Читать онлайн Искатели приключений: откровения истории, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - II в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искатели приключений: откровения истории - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искатели приключений: откровения истории - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искатели приключений: откровения истории - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Искатели приключений: откровения истории

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

II
КОЛДУН С УЛИЦЫ СЕН-КЛОД

Карета замедлила ход, въехав на улицу Сен-Клод, которая была слишком узка для быстрой езды. Это была великолепная, украшенная гербами карета, свидетельствовавшая о могуществе своего хозяина. Шторы на окнах были тщательно задернуты. Кучер и лакей сидели, согнувшись, под проливным дождем. Дождь в тот февральский день 1785 года не переставал с самого утра, превратив Париж в настоящее болото.
В конце улицы возвышался красивый особняк, окруженный высокой стеной, из-за которой виднелись лишь верхние этажи и верхушки деревьев. Сквозь закрытые шторы пробивался слабый свет, но никаких звуков не было слышно.
При приближении кареты ворота бесшумно открылись, хотя никого из слуг поблизости не было видно. Экипаж въехал в довольно просторный двор. Вход в особняк украшали две дорические колонны, за которыми виднелась красивая мраморная лестница, где стоял смуглый слуга в восточных одеждах, державший в руках серебряный подсвечник с красными свечами.
Как только насквозь вымокшие лакеи открыли дверцу кареты и опустили лестницу, из нее вышел представительный мужчина средних лет, высокого роста, элегантно одетый в костюм придворного священника. На груди его среди кружев блестел крест Святого Людовика. Бросив короткий взгляд на слугу, он поспешил к входу.
– Твой хозяин дома?
– Он ждет, Ваше Преосвященство.
На лестничной площадке второго этажа стоял хозяин дома. На нем было черное бархатное платье, украшенное массонскими символами. Некое подобие средневекового капюшона скрывало его тщательно напудренные волосы. Увидев посетителя, он низко поклонился.
– Ваше Преосвященство опаздывает, – сказал он.
– Я знаю, дорогой Калиостро, – ответил вновь прибывший, который был никем иным, как кардиналом Роханским, первосвященником Франции, архиепископом Страсбургским. – Меня задержал один викарий.
Калиостро позволил себе улыбнуться. Нахмурив лоб, он покачал головой.
– Женщины слишком любят Ваше Преосвященство, а Ваше Преосвященство слишком любит женщин. Это очень плохо.
– Дорогой колдун, вы, кто умеет читать в сердцах, прекрасно знаете, что я люблю и буду любить только одну женщину. Так что у меня есть иммунитет. Все готово?
– Да, все готово…
Калиостро посторонился, чтобы пропустить кардинала в красиво убранную комнату в восточном стиле, застеленную коврами, обитую шитыми золотом драпировками. В ней не было никакой мебели, кроме стола, покрытого черным ковром, на котором стоял хрустальный шар с чистой водой, окруженный множеством различных предметов. Перед столом на коленях сидела молоденькая, худенькая девушка, вся в белом. Глаза ее были закрыты, белокурые волосы струились по плечам. Подойдя к столу, кардинал увидел, что на черном ковре с кабалистическими красными знаками, кроме хрустального шара, были зажженные свечи, единственное освещение комнаты, египетские статуэтки, распятье из слоновой кости, обнаженные скрещенные шпаги. Жестом он указал на девушку:
– Это девственница? – спросил он низким голосом. – Колдун утвердительно кивнул головой.
– Да, монсеньор. Она уже в трансе, как Ваше Преосвященство легко может убедиться.
Он приподнял веко девушки и показал совершенно белое глазное яблоко. Принц Роханский согласно кивнул и прошептал прерывистым голосом:
– Хорошо. Допросите ее!
Взяв одну из шпаг, лежавших на столе, Калиостро слегка ударил по шару. Вода помутнела, затем пошел дым. Одной рукой он положил шпагу на голову девушки, другой взял ее за запястье.
– Сейчас вы будете читать в этой воде так же ясно, как вы читаете в книге, – медленно произнес он. – Вы меня слышите?
– Я слышу… – Голос девушки был далекий и бесстрастный. Казалось, ей трудно было говорить. – Я готова начать читать. Что вы хотите?
Она корчилась на коленях, поднесла руки к груди, словно испытывала боль. В уголках губ показалась пена:
– Я вижу всадника. Он только что пересек Рул и спускается к пригороду Сен-Оноре. Он очень спешит, он буквально летит. Я вижу письмо, спрятанное у него на груди.
– Откуда этот всадник?
– Из Версаля. Он вымок под дождем, но у него приказ ехать быстро. Вот он въезжает в Пале-Руаяль, сворачивает на маленькую улочку. Подождите, я читаю: Старая улица храма. Он подъезжает к роскошному особняку. На воротах что-то написано.
– Читайте, я приказываю.
– Страсбургский дворец…
Кардинал подавил крик и конвульсивно схватил Калиостро за руку.
– Письмо… – прошептал он. – Но девушка продолжала.
– …Всадник стучится в ворота. Ему открывают. Он передает письмо привратнику.
– Кто написал письмо?
– Я плохо вижу… Я думаю, что это женщина, очень красивая женщина.
– Подпись, я хочу, чтобы вы прочли подпись, по крайней мере первые буквы. Вы слышите? Читайте!
– Вы делаете мне больно. О, как вы делаете мне больно… Я читаю… Очень трудно… Подождите… Вот: Мария… Мария-Ант…
– Довольно! – Это был возглас кардинала. Девушка забилась в конвульсиях, и Калиостро поспешно наклонился к ней.
– Вы можете ее убить, монсеньер, – сказал он с упреком. – Не нужно прерывать транс. Я боюсь, что сегодня вечером…
Но сияющий кардинал не слушал его.
– Я уже знаю достаточно! Спасибо, дорогой друг… Я сейчас уеду.
– А наши опыты по превращению металлов?
– В другой раз! Это очень важно… До скорой встречи. Я вам очень благодарен…
И, словно молодой аббат, кардинал завернулся в плащ, быстро сбежал по лестнице, хлопнув за собой дверью. Неподвижно стоя на месте, со странной улыбкой на устах, Калиостро прислушивался к тому, как карета выехала за ворота и удалялась по улице. Покачав головой, он поднял на руки совершенно бесчувственную девушку и понес ее на канапе в соседней комнате. На звон колокольчика явился слуга-азиат.
– Предупреди госпожу де ля Мотт, что сеанс закончен. Затем возвращайся и займись этим ребенком, Алкандр.
– Госпожа графиня ждет господина графа в зале магии.
– Могу поклясться, что она подслушивала, – промолвил маг, саркастически улыбаясь.
В опустевшем зале действительно ждала молодая женщина лет тридцати. Она была крупного, но правильного телосложения. Одежда ее отличалась большой элегантностью. На огромном напудренном парике сидела пышно украшенная по последней моде шляпа. Тонкое лицо было бы очаровательным, если бы его не портило выражение лукавства, черные глаза озарялись опасным блеском. Но в тот момент у нее был скорее мечтательный вид.
– Я и сама скоро поверю, что моя племянница обладает даром ясновидения, – медленно произнесла дама при виде входящего Калиостро. Подойдя поближе и поцеловав ей руку, Калиостро важно проговорил:
– Этот дар приходит к ней по моей воле, потому что она невинна и чиста. В этом весь секрет…
– Тем не менее…чтобы она смогла читать в этом сосуде то, что, по моему мнению, знаю только я, будто бы сегодня вечером наш друг кардинал получит записку оттуда… это необъяснимо. Бывают дни, когда ты пугаешь меня, Джузеппе, я чувствую себя сбитой с толку.
Он пожал плечами, взял шар и, положив его в сундук, запер маленьким золотым ключом, висевшим на жилете.
– Многие вещи на этом свете необъяснимы, но, однако, мы редко об этом задумываемся. Добавлю, Жанна, что ты также пугаешь меня. Я не знаю, к чему ты клонишь, но ты торопишься, слишком торопишься!..
– Все очень просто, я хочу богатства, и это будет только справедливо, учитывая мое происхождение из рода Валуа и мою внешность. Наш дорогой кардинал лишь исправляет ошибки судьбы, и делает это совсем не бескорыстно. Без моей помощи он может и не мечтать получить то место при королеве, на которое он рассчитывает. Она его ненавидит!
– А с твоей помощью… он сможет!
– Ты хорошо знаешь, что королева дарит мне свою дружбу. Для тебя я тоже могу многое сделать… если захочу!
Калиостро рассмеялся. Сняв платье некроманта, он остался в необычном костюме из голубой тафты, расшитом по швам золотом. Годы лишь усилили его склонность к чересчур броским одеждам, граничившим порой с плохим вкусом.
– Не волнуйся обо мне! Что касается королевы… возможно, я захочу проверить твои слова… если только в мои планы не будет входить, чтобы все осталось, как есть, и шло бы туда, куда надо идти, то есть очень далеко!
Графиня подошла к Калиостро с немного озабоченной улыбкой.
– Я никогда не открывала тебе своих планов… Что ты можешь знать?
Не глядя на нее, колдун ответил с чуть заметной улыбкой:
– Я знаю, что придворные ювелиры Бомэр и Босанж хотят продать чудесное бриллиантовое колье, королева мечтает об этом колье… а кардинал очень богат.
Если бы молния ударила в ноги графини де ля Мотт, то и тогда она не была бы так сильно поражена. Белая, как полотно, она прошептала:
– Ты сам сатана, Джузеппе. Чтобы так разгадать государственные секреты… Если ты все знаешь, ты можешь оценить силу моей власти. Но скажи, в случае необходимости, ты поможешь мне…хотя бы предостережением?
Калиостро отрицательно покачал головой:
– Нет, Жанна…потому что, я повторяю, в моих интересах, чтобы все шло так, как идет. Однако сегодня, и в последний раз, я советую тебе опасаться двух вещей: реального состояния кардинала и гордыни Марии-Антуанетты. Впрочем, ее гордыня тебе известна, если ты к ней близка.
– Конечно, зачем мне лгать? – промолвила графиня несколько нервозно. Калиостро улыбнулся вежливо и слащаво.
– Все так, и тем не менее не забывай мои слова: опасайся ее гордыни и запомни дату 15 августа!
В большом волнении графиня приводила перед зеркалом в порядок прическу, надевала перчатки.
– Посмотри, пришла ли в себя моя племянница, – быстро проговорила она. – И вели приготовить мой паланкин. Я хочу сейчас же отправиться к себе. Возможно, кардинал захочет связаться со мной, как только получит корреспонденцию из Версаля.
– Сейчас же… Мне жаль, что ты так быстро уходишь. Она пожала плечами и быстро взглянула вверх.
– В любом случае твоя жена там, не правда ли?


Как раз за залом, где происходила эта сцена, в своей спальне в кресле перед огнем сидела Лоренца. Прошло немало лет с того времени, когда она спешно покидала Лиссабон вместе с Джузеппе. Но годы не оставили на ее лице ни малейших следов. Ей было больше тридцати, а она сохранила свежесть и блеск восемнадцатилетней девушки, более того, ее красота стала еще ярче, чем прежде. Эта красота, это сияние были одним из лучших козырей ее мужа, утверждавшего, что он владеет необычайным рецептом молодости и элексиром вечности, способным дать бессмертие. Достаточно было взглянуть на жену, чтобы убедиться в почти божественном могуществе мужа.
Но эта ослепительная красота, сохранившаяся вопреки времени, стала почти обузой для Лоренцы. Пропасть между ней и Джузеппе становилась все шире, она усугублялась ее ненавистью, ревностью, плохо скрытой злобой, а также суеверной набожностью. Для Лоренцы любовь превратилась теперь в яростную ревность, поводом для которой были многочисленные женщины, вившиеся вокруг колдуна и готовые на все, чтобы узнать его секреты.
После Лиссабона они с Джузеппе объехали почти весь свет. Сначала Англия, где незаметно испарились топазы Круза Собрала и где произошла неприятная история с протестантским пастором, вынудившая их к отъезду. Затем Париж, где Лоренце удалось на время убежать от Джузеппе благодаря любви некоего Дюплесси, с которым она познакомилась на корабле. Но Калиостро, имея все права законного супруга, добился ареста жены, и на некоторый срок она была заключена в Сен-Пеляжи. Затем они опять бежали, гонимые нищетой и ненасытной жаждой денег Джузеппе…
Сколько стран промелькнуло перед ней за эти годы!.. Мальта, затем Неаполь, снова Лондон, Амстердам, Брюссель, Варшава, Санкт-Петербург, где Екатерина Великая устроила им лестный прием, потом снова Варшава, затем Страсбург. Здесь кардинал Роханский, увлеченный оккультизмом, оказал им роскошное гостеприимство в своем дворце и замке в Саверне. Здесь же они впервые встретили графиню де ля Мотт и ее любезного мужа. Лоренца сразу же возненавидела эту женщину, в которой чувствовала скрытую опасность, но у Джузеппе мгновенно вспыхнул к ней страстный интерес. Между супругами происходили бурные сцены, которые удавалось утихомирить благодаря сохраняемому Калиостро гипнотическому влиянию на жену, а потом все успокоилось, как только супруги де ля Мотт покинули Страсбург и отправились в Париж. Но менее чем через год Калиостро вместе с женой последовал за ними, увозимый из Страсбурга кардиналом. У родственника кардинала, старого маршала, начиналась гангрена, и он просил Калиостро, которого считал величайшим из медиков после того, как тот избавил его от жесточайшей астмы, оказать помощь больному. С этого дня снятый ими особняк д'Орвилье на улице Сен-Клод никогда не пустовал: Париж и Версаль приходили сюда за советами колдуна и врача.
Однако надо отдать должное определенным медицинским познаниям Калиостро. Больные быстро им излечивались благодаря трем таинственным рецептам, секрет которых не знала даже Лоренца. Сначала ванны, в которые добавлялся некий «экстракт Сатурна», затем настой из трав и наконец несколько капель бесцветной жидкости, выдававшейся за эликсир жизни. Где Джузеппе узнал эти рецепты? Быть может, на Мальте, где он работал с Великим учителем, знаменитым Пинто де Фонсека, за внебрачного сына которого он себя выдавал? Или в Неаполе, где он общался с восточными учеными? Лоренца, для которой все это было отвратительной магией, никогда не стремилась познать до конца эти тайны. С годами она становилась все более набожной и трепетала при мысли о кострах ада, который, как она считала, в любой момент мог разверзнуться под ее ногами и ногами ее дьявольского мужа.
Скрип закрывающейся дверцы носилок вывел ее из задумчивости. Она подошла к окну. Паланкин скрылся за воротами. Графиня с племянницей уехали. Дождь внезапно прекратился. Слуги запирали двери особняка. Теперь Джузеппе остался один…
Подобрав рукой атласное платье цвета опавшей листвы, Лоренца направилась к потайной лестнице, спускавшейся прямо в зал.
В своем рабочем кабинете, служившем одновременно библиотекой и лабораторией, Калиостро переодевался. Вместо голубого, слишком кричащего костюма он надевал черное бархатное платье. В это время в комнату тихо вошла его жена. Увидев ее в зеркале, он улыбнулся.
– Я хотел подняться к тебе. Мне нужно уйти…
Подойдя к ней, он нежно поцеловал ее, но поцелуй оставил Лоренцу холодной, как лед.
– Эта женщина наконец ушла? – сурово спросила она.
Калиостро вздохнул:
– Перестань ревновать, Лоренца. Я клянусь, что нет никакого повода.
– Она твоя любовница… или, по крайней мере, была ей. Этого достаточно, как мне кажется.
– Ну это же смешно. Все эти годы я повторяю тебе, что она нужна мне. Это главная пешка в моей шахматной игре.
– Ты все время говоришь так и каждый раз обманываешь меня.
Калиостро с отчаянием взглянул на жену. Она стала такой суровой, такой замкнутой! Период любви у нее уже позади, а для него он в полном разгаре. Он гордился ей, гордился ее сохраненной красотой и теперь уже по-настоящему влюбился в нее. Время, когда он требовал от нее уступчивости, ушло безвозвратно, и теперь, воспоминания об этом заставляли этого странного, неразгаданного человека заливаться краской стыда. Чем больше она отдалялась от него, тем сильнее он стремился приблизиться к ней и приходил в отчаяние от мысли, что, возможно, было уже слишком поздно… Только магическая сила еще удерживала ее, и он содрогался от ужаса, что может лишиться этой силы…
– Я клянусь тебе, что не люблю ее, – промолвил он устало. Я никогда не любил ее. Я люблю только тебя, Лоренца, а ты не хочешь этого понять, понять того, что, возможно, скоро мы достигнем счастья. Еще маленькое усилие, и мы окончательно упрочим наше состояние, и моя миссия будет выполнена. Но для этого мне нужна она, это вынужденная необходимость. Можешь ты мне поверить?
Лоренца рассмеялась жестко и сухо.
– Твоя миссия?.. Ах да, разрушить монархию во Франции, как некоторые пытались это сделать в других странах. Неужели ты думаешь, что сможешь добиться этого?
– Масонские ложи растут, как грибы. Их идеи повсюду пробивают себе дорогу. Монархия рухнет, слышишь, рухнет, и очень скоро. Эта женщина, это жалкое гангренозное, до костей прогнившее создание нанесет ей один из самых жестоких ударов. Мне потребовались бы годы, чтобы сделать то, что она сейчас делает. Подожди еще только несколько месяцев…
Колдовской взгляд черных глаз, казалось, искал в пламени камина продолжения видений, которые он один мог созерцать. В эту минуту он обретал своего рода величие ясновидца, одновременно ужасающего и таинственного. Лоренца поспешно перекрестилась несколько раз.
– Я не знаю, откуда у тебя способность предсказывать будущее, Джузеппе, я не хочу этого знать, но я думаю, что ты продал душу дьяволу, что ты проклят.
Калиостро грустно пожал плечами.
– Неужели только сатана дает человеку возможность предсказывать будущее? Глубокое знание человеческой натуры, точное наблюдение за событиями уже помогают догадываться о многих вещах. Я вовсе не дьявол. А для тебя, Лоренца, я хотел бы быть просто мужчиной, твоим мужем…
– У меня был муж, которого я любила. Ты убил его… Внезапно он схватил Лоренцу за руки и крепко сжал их.
– Я могу, возможно, его воскресить. Ты знаешь, что я могу вызывать мертвых. Если я верну тебе, Лоренца, твоего мужа Джузеппе Бальзамо, которого ты так любила..
Она с криком вырвала руки и, зажав уши, в ужасе отбежала вглубь комнаты.
– Замолчи, я не хочу больше тебя слышать… Ты безбожник…
Калиостро вздохнул, взял черную накидку с бархатным воротником, накинул ее на плечи.
– Иди к себе, Лоренца… и поспи, тебе это необходимо, и я так хочу. Я пойду в Египетскую ложу. Сегодня мы принимаем новых членов в общество. Я вернусь поздно. Спокойной ночи.


Несколько недель спустя, вечером 27 марта, в то время как радостная толпа ликовала перед решеткой Версальского дворца, на улицах пели и танцевали, фейерверки освещали небо, а пушки беспрестанно палили в честь рождения монсеньора герцога Нормандского, будущего наследника Франции, король Людовик XVI принимал в своем тщательно закрытом кабинете министра Калонна и лейтенанта полиции Жана Ленуара.
Несмотря на праздник, король был сильно разгневан. Он нервно мерил шагами большую комнату, ступая красными туфлями по великолепному савонскому ковру. Время от времени он подходил к письменному столу и стучал кулаком по широко открытому досье.
– Чаша переполнилась, господин лейтенант! Шарлатанство этого Калиостро не знает предела, нужно срочно положить этому конец. Если бы дело было только в этих обедах, которые он устраивает у себя и где живые едят вместе с мертвыми…
– Совершенно точно, – вмешался Калонн. – Графиня де Бриар, большая подруга моей жены, утверждает, что она обедала там с Вольтером, Дидро и Монтескье. Маркиз де Сегюр клянется, что он имел честь встретиться там с Жанной д'Арк и Карлом Великим!..
– Мадам де Бриар – сумасшедшая старуха, с языка которой не сходит этот шарлатан, избавивший ее от ревматизма. Но маркиза де Сегюр я всегда считал уравновешенным человеком… Возможно, Калиостро на них как-то воздействует, гипнотизирует, усыпляет, что я могу знать…
– Или у него ловкие пособники, – спокойно заметил Калонн. – Кажется, во время обеда строго запрещается дотрагиваться до воскресших сотрапезников даже кончиком пальца.
– Все это не столь важно, – подал голос Уенуар. – Меня больше волнует созданная им масонская ложа с египетскими обрядами. Герцог Люксембургский занимает там видный пост, а руководит всем Калиостро.
– Полнейшее притворство и лицемерие, – оборвал его король. – Но эта феминистская ложа Изис просто скандальна.
– Да, – оживился министр, опоздавший к началу беседы. – О чем идет речь?
– Речь идет о придворных дамах, монсеньор, для которых Калиостро создал феминистскую ложу, первый, вступительный, сеанс которой состоялся на днях. Это посвящение содержало нечто такое, что…
– Одним словом, – резко сказал король, – эти дамы сначала должны были доказать свою неприступность ухаживаниям мужчин в соседней роще, а затем, раздевшись донага, получить «дружеский поцелуй» в самые сокровенные места…
Министр с трудом подавил взрыв смеха. Король метал громы и молнии.
– Ах, вам смешно! Подумайте о скандале, господин министр, а также о том, что я скажу королеве.
– Быть может, будет лучше, – осмелился проговорить Калонн, с трудом придавая серьезность своему лицу, – не расстраивать ее Величество такими вещами, особенно в этот день. Я прошу Ваше Величество извинить меня, но, право же, воображение глупцов не знает границ.
– Вы так же, как мне кажется. На всякий случай запомните, господин Ленуар, что я запрещаю такого рода… мероприятия. Сегодня в честь рождения нашего сына мы не будем наказывать Калиостро, но пусть он успокоится. До свидания, господа, я иду к королеве.
Заложив руки за спину, Людовик XVI быстрыми шагами вышел из кабинета, министры склонились в глубоком поклоне.
В начале августа Калиостро шел пешком по улице Нев-Сен-Жиль, недалеко от своего дома. На узкой улочке царило большое оживление. Большая дорожная карета перегородила все движение. На крыше и сзади кареты лежали ящики, картонные коробки, дорожные тюки. Карета стояла напротив особняка де ля Мотт, откуда слуги выносили вещи и грузили их в стоящий за каретой фургон. Выносили даже мебель.
Заинтересовавшись, Калиостро присоединился к толпе зевак. Через какое-то время вышли граф и графиня в дорожных костюмах. Калиостро поспешил им навстречу.
– Вы уезжаете? – спросил он, снимая шляпу в знак приветствия супругов. Они ничем не выдали своего удивления и досады при виде Калиостро, напротив, любезно ему улыбались.
– Да, Боже мой, – ответила графиня. Мы задыхаемся на этих узких улочках и хотим подышать свежим воздухом в нашем поместье в Бар-сюр-Об.
– Так вы всего лишь едете в Бар? Со всем этим багажом? Я думал, что вы по крайней мере отправляетесь за границу. Но в конце концов дорога на Брюссель проходит через Бар.
Жанна закусила губу, и муж пришел ей на помощь.
– Моя жена плохо себя чувствует последнее время. Ей нужен отдых, вот почему я увожу ее из Парижа.
– Вы абсолютно правы. Бар-сюр-Об – прелестное местечко. В ближайшее время там будет намного лучше, чем в Париже. Вы прекрасно отметите там праздник 15 августа…
Напоминание о дате, о которой Калиостро ее предупреждал, заставило графиню побледнеть, но, справившись с волнением, гордо подняв голову, она направилась к карете. Галантный Калиостро подал ей руку.
– У вас великолепная карета! Я вижу, что фортуна наконец улыбнулась вам. Видели ли вы королеву перед отъездом?
Змеиный взгляд, брошенный Жанной, вызвал у него улыбку. Он склонился и поцеловал кончики ее пальцев.
– Доброго пути, дорогая. Надеюсь, что мы скоро увидимся.
– И не рассчитывайте. Я хочу подольше задержаться…
– «Человек предполагает, Бог располагает!» – говорят в народе. Я думаю, что Париж не сможет долго обходиться без вас…
Он посторонился, и карета тронулась. Глядя вслед удаляющейся Жанне, Калиостро презрительно пожал плечами.
– Беги, если ты так хочешь… Но буря скоро грянет, и она все равно настигнет тебя.
Бросив взгляд на покинутый дом, Калиостро сказал себе, что Жанна намного некрасивее Лоренцы, особенно, когда она испытывает страх, как сейчас…
Гроза грянула именно в тот день, о котором говорил Калиостро. 15 августа разразился скандал, вошедший в историю под названием «дело о колье королевы». Репутация Марии-Антуанетты, хотя она была абсолютно невинна, сильно пострадала. Хорошо известны факты этого дела: графиня де ля Мотт, выдавая себя за близкого друга королевы, которую в действительности она ни разу не видела, убеждает доверчивого кардинала Роханского купить колье у Бомэра и Босанжа. Королева, сказала она ему, согласна оплатить колье векселями в течение шести месяцев, кардинал только должен оформить официально покупку на свое имя. Фальшивые письма от имени королевы, подделанные Рето де Вилетт, а также ночное свидание в Версальском парке с двойником королевы, переодетым в ее платье, убедили кардинала пойти на это дело. Колье переходит к кардиналу, он передает его графине, та якобы отдает его посланнику королевы. На самом деле колье остается у графини. Она разбирает его, и ее муж начинает продавать колье по частям в Лондоне. Графиня думает, что, когда кардинал поймет, как его надули, он скорее заплатит 1 600 000 ливров, чем признается в своей глупости. Но она забывает о ювелирах. Те, увидев, что первый счет не оплачен, отправляются во дворец и получают аудиенцию королевы. Спустившись на грешную землю, королева понимает, что произошло, и приходит в страшный гнев. Разразилась драма.
После бурной сцены в кабинете короля, во время проводимой кардиналом службы успения слышится приказ:
– Именем короля арестовать кардинала!.. Некоторое время спустя в Бар-сюр-Об арестованы супруги де ля Мотт, а также Рето де Вилетт и Оливия, девушка, слишком похожая на королеву. Но что Калиостро не смог предвидеть, так это то, что, обезумев от ярости, графиня де ля Мотт объявила его зачинщиком заговора. 23 августа де Брюньер в сопровождении восьми вооруженных солдат явился к нему в дом, провел обыск в поисках доказательств вины и отвел Калиостро вместе с Лоренцей в Бастилию. Роковая дата, которую он не мог предугадать…
Девять месяцев спустя, 1 июня 1786 года, Калиостро и Лоренца вновь очутились наедине в большом зале своего разоренного дома. На улице толпа, которая с триумфом провожала их из дворца правосудия, продолжала их приветствовать, они же, изможденные от усталости, плохо понимали, что происходит вокруг.
Вчера шестьдесят четыре магистра в шесть часов утра в зале Святого Людовика вынесли свой вердикт: кардинал Роханский и Калиостро были оправданы, графиня де ля Мотт приговорена к наказанию плетьми, клеймению железом и заключению в тюрьму Сальпетриер, граф и Рето де Вилетт отправлялись на галеры, Оливия также получила оправдательный приговор.
Прославляя освобожденных, толпа усыпала их цветами по пути домой. Теперь все ушли, и супруги могли оценить размеры разорения…
Лоренца молча переходила из комнаты в комнату, трогала распоротую мебель, сорванные драпировки. Можно было подумать, что здесь стоял полк солдат. Сидя в кресле, Калиостро следил за ней глазами. Внезапно он с улыбкой поднялся.
– Все это неважно, после того что случилось… Мы все быстро восстановим. Теперь мы будем жить только для себя!
Разочарованная Лоренца лишь пожала плечами.
– Что изменилось? Наше положение такое же, как и прежде.
Джузеппе подошел к ней, мягко положил руки ей на плечи.
– Нет… Колесо запущено, и мне остается только ждать. Монархия близится к своей могиле, и моя роль почти закончена. Не пришло ли время воскресить того мужа, о котором ты так сокрушалась несколько месяцев тому назад. Если бы ты захотела, Лоренца, мы могли бы быть еще счастливы.
Она робко подняла на него глаза. Впервые за долгие годы он казался ей искренним. В его глазах были теплота и нежность, которых она уже давно не видела… почти с момента их свадьбы. После женитьбы он был так суров и циничен!
– Я боюсь, что ты не сможешь остановиться, Джузеппе. Ты попал в проклятый круг, который разрушает тебя. Нельзя безнаказанно играть с Богом. Рано или поздно час расплаты придет…
– Если я буду ждать его рядом с тобой, мне не будет так страшно. Быть может, тебе удастся переделать меня. Теперь мы будем жить так мирно и счастливо.
– Я думаю, что у нас не осталось времени. Счастье не для нас, Джузеппе, в прошлом ты им столько раз пренебрегал…
Утром 13 июня кулак де Брюньера снова постучал в дверь особняка д'Орвильер. В руках он держал пергамент, скрепленный королевской печатью.
«По приказу короля сеньор Калиостро и его супруга должны в сорок восемь часов покинуть Париж, а через три недели – Францию…»
Калиостро молча взял бумагу, прочел ее и вернул де Брюньеру.
– Хорошо. – Он избегал смотреть на Лоренцу.
В тот же вечер почтовая карета увозила их в Кале. Вновь начиналась жизнь скитальцев, без отдыха, без передышки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искатели приключений: откровения истории - Бенцони Жюльетта



супер
Искатели приключений: откровения истории - Бенцони Жюльетталариса
17.09.2014, 16.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100