Читать онлайн Марианна в огненном венке Книга 1, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - ГЛАВА III. «Я СЫН СВОБОДНОГО НАРОДА…» в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Марианна в огненном венке Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА III. «Я СЫН СВОБОДНОГО НАРОДА…»

Схватки продолжались уже тридцать часов, а ребенок все не появлялся.
Оставаясь в своей комнате с донной Лавинией и врачом, Марианна встретила приступ страданий со стойкостью, достойной уважения. Когда схватки стали более болезненными, она старалась не кричать, считая делом чести вести себя со стоицизмом настоящей знатной дамы.
И ни один стон не вырвался из-за ее сжатых зубов.
Однако испытание продолжалось слишком долго, и Марианна, терзаемая почти без передышки, забыла о своем твердом решении. Из мокрой от пота постели, где она билась, как попавший в ловушку зверь, стали доноситься непрерывные нечеловеческие вопли. Проходили часы в этом крике, и голос ее постепенно слабел. Она желала только одного: умереть… И как можно скорее, чтобы все это кончилось…
Ее крики отдавались эхом в сердцах двух мужчин, ожидавших в соседней комнате. Жоливаль, стоя перед окном, с остановившимся взглядом грыз ногти и, казалось, не собирался покинуть свой пост до скончания века.
Что касается Язона Бофора, то его почти британская флегма разлетелась вдребезги при первых стонах молодой женщины. Бледный, с запавшими глазами, он с каким-то отчаянием курил, зажигая одну сигару за другой, а иногда, когда крики становились особенно ужасными, он закрывал руками уши. Каблук его сапога высверлил большую дыру в шерсти ковра.
Уже рассвело. И моряк, и виконт не спали со вчерашнего дня, но, похоже, и не заметили этого. Однако, когда одновременно с прозвучавшим вдали выстрелом пушки, возвестившим утреннюю зарю, из комнаты молодой женщины вырвался стон, завершившийся отчаянным рыданием, Язон подскочил, словно пушка поразила Марианну.
— Это невыносимо! — воскликнул он. — Ничего нельзя сделать? Неужели ей обязательно необходимо вынести такую агонию?
Жоливаль пожал плечами.
— Похоже, что так и должно быть… и врач сказал, что первый ребенок иногда заставляет ждать себя долго.
— Врач! Вы все верите этому надутому ослу?.. Только не я!..
— Должно быть, из-за его тюрбана? — заметил Жоливаль. — Вы, без сомнения, считаете, что костюм и галстук — обязательные принадлежности стоящего врача? Насколько я могу судить, поговорив с ним, этот — умелый человек. Тем не менее я начинаю склоняться к вашей точке зрения. Когда я недавно открывал дверь, он сидел в углу, уткнув нос в грудь, перебирая свои янтарные четки, больше не занимаясь Марианной, которая так кричала, что сердце разрывалось.
Язон бросился на дверь, словно хотел ее вышибить.
— Я сейчас объясню ему мою точку зрения! — закричал он.
— Бесполезно, это его ничуть не взволнует. Я также спросил, сколько еще времени будут продолжаться ее мучения.
— И что он ответил?
— Что один Аллах знает!..
Загорелое лицо моряка стало кирпично-красным.
— Так? Ну хорошо, сейчас увидим, посмеет ли он ответить мне так же!..
Он рванулся к комнате молодой женщины, когда выходившая на внешнюю галерею дверь отворилась под рукой служанки, освободившей проход для впечатляющего появления высокой женщины, закутанной в черный муслин, с чем-то вроде драгоценного геннина на голове, который в первых лучах солнца сверкал, как золото, такое же чистое, как и в длинных серьгах, трепещущих у ее щек.
Проникнув в комнату, превращенную сигарами Язона в настоящую курилку, Ревекка попятилась и попыталась рукой разогнать голубоватые клубы дыма. Она оглядела по очереди обоих мужчин, которые взирали на нее, как на статую Командора, появившегося внезапно, чтобы потребовать у них счет их прегрешений. Затем, подойдя к окну, она решительно распахнула его, впустив в комнату сырой холод сада.
— Возле покоев женщины с родовыми схватками не курят, — сказала она строго. — И впрочем, мужчинам вообще нечего делать в такое время на женской половине. Уйдите!
Ошеломленные непреклонностью тона, мужчины переглянулись, но Ревекка уже открыла дверь, в которую она только что вошла, и властным жестом указала на галерею.
— Убирайтесь, говорю вам! Я позову вас, когда все закончится…
— Но… кто же вы? — еле удалось выговорить Жоливалю.
— Меня зовут Ревекка, — гордо ответила незнакомка. — Мой отец. Иуда бен Натан, врач квартала Кассим-паши… и господин Турхан-бей час назад послал за мной, чтобы помочь одной подруге, у которой плохо проходят роды.
Удовлетворившись этим, Жоливаль послушно направился к двери, но Язон с подозрением смотрел на эту надменную женщину, которую ее головной убор делал выше его.
— Турхан-бей послал за вами, говорите вы? Я в это не верю, так как здесь есть его личный врач.
— Я знаю. Джелаль Осман-бей хороший врач, но при родах он придерживается мнения правоверного мусульманина: женщина должна сама выдержать свое сражение, и надо, не вмешиваясь, дожидаться его исхода.
Но бывают случаи, когда нельзя слишком долго ждать.
Теперь, будьте добры, не заставляйте меня терять драгоценное время на ненужные объяснения.
— Идите же, — вмешался Жоливаль, увлекая строптивого американца. — Оставьте ее!.. Турхан-бей знает, что делает…
С прошлого утра ни он, ни Язон не видели хозяина Хюмайунабада. Он появился внезапно среди суматохи, вызванной призывами о помощи Жоливаля, и когда Язон, в свою очередь проснувшийся от криков служанок, пришел посмотреть, что случилось, мужчины столкнулись лицом к лицу.
Несмотря на опасения Жоливаля и пары коньяка, встреча прошла очень спокойно. Полностью владея собой, Язон Бофор горячо поблагодарил своего спасителя.
Он принес также, с неожиданной для такого человека деликатностью, полные такта извинения за грубое обращение с тем, кто появился на корабле в романтичном облике беглого раба. И Турхан-бей, словно состязаясь в учтивости, заверил своего бывшего нанимателя, что он не питает к нему ни малейшей злобы за обращение, в котором он сам виноват. После чего он попросил американца считать этот дом его собственным и распоряжаться его добром по своему усмотрению.
Он бесстрастно выслушал взволнованные слова, найденные Язоном, чтобы отблагодарить его за то, что он приютил княгиню Сант'Анна и тем самым в некотором роде исправил роковую ошибку, в которой он, Язон Бофор, бессознательно оказался виновным. Отметив, что это вполне естественный поступок, и затем учтиво попрощавшись, он ушел, и с тех пор его не видели. Жоливалю, пришедшему к дверям его павильона, сказали, что «господин Турхан-бей находится в складских помещениях».
Тем временем изгнанные Ревеккой мужчины бродили по длинной крытой галерее. Через оголенный зимой сад она соединялась с расписанным всевозможными красками киоском, который казался среди окружающей сырости громадным удивительным цветком. Оба они чувствовали себя неловко и стесненно и даже не находили больше, о чем говорить, хотя и ощущали тайное облегчение, избавившись от прокуренной комнаты, куда слишком громко доносились крики. Тишина сада казалась им восхитительной, и ее хотелось слушать бесконечно.
Но видно, так уж было начертано судьбой, что этот момент разрядки будет скоротечным. Язон как раз собрался закурить очередную сигару, когда под галереей раздался топот чьих-то ног. Почти сейчас же появился Гракх, раскрасневшийся, задыхающийся от бега, с растрепанными волосами. По всей видимости, он принес новость, в которой не было ничего приятного.
— Бриг! — воскликнул он издалека, заметив мужчин. — Его больше нет на стоянке!
Язон изменился в лице и, поскольку обессиленный юноша почти упал ему на грудь, взял его за плечи и заставил выпрямиться.
— Что ты говоришь? Его украли?
Гракх сделал знак, что нет, открыв рот, как вытянутая из воды рыба, пытаясь восстановить дыхание, несколько раз с трудом сглотнул и в конце концов смог произнести:
— Эти дикари… отвели его… в карантин! Он теперь… стоит на якоре посреди Босфора!., против башни Леандра…
— В карантин? — воскликнул Жоливаль. — Но по какой причине?
Бывший рассыльный с улицы Монторгей с досадой пожал плечами.
— Похоже, что один из охранявших его людей подцепил холеру, так неожиданно быстро он загнулся. Тело его сразу сожгли на набережной, но портовые власти потребовали, чтобы корабль отвели в карантин. Когда мы с мистером О'Флаерти пришли, он как раз покинул стоянку, а вел его один из лоцманов господина Турхана.
Вот катастрофа, так катастрофа! Что же будем делать, господин Язон?
Вчера утром Гракх-Ганнибал Пьош, который с такой радостью встретил своего любимого героя, что разочарование их последнего свидания растаяло, как лед на солнце (он, кстати, получил от Жоливаля желаемые объяснения по этому поводу), был послан Язоном на розыски Крэга О'Флаерти, чтобы просить того набрать команду для брига.
В самом деле, к удивлению, бывший первый помощник с «Волшебницы» не покинул Константинополь. Его ирландскую душу возбудила многоцветная поэтичность тройного города… а также интерес, который могли представлять контрабандная русская водка и крымские вина для человека, не обладающего большой склонностью к делам…
Предоставленный самому себе после того, как рейс Ахмет привел бриг и часть его пассажиров в столицу Османской империи, О'Флаерти прикинул, что же ему делать. Конечно, можно наняться на один из английских кораблей, которые, как, например, фрегат «Язон», довольно регулярно заходили в Золотой Рог, и вернуться в Европу. Но его ирландская душа возмущалась при одной мысли о необходимости дышать на английской палубе, даже с перспективой оказаться на любимой родине.
И затем, кроме того, что он поддерживал хорошие отношения с французским посольством, где он частенько встречался с Жоливалем, что-то более сильное, чем он, привязывало его к американскому кораблю. Он любил его, как мог бы любить своего ребенка, и, узнав, что султанша купила его и подарила Марианне, он перенес свою привязанность на молодую женщину, ожидая, как и она, возвращения Бофора.
Первые дни ожидания были трудными, так как он не знал, чем заняться, разделяя свое время и скудный кошелек между различными кабаре и китайским театром теней на площади Сераскир, который очаровал его простодушное сердце. Так шло до того дня, когда склонность к крепким напиткам привела его в таверну в Галате, где собирались самые верные поклонники Вакха с европейского берега.
Там он встретил одного грузина из Батума, некоего Маму лия, который в пьяном угаре от итальянских и греческих вин пытался утопить память о водке, разорявшей его. Действительно, пока будут продолжаться военные действия между Портой и правительством Александра I, его прибыльная торговля импортируемой водкой будет в упадке, потому что не находился моряк, достойный этого имени, готовый согласиться на риск провести его судно в русские воды.
Внезапно возникшая после нескольких распитых бутылок симпатия объединила их и выразилась в согласии на временный союз. Война к тому же шла к концу, а с другой стороны, О'Флаерти не хотел договариваться на долгий срок, чтобы не прозевать уход брига из Константинополя.
Так что, оставив Жоливалю адрес таверны Сан-Джорджио, где он окончательно заякорился, ирландец с радостью совершил два путешествия, увенчавшиеся успехом, который позволил ему набить кошелек и сделать ожидание менее утомительным…
Совершенно счастливый, он как раз вернулся после второй поездки и находился в Галате, когда Гракх, гонец с новостью о возвращении Язона и его первыми приказами, постучал в его дверь. Вне себя от радости, Крэг О'Флаерти начал с того, что отметил это событие мощным зарядом старого виски, бог знает как попавшего в его руки, затем, не отпуская от себя Гракха, он поспешил пересечь Золотой Рог и примчался на набережную Фанара, где его ожидало вышеупомянутое разочарование.
Весь день ирландец и парижанин пробегали, чтобы узнать, где будет поставлен на якорь бриг, и, не успев до захода солнца вернуться, вынуждены были провести ночь в греческой таверне под угрозой оказаться в тюрьме. Там они досыта наговорились за бутылкой пахнущего смолой вина, подарившего им отчаянную головную боль, и после утреннего выстрела бросились к лодкам, переправились на другой берег и пришли сообщить о результате их миссии.
Не отвечая на вопрос встревоженного Гракха, Язон, в свою очередь, спросил:
— Где ты оставил мистера О'Флаерти?
— У консьержа… я хочу сказать, у капиджи. Раз он незнаком с Турхан-беем, он не посмел войти во дворец.
И он ждет ваших приказов там.
— Я сам пойду туда и приведу его. Нам необходимо принять решение. А тут еще ребенок, который никак не появится…
— Мой Бог, ведь правда, — воскликнул юноша. — Со всем этим я забыл про бебе. Неужели он еще не вышел?
— Нет! — сказал Жоливаль. — Он… или она — ибо никто не может утверждать, что это мальчик, — заставляет долго ждать себя…
— А это не опасно… долгое ожидание?
Жоливаль пожал плечами.
— Я не знаю. Если Бог захочет…
Неизвестно, захотел ли этого Бог, но в тот момент, когда виконт с беспокойством произносил эти слова, Ревекка, чьи длинные руки, ловкие и гибкие, погрузились во чрево ее пациентки, чтобы повернуть плохо продвигавшегося ребенка, освободила наконец Марианну.
Несчастная так перестрадала, что операция вызвала у нее только слабый стон, за которым последовала благодетельная потеря сознания. Она не услышала первый, необычно мощный крик новорожденного, которого Ревекка слегка похлопала по ягодицам. И последовавшее восхищенное восклицание донны Лавинии:
— Мальчик! Сладчайший Иисусе! У нас сын…
— И мальчик великолепный, — подхватила еврейка. — Могу спорить, что он весит примерно девять ливров
type="note" l:href="#FbAutId_1">1
. Он будет настоящим мужчиной. Пойдите порадуйте тех двух идиотов, которые так накурили в соседней комнате, что не продохнуть. Вы найдете их на галерее…
Но верная экономка Сант'Анна не слушала ее больше. Она уже была за дверью, подхватив свои накрахмаленные юбки, чтобы бежать быстрее, и устремилась прямо к павильону князя. На бегу она смеялась, плакала и причитала одновременно, охваченная слишком большой радостью, которой хотела скорее поделиться.
— Сын! — бормотала она. — У него есть сын…
Это конец несчастьям. Бог наконец сжалился над ним…
Тем временем, пока Ревекка совершала первый туалет новорожденного, Марианна пришла в себя в руках Джелаль Осман-бея. Врач, выйдя наконец из своей неподвижности фаталиста, поспешил вернуть молодую женщину из обморока, который он считал опасным. Жизнь женщины, способной произвести на свет такого сына, особенно ценна.
И, едва открылись глаза, затуманенный взгляд Марианны уловил удлиненное черной бородкой смуглое лицо, которое она тотчас узнала.
— Доктор… — вздохнула она. — Это… будет еще долго?
— Так вам все еще очень больно?
— Н-нет! Нет… это правда, боли уже нет!
— Так и должно быть, раз все кончилось.
— Кон… чи… лось?
Она расчленила слово; словно желая лучше понять его значение, испытывая блаженное успокоение во всем измученном теле. Все! С нестерпимой болью покончено.
Это значит, что мучения не возобновятся и она, Марианна, сможет наконец уснуть…
Врач нагнулся ближе, и она ощутила исходивший от его одежды запах амбры.
— У вас сын, — сказал он тише, с оттенком уважения. — Вы имеете право быть счастливой и гордой, ибо ребенок великолепный!
Одно за другим слова достигали своей цели, обретали смысл. Медленно, с опаской, рука молодой женщины скользнула по ее телу… Убедившись, что чудовищная опухоль исчезла, что ее живот снова стал почти плоским, она не стала удерживать брызнувшие из глаз слезы.
Это были слезы радости, облегчения и благодарности Провидению, которое сжалилось над ней. Как сказал врач — все кончилось. Никогда слово «освобождение» не наполнялось более глубоким смыслом.
Это было так, словно вдруг рухнули стены железной клетки, воздвигнутой между Марианной и чудесным, залитым солнцем пейзажем. Она свободна. Наконец свободна!
И это слово звучало так, словно только что рожденное.
Но подошедшая с ребенком на руках Ревекка ошиблась в причине слез молодой женщины.
— Не надо плакать, — сказала она нежно. — Вы сделали правильный выбор, ибо жаль было бы потерять такого карапуза, как этот. Посмотрите, как он прекрасен…
Она уже протянула руки с их драгоценным грузом, но внезапно грубо сработал долго копившийся рефлекс…
Чтобы ничего не видеть, Марианна резко отвернула голову, сжав челюсти.
— Унесите это!.. Я не хочу его видеть!
Еврейка нахмурила брови, неприятно пораженная, несмотря на ее большой опыт в части непредвиденных действий женщин, яростью тона. Даже когда ребенок не бывал желанным, самые упорные, самые черствые забывали о гордости в счастье, когда рождался сын. Словно она плохо поняла, Ревекка снова обратилась к Марианне, уточняя:
— Вы не хотите видеть вашего ребенка?
Но теперь молодая женщина с отчаянным упрямством зажмурила глаза. Похоже, что она боялась увидеть его. Ее голова металась по подушке среди влажной массы волос, расстилавшихся, словно водоросли.
— Нет! Позовите донну Лавинию… Это она должна им заняться. А я хочу спать… наконец спать. Я не желаю ничего другого.
— Вы заснете позже, — сухо отрезала акушерка. — Вы еще не полностью освободились. Это потребует примерно полчаса.
Она хотела положить ребенка в деревянную позолоченную колыбель, которую принесли служанки, когда вернулась Лавиния.
Все небо, казалось, сконцентрировалось в глазах экономки. Не обращая внимания ни на кого, она подошла прямо к кровати, опустилась на колени у изголовья, как сделала бы перед алтарем, и, взяв безвольно лежащую на одеяле руку, прижала к своим подрагивающим губам.
— Благодарю! — прошептала она. — О, благодарю… княгиня наша.
Смущенная этой благодарностью, на ее взгляд незаслуженной, Марианна хотела освободить руку, на которую капали слезы.
— Сжальтесь! Не благодарите меня так, донна Лавиния! Я… я не достойна этого. Скажите только, что вы счастливы. Это вознаградит меня за все…
— Счастлива? О, госпожа…
Неспособная больше говорить, она встала, повернулась лицом к Ревекке и с внезапной торжественностью простерла руки.
— Дайте мне князя, — распорядилась она.
Этот титул поразил Марианну. Она внезапно осознала, что эта маленькая вещь, которую она в своей злобе отказывалась назвать ребенком, пока она укрывалась в тайнике ее тела, что это появившееся на свет новое существо обрело четкие измерения. Это был Наследник!
Надежда человека, который с самого рождения платил за проступок кого-то другого, существа несчастного настолько, чтобы принять с признательностью плод другого… и какого другого! В этом небольшом пакете из тончайшего полотна и кружев, который донна Лавиния прижимала к сердцу с такой любовью и уважением, словно в нем был сам Сын Божий, покоились века традиций, блеск знатного имени, необъятные земли, имения и сказочное богатство…
Голосу неприятному и искаженному от злобы, шептавшему в глубине ее сердца: «Это сын Дамиани! Чудовищное порождение подонка, чья жизнь была только цепью преступлений…», этому голосу отвечал другой, спокойный и серьезный — экономки, — который утверждал: «Это князь! Наследник рода Сант'Анна, и никто и ничто не сможет больше помешать тому, что есть!..»И это была безграничная уверенность любви и преданности, побеждавшая все, как в битве света и мрака триумф всегда был на стороне света.
Стоя в заливавших комнату лучах солнца, донна Лавиния достала из небольшого ларца мягко поблескивающий старинный золотой флакон. Отсыпав крохотную частицу его содержимого на полоску тонкого полотна, она провела им по губам ребенка.
— Это пшеничная мука с ваших земель, монсеньор. Это хлеб насущный всех наших слуг и крестьян. Они растят его для вас, но вы должны всю жизнь заботиться, чтобы они не терпели нужды.
Она повторила те же движения и почти те же слова, манипулируя с другим флаконом, содержащим кровь земли тосканской: густое темно-красное вино, подлинный эликсир жизни.
Когда это было закончено, старая женщина снова повернулась к кровати, где Марианна словно зачарованная следила за всеми фазами этого необычного обряда, чья торжественная простота сочеталась с величием мессы.
— Госпожа, — сказала она с чувством, — кюре из церкви Сент-Мари-Драпри вот-вот будет здесь, чтобы окрестить нашего князя. Какое имя ваше светлейшее сиятельство желает дать своему сыну?
Захваченная врасплох, Марианна почувствовала, что краснеет. Почему донна Лавиния заставляет ее играть нежелательную ей роль матери? Неужели старая экономка не знала, что рождение ребенка явилось частью соглашения между ее хозяином и той, в которой она упорно видела хозяйку, соглашения, предшествовавшего окончательной разлуке? Или же она игнорировала его?
Тем не менее необходимо ответить.
— Я не знаю, — прошептала Марианна. — Мне кажется, что выбирать следует не мне. А у вас нет никаких предложений по этому поводу?
— Есть! Если госпожа одобрит, князь Коррадо же — 1 лает, чтобы ребенок носил имя своего деда, Себастьяно.
Но обычай требует, чтобы он носил также имя деда по матери.
— Мне кажется, что дон Себастьяно был не отцом князя Коррадо, а дедом.
— Действительно. Однако он не желает, чтобы имя князя Уголино снова выплыло на свет. Угодно вам, госпожа, сказать мне имя вашего отца?
Словно челюсти капкана сомкнулись на Марианне.
Донна Лавиния знала, что она делает, и всеми силами старалась привязать мать ребенка к семье, которую та собиралась покинуть. И никогда изнуренная Марианна не чувствовала себя такой слабой, такой усталой. Почему ее терзают из-за этого ребенка? Почему, в конце концов, не оставят в покое? Ей вдруг показалось, что она видит великолепный, гордый портрет, царивший в ее парижском салоне: маркиз д'Ассельна де Вилленев, чья родословная уходила в крестовые походы, не будет ли он оскорблен в своей воинственной потусторонности, где он, без сомнения, пребывает, если ребенок управляющего Дамиани получит его имя? Но в то же время, словно более могущественная, чем ее воля, сила вынудила ее к тому, что она посчитала сдачей позиции, она услышала, что отвечает голосом, который не узнала и который принадлежал уже к области грез:
— Его звали Пьер… Пьер-Арман…
Все ее подсознание восстало против того, что она посчитала малодушием, и она хотела бы еще бороться, но безмерная усталость оказалась более сильной. Ее веки налились свинцом, а рассудок блуждал в тумане. Она уже спала глубоким сном, хотя Ревекка еще доканчивала свои дела.
Какое-то время донна Лавиния со слезами на глазах смотрела на неподвижную фигурку, такую тонкую и хрупкую теперь, что она казалась затерянной в этой необъятной кровати. Как могло случиться, что в этом юном истощенном создании осталось еще столько сопротивляемости и воли? После такого тяжкого испытания она сохранила еще достаточно присутствия духа, чтобы оттолкнуть ребенка, отказаться позволить пробудить могущественный материнский инстинкт.
С болью смотрела старая дама на исхудавшее лицо с ввалившимися закрытыми глазами, утонувшее в кружевном чепчике, из-под которого выбилась непокорная черная прядь.
— Если бы только она согласилась посмотреть на тебя, мой маленький князь, хоть один раз. Она не смогла бы тогда больше оттолкнуть тебя. Но пойдем! Пусть он увидит, ОН… Он будет любить тебя всей нерастраченной любовью. Он будет любить тебя… за двоих.
Оставив Ревекку устроить поудобнее молодую мать и с помощью служанки привести в порядок комнату, она закутала дитя в белое шерстяное одеяло и на цыпочках вышла.
Но в соседней комнате она едва не столкнулась с влетевшим как ураган Жоливалем, за которым следовал Язон.
— Ребенок! — воскликнул виконт. — Он здесь?
Нам только что сообщили о его рождении! О Господи…
Это вы его несете?
Добряк Жоливаль был вне себя от возбуждения. Радость, никогда ранее не испытываемая им радость, слишком быстро заняла место отчаяния предшествующих часов.
Ему хотелось смеяться, петь, плясать, бегать, сотворить сотню безумств. Привязанность к Марианне заставила его забыть, как это было и с самим князем, обстоятельства зачатия младенца и видеть в нем только ребенка Марианны, сына его приемной дочери. И он в мгновение ока открыл чудесную радость быть дедом.
Осторожным движением донна Лавиния приоткрыла одеяло, чтобы показать маленькое красное личико мирно спавшего малыша, его крепко сжатые крохотные кулачки, как бы удерживавшие эту новую, дарованную ему жизнь.
И Жоливаль почувствовал, как увлажнились его глаза.
— Господи! Как он похож на нее! Или скорей на своего деда!
Он слишком часто созерцал портрет маркиза д'Ассельна, чтобы сразу же не схватить поразительное сходство, даже у ребенка, которому не было еще и двух часов от роду. По великой милости неба малютка абсолютно ничем не напоминал его истинного отца. Материнское начало оказалось гораздо сильнее, не оставив места ни малейшему следу чужого, и Жоливаль невольно подумал, как это хорошо, что малыш был больше д'Ассельна, чем Сант'Анна… Он подумал также, что это сходство особенно не огорчит князя Коррадо.
— Великолепный ребенок! — воскликнул Язон с улыбкой настолько пылкой, что она нашла путь к неприступному сердцу экономки. — Самый прекрасный, клянусь, из всех, что я когда — либо видел! А что сказала мать?
— Она не могла не найти его прекрасным, не так ли? — добавил Жоливаль, скорее утверждая, чем спрашивая.
Донна Лавиния крепче прижала ребенка к груди и, едва удерживая слезы, посмотрела на американца.
— Увы, сударь, она даже не захотела посмотреть на него, на этого бедного маленького ангелочка. Она с таким ужасом приказала мне унести его, словно это чудовище…
Наступило молчание. Мужчины посмотрели друг на друга, и Жоливаль отвернул голову от сурового взгляда корсара.
— Я опасался, что так будет, — сказал он охрипшим голосом. — С тех пор как она узнала о своей беременности, Марианна отчаянно старалась избежать материнства.
Со своей стороны, Язон не сделал никакого замечания.
С нахмуренными бровями и резкой складкой в углу рта он размышлял. Но когда донна Лавиния, снова укрыв малютку, собралась продолжить свой путь, он остановил ее.
— Куда вы идете с ребенком?
Она заколебалась, пытаясь спрятать покрасневшее лицо.
— Я думала… будет правильным показать его хозяину этого дворца!..
Поведению и голосу экономки явно не хватало естественности. У Жоливаля внезапно появилось ощущение, что что-то произошло, но что именно, он не мог определить. Ни один из актеров этой сцены не шелохнулся, но под взглядом корсара донна Лавиния казалась пригвожденной и, словно животное, которое чует западню, задышала коротко и часто, выдавая охватившее ее волнение.
Тем не менее американец, отступив на один шаг, чтобы освободить проход, согнулся в учтивом поклоне.
— Вы правы, донна Лавиния! — сказал он серьезно. — Это вполне естественно. Ваше решение очень деликатное и делает вам честь, так же как и этот ребенок.
Когда Марианна очнулась от благотворного сна, который поглотил ее тело и душу, занавеси в комнате были задвинуты, а зажженные лампы испускали мягкий золотистый свет, ибо ночь уже наступила. Фаянсовая печь мурлыкала, как большой домашний кот, а донна Лавиния, держа в руках блюдо с чем-то дымящимся, приближалась к кровати. Возможно, какой-то неясный шум или аппетитный запах ужина разбудил Марианну, ибо она не ощущала желания расстаться со сладостью отдыха.
Каждая клеточка ее тела еще требовала сна. Тем не менее она открыла глаза.
С животным наслаждением существа, долгое время выдерживавшего тяжелое физическое принуждение и вдруг обретшего полную свободу движений, она сладостно вздохнула и потянулась. Господи, как хорошо снова стать самой собой после всех этих месяцев, когда ее тело превращалось во все более и более обременяющий чуждый груз!.. Даже память об ужасных часах, которые она вынесла в этой кровати, уже стушевалась, уносимая неумолимым потоком времени в густой туман забвения.
Забросив за плечо щекотавшую щеку непокорную прядь, она улыбнулась экономке.
— Я проголодалась, донна Лавиния. Который уже час?
— Скоро девять, госпожа. Ваша милость спали почти двенадцать часов. А сейчас вашей милости лучше?
— Я чувствую себя почти хорошо. Еще несколько часов доброго отдыха, и я совершенно поправлюсь.
Не прерывая разговора, Лавиния хлопотала, помогая молодой женщине устроиться поудобнее в гнездышке, быстро сделанном из подушек, затем провела ей по лицу смоченной настоем вербены салфеткой и, наконец, расположила у нее на коленях черный лакированный поднос.
— Что вы принесли мне? — спросила Марианна, вдруг снова ощутившая интерес к еде.
— Овощная похлебка, жареный цыпленок, компот на меду и стакан кьянти., .. Врач утверждает, что немного вина будет только на пользу вам.
Все исчезло с завидной быстротой. Эти скромные кушанья показались изголодавшейся Марианне вкуснейшими в мире. Она наслаждалась с тем большей полнотой каждой из маленьких физических радостей своего обновления, что, поглощенная ими, откладывала на потом моральные заботы, которые не преминут скоро заявить о себе.
С легким вздохом удовлетворения она допила последние капли вина и хотела снова лечь, чтобы продолжить сон, который казался ей сейчас самым желанным состоянием. Но что-то зашевелилось за портьерой, закрывавшей дверь ее комнаты. Появилась высокая фигура князя Коррадо, и… блаженное состояние молодой женщины разлетелось вдребезги.
Он был последним человеком, которого она желала видеть в эту минуту. Несмотря на украшенный бирюзой белый тюрбан, обрамлявший гордую голову, он показался ей зловещим в своем длинном черном кафтане, единственным украшением которого был широкий кинжал, торчавший за шелковым кушаком. Не представлял ли он тревожащую тень ее судьбы, злого духа, следящего за каждым ее шагом… если только он не воплощал угрызения совести, не дававшей полного умиротворения ее хозяйке? И, глядя, как князь приближался, молодая женщина подумала, что он больше, чем обычно, похож на черную пантеру.
Тихо, своим обычным спокойным шагом он пересек просторную комнату и подошел к кровати, в то время как донна Лавиния после реверанса исчезла, унося поднос.
С минуту эти необычные супруги пристально смотрели друг на друга, не говоря ни слова, и снова Марианна почувствовала недомогание. Этот человек обладал странной властью постоянно вызывать в ней ощущение виновности в необъяснимых проступках…
Не зная что сказать, она старалась найти что-нибудь, что не было бы глупостью или неловкостью, затем, вдруг вспомнив о подарке, который она ему преподнесла и который по меньшей мере должен быть ему приятным, она выдавила улыбку и с усилием промолвила:
— Вы… довольны?
Он сделал утвердительный знак головой, но даже тень улыбки не осветила его угрюмое лицо. И когда он заговорил, Марианна сразу узнала низкий густой голос, который она впервые услышала из зеркала, голос, казалось, вобравший в себя всю печаль мира.
— Я пришел проститься с вами, сударыня. Проститься и поблагодарить, ибо вы великолепно выполнили часть соглашения, связавшего вас со мной. Я не имею права заставлять вас так долго терпеть мое присутствие, которое может вызывать у вас такие мучительные воспоминания.
— Не говорите так! — непроизвольно вскричала она. — Вы проявили себя таким добрым ко мне, таким дружелюбным… Почему же вы хотите так скоро покинуть меня? Ничто не заставляет спешить…
Сейчас она говорила искренне. Даже ценой своей жизни она была бы не способна догадаться о глубоких мотивах, заставивших ее произнести подобные слова.
Зачем пытается она удержать своего странного супруга, тогда как жаждала только присутствия Язона и начала счастливой жизни только с ним!..
Князь застенчиво улыбнулся, и на его лице варварского божества эта улыбка приобрела удивительное очарование.
— Вы слишком добры, сказав мне это, но бесполезно насиловать ваши чувства или пытаться заставить меня поверить в невозможное… Я пришел сказать вам, что отныне вы свободны и можете полностью распоряжаться своей жизнью и самой собой! Благодаря вам у меня есть сын, наследник. Вы же теперь можете направить вашу судьбу в желаемом вам направлении. Я помогу вам в этом, ибо у меня нет большего желания, чем знать, что вы счастливы… Конечно… каким бы ни было решение, выбранное вами: предпочтете ли вы и дальше носить наше имя или решите поскорей освободиться от него — я буду продолжать заботиться, чтобы вы ни в чем не имели недостатка…
— О, сударь! — запротестовала она, задетая его благородством.
— Не обижайтесь! Я считаю, что мать моего сына должна занимать положение, на которое ей дают право ее происхождение и красота. Вы можете оставаться в этом дворце до полного выздоровления. И когда вы решите уехать отсюда, один из моих кораблей отвезет вас туда, куда вы захотите!
И вновь она улыбнулась с невольным кокетством, над которым она была не властна.
— Зачем говорить об этом именно сегодня вечером?
Я еще полностью не пришла в себя, и в мыслях у меня царит беспорядок. Завтра мне будет лучше, и мы сможем вместе обсудить…
Он как будто хотел что-то сказать, но внезапно отступил назад и, низко поклонившись, быстро пробормотал:
— Я желаю доброй ночи вашему светлейшему сиятельству…
— Однако… — начала озадаченная Марианна.
Она остановилась, сразу поняв причину этой перемены поведения и, до дрожи охваченная радостью, смотрела, как под властной рукой отворяется дверь и входит Язон. Ясно, почему Коррадо предпочел уйти. Турхан-бей мог нанести своей гостье, княгине Сант'Анна, только краткий визит вежливости, и она даже не подумала удержать его. И к тому же она его уже не видела больше. Ее глаза, внимание и сердце захватил тот, кто вошел.
Тем не менее мужчины поздоровались с безукоризненной вежливостью, и в голосе Язона слышалось необычное уважение к владельцу темной кожи.
— Мне передали ваше мнение и ваши слова, Турхан-бей. Я благодарен вам за это и, если вы позволите, хотел бы кое о чем поговорить с вами. Мне необходимо повидать вас до моего отъезда…
— Приходите, когда вам будет угодно, господин Бофор! Я буду ждать вас у себя…
Он сразу ушел, но из этого обмена учтивостями Марианна схватила только одно: Язон упомянул о своем отъезде! Дверь еще не закрылась за князем, как прозвучал вопрос, а за ним сразу последовало решение:
— Ты уезжаешь?.. Тогда я тоже.
Язон спокойно подошел к кровати, нагнулся и, взяв руку молодой женщины, быстро поцеловал ее и оставил в своих руках. Несмотря на улыбку, впрочем, не затронувшую глаз, его лицо с озабоченными складками оставалось серьезным.
— Так уж получилось, что я должен ехать, и сегодня вечером! — сказал он решительно, но как мог ласковее. — Что касается того, чтобы сопровождать меня, ты прекрасно знаешь, что это невозможно…
— Почему? Из-за моего состояния? Но все кончено! Мне хорошо, уверяю тебя! Чтобы я могла сопровождать тебя, достаточно спустить меня до набережной, откуда лодка доставит нас на «Волшебницу», ты сможешь отнести меня туда? — игриво спросила она. — Я не такая уж тяжелая…
Но он снова стал очень серьезным.
— Это было бы действительно легко… но твое здоровье не единственная помеха.
— Что же тогда? — вскричала она, уже возмущенная. — Твоя собственная воля? Ты не хочешь брать меня? Это так?
Внезапно сильно покраснев, она взвинтилась, и глаза ее заблестели, словно в приступе лихорадки. Язон крепче сжал ее руки и почувствовал, что они горячие.
— Я не могу взять тебя с собой, — поправил он мягко, но решительно. — Прежде всего ты не так сильна, как думаешь, и ты еще много дней не сможешь покинуть постель. Ты вынесла слишком тяжелое испытание, и врач в этом категоричен. Но главное не в этом: я не могу взять тебя с собой, потому что это невозможно.
Разве Турхан-бей ничего тебе не сказал?
— А что он должен был сказать? Я только что проснулась и поужинала. Что касается его, то он пришел пожелать мне спокойной ночи…
— Тогда я познакомлю тебя с обстоятельствами дела…
Чтобы быть ближе к ней, Язон присел на край кровати и кратко пересказал приключение О'Флаерти и Гракха.
— Днем, — добавил он, — наш хозяин навел в городе справки, что было естественно, раз бриг носит его флаг и считается принадлежащим ему. Эта история с внезапно умершим от холеры человеком показалась ему подозрительной, так же, впрочем, как и стремительность, с которой сожгли труп.
— Почему подозрительной? Судя по тому, что я слышала, холера здесь не редкость.
— Верно, но она особенно поражает летом. И нет ничего легче, когда обладаешь некоторой властью, раздобыть труп, одеть и загримировать его, затем быстренько сжечь. Турхан-бей, который знает, что говорит, думает, что эта история подстроена англичанами, чтобы держать бриг под наблюдением. До сих пор это удается…
— Но тогда ты больше не сможешь ехать. Тебе придется ждать по меньшей мере сорок дней!..
Ее наивная радость не разгладила складки на лице Язона. Придвинувшись к ней еще ближе, он отпустил ее руки и взял за плечи, чтобы говорить в упор.
— — Ты не понимаешь, сердце мое. Я должен ехать и ехать сейчас. Сандерс ждет меня в Мессине, чтобы вдвоем — так будет легче — пройти Гибралтар. Если я хочу присоединиться к нему, я должен сделать то, что не получилось в тот вечер: украсть мой корабль и бежать на нем…
— Просто безумие! Что ты сделаешь без экипажа?
Это же не рыбацкая лодка!
— Я знаю это не хуже тебя. Тогда мне удалось нанять подобие экипажа, чтобы покинуть Константинополь. Теперь же мне легче. Крэг О'Флаерти ожидает меня в Галате с несколькими людьми, которых он смог найти в городских тавернах. Это не сливки, но все же моряки и европейцы, которым надоел Восток. Наконец, если ты доверишь мне юного Гракха, я возьму его: он горит желанием отправиться со мной…
— Гракх?..
Горькое сожаление охватило душу Марианны. Значит, и Гракх, он тоже хочет покинуть ее? С тех пор как она укоренилась на земле Франции, гамен с улицы Монторгей стал для нее гораздо большим, чем слуга: это был друг, верный, надежный, на которого можно положиться. Он проявил свою преданность во многих испытаниях. Но Язон быстро завоевал часть его сердца. Гракх любил его почти так же, как и Марианну, и глубоко восхищался им. Путешествие на «Волшебнице» закончилось тем, что открыло юному кучеру его место в жизни: море с его лаской и коварством, великолепием и опасностями. Это было настоящее призвание, и Марианна, вспомнив восторг юноши во время боя с английскими фрегатами под Корфу, подумала, что не имеет права осуждать его.
— Возьми его, — внезапно решила она, — я отдаю его тебе, ибо знаю, что он будет гораздо более счастлив с тобой, Язон. Но почему ехать так рано? Почему не подождать немного… всего несколько дней… чтобы я могла…
— — Нет, Марианна! Это невозможно! Я не могу ждать! В любом случае мне надо отплыть тайно, подвергаясь, может быть, риску вступить в бой, так как англичане не позволят мне беспрепятственно покинуть порт.
А подвергать тебя подобной опасности я не хочу. Когда поправишься, ты сможешь спокойно сесть с Жоливалем на греческое судно и вернуться в Европу. Там у тебя достаточно друзей среди моряков, чтобы найти корабль, который согласится, несмотря на блокаду, английские крейсеры и пиратов, перевезти тебя через Атлантику.
— Я не боюсь опасности. Никакой риск меня не испугает, если я разделю его с тобой…
— Тебя одну — может быть! Но, Марианна, ты забыла, что ты больше не одна? Ты забыла ребенка?
Ты хочешь заставить его, исчисляющего жизнь часами, испытать превратности моря, огонь пушек, возможность кораблекрушения? Это война, Марианна…
Она откинулась назад, вырвавшись из удерживавших ее рук. Она внезапно побледнела, и в ее груди что-то сжалось, причиняя боль. Ребенок! Обязательно надо о нем вспоминать? И какая необходимость у Язона заниматься этим бастардом? Неужели он думает, что она возьмет его с собой в эту новую жизнь, которая представлялась ей светлой, ясной и чистой? Что она будет воспитывать сына Дамиани вместе с теми, которых она так надеется получить от него? Чтобы выиграть время и потому, что она чувствовала, что теряет почву под ногами, она в отчаянии бросила:
— Это не война! Даже в этой стране на краю света известно, что никаких враждебных действий между Англией и Соединенными Штатами не происходит…
— Согласен. Война не объявлена, но инциденты учащаются, и это вопрос только недель или даже дней! Сэр Стратфорд Кэннинг знает это прекрасно, и он не поколебался бы наложить эмбарго на мой бриг, если бы его не защищал флаг Турхан-бея. Может быть, ты предпочитаешь, чтобы объявление войны застало меня здесь и я гнил в английской тюрьме, в то время как мои друзья, мои братья будут сражаться?
— Я хочу, чтобы ты был свободен, счастлив, но я хочу также сохранить тебя.
Это был крик отчаяния, в порыве которого Марианна бросилась Язону на грудь, спрятав на ней голову, обвив крепкие плечи моряка исхудавшими руками с почти прозрачной кожей…
Безутешная от этого нового горя, она прижала его к себе, укачивая, как ребенка, и нежно лаская завитки его волос.
— Ты не сохранишь меня таким образом, сердце мое. Я мужчина, моряк, и моя жизнь должна сообразовываться с моей натурой. Кстати… любила бы ты меня по-настоящему, если бы я согласился спрятаться под твоими юбками в час опасности? Любила бы ты меня трусливого, обесчещенного?..
— Я буду любить тебя в любом случае…
— Это не правда! Ты лжешь сама себе, Марианна.
Если я послушаюсь тебя, моя милая, наступит день, когда ты упрекнешь меня в трусости и будешь права. Бог мне свидетель, что я хочу быть с тобой, но я должен выбрать Америку.
— Америку, — с горечью сказала она. — Бескрайнюю страну… гигантский народ. Так настолько ли она нуждается в тебе… одном среди стольких тысяч и тысяч?
— Она нуждается во всех! Америка завоевала свою свободу только потому, что все те, кто ее хотел, объединились, чтобы создать народ! Я сын этого свободного народа… песчинка в морском песке, но такая песчинка, унесенная ветром отступничества, теряется навсегда.
Теперь Марианна тихо плакала, изо всех сил цепляясь за этот образчик мужественности, эту прочную стену, убежище, которое она снова теряет и на сколько времени? Она вновь побеждена и знала, что так будет.
Она всегда это знала. С первых произнесенных им слов она поняла, что ей предстоит безнадежный бой, что она не сможет удержать его…
Прижавшись губами к: ее волосам, он шептал, словно читая ее мысли:
— Наберись мужества, моя нежная! Скоро мы снова будем вместе. Даже если случайности войны не позволят мне встретить тебя, когда ты выйдешь на берег в Чарлстоне, все будет готово к твоему приезду… к вашему приезду, беби и тебя. Вас будут ждать слуги, дом, верная старая кормилица, которая позаботится о вас…
Напоминание о ребенке заставило поморщиться Марианну, и она снова отказалась говорить о нем, предпочитая ограничиться личными тревогами.
— Я знаю… но тебя не будет там! — простонала она. — Что станет со мной без тебя?
Не грубо, но решительно он избавился от удерживавших его рук и встал.
— Сейчас я тебе это объясню, — сказал он.
Прежде чем удивленная этим внезапным уходом Марианна смогла что-нибудь предпринять, он стремительно покинул комнату, оставив дверь открытой. Из-за нее донеслись быстрые шаги, затем голос:
— Жоливаль! Жоливаль! Идите!..
Через мгновение он вернулся со следовавшим за ним виконтом. И Марианна подавила крик, увидев, что Аркадиус с бесконечными предосторожностями несет в руках небольшой белый сверток…
Вся кровь Марианны отхлынула к сердцу. Жоливаль передал сверток Язону, и она поняла, что он подаст ей ребенка, чье приближение вызвало у нее ужас. Она бросила вокруг себя растерянный взгляд, надеясь найти убежище от этой снежно-белой опасности, которая надвигалась на нее из рук того, кого она любила.
Подойдя к кровати и движением головы отбросив упавшую на глаза черную прядь, он торжествующе улыбнулся потрясенной молодой женщине.
— Вот чем ты станешь, моя милая: очаровательной маленькой мамой! Твой сын составит тебе компанию и не оставит времени думать о войне! Этот славный парень заставит время бежать гораздо быстрей, чем ты думаешь.
Теперь он обогнул кровать, приблизился… Через мгновение он положит ребенка на одеяло… Его глаза лукаво блестели, и Марианне показалось, что она ненавидит его. Как он посмел?
— Унеси ребенка! — процедила она сквозь зубы. — Я уже сказала, что не хочу видеть его…
Наступила тишина, всеобъемлющая, такая гнетущая, что Марианна испугалась. Не смея поднять глаза на Язона, чтобы не увидеть того, что она могла прочесть на его лице, она повторила гораздо тише:
— Попытайся понять, что он представляет для меня.
Это… это выше моих сил.
Она ожидала приступа гнева, но голос Язона не изменил доброжелательности, — Я не знаю, что он представляет для тебя… и не могу знать. Нет-нет, не пытайся объяснить! Жоливаль сделал это с избытком, и мне известно все о его происхождении. Но теперь я скажу тебе, что он представляет для меня: просто красивый мальчуган, крепко скроенный и здоровый, которого ты долго создавала и произвела на свет в таких страданиях, что любая вина, даже если она имела место, при этом сгладилась, освятилась. А главное — он твой ребенок… только твой, к тому же он похож на тебя.
— Это правда, — поддержал его Жоливаль. — Он похож на портрет вашего отца…
— Ну-ка, хоть глянь на него! — настаивал Язон. — Наберись мужества посмотреть на него одно мгновение. В противном случае ты не та женщина…
Подразумевалось: «Ты не та женщина, в которую я верил».
Намек был ясен. Марианна слишком хорошо знала непримиримость личного кодекса чести Язона, чтобы не учуять опасность. Если она откажет ему в том, что он требует, она рискует увидеть, как уменьшается, словно шагреневая кожа, место, которое она еще занимает в его душе… Место, которое она имела веские основания считать менее значительным, чем раньше. Слишком долго жизнь заставляла ее играть — в глазах Язона — не особенно лестную роль… И она без всяких условий капитулировала.
— Хорошо, — вздохнула она. — — Покажи его мне, раз это так важно для тебя.
— Это правда очень важно! — подтвердил он серьезным тоном.
Марианна подумала, что он отдаст его ей в руки, чтобы она могла бросить на него взгляд, но он, быстро нагнувшись, положил свой легкий груз на одну из подушек, вплотную к плечу матери.
Она вздрогнула от этого неожиданного прикосновения, но удержала готовый вырваться возглас раздражения — Язон не спускал с нее глаз, ожидая ее реакции.
Тогда, очень тихо, она выпрямилась и повернулась на бок. Но впечатление от первого взгляда на ее ребенка было совсем не таким, как она предполагала.
В малютке не было не только ничего от его отвратительного производителя, но он был действительно прекрасен, как херувим, и сердце молодой женщины невольно пропустило один удар…
В пестроте вышитых одежек маленький князь спал с умилительной важностью, раскинув похожие на крохотные морские звезды ручки. Из-под кружевного чепчика выглядывали легкие как пух черные волосики, завившиеся в локоны над круглым личиком, цветом напоминавшим спелый персик. Должно быть, ему снилось что-то приятное, ибо уголки его маленького рта слегка подрагивали, словно он уже пытался улыбнуться…
Марианна как завороженная пожирала его глазами.
Сходство с ее отцом было неоспоримым. Его подтверждала и форма рта над крохотным подбородком, уже волевым, и хорошо вылепленный крупный лоб, признак ума. Созерцая это беззащитное существо, которого она так боялась, Марианна почувствовала, как что-то затрепетало в ней, что-то имеющее крылья и пытающееся освободиться. Словно готовилось новое рождение, без ее ведома тайно зачатое заговором между ее сердцем и разумом, неведомая сила вздымалась, не спрашивая, необходимо ли ей это.
Со своеобразной боязнью она осторожно протянула руку и совсем легко, с неуловимостью мотылька, коснулась пальцем маленькой ручонки. Жест робкий и не похожий на ласку… Но внезапно ручонка ожила, сомкнула пальчики и сжала ими палец матери, который удержала пленником с неожиданной для новорожденного силой.
И тогда что-то сломалось в Марианне. Это было как резко распахнутое порывом бури окно, и то, что ждало в ней, взлетело в небеса, заливая ее почти болезненной по силе радостью… Слезы выступили у нее на глазах и потекли по щекам, маленькие освежающие ручейки, смывающие злобу, отвращение, всю грязь, так долго накапливавшуюся в душе Марианны, удушая ее.
Какая разница теперь, в результате чего этот ребенок вторгся в ее жизнь и обрел свое существование?
С изумлением и восхищением она обнаружила, что он часть ее, плоть от ее плоти, кровь от ее крови, и она благодарна ему за это.
Стоя по обе стороны кровати, мужчины затаили дыхание, стараясь не шелохнуться, глядя только, как на их глазах совершается чудо пробуждения материнской любви. Но когда молодая женщина, пленница своего сына, заплакала, Язон снова нагнулся, осторожно поднял малыша и отдал его в руки матери, которые на этот раз сомкнулись вокруг него.
Маленькая шелковистая головка сама собой спряталась у теплой шеи в невольной ласке, потрясшей Марианну. Тогда она перевела на откровенно плакавшего виконта и улыбавшегося Язона взгляд, полный слез и сверкающий, как изумруды…
— Не изображайте бог знает что, — прошептала она. — Ваш маленький заговор удался. Вы победили меня…
— Не было никакого заговора, — сказал моряк. — Мы только хотели, чтобы ты согласилась, что твой сын самый красивый в мире.
— Ну хорошо, дело сделано. Я согласна.
Тем временем Жоливаль, никогда прежде так не плакавший, лихорадочно похлопал себя по карманам и одновременно достал носовой платок, в который затрубил, как труба Последнего Суда, и часы. С внезапным беспокойством он посмотрел на них, прежде чем обратил нерешительный взор к Марианне. Следивший за его маневрами Язон все понял и избавил от печальной роли разрушителя идиллии.
— Я знаю! — сказал он спокойно. — Уже больше часа, как О'Флаерти должен быть на берегу.
Окутавшая Марианну новая и такая непрочная вуаль счастья немедленно разорвалась. Укрытая ею, она на какое-то время забыла о том, что ей угрожает.
— О нет! — простонала она. — Неужели уже?
Торопливо, словно не желая чувствовать себя заключенной, Марианна протянула малыша Жоливалю, отбросила одеяла и хотела встать. Но она слишком переоценила свои силы, и, едва ее ноги коснулись пола, как закружилась голова, и молодая мать со стоном упала на руки подбежавшего Язона. Выпрямившись, он держал ее на весу, крепко прижимая к себе, обеспокоенный тем, какая она стала легкая. Он не мог себе представить, что разлука окажется такой жестокой, и покрыл поцелуями ее лицо. Затем, с тысячью предосторожностей, он вернул ее в шелковистое лоно постели и заботливо укрыл одеялом дрожащее тело.
— Я люблю тебя, Марианна… Не забывай никогда, что я люблю тебя. Но, Бога ради, будь рассудительной!.. Мы скоро встретимся, я уверен. Несколько недель, всего несколько недель, и мы снова будем вместе, а пока ты обретешь свои силы, здоровье… и ничто больше нас не разлучит.
Он был столь явно взволнован, что она подарила ему улыбку, еще дрожащую, но уже со следами иронии, ощутимым знаком возвращения к Марианне вкуса к битве.
— Ничто?.. А война?
Он снова осыпал поцелуями ее лоб, нос, губы и руки.
— Ты знаешь прекрасно, что никакая мировая катастрофа, никакая человеческая сила не властны разлучить нас навсегда. И не какой-то жалкой войне добиться этого!
Словно боясь, что от умиления растает его мужество, он вырвался из рук молодой женщины, как буря пронесся мимо Жоливаля, который с ребенком на руках не знал, как себя вести, и исчез за дверью.
Виконт нерешительно посмотрел на Марианну. Должен ли он отдать ей малыша?.. Но теперь, потеряв всякую надежду, она отчаянно рыдала, лежа на животе и уткнув голову в подушку. Увещевать ее в такую минуту было выше сил Жоливаля, и к тому же он собирался последовать за Язоном, чтобы самому убедиться в успехе или неудаче его безумной попытки.
И тогда, на цыпочках покинув комнату, он пошел отдать маленького Себастьяно донне Лавинии.
В опустевшей большой комнате слышались только рыдания и гудение печки. Но снаружи, в холодной ночи, начиналась буря…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони Жюльетта



читала книгу Марианна - что называется на одном дыхании. в свое время после нее купила много книг Бенцони но собрать все так и не смогла о чем очень жалею. Хочу обратиться к читателям - читайте книги - ни одна аудиокассета не заменит личного общения с книгой
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони Жюльеттавалентина
17.07.2011, 0.19





cool
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони Жюльеттаliliana
24.10.2011, 17.53





люблю читать
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони Жюльеттааня
12.03.2012, 22.37





А где же продолжение?
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони ЖюльеттаЛюда
20.11.2012, 22.17





По крайней открыли тайну князя Коррадо))
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони ЖюльеттаМилена
17.08.2014, 10.45





очень люблю читать романы
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони ЖюльеттаАлена
9.12.2014, 14.59





Марианна- это первая книга Бенцони, которую я прочла. Теперь не остановлюсь, пока не прочитаю все её произведения. Я в восторге от этого автора!!!
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони ЖюльеттаЮлька
7.07.2015, 3.14





Ну зачем Бенцони положила Марианну в кровать к губернатору??? Появилась какая-то неоднозначность и в описании диалогов и поступков главного героя. Он больше не представляется этаким рыцарем традиционных романов. 7/10
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони ЖюльеттаВирджиния
16.07.2015, 13.17





Прочла "констанция" и Катрин.Хочется прочесть все ее романы.Читается легко,интересно,не хочется отрываться от чтения.
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони ЖюльеттаВалентина
27.07.2015, 17.56





Очень интересная книга !rnВсем советую.
Марианна в огненном венке Книга 1 - Бенцони ЖюльеттаАня
9.08.2016, 19.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100