Читать онлайн Короли и королевы., автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - СМЕРТЬ КОРОЛЕВЫ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Короли и королевы. - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Короли и королевы. - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Короли и королевы. - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Короли и королевы.

Читать онлайн


Предыдущая страница

СМЕРТЬ КОРОЛЕВЫ
ДРАГА, КОРОЛЕВА СЕРБИИ

В эти прекрасные июльские дни 1897 года Биарритц был так густо населен, что найти там комнату едва ли было возможно. Повсюду мелькали нарядные летние платья, зонтики с бахромой и огромные шляпы с цветами. Множество женщин с радостными возгласами резвилось в набегавших волнах. Мужчины в светлых костюмах и соломенных канотье, водрузив на нос пенсне, разглядывали их с берега. Повсюду царили радость и веселье. Один из пассажиров коляски, которая медленно ехала по морскому берегу, проникся этим ощущением.
Это был высокий темноволосый мужчина двадцати лет с бледным лицом и усами каштанового цвета. Меланхолические черты его лица несколько оживляли черные глаза, а осторожный взгляд придавал им загадочность.
– Этот город очень мил, ты не находишь, Наум? – спросил он своего спутника, который был несколько старше. Похоже, спутник был офицер в штатском, огромные черные усы придавали ему комически-грозный вид.
– Хорошо развлекаться в Биаррице, – ответил он, – и ваше величество должно только об этом и думать. Белград далеко.
– И у меня отпуск, – сказал молодой человек, смеясь. – Ты прав, я приму это к сведению. Мы приехали?
Коляска свернула в красивую широкую аллею, которая через цветущий сад выходила прямо на пляж. В другом конце аллеи находилась большая белая вилла, окна которой были открыты с солнечной стороны.
– Мы прибыли, – сказал полковник Наумович. – Ваша матушка с дамами ожидает ваше величество на террасе.
Но молодой человек, который был не кто иной, как король Сербии Александр I, уже заметил свою мать и радостно помахал ей. Когда карета остановилась у ступеней террасы, он не стал ждать, пока слуга откинет подножку, и выпрыгнул прямо в объятия королевы Натали, которая уже давно его не видела. Мать и сын горячо обнялись, затем Натали взяла сына за руку и прошла в дом.
– Ты, должно быть, очень устал, Сашино, – сказала она, улыбаясь. – Пойдем, отдохнешь.
Под руку с матерью юный правитель вошел в огромный зал, который занимал весь первый этаж виллы. Здесь стояло множество кресел и стульев, покрытых бархатом и репсом, на столах – изящные фарфоровые безделушки и вазы с цветами. Желтые занавески лишь отчасти пропускали солнечный свет. Как раз когда король остановился посреди зала, солнечный луч упал на молодую женщину, склонившуюся в почтительном реверансе. Королева Натали улыбнулась.
– Ах да, представляю тебе свою собеседницу – Драга Машин. Припоминаешь? Госпожа Машин – вдова капитана, который год назад погиб в результате несчастного случая.
– Правда? – рассеянно спросил Александр. Он не слышал того, что ему говорили, вид молодой женщины буквально лишил его дара речи. Она была на редкость красива.
Тридцатилетняя Драга Машин выглядела свежей и грациозной как юная девушка. На ее прекрасном бледном лице сверкали глубокие, темные глаза. Черные волнистые волосы, казалось, были очень тяжелы для изящной головки. Она была одета в простое бледно-лиловое шелковое платье, которое очень подходило к цвету ее кожи. Ее немилосердно, в соответствии с модой, затянутая в корсет талия была очень изящна и контрастировала с развитыми бедрами и высокой грудью.
Он хотел протянуть ей руку, но сделал неловкое движение и уронил на пол вазу с белыми розами и красными гвоздиками. Ваза упала столь неудачно, что не только разбилась, но и забрызгала платье Драги. Та издала испуганный возглас.
– Господи, как ты неловок! – воскликнула королева-мать. Молодой человек растерянно смотрел на мокрое платье и разбитую вазу, осколки которой вместе с цветами лежали на полу. Он понимал, что выглядит смешным и глупым. Чтобы скрыть смущение, изобразил из себя обиженного и, не извинившись, в сопровождении вестового быстро покинул комнату.
– Милостивая государыня, – пробормотал он, подойдя к ней, – милостивая государыня…
Больше он ничего не смог сказать. Его смущение было столь очевидно, что она рассмеялась.
– Ваше величество оказывает мне чересчур много чести. Лед был сломан, Александр вновь обрел уверенность.
– Я полагаю, вы считаете меня несколько тупоумным, – сказал он в шутку, – однако я собирался извиниться.
– Король не должен извиняться, ваше величество.
– Если он показал себя таким остолопом перед дамой? Нет, конечно же, должен. В свое оправдание я могу лишь сказать, что был слишком очарован вашей красотой.
С восхитительно разыгранным смущением, так что даже румянец выступил на ее бледных щеках, Драга слегка поклонилась.
– Ваше величество слишком добры. Я счастлива, что понравилась вам.
И она посмотрела на него при этом столь красноречивым взглядом, что Александр покраснел. Он старался подыскать достойный ответ, но в этот момент подошла королева-мать с придворными дамами. Увидев сына, она улыбнулась.
– Я вижу, ты исправил свою неловкость. Это меня радует. Дай мне теперь свою руку, мы идем к столу.
Пораженная столь внезапной выходкой, королева Натали не сразу нашлась, что сказать.
– Король, наверное, сошел с ума, – промолвила она, наконец, пожав плечами. – Пойдемте переоденемся, моя милая. Я ему, конечно же, выскажу все, что думаю о его поведении.
– Если она хочет, я могу дать ей десять, двадцать новых платьев! – воскликнул Александр.
– Пожалуйста, говори тише, она живет в соседней комнате, нас разделяет только эта проклятая дверь. Речь идет не о платье, а о том, что ты должен извиниться.
– Хорошо, я извинюсь, – ответил он раздраженно.
Когда мать удалилась, он долго оставался стоять на том же самом месте и смотрел на дверь, которая разделяла его с этой дамой. Теперь, когда остался один, он признался себе, что ни одна женщина не производила на него столь глубокого впечатления. Женщин у него, несмотря на молодость, было уже много. Но столько непривычного шарма было в ее взгляде и в манере двигаться, что она невольно не выходила из головы молодого человека.
Когда он оказался перед Драгой во время ужина, она уже не улыбалась. Ее взгляд был холоден и надменен, то был взгляд оскорбленной женщины.
Вечер показался Александру смертельно скучным. Наконец-то можно было вернуться к себе в комнату. Драга погасила лампу, но в постель не ложилась. Она накинула на плечи тонкую шаль и вышла на балкон, чтобы насладиться ночным воздухом. В соседней комнате слышались шаги. Она была уверена, что если король один, то он тоже выйдет на балкон. Если она правильно поняла те взгляды, которые король бросал на нее во время ужина, то он не мог поступить никак иначе.
Ей не понадобилось много времени и усилий, чтобы разгадать Александра. Она знала, что все Оберновичи
type="note" l:href="#n_16">[16]
были крайне взыскательны. Но та женщина, которой удавалось подчинить себе их сердце и разум, властвовала над ними безгранично.
В Александре она видела прежде всего средство для удовлетворения своего ненасытного честолюбия. К этому времени ей уже удалось достичь многого, ибо была большая разница между придворной дамой, собеседницей королевы, и скромной дочерью мельника из Горийни Милановач. Драга всегда с удовольствием вспоминала о своем восхождении.
Сперва был постоянный шум отцовской мельницы, который заглушал журчание реки. Затем крестьянское окружение, в котором выросли она и четыре ее сестры, деревенские праздники, повседневная рутина… Все началось с больших военных маневров, благодаря которым королевский кавалерийский полк из Белграда был расквартирован в Горийни. Драга помнила, как будто все это было еще вчера, с каким восхищением она разглядывала украшенную орденами форму офицеров. Самым красивым среди них был молоденький лейтенант по имени Михайло Машин. Михайло тут же страстно влюбился в Мельникову дочку, но Драга долго отказывала в его домогательствах, пока тот, наконец, не заговорил о женитьбе. В один прекрасный день они отправились к попу, после чего он отвез ее в Белград, где поселил в старом родовом поместье. Этот дом показался деревенской девушке вершиной роскоши и великолепия. Она очень быстро разобралась в новых отношениях и легко переняла тон и повадки того общества, к которому принадлежал ее супруг. День ее триумфа наступил, когда ее представили при дворе королевской чете, Милану и Натали, родителям Александра. В тот день Драга поняла, каким орудием является ее красота. Восхищенные взгляды мужчин и завистливые улыбки дам убедили ее в этом.
Михайло погиб из-за нелепого несчастного случая, о котором она неохотно вспоминала. Однажды вечером он, будучи весьма пьян, упал с лестницы, ведущей в погреб. Но эта смерть не испортила положения его жены. Закутавшись в плотное вдовье покрывало, она настолько блестяще разыграла свои переживания, что королева Натали из сострадания взяла ее к себе на службу. С тех пор она больше не покидала правительницу и даже последовала за ней в ссылку, когда положение Милана сделалось критическим и он, наконец, отрекся от престола в пользу своего сына. Ее место было все еще весьма скромным, но она его рассматривала как трамплин, благодаря которому должна вознестись на огромную высоту.
Какой-то шорох прервал ее воспоминания. Она обернулась и увидела Александра, выходящего на балкон. Она не стала изображать удивление, но прямо посмотрела на него с некоторым подобием улыбки.
На темно-синем ночном небе горели звезды. Было так светло, что Драга легко могла различить черты человека, который безмолвно приближался к ней с таким видом, как будто они уже давно договорились о ночном рандеву.
Драга не сказала ни слова, когда он обвил ее дрожащими руками, лишь глубоко вздохнула. Через плечо Александра ей были видны озаренные светом окна виллы Эжени, дворца, который приказала построить юная испанка, после того как стала императрицей Франции. В ее жилах тоже не текла королевская кровь… но это не мешало ей носить императорскую корону.
* * *
Королеве Натали не потребовалось много времени, чтобы узнать о любовной связи сына с ее придворной дамой. Конечно, она с досадой отнеслась к этому. Тот факт, что женщина, которую она лично приняла в свой узкий круг, настолько забылась, что завязала отношения с ее сыном под крышей ее дома, – нет, этого ее гордый нрав не мог вынести. Когда она убедилась, что речь идет не просто о придворных сплетнях, она вмешалась и дала Драге отставку. Но тут она испытала потрясение.
Если королева ожидала, что молодая женщина разразится слезами, то ее ждало разочарование. Драга ответила улыбкой.
– Решение вашего величества бесповоротно?
– Я надеюсь, вы не сомневаетесь в этом. Я хотела бы, чтобы вы как можно скорее покинули этот дом.
Драга выпрямилась и надменно взглянула на королеву.
– Уже сегодня вечером. Но я должна еще кое-что сказать вам, мадам, и прошу вас вспомнить мои слова, когда придет время: вы еще услышите обо мне.
Натали презрительно пожала плечами.
– В этом нет ничего удивительного. У женщин подобного рода есть скверная привычка поднимать вокруг себя шумиху.
Улыбка Драги сделалась злой.
– Вы неправильно меня поняли, мадам. Когда вы вновь услышите обо мне, я буду королевой.
Затем молодая женщина повернулась и, высоко подняв голову, покинула помещение. По пути в свою комнату она встретила короля.
– Произошло то, что мы предвидели, – весело сказала она. – Твоя мать только что уволила меня. Сегодня вечером я уезжаю.
Александр, казалось, не был поражен, он улыбнулся и взял ее за руку.
– Ты едешь в Белград?
– Да, ты ведь не заставишь себя долго ждать?
– Как я могу? Через несколько дней я тоже уеду. Побуду еще чуть-чуть здесь, чтобы не расстроить матушку.
Не догадываясь о том, сама королева Натали помогала Драге разыгрывать игру. Оставь она у себя эту женщину – в конце каникул последовал бы разрыв. Но она дала ей свободу следовать за своим любовником. Когда карета отвезла ее бывшую придворную даму на вокзал, королева Натали не могла предвидеть той катастрофы, которая из-за ее строгости должна была обрушиться на страну.
В Белграде Драга поселилась в своем старом доме, который она унаследовала от мужа, и ждала возвращения Александра. Он не медлил. Еще не прошло и недели, как он прямо с вокзала поспешил к ней, даже не заехав во дворец переодеться. Еще одна ночь без нее казалась ему невыносимой.
Ночью, когда он заснул, Драга стала обдумывать свое положение. Она знала, что пылкая страсть приковывает к ней короля. Теперь от нее зависело, чтобы наглое заявление, которое она бросила Натали, не осталось пустой насмешкой.
– Мой отец возражает против нашей свадьбы, – озабоченно сказал ей Александр. – Он устроил мне сегодня утром ужасную сцену, я даже думал, что он меня ударит.
Драга беззаботно полировала ногти. В ее лице ничто не изменилось. Она лишь тихонько вздохнула.
– Мне бы очень хотелось узнать, кто, собственно, король в этой стране. Разве твой отец не отрекся от престола? Большую часть времени он живет в Париже, развлекается с легкомысленными девицами и иногда ненадолго приезжает домой, когда ему нужны деньги. Но когда он здесь, он обращается с тобой, как с маленьким мальчиком и ведет себя так, как будто он все еще правит страной.
– Я знаю, – тихо сказал Александр. – Это ужасно. Драга поднялась, одернула платье и подошла к трюмо.
Она взяла жемчужное колье и надела его. Ее улыбка была несколько презрительной, и это не понравилось молодому королю.
– Жаль, что тебя так легко испугать, Сашино. Ты самый странный король из всех, которых я видела. Ты дрожишь перед своим отцом, который ничего не значит по сравнению с тобой, как будто ты все еще мальчик в коротеньких штанишках. Ты меня разочаровываешь.
– Ты несправедлива, Драга. Я люблю тебя, ты знаешь это, и я ничего не хочу, кроме того, чтобы ты стала моей женой. Но мой отец все еще силен в этой стране, раздираемой партиями. Он может подстрекать против меня народ.
– Потому что два короля в одной стране – это слишком много. Твой отец очень удобно для себя отдал тебе свою ответственность, но продолжает диктовать тебе свою волю. Он может жить где угодно и как угодно, но отсюда он должен исчезнуть.
– Я не могу изгнать или сослать своего отца.
– Тогда терпеливо жди, когда он умрет. Быть может, тогда ты станешь настоящим королем. Но я думаю, что мне не хватит терпения. Кроме того, как бы он не позаботился о твоей высылке. Ты слишком слаб против него.
– Я надеюсь, что ты так в действительности не думаешь.
– Почему же? Ты – всего лишь игрушка в его руках. Быть может, тебе это нравится больше.
– Нет, мне это совсем не нравится. Ты права, один из нас лишний.
Несколько дней спустя, 24 июня 1899 года, на улице Белграда в старого короля стреляли. Благодаря тому что испуганная лошадь свернула в сторону, пули не задели его.
Среди членов оппозиционных партий были произведены многочисленные аресты, начались казни, хотя приговоренные отстаивали свою невиновность. Поползли слухи, что покушение было подстроено не кем иным, как самим королем Александром, но политическая полиция очень быстро пресекла эти слухи. Тем не менее Милан испугался и решил, что сейчас благоразумнее отправиться в путешествие. Он поехал во Францию.
Когда же он пожелал вернуться, граница для него была закрыта. Таким образом, он был изгнан, и для Драги открылся путь к престолу. Она не теряла ни минуты. В тот же день, когда она узнала, что Милан никогда уже не вернется в Белград, она объявила Александру, что ожидает ребенка. Это была ложь, но ей нужен был этот маленький перевес для того, чтобы чаша весок склонилась в ее пользу.
Александр не помнил себя от радости. Он тут же обнародовал манифест, в котором объявлял своему народу, что берет себе в жены Драгу Машин. Он не сомневался, что сербы оценят столь быстрое возвышение девушки из народа.
Но ошибся. Не только королева Натали открыто выказала свое недовольство, не только сербская аристократия упрекала его, но и население страны не поддержало. Повсюду говорили, что эта вышедшая из ничего Драга – просто интриганка. К ней не питали уважения, на котором основывается популярность.
13 июля 1900 года Драга получила корону из рук митрополита. На ее обратном пути в Конак, в королевский дворец, не слышалось ни радостных возгласов, ни аплодисментов, ни криков «виват». Угрюмая толпа враждебно перешептывалась и роптала. Несмотря на свою самоуверенность, новая королева почувствовала легкий озноб под грузом украшений.
Но она была слишком горда, чтобы показывать свое разочарование. Улыбаясь, сидела она на банкете рядом со своим мужем и принимала поздравления придворных.
Перед ней проходили члены знатных семей и оказывали ей всевозможные почести. Они для нее все были похожи друг на друга, ибо она никого не знала. Она попыталась сосредоточиться на каждой персоне в отдельности, как вдруг звук произнесенного имени заставил ее встрепенуться:
– Полковник Войан Машин, – воскликнул камергер, представлявший королеве гостей.
Драга увидела высокого, стройного человека, который в замешательстве холодно ей поклонился. Эта сильная, развитая фигура, это ясное, энергичное лицо, эти глаза, которые были сейчас холодны как лед… Войан… ее шурин, единственный человек, которого она любила, и который с презрением отверг ее любовь. С той трагической ночи, когда погиб Михайло, они не встречались друг с другом.
В тот день, когда это случилось, они втроем отправились в королевский театр, а затем в ночной ресторан. Драга чувствовала себя немного опьяневшей и напряженной. Вот уже несколько дней Войан гостил у них, и его присутствие странно возбуждало ее. Но пламенные взгляды невестки разбивались о ледяной взгляд молодого офицера, как вода о камень. Казалось, она тщетно старалась ему понравиться.
За ужином она пила мало в отличие от Михайло. В последнее время он все чаще прикладывался к бутылке, и она пыталась с этим бороться. Но в тот вечер она, наоборот, поощряла его: наутро Войан должен был возвращаться к себе в гарнизон, и Драге хотелось побыть с ним хоть немного наедине. Поэтому когда они вернулись домой, она предложила всем выпить еще по бокалу шампанского.
– Вам не кажется, что мы уже достаточно выпили? – возразил было Войан.
Драга обиделась.
– Самый последний бокал. Шампанское в ресторане мне не понравилось. Наше гораздо лучше. Михайло, сходи в погреб и достань бутылку. Прошу тебя, мой друг!
Михайло с воодушевлением согласился продолжить попойку, но Войан снова возразил:
– Он не сможет сейчас спуститься в погреб, он едва держится на ногах. Если вам так хочется шампанского, я схожу за ним.
Михайло почувствовал себя оскорбленным.
– Ты убедишься, что я держусь на ногах… вообще, никто не имеет права ходить ко мне в погреб. Я… пойду…
Он взял свечу и, покачиваясь, отправился в путь. Жена снисходительно рассмеялась.
– Зачем вы послали его? – с упреком спросил Войан. – Он же очень много выпил.
Улыбка исчезла с лица молодой женщины. Она приблизилась к шурину и прошептала:
– Может быть… но это был единственный способ удалить его отсюда на время. Вы завтра уезжаете, Войан… а мне так хотелось побыть с вами наедине.
– Зачем?
– Вы не знаете? Разве вы не понимаете, что я чувствую с тех пор, как вы живете у нас, Войан? Вы принуждаете женщину признаваться вам в своих чувствах…
Молодой человек нахмурился.
– Подумайте, что вы говорите, Драга. Подумайте также о том, что вы жена моего брата.
– Что я могу поделать! – страстно воскликнула она. – До вашего приезда я была счастлива и довольна… вы сами все разрушили и отняли у меня покой!
Она уже собиралась обвить своими руками шею Войана, как вдруг где-то в глубине дома раздался ужасный крик. Драга побледнела.
– Боже мой… что это?
– Михайло… с ним что-то случилось! – воскликнул Войан и сломя голову бросился к погребу.
Но у порога он внезапно остановился и обернулся.
– Молите Бога, чтобы не случилось ничего серьезного, иначе я не прощу вам этого всю жизнь! – Его слова заставили Драгу задрожать.
Михайло упал с лестницы, ведущей в погреб, и упал так неудачно, что сломал себе шею. Когда Войан поднял обмякшее тело, тот был уже мертв.
С тех пор Войан отказывался разговаривать со своей невесткой. В день похорон он покинул Белград, и общие друзья передали Драге, что он поклялся когда-нибудь отомстить за смерть своего брата, в которой он винил ее.
С высоты своего престола Драга разглядывала лицо Войана в толпе придворных и офицеров. По его взгляду она поняла, что он не простил ее и по-прежнему ненавидит. Теперь она с опаской ожидала окончания дня, который должен был быть днем ее триумфа и радости.
Итак, правление Драги началось. Ибо в действительности правила она, а Александр становился с каждым днем все податливей. Ее трюк с беременностью раскрылся, но придворные врачи скрыли эту аферу и признали, что королева ввела себя в заблуждение от нервного страха перед беременностью.
Добравшись, наконец, до власти, дочь мельника уже не скрывала своего пристрастия к роскоши и богатству и управляла королевством, руководствуясь лишь личной корыстью. Ее многочисленные родственники, братья, сестры, кузены и кузины оказались в привилегированном положении и делали карьеру, часто за счет других знатных семей, что увеличивало число недовольных в государстве. Недовольство королевой царило и в армии, среди офицеров, где ее главным противником был полковник Войан Машин.
* * *
– Чаша переполнена! – сказал Войан и ударил кулаком по столу. – Эта бродяжка потребовала от короля, чтобы ее брат, Никодим Люньевич, который происходит из самых низших слоев общества, был объявлен наследным принцем. Ничто не заставит ее свернуть с пути, который она избрала, ибо она ничего не боится. Но долго ли мы будем мириться с этим?
– Нет, – раздался нестройный хор голосов, – нет, этому должен быть положен конец.
Это собрание проходило при закрытых окнах и дверях в старой части Белграда. Там встретились между собой представители недовольных группировок. Количество врагов Драги все росло. Безволие короля и бесцеремонность королевы подталкивали народ к мятежу, те же цели преследовали и заговорщики.
Один голос выбился из общего хора:
– Итак, что ты предлагаешь?
– Есть только одна возможность избавить страну от этого кошмара – только смерть! Пока Александр и Драга живы, Сербия – предмет насмешки для Европы. Каждый день лучшие из нас должны обращаться в бегство, чтобы тайная полиция не посадила их в тюрьму, откуда уже никто не выходит! Надо быстрее что-то делать!
Вечером 28 мая 1903 года Драга и Александр присутствовали на концерте в дворцовом саду. Затем они поужинали и отправились к себе. В час ночи в замке не было освещено ни одно окно. Не было слышно ни звука, даже соловьи в парке уснули. Двадцать восемь человек под предводительством Войана Машина отправились из города в Конак. Они беспрепятственно прошли через ворота, которые им открыли их сторонники, но двери самого дворца пришлось взорвать динамитом.
Александр и Драга пробудились от взрыва.
– Что там происходит? – пробормотала Драга. Александр протянул руку, чтобы включить электричество. Свет не включался.
– Нет электричества, – сказал он беззвучно. – Это заговор.
Шум приближался. Немногие слуги, которые не присоединились к заговорщикам и оказывали сопротивление, были убиты. Ничто не могло остановить людей Машина, и они даже не старались приглушить свои голоса. С минуты на минуту они могли оказаться в королевской спальне.
– Идем! – крикнула Драга и схватила за руку мужа. – Мы должны спрятаться до тех пор, пока не придет помощь!
В ночных рубашках оба бросились в гардеробную королевы. Поспешно закрыв за собой дверь, они замерли, дрожа и тесно прижавшись друг к другу, среди роскошных нарядов из сатина, шелка и тюля. Шум приближался, убийцы издали крик разочарования, когда обнаружили спальню пустой. Было слышно, как они ломали мебель, разбивали вазы, безделушки и зеркала. Дверь гардеробной затрещала. Драга закричала от ужаса, а Александр попытался последним объятием защитить ее своим телом.
В одно мгновение они были изрублены саблями, их тела были выброшены из окна и упали прямо в середину цветочной клумбы.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Короли и королевы. - Бенцони Жюльетта


Комментарии к роману "Короли и королевы. - Бенцони Жюльетта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100