Читать онлайн Констанция Книга четвертая, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Констанция Книга четвертая - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Констанция Книга четвертая - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Констанция Книга четвертая - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Констанция Книга четвертая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

На соколиную охоту, которую устраивал король Пьемонта Витторио, были приглашены самые приближенные ко дворцу люди. Погода в этот день была великолепная, небо было почти безоблачным, ветер легко гнал редкие сизые облака.
Король Витторио, стоя поодаль от своих придворных, с удовольствием осмотрелся вокруг: природа была безмятежна и спокойна. Охота проходила в узкой долине, зажатой грядой скал и высоким старым лесом. Пестрая толпа придворных поглядывала на своего монарха. Но король не спешил отдавать приказания, ондовольно долго любовался безоблачным небом, высокими деревьями, серыми острыми скалами, изредка бросал короткие взгляды на большого сокола, который сидел на руке его сокольничего. На голову птицы был надет кожаный колпачок, закрывавший ей глаза. Время от времени сокол взгдрагивал и кровожадно клекотал, пощелкивая острым клювом.
— Какой красавец! — сам себе сказал король Витторио, приблизился к птице и прикоснулся к гладким перьям.
Сокол тревожно защелкал клювом, и король Витторио отдернул руку.
— О, хищник, ты рвешься в полет, хочешь как можно скорее начать охоту!
Король посмотрел в сторону, где возле небольшого шатра охотники держали поводки, а охотничьи псы,
Чувствуя, что скоро начнется забава, радостно тявкали, скулили, копали землю лапами и жадно рычали друг на друга.
— Псы волнуются, чувствуют, охота будет прекрасной, — обратился король к своему сокольничему. Тот согласно закивал:
— Да, ваше величество, охота, наверное, удастся.
— Как всегда, — сказал король Витторио и щелкнул пальцами.
Сокольничий вновь закивал и стал стаскивать кожаный колпачок с пернатого хищника.
— Выпускай, — крикнул король, обращаясь к своему слуге, который держал в руках белую голубку, — выпускай, я тебе говорю!
Охотник подбросил вверх птицу, и голубка, затрепетав крыльями, несколько мгновений висела в воздухе над головами придворных. Все с восхищением смотрели на грациозную белоснежную птицу, которая, сделав большой круг, вновь застыла над людьми.
— Прогони ее! — отдал приказ король, и один из охотников громко и пронзительно засвистел.
Белоснежная голубка встрепенулась и быстро начала набирать высоту, понемногу удаляясь в сторону.
— Выпускай! — закричал король.
Сокольничий освободил когтистые лапы своего подопечного и приподнял руку, отягощенную соколом, над собой. Тот как бы почувствовал, что ему дарована свобода, несколько раз дернул головой, в его круглых глазах сверкнуло солнце, и серый хищник, тяжело взмахнув огромными крыльями, сорвался с кожаной перчаткисокольничего.
— Пошел! Пошел! — закричал охотник и принялся хлопать в ладоши. — Быстрее! Вон она!
Но соколу не надо было указывать, где его добыча. Пролетев немного над толпой придворных, он тут же заметил белоснежную голубку и медленно взмыл в небо, сразу же разворачиваясь в сторону удаляющейся белоснежной птицы.
— Быстрее! Быстрее! — выкрикивал король Витторио.
Граф Арман де Бодуэн и его молодая жена Констанция стояли в толпе придворных в первом ряду.
— Как она прекрасна! — прошептала Констанция указывая мужу на белоснежную голубку.
— Да и сокол хорош, — глядя в другую сторону, сказал Арман, — он такой сильный и мощный, такой стремительный и быстрый…
— Нет, нет, Арман, мне жаль эту белоснежную птицу.
— Да чего ее жалеть, — криво улыбнулся граф де Бодуэн, — ведь это охота — и здесь должен победить более сильный, более проворный.
— Я понимаю, Арман, о чем ты говоришь, но все равно мне ее жаль, ведь она беспомощна против такого страшного жищника.
А в это время король Витторио, приложив ладонь козырьком к глазам, смотрел в безоблачное небо, где широко расставив крылья, мчался, как темный крест, сокол, настигая белоснежную голубку. А та, почувствовав, что ей угрожает опасность, полетела не к лесу, а развернувшись, направилась к толпе людей, как бы ища защиту у них.
Сердце Констанции сжалось.
«Вот сейчас, сейчас этот кровожадный сокол настигнет голубку и убьет!»
Но голубка вновь легко развернулась и, пролетев над толпой придворных, почти касаясь их голов, снова взмыла вверх.
А серый хищник не смог сделать такой же быстрый и резкий поворот и пролетел намного вперед. Затем он снова начал разворачиваться.
— Уходи! Уходи! Лети к лесу! — забыв обо всем вдруг вскрикнула Констанция и принялась хлопать в ладоши, как бы аплодируя ловкой белоснежной голубке. — Скорее к лесу, там он тебя не догонит, там спасешься!
Но ручной голубь был уверен, что спастись он может только в руках людей, что только с человеком он будет в полной безопасности. Поэтому голубка, сделав еще один круг, вновь направилась к толпе.
А король Витторио в это время ликовал. Он постукивал каблуком, сжимал и разжимал кулаки. Услышав же восклицания Констанции, он хищно взглянул на молодую женщину, и на его губах появилась странная, многообещающая улыбка. Правда, этой улыбки никто, кроме сокольничего, не заметил.
— Граф де Бодуэн, — крикнул король, — ко мне!
— Не уходи, Арман, не уходи, не оставляй меня одну! — зашептала Констанция на ухо своему мужу.
— Граф де Бодуэн, я жду! — вновь повторил свою просьбу-приказ король.
Граф де Бодуэн, понимая, что не может остаться с женой, с каким-то смятением поклонился Констанции. Та схватила его за руку.
— Арман! Арман! Будь со мной, не оставляй, не оставляй меня здесь!
Многие из придворных, услышав этот страстный шепот женщины, переглянулись.
— И вы, графиня, подойдите ко мне, — бросил король Пьемонта Витторио. — Скорее, а то вы пропустите самый интересный момент.
Король указал охотнику, который выпустил голубку, место — и охотник послушно побежал по высокой траве, время от времени останавливаясь и издавая пронзительный свист. Белоснежная птица, услышав свист своего хозяина, вновь развернулась и направилась к нему.
А серый пернатый хищник уже летел прямо за ней.
Граф де Бодуэн со своей молодой женой приблизились к королю и стали возле него.
— Смотрите, что сейчас будет! — сказал король Витторио, поднимая правую руку. — Смотрите, Констанция, смотрите. И как раз в этот момент сокол настиг свою жертву. Он ударил ее в грудь, вонзил в нее свои острые когти и, судорожно забившись в воздухе, две птицы стали медленно планировать в высокую траву.
— Это незабываемое зрелище, — сказал Витторио, — смотрите, он бьет ее мягко и сильно.
— Нет, нет, — прошептала Констанция, все еще надеясь, что голубка сможет вырваться и скрыться, и удар острых когтей не смертелен.
Но женщина, не очень искушенная в охоте, ошибалась: голубка была уже мертва.
— Он бьет ее мягко, прямо в сердце. Он разрывает острыми когтями ее грудь и вонзает свои когти в сердце, — злорадно усмехаясь, проговорил король Витторио.
— Да-да, — ваше величество, именно так оно и происходит, — переминаясь с ноги на ногу, произнес граф де Бодуэн.
Констанция стояла, опустив голову. А большой серый сокол уже сидел на изуродованной, обагреннойкровью белоснежной голубке. Та еще трепыхалась в траве, ее крылья вздрагивали. А сокол, вскинув голову и вращая своими круглыми глазами, радостно заклекотал.
— Он издал победный крик, — произнес король Витторио, — он настоящий охотник, ничего не боится и ни перед чем не останавливается. Самое главное для него — это увидеть жертву.
— Да-да, ваше величество, — ответил граф де Бодуэн.
— А мне, если признаться, все это очень не нравится.
— Но почему же, графиня?
— Потому, ваше величество, что это убийство, потому, что это очень жестоко.
— Нет Констанция, это абсолютно не жестоко. Сокол ведет себя так же естественно, как и эта белая птица. Сокол рожден на свет для того, чтобы убивать, господь бог дал ему острые когти, зоркие глазаи сильные крылья.
— Я понимаю, ваше величество, но ничего не могу с собой поделать, мне это не нравится, — принялась оправдываться графиня де Бодуэн.
— Не нравится, графиня? К этому надо относиться абсолютно спокойно, это естественно и побеждает всегда тот, кто более силен и изощрен.
— Но это бессердечно, ваше величество.
— Нет, графиня, не стоит употреблять подобные слова, это нормальный процесс, это естественно. Мы даже не нарушаем никаких законов природы.
— Но разве, ваше величество, мы вправе бросать на растерзание сильному хищнику слабую птицу?
— Графиня, даже если бы мы не бросили соколу эту белоснежную голубку, он обязательно нашел бы жертву сам.
— Нет-нет, я не хочу в это верить, ваше величество.
— Не хотите верить?
Король приложил ладонь козырьком и посмотрел в безоблачное небо.
— Вот-вот, — вдруг воскликнул он, — смотрите! Прямо над долиной, в направлении серых скал летели три дикие утки.
Король возбужденно закричал:
— Сокольничий! Сокольничий, смотри, дикие утки!
— Вижу, вижу, ваше величество.
— Пускай сокола!
Сокольничий, который уже успел усадить сокола себе на руку и надеть на его маленькую изящную головку кожаный колпак, засуетился. Он быстро развязал когтистые лапы, сдернул с головы серого хищника кожаный колпачок и подбросил птицу вверх.
Сокол несколько раз взмахнул крыльями и еще явно не видя диких уток, сделал небольшой круг над землей. Но его зоркие глаза тут же заметили добычу.
— Графиня, смотрите, никто этих диких уток не выпускал и не подбрасывал в лапы нашему хищнику. Смотрите, что сейчас произойдет.
Графиня как завороженная смотрела за тем, как сокол мощными ударами крыльев набирает высоту, делая широкий круг.
Наконец, поймав попутную воздушную струю, он расправил крылья и заскользил в безоблачном небе. С земли он казался абсолютно неподвижным, только крайние серые перья на его мощных крыльях слегка подрагивали.
И Констанции в этот момент вдруг вспомнилась форель в горном ручье, которая так же как эта мощная хищная птица стоит в прозрачных струях воды, чуть подрагивая плавниками. Она как зачарованная смотрела, как стремительно скользит в небе высоко над дикими утками серый сокол.
— А вот сейчас смотрите, что произойдет. Ведь никто не просил сокола охотиться на диких уток.
Дикие утки, заметив хищника, тут же изменили направление. Но было уже поздно. Сокол спланировал вниз, и Констанция даже прикрыла глаза, чувствуя, в какой точке эти птицы сойдутся и что сейчас произойдет.
— Готово! Готово! — закричал король Витторио, и дикая утка, кувыркаясь от сильного удара сокола, полетела на землю. — Спускайте собак! — крикнул король Витторио и тут же окрестности огласил радостный лай псов.
— Боже, все равно это очень жестоко, — сама себе произнесла Констанция.
— Успокойся, успокойся, дорогая, — попробовал утешить молодую жену граф де Бодуэн.
— Да что ты, Арман, меня успокаиваешь, я все и без тебя понимаю.
— Но ведь это охота, дорогая, здесь так все и должно происходить.
— Это не охота, дорогая, это забава.
— Конечно же забава, графиня, но сокол не может жить иначе, он обязан убивать. А если он этого не будет делать, то погибнет с голоду.
А охотничьи псы уже притащили дикую утку и положили к ногам короля. Витторио победоносно осмотрел своих придворных.
— Замечательная охота, замечательный день! Но взгляд короля все равно оставался каким — то затравленным. Глядя на своего монарха, придворные перешептывались. Барон Легран посмотрел на маркиза Лоренцетти и прошептал:
— Даже эта замечательная охота, согласитесь, маркиз, не может развеселить короля, он все равно мрачен и всем на свете недоволен.
— Да-да, барон, короля не отпускает тоска. Тяжело быть вот так вот, до безумия влюбленным. Да было бы в кого!
— Нет-нет, маркиз, в нее можно влюбиться, посмотрите, как она хороша, какой румянец горит на ее щеках, как сияют глаза!
— Эх, барон, у меня в душе очень недобрые предчувствия насчет всей этой затянувшейся любви.
— А как вы думаете, маркиз, король сможет сломить эту непокорную гордячку Констанцию?
— Не знаю, но надеюсь, ему это удастся.
— А вот я, — сказал барон, — на месте Констанции сдался бы, ведь так проще для всех, ведь уже ни для кого не секрет, что король влюблен и не находит себе места.
— Конечно, все знают, знает сам король, знает граф де Бодуэн и его прекрасная жена. Но каждый из них пытается показать свой характер.
— Мне кажется, во всей этой катавасии победит король, — маркиз сорвал травинку и принялся мять стебелек в руках.
А король Пьемонта Витторио посмотрел вначале на графа де Бодуэна, потом на разрумянившуюся Констанцию и на его тонких губах появилась улыбка. Он поднял руку и щелкнул пальцами. Сухой щелчок взатянувшемся молчании был похож на выстрел. Слуга тут же заспешил к монарху с серебряным подносом, накотором стояли бокалы с красным вином. Король взял бокал и, держа его за тонкую ножку, протянулграфине де Бодуэн. Затем взял с подноса еще один бокал и знаком разрешил графу де Бодуэну последовать его примеру.
— Я хочу выпить за счастливых людей, — все с той же странной улыбкой произнес король Витторио, глядя в зеленоватые глаза Констанции. — За счастливых людей!
— Спасибо, ваше величество. Констанция прекрасно поняла, к кому относится это замечание.
— Да-да, ваше величество, мы очень счастливы, — сказал Арман.
— Я это вижу, поэтому и предлагаю выпить за то, чтобы ваше счастье было долгим.
Констанция сделала маленький глоток, предчувствуя, что это только лишь начало непростого разговора. А король выпил вино до половины и на этот раз уже посмотрел не в глаза Констанции, а прямо в лицо графу де Боудэну. Тот не выдержал взгляда своего монарха и потупил взор.
— А сейчас я хочу выпить за своего нового посла! — и приподняв бокал, король Пьемонта Витторио чокнулся с графом де Бодуэном.
— За нового посла? — Арман непонимающе посмотрел на короля.
— Да-да, граф де Бодуэн, вы будете моим новым послом, и я отправлю вас с секретной миссией в Испанию.
— Когда, ваше величество? — граф де Бодуэн обрадованно посмотрел на свою жену, но на лице Констанции было явное недоумение.
— Графиня, — сказал король Витторио, — ваш муж отправляется в Испанию для выполнения секретной миссии, очень важной для нашего государства.
— Ваше величество, — улыбнулась Констанция, — скажите, а сколько времени есть у меня?
— Времени? У вас? — улыбнулся король Витторио, — сколько угодно, прекрасная Констанция.
— Я имею в виду, ваше величество, сколько времени у меня на то, чтобы собраться?
— Графиня, но ведь миссия, с которой я отправляю вашего мужа в Испанию, секретная, и ему придется ехать одному.
— Как одному?! — воскликнула Констанция.
— Он поедет один.
— Надолго?
Король Пьемонта Витторио задумался. Он сделал небольшой глоток терпкого вина, посмотрел в синее безоблачное небо, на лающих псов, на сокола, которому сокольничий надел уже кожаный колпак, а затем пожал плечами и произнес:
— Может быть — на месяц, может быть — на два.
— Но ваше величество, я тоже хочу поехать с мужем!
— Нет-нет, графиня, это невозможно.
— Констанция, это секретная миссия, — обрадованно заговорил граф де Бодуэн.
— Я понимаю, Арман, но ведь можно сделать так, что никто не будет знать, что я уехала, никто не будет знать, что я с тобой.
— Но это, к тому же, опасная миссия, дорогая, — граф де Бодуэн посмотрел на короля, как бы ища у него поддержки.
Но король улыбнулся и сказал:
— Она не настолько опасна, граф де Бодуэн, как вам кажется, она важная. А вам, графиня, не стоит беспокоиться за жизнь своего мужа, я надеюсь, он сможет выполнить мое поручение и вернется живым иневредимым.
— Я не хочу, чтобы он уезжал, ваше величество, но коль уж это необходимо, я должна быть рядом с ним.
— Констанция! — воскликнул Арман де Бодуэн, — но ведь у нас маленький ребенок, маленький Мишель, за ним нужен уход.
— А мы возьмем его с собой, — воскликнула Констанция.
— Нет-нет, графиня, вам лучше остаться подле своего сына, следить за ним, воспитывать, а муж вскоре вернется. Так что, нет повода для сильного беспокойства.
Король щелкнул пальцами — и тут же появился слуга с подносом. Король поставил свой бокал, подошел к охотничьим псам и стал с ними играть. Он трепал их за уши, заглядывал в глаза, рычал на псов, а те обрадованно повизгивали, лаяли.
— Отпусти их! — приказал король слуге. Тот тут же отстегнул поводки, и псы завертелись вокруг короля Витторио. А король сорвался с места и побежал по высокой траве к лошадям. Псы бежали за ним, лаяли, обгоняли его.
Король Витторио, подбежав к лошадям, сходу вскочил в седло, вырвав поводья из рук слуги, и помчался по Долине в сторону леса. Псы бежали за ним, наполняя окрестности звонким радостным лаем
— Боже, зачем ты согласился, Арман? — прошептала Констанция, глядя в глаза своему мужу.
— Но как, дорогая, я мог не согласиться, ведь это приказ короля?!
— Неужели, Арман, ты не понимаешь, что король устроил все это специально, что он просто хочет отправить тебя подальше от двора, чтобы я осталась совсем одна?
— Констанция, не думай о нем так плохо, он не причинит тебе вреда никогда, ведь я хорошо знаю короля.
— Ты знаешь… — горько проронила Констанция, — мне кажется, что я тоже знаю его достаточно хорошо.
— Не надо, дорогая, думать ни о чем плохом все будет прекрасно, я вскоре вернусь. Ведь стать послом короля — это очень большая честь, очень! Об этом мечтают все придворные, а здесь, вот так, король предложил мне…
— Ты глупый, как ребенок, Арман, радуешься собственному горю.
— Да какое же это горе, Констанция?
— Ты, Арман, просто еще до конца не понимаешь, что произошло и зачем король это сделал. Я прошу тебя, уговори короля изменить это решение!
— Но как? Как я могу уговорить его?
— Тогда, Арман, попроси, чтобы он позволил мне поехать с тобой.
— Я попробую, но ведь король говорил, что миссия секретная…
— Попробуй, ты должен это сделать, иначе все может рухнуть.
— Что рухнет, Констанция? О чем ты говоришь? Все придворные смотрели на Констанцию и Армана, понимая, что сейчас между ними что-то происходит, что сейчас они говорят о чем-то очень важном.
А маркиз Лоренцетти, ехидно улыбнувшись, похлопал по плечу барона Леграна.
— Кажется, свершилось, и наш король решил перейти к более активным действиям.
— Что ты имеешь в виду, маркиз? — барон заглянул в глаза своего приятеля.
— Я думаю, граф де Бодуэн на несколько месяцев уедет от двора, король его отошлет с якобы очень секретной миссией, а сам в это время овладеет его женой.
— Да, дорогой, по-моему, твоя догадка абсолютно верна и весь двор станет свидетелем очень интересной истории.
— Я думаю, барон, эта история будет не просто интересной, а…
— Ты хочешь сказать, маркиз, что она будет страшной?
— Зная нашего короля, можно предположить и не такое.
В этот момент громко затрубил охотничий рог, давая сигнал всем придворным собраться к огромному столу, накрытому под невысокими деревьями.
Арман де Бодуэн взял Констанцию под руку.
— Пойдем, дорогая, не стоит ни о чем беспокоиться.
Констанция, опустив голову, покорно двинулась рядом со своим мужем, то и дело поглядывая в ту сторону, куда умчался на вороном жеребце король Пьемонта Витторио. С опушки леса слышался лайсобак, ржание лошади и какие-то радостные бесшабашные крики короля Витторио.
Придворные собрались у стола и принялись за изысканное угощение. Слуги наполняли бокалы вином, подносили разнообразные явства.
А король Витторио в это время спрыгнул с лошади и рухнул на пожелтевшие листья. Он лежал на спине, глядя вверх, его губы шептали:
— Теперь, наконец, ты будешь моей, я добьюсь своего. Да, да, обязательно эта женщина станет моей! И я стану счастлив, я буду упиваться своей победой как тот серый могучий сокол. Я забуду обо всех условностях, забуду о правилах и приличиях. Я мягко коснусь сердца этой женщины, я завладею тобой, Констанция, завладею — и ты будешь моей. Ничто меня не остановит и не Удержит. И плевать, кто что будет говорить, я король и волен поступать так, как мне нравится. Мне надоело соблюдать приличия, надоело бытьзаконопослушным и подавать пример своим придворным. Я хочу жить, ведь я еще силен, мое сердце яростно бьется в груди, — и король Витторио, приложив ладонь к груди, закрыл глаза, прислушиваясь к бешеному стуку своего сердца. Охотничьи псы носились вокруг короля; а он лежал, прикрыв глаза, и ему казалось, что голова Констанции покоится на его плече, а губы женщины шепчут ему на ухо слова любви. И на бледном лицекороля появилась блаженная улыбка.
— Будет так, как я пожелаю! — вскричал король Витторио, вскакивая на ноги. — Я же король!
Он подошел к своей лошади и, не вставляя ногу в стремя, вскочил в седло.
— Вперед! Вперед к счастью! — воскликнул король, пришпоривая жеребца.
— Арман, Арман, пойдем отсюда, — прошептала на ухо своему мужу Констанция, — мне все это ужасно надоело, я хочу хоть немного побыть с тобой, я хочу, чтобы все то время, которое осталось, мы были вместе.
— Да-да, Констанция, но это будет не очень удобно, если мы покинем всех и удалимся. Ведь король может хватиться меня в любой момент.
— Дорогой, но ведь король понимает, что тебе тоже надо собраться, приготовиться к отъезду.
Маркиз Лоренцетти подошел к графу де Бодуэну и Констанции. Он учтиво поклонился женщине, поцеловал ее холеную руку и, заглянув в глаза Арману, произнес:
— Ну что, граф, тебя можно поздравить с назначением?
— Да, — как-то неопределенно пожал плечами граф де Бодуэн.
— И когда же вы уезжаете, граф? — немного ехидно спросил маркиз Лоренцетти.
—  — В ближайшее время, — зло бросил граф де Бодуэн.
— Ваша миссия секретна и опасна?
— Да, маркиз, очень секретная миссия, и я не могу пока о ней распространяться.
— Я понимаю… И когда же вы вернетесь, чтобы мы смогли продолжить уроки фехтования?
— Не знаю, не знаю, маркиз, — вновь пожал плечами граф де Бодуэн.
— Графиня, вы остаетесь одна?
— Почему же одна, маркиз, я остаюсь с сыном, остаюсь с вами.
— А почему вы не едете с мужем? — как бы ни о чем не догадываясь, осведомился маркиз Лоренцетти.
— Это секретная миссия, маркиз, как сказал король, поэтому я вынуждена остаться дома, хотя, честно говоря, мне этого не хочется, и я бы с удовольствием развеялась, поехав вместе с мужем.
— Я вас, графиня, понимаю как никто другой.
— Спасибо, маркиз, за добрые слова. Маркиз Лоренцетти поклонился и отошел к своему приятелю барону Леграну.
— Ну, что ты выяснил, маркиз? — поинтересовался барон, уплетая ножку фазана.
— Все так, как мы и предполагали.
— Его отправляют? — барон оторвался от бокала с вином и посмотрел в глаза маркизу. Тот кивнул и самодовольно усмехнулся.
— Конечно, отправляют с секретной миссией в Испанию.
— Как мне все это знакомо! Едва нашему королю кто-нибудь становится неугоден, как его тут же отправляют с важной миссией завезти какое-нибудь письмо и желательно куда-нибудь подальше.
— Да-да, маркиз, с этим ничего не поделаешь, спорить с королем не станешь.
Графиня де Бодуэн вновь приблизилась к своему мужу и зашептала:
— Арман, давай покинем это застолье и отправимся скорее в свой дворец. Мне ужасно скучно, тем более, скоро приедет король и снова станет глазеть на меня.
— Да перестань, дорогая, не надо быть такой мнительной!
— Нет-нет, Арман, пойдем отсюда, пойдем! — и графиня потащила своего мужа.
Граф де Бодуэн немного виновато оглядывался, как бы всем своим видом показывая, что он, дескать, ни при чем, что всему виной его жена и что он вынужден покориться какому-то женскому капризу.
— Это ужасно! Ужасно, Арман! Как же я буду без тебя?! Так долго тебя не будет в Пьемонте!
— Время пролетит незаметно, дорогая, как один миг.
— Нет, это очень долго, Арман, целый месяц, а то и два тебя не будет со мной.
— Представляешь, Констанция, я приеду, а наш Мишель уже будет очень большим, он сильно подрастет, — беззаботно улыбаясь, мечтательно проговорил граф де Бодуэн.
— Но все равно, дорогой, я хочу, чтобы ты попытался уговорить короля и, может быть, он смилостивится и не будет отправлять тебя в Испанию, а если и отправит, то вместе со мной.
— Я попытаюсь, конечно, но думаю, что это бессмысленно, Констанция.
Они подошли к своим лошадям. Глаза Констанции были влажными и казалось, из них вот-вот брызнут слезы. Но она удержалась и не заплакала, все еще надеясь, что муж сможет уговорить короля.
Король Витторио спешился у самого стола. Придворные замерли. Король подошел к столу и поднял бокал с красным вином.
— За удачную охоту, господа! — произнес он и осушил бокал.
А потом огляделся. Все придворные догадались, кого ищет взглядом король.
— Маркиз Лоренцетти, а где мой верный граф де Бодуэн, ваш учитель фехтования? Маркиз пожал плечами.
Ваше величество, по-моему, графиня де Бодуэн занемогла, у нее разболелась голова, и она вместе с мужем отправилась домой.
— На свежем воздухе разболелась голова? — изумился король Витторио. — Здесь что-то не так, маркиз.
— Не знаю, ваше величество, но графиня де Бодуэн выглядела неважно, она была бледна.
— Ах, да, — усмехнулся король Витторио, — молодая счастливая супруга расстроилась, ведь ее муж отправляется послом в Испанию…
— Как в Испанию? — как будто ни о чем не догадываясь, осведомился маркиз Лоренцетти.
— Я отправляю графа де Бодуэна с секретной миссией. Я думал о вашей кандидатуре, маркиз, но вы мне будете нужны для другого поручения.
Маркиз учтиво поклонился своему монарху.
— Господа, вы можете продолжать пировать, а у меня есть неотложные дела, — сказал король и заспешил к лошади.
Он мчался в направлении своего дворца, бешено настегивая своего скакуна.
— Он уедет завтра же! Завтра его уже не будет, и Констанция останется одна. Завтра его уже не будет, — вторил король Витторио в такт ударам копыт. — Скорее, скорее во дворец!
Король Витторио и сам не знал, почему он оставил своих придворных и заспешил во дворец. Просто ему хотелось побыть одному, подумать обо всем, что происходит, прикинуть план действий. Ведь мысль отправить мужа Констанции в Испанию пришла ему в голову абсолютно внезапно. Всю эту ночь наканунесоколиной охоты король не спал. Он расхаживал из комнаты в комнату, пробовал читать, но буквы разбегались перед глазами, и король по несколько раз прочитывал одно и то же слово. Но смысл прочитанного ускользал от него, и король швырял книгу на стол и, остановившись у камина, подолгу смотрел на пламя, съедавшеетолстые поленья. — Да, вот точно так, как съедает любовь мою душу, съедает, оставляя серый безжизненный пепел. Интересно, что сейчас делает Констанция? — думал король.
Он подходил к окну и отбросив штору смотрел на улицу. Прямо у дворца прохаживались солдаты охраны, площадь заливал лунный безжизненный свет.
— Неужели она спит?! Неужели она не догадывается о том, как страстно я желаю ее?! Неужели эта женщина сможет устоять?! Какую же надо иметь завидную силу воли и самообладание, чтобы вот так легко
Отказаться от власти, отказаться от любви короля?! Это не просто женщина, — и король, задвинув штору, подходил к столу, брал лист бумаги и писал письмо Констанции. Но, написав несколько предложений, терялся нервно мял бумагу, рвал послание на мелкие клочки и вновь начинал расхаживать из угла в угол.
А потом, подойдя к столу, сгребал кусочки письма и швырял их в полыхающий камин. Мгновение — и от клочков бумаги ничего не оставалось…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Констанция Книга четвертая - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Констанция Книга четвертая - Бенцони Жюльетта



По мотивам этой книги(4-ой)снят фильм "Королевская шлюха".
Констанция Книга четвертая - Бенцони ЖюльеттаВалентина
25.07.2011, 17.52





Если она и была королевской шлюхой, то не по своей воле, графу хоть не много гордости, кот у жены вдоволь, а так все хорошо начиналось, король, вообще умора неужели такие короли были..
Констанция Книга четвертая - Бенцони ЖюльеттаМилена
7.07.2014, 18.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100