием! А вы рады стараться! Я не узнаю вас больше, Язон!
– Я же приказал увести его! – заревел тот. – Чего вы ждете?
Матросы сейчас же увлекли с собой Жоливаля и Гракха. Юный кучер отчаянно отбивался, но был не в силах что-нибудь сделать. Тем не менее, когда его волокли мимо Язона, ему удалось упереться, остановиться и устремить к нему горящий негодованием взгляд.
– Подумать только, что я вас любил!.. И восхищался вами! – В его голосе горечь и отчаяние смешались с гневом. – Мадемуазель Марианне лучше было оставить вас гнить на каторге в Бресте, ибо вы это заслужили, если не тогда, то теперь!
Затем, плюнув на пол, чтобы подчеркнуть свое презрение, Гракх перестал наконец сопротивляться и дал увести себя. За несколько секунд каюта опустела. Язон и Марианна остались лицом к лицу.
Вопреки своей воле, корсар проводил Гракха взглядом. Под его яростной анафемой он побледнел, сжал кулаки, но никак больше не прореагировал. Однако Марианна заметила, что взгляд его омрачился и в нем промелькнуло что-то вроде сожаления.
Неистовство сцены, подмостками для которой стала каюта, мгновенно вернуло все ее мужество. Битвы были для нее родной стихией. Она чувствовала себя в них почти непринужденно и в некотором смысле испытала тайное облегчение, покончив с удушающей атмосферой лжи и уверток. Слепая и ревнивая ярость Язона рождена прежде всего любовью, хотя он, без сомнения, отбросил бы с ужасом саму такую мысль, и это был пожирающий огонь, который, может быть, готовился все уничтожить. В несколько мгновений не останется ли только пепел от любви, которой она жила так долго… и от ее сердца?..
Агата примостилась возле койки. Словно автомат, Язон подошел к ней, спокойно взял за руку и увлек в ее спальню, где и запер на ключ. Скрестив руки на груди, укрытой большой шалью, которую она набросила на ночную рубашку, Марианна молча следила за его действиями. Когда он вернулся к ней, она выпрямилась и гордо вскинула голову. Ее зеленый взгляд был полон боли, но она не опускала его.
– Вам остается завершить начатое, – сказала она спокойно, опуская шаль как раз настолько, чтобы открыть тонкую шею с заметными синяками. – Только прошу вас поторопиться… Если только вы не предпочтете повесить меня на грот-мачте на глазах у всей команды!
– Ни то ни другое! Только что, сознаюсь, я хотел убить вас! Я жалел бы об этом всю жизнь: такую женщину, как вы, не убивают! Что касается того, чтобы повесить вас на рее, то, знаете, у меня нет склонности к драмам, в чем вы, безусловно, поднаторели на сцене. К тому же подобное зрелище, может быть, и обрадовавшее бы мою команду, вряд ли привело бы в восторг ваших сторожевых псов! У меня нет ни малейшего желания, чтобы фрегаты Наполеона обстреляли нас и отправили на дно!
– Что же вы тогда сделаете со мною и моими друзьями? Вы свободно можете вместе с ними заковать и меня!
– Это бесполезно! Вы останетесь здесь до нашего прибытия в Пирей. Там я высажу вас с вашими людьми… и вы получите возможность найти другой корабль, который отвезет вас в Константинополь.
Сердце Марианны сжалось. Чтобы так говорить, надо быть уверенным, что любви к ней больше не существует!
– Так-то вы выполняете свое обязательство? – сказала она. – Разве вы не обещали доставить меня в порт?
– Один порт стоит другого. Пирей вполне подходит. Из Афин вам не составит труда добраться до турецкой столицы, а я… я навсегда избавлюсь от вас!
Он говорил неторопливо, без видимого гнева, но напряженным и усталым голосом, в котором остатки опьянения смешивались с отвращением. Несмотря на возмущение и боль, которые она испытывала, Марианна ощутила, как ее сердце охватило своего рода сострадание: Язон выглядел как человек, сраженный насмерть… Очень тихо она прошептала:
– Неужели это все, что вы желаете? Больше не видеть меня… никогда! Чтобы наши дороги разошлись и более не пересеклись?
Он отошел от нее и смотрел в иллюминатор на солнце, зажегшее пожаром море, чья глубокая синева вспыхивала тысячами блесток. У Марианны появилось странное ощущение, что ее слова проникли в него и заставили окаменеть.
– Я не желаю больше ничего другого! – подтвердил он наконец.
– Тогда, по меньшей мере, решитесь сказать мне это в лицо!
Он медленно вернулся и посмотрел на нее. Проникшие в каюту солнечные лучи залили ее светом. Обвивавшая ее плечи красная шаль горела огнем, а густые черные волосы подчеркивали прозрачность ее напряженного лица. С синими следами на шее она была трагична и прекрасна, как грех. Под складками алого кашемира ее грудь трепетала от волнения.
Язон ничего не говорил, но его взгляд, по мере того как он всматривался в стоящую перед ним стройную фигуру, мутнел и наполнялся бессильной яростью.
– Да, – неохотно признался он наконец, – я еще желаю вас! Несмотря на то, что вы есть, несмотря на отвращение, которое вы мне внушаете, к несчастью, я не могу угасить жажду к вашему телу, ибо вы своей красотой превосходите то, что может выдержать мужчина! Но и это я переборю, я смогу убить мое желание…
Волна радости и надежды захлестнула Марианну. Неужели возможно после всего преодолеть этот трудный мыс… одержать такую немыслимую победу?
– Не проще ли будет… и разумней позволить мне рассказать вам все? – прошептала она. – Я клянусь спасением моей души ничего не утаить от вас из того, что со мною произошло… даже самое позорное! Дайте же мне шанс… Согласитесь дать мне единственный шанс!
Теперь у нее появилось желание защищаться, рассказать ему об ужасе, который накапливался неделями и душил ее… Она чувствовала, что еще может выиграть, что можно вернуть его к ней. Это было видно по изголодавшемуся выражению его взволнованного лица, придававшему ему мученический вид. Она обладала еще громадной властью над Язоном… только бы он согласился выслушать ее.
Но он не слушал ее! Казалось, что даже в эту минуту произносимым ею словам не удавалось проникнуть сквозь панцирь, которым он укрылся. Да, он смотрел на нее, но странно отсутствующим взглядом, и когда наконец заговорил, то обращался к самому себе, словно Марианна была только красивой картиной или статуей.
– Это правда, что она прекрасна! – вздохнул он. – Прекрасна, как ядовитые цветы бразильских саванн, которые питаются насекомыми и чья яркая сердцевина испускает запах тления! Нет ничего ярче этих глаз, нет ничего нежней этой кожи… этих губ… нет ничего безупречней этого лица и пленительней этого тела! И тем не менее все это обман… мерзость! Я знаю это… но не могу поверить, потому что я не видел ее…
По мере того как он говорил, его дрожащие руки касались лица, волос, шеи Марианны, но глаза его потеряли всякое выражение и казались совершенно мертвыми.
– Язон! – взмолилась Марианна. – Ради бога выслушай меня! Я люблю только тебя и всегда любила только тебя! Даже если ты убьешь меня, душа моя сохранит эту любовь! Я все еще достойна тебя, по-прежнему тебя… даже если сейчас ты не в состоянии в это поверить…
Напрасные усилия! Он не слышал ее, наяву погруженный в сон, в котором его агонизирующая любовь боролась с уничтожением.
– Может быть, если бы я увидел ее в объятиях другого, отдающейся другому… униженной… достойной презрения… может, я поверил бы тогда!
– Язон, – чуть не плача умоляла Марианна. – Язон, сжалься… замолчи!
Она попыталась схватить его за руки, приблизиться к нему, чтобы проникнуть сквозь разделявший их ледяной туман. Но он резко оттолкнул ее, тогда как его лицо снова налилось кровью от внезапной вспышки гнева.
– Я знаю, – закричал он, – я тоже знаю, как бороться с пением сирены! И я знаю, как уничтожить, ведьма, твою власть!..
Он подбежал к двери, открыл ее и оглушительным голосом позвал:
– Калеб! Иди сюда…
Охваченная безрассудным страхом, Марианна поспешила к двери и хотела закрыть ее, но он отбросил ее назад.
– Что ты хочешь делать? – спросила она. – Зачем ты его зовешь?
– Сейчас увидишь!
Через несколько секунд эфиоп проник в каюту, и Марианна, несмотря на сжавший ее нутро страх, поразилась великолепию его лица и бронзового тела. Он словно наполнил тесное помещение королевским величием.
В противоположность обычаю других негров он не склонился перед белым хозяином. Повинуясь приказу, он закрыл дверь и стал перед ней, скрестив руки, спокойно ожидая. Но его светлый взгляд быстро перебежал с корсара на смертельно бледную женщину, на которую тот указал грубым жестом.
– Посмотри на эту женщину, Калеб, и скажи, что ты о ней думаешь? Ты находишь ее красивой?
После короткого молчания Калеб ответил серьезным тоном:
– Очень красивой… Также очень испуганной!
– Комедия! Ее лицо умеет носить маску. Это авантюристка, переодетая княгиней, певичка, привыкшая удовлетворять тех, кто ей аплодирует! Она спит с тем, кто ей нравится, но ты тоже достаточно красив, чтобы прельстить ее! Возьми… я отдаю ее тебе!
– Язон! – ужаснувшись, крикнула Марианна. – Ты сошел с ума!
Бывший раб резко выпрямился и нахмурил брови. Его лицо стало суровым и похожим на высеченные из базальта изображения древних фараонов. Он покачал головой и, быстро повернувшись, хотел выйти, но крик Язона заставил его замереть.
– Останься! Это приказ! Я сказал, что отдаю тебе эту женщину, ты можешь овладеть ею сейчас, прямо здесь! Смотри!
Быстрым и резким движением он сорвал кашемировую шаль с плеч Марианны. Тонкая ночная рубашка, укрывавшая молодую женщину, была более чем прозрачной, и краска медленно заливала ее лицо, когда она кое-как пыталась прикрыться руками. Бесстрастные черты эфиопа не выразили никакого волнения, но он направился к Марианне.
Всем своим видом выражая отвращение, она отступила перед приближающейся угрозой, испугавшись, что послушный раб подчинится и поднимет на нее руку. Но Калеб удовольствовался тем, что нагнулся и поднял брошенную на пол шаль. При этом его удивительно синие глаза на мгновение встретились со взглядом молодой женщины. В них не было никакой горечи, словно вызванное им отвращение было вполне естественным, ничего, кроме странной грусти.
Он ловко набросил пушистую ткань на дрожащие плечи Марианны, которая сразу же плотно укуталась в нее. Затем, повернувшись к наблюдавшему за ним с мрачным видом корсару, Калеб заявил:
– Ты подобрал меня, господин, и я здесь, чтобы служить тебе… но только не палачом!..
Молнии гнева зажглись в глазах Язона. Эфиоп выдержал их спокойно, не заносчиво, с достоинством, поразившим Марианну. Тем временем Язон указал рукой на дверь.
– Убирайся! Ты просто дурак!
Калеб слегка улыбнулся:
– Ты считаешь? Если бы я послушался тебя, я не вышел бы живым из этой каюты! Ты убил бы меня?.. Не так ли?
Это не было вопросом. Просто провозглашением истины, против которой Язон не мог восстать. Он молча позволил матросу уйти, но черты его еще больше исказились. Некоторое время он, похоже, колебался, посматривая на молодую женщину, которая теперь повернулась к нему спиной, чтобы он не видел наполнивших ее глаза слез. Последняя обида задевала не только гордость, но и любовь. Ревность мужчины не все оправдывает, и подобные оскорбления оставляют кровоточащие борозды в сердце.
Отчаянно хлопнувшая дверь дала знать, что Язон ушел и никто не явился, чтобы запереть эту дверь с вырванным замком, однако даже это не было утешением… Теперь, когда он объявил ей приговор, Язон, должно быть, считает бесполезным держать ее взаперти. Кроме того, что плывущий в открытом море корабль представлял собой вполне надежную тюрьму, он прекрасно знал, что Марианна не имела ни малейшего желания покинуть его, что она страшилась момента, когда из моря появятся благородные линии афинского горизонта, момента безвозвратного расставания, ибо она решила твердо, несмотря на свое горе, или из-за него, не говорить больше ни слова в свою защиту. Недостойное обращение с Жоливалем и Гракхом запрещало ей это!
Медленно тянулся день, который она проводила наедине с Агатой. Один Тоби, принесший им еду, переступил через порог каюты, но старый негр казался таким же подавленным, как и обе женщины. Его покрасневшие глаза свидетельствовали, что он плакал, и когда Агата осторожно спросила его, что случилось, он только с печальным видом покачал головой и прошептал:
– Масса хозяин все то же и то же!.. Он квутиться по палубе всю ноць, как больной волк, а днем никого не узнавать…
Больше из него не удалось ничего вытянуть, но, судя по признанию такого преданного слуги, Язон сильно страдал, и Марианна с тревогой подумала, что разоблачение ее положения дало волю низменным силам корсара, которые возмутили даже тех, кто знал его с детства.
К счастью, микстура Лейтона, которую молодая женщина принимала небольшими дозами, продолжала свое благотворное действие. Избавившись от мучительной тошноты, Марианна в утешение получила хотя бы возможность трезво рассуждать. Настолько даже, что она всю ночь не сомкнула глаз. Вытянувшись на койке, с широко открытыми в зыбкую темноту глазами, она считала все отбиваемые колоколом четверти, подчиняя их ритму свои печальные мысли.
В своем углу Агата тоже почти не спала. До ее хозяйки долетали обрывки молитв и всхлипывания.
Такими встретила их заря, бледными, осунувшимися, одна другой лучше…
Хотя дверь и не заперли снаружи, Марианна не решилась выйти. Она боялась вызвать своим появлением новый приступ гнева у Язона, гнева, с непредсказуемыми последствиями которого она уже была знакома. Один Бог знает, до чего он тогда дошел бы, не вмешайся Жоливаль с Гракхом! Благоразумие советовало ей оставаться у себя.
Но когда Тоби, заметно испуганный и дрожащий с головы до ног, появился с блюдом, на котором все подпрыгивало, Марианна забыла свои благие намерения, узнав, что произошло: ночью Калеб пытался убить доктора Лейтона. Он приговорен к сотне ударов на глазах всего экипажа.
– Сто ударов? Но он умрет от этого! – воскликнула Марианна, внезапно похолодев.
– Он квепкий, – промямлил Тоби, отчаянно вращая белками, – но сто удавов – это много! Конецно, он хотел убивать доктова, но масса Язон никогда не высекал бицом бедных негвов!
– В конце концов, Тоби, это невозможно, чтобы он хотел убить доктора! У него нет никаких оснований для этого!..
Тоби покачал своей ворсистой головой, и Марианна обратила внимание, как посерело от страха, очевидно, его лицо.
– А может, есть! Доктов плохой целовек. Как он пвишел на ковабль, все идет квиво-косо. Натан сказать, он дового пводавать Калеба на базаве в Канди.
– Ты говоришь, что доктор хочет продать Калеба? Но господин Бофор взял его к себе, спас, несмотря на то, что он был беглым рабом! Он никогда не согласится продать человека, который ему доверился!..
– Новмально нет! Но масса Язон больше не новмальный! Он совсем изменился. Плохие дни пвишли для нас всех! Госпожа! Добвые ввемена концились из-за этого узасного доктова Лейтона!
Волоча ноги, втянув голову в плечи и вытирая слезы рукавом своей белой куртки, Тоби направился к двери. Горе старого негра было глубоким и трогательным. Бесконечно тяжело видеть человека, которого он любил и обслуживал всю жизнь, превратившимся вдруг в какого-то безжалостного дикаря. Может быть, он даже опасался за себя… Марианна окликнула его на выходе.
– Когда будет… экзекуция? – спросила она.
– Сейцас! Госпожа княгиня мозет слышать. Команда собивается!
Действительно, палуба гудела от топота многочисленных босых ног, в то время как боцман выкрикивал неразборчивые приказы. Но едва Тоби ушел, как Марианна вскочила с постели.
– Живо, Агата! Дай мне платье, туфли, шарф!
– А что госпожа собирается делать? – не шелохнувшись, спросила девушка. – Если она хочет вмешаться в эту историю, пусть она позволит мне сказать ей, что лучше не надо! Господин Бофор несомненно сошел с ума, а сумасшедшим нельзя досаждать!
– Сумасшедший или нет, я не позволю ему убить человека, который только хотел защитить свою свободу и, может быть, жизнь… особенно от такого варварского обращения. Этот Лейтон недостоин подобной жертвы! Ну-ка, поторопись!
– А если он набросится на госпожу?
– В таком положении, как у меня, Агата, терять уже нечего! К тому же оба фрегата еще здесь, – я думаю, мне нечего бояться.
Когда Марианна вышла на палубу, команда уже была собрана и стояла лицом к корме в тишине, нарушаемой только отвратительными звуками: щелканьем ремня по голой коже. Экзекуция началась… Молодая женщина с трудом стала пролагать себе путь сквозь плотные ряды мужчин, образовавших заграждение, которое не так-то просто было преодолеть сразу. Но то, что она увидела с места, куда ей удалось пробиться, заставило заледенеть кровь в жилах: поднятые над головой руки Калеба привязали к бизань-мачте. Около него стоял один Пабло Арройо, вооруженный сплетенным из полосок кожи бичом, исполняя обязанности палача. Но в то время, как страх явственно держал в своих когтях собравшихся людей, чьи мускулы инстинктивно напрягались при каждом ударе, боцман получал видимое удовольствие от своего отвратительного занятия. Высоко закатав рукава на худых мускулистых руках, он бил изо всех сил с равными интервалами, тщательно прицеливаясь, чтобы вызвать посильней боль, лицо его было искажено жесткой гримасой садиста… Он не спешил. Он наслаждался этими минутами и время от времени облизывал нижнюю губу.
Кровь уже текла из рассеченного тела, и прижатое к мачте лицо Калеба с закрытыми глазами выражало страдание, но он не кричал. Только слабый стон вырывался из-за сжатых зубов при каждом ударе бича. Блестевшие на солнце красные капельки уже испещрили лицо Арройо, но на полуюте Язон бесстрастно следил за экзекуцией.
У него по-прежнему был странный хмурый взгляд, только более мрачный, чем раньше. Левой рукой он нервно теребил галстук, а правую спрятал за спину.
Рядом с ним Лейтон выставил напоказ постную физиономию, противоречившую торжеству, при каждом ударе вспыхивавшему в его рыбьих глазах.
Внезапно стало очевидно, что подвергнутый пытке исчерпал свои силы. Обмякшее тело повисло на веревках, лицо посерело.
– Он потерял сознание! – раздался крик, и Марианна по голосу узнала О’Флаерти.
Она дрожала от негодования, и этот крик послужил сигналом. Марианна бросилась вперед, расталкивая матросов, которые в конце концов расступились. Ее порыв был таким неистовым, что она выскочила прямо перед Арройо, и, если бы лейтенант не отдернул ее резко назад, бич хлестнул бы ее по лицу.
– Что делает там эта женщина? – загремел Язон, которого внезапное появление Марианны вывело, похоже, из оцепенения. – Пусть ее отведут к себе!
– Не раньше, чем я скажу, что думаю о тебе, – крикнула она, отчаянно вырываясь из рук О’Флаерти. – Как ты можешь оставаться безучастным, когда на твоих глазах убивают человека?
– Его не убивают! Он получает заслуженное наказание.
– Лицемер! Сколько таких ударов, по-твоему, может он еще выдержать, прежде чем умереть?
– Он покушался на убийство корабельного врача! Он заслужил веревку! Если я его не вздернул, то только потому, что именно доктор Лейтон вступился за него!
Марианна громко захохотала.
– Вступился за него, в самом деле?.. Это меня не особенно удивляет! Без сомнения, он считает, что жаль просто так убить человека, за которого можно получить столько денег на каком-нибудь из ваших подлых невольничьих рынков! Но какую надежду оставляет ему бич?
Побагровевший от гнева Язон готовился ответить, когда раздался холодный голос Лейтона, режущий, как лезвие бритвы:
– Абсолютно точно! Такой раб, как этот, стоит состояния, и я первый сожалел об этом наказании…
– Я взял его в Венеции не для продажи, – сухо оборвал Язон. – Я следую только законам моря. Если он умрет, тем хуже… Продолжай, Арройо!
– Нет… я не позволю! Трус! Ты просто трус и палач!.. Я не позволю!
Боцман уже поднял бич, но с неуверенным видом. Дело в том, что лейтенант не мог удержать Марианну, силы которой удвоились от ярости. Вокруг них матросы, восхищенные этой кипящей гневом женщиной, смотрели, однако не думая вмешаться.
Уже Язон вне себя побежал с полуюта на помощь лейтенанту, когда закричал марсовой:
– Капитан! «Помона» спрашивает, что происходит! Что мне ответить?
– Крики княгини должны были их встревожить, и через подзорную трубу им видно все, что здесь происходит, – тяжело дыша, проговорил О’Флаерти. – Следовало ее все-таки арестовать, капитан! Если не оглушить, у нас нет другого способа заставить ее замолчать! И эта история не стоит морского боя одного против двоих.
– Чего-чего, а уж желания у меня достаточно, черт возьми! – выругался Язон, сжимая кулаки. – Сколько ударов получил Калеб?
– Тридцать!
Чувствуя, что победа не за горами, Марианна перестала отбиваться, стараясь восстановить дыхание, чтобы лучше кричать, если Язон не капитулирует.
На мгновение их полные одинаковой ярости взгляды встретились, но корсар первым отвел глаза.
– Отвяжите осужденного, – сухо приказал он, поворачиваясь на каблуках, – но закуйте его в кандалы! Если доктор Лейтон согласен им заняться, я передаю его ему.
– Ты отъявленный негодяй, Язон Бофор! – с презрением бросила Марианна. – Я не знаю, чем больше восхищаться: твоим чувством гостеприимства или гибкостью твоей чести!
Уже уходивший Язон остановился возле бизань-мачты, где два матроса отвязывали безжизненное тело эфиопа.
– Чести? – сказал он, устало пожав плечами. – Не употребляйте слова, смысл которых вы не понимаете, сударыня! Что касается моего гостеприимства, как вы говорите, знайте, что у меня на борту оно именуется прежде всего дисциплиной. Любой, кто не подчиняется общим правилам, должен перенести последствия этого!.. Теперь возвращайтесь в каюту! Вам нечего здесь больше делать, или я могу забыть, что вы женщина!
Не отвечая ему, Марианна гордо повернулась и приняла руку еще встревоженного О’Флаерти, предложившего проводить ее к себе. Но в то время, как они направлялись к каюте, она заметила, что корабль проходит довольно близко от мрачного пустынного берега, резко контрастирующего с синевой моря и сиянием солнца. Это были потрескавшиеся черные скалы с плешивыми верхушками, угрожающие острые кончики рифов. При нежном греческом освещении они выглядели словно декорации для грозы, ночи и кораблекрушения. Для казни также. Неприятно пораженная, Марианна обратилась к своему спутнику:
– Этот берег, что это такое, вы знаете?
– Остров Кифера, сударыня.
Она удивленно воскликнула:
– Кифера? Это невозможно! Вы смеетесь надо мною! Кифера… и пустынные мрачные скалы?
– К сожалению, это так! Остров любви! Охотно признаю, что он довольно обманчив! Кто бы согласился высадиться на эту бесплодную землю?
– Никто… и, однако, каждый это делает! С радостью и восторгом высаживаются на Киферу сновидений и попадают на безжалостный остров, где все разбивается вдребезги! Такова любовь, лейтенант: обман, подобный огням, которые береговые бандиты зажигают в опасных местах, чтобы привлечь потерявшие курс корабли на подводные скалы, где им пропарывает днище или борта. Это крушение! И тем более жестокое, что происходит именно в тот радостный момент, когда верят, что достигли порта…
Крэг О’Флаерти затаил дыхание. Его жизнерадостное лицо выражало необычную для него растерянность. После некоторого колебания он прошептал:
– Не отчаивайтесь, сударыня. Это еще не крушение…
– А что же? Через два или три дня мы будем в Афинах. Мне останется только найти место на каком-нибудь греческом судне, идущем в Константинополь, тогда как вы направитесь в Америку.
Снова молчание. Стало похоже, что лейтенанту тяжело дышать, затем, когда Марианна обратила удивленный взгляд на его побагровевшее лицо, он, казалось, сделал громадное усилие, словно принимая долго сдерживаемое решение, и бросил:
– Нет! Не в Америку! Не сразу, во всяком случае: сначала в Африку.
– В Африку?!
– Да… в Гвинейский залив: нас ждут в бухте Биафра на острове Фернандо-По… на невольничьей базе в Старом Калабаре! Вот почему путешествие в Константинополь и ваше присутствие так не понравились доктору.
– Что вы говорите?..
Марианна от негодования почти кричала. О’Флаерти быстро схватил ее за руку, бросил вокруг себя тревожный взгляд и почти бегом увлек ее к каюте.
– Не здесь, сударыня! Вернитесь к себе. А мне надо идти исполнять свою службу…
– Но я хочу знать, почему…
– Позже, умоляю вас! Когда я освобожусь. Вечером, например, я постучу в вашу дверь и скажу все. А пока… попытайтесь не слишком сердиться на капитана: он во власти демона, который вот-вот сведет его с ума!
Они дошли до двери каюты, и О’Флаерти торопливо поклонился молодой женщине. Она сгорала от желания засыпать его вопросами, сейчас же узнать всю правду, но сообразила, что в данный момент бесполезно настаивать. Лучше потерпеть, дать лейтенанту возможность прийти самому.
Однако, когда он уходил, она задержала его.
– Господин О’Флаерти, еще одно слово… Я хотела бы знать, в каком состоянии человек, которого подвергли пытке.
– Калеб?
– Да. Я признаю, конечно, он совершил серьезный проступок, но это ужасное наказание…
– Благодаря вам, сударыня, он не получил и половины, – ласково сказал лейтенант, – а такой крепкий мужчина, как он, не умирает от тридцати ударов бича. Что же касается серьезного проступка… я знаю нескольких, которые мечтают совершить его! До вечера, сударыня…
На этот раз Марианна отпустила его. Задумавшись, она присоединилась к Агате, с детской радостью приветствовавшей ее возвращение. Бедная девушка, очевидно, решила, что корсар повесит ее хозяйку на первой попавшейся рее, чтобы наказать за вмешательство.
В нескольких словах Марианна поведала ей о происшедшем, затем замкнулась в молчании, продолжавшемся до самого вечера. Целый водоворот сбивчивых и туманных мыслей, в которых она не могла разобраться, закружился у нее в голове. Сколько вопросительных знаков в них находилось! Она отступилась только, когда мигрень сдавила ей виски. Побежденная болью и усталостью, она решила поспать, чтобы обрести во сне немного так не хватавших ей сил. К тому же, когда вас пожирает любопытство, сон – лучший способ выиграть время.
Пушечные выстрелы вырвали ее из сна и бросили к иллюминатору, задыхающуюся, ожидающую увидеть атакующего врага. Но это оказались прощальные залпы фрегатов, эскортировавших «Волшебницу» до этого места. Кифера исчезла. Солнце садилось, и оба исполнивших свою миссию военных корабля разворачивались, чтобы вернуться на Корфу. Дальше они не могли идти без риска оскорбить султана, так плохо расположенного к Франции. Впрочем, английские крейсеры проявляли такое же благоразумие, чтобы окончательно не испортить довольно натянутые отношения между их правительством и Высокой Портой. В нормальных условиях «Волшебница моря» могла бы теперь без помех добраться до Константинополя… если бы ее владелец не решил прервать путешествие в Пирее, откуда он направится к берегам Африки.
Эта африканская история волновала Марианну еще больше, чем ее собственное положение. О’Флаерти проговорился, что Язон собирается, если только Марианна правильно поняла, отправиться в бухту Биафра, чтобы взять там груз невольников. Однако просто невозможно, чтобы это было правдой. Посещение Венеции имело для Язона только одну цель: найти ту, которую он надеялся назвать однажды своей женой, и забрать ее с собой в Чарльстон. И это должно было стать путешествием возлюбленных, почти свадебным путешествием. Невозможно себе представить, чтобы плавание на борту невольничьего корабля могло понравиться молодой женщине, и ни один мужчина, достойный этого имени, не позволил бы себе так поступить с любимой женщиной. Тогда… что же?
Она вдруг вспомнила о том, что сказал ей сам Язон в первый день их путешествия: Лейтон не поедет с ними до самой Америки, он высадит его где-то по пути. Может быть, только мрачного доктора ждали в Старом Калабаре… или Язон просто не посмел сказать ей всю правду? Его с Лейтоном связывала не дружба, во всяком случае, не только дружба. Дело в другом! И дай бог, чтобы это не было сообщничеством…
По мере того как день угасал и уступал место ночи, Марианна ждала О’Флаерти с растущим нетерпением. Неспособная удержаться на месте, она металась по каюте, непрерывно спрашивая у Агаты время. Но лейтенант не появлялся, и, когда молодая женщина хотела послать горничную за новостями, она обнаружила, что стала пленницей. Дверь каюты оказалась запертой снаружи! Началось новое ожидание, нервное, полное тревоги и все более мучительное по мере того, как проходили часы.
Лейтенант не явился. С напряженными до предела нервами Марианна готова была рвать и метать, чтобы разрядить гнев и страх, неизвестно почему охватывавшие ее, но, подобно диким животным, она ощущала приближение новой опасности.
Она пришла, когда уже близился рассвет, со щелканьем ключа в замке и внезапным появлением Джона Лейтона в сопровождении группы матросов, среди которых Марианна увидела Арройо с фонарем в руке. Вопреки обыкновению врач был вооружен до зубов, и необычайное выражение торжества, которое ему не удавалось скрыть, горело на его оживленном лице, придавая ему зловещий вид. Видимо, он переживал сейчас великий момент его жизни, долгожданный момент.
Марианна прореагировала мгновенно. Схватив утренний капот и вскочив с койки, она закричала:
– Кто вам позволил войти ко мне и привести этих людей? Уходите немедленно!
Не обратив никакого внимания на ее слова, Лейтон сделал несколько шагов вперед, тогда как матросы остались у двери, просовывая головы внутрь, жадными глазами осматривая изящный уют этого женского гнездышка.
– Я удручен тем, что вынужден побеспокоить вас, – сказал доктор несмешливым тоном, – но я пришел просить уйти именно вас! Вы должны немедленно покинуть корабль. Шлюпка ждет вас…
– Покинуть корабль? Ночью? Вы сошли с ума! Покинуть… а куда прикажете плыть?
– Куда хотите! Мы в Средиземном море, а не в океане. Какая-нибудь земля окажется не очень далеко, и ночь скоро кончится. Собирайтесь!
Не шевельнувшись, Марианна скрестила руки на груди, запахнув при этом повыше батистовый пеньюар, и смерила доктора надменным взглядом.
– Позовите капитана! – сказала она. – Пока я не услышу это из его уст, я не тронусь с места.
– В самом деле?
– В самом деле. Вы не имеете права, доктор, отдавать приказы на этом корабле. Особенно приказы такого рода.
Улыбку Лейтона окрасила изрядная доля желчи.
– Я сожалею, – сказал он со смущающей учтивостью, – но это приказ именно капитана. Если вы не хотите, чтобы вас силой отвели в шлюпку, вам необходимо немедленно подчиниться. Так что, повторяю, собирайтесь. Другими словами, наденьте платье, плащ, все, что хотите, только быстро! Естественно, – добавил он, окинув взглядом каюту, – ни о ваших чемоданах, ни о… драгоценностях не может быть и речи! С ними вам нечего делать в море, и они только напрасно перегрузят лодку…
Наступила тишина, которую Марианна использовала, чтобы обдумать подлинный смысл этих невероятных слов. Ее собрались выбросить в море, предварительно обокрав, как одинокого путника в лесу? Что бы это все могло значить? Немыслимо, оскорбительно и непостижимо, чтобы Язон вдруг решил избавиться от нее глухой ночью, лишив ее всего имущества, и к тому же выбрал Лейтона исполнителем его воли! Это не похоже на него… ведь это не может быть на него похоже? Но, задав себе этот вопрос, молодая женщина ощутила сомнение. После всего… разве в памятную ночь ее свадьбы с Франсисом Кранмером Язон Бофор не покинул Селтон-Холл, унося с собой все состояние Марианны?
Видя, что Лейтон проявляет признаки нетерпения, она набросилась на него.
– Я думала, что этот корабль – честный корсар, – сказала она с величайшим презрением, – но оказалось, что он корабль пиратский! Вы всего лишь воришка, доктор Лейтон, и худшего рода, один из тех, кто не брезгует ничем и не задумываясь нападает с целой бандой на женщину!.. Раз это так, я не в состоянии что-нибудь сделать! Собирайся, Агата, если только этот господин соизволит сказать, что мы имеем право взять с собою.
– Позвольте! – вмешался Лейтон с любезностью, в которой чувствовалась дикая радость. – И речи быть не может, чтобы горничная сопровождала вас! Что делать камеристке в шлюпке? От нее будет не больше пользы, чем от украшений, не правда ли? Тогда как здесь она принесет некоторую! Однако… вы, кажется, удивлены? Неужели я действительно забыл предупредить вас, что вы отправитесь одна… совершенно одна? Прошу за это прощения у вашего светлейшего сиятельства!
Затем, внезапно изменив тон:
– Ну-ка, давайте! Мы и так уже потеряли слишком много времени! Унесите ее!
– Подонок! – вне себя закричала Марианна. – Я запрещаю касаться меня!.. На помощь!.. Помогите!..
Но люди уже ворвались в каюту. В одно мгновение она превратилась в подлинный ад. Окруженная горящими как угли глазами, дышащими ромом ртами и жадными руками, которые под удобным предлогом с явным вожделением ощупывали ее тело, Марианна мужественно пыталась сопротивляться, возбужденная криками и стонами Агаты, которую двое матросов бросили на опустевшую койку, в то время как третий сорвал с нее ночную рубашку. Упитанное тело маленькой камеристки блеснуло на мгновение, прежде чем рухнуть в зыбкую темноту занавесок под тяжестью мужчины, который обнажил ее и, поощряемый товарищами, стал неистово насиловать.
Что касается Марианны, то, несмотря на сопротивление, ей заткнули рот кляпом и потащили к выходу.
– Видите, что значит быть неблагоразумной! – лицемерно посочувствовал Лейтон. – Вы заставили нас применить силу. Тем не менее я надеюсь, что вы воздадите мне должное за то, что я спас вас от аппетитов моих людей, когда я вполне мог позволить обойтись с вами так же, как и с вашей субреткой. Видите ли, княгиня, эти бравые ребята не особенно любят вас. Они обвиняют вас в том, что вы превратили их капитана в жалкого, безвольного труса. Но это не отбило у них желания полакомиться нежной плотью такой знатной дамы. Так что поблагодарите меня, вместо того чтобы вести себя как дикая кошка! Нy-ка, живей, молодцы!
Если бы ярость могла убивать, негодяй упал бы бездыханным или же сама Марианна покончила счеты с жизнью. Окончательно выйдя из себя из-за слабеющих стонов Агаты, чувствуя, что готова лишиться разума, видя происходящее, молодая женщина стала так сопротивляться, что, прежде чем донести ее до наружного трапа, ей пришлось связать руки и ноги. Там с помощью пропущенной под мышками веревки ее бесцеремонно спустили в тихо покачивающуюся у борта лодку. При этом она так ударилась о скамейку, что не смогла удержать стон боли. Удерживавший лодку трос перерубили ударом топора. Зыбь сейчас же отнесла ее от борта. Высоко вверху Марианна заметила высунувшиеся головы и услышала насмешливый голос Лейтона, прокричавшего:
– Счастливого плавания, ваше светлейшее сиятельство! Вам не составит ни малейшего труда освободиться: веревки не завязаны. И если вы умеете грести, на дне лодки есть весла. Что касается ваших слуг и друзей, не беспокойтесь, я позабочусь о них!..
С горящей головой, связанная и с ноющей от удара спиной, Марианна увидела, как бриг обогнал ее лодку, слегка повернул и стал быстро удаляться.
Вскоре перед ее расширившимися, полными слез глазами проплыли изящные освещенные окна кормовой надстройки, а над ними три сигнальных фонаря. Затем, изменив галс, корабль решительно направился в другом направлении. Мало-помалу величественная пирамида парусов уменьшилась, стала таять в ночи, пока не превратилась в едва заметный силуэт на звездном небе.
Только тогда Марианна поняла, что она осталась одна посреди огромного моря, брошенная без всяких средств к существованию, почти без одежды, хладнокровно обреченная на смерть, если только не произойдет какое-нибудь чудо.
За горизонтом исчез корабль, уносивший ее последних друзей, корабль человека, которого она любила, которому посвятила жизнь, человека, еще недавно клявшегося, что он любит ее больше всего.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100