Читать онлайн Мера любви, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Страдания Жака Деруссе в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мера любви - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мера любви - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мера любви - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Мера любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Страдания Жака Деруссе

Удобно устроившись на подушках из утиного пуха, дядя Матье поедал толстые тартинки, обмакивая их в огромный бокал размером с салатницу. Он вышел из состояния сна, в котором находился под действием настоя из трав, приготовленного его мучителями. Если бы Катрин строго не следила за ним, он ел бы весь день без остановки.
В комнату вошла женщина очень маленького роста. Катрин с облегчением освободила место у кровати. Бертилла теперь была сиделкой. Она была хорошо известна в Дижоне. Бертилла принесла мазь, за которой слуга только что бегал в аптеку мэтра Бурийо. Эта мазь должна была облегчить страдания больного, искусанного блохами.
Подойдя к больному, она недоуменно посмотрела на блюдо, где только что лежало запеченное мясо. Кроме ножа, на нем ничего не осталось.
– Вы слишком много едите, Матье Готерен! – строго заметила она. – Не то чтобы нам было жаль еды, но вы сами себе вредите.
Седая грива делала Матье похожим на старого злобного льва. Он бросил исподлобья вызывающий взгляд.
– Я хочу есть. Вам при ваших розовых щечках и упитанности, видимо, незнакомо чувство голода.
– Упитанная?! Сейчас этот невежда скажет, что я толстая.
– Я не скажу ничего подобного, Бертилла, но не упрекайте меня…
Пользуясь случаем, Катрин на цыпочках вышла из комнаты, позволив старым знакомым спорить сколько угодно.
Было совсем несложно заставить дядюшку рассказать о своих злоключениях. После первого обеда, когда к нему полностью вернулось сознание, Матье поделился своей страшной историей.
Сначала все шло прекрасно. Амандина была предупредительной, даже нежной, внимательной к малейшим прихотям старика. Как вдруг в один серый, дождливый вечер появился ее брат, и все резко изменилось.
Филиберт вернулся, как он утверждал, со Святой Земли. Его состояние было плачевным. Амандина сразу сменила объект своих забот. Матье же, желая доставить ей удовольствие, отнесся к нему тепло и сердечно.
Мало-помалу пришелец освоился. По мере восстановления сил ему требовалось все больше и больше места. В конце концов он стал чуть ли не хозяином лавки «Святого Бонавентуры».
Несмотря на уверения Амандины, объяснявшей тяжелый характер брата перенесенными страданиями, мэтр Готерен однажды прозрел. Вернувшись как-то за забытой лестницей, он застал свою Амандину в подвале на бочке с задранной юбкой в обнимку с Филибертом.
На его возмущение они оба ответили насмешками и издевательствами. После того как Матье пригрозил выбросить обоих за дверь, они бросились на старика, связали, вставили кляп и перенесли в курятник.
– Как только вы подпишете обещание жениться на мне, – сказала ему Амандина, – вы сможете вернуться в дом.
– Лучше умереть. Шлюха никогда не будет носить моего имени! – успел крикнуть Матье, обезумев от гнева.
– Тогда вы умрете! Но это будет долгая смерть, очень долгая, чтобы дать вам время подумать! Вам будут давать только пить, очень скоро взмолитесь о пощаде…
И мучение Матье Готерена началось. Амандина давала ему лишь воду, а по утрам – настой белладонны, чтобы он своими криками не поднял на ноги весь квартал. Каждый вечер, когда он просыпался, Амандина и Филиберт приносили ему воду и задавали один и тот же вопрос: «Готовы ли вы жениться?»
Матье всегда отвечал: «Нет». Он ослабел, но воля его оставалась несгибаемой. Пусть лучше он умрет, чем женится на девице Ла Верн. У него не было ни малейших иллюзий на этот счет. Сразу после свадьбы он начал бы чахнуть от неизвестной болезни, которая быстро свела бы его в могилу. Возможно, все было бы еще проще: удар ножа или большая доза яда, как только Амандина станет госпожой Готерен, его наследницей.
– Я вам обязан не только жизнью, дорогие мои, – проснувшись, сказал он склонившимся над ним сестрам, – вы мне вернули возможность достойно умереть! Да благословит вас Бог…
Прекрасный новый дом Морелей-Совгрен с окнами, украшенными резными арками, витражами и черепичной крышей, приютил обеих сестер, их дядюшку и слуг, дав возможность Катрин прийти в себя, поразмыслить и отдохнуть.
Она воспользовалась этим, чтобы завязать дружбу с белокурой Симоной и осторожно выведать у нее условия содержания короля. Она узнала, что Рене д'Анжу, король Сицилийский и Иерусалимский, находится под стражей в герцогском дворце в Новой башне. Сейчас было самое время самой выяснить, как проникнуть к пленнику…
Она вышла из дома, не встретив ни души. Симона еще утром уехала осматривать свои владения в Фуасси. Слуги же исчезли как по мановению волшебной палочки. Не видно было даже Готье и Беранже.
Когда Катрин вышла на улицу, ей все стало ясно: толпа собралась вокруг позорного столба, где орудовали подручные палача. Беранже и все слуги Симоны были там.
Катрин, недовольная, окликнула своего пажа.
– Вам нравится этот спектакль, Беранже?
Юноша, покраснев, посмотрел на нее ясным взглядом.
– Нет, госпожа Катрин. Но Готье сказал мне ждать его здесь. Больше мне было нечем заняться и…
– Понятно. А где же Готье в такой час?
– Я не знаю, слово чести. Мы играли в мяч, как вдруг он заметил какого-то мужчину, спускающегося по улице, и бросился догонять его. Он мне не позволил пойти с ним и приказал ждать, не двигаясь с места. Но, если надо, я пойду с вами…
– Ни к чему. Дождитесь Готье, раз он просил вас об этом. Я же пойду помолюсь в соседнюю церковь. А ему передайте, что лучше не преследовать неизвестных в незнакомом городе.
Она отправилась к церкви Нотр-Дам, недоумевая, что могло взбрести в голову Готье, если он бросился за первым встречным. Но она была уверена, что, учитывая ловкость и сообразительность юноши, с ним не произойдет ничего дурного. В любом случае сейчас ей не нужны были провожатые. Она хотела встретиться со своим другом Руссе с глазу на глаз. Посещение церкви послужило лишь предлогом. Но она все-таки зашла туда на минутку. Перед тем как приступить к выполнению священной миссии, ей была необходима встреча с Богоматерью.
К счастью, в часовне никого не было. Катрин, взяв свечу, зажгла ее и, преклонив колени перед алтарем, принялась с чувством молиться, чтобы все побыстрее закончилось и она смогла бы как можно скорее отправиться в Монсальви.
Ей казалось, что прошли годы, столетия, с тех пор как она уехала из дома. На самом деле прошло всего шесть месяцев. Но в разлуке с любимыми время тянется в сто раз медленнее.
Успокоенная молитвой, Катрин, отдав последний поклон, собиралась было выходить из храма, но причитания нищего монаха остановили ее.
– Подайте во имя всех страждущих и вашего спасения, благородная госпожа! Да будьте благословенны на земле и прославлены на небесах.
Катрин машинально открыла кошелек, как вдруг плаксивый голос сменился радостным шепотом:
– Благословляю судьбу, которая привела сюда самую прекрасную женщину Запада! Небо вернет этому городу процветание, если сюда вернулась госпожа де Бразен!
С удивлением посмотрела она на этого человека в черной монашеской рясе с заостренными чертами заросшего лица, на котором особенно выделялись живые светлые глаза.
Из глубины памяти всплыло его имя.
– Брат Жан, – воскликнула она, улыбаясь. – Вы теперь на этой паперти?
Лицо мужчины покраснело от удовольствия.
– Вы так прекрасны, благородная госпожа, и у вас такая хорошая память, я счастлив, что вы меня не забыли.
– А я так рада видеть вас в добром здравии, брат Жан.
Впервые она познакомилась с лжемонахом еще до первого замужества. Он был знатоком по части попрошайничества и мошенничества. В тяжелое для Катрин время он со своим другом нищим Барнабе попытался оказать ей большую услугу, в результате чего Барнабе погиб. Катрин не могла этого забыть!
– Вы хотите сказать, – начал было Жан с горькой усмешкой, – что уже давно должны были сгнить мои кости. Да, нелегко выжить в наше время, но мне хочется жить, радоваться синему небу, хорошему вину и красивым девушкам. Но вы не ответили на мой вопрос, прекрасная госпожа: вы вернулись к нам?
Катрин покачала головой:
– Я уже не госпожа де Бразен. Я живу далеко, среди овернских гор, я здесь лишь на два дня. Да к тому же, думаю, что монсеньор Филипп меня не помнит…
– Монсеньор Филипп ничего не помнит из времен своей юности! – процедил сквозь зубы монах. – Вы говорите, что он не помнит о вас, но он не вспоминает и о своей столице. Он живет во Фландрии. И Дижон, такой оживленный и процветающий когда-то, становится захолустьем. Теперь ему не остается ничего другого, как служить тюрьмой королю…
Катрин достала из кошелька золотой и сунула его в грязную руку.
– Что вам известно о плененном короле, Жан? Что о нем говорят в городе?
– Никто ничего не знает или знает слишком мало! Говорят, что его охраняют лучше, чем сокровища Святой Часовни, вот и все!
Жан вдруг замолчал. Он внимательно посмотрел на Катрин из-под пыльного капюшона.
– Вы им интересуетесь? – выдохнул он. – Зачем?
Она колебалась лишь мгновение. Она уже давно знала, что может доверять этому человеку, какой бы черной ни была его душа.
– Я служу королеве Иоланде, его матери. Она очень беспокоится и послала меня узнать, жив ли он по крайней мере.
– О да, он жив, – усмехнулся Жан. – Если с ним произойдет несчастье, то не по вине де Руссе. Он его хорошо охраняет. Он ведь стоит дорого, говорят, очень дорого. Наш герцог Филипп хочет за него получить достойный выкуп. Но не исключено, что в любое время может произойти непоправимое.
– Что вы хотите сказать? – спросила Катрин.
Жан ответил не сразу. Заметив трех дородных кумушек, он снова принялся просить милостыню своим плаксивым голосом. Дамы прошли, не обратив на него никакого внимания. Он плюнул им вслед и вернулся к разговору с Катрин.
– Уже три или четыре дня, как в таверне Жако остановились странные гости.
– Что вам известно об этих гостях?
– У них есть деньги. Ведя переговоры с Жако, они часто упоминают Новую башню. У Жако есть кузен, который работает на дворцовой кухне. Я все это узнал от служанки.
– Сколько их?
– Трое. А теперь вам лучше уйти, госпожа Катрин. Сейчас наступит время службы, и народ удивится нашей долгой беседе. Где вы остановились?
– У госпожи Морель-Совгрен…
– Кормилицы наследника? Прекрасно. Я вас оповещу, если мне удастся еще что-то узнать. Да хранит вас Господь, прекрасная госпожа!
– И вас, брат мой!
Над головой Катрин зазвонили колокола, вспугнув стаю голубей. Народу в церкви прибавилось, и Катрин удалилась, слыша за спиной нудное причитание Жана. Провидение помогло ей встретить этого старого друга и узнать так много ценного.
Загадочные гости подозрительной таверны, которую она слишком хорошо знала, были не кто иные, как люди Вилла-Андрадо и Дворянчика. Остальная часть отряда, видимо, была где-то поблизости.
Ускорив шаг, Катрин обошла герцогский дворец, бросив неодобрительный взгляд на Новую башню. Прямоугольный контур резко выделялся на фоне позолоченных осенью деревьев, выше ее был только золотой шпиль Святой Часовни. Катрин обогнула башню и подошла ко входу во дворец, охраняемому вооруженными до зубов солдатами герцогской гвардии.
Ей пришлось их долго уговаривать, прежде чем один из вооруженных стражников согласился предупредить Жака. Но пройти ей не позволили.
Жан, по всей видимости, был прав: дворец и тюрьма хорошо охраняются!
«Туда можно проникнуть только по специальному разрешению, – подумала Катрин, пытаясь сосчитать вооруженных людей, тщательно охранявших королевскую тюрьму. – Несчастный, должно быть, чувствует себя как в каменном мешке».
Это было одновременно и плохо, и хорошо. Каким бы хитрым ни был Дворянчик, ему было так же сложно добраться до Рене д'Анжу, как и Катрин передать письмо от матери. Рассказ о Жако сильно взволновал Катрин. Ведь кузен трактирщика работал на кухне. А там, где не справится человек, выручит яд…
– Капитан ждет госпожу де Монсальви, – уважительно объявил караульный. – Следуйте, пожалуйста, за мной…
Жак был у себя в гостиной. Когда-то Катрин пришла сюда и чуть было не угодила в жаркие объятия и в постель молодого капитана. Комната была ей знакома: прекрасная мебель, оружие, доспехи, виднеющиеся из сундука, на столике – кубки и бутылки, некоторые уже были пусты.
Руссе, видимо, недавно выпил. Он раскраснелся, взор его затуманился, мокрые волосы указывали на то, что он только что держал голову под струей воды. Он пытался застегнуть свой зеленый камзол, когда вошла Катрин. Он встретил ее радостной и немного смущенной улыбкой.
– Вы даже изволили сами прийти сюда. Мне стыдно…
– Не вижу повода. Это не так уж далеко, а так как позавчера я прождала вас весь вечер и вчера весь день, то решила прийти сама. Почему вы пропали? Вы не любите госпожу Симону?
– Что вы! Она да еще герцогиня, единственная красавица, которая сохранила добродетель в этом изысканном вертепе, коим является двор нашего милого герцога!
– Однако вы судите строго!
– Ничуть не бывало. Но это еще не вся правда. Герцог меняет любовниц как перчатки, повсюду производя на свет незаконнорожденных отпрысков. Он ведет себя подобно фавну, устроив в парке фонтаны-шутихи, которые неожиданно сбрызгивают белье под юбками, когда дамы проходят мимо, а это соответственно принуждает их задирать подол. Да, с тех пор как вы нас покинули, многое изменилось!
– Жак, не будьте таким желчным и несправедливым, – смеясь, ответила Катрин. – То, что вы рассказываете, действительно несколько удивляет, но и когда я была рядом с герцогом, мне помнится, мы не культивировали добродетель.
– Потому что вы были его любовницей? Но это совсем не то же самое. Он был вдовцом и обожал вас, в вашей истории не было ничего дурного. Красота и обаяние взошли с вами на трон, а также скромность и приличие. При дворе не было никого, кто бы не понял страсти Филиппа. Как можно было перед вами устоять? Художники сделали из вас богоматерь Запада. А теперь…
– Что?
Жак пожал плечами:
– Теперь? Нашего великого герцога можно увидеть тискающим служанок на сундуках или в темном углу. Чуть вызывающая грудь или аппетитный зад, и он теряет рассудок! Жалкое зрелище!
– Но герцогиня, как она? – спросила Катрин, озадаченная подобным взрывом отчаяния.
– Она? Она слишком самолюбива, чтобы опускаться до сцен или упреков. Она занимается воспитанием сына, молодого графа Карла, которому она пытается привить целомудрие, и… она молится. Но без особой надежды. Когда вы замужем за взбесившимся козлом…
Капитан вздохнул и умолк. Он подошел к столику, налил себе полный кубок вина и опрокинул его залпом под задумчивым взглядом своей посетительницы.
– Вы же когда-то любили его, – тихо заметила она. – Почему же теперь…
Он так резко повернулся к ней, как будто его ужалила оса.
– Зачем я вам все это говорю! Теперь вы думаете, что я его ненавижу, не так ли? Так вот, это не так, я всегда готов умереть за него и сегодня, и завтра. Боже мой, только бы мне представился случай. Если бы он позволил нам, бургундцам из старой Бургундии, служить ему, сражаться за него, а не отсиживаться в наших замках, как дряхлым старцам. Он же допускает к себе лишь этих жирных и тщеславных фламандцев!
Руссе налил себе еще вина. Катрин подождала, пока он поставит кубок, затем нежно прошептала:
– За короля Рене дают такой большой выкуп, что это настоящее сокровище, мой друг Жак. Охранять сокровище – это почетно. По крайней мере это доказывает, что герцог вам доверяет. Я думаю, вы превосходно справляетесь с возложенной на вас задачей.
– О, что касается охраны, то она действительно надежна. Его стерегут как преступника, с той лишь разницей, что он не в подземелье и может видеть солнце. Уж вы мне поверьте, что, кроме добротной солдатской пищи, писания поэм и марания бумаги, ему здесь ничего больше не позволено. Для меня пленник есть пленник независимо от титула.
– Но ведь он король! – возмущенно воскликнула молодая женщина. – Вы не можете обращаться с ним как с преступником!
– Хотели, чтобы я сделался надсмотрщиком, я им стал! – ударив кулаком по столу, сказал Жак. – Я исполняю приказ.
– И вы никого к нему не пускаете?
– Никого, даже служанку, хотя он жалуется на вынужденное воздержание. Да, но в декабре я пустил к нему посланника могущественного сеньора Филиппо-Мариа Висконти, герцога Миланского, который хотел узнать от короля тайные желания герцога Филиппа.
– Тайные желания? – удивилась Катрин. – Разве выкуп в миллион золотых его не устраивает?
– Если бы только Анжу мог его заплатить, – усмехнулся Руссе, – но это ему никогда не удастся, и наш добрый герцог согласится на его графство де Бар, которое ему не очень-то нужно, так как он теперь король Неаполитанский, Сицилийский и других земель на побережье!
Катрин не верила своим ушам. На самом деле бургундцы сильно изменились. Ей давно известна алчность герцога Филиппа и отсутствие у него угрызений совести в политике, но такие способы лишить пленного его исконной земли были недопустимы.
– Жак, – сказала она решительно, – я хочу увидеть короля!
– Но это невозможно!
– Если я правильно поняла, это возможно для посланника. Так я и есть посланник.
Жак расхохотался.
– Вы – посланник? Боже, не смешите меня! И чей?
Без тени волнения Катрин вытянула левую руку, на указательном пальце которой сверкал большой квадратный изумруд, который она никогда не снимала.
– Мудрейшей и благороднейшей госпожи Иоланды, по воле Бога графини д'Анжу, королевы Сицилийской, Неаполитанской, Арагонской и Иерусалимской. Вот ее кольцо, на котором изображен ее герб. Я служу ей. Она прислала меня к своему сыну с письмом. Вот оно, – добавила она, расстегивая корсаж своего платья, чтобы достать послание. – Я даю вам слово, что в этом письме нет плана бегства, а лишь выражена материнская нежность и беспокойство.
Серьезный тон посетительницы впечатлил Руссе. Ничего не ответив, он поставил кубок на место. По всей видимости, он не мог решить, чью сторону ему принять. Но Катрин решила не давать ему время на размышление.
– Так что? – спросила она спустя минуту.
Жак беспомощно развел руками.
– Я не знаю, что и ответить, Катрин. Я охотно признаю в вас посла, но у посла герцога Миланского было перед вами одно преимущество: специальное разрешение бургундского канцлера, монсеньора Николя Ролена…
– Который когда-то был моим другом и, конечно, не отказал бы мне в этом. Жак, у меня нет ни времени, ни желания ехать за этим разрешением во Фландрию. И потом, вы тоже мой друг, мы давно знакомы, и вы знаете, что я не способна причинить вам зло. Вы знаете, что никогда я не сделаю ничего, что могло бы хоть немного повредить вам. Во имя нашей старой дружбы отведите меня к королю, я вас умоляю! Необходимо, чтобы я его увидела своими глазами хотя бы для того, чтобы убедиться, что он жив.
– Как это жив? – покраснел Руссе. – Конечно, он жив! За кого вы меня принимаете, Катрин! Неужели я похож на человека, который убивает государственных заложников, чтобы от них отделаться?
– Я не так выразилась и не это хотела сказать. Не сердитесь, друг мой. Я хотела сказать, жив ли он именно сейчас, я не уверена, что так будет завтра или даже сегодня вечером.
– Почему, черт возьми, что-то изменится? Сегодня утром я нашел его в прекрасном здравии. Боже, Катрин, о чем вы думаете? Я хорошо исполняю свою работу, даже если не люблю ее. Я вам сказал, что пленник хорошо охраняется. Он защищен от всего, что могло бы причинить ему зло.
– В этом-то я как раз и не уверена. Успокойтесь, пожалуйста, сядьте на минутку сюда, рядом со мной, и выслушайте, что я вам расскажу. Это недолго.
– Хорошо, я вас слушаю, – ответил капитан, тяжело опустившись на лавку.
Быстро и по возможности ясно Катрин обрисовала Руссе последние события в Шатовиллене. Она с удовлетворением отметила, что, по мере того как она говорила, рассеянное внимание Руссе все больше сосредоточивалось. Когда она закончила свой рассказ, отсутствующее и несколько оскорбленное выражение его лица стало мрачным и озабоченным.
– Вы подумали о яде? – сказал он наконец.
– Конечно. Это первое, что пришло мне в голову, когда я узнала, что кузен Жако работает на кухне.
– Слишком рискованно. К тому же не все повара готовят для короля пищу.
– Это не так сложно, как вы думаете. Блюда пробуют перед тем, как подать королю?
– Нет. Я не счел это необходимым. Здесь только надежные слуги герцога, по крайней мере я так считал. Да и пища, которую подают, проста, очень проста!
– Даже если это хлеб с водой, отравление возможно. И существует не только яд. Вы не знаете Дворянчика?
– Лишь понаслышке, но и этого достаточно.
– Вы ошибаетесь, слухи преуменьшены: это дьявол во плоти. Мне хотелось бы знать, что произойдет с капитаном Жаком де Руссе в случае преждевременной кончины столь ценного заложника. Как бы к этому отнесся монсеньор Филипп?
Руссе сделался такого же зеленого цвета, как и его камзол.
– Я не могу себе этого даже представить! Мне тогда ничего другого не останется, как отдать Богу душу, проткнув себя шпагой, дабы избежать публичной казни.
– Тогда принимайте меры, чтобы избежать этого. Я вас предупредила. Я думаю, это достаточное доказательство моей дружбы, может быть, и вы со своей стороны…
– Например, позволить вам встретиться с пленником? – нерешительно проговорил он.
– Вы очень сообразительны, друг мой, – нежно ответила Катрин.
Вдруг он схватил ее за плечи и крепко поцеловал в губы, прежде чем она успела пошевелиться.
– Вы или ангел, или дьявол, моя дорогая! В любом случае я вас обожаю. – Объятия Жака не доставили ей удовольствия – от него разило вином, но она не оттолкнула его.
– Даже если я на самом деле дьявол?
– В таком случае ад мне кажется заманчивее рая. Для вас я пойду куда угодно. Впрочем, вы об этом знаете уже давно, не так ли? Послушайте, Катрин, я не завидовал ни короне, ни землям, ни богатству герцога Филиппа, но вы принадлежали ему! Этому я безумно завидовал и… за одну ночь любви…
Без излишней резкости, но решительно Катрин освободилась из его объятий.
– Жак, – нежно упрекнула она его, – мне кажется, мы забыли о теме нашего разговора! Уже давно вам незачем завидовать герцогу, а я хочу остаться верной женой. Давайте вернемся к нашему пленнику…
Вздох Руссе был такой силы, что мог бы разрушить стены. Он неохотно поднялся.
– Да, действительно. Вы хотите, чтобы я убедился, что он еще жив?
– Нет, я хочу в этом убедиться сама.
– Это невозможно, по крайней мере в такой час и в таком наряде. Вы можете достать мужское платье и коня?
– Конь у меня есть, а достать платье несложно.
– Прекрасно. Тогда возвращайтесь к себе. Приходите после ужина и представьтесь караульному как мой кузен Ален де Майе. Скажите, что у вас ко мне срочное дело. Я буду у короля… Я иногда с ним играю в шахматы, чтобы его немного развлечь. – Смущенный вид Руссе позабавил Катрин. – Внешняя охрана не так бдительна в это время, так как я сам охраняю короля. Я прикажу пропустить вас.
Катрин в порыве благодарности бросилась на шею де Руссе и поцеловала его в щеку.
– Вы самый чудесный мужчина в мире, Жак. Мне с вами никогда не рассчитаться! Не беспокойтесь, я сумею сыграть свою роль и не вызвать подозрений.
– Я в этом ничуть не сомневаюсь. И найдите костюм поприличнее, мы ведь не бродяги.
Катрин рассмеялась и подошла к зеркалу, чтобы поправить прическу, несколько испорченную всеми этими объятиями. В зеркале она встретилась взглядом с де Руссе. Он пожирал глазами ее шею, плечи.
– Как вам удается быть всегда такой красивой? – прошептал он. – С вашим уходом померкнет свет в этой комнате.
– Не надо комплиментов, ведь мы старые друзья, Жак. Кстати, если вы так рады меня видеть, как объяснить то, что вы не пришли к госпоже Симоне, как обещали? Вы были очень заняты?
Воцарилось молчание. Капитан казался смущенным.
– Да… впрочем, нет! Мне было неудобно! Я был зол на моих людей и на самого себя.
– Бог мой, почему?
– Потому что… о! Все равно вы об этом узнаете: Филиберта посадили в тюрьму… но девица Ла Верн сбежала от нас. Мы не смогли ее найти, и я боялся, что вы на меня рассердитесь.
Катрин нахмурилась. Новость ее не обрадовала. Ей было не по себе при мысли, что женщина, хладнокровно приговорившая добросердечного Матье к медленной ужасной смерти, безнаказанно гуляет на свободе. Но ей так был нужен Жак, что она решила не проявлять своего недовольства.
Стараясь не думать о том, что бегство Амандины означало прибавление в стане ее врагов, она беспечно пожала плечами.
– То, что брат у вас, это уже неплохо… Это поможет вам разыскать сестрицу. Она больше не опасна для дядюшки. Если он от нее не вылечился после всего, что пережил, то нечего и говорить о мужском благоразумии.
– Не существует благоразумного мужчины, если речь идет о желанной женщине, – ответил Руссе таким мрачным тоном, что Катрин, опасаясь, как бы снова он не вздумал приставать к ней, сделала вид, что не расслышала, и направилась к выходу. Капитан со вздохом проводил ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мера любви - Бенцони Жюльетта



Прочла все семь томов не могла оторваться.Очень красивая сказка о любви и женской преданости
Мера любви - Бенцони ЖюльеттаНадежда
19.11.2012, 14.02





История о любви, но красивой ее не назовешь. О более жестокой любви не читала, но хоть конец хороший, я бы так быстро не смогла бы простить, если вообще простила бы.
Мера любви - Бенцони ЖюльеттаМилена
30.06.2014, 16.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100