Читать онлайн Любовь, только любовь, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Эрменгарда в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь, только любовь - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 145)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь, только любовь - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь, только любовь - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Любовь, только любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Эрменгарда

Был уже почти полдень, когда Катрин вернулась в дом суконщика в паланкине, который Жак де Руссе доставил к лестнице дворца. Закрытый кожаным пологом, он скрывал молодую женщину от любопытных взглядов. Возвращаясь к себе домой, Катрин хотела лишь одного – чтобы Эрменгарда оказалась дома одна. Она опасалась холодных и таких недоброжелательных глаз молодой Вогринез. Ей очень хотелось остаться наедине со своей подругой, советы которой она очень ценила. В доме царила странная тишина. В вестибюле Катрин встретила служанку с блюдом дымящейся капусты. Девушка, сделав мимолетный реверанс, бросила на нее обеспокоенный взгляд, о причине которого Катрин не дала себе труда задуматься. Скорее всего служанка просто пуглива и впечатлительна… Пожав плечами, Катрин, двумя руками приподняв подол платья, быстро поднялась по темной крутой лестнице. На площадке второго этажа луч солнца, сквозивший через витраж узкого окна, освещал белые плиты пола широким, ярким, светлым пятном, которое как бы вносило частицу жизни в эту тишину. С первого этажа, где жила семья суконщика и где в этот момент обедали, глухо доносились голоса. На втором этаже все было тихо.
Решив, что никого из придворных дам там нет, Катрин открыла дверь и вошла. И в самом деле, кроме Гарена, в комнате никого не было. Он стоял у окна напротив двери, держа руки за спиной.
– Как, вы здесь? – спросила удивленная Катрин, направляясь к нему. Она улыбалась, но по мере того как она приближалась к нему, улыбка исчезала с ее лица. Никогда еще она не видела своего супруга в таком бешенстве. Лицо его было перекошено. Уголки губ подергивались от нервного тика. Впервые ей стало страшно. В лице Гарена было что-то дьявольское.
– Где вы были? – спросил он.
Слова со свистом вылетали сквозь стиснутые зубы. Спрятав руки в складках своего платья, Катрин сжала кулаки, стремясь побороть обуявший ее страх.
– Я думала, что вам это известно, – сказала она звонким голосом. – Я была у герцога.
– В самом деле? У герцога?
Катрин, думая, что твердость – лучший способ защиты от разгневанного и сильного мужчины, убежденная в правоте своих слов, нетерпеливо пожала плечами:
– Спросите у него! Посмотрите, что он вам ответит…
Она направилась к шкафу, где хранили головные уборы, чтобы убрать туда свою шляпу. Едва она повернулась к мужу спиной, как закричала от боли. Гарен схватил ее за волосы и резко потянул к себе. Катрин тяжело упала к ногам Гарена, инстинктивно закрыв лицо руками. Отпустив волосы, Гарен схватил ее руку и вывернул с такой силой, что Катрин снова закричала. Он наклонился над ней, лицо его было багровым от гнева. Катрин с ужасом увидела, что в другой руке он держит плетку для собак.
– У герцога? Ты идешь от герцога, потаскуха? Как будто весь двор не видел, как ты входила в палатку Монсальви! Как будто тебя не видели почти в его объятиях!.. Ты думаешь, мне неизвестно, что проклятый арманьяк не вернулся этой ночью в Гиз? В каком притоне валялась ты с ним? Ты, конечно, не скажешь, но я навсегда отобью у тебя привычку врать.
Он больше не владел собой. Прежде чем перепуганная Катрин смогла проронить хоть слово, плеть тяжело обрушилась на ее спину. Она закричала, рухнула на пол, закрыв лицо руками, и сжалась в комок, пытаясь защититься от ударов. Гарен бил, не разбирая: по спине, плечам, пояснице. Она не кричала, боясь рассердить его еще больше. Но именно это молчание довело его до неистовства. Наклонившись над распростертой женщиной, он схватил платье за ворот и резко рванул его. Платье и рубашка разорвались, обнажив спину и поясницу, и плеть засвистела вновь. На этот раз удары по нежной коже ранили тело. Катрин взвыла от боли. Удары сыпались градом, а гнев мужа не унимался. Женщина вертелась на полу, стремясь укрыться за мебелью, за кроватью или за сундуком. Но Гарен всякий раз оказывался перед ней и ногой вышвыривал ее на середину комнаты. Разорванное в клочья платье больше не защищало ее, она корчилась от боли, от жестокого, животного страдания. Как затравленный зверь, вне себя от боли, она искала спасения от града зверских ударов. Неужели он никогда не перестанет ее бить? Сквозь красный туман, стоявший перед глазами, она видела крупный черный силуэт и руку, которая снова и снова поднималась… Он тяжело дышал, как кузнец у наковальни. Он ее убивал! Катрин даже не чувствовала, как течет кровь. Она больше не кричала. Жизнь оставляла ее… Она слышала удары как сквозь вату…
Катрин сделала над собой последнее усилие, смутно видя приоткрытую дверь. Добраться до нее!.. Ускользнуть!.. Убежать от пытки!.. Но что-то вдруг заслонило спасительный выход. Что-то в красном двигалось к ней. С жалобным стоном Катрин упала к ногам вошедшей Эрменгарды…
У Эрменгарды вырвался крик ужаса, который услышала несчастная женщина, лежавшая почти без сознания. Она сообразила, что пришла помощь, и вцепилась в ноги подруги.
– Клянусь всеми потрохами папы римского, что подобного никто не видел! – заорала Эрменгарда.
Освободившись от цепких рук Катрин, увесистая дама все свои сто килограммов устремила на приступ Гарена. Ярость и возмущение удесятерили ее силы. Одним ударом она отшвырнула его в глубь комнаты, вырвала из рук окровавленную плеть, отбросила ее подальше и, схватив Гарена за воротник, обрушила на него град мощных ударов, изливая при этом поток ругательств, которым позавидовал бы любой солдат. Гарен не сопротивлялся, позволил себя почти нести к лестнице, как соломенное чучело. Бешеный гнев, казалось, обессилил его. Эрменгарда выбросила его за дверь и завопила:
– Вон отсюда!.. И чтобы я вас больше здесь не видела!
Затем она вернулась к неподвижной Катрин и встала перед ней на колени. Лицо ее выражало глубокое сострадание. Положение несчастной было плачевным. Ее тело было покрыто сине-черными кровоподтеками. Она была почти нагая, едва прикрытая бархатными лохмотьями, которые она все еще прижимала к груди. Длинные спутанные волосы прилипли к потному, залитому слезами лицу. Эрменгарда нежно откинула их назад. Она чуть не плакала.
– Боже милостивый, в каком вы состоянии!.. Мой бедный ангел, что сделал с вами этот изверг! Я отнесу вас на постель, держитесь за меня…
Катрин попыталась обхватить шею графини, но ее израненное плечо причинило ей такую боль, что на этот раз, вскрикнув, она окончательно потеряла сознание.
Была ночь, когда она пришла в себя, лежа на постели, забинтованная, не в состоянии пошевелиться. Открыв глаза, она увидела Сару, сидевшую у камина и варившую что-то в маленькой кастрюле. Это видение напомнило ей прошлое. Сколько раз, проснувшись ночью в хижине Барнабе во Дворе Чудес, она видела Сару, сидевшую у огня с таким же выражением заботы и внимания на красивом лице! Это детское воспоминание благотворно подействовало на нее. Она хотела пошевелиться и откинуть простыню, закрывавшую ее почти до глаз. Тяжелая как свинец рука и плечо так болели, что она не могла сдержать стон. Импозантная Эрменгарда склонилась над ней и положила свою прохладную, на удивление мягкую руку на горячий лоб Катрин.
– Вам больно, дорогая?
Катрин попыталась улыбнуться, но это также причинило ей боль. Каждый мускул, каждая клеточка ее тела адски болели.
– Мне жарко, – вздохнула она, – все тело болит. Я лежу как на шипах. Все горит!..
Эрменгарда покачала головой и отошла, уступив место Саре. У цыганки было дикое и суровое лицо.
– Этот негодяй мог тебя убить, мой ангел, если бы мадам Эрменгарда не появилась вовремя. Я подумала, что он что-то затевает, когда увидела его сегодня утром. У него было страшное лицо…
– Где ты была, когда я вернулась? – спросила Катрин слабым голосом.
Эрменгарда ответила за нее:
– Он запер ее в каморке под лестницей. Она была там, когда я вернулась. Она слышала ваши крики и подняла страшный шум, требуя освободить ее. Слуги не осмелились сделать это. Гарен пригрозил им заточением, если только они шевельнут пальцем. Они были полумертвыми от страха, когда я спросила у них корпию и бинты.
– И вы успокоили этих бедняг?
– Нисколько! – воскликнула графиня и громко рассмеялась. – Я окончательно их запугала, сказав, что скорее всего герцог сдерет с них шкуру, узнав, что они позволили сделать. Они сразу же уступили нам свою комнату, и я поручусь, что они уже собирают свои пожитки…
Катрин внимательно огляделась вокруг себя. В самом деле, это была не та комната, где они до сих пор жили с Эрменгардой. Их комната была больше, уютнее, на стенах висели два больших гобелена… Эта комната сообщалась с другой, и мысль о возможности полностью изолироваться от любопытных взглядов Мари де Вогринез была приятна больной. Пока Сара переливала в фаянсовую миску содержимое кастрюли, Эрменгарда присела у ног Катрин и рассказала, как Сара натерла тело молодой женщины успокаивающей мазью и забинтовала тонкой тканью…
– Все тело у вас изодрано, в отеках, – сказала она, посмеиваясь, – но, к счастью, глубоких ран нет. Сара считает, что на теле останутся едва заметные следы, а на лице ничего. Да простит меня бог, я думаю, что ваш супруг просто обезумел. Что такое вы ему сделали?..
Эрменгарда сгорала от любопытства, но Катрин была слишком слаба и не хотела ничего рассказывать о вчерашних событиях. Она подняла свои забинтованные руки и посмотрела на них с недоумением и брезгливостью. Бальзам, покрывавший ее с ног до головы, пропитал повязку, оставив на ней большие желтые жирные пятна. Она была похожа на большую тряпичную куклу. Только ее волосы, заплетенные в косы и уложенные на одеяле, казалось, еще жили. Она вздохнула. Эрменгарда поняла, что она хотела сказать.
– Вы правы, не надо ничего говорить! Вы сейчас очень утомлены, расскажете потом…
Графиня принялась оживленно болтать. Гарен не осмелился вернуться, но его друг Николя Ролен недавно приходил справиться, как идут дела. Эрменгарда приняла его прохладно, сказав, что будет присматривать за мадам де Бразен вплоть до новых распоряжений, и чем меньше она будет слышать про Гарена и его друзей, тем будет лучше. Ролен ушел, не задавая больше вопросов. Сиделка Катрин сказала что-то похожее, но более любезным тоном, пажу его светлости, приходившему за полчаса до этого. Катрин нахмурила брови:
– Герцог прислал пажа?
– Да, молодого Ланнуа, своего любимого пажа. Я поняла, что его высочество надеялся встретиться с вами сегодня вечером. Я, конечно, извинилась за вас.
– Что вы ему сказали, дорогая Эрменгарда?
– Всего лишь правду. Я сказала, что ваш уважаемый супруг избил вас до полусмерти. Этому дикарю Гарену будет такой нагоняй, который ему запомнится надолго и, возможно, навсегда отобьет охоту совершить подобное еще раз.
– Боже милостивый! – простонала молодая женщина в изнеможении. – Надо мной будет смеяться весь двор! Я не посмею никому смотреть в глаза, когда все узнают, что меня избили плеткой, как рабыню.
– Малыш Ланнуа – дворянин, дорогая. Он знает: то, что ему доверяют для передачи хозяину, не предназначено для посторонних ушей. Он не проронит ни слова!.. Кроме того, он был искренне возмущен. Этот мальчик восхищается вами, дорогая… Я не удивлюсь, если он в вас немного влюблен… Выпейте это.
Сара принесла чашку отвара вербены, куда намешала какие-то неведомые травы. С большим трудом с помощью Эрменгарды Катрин удалось приподняться на постели. Теплый успокаивающий напиток имел приятный кисловатый вкус.
– Я положила туда сонной травы. Когда спишь, боль успокаивается…
Катрин не успела ответить, как в комнату вошел мужчина в черной одежде и в маске. При его появлении женщины вздрогнули. Он стоял в дверях неподвижно, словно статуя. Сквозь прорези маски блестели серые глаза.
– Кто вы? – воскликнула Эрменгарда настороженно. – Что вам надо?
Она тотчас же присела в глубоком реверансе, когда гость сорвал маску. Это был герцог Филипп. Он сделал это машинально, вероятно, ошеломленный увиденным…
– Это вы, Катрин? – воскликнул он недоверчиво. – Не может быть!
Забинтованная Катрин рассмеялась. Она представила себе, какое впечатление произвела эта куча повязок на Филиппа, так влюбленного в красоту. Он приехал в надежде увидеть печальную, слегка страдающую молодую женщину, но, конечно, не в таком состоянии! Наверно, юный Ланнуа неточно передал слова графини, так как герцог, стоя в дверях, пробормотал:
– До такой степени?
– Хуже, чем вы думаете, ваша светлость, – ответила Эрменгарда. – Мадам Катрин вся иссиня-черная с ног до головы, к тому же у нее еще большое количество ссадин. Она очень страдает… ей трудно говорить.
Филипп сжал кулаки, поклялся бросить Гарена в каменный мешок, отдать в руки палача. Он метал громы и молнии, и одновременно от волнения крупные слезы текли у него по щекам. Привыкшая к этому, Эрменгарда не обращала на него никакого внимания, но Катрин с любопытством смотрела на плачущего герцога. В конце концов графиня его успокоила, заметив, что только мадам де Бразен могла обратиться к нему с жалобой и что даже если Гарен и был свирепым супругом, то оставался при этом верным подданным. Филипп дал себя уговорить не затевать скандала арестом Гарена. Он присел на край кровати, осторожно взял забинтованную руку Катрин.
– Я в отчаянии, душа моя, я не могу видеть вас в таком состоянии. Мое сердце полно вами, я ждал вас с таким нетерпением… За вами нужен уход, и хороший уход…
Он обернулся к Эрменгарде и добавил:
– Как мне кажется, моя мать требует вас к себе, мадам де Шатовиллен?
– В самом деле, ваша светлость, мадам герцогиня очень больна. Ее состояние ухудшается с каждым днем, и она ждет меня.
– Отложите на несколько дней свое возвращение и привезите с собой мадам де Бразен, которую я хочу на некоторое время удалить от ее супруга. В Дижоне она скорее поправится, и мне будет спокойнее, что она находится под вашим присмотром. Могу я вам ее доверить? Она мне… очень дорога!
– Это большая честь для меня, ваша светлость, – сказала графиня и снова сделала реверанс.
Катрин могла лишь поблагодарить Филиппа за его заботу. Мысль уехать вместе с Эрменгардой показалась ей удачной. Она была счастлива оказаться подальше от Гарена… а заодно и от Филиппа. По крайней мере у нее будет некоторая передышка, чтобы подумать о себе самой и о своих делах. Пока Филипп, взволнованный плачевным состоянием Катрин, прощался с ней, громко вздыхая и снова плача, она вдруг поняла, что простила Гарена за чудовищную взбучку, которую он ей устроил, поскольку страшная развязка снова отодвигалась… и на неопределенное время. Нет, не этой ночью станет она любовницей Филиппа! Сегодня она могла сохранить свое тело, избитое, но девственное, для человека, которого она любила.
Однако, простив, она не понимала, почему Гарен чуть не убил ее из-за того, что считал, что эту ночь она провела с другим мужчиной. Он не любил ее и не желал и даже предназначал ее Филиппу. Так что же?
В конце концов Катрин перестала думать об этом. У нее очень болела голова и все тело, и к тому же успокаивающее зелье Сары начинало действовать. Не прошло и пяти минут после ухода Филиппа, которого Эрменгарда проводила до входной двери, как она крепко уснула. Сара вернулась и села у огня. Она пристально смотрела на пламя своими черными глазами, будто пытаясь увидеть нечто невидимое.
Улица была безмолвна. Слышался только удалявшийся стук копыт.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь, только любовь - Бенцони Жюльетта



Книга интересная, много реальных исторических фактов и лиц
Любовь, только любовь - Бенцони ЖюльеттаТатьяна
24.07.2012, 11.34





прекрасный роман.
Любовь, только любовь - Бенцони Жюльеттаинна
18.05.2013, 10.15





Вот это я понимаю роман, с большой буквы. .. не могла оторваться пока не дочитала до конца. 10 /10
Любовь, только любовь - Бенцони ЖюльеттаМилена
11.06.2014, 18.43





Єто прекрасная книга! Прочитала все части на одном дыхании!!! В восторге
Любовь, только любовь - Бенцони ЖюльеттаАлина
23.07.2014, 20.28





Моя любимая серия о Катрин. Шикарный роман! Читала раз 20, и еще буду.
Любовь, только любовь - Бенцони ЖюльеттаЮля
1.03.2015, 8.45





Роман трогательный, Мишеля жалко до бои , да и Катрин
Любовь, только любовь - Бенцони ЖюльеттаЛиза
18.06.2015, 19.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100