Читать онлайн Голубая звезда, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубая звезда - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубая звезда - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубая звезда - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Голубая звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8
Необычная свадьба

За два дня до свадьбы сэра Эрика Фэррэлса с очаровательной польской графиней – свадьбы, о которой судачил весь Париж, – не осталось ни одной свободной комнаты в отелях и на сельских постоялых дворах от Блуа до Божанси. Приглашенных было слишком много, чтобы разместить всех в замке, да еще фотографы из крупных и мелких газет и жадные до сплетен журналисты, не говоря уж о полиции и множестве любопытных – празднество намечалось грандиозное.
Для Альдо и Адальбера, однако, такой проблемы не существовало: оба были на месте событий уже к вечеру 15-го. Первого старинная подруга тети Амелии по монастырю пригласила погостить в прелестную усадьбу близ Мера, и он отправился туда на «керосиновой машине» маркизы. Второй, получив сразу два приглашения – от Фэррэлса и от молодого Солманского, – с оглушительным треском въехал в замок на своем красном «Амилькаре». Благодаря этому метеору – он мог развивать скорость до ста пятидесяти километров в час, но тормоза его действовали только на задние колеса – о прибытии Видаль-Пеликорна знали все не только в соседней деревне, но даже за ее пределами.
Там же, на месте, уже поджидало третье действующее лицо, которому археолог отвел первостепенную роль, – именно этот человек должен был увезти Анельку и прятать ее, пока не утихнут поиски. Он был на месте уже пять дней и удил щук на другом берегу Луары в ожидании своего выхода. Звали его Ромуальд Дюпюи, он был братом-близнецом Теобальда Дюпюи, верного камердинера Адальбера.
Братья так походили друг на друга, что даже сам Видаль-Пеликорн не всегда различал их. Оба были одинаково преданы археологу, с тех пор как во время войны тот спас жизнь Теобальду, рискуя своей. Для близнецов это было все равно как если бы он спас обоих.
Итак, Ромуальд приехал пять дней назад на мотоцикле, выдавая себя за журналиста, и ухитрился снять домик у местного рыбака, а заодно получил разрешение пользоваться его лодкой все это, конечно, за бешеные деньги. Домик стоял почти напротив замка – такое местоположение подходило идеально. И вот с тех пор он убивал время, посиживая с удочкой.
Из лодки, скрытой серебристыми ветвями плакучих ив, он мог наблюдать – как невооруженным глазом, так и с помощью бинокля – за длинным белым строением, которое воздыхатели одной королевской фаворитки называли дворцом Армиды, спустившимся на облаках на берег Луары.
Окруженный огромным парком, замок стоял подобно подношению богам над пышными садами, которые уступами спускались к реке по обе стороны от величественного парадного крыльца; здание меняло оттенки в зависимости от цвета неба и было почти неправдоподобно красиво. Под гонимыми ветром легкими облаками казалось, будто замок вот-вот взлетит. Это была завораживающая картина – каждый день, каждый час разная.
Рано утром в день свадьбы, когда Ромуальд выглянул в окно, он решил, что видит сон: на том берегу все было бело, как будто всю эту майскую ночь шел снег. Сады на террасах покрылись белоснежными цветами, а по зеленому ковру лужайки, соперничая с ними белизной оперения, величественно разгуливали павлины. Все это было подобно грезе, а невидимый наблюдатель умел ценить прекрасное. Чтобы сотворить это чудо, потребовалась, должно быть, целая армия садовников, работавших всю ночь напролет со скоростью ветра. Накануне в замке допоздна горели огни, там был прием по случаю гражданского бракосочетания, так что в распоряжении чародеев с мотыгами и граблями оставалось всего несколько, предрассветных часов. Ромуальду подумалось, что та, ради которой влюбленный мужчина способен творить такие чудеса, верно, неземная красавица.
Церемония, на которой настоял сэр Эрик, была не совсем обычной. Венчание должно было состояться на закате солнца в импровизированной часовне, увитой розами, плющом, миртами, белыми лилиями и гроздьями белой сирени, – эта легкая постройка была специально возведена на краю длинной террасы, перед маленьким храмом, посвященным какому-то античному божеству. Затем – обед, грандиозный фейерверк; после чего в усыпанной цветами коляске, в сопровождении факелоносцев и трубачей новобрачные отправятся в то потаенное место, где свершится таинство брачной ночи.
– Надеюсь, погода будет хорошая, – заметил Альдо, когда Видаль-Пеликорн во всех подробностях изложил ему программу. Князю казалось, что ему в сердце воткнули и поворачивали острый нож. – Если пойдет дождь, вся эта помпа будет просто смешна. Да, пожалуй, она в любом случае смешна!
– Бог не посмеет подложить такую свинью нашему великому сэру Эрику Фэррэлсу, – возразил Адальбер с улыбкой фавна. – Как бы то ни было, нам вся эта суета только на руку: достаточно будет невесте переодеться – и она затеряется в толпе гостей. А потом ей останется только спуститься к реке; Ромуальд с лодкой будет ждать ее там и перевезет на другую сторону.
– Мне не очень нравится ваша идея – пересекать Луару затемно. Это река опасная...
– Положитесь на Ромуальда. Этот человек обязательно заранее изучит и подготовит плацдарм – идет ли речь о посадке салата или о пересечении минного поля.
Несмотря на эти заверения, сердце Альдо билось чаще обычного, когда он въехал в ворота замка и, сняв пыльник и фуражку, препоручил свою машину одному из слуг, которые отгоняли автомобили гостей на обнесенную решеткой широкую площадку.
Передний двор замка был красив и гармоничен, однако, увидев стоявшую в центре его большую мраморную статую императора Августа, Альдо не мог не улыбнуться и вздохнул с облегчением. Сомнений быть не могло, он попал именно к Фэррэлсу!
– В основном из-за этой статуи и из-за множества бюстов Цезаря и римских божеств, рассеянных по садам, наш англичанин-космополит купил именно этот замок, – произнес за спиной Альдо тягучий голос Видаль-Пеликорна. – Поначалу сэр Эрик находил его слишком скромным и готов был предпочесть Шамбор.
Венецианец с усмешкой обернулся.
– Мы с вами знакомы?
– Неужели, князь, вы забыли наш приятный вечер у Кюба? – громко сказал археолог и добавил тише: – Я думаю, теперь не стоит скрывать наше знакомство. Так нам легче будет действовать. И потом, можем же мы просто понравиться друг другу!
Сэр Эрик, стоя рядом с графом Солманским, встречал гостей в одном из залов, чьи высокие зеркала отражали когда-то жемчужно-серые атласные платья и восхитительную грацию маркизы де Помпадур. Поляк ограничился легким поклоном и растянул губы в подобии улыбки, зато жених тепло протянул Морозини свою широкую ладонь; тот пожал ее не без некоторого колебания, вдруг смутившись от такого неожиданного радушия.
– Я счастлив, что вы уже поправились, – сказал Фэррэлс, – и счастлив вдвойне, что могу лично поблагодарить вас: ваша статуэтка – один из лучших подарков, которые я получил. Я был в таком восторге, что сразу же поставил ее на свой рабочий стол. Поэтому вы не увидите ее среди остальных подарков, которые выставлены в библиотеке...
– Смотрите-ка! – воскликнул Адальбер, когда они смешались с толпой гостей. – Поистине незабываемый прием: этот человек вас обожает.
– Боюсь, что так, и не стану скрывать, мне это не нравится...
– Подарили бы ему сахарные щипчики, он бы не был так тронут. Давайте-ка внесем ясность, хорошо? Вы собираетесь отнять у него жену, согласен, но ведь он владеет и принадлежавшей вам драгоценностью, зная, что вашу мать убили для того, чтобы он мог эту драгоценность заполучить. Так что, прошу вас, не надо терзаний!
– Себя не переделаешь! – вздохнул Морозини. – Поговорим о другом: почему я не вижу вашего друга Сигизмунда? Он должен бы ликовать в этот славный день, который восстановит его финансы – настоящие и будущие...
– Он еще не проспался, – объяснил Адальбер. – Вчера у нас был обед по случаю подписания брачного контракта; такие обеды – событие в жизни мужчины. Наш красавец успел растранжирить кругленькую сумму на лучшие сорта вин и коньяков – «шато-икем», «романе-конти» и «фин-шампань». Мы не скоро его увидим!
– Вот это прекрасная новость! А что надлежит делать гостям?
– Церемония начнется только через час. У нас есть выбор – освежиться в одном из буфетов или пойти полюбоваться свадебными подарками. Если позволите, советую второй вариант: экспозиция должна вам понравиться!
Они двинулись за потоком гостей, следовавших в том же направлении с разными, впрочем, намерениями: одни хотели убедиться, что их подарок на виду, и сравнить его с остальными, другим – таких было большинство – просто любопытно было взглянуть на эти сокровища, о которых уже немало писали в газетах.
Подарки разместили в большой, почти пустой комнате, когда-то служившей библиотекой. В комнате не было окон, дневной свет проникал через стеклянный потолок, а единственная дверь, охраняемая двумя полицейскими в штатском, выходила в большой холл.
Разумеется, присутствие на свадьбе двух министров, нескольких послов, двух августейших особ – правящего князя небольшого европейского княжества и принца из Северной Индии – оправдывало необходимость официальной охраны, но, пожалуй, в меньшей степени, чем сокровища, собранные в бывшей библиотеке. Морозини показалось, будто он попал в пещеру Али-Бабы. Длинные столы ломились от серебряной и позолоченной посуды, хрусталя, редких гравюр, старинных ваз и множества других ценных вещиц, а в центре стоял еще один стол, круглый, покрытый черным бархатом, на котором, освещенные несколькими мощными лампами, сверкали драгоценности. Тут были каменья всех цветов, старинные украшения и современные, но как ни притягивали Морозини драгоценные камни, сейчас он видел только один. Этот камень, помещенный на вершине бархатной пирамидки, как бы царил над всеми – большой звездчатый сапфир, которым Альдо не любовался уже столько лет. Но почему он оказался здесь, ведь это было приданое Анельки, а не свадебный подарок?
Он красовался здесь как вызов, как месть, этот дивный камень, ради которого совершались преступления! И внезапно угрызения совести, мучившие Альдо с той минуты, как он пожал руку сэра Эрика, исчезли бесследно. Вестготский сапфир был выставлен здесь в насмешку над ним, Морозини, это было самое простое и единственное объяснение приглашению, которого, по логике, не должно было быть.
Гнев охватил князя, ему захотелось расшвырять эти выставленные напоказ богатства и схватить сокровище, принадлежавшее его семье, которое присвоивший его человек посмел положить здесь, на виду, на его глазах.
Адальбер понял, что творится с его другом, и, мягко взяв его под руку, прошептал на ухо:
– Давайте уйдем отсюда! Вы доставите ему слишком большое удовольствие, если он увидит, что вы не в силах оторвать глаз от того, что он у вас украл!
– И что я не питаю больше надежд отнять у него. Здесь, у всех на виду, под охраной полицейских, по всей вероятности вооруженных, сапфир защищен надежнее, чем в любом сейфе. У вас, мой бедный друг, нет ни единого шанса даже подойти к нему близко...
– Маловерный! У меня есть кое-какая идея на этот счет, я изложу вам ее, когда придет время. Не думайте пока об этом, улыбайтесь и пойдемте выпьем по стаканчику. Что-то мне подсказывает, что вам это сейчас необходимо!
– Боюсь, вы уже слишком хорошо меня знаете!.. О Господи! Ее только не хватало!
Последнее восклицание вырвалось у него при виде появившейся в дверях пары, встреченной восхищенным шепотком. Граф Солманский вел под руку ослепительно красивую женщину, которую Морозини тотчас с ужасом узнал: то была Дианора собственной персоной! Самое досадное – она шла прямо к нему, ускользнуть не было никакой возможности.
Дианору окружало облако голубого муслина, целый водопад жемчуга струился по ее груди, жемчужные браслеты охватывали тонкие запястья, на голове красовалась воздушная шляпка в тон платью. Она грациозно кивала в ответ на приветствия, не теряя из виду того, к кому направлялась. Адаль присвистнул сквозь зубы:
– Черт побери, какая женщина!
– Можете радоваться! Сейчас будете иметь честь быть ей представленным...
Минуту спустя знакомство состоялось. Молодая женщина смотрела на обоих мужчин, сияя своей ослепительной улыбкой.
– Счастлива с вами познакомиться, сударь, сказала она Видаль-Пеликорну, – но вдвойне счастлива – надеюсь, вы это поймете, – снова встретить друга юных дней.
– О, он ненамного меня опередил, – улыбнулся археолог. – Он, должно быть, ваш друг с сегодняшнего утра...
– Вы очень любезны. Правда, Альдо, когда граф Солманский сказал мне, что вы здесь, я не поверила своим ушам. Мне и в голову не могло прийти, что вы во Франции...
– Так же как и мне: я был уверен, что вы в Вене.
– Я была там, но какая женщина может обойтись весной без Парижа? Хотя бы для того, чтобы пройтись по салонам мод... А я – даже с края света я примчалась бы, чтобы присутствовать на свадьбе двух близких мне людей...
Низкий, мелодичный колокольный звон прервал их беседу. Граф Солманский низко склонился перед Дианорой:
– Прошу извинить меня, дорогая, но мне пора: настало время вести невесту к алтарю...
Как море в час отлива, поток гостей хлынул через широкие застекленные двери к террасе, где красовалась удивительная часовня из цветов с клиросом, устланным орхидеями, среди которых горели сотни свечей. Зрелище было феерическое.
Г-жа Кледерман властно завладела рукой Морозини:
– Друг мой, чтобы вынести скуку брачной церемонии, лучше вас спутника не найдешь. На мой взгляд, это еще тягостнее, чем похороны, там хоть можно развлечься, прикидывая, насколько лицемерны слезы родных.
Решительным жестом Альдо отстранил затянутую в перчатку ручку, которая легла на его рукав:
– Мне бы не хотелось занимать место вашего мужа. Или вы даете мне понять, что на этот раз вы снова одна?
– Я не одна, если нам выпало счастье встретиться, – произнесла она томным полушепотом, который так волновал князя прежде, но сегодня оставил равнодушным.
– Это не ответ. Если бы я не знал, какое громкое имя он носит в финансовом мире Европы, я задался бы вопросом, существует ли он вообще. Просто арлезианка, а не муж!
– Не говорите глупостей! – недовольно поморщилась Дианора. – Разумеется, он существует. Поверьте мне, Мориц – вполне живой человек, более того – он любит жизнь и умеет взять от нее лучшее. Вот только подобные празднества он не считает таковым. Их он оставляет мне.
– А вы их любите?
– Не все, но некоторые. Вот как сегодня: роман Фэррэлса меня просто очаровал. Машина, делающая деньги, воспылала страстью – в этом есть что-то сказочное... Так мы идем, или вы намерены стоять посреди этой гостиной до Страшного суда?
На сей раз Альдо, чтобы не выглядеть грубияном, был вынужден подать ей руку. Они присоединились к гостям, стоявшим по обе стороны длинного зеленого ковра, который две юные девушки готовились усыпать лепестками роз. Невидимый оркестр заиграл торжественный марш: кортеж невесты приближался. Девочки в платьях из органди держали за концы длинные ленты из белого атласа – символ чистоты, – к которым были привязаны небольшие круглые букетики. Это было прелестно, но Альдо видел одну лишь Анельку. Сердце его бешено колотилось.
Бледная и очаровательная, как никогда, подобная струям водопада в длинной белой тунике, искрившейся множеством хрустальных капелек, с восхитительной крошечной алмазной короной на белокурой головке, она шла, опираясь на руку отца, не отрывая опущенных глаз от носков своих белых атласных туфелек. При виде ее печального лица с отсутствующим выражением у Альдо сжалось сердце. Он с трудом поборол мучительное желание броситься вперед, растолкать девочек, схватить свою любимую и унести ее подальше от всех этих равнодушных людей, пришедших поглазеть на то, как девятнадцатилетнюю невинную девушку продадут за звонкую монету ровеснику ее отца.
Испытание стало еще тяжелее, когда она прошла мимо него и ее нежные веки приподнялись. Золотистые глаза, огромные, «как мельничные жернова», на миг встретились с его глазами, и он прочел в них тревогу и боль; затем взгляд ее вспыхнул гневом, остановившись на его чересчур красивой спутнице. Веки снова опустились. Длинный блестящий шлейф, над которым клубилось облако газовой фаты, бесконечно долго тянулся до обитой бархатом скамеечки – возле нее ждал жених.
Как и хотел Фэррэлс, закатное солнце зажгло пламенем воды реки в ту минуту, когда началась торжественная свадебная литургия, от каждого слова которой сердце Морозини сжималось все сильнее. «Нам надо было увезти Анельку вчера, – думал он вне себя от ярости. – Гражданское бракосочетание – это не так серьезно, но сейчас их благословит священник...»
Однако Альдо знал: если произойдет то, что должно произойти сегодня под покровом теплой майской ночи, он сойдет с ума. Он чувствовал себя неистовым Отелло, когда воображение рисовало ему по-мужски натуралистичную картину: Фэррэлс раздевает Анельку, ласкает ее, обладает ею... Альдо увидел это так отчетливо, что глухо простонал сквозь зубы:
– Нет! Только не это, нет!..
Локоть г-жи Кледерман уперся ему в бок. Она с удивлением и беспокойством всматривалась в искаженное лицо своего спутника.
– Что с вами? – прошептала она. – Вам нехорошо?
Князь вздрогнул, провел чуть дрожащей рукой по внезапно взмокшему лбу, но постарался улыбнуться:
– Извините меня! Я задумался...
– Мне показалось, что вы сейчас рванетесь вперед, устроите скандал... Вы были похожи на пса, у которого отнимают кость.
– Какая глупость! – воскликнул Морозини, не обременяя себя больше светскими манерами. – Я был за сотни миль отсюда...
– Что ж, тем лучше! В таком случае не стоит сердиться. Смотрите, начинается самое главное.
Действительно, там, в нише из белых лепестков и язычков пламени, священник приблизился к новобрачным и соединил их руки. Стало тихо: все хотели услышать, как будут произнесены супружеские обеты. Голос сэра Эрика прозвучал подобно бронзовому колоколу, чеканя каждое слово. Анелька же пролепетала что-то на непонятном языке – наверное, по-польски – и грациозно лишилась чувств, в то время как священник ничтоже сумняшеся произносил: «...да человек не разлучает».
Все очарование церемонии было разрушено. Многоголосье восклицаний заглушило орган и скрипки. Фэррэлс бросился к своей юной жене, чтобы поддержать ее.
– Врача! Врача! – кричал он.
На помощь поспешил член Академии, чей фрак украшала ленточка ордена Почетного легиона; рядом с ним семенила дама в лиловых кружевах, без умолку тараторя и всплескивая руками. Через несколько минут рослый лакей поднял девушку и унес в замок, за ним последовали новобрачный, доктор, его жена и граф Солманский.
– Не расходитесь! – крикнул сэр Эрик гостям. – Мы скоро вернемся! Ничего страшного!
Среди общего замешательства Дианора позволила себе бесцеремонный смешок.
– Как забавно! – проговорила она и даже подняла руки, будто собираясь аплодировать. – Наконец хоть что-то выходящее за рамки обычного. Это напоминает мне, как однажды в «Ла Скала» примадонна упала на сцене в обморок – беременность дала о себе знать... К счастью, она смогла продолжить свою партию. Бедняжка была бледна до зелени, когда пришла в себя, но она пела Виолетту, так что это оказалось очень кстати, и успех был бешеный. Ручаюсь, что нашу новобрачную ждет такой же.
– Как вам не стыдно? – вскипел Морозини. – Бедной малютке плохо, а вы смеетесь! Я, пожалуй, пойду узнаю...
Рука молодой женщины с неожиданной силой сжала его локоть.
– Стойте спокойно! – прошипела она сквозь зубы. – Никто не поймет, почему вы проявляете такое участие, особенно муж. А я и не знала, что вы чувствительны к чарам молоденьких девочек, друг мой.
– Я чувствителен к любому страданию.
– Здесь есть кому о ней позаботиться. Впрочем, я пойду справлюсь...
– Вы? С какой стати?
– Во-первых, я женщина. Во-вторых, друг семьи. И в-третьих, у меня комната в замке, и мне нужно запастись носовыми платками, чтобы вволю порыдать в вашем обществе. Ждите меня здесь!
Придерживая одной рукой муслиновые юбки, а другой сняв шляпку, молодая женщина направилась к замку. Видаль-Пеликорн, воспользовавшись ее уходом, подошел к своему другу. Обычно такой уверенный в себе, сейчас он казался встревоженным.
– Ничего не понимаю, – сказал он, даже не понизив голос, так как все вокруг громко и оживленно разговаривали. – Обморок не входил в программу! По крайней мере, на этот момент!
– Вы договорились, что ей станет дурно?
– Да. За ужином. Она должна была пожаловаться на недомогание и попросить разрешения отдохнуть. Фэррэлс не смог бы остаться с ней: ему нельзя пренебречь такими важными гостями. Во время фейерверка Анелька с помощью Ванды, которая полностью предана нам, должна была переодеться в платье горничной и, держась в стороне от террасы, спуститься к реке, где будет ждать ее Ромуальд. Не понимаю, что случилось. Может быть, она неправильно меня поняла?
– А что, если она и вправду больна? Она была такая бледная и печальная, когда шла к алтарю.
– Возможно, вы правы. Что-то тут не так! Еще вчера она радовалась как ребенок при мысли о сегодняшнем приключении. Кажется, я начинаю верить, что она любит вас...
– Единственная хорошая новость за весь день! Что вы теперь собираетесь делать?
– Ничего! Нас просили подождать. Подождем! Я пока поразмыслю, как действовать дальше. Видите ли, я рассчитывал, пока все будут ужинать, заняться столом с драгоценностями, а теперь надо придумать что-то другое...
Пока он размышлял, Альдо изо всех сил старался сохранить спокойствие. Это было нелегко: терпение вообще не являлось его главной добродетелью. Дурные предчувствия одолевали князя, да и атмосфера в цветочной часовне стала гнетущей. Собравшиеся здесь люди казались жертвами кораблекрушения, выброшенными на пустынный остров. Музыка смолкла, священник куда-то скрылся, подружки невесты сидели на ступеньках алтаря, а кто и прямо на ковре, играя цветами и лентами. Некоторые девочки плакали, а гости вопросительно переглядывались: уйти? остаться? Ожидание длилось уже целую вечность, и мало-помалу терпение присутствующих стало иссякать. Первыми заволновались официальные лица, министры и послы. Со всех сторон доносились обрывки фраз: «Это неслыханно!.. Обморок не может продолжаться так долго... Кто-нибудь мог бы побеспокоиться о нас!.. Никогда не видел ничего подобного, а вы?..»
Альдо достал из кармана часы:
– Если через пять минут никто не выйдет, я пойду туда и узнаю, в чем дело!
Не успел он договорить, как появился граф Солманский – все такой же сдержанный и торжественный, но явно расстроенный. Он прошел сквозь толпу, встал на место священника и, принеся извинения от имени сэра Эрика и от своего, успокоил гостей на предмет здоровья своей дочери:
– Ей уже лучше, но она чувствует себя слишком слабой, чтобы присутствовать на мессе, которая должна была последовать за церемонией. Впрочем, теперь, когда бракосочетание свершилось, это уже не имеет значения. Обмен кольцами состоится позже, в узком кругу, но праздник будет продолжен, и наш хозяин ждет вас. Прошу вас, следуйте за мной в замок, нам всем необходимо вновь окунуться в атмосферу веселья...
С этими словами граф предложил руку даме, сидевшей в первом ряду. Это была англичанка, в годах, но с горделивой осанкой – герцогиня Дэнверс, давняя и очень близкая приятельница Фэррэлса. Остальные гости с немалым облегчением последовали за ними, на все лады комментируя происшедшее. Многие задавались вопросом, действителен ли этот скомканный обряд бракосочетания: никто так и не разобрал, что пролепетала Анелька, перед тем как потеряла сознание. В их числе был, конечно, Альдо:
– С чего Солманский взял, будто его дочь обвенчана? Даже священник не понял, что она сказала, перед тем как лишилась чувств, и обряд не был доведен до конца. У нас в Венеции такой брак не имел бы силы!
– Я не очень компетентен в этих делах, – отозвался Адальбер, – но Фэррэлсу на это наплевать. Он протестант.
– Ну и что же?
– Да будет вам известно, сэр Эрик выстроил всю эту театральную декорацию и согласился на церемонию только для того, чтобы доставить удовольствие невесте, которая хотела венчаться по обрядам своей веры. Но для него значение имеет только благословение, которое дал им пастор, без свидетелей, вчера, после гражданского бракосочетания и перед ужином.
Альдо задохнулся, не веря своим ушам:
– Откуда вы знаете? Вы были при этом?
– Нет. Это мне рассказал Сигизмунд, прежде чем утонуть в винных погребах своего зятя...
– И вы только теперь мне об этом говорите?
– Вы и без того слишком нервничали. К тому же этот эпизод не имел бы особого значения, если бы католическое венчание свершилось, но после того, что произошло сейчас, события предстают в ином свете... и, может быть, неожиданный обморок имеет объяснение.
Морозини остановился как вкопанный посреди аллеи и, схватив за руку своего друга, заставил его остановиться тоже. Перед ним вновь предстало страдальческое лицо Анельки, когда она шла к алтарю.
– Скажите мне правду, Адаль! Это все, что молодой Солманский поведал вам?
– Конечно, все. К тому же после обеда он не мог связать и двух слов. Что вы себе вообразили?
– Худшее! Вы думаете, это невозможно? Несмотря на все свое богатство и баронский титул, пожалованный королем Георгом V, ваш Фэррэлс – всего лишь выскочка, неотесанный мужлан, способный на все... даже осуществить свои супружеские права прошлой ночью. О, если он только посмел!..
В порыве гнева, столь же внезапном, как шквал на море в тропических широтах, князь повернулся к ярко освещенному замку, будто хотел устремиться на штурм. Видаль-Пеликорна напугала ярость, прорвавшаяся сквозь изысканную внешность и небрежную повадку итальянского вельможи; он мягко обнял друга за плечи.
– Что вы такое выдумали? Полноте, этого не может быть! Вы забыли об отце! Он никогда бы не допустил, чтобы с его дочерью так обошлись... Прошу вас, Альдо, успокойтесь! Не время поднимать шум! У нас есть еще важные дела...
Морозини вымученно улыбнулся:
– Вы правы. Забудьте об этом, старина! Скорее бы уж этот день кончился, а то я, кажется, уже схожу с ума...
– Вы должны выдержать до конца! Я верю в вас... Зато мне пришла в голову одна идея...
Больше он ничего сказать не успел.
– Что это вы здесь делаете? – окликнул их веселый голос. – Все уже в замке и собираются садиться за стол, а вы все болтаете?
По своему обыкновению, Дианора Кледерман появилась неожиданно, как умела только она одна. Она успела переодеться – вернее сказать, почти разделась. На ней теперь было платье из серебряной парчи, оставлявшее открытыми плечи и спину и едва прикрывавшее великолепные груди. Длинные серьги из бриллиантов и сапфиров покачивались по обе стороны от ее шеи, совершенную линию которой не нарушало ни единое украшение. Зато руки почти до локтей были скрыты под браслетами из тех же камней. Только одно кольцо с огромным солитером украшало пальцы, сжимавшие большой веер из белых страусовых перьев. Дианора знала, что она ослепительна, и взгляды обоих мужчин недвусмысленно подтвердили это. Она одарила Адальбера чарующей улыбкой:
– Вы не могли бы пройти вперед, господин Видаль-Пеликорн? Мне нужно сказать нашему другу два слова наедине.
– Сударыня, разве я могу в чем-либо отказать сладкоголосой сирене, которая была столь благосклонна, что с первого раза запомнила мое длинное имя?
– Ну? – нетерпеливо спросил Морозини, которого перспектива беседы с ней наедине отнюдь не прельщала. – Что вы хотели мне сказать?
– Вот что!
В то же мгновение она прижалась к нему; сверкающие бриллиантами руки обвились вокруг шеи Альдо, свежий и в то же время сладко благоухающий рот впился в его губы. Это было так неожиданно и так целительно – истинный бальзам пролился на его издерганные нервы, – что Альдо не сразу высвободился. Он смаковал поцелуй, как бокал хорошего шампанского. Наконец он оттолкнул молодую женщину и спросил насмешливо:
– Это все?
– Да, пока, но после ты получишь много больше. Посмотри вокруг! Это сад волшебных грез, а ночь божественная. Все это будет нашим, когда Фэррэлс увезет свою глупенькую гусыню, чтобы научить ее любви...
Вот этого ей говорить не следовало. Князь тотчас же вышел из себя:
– Ты способна думать о чем-нибудь, кроме постели? Я что-то плохо представляю себе, как этот старый козел будет просвещать невинную девушку!
– О! Он-то с честью выполнит свой долг! Это, конечно, не такой виртуоз, как ты, но, смею сказать, не бездарен.
Альдо остолбенел.
– Нет, не может быть! – вырвалось у него. – Ты спала с ним?
– М-м... да. Незадолго до того как встретила Морица. Одно время я даже подумывала, не женить ли его на себе, но, решительно, я не люблю пушек. От них такой грохот... И потом, сэр Эрик ненастоящий вельможа, тогда как мой супруг...
– В таком случае я не понимаю, почему тебе так нравится обманывать его. Все, идем. Я голоден!
И, схватив Дианору за руку, он почти бегом потащил ее к замку...
– Но подожди! – протестовала она. – Я думала, ты меня любишь...
– Я тоже так думал... давно, когда был молодым и наивным!
Может быть, сэр Эрик и не был настоящим вельможей, но он обладал несметным богатством и умел им блеснуть. За время церемонии, несмотря на то что она оказалась скомканной, армия его слуг успела сотворить еще одно чудо: они превратили анфиладу залов – за исключением одного – в экзотический сад. Апельсиновые деревья в больших вазах из китайского фарфора стояли вдоль стен, сплошь обитых зелеными решетками, по которым бесчисленные, покрытые цветами лианы взбирались к огромным хрустальным люстрам. Ледяные обелиски сохраняли свежесть зелени. Среди всего этого великолепия круглые столы, покрытые кружевными скатертями, сверкающие дорогой посудой и хрусталем, освещенные длинными свечами в больших позолоченных подсвечниках, ожидали гостей, которых дворецкие в зеленых ливреях провожали на предназначенные им места. Все это было задумано, чтобы порадовать новобрачную, так любившую сады...
Морозини вздохнул с облегчением, когда его разлучили с г-жой Кледерман: ее усадили за стол для самых почетных гостей, вместе с герцогиней Дэнверс. Альдо проводили к другому столу, где он оказался между угрюмой испанской графиней с темным пушком над полной верхней губой и молодой американкой, которая была бы очаровательна, если бы не ее смех, похожий на ржание, – а смеялась она по любому поводу. Зато за этим же столом сидел и Видаль-Пеликорн, что особенно обрадовало Альдо: если за столом сидел он, не надо было искать тему для беседы. Археолог уже потчевал слушателей многоученой лекцией о Египте Аменхотепов и Рамсесов.
Альдо таким образом надеялся спокойно предаться своим мыслям, но вдруг почувствовал, как под прикрытием блюда раковых шеек со взбитыми белками что-то скользнуло ему в руку: сложенная в несколько раз бумажка.
Ломая голову, как бы развернуть ее и прочесть, он поймал взгляд Адаля и незаметно показал ему то, что держал в руке. Археолог тотчас же принялся рассказывать нечто вроде захватывающего детективного романа, героиней которого была царица Нитокрис, и приковал к себе внимание всех соседей по столу. Альдо осторожно развернул под салфеткой записку и прочел ее.
«Мне нужно с вами поговорить. Ванда будет ждать вас на лестнице в половине одиннадцатого. А.»
Волна счастья захлестнула Альдо. Он огляделся. Покинуть свое место так, чтобы его не заметили за центральным столом, не представляло трудности: достаточно было сделать шаг назад, и его надежно скроют апельсиновые деревья и завеса из лиан. И уж совсем удачно – стол был недалеко от двери.
В назначенный час князь, взглянув на Фэррэлса, убедился, что тот погружен в какой-то спор и не обращает внимания на остальных гостей, извинился перед соседями, отодвинул стул и вышел...
Вестибюль не был пуст, отнюдь. Официанты сновали чередой из кухни в зал и обратно – деловито и бесшумно. Дверь зала с подарками была открыта – хозяин считал неприличным, даже оскорбительным для гостей закрыть ее, прежде чем они разойдутся, – и оттуда было слышно, как переругиваются между собой охранники. Тот, что стоял ближе к порогу, по-своему истолковав намерения Морозини, указал ему на большую лестницу, любезно уточнив:
– Это с другой стороны, в нише...
Кивком поблагодарив его, Альдо направился к указанному месту, зашел туда, вышел, быстро огляделся, решил, что момент подходящий, и бросился к застланной ковром лестнице. В несколько прыжков он оказался на площадке, вправо и влево от которой уходил широкий коридор, освещенный настенными светильниками. Долго искать не пришлось: внушительная фигура Ванды показалась из-за старинного портшеза, стоявшего у входа в одну из галерей. Она сделала ему знак следовать за ней, затем, остановившись у какой-то двери, приложила палец к губам и на цыпочках удалилась.
Морозини тихонько постучал и, не дожидаясь ответа, взялся за ручку двери, чтобы войти. Удар настиг его именно в этот миг, и он рухнул, не успев даже вскрикнуть. Странно, но последнее, что он запомнил, – как будто кто-то засмеялся в тишине. Коротким смешком, скрипучим и злобным...


Когда Альдо наконец очнулся, голова его гудела и раскалывалась от боли, однако на его умственных способностях это, похоже, не отразилось. Он с удивлением обнаружил, что лежит на мягкой кровати посреди красиво обставленной и ярко освещенной комнаты. В детективных романах, которые он любил читать, герой обычно приходил в себя в подвале, среди пыли и паутины, в темном чулане без окон или даже в стенном шкафу... Но тот, кто на него напал, оказался исключительно заботливым: подложил ему под голову две подушки и аккуратно повесил его фрак на спинку кресла. На кресле лежало также голубое муслиновое платье – он сразу узнал его...
Узнал он и запах дорогих духов – пьянящий и очень оригинальный запах, который всегда сопровождал Дианору. Итак, по неясным ему причинам человек, смеявшийся таким характерным и неприятным смехом, на этот раз, очевидно, взял на себя миссию по воссоединению разлученных любовников...
– Очень любезно с его стороны, но старался он наверняка не для моего блага, – пробормотал Альдо.
Он сел – комната слегка качнулась перед глазами, – затем с трудом встал и привел в порядок свою одежду. Взглянув на часы, он обнаружил, что находится здесь уже больше четверти часа, и тут же убедился, что придется задержаться еще на некоторое время: дверь комнаты была заперта снаружи на ключ. «Нет, надо срочно учиться слесарному делу!» – подумал Альдо, не без зависти вспомнив таланты Адальбера. Ему было ясно одно: кому-то очень нужно, чтобы он оставался у Дианоры как раз тогда, когда его ждала Анелька. Но была ли записка – он нашел ее у себя в кармане – действительно написана юной полькой? Почерк не рассеял его сомнений...
Замок – подлинный XVII век! – был изумительно красив и так же изумительно крепок. Взломать его Альдо не мог – разве только высадить дверь. Не зная, что за ней скрывается, он колебался, боясь поднять шум. Окно? Князь распахнул его и увидел внизу залитые светом сказочные сады. Увы, света было слишком много: на фоне освещенного фасада он будет отчетливо виден, как на витрине, а в саду, к несчастью, были люди. К тому же от земли его отделяли по меньшей мере два этажа, а стена была совершенно гладкая: впору сломать шею...
Морозини уже готов был связать простыни с кровати, следуя классической методе и рискуя сойти за сумасшедшего, как вдруг где-то на первом этаже послышался оглушительный шум, волной раскатившийся по всему замку. Что-то загрохотало, потом раздались крики, топот, свистки. Полицейские? Альдо больше не раздумывал: не испытывая ни угрызений совести, ни жалости к прекрасной росписи – тоже XVII века! – он кинулся на дверь подобно пушечному ядру и вышиб ее одним ударом ноги. Галерея была пуста, зато внизу переполох продолжался.
Вестибюль был полон людей; они суетились, жестикулировали, что-то говорили все одновременно, поэтому никто не обратил внимания на Альдо, когда он спускался по лестнице. Люди толпились перед входом в зал с подарками; дверь была закрыта. Два охранника стояли, прислонясь к ней, и что-то объясняли гостям.
– Что случилось? – спросил Альдо – энергично работая локтями, он сумел пробиться в первые ряды.
– Ничего страшного, сударь, – ответил один из полицейских. – Нам приказано никого не впускать и не выпускать.
– Но почему? Кто там?
– Господин Фэррэлс с несколькими гостями. Дамы, прибывшие с опозданием, не успели посмотреть подарки.
– И для этого ему понадобилось запираться?
– Э-э... видите ли... одна из этих дам подвернула ногу и, пытаясь за что-нибудь удержаться, сорвала бархат со стола с драгоценностями. Все рассыпалось по полу. Господин Фэррэлс помогал своей гостье подняться, а нам сразу же приказал закрыть дверь, чтобы никто не вышел, пока все драгоценности не будут на своих местах...
– На редкость любезно! – возмутился кто-то. – Этот англичанин абсолютно невоспитан! Неужели он думает, что бедная женщина нарочно упала, чтобы украсть его побрякушки?
– Это вряд ли! – рассмеялся охранник. – Насколько я знаю, это старая английская леди, герцогиня, родственница королевской семьи! Сейчас она сидит в кресле и пьет коньяк для успокоения нервов, а все остальные вместе с моими коллегами собирают драгоценности... Прошу вас, дамы и господа, – добавил он, повысив голос, – вернитесь, пожалуйста, в залы и подождите, пока здесь наведут порядок! Это ненадолго...
– Будем надеяться, что ни одна из его злополучных драгоценностей не пропадет, – проворчал врач, оказавший помощь Анельке. – Иначе с него станется подвергнуть нас всех обыску... Мне хочется сейчас же уехать!
– Нет, Эдуард, побудем еще! – запротестовала его жена. – Это все так забавно!
– Забавно? Вы, однако, не привередливы, Маргарита! Посмотрите-ка на министров!
Министры держали совет с двумя послами у входа в залы: они собирались потребовать свои машины, хотя все, казалось, воспринимали происходящее философски. Альдо услышал, как один из них – это был г-н Диор, министр торговли и промышленности – со смехом заявил:
– Эту свадьбу я надолго запомню! Подумать только, ради нее я уехал из Марселя, где президент, возвращаясь из Северной Африки, остановился, чтобы присутствовать на открытии Колониальной выставки!
– Но вы ведь, кажется, уже открывали эту выставку в апреле вместе с вашим коллегой Альбером Сарро, министром колоний? – заметил один из собеседников.
– Это было только предварительное открытие, так как выставка не была еще полностью готова. Надо сказать, она удалась, это стоит посмотреть. Некоторые павильоны – подлинное чудо, и...
Морозини потерял интерес к разговору высоких должностных лиц и стал искать глазами Видаль-Пеликорна, однако угловатой фигуры и растрепанной копны волос нигде не было видно. Прошло еще какое-то время – ожидавшим оно показалось бесконечно долгим, – и вот наконец обе створки двери распахнулись. Первым вышел улыбающийся сэр Эрик; он вел под руку пожилую леди, явившуюся невольной причиной переполоха. Следом показались гости, просидевшие все это время взаперти; среди них – испанская графиня, соседка Морозини по столу, а также Дианора и Адальбер – оба весело хохотали. Альдо поспешил к ним.
– Скажите на милость! Вы, кажется, прекрасно развлеклись?
– Вы не представляете, до чего хорошо! – воскликнула молодая женщина. – Вообразите только – бедняжка герцогиня лежит ничком на полу под бархатным покрывалом, за которое зацепилось несколько безделушек, очень дорогих, между прочим... а все остальные раскатились в разные стороны – до того уморительно! Но, – добавила она, понизив голос, – видели бы вы лицо сэра Эрика – вот что было самое смешное. Он потерял из виду свой талисман, знаменитую «Голубую звезду», о которой он прожужжал нам все уши. Я даже подумала, что он разденет всех нас и обыщет!
– Лично я был бы очень доволен, – вставил Адальбер, подмигнув, за что был тотчас наказан: Дианора шутливо шлепнула его веером.
– Не будьте вульгарным, друг мой. Но как бы то ни было, именно вам мы обязаны спасением: не найди вы сапфир, что бы сейчас было, Боже мой!..
– Неужели светский лоск с него сошел? – спросил Морозини с презрительной улыбкой.
– Скажите лучше, улетучился! Пф-ф! Мы увидели Гарпагона, у которого украли его шкатулку. Вот когда пришлось натерпеться страху! Ну, я поднимусь к себе, наведу красоту, пока не начался фейерверк. Встретимся на террасе...
Морозини хотел было предупредить Дианору, что будет, пожалуй, трудновато закрыть дверь, но, поколебавшись, решил предоставить ей сделать это открытие самой и увел Адальбера на крыльцо выкурить по сигарете. Он видел в глазах друга лукавый блеск и буквально сгорал от любопытства, но не успел задать ни одного вопроса. Закурив огромную сигару, дымившую как паровоз, Видаль-Пеликорн тихо и быстро проговорил:
– Рассказывайте же скорее! Я полагаю, вы виделись с нашей новобрачной и сейчас она уже спешит к Ромуальду?
– Понятия не имею! Записка была ловушкой. Меня оглушили, а очнулся я в постели госпожи Кледерман.
– Не самое худшее место, – пробормотал археолог, но даже не улыбнулся. – Вы знаете, кто это сделал?
– Тот же человек, что избил или приказал меня избить в парке Монсо. Я слышал смех, который трудно не узнать. Кажется, у кого-то вошло в привычку бить меня по голове, и мне это очень не нравится!
– А как вы вышли?
– Я выбил дверь, когда услышал шум внизу. Но расскажите мне все-таки, что произошло? Как это получилось, что леди Клементина упала – уж не вы ли тут замешаны?
Видаль-Пеликорн сокрушенно вздохнул:
– Увы! Я всему виной! Подставил бедной леди подножку... нечаянно, разумеется, вы же знаете, как неуклюжи мои нижние конечности! Зато, – добавил он тише и гораздо веселее, – вы будете довольны: сапфир у меня в кармане. В футляре лежит копия, которую дал вам Симон.
Новость была потрясающая – Альдо готов был завопить от радости.
– Это правда? – вырвалось у него.
– Не так громко! Конечно, правда. Я мог бы вам его показать, но здесь, пожалуй, не место.
Гости уже выходили из замка, направляясь к террасе, где были расставлены кресла. Альдо увидел г-жу Кледерман в легкой накидке, наброшенной на обнаженные плечи.
– Я вас искала, – сказала она. – Со мной приключилась странная вещь: какой-то идиот додумался вышибить дверь моей комнаты.
– Наверно, чересчур пылкий поклонник? – предположил Морозини, пожав плечами. – Надеюсь, вам дали другую комнату?
– Это невозможно: все комнаты заняты. Но дверь уже чинят. Фэррэлс был вне себя, когда увидел это безобразие: он как раз поднялся за своей драгоценной супругой, чтобы она открыла фейерверк, прежде чем они отбудут на свою Киферу... Кстати, надо идти, если мы хотим занять хорошие места! – добавила она, беря обоих мужчин под руки. Морозини, однако, ловко увернулся.
– Идите вперед, прошу вас! Мне надо вымыть руки.
– Мне тоже, – подхватил Адальбер. – Я перепачкался, пока ползал по полу в поисках этого проклятого кулона...
На самом же деле обоим хотелось увидеть, как выйдет сэр Эрик – с молодой женой или один. Скорее всего, один: Анелька должна была улизнуть именно во время фейерверка. Для этого девушке надо было уговорить Фэррэлса дать ей отдохнуть еще немного...
В вестибюле все еще толпились гости. Старая герцогиня, немного уставшая после своего приключения, сидела в большом кресле у лестницы, а граф Солманский нервно вышагивал взад и вперед, то и дело с тревогой поглядывая наверх.
Увидев Альдо и Адальбера, он натянуто улыбнулся им:
– Как глупо было приезжать сюда! Играть свадьбу так далеко от Парижа – мне это с самого начала не нравилось, но мой зять и слышать ничего не хотел. Невеста, видите ли, обожает сады, и поэтому он хотел, чтобы их брак свершился на лоне природы! Просто смешно!
Новоиспеченный тесть был явно не в духе. Видаль-Пеликорн обернул к нему свою невинную физиономию.
– Это так поэтично! – вздохнул он. – А вы разве не любите деревню?
– Терпеть не могу. Она наводит на меня тоску!
– Как странно для поляка. Те из ваших соотечественников, с кем я знаком, деревню просто обожают...
Он не договорил. На лестнице появился сэр Эрик, и Морозини с радостью отметил про себя, что он один и выглядит озабоченным.
– Ну что? – спросил его Солманский. – Где же моя дочь?
Сэр Эрик спустился к нему и огорченно вздохнул:
– Ее сейчас укладывают в постель. Боюсь, что нам придется остаться на эту ночь здесь... Горничная сказала мне, что она уже дважды теряла сознание...
– Я пойду посмотрю, что с ней! – решительно заявил отец и уже ступил было на лестницу, но Фэррэлс остановил его.
– Дайте ей отдохнуть! Больше всего ей нужен покой, а мой секретарь уже звонит в Париж, и завтра здесь будет врач-специалист. Лучше помогите мне довести до конца этот злополучный вечер. Осталось посмотреть на ракеты, а потом гости разойдутся. Я скажу несколько слов нашим друзьям, – добавил он и, подойдя к герцогине, предложил ей руку, а затем повернулся к Альдо и Адальберу, которые не знали, что и думать. – Идемте же, господа! Нас ждет, надеюсь, великолепное зрелище!
Пока разноцветные звезды, ракеты, римские свечи и бенгальские огни озаряли ночное небо под восторженные возгласы гостей, отбросивших на время взрослую сдержанность и вернувшихся в забытое детство, оба друга едва не пританцовывали от нетерпения: им хотелось скорее спуститься к реке и посмотреть, что там делается. Однако хозяин не отходил от них до конца фейерверка. Затем Фэррэлс произнес небольшую речь, извинившись за отсутствие жены и поблагодарив своих друзей за проявленное ими терпение. После этого гости – те, кто не ночевал в замке, – начали разъезжаться.
Как ни странно, сэр Эрик пожелал лично проводить Морозини до его машины, которую подогнал к замку один из слуг, к вящему разочарованию г-жи Кледерман: ей явно не хотелось расставаться со старым другом, но настаивать она не решилась из боязни погубить свою репутацию. Молодая женщина, однако, успела шепнуть Альдо, что намерена приехать в Венецию в самом скором времени. Эта перспектива отнюдь не привела князя в восторг, но, поглощенный иными заботами, он предпочел о ней не задумываться. Как говорится, довлеет дневи злоба его!
Князь уже подъезжал к воротам, у которых, несмотря на поздний час, толпились журналисты и любопытные, когда Видаль-Пеликорн нагнал его.
– Я забыл спросить у вас ваш здешний адрес.
– Я остановился в усадьбе «Ренодьер», у госпожи де Сен-Медар. Это между Мером и Ла-Шапель-Сен-Мартен.
– Езжайте прямо туда и сидите смирно! Я заеду к вам завтра.
И, захлопнув дверцу машины, он направился к замку, обернулся на ходу и громко, как будто заканчивая фразу, произнес:
– ...Так я непременно покажу вам почти такую же, как в Лувре! До скорого!
Не без сожаления Морозини отправился в обратный путь. События приняли странный оборот, и он никак не мог отделаться от гнетущего чувства тревоги, вспоминая странное выражение лица Фэррэлса, когда тот спустился к гостям. Что-то подсказывало ему: комедия, превратившаяся, когда Адальбер совершал свои подвиги, в фарс, теперь неотвратимо приближается к драме...




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Голубая звезда - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть вторая

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Голубая звезда - Бенцони Жюльетта



Очень увлекательно
Голубая звезда - Бенцони ЖюльеттаЛуиза
2.01.2013, 8.27





интересно
Голубая звезда - Бенцони Жюльеттамила
8.08.2014, 9.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100