Читать онлайн Голубая звезда, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубая звезда - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубая звезда - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубая звезда - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Голубая звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
Игра в открытую

– Вот чего я не могу понять, – вздохнул Видаль-Пеликорн. – Почему Фэррэлс так хочет получить ваш сапфир, что даже готов жениться – это он-то, убежденный холостяк, – чтобы завладеть им? Никогда прежде драгоценности его не интересовали.
Завтрак только что закончился. Двое друзей перешли в курительную и, устроившись в глубоких кожаных креслах, воздавали должное кофе, ликерам и сигарам.
– Это загадка, – кивнул Морозини, прикуривая от пламени свечи, – но, по правде говоря, мне куда больше хотелось бы узнать, каким образом камень, принадлежавший моей семье со времен Людовика XIV, вдруг превратился в фамильную драгоценность польской графини.
– Одно другому не мешает: быть может, тут есть какая-то связь. Прекрасная Анелька говорила вам, что отец хочет выдать ее за Фэррэлса, чтобы обеспечить ей – и не столько ей, сколько себе! – изрядный кусок баснословного состояния. Солманский мог узнать, что сэру Эрику нужен сапфир, и раздобыть его ценой преступления...
– И ждать пять лет, прежде чем осуществить свой план?
– У него не было другого выхода! Тогда, в Венеции, он воспользовался вашим вынужденным отсутствием, а потом пришлось дождаться, когда дочь можно будет выдать замуж. Не мог же он предложить Фэррэлсу тринадцатилетнюю девчонку, которая наверняка была в то время не так красива, как сейчас. По-моему, моя версия вполне логична. Чутье мне подсказывает, что этот Солманский способен на все.
– Кстати, поскольку вы вхожи к Фэррэлсу, я бы хотел попросить вас об одолжении. Попытайтесь узнать побольше об этом поляке, который, на мой взгляд, сильно смахивает на прусского офицера. А я со своей стороны поведу прямую атаку на Фэррэлса.
– Каким образом?
– Я буду играть в открытую. Спрошу его, почему он хочет заполучить именно этот камень, и никакой другой. Может быть, спрошу и о том, почему он не обратился непосредственно ко мне.
Археолог задумался, рассеянно поглаживая пальцем статуэтку бога-сокола Гора на деревянной подставке.
– Такая тактика может принести свои плоды, однако я сомневаюсь, верна ли она. Этот человек хитер, обходителен, он вполне способен заморочить вам голову.
– Не считайте меня простачком, дорогой Адаль! Это не так легко, как вам кажется.
– Охотно верю, но как вы рассчитываете добиться встречи с ним? Он человек осторожный, подозрительный, его дом тщательно охраняется.
– Знаю, и все же я увижусь с ним. Если я захочу, он даже сам придет к госпоже де Соммьер. Я говорил вам, что он хочет расширить свои владения и давно донимает ее предложениями продать ему особняк? Однако я предпочту нанести визит... мне, видите ли, по-прежнему хочется посмотреть на этот дом изнутри.
– Действительно, ему требуется все больше места, чтобы разместить то, что он уже заграбастал и продолжает приобретать, – статуи, стелы, саркофаги и прочие подобные безделушки. Здешний особняк вот-вот треснет по швам, его дом в Лондоне тоже битком набит. Но это ваше желание наведаться в логово людоеда – не кроется ли за ним надежда увидеть его прелестную невесту? Что-то подсказывает мне, что ее чары не оставили вас равнодушным.
– Хоть ваши непослушные кудри и лезут вам в глаза, они, похоже, не мешают вам видеть насквозь? Вы правы, она нравится мне, но прошу вас, не будем об этом: я и без того чувствую себя смешным!
– И напрасно. Если вспомнить предложение, которое она вам сделала в поезде, я готов держать пари, что и вы ей небезразличны. Только, боюсь, теперь вам лучше об этом забыть. Фэррэлс не из тех, кто легко выпускает добычу. Когда у пса отнимают кость, он может укусить, и пребольно!.. Так что, если вы с ним встретитесь, советую вам говорить о сапфире, но не о будущей леди. Для одного раза это будет чересчур...
– Об этом не беспокойтесь! Я не круглый дурак и уж как-нибудь могу отличить главное от второстепенного...
– Хорошо. Итак, с этим все ясно... Да, вот еще что! Вы, кажется, говорили, что Аронов дал вам копию кулона?
– Что вы хотите с ней делать?
– Спрятать в надежное место. С той минуты, как вы хоть словом обмолвитесь о сапфире, я не поручусь за вашу безопасность, – холодно произнес Видаль-Пеликорн. – Я буду очень огорчен, если это будет стоить вам жизни, но важно, чтобы возможность вернуть камень на место не исчезла вместе с вами.
Альдо в изумлении уставился на своего собеседника:
– Вы это серьезно?
– Более чем! Я уверен, что если вы предъявите свои права на сапфир, то тем самым подвергнете себя опасности: эти люди слишком многим рисковали, чтобы завладеть им. Выход у них один: устранить вас!
– Эти люди? Вы имеете в виду Фэррэлса?
– Этого я не говорил. Человек, который продает столько оружия, что хватило бы уничтожить все человечество, сам вряд ли опустится до того, чтобы взяться за нож или револьвер. Для таких смерть становится чистой абстракцией. К тому же у сэра Эрика неплохая репутация: когда речь идет о делах, он беспощаден, но при этом человек он прямой и честный. Нет, куда больше меня беспокоит ваш Солманский. Сделка, которую он заключает с Фэррэлсом, характеризует его не самым лестным образом.
– Согласен, согласен, но грязная сделка – одно, а убийство – совсем другое...
– Будь девушка свободна, я бы решил, что вы защищаете будущего тестя. Подумайте сами! Он прибыл из Варшавы, где живет Симон... временно; а ведь в Варшаве совсем недавно был убит Элия Амсхель, да и вам посоветовали уехать как можно скорее.
– Если убийца – он, то ему было легче легкого избавиться от меня в поезде: я был там один против троих мужчин.
– Не надо так упрощать: возможно, тогда это не было бы ему на руку. Вы не хотите предоставить для начала мне действовать по моему усмотрению?
– То есть?
– Попытаться подменить настоящий кулон поддельным. Ноги у меня, правда, неуклюжие, зато руки очень и очень ловкие, – добавил Адальбер, с довольным видом глядя на свои длинные пальцы.
– Вы уверены, что вам это удастся?
Археолог помолчал, потом ответил со вздохом:
– Нет. Все будет зависеть от обстоятельств...
– Тогда, – заключил Альдо, вставая, – я все же начну действовать по своему плану. Даже если меня постигнет неудача, дело, по крайней мере, сдвинется с мертвой точки.
– Хотите, бросив камень, взбаламутить воду? Что ж, в конце концов, почему бы нет? Только поверьте мне: прежде чем что-либо предпринимать, вы должны передать мне копию.
– Сегодня вечером она будет у вас.
Уже в прихожей, взяв из рук слуги свою шляпу, трость и перчатки, Морозини решился все же удовлетворить свое любопытство. Он улыбнулся хозяину своей обезоруживающе дерзкой улыбкой:
– Теперь, когда мы с вами заодно, вы позволите мне задать один... несколько нескромный вопрос?
– Почему бы нет? Нескромность весьма познавательна.
– Вы действительно археолог?
Чистые голубые глаза, не сморгнув, встретили взгляд Альдо.
– По призванию! После смерти Амсхеля моим первым долгом было помочь Симону, иначе, друг мой, я торчал бы теперь в Египте вместе со славным господином Лоре, который состоит на жалованье у Каирского музея и сейчас, вероятно, с завистью следит за раскопками, производимыми лордом Карнавоном и Говардом Картером в Долине фараонов... вкладывая такие средства, каких у нас никогда не будет. А что, мое упоминание о ловкости рук и вчерашняя вылазка вас смутили?
– Нет, что вы. Мне просто любопытно.
– Вот в этом я вас вполне понимаю. Но должен вас разочаровать: я не вор и не взломщик, хотя в слесарном деле далеко превзошел нашего доброго короля Людовика XVI. Я давно уже убедился, до какой степени это может оказаться полезным...
– Непременно учту ваш совет. А теперь пожелайте мне удачи... и спасибо за завтрак – все было превосходно!
Ближе к вечеру Сиприен в темном котелке и длинном черном пальто, застегнутом на все пуговицы, как для дуэли, отнес в особняк Фэррэлса визитную карточку Альдо и записку с просьбой о встрече. Ответ пришел через полчаса: сэр Эрик писал, что для него большая честь познакомиться с князем Морозини, и выражал готовность принять его завтра в пять часов пополудни.
– Ты пойдешь к нему? – спросила г-жа де Соммьер, которой этот визит совсем не нравился. – Лучше было бы пригласить его сюда.
– Чтобы он вообразил, будто вы готовы капитулировать? Я вовсе не иду с белым флагом, тетя Амелия, я собираюсь говорить о делах и не хочу впутывать в них вас...
– Будь осторожен! Этот проклятый сапфир опасная тема для разговоров, а мой сосед не внушает мне ни малейшего доверия.
– Это вполне естественно при ваших с ним отношениях, но успокойтесь, не съест же он меня.
Сам Морозини был абсолютно спокоен. Собираясь к Фэррэлсу, он вовсе не чувствовал, что заносит ногу над открытой западней – скорее ему казалось, будто он отправляется в крестовый поход. И хотя утром он, чтобы не пренебрегать советами Адальбера, посетил известный оружейный магазин, приобретенный им «браунинг» калибра 6, 35, достаточно, впрочем, компактный, не нарушал безупречную линию его элегантнейшего, сшитого в Лондоне серого костюма: он оставил свою покупку дома.
Упомянутый костюм оказался в родной стихии, когда лакей в английской ливрее сдал гостя с рук на руки дворецкому, а тот – секретарю, – от всех троих за милю пахло Лондоном. Дом же представлял собой нечто среднее между Британским музеем и Букингемским дворцом. Хозяин явно был богат, но обделен вкусом, и Морозини с грустью взирал на это нагромождение античных шедевров, среди которых были и немыслимо прекрасные, как, например, «Дионис» Праксителя, зажатый между критским быком и двумя витринами, буквально ломившимися от великолепных греческих ваз. В этих залах хватило бы экспонатов на два музея, да еще осталось бы на три-четыре антикварных магазина.
«Я начинаю верить, что ему не хватает места, – сказал себе Морозини, следуя за прямой как палка фигурой секретаря, – но скромного особняка тети Амелии вряд ли хватит. Ему бы купить дворец или какой-нибудь пустующий вокзал...»
Они поднялись по лестнице, на ступенях которой теснились римские матроны и патриции, и вошли в просторный кабинет – очевидно, именно сюда забирался ночью Видаль-Пеликорн. Альдо показалось, будто кончился бредовый сон и он перескочил сразу через несколько столетий: на всех стенах сплошь книги до самого потолка, пол устлан роскошным персидским ковром удивительного, яркого и одновременно глубокого красного цвета, а из мебели – только большой стол из черного мрамора на бронзовых ножках, кресло и два стула испанской работы XVI века, достойных Эскориала.
Кресло хозяина дома стояло у высокого окна, но даже против света Альдо хватило одного взгляда, чтобы узнать в человеке, который с учтивым поклоном поднялся ему навстречу, того, кто следовал за Анелькой в парке Монсо, – мужчину с черными глазами и седыми волосами.
– Мы, похоже, уже где-то встречались... произнес хозяин с лукавой улыбкой. – Похоже также, что мы оба – ценители женской красоты.
У него был удивительный голос, напомнивший Альдо голос Симона Аронова, – такой же теплый, бархатистый, чарующий. В нем, должно быть, и крылся главный секрет обаяния этого загадочного человека. Рука, которую он протянул гостю, – и Морозини без колебаний пожал ее, – была крепкой, взгляд – прямым. Альдо улыбнулся в ответ, хоть и ощутил в сердце укол ревности: пожалуй, полюбить Фэррэлса легче, чем он предполагал...
– Памятуя об обстоятельствах этой встречи, я вынужден принести свои извинения жениху графини Солманской, – сказал он. – Я, честное слово, не предполагал, что проявляю неучтивость. Дело в том, что мы вместе ехали в Северном экспрессе и даже один раз отобедали вместе. Я хотел только поздороваться с ней, поболтать немного, но мне показалось, что, увидев меня в парке, графиня испугалась: она не захотела меня узнать. Я даже подумал, что меня ввело в заблуждение невероятное сходство...
– Такое сходство невозможно! Моя невеста неповторима, и ни одна женщина не может сравниться с нею, – с гордостью произнес сэр Эрик. Но прошу вас, возьмите стул, присаживайтесь и скажите мне, чему я обязан удовольствием видеть вас.
Альдо сел на старинный стул, с особой тщательностью расправив складку на брюках – это дало ему несколько лишних секунд на размышление.
– Вы, надеюсь, извините меня, что я снова возвращаюсь к разговору о графине, – начал он с рассчитанной медлительностью. – Когда мы прибыли в Париж, я был просто ослеплен ее красотой... но еще больше – красотой кулона на ее шее. Эту редкостную драгоценность я разыскиваю уже почти пять лет.
Как будто молния сверкнула под густыми бровями Фэррэлса, но губы его по-прежнему улыбались.
– Согласитесь, что этот кулон прекрасно смотрится на ней, – протянул он слащавым тоном, от которого в Альдо шевельнулось раздражение: ему вдруг показалось, что собеседник над ним насмехается.
– Он прекрасно смотрелся и на моей матери... разумеется, до того, как ее убили, чтобы украсть сапфир! – произнес он таким ледяным тоном, что улыбка тотчас исчезла с лица сэра Эрика.
– Убили? Вы уверены, что не заблуждаетесь?
– Разве только если счесть большую дозу сильнодействующего яда в конфетах методом лечения. Княгиню Изабеллу убили, сэр Эрик, убили, чтобы украсть сапфир, переходивший в ее семье из поколения в поколение, который был спрятан в одной из стоек ее кровати – об этом специально оборудованном тайнике было известно только ей и мне.
– И вы не заявили властям?
– К чему? Чтобы они заварили чудовищную кашу, осквернили тело моей матери и замарали наше имя? Испокон веков мы, Морозини, предпочитаем вершить свой суд сами...
– Это я могу понять, но... окажете ли вы мне честь, поверив на слово, что я ничего... повторяю, абсолютно ничего не знал об этой драме?
– Может быть, вам известно хотя бы, как сапфир попал к графу Солманскому? Ваша невеста как будто убеждена, что он достался ей от матери, и у меня нет оснований сомневаться в ее искренности...
– Она говорила об этом с вами? Где? Когда?
– В поезде... после того, как я не дал ей выброситься на полном ходу!
Матовое лицо Фэррэлса внезапно побледнело и приобрело странный сероватый оттенок.
– Она пыталась покончить с собой?
– Когда человек собирается выпрыгнуть из мчащегося поезда, его намерения, по-моему, ясны.
– Но почему?
– Быть может, потому что она не вполне согласна с отцом в вопросе замужества? Вы... на редкость прекрасная партия, сэр Эрик, вы вполне способны ослепить человека, чье состояние, очевидно, уже не то, что было прежде... но молодая девушка смотрит на вещи иначе.
– Вы удивляете меня! До сих пор она казалась мне вполне довольной.
– Настолько, что не посмела узнать попутчика, потому что вы шли следом? Может быть, она боится?
– Надеюсь, не меня? Я предлагаю ей жизнь, достойную королевы, и готов быть самым добрым, кротким и терпимым мужем.
– Я не сомневаюсь в этом. Скажу вам больше: встреча с вами, должно быть, оказалась для нее приятным сюрпризом. Но вот ее отец... Нрав у него, как мне кажется, крутой... и он во что бы то ни стало хочет устроить этот брак. Не меньше, чем вы хотите получить мой сапфир. На этот счет мне хотелось бы услышать от вас разъяснения. Вы не коллекционируете камней, даже представляющих историческую ценность. Почему же вы любой ценой стремитесь завладеть этим сапфиром?
Сэр Эрик встал с кресла, подошел к письменному столу, оперся на мраморную столешницу, сцепил кончики пальцев и в задумчивости почесал ими нос.
– Это очень давняя история, – вздохнул он. – Вы сказали, что ищете «Голубую звезду» – так всегда называли этот сапфир в моей семье! – почти пять лет? А я ищу ее вот уже три столетия.
Морозини ожидал чего угодно, только не этого. На миг ему подумалось, не сошел ли его собеседник с ума. Но нет, он не бредил и был вполне серьезен.
– Три столетия? – повторил Альдо. – Признаюсь, я вас не понимаю: здесь, наверно, какое-то недоразумение. Во-первых, я никогда не слышал, чтобы вестготский сапфир, или сапфир Монлоров, назывался иначе...
– Потому что Монлоры, завладев им, поспешили его переименовать. А может быть, они и вовсе этого не знали.
– Вы отдаете себе отчет, что обвиняете моих предков по материнской линии в воровстве?
– Вы ведь обвинили моего будущего тестя в убийстве... или были недалеки от этого? Мы квиты.
Беседа перестала быть светской. Альдо чувствовал, что теперь это поединок: клинки были обнажены. Момент наступил опасный; промах мог дорого обойтись, поэтому Морозини, сделав над собой усилие, заговорил ровным и спокойным голосом.
– Я ничего не утверждаю, – вздохнул он. – Расскажите мне историю «Голубой звезды», иначе я не знаю, что об этом и думать. Что общего может быть у вашей семьи с Монлорами?
– Вы забыли уточнить: с герцогами де Монлор. – Фэррэлс с нажимом произнес титул и усмехнулся. – Вся спесь ваших предков сквозила в эту минуту в вашем голосе. Так знайте: мои предки – уроженцы Верхнего Лангедока, как и ваши, только ваши были католиками, а мои – протестантами. Когда восемнадцатого октября тысяча шестьсот восемьдесят пятого года ваш славный король Людовик XIV отменил Нантский эдикт, поставив вне закона всех, кто не хотел молиться так же, как он, мой предок Гилем Фэррэлс был одновременно врачом и вигье
type="note" l:href="#n_20">[20]
в городке Каркассе близ замка неких могущественных герцогов. «Голубая звезда» досталась ему по праву наследования, после того как оборвалась династия вестготских королей. У сапфира была история, была и связанная с ним легенда; он считался священным камнем, приносящим счастье, и до тех страшных времен ничто не опровергало этого поверья...
– Если не считать всей крови, пролитой за него с тех пор, как он был похищен из Иерусалимского храма. Но продолжайте, прошу вас.
– Тысячами, десятками тысяч – всего уехали, насколько я помню, двести тысяч человек –гугеноты покидали Францию, чтобы обрести право жить спокойно и молиться по-своему. Родные Гилема заклинали его сделать то же самое: счастье, уверяли они, еще может им улыбнуться, ведь они возьмут с собой «Голубую звезду». Она будет их путеводной звездой, как то небесное светило, что указало волхвам путь в Вифлеем... Но Гилем был упрям, как целое стадо ослов: он не хотел покидать родную землю, которую любил, и рассчитывал, что ему и его семье обеспечит защиту и покровительство наследник герцога, с которым его связывала – он искренне в это верил – давняя дружба. Как будто возможна дружба между таким знатным вельможей и простым горожанином! – горько усмехнулся Фэррэлс, пожав плечами. – В действительности же будущий герцог, горевший желанием блистать в Версале – а из-за скупости его отца эта мечта была неосуществима, – замыслил черное дело. Он убедил Гилема доверить ему камень, поклявшись, что передаст его некоему королевскому министру и тем самым обеспечит спокойную жизнь всем Фэррэлсам, как нынешним, так и будущим. Наивный Гилем поверил этому негодяю и поплатился за это на другой же день: он был схвачен, наскоро осужден за неповиновение и доставлен в Марсель, где его приковали к королевской галере. Там он и умер под ударами бича. Его жене и детям удалось бежать в Голландию, где они нашли приют и покой. Ну, а «Голубая звезда» попала в руки ростовщика, а после смерти старого герцога была выкуплена и с тех пор хранилась в сокровищнице ваших предков, князь Морозини!.. Как вам моя история?
Альдо, все это время просидевший с закрытыми глазами, поднял веки, и его серьезный взгляд встретился со взглядом его противника.
– Она ужасна... Но ведь с незапамятных времен люди не перестают множить число подобных истории. Что до меня, я знаю одно: мою мать убили, чтобы без помех ограбить. Все остальное меня не касается.


– Напрасно вы так говорите: я вижу в этом справедливое воздаяние. Кровь невинной жертвы – плата за кровь благородного человека и пусть вам тяжело это слышать, я думаю, что душа Гилема наконец обрела покой.
Альдо вскочил так порывисто, что тяжелый испанский стул зашатался.
– Но не душа моей матери! Знайте, сэр Эрик: мне нужен ее убийца, кто бы он ни был. Молите Бога, чтобы он не оказался вашим близким родственником!
Англичанин снова пожал плечами.
– Та, на которой я женюсь, – единственная, чья судьба волнует меня, потому что я люблю ее... люблю горячо, страстно. Остальные меня не интересуют, вы можете истребить хоть всю ее родню – мне все равно. Отныне она – самое драгоценное мое сокровище.
– Тогда верните мне сапфир! Я готов купить его у вас.
Губы торговца оружием расползлись в улыбке – хитроватой и в то же время надменной:
– Вы недостаточно богаты.
– Я, конечно, не так богат, как вы, но все же богаче, чем вы думаете. Драгоценные камни исторические ли, нет ли – это моя профессия, и я знаю, сколько стоит каждый по сегодняшнему курсу, будь то «Регент» или «Кохинур». Назовите вашу цену!.. Будьте же великодушны, сэр Эрик: вы обретете счастье, так отдайте мне драгоценность!
– Одно неотделимо от другого. Но я не прочь проявить великодушие: я выплачу вам стоимость «Голубой звезды». В порядке компенсации...
Морозини едва не вспылил. Этот выскочка воображает, что, раз у него есть деньги, ему все позволено! Чтобы успокоиться, он достал из кармана золотой портсигар с гербом, вынул сигарету, постучал кончиком по блестящей крышке, затем прикурил и глубоко затянулся. Все это он проделал, не сводя ледяного взгляда со своего противника и насмешливо улыбаясь уголком рта – будто рассматривал зверя в клетке.
– Несмотря на ваши так называемые семейные традиции вы всего лишь торгаш и останетесь торгашом! Вы умеете одно – платить звонкой монетой. За женщину... за вещь. Даже от смерти вы думаете откупиться! Вы что, полагаете, что можно назначить цену за жизнь матери?.. До сих пор удача была на вашей стороне, но ведь она может и отвернуться!
– Если вы рассчитываете вывести меня из равновесия, то зря теряете время. Что до моей удачи, об этом не беспокойтесь: у меня есть средства, чтобы удержать ее!
– Снова деньги? Вы неисправимы, но учтите: камень, который вы заполучили столь сомнительным способом и который считаете талисманом, был причиной слишком многих трагедий. Наивно верить, будто он может принести счастье. Вспомните мои слова в тот день, когда ваше счастье рухнет! Ваш покорный слуга, сэр Эрик!
Не дожидаясь ответа, Морозини направился к двери, вышел из кабинета и спустился в холл. Там он взял из рук двух лакеев свою шляпу, трость и перчатки, но, натягивая левую, нащупал в ней что-то. Не моргнув глазом, князь сунул перчатку в карман, как будто просто раздумал ее надевать. Только вернувшись в дом г-жи де Соммьер, он пошарил внутри и извлек на свет скатанную в трубочку бумажку, на которой неровными буквами было нацарапано несколько слов – видно, рука, писавшая их, чуть дрожала:
«Завтра в пять я собираюсь выпить чашку чая в Ботаническом саду. Мы можем встретиться, но подойдите ко мне, только когда я буду одна. Мне нужно с вами поговорить».
Без подписи – но в ней и не было нужды.
Хмельной восторг охватил Альдо, и к нему разом вернулось хорошее настроение. Решительно, Анелька питала слабость к садам! Сперва Виланув, теперь сады Булонского леса – но даже назначь она свидание в сточной канаве или катакомбах, для счастливого адресата записки они стали бы райскими кущами. Он увидит ее, поговорит с ней – чего еще желать!
Чтобы заполнить время ожидания, которое он знал – будет тянуться бесконечно долго, Альдо вышел в привратницкую и позвонил Жилю Вобрену. Тот уже вернулся из Турени и пригласил его пообедать вместе сегодня же вечером: они пойдут к Кюба, это бывший придворный повар русского царя, недавно открывший ресторан на Елисейских полях, в особняке, который когда-то принадлежал Паиве
type="note" l:href="#n_21">[21]
.
– Там можно отлично поесть, – добавил Вобрен, – и что немаловажно – спокойно посидеть, в Париже это редкость. Встретимся прямо там в восемь.


Оба друга считали точность вежливостью королей и потому одновременно переступили порог ресторана. Однако внезапно их радостные приветствия прервал оглушительный треск автомобильного мотора: у тротуара затормозил маленький ярко-красный «Амилькар». Обернувшись, Морозини с удивлением узнал взлохмаченную светлую шевелюру сидевшего за рулем Видаль-Пеликорна, а рядом – куда аккуратнее причесанную голову молодого Сигизмунда Солманского.
– Ты знаешь этого чокнутого археолога? – спросил антиквар, от которого не ускользнуло удивленное выражение на лице друга.
– Я встречался с ним раз или два. А что, разве он сумасшедший?
– Когда речь заходит о египтологии, он теряет рассудок. Один-единственный раз меня угораздило выставить в витрине пару древних сосудов, так он ворвался в магазин и битых два часа читал мне лекцию о восемнадцатой династии. Никогда в жизни не притронусь ни к каким саркофагам, только бы не видеть его больше! Идем обедать, если повезет, он нас не заметит!..
Жиль Вобрен напрасно тешил себя надеждой ускользнуть от зорких глаз Адальбера: со своими редкими волосами, крупным носом и властным взглядом из-под тяжелых век он походил на Юлия Цезаря или на Людовика ХI – в зависимости от освещения. 3апоминающееся лицо, внушительная фигура – изрядно заплывшая жирком, зато всегда в безупречно элегантном костюме, с бутоньеркой в петлице – в общем, не заметить его было трудно. Спутник у него был не менее примечательный, хоть и в другом роде, поэтому, когда они вошли в ресторан и метрдотель услужливо поспешил им навстречу, почти все головы повернулись в их сторону. Несколько рук поднялось вверх, приветствуя Вобрена. Им пришлось даже задержаться у одного столика, за которым очень красивая женщина повелительно вскинула унизанную жемчугами ручку, требуя, чтобы антиквар представил ей Морозини. В результате, усевшись наконец за столик, друзья обнаружили, что Адальбер и Сигизмунд оказались их ближайшими соседями. Волей-неволей пришлось поздороваться, но, слава Богу, этим и ограничились, и обед, к удовольствию обоих друзей, протекал своим чередом до самого десерта.
Однако Альдо не мог не заметить, что молодой Солманский то и дело посматривает на него. Время от времени поляк заговорщицки улыбался, что и раздражало Морозини, и немного тревожило: было очевидно, что юноша сильно захмелел. Так же очевидно было и то, что Адальбер чувствовал себя не в своей тарелке. Он явно спешил покончить с обедом раньше соседей, и без особого труда добился результата. Альдо увидел, как он поднялся, взял своего спутника под локоть и повел его к выходу, но вдруг Сигизмунд резким движением высвободился и, покачнувшись, остановился перед тем, кого, очевидно, избрал мишенью своего раздражения, несмотря на все попытки Адальбера увести его. Глуповатая пьяная улыбка на его лице приняла угрожающий вид.
– Решительно... ик!.. нельзя и шагу ступить, чтобы не наткнуться на вас, князь... как вас там?.. С-сначала... в поезде... у дверцы, когда моя... моя сестра решилась п-покончить со всем этим... П-потом на вокзале... теперь здесь... П-по-моему, вы... вы з-занимаете чересчур много места.
– Это вам, похоже, на вашем месте не сидится, – презрительно бросил Альдо. – Кто не желает встречаться с людьми, остается дома.
– Я х-хожу... куда х-хочу... и...
– Я тоже.
– И д-делаю, что х-хочу... а я х-хочу... убить вас, потому что мне к-кажется, вы чересчур внимательны... ик!.. к моей сестре!
– Господин Видаль-Пеликорн, – вмешался Вобрен, – я могу помочь вам вывести этого грубияна... если вам трудно одному.
– Нет-нет, я сам справлюсь! Довольно, Солманский, идемте! Вы слишком много выпили, на нас уже смотрят. Я отвезу вас домой...
– Н-ни... н-ни за что! Мы с-собирались... в клуб... играть.
– Будет удивительно, если вас пустят туда в таком состоянии, – рассмеялся Альдо.
– Я тоже так думаю, – кивнул Видаль-Пеликорн. – Пойдемте, Сигизмунд, вам пора домой! До свидания, господа!
– Я с-сказал, что х-хочу... х-хочу убить этого человека! – заупрямился Солманский. – К барьеру!
– Потом, потом! Сперва надо привести вас в порядок, мы вернемся позже...
С помощью метрдотеля, поспешившего на выручку, Адальберу удалось вывести Солманского из ресторана. Альдо проводил их задумчивым взглядом, пытаясь понять, с какой стати Видаль-Пеликорн завязал столь тесную дружбу с братом Анельки. В отношении его самого Адальбер вел себя безупречно: кивнул, как едва знакомому человеку. Разумеется, лучше, чтобы о деле, с недавних пор связавшем их, никто не знал как можно дольше.
Пару минут спустя снова затарахтел мотор «Амилькара». Жиль Вобрен пожал плечами:
– Не хотел бы я иметь такого попутчика. Но объясни мне, почему этот поляк... ведь он поляк, я не ошибся?
– Не ошибся.
– Почему он рвется пустить тебе кровь? Что ты сделал его сестре?
– Абсолютно ничего. Мы встретились с ней всего раз или два, она... она была мила со мной, не более того. Только пьяному могло почудиться...
– Возможно, – задумчиво протянул антиквар, – но всем известное выражение «In vino veritas» получило очередное подтверждение. Этот молодой человек тебя ненавидит, старина, и я бы посоветовал тебе остерегаться его.
– Да что он мне сделает? На дуэлях давно никто не дерется...
– Есть другие способы. Но теперь ты, по крайней мере, предупрежден...
Примерно то же и почти теми же словами высказал ему Адальбер наутро по телефону.
– Я не думал, что молодой Солманский так зол на вас. Как только он вас увидел, не мог больше говорить ни о чем другом – рассказывал мне, какой вы негодяй. И начал пить как сапожник.
– Это я заметил, но каким образом вы оказались с ним в приятельских отношениях?
– Чистой воды стратегия, друг мой. Для осуществления наших планов мне нужно стать своим человеком в доме. Подружиться с ним не составило труда: достаточно было один раз сводить его в клуб на улице Руаяль. Ему повезло, он немного выиграл и теперь просто обожает меня. Ну а как ваши дела?
– Я вчера виделся с Фэррэлсом. Но сегодня у меня назначена еще одна важная встреча, поэтому я все расскажу вам позже. Где мы сможем увидеться – ведь, если я правильно понял вас вчера, никто не должен знать, что мы знакомы?
– Да, пока так будет лучше. Приходите ко мне вечером попозже, когда совсем стемнеет...
– Мне, наверное, следует обзавестись широкополой шляпой и серым плащом? – рассмеялся Альдо. – Или лучше полумаской, как у нас в Венеции?
– Вы, венецианцы, – последние романтики на этой земле! Приходите часам к девяти. Мы с вами перекусим и все обсудим.


Ботанический сад, расположенный на территории Булонского леса, между Песчаными и Мадридскими воротами, был основан в 1860 году для того, чтобы «собрать вместе породы животных, которые могут отдавать свою силу либо мясо, шерсть и другие продукты на пользу промышленности или торговле, или же послужить для нашего отдыха». Там было немало любопытного: питомник для разведения шелковичных червей, большая вольера, птичий двор, обезьянник, аквариум, бассейн с тюленями, огромная оранжерея и еще сотня других «чудес», ежедневно привлекавших сюда множество ребятишек не только из близлежащих кварталов, но и издалека. Для лакомок-детей и для взрослых тоже: в прелестном чайном салоне под открытым небом имелся большой выбор эклеров, ромовых баб, мороженого и «султанов» – восхитительных пирожных с ванильным кремом. Здесь можно было попировать, одновременно услаждая свой слух музыкой: рядом, в беседке, оркестр из шестидесяти музыкантов все лето давал с трех до пяти часов прекрасные концерты. И наконец – великолепное развлечение для детворы! – каждый желающий мог объехать большую лужайку верхом на ослике, пони, зебре, верблюде, слоне или даже страусе... В этот Эдем от ворот Майо ходил маленький поезд, но Морозини приехал сюда на такси.
Подойдя к террасе чайного салона, он тотчас увидел Анельку – девушка сидела за столиком со своей горничной. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь листву каштана, играли на ее светлых волосах и круглой шляпке, украшенной голубыми перьями зимородка. Маленькой ложечкой она рассеянно ковыряла клубничное мороженое...
Не имея пока возможности действовать, Альдо сел так, чтобы Анелька его заметила, и заказал чай и ромовую бабу – однако забыл о них, куда большее удовольствие ему доставляло созерцание нежной, как лепесток цветка, щечки и тонкого профиля. В обрамлении пышной зелени, среди детских голосов и взрывов смеха, над которыми плыли звуки вальса из «Веселой вдовы», девушка являла собой очаровательную картину. Она была так хороша, что сумела зажечь огонь страсти даже в сердце такого женоненавистника, как Фэррэлс. Альдо с бесконечной горечью думал о том, какое немыслимое блаженство ожидает торговца оружием в первую брачную ночь.
Вдруг, взглянув на крошечные, украшенные бриллиантами часики на запястье, Анелька откинулась на спинку стула и огляделась. Она сразу заметила Морозини, опустила веки и едва заметно улыбнулась, затем повернулась к оркестру. Морозини понял: надо ждать. Вскоре музыка смолкла; горничная подозвала официанта, расплатилась, и обе женщины встали. Толпа вокруг гомонила, как это всегда бывает после концерта. Альдо бросил на стол банкноту и приготовился следовать за прелестной полькой.
Неспешным прогулочным шагом Анелька направилась к загону с ламами, затем пересекла островок зелени – питомник карликовых деревьев – и остановилась у бассейна с тюленями. Публика охотно задерживалась здесь, глядя, как эти морские красавцы плюхаются в воду с искусственной скалы, выныривают, блестя атласными боками, весело выплевывают струйки воды и ловят на лету брошенную им рыбу. В сутолоке Альдо смог приблизиться к Анельке – девушку на минуту загородила от Ванды нянька-англичанка с громоздкой коляской, в которой щебетали малютки-близнецы.
– Где мы сможем поговорить? – прошептал он.
– Идите к оранжерее! Я подойду туда.
Морозини выбрался из толпы и направился к большому стеклянному сооружению – это было самое тихое место во всем саду. Здесь стояла влажная жара; папоротники и лианы простирались, насколько хватало глаз. Птицы порхали под самым потолком над кронами высоких банановых пальм, садились на зеленые от мха стенки гротов, над которыми трепетали листья папоротника. Красивее всего был небольшой водоем. Покрытый лотосами и водяными лилиями, он поблескивал между двумя газонами ослепительно яркой зелени. Альдо остановился около него и стал ждать.
Послышался скрип гравия под легкими шагами; князь обернулся – Анелька стояла перед ним. Одна.
– Где же ваш цербер? – улыбнулся он.
– Никакой это не цербер. Ванда беззаветно предана мне. Она без колебаний бросилась бы в этот пруд, если бы я попросила.
– В худшем случае промочила бы ноги; но вы правы – это о чем-то говорит. Вы оставили ее снаружи?
– Да. Я сказала ей, что хочу погулять здесь одна. Она ждет напротив входа, у тележки продавца вафель. Она обожает вафли...
– Благословим же эту маленькую слабость Ванды! Хотите прогуляться немного?
– Нет. Вон там, у скал, есть скамья. Давайте сядем и поговорим.
Чтобы Анелька не испачкала свой белый костюм, Альдо достал из кармана носовой платок и расстелил его на каменном сиденье. Спутница поблагодарила его улыбкой и села, чинно сложив на своей зеленовато-синей, в тон шляпке, сумочке ручки, затянутые в перчатки из такой же кожи. Она молчала, как будто не решаясь заговорить или не зная, с чего начать. Альдо пришел ей на выручку.


– Итак, – произнес он ласково, – вы, наверно, хотели сказать мне что-то очень важное, если попросили встретиться с вами... тайком?
– Отец и брат убили бы меня, если бы узнали. Они вас ненавидят...
– Не понимаю, за что.
– Это связано с разговором, который вы имели вчера с сэром Эриком. Когда вы ушли, у отца и Сигизмунда произошла очень неприятная сцена с моим... женихом. Состоялось бурное объяснение по поводу нашего сапфира, нашей фамильной драгоценности. Вы, кажется, посмели сказать, что...
– Минутку! Я не намерен обсуждать эту тему с вами. И меня очень удивляет, что сэр Эрик затеял этот разговор при вас.
– Это было не при мне... но я умею подслушивать за дверью, когда мне нужно что-то узнать.
Морозини рассмеялся:
– Вот, оказывается, чему учат девушек в знатных польских семействах?
– Нет, конечно. Но я давно поняла, что не всегда следует придерживаться высоких принципов и хороших манер.
– Не могу с вами отчасти не согласиться. Но скажите же мне наконец, что побудило вас осчастливить меня этим свиданием.
– Я пришла сказать вам, что я вас люблю.
Она проговорила это просто, почти застенчиво, тихим, но твердым голосом, не решившись, однако, поднять глаза на Альдо. Тот был ошеломлен.
– Вы отдаете себе отчет в том, что сейчас сказали? – пробормотал князь, силясь проглотить ком, внезапно закупоривший горло.
Прекрасные золотистые глаза на миг встретили взгляд Альдо и снова опустились.
– Наверно, – тихо сказала Анелька, вся порозовев, – я опять нарушаю приличия, но бывают минуты, когда надо, не таясь, говорить все, что у тебя на сердце. Вот я так и сделала. Это правда, я люблю вас...
– Анелька! – выдохнул князь, потрясенный до глубины души. – Как бы я хотел вам верить!
– Почему же вы не можете поверить мне?
– Но... вспомните нашу первую встречу. Из-за того, что я видел в Вилануве. Ладислава.
Грациозным движением ручки девушка отмахнулась от этого воспоминания, как от назойливой мухи.
– О! Вы о нем?.. Мне кажется, я забыла его сразу, как только встретила вас. Знаете, в молодости, – продолжала эта пожилая особа девятнадцати лет от роду, – хочется изменить свою жизнь во что бы то ни стало, а потом нередко оказывается, что все было ошибкой. Так произошло и со мной, а теперь я знаю: я люблю вас, только вас. А вы – вы могли бы полюбить меня?
Изо всех сил сдерживая желание немедленно заключить девушку в объятия, Альдо склонился к ней и взял ее ручку в свои.
– Помните, что я говорил вам в Северном экспрессе? Невозможно не полюбить вас. Какой мужчина, достойный называться мужчиной, смог бы устоять перед вами?
– Но вы ведь устояли, вы же отказались сойти со мной в Берлине?
– Быть может, тогда я еще не до конца потерял голову? – с усмешкой предположил Альдо и, отогнув край перчатки, приник губами к шелковистой коже запястья.
– А теперь потеряли?
– Во всяком случае, близок к этому. Но не заставляйте меня грезить наяву, Анелька! Вы теперь помолвлены, и вы сами согласились на эту помолвку.
Она резко вырвала ручку и сдернула перчатку. В солнечном блике на ее безымянном пальце сверкнул великолепный сапфир густо-василькового цвета в окружении бриллиантов.
– Посмотрите, какими красивыми кандалами этот человек приковал меня к себе! Он внушает мне страх... Он сказал, что этот камень вселяет мир в душу и изгоняет ненависть из сердца того, кто его носит...
– ...И побуждает хранить верность, – добавил Морозини. – Я знаю, что говорит предание...
– Но я не хочу... Я хочу быть счастливой с тем, кого выбрало мое сердце, хочу подарить ему себя, родить ему детей... Почему вы отказываетесь от меня, Альдо?
В ее прекрасных глазах стояли слезы, влажные розовые губки, похожие на омытые водой кораллы, задрожали, приблизившись к его лицу.
– Разве я говорил когда-нибудь подобную глупость? – воскликнул Морозини, привлекая девушку к себе. – Конечно же, я не отказываюсь от вас, я люблю вас... я...
Губы Анельки заглушили последнее слово, и Морозини забыл обо всем на свете. Ему казалось, будто он погружается в букет цветов; трепещущее юное тело тянулось к нему, словно звало. Это было блаженство и мучение одновременно: так бывает, когда видишь чудесный сон и знаешь, что это только сон и пробуждение неминуемо... Он не знал, сколько длилось волшебное забвение, и вдруг Анелька выдохнула:
– Так возьмите меня! Сделайте меня вашей навсегда.
Предложение было настолько неожиданным, что Альдо вернулся с небес на землю.
– Как? Здесь, сейчас?.. – вырвалось у него с коротким смешком, и девушка тоже засмеялась в ответ, касаясь губами его губ.
– Конечно, нет, – весело отозвалась она, – но... немного позднее.
– Вы все еще хотите, чтобы я увез вас? Кажется, сегодня вечером есть поезд в Венецию...
– Нет. Не сегодня. Еще рано!
– Почему же? В ваших речах я не вижу логики, любовь моя. Тогда, между Варшавой и Берлином, вы хотели, чтобы я увез вас немедленно, прямо в одном халатике, а теперь, когда я предлагаю вам уехать вместе, вы говорите, что еще рано. Подумайте, от чего вы отказываетесь! Восточный экспресс – дивный поезд, поистине созданный для любви... как и вы. У нас будет купе из красного дерева, обитое бархатом... нет, лучше два купе, чтобы соблюсти приличия, но смежных, и нынче же ночью вы станете моей женой, а в Венеции священник обвенчает нас. Анелька, Анелька, вы сводите меня с ума, так потеряйте рассудок тоже, не думайте о последствиях!
– Если мы хотим быть счастливы, о том, что вы называете последствиями, нельзя забывать. Мой отец и мой брат...
– Вы, надеюсь, не настаиваете, чтобы мы взяли их с собой?
– Нет, конечно, но я хочу, чтобы мы отложили путешествие в дивном Восточном экспрессе на несколько дней. До вечера моей свадьбы, хорошо?
– Что вы такое говорите?
Альдо отодвинулся на самый край скамьи, чтобы видеть ее всю, и с тревогой спрашивал себя: что, если эта восхитительная девушка и впрямь безумна, но не так, как хотелось бы ему? Но нет – она смотрела на него с лукавой улыбкой, очаровательно наморщив носик.
– Чего же вы испугались? – сказала Анелька – так разговаривала бы взрослая рассудительная женщина с глупеньким мальчиком. – Это единственная разумная вещь, которую мы можем сделать...
– Вот как? Объясните, пожалуйста, я не понимаю.
– Скажу вам даже больше! Это не просто разумно, тут ваши интересы совпадают с интересами моей семьи. Чего хочет отец? Чтобы я вышла замуж за сэра Эрика Фэррэлса, который накануне свадьбы подпишет документ, обеспечивающий мне солидное состояние, и в этом я отцу отказать не могу. Бедный, ему так нужны деньги!.. Но я – я ни за что не хочу принадлежать этому старику. Не хочу, чтобы он раздевал меня, прижимая к своему телу... Какая мерзость!
От будущего, ожидавшего юную польку, и откровенности, с которой она описывала предстоящую брачную ночь, у Альдо пересохло в горле. Внезапно охрипшим голосом он смог только произнести: «И что же?»
– А вот что. Свадьбу устраивают в замке в провинции, но с большой пышностью. После церемонии состоится обед, на который съедется множество гостей, а потом фейерверк. Вам нужно будет просто приехать туда на машине и ждать меня где-нибудь в глубине парка. Я приду к вам, и мы уедем все втроем.
– Втроем?


– Ну конечно! Вы, я и... сапфир. Ваш, то есть наш сапфир. Я никогда не узнаю, кому он на самом деле принадлежит, так вот вам лучший способ все уладить: он будет нашим, и кончено!
– А вы полагаете, Фэррэлс возьмет его с собой в провинцию?
– Я не полагаю – я знаю. Он не хочет с ним расставаться ни на день. Накануне венчания состоится гражданское бракосочетание, а потом прием; я буду на нем в платье цвета луны, как в «Ослиной шкуре», с единственным украшением – «Голубой звездой». Платье уже шьют, так что все будет проще простого.
– Вы так думаете? Святая наивность! Как только вы исчезнете – особенно если вместе с вами исчезнет сапфир, – первое, что сделает Фэррэлс, – аннулирует брачный договор, и ваш дражайший папочка не получит ни сантима.
– Получит! Да еще больше, чем вы думаете! Мы устроим, чтобы все выглядело так, будто меня похитили бандиты. Подбросим записку с требованием выкупа. Меня станут повсюду искать, не найдут и решат, что похитители убили меня. Все будут в отчаянии, и сэру Эрику ничего другого не останется, как попытаться утешить моих родных... А мы тем временем будем счастливы вдвоем, – заключила Анелька с обезоруживающей простотой. – Ну, что вы скажете о моем плане?
Первое остолбенение прошло, и Морозини, не в силах больше сдерживаться, расхохотался:
– Скажу, что вы начитались романов или у вас чересчур богатое воображение... или то и другое. Но беда в том, что вы считаете всех вокруг круглыми глупцами. Сэр Эрик – весьма влиятельный человек. Предположим, я умчу вас прочь на горячем коне – вся французская полиция немедленно будет поднята на ноги. На всех границах, в любом порту нас будут ждать...
– Вовсе нет. В записке мы напишем, что, если в дело вмешают полицию, меня убьют.
– У вас на все готов ответ... почти на все! Но есть одна важная деталь, о которой вы забываете, – вы сами!
Глаза Анельки широко раскрылись:
– Что вы имеете в виду?
– То, что вы, без сомнения, одна из прекраснейших женщин Европы, а титул княгини Морозини возведет вас на пьедестал, перед которым преклонит колена вся Венеция. Молва не знает границ и может достичь ушей ваших убитых горем близких. Им не составит труда найти вас, и тогда – прощай, наше счастье!
– А что изменится, если я уеду с вами сегодня же, как вы хотите! Поверьте мне, вам нечего бояться! Вот вам порука: вы можете сделать меня своей любовницей до свадьбы. Завтра же... или когда вы хотите, я стану вашей.
У Альдо закружилась голова. На миг им овладело то же безумие: так велико было искушение послушаться Анельку, взять ее здесь же, в укромном уголке какого-нибудь грота или в миниатюрном девственном лесу. К счастью, рассудок быстро вернул князя с небес на землю. Знать, что настанет день, когда она будет принадлежать ему, – это уже блаженство...
– Нет, Анелька. Пока между нами стоит Фэррэлс, я этого не сделаю. Я хочу, чтобы мы принадлежали друг другу свободно и открыто, а не тайком. А что до нашего бегства – лучше откажитесь от вашей затеи с выкупом, это бесчестно. Я не могу пойти на такое.
– Но это же единственный способ отвести подозрения от вас!
– Найдем какой-нибудь другой. Дайте мне подумать. Мы увидимся снова на днях. А теперь нам надо расстаться! Ваша Ванда, должно быть, уже уничтожила все запасы продавца вафель...
– Но как же мы встретимся снова?
– Я живу у вашей соседки, маркизы де Соммьер, она моя двоюродная бабушка. Бросьте записку в почтовый ящик. Я приду, куда только вы прикажете...
В подтверждение своих слов Альдо легонько поцеловал девушку в кончик носа, затем мягко отстранил:
– Как ни жаль, но придется отпустить вас на свободу, моя дивная райская птичка!
– Уже?
– Увы, да! Я не могу не согласиться с вами: сколько бы времени мы ни провели вдвоем, покидать вас всегда будет слишком рано.
Альдо умолк, испытывая странное – и пренеприятное! – чувство полного поражения. Анелька была права. Несообразность ее плана заставила его выступить адвокатом дьявола, но то, что предложил он сам, повинуясь внезапному порыву страсти, было столь же безрассудно. Однако разве не стоило рискнуть всем ради этого божественного создания, этой девушки, которая сама пришла к нему со словами любви? Князь казался себе чересчур осторожным Иосифом перед юной и восхитительной женой Потифара. Одним словом Альдо чувствовал себя смешным. Не говоря , уже о том, что в этом бредовом – по крайней мере, на первый взгляд – плане заключалось и решение его проблемы: получить сапфир для Симона Аронова, чтобы затем отправиться на поиски остальных камней...
Он встал, взяв девушку за руки, поднял ее со скамьи и обнял.
– Вы правы, Анелька, а я просто глупец! Если вы согласитесь жить некоторое время, никому не показываясь, у нас, может быть, есть шанс на успех...
– Я согласна на что угодно, лишь бы быть с вами, – вздохнула девушка, и голубые перья на ее шляпке коснулись шеи Альдо.
– Дайте мне два-три дня, я все обдумаю и решу, как нам лучше это устроить. Вы же знаете, ради вас я готов на все, на любое безрассудство... Но вы – уверены ли вы, что никогда об этом не пожалеете? Вы отказываетесь от жизни, достойной королевы...
– Чтобы стать княгиней? Это немногим хуже...
– Если вы отступитесь в последний момент, то нанесете мне жестокий удар, – проговорил Морозини очень серьезно, но девушка, привстав на цыпочки, прижалась губами к его губам.
Он улыбнулся ей на прощание, поклонился, на восточный манер прижав руку к сердцу, и направился к выходу, как вдруг Анелька окликнула его:
– Альдо!
– Да, Анелька?
– Еще одно слово! Если вы не приедете в вечер моей свадьбы, если мне придется подвергнуться домогательствам сэра Эрика, я не увижу вас больше никогда в жизни! – воскликнула она с поразившей его серьезностью. – Потому что, если вы не сдержите обещания, значит, вы не любите меня так, как я вас люблю. Тогда я возненавижу вас...
Мгновение князь стоял неподвижно, словно хотел навсегда запечатлеть в памяти ее дивный образ, затем, не прибавив ни слова, низко склонился перед ней и вышел из оранжереи.
Вернувшись на улицу Альфреда де Виньи, Морозини попытался привести в порядок свои мысли, но смятение не оставляло его. Он еще вдыхал свежий и нежный аромат духов Анельки, еще ощущал губами сладость ее губ. В чувствах своих Альдо не сомневался ни на миг: он готов был рискнуть всем ради этой девушки, пойти на любое безумство, лишь бы она принадлежала ему и он мог бы обожать ее всю жизнь. Но имел ли он право считать себя по-настоящему свободным – ведь миссия, доверенная ему Симоном Ароновым, еще не выполнена?
«Если бы я не должен был скоро увидеться с Видаль-Пеликорном, я бросился бы к нему сейчас же! Мне просто необходимо обсудить все это с ним. Когда затеваешь такое дело, чтобы оно не обернулось катастрофой, его помощь очень не помешает!»
Г-жу де Соммьер Морозини нашел в зимнем саду в обществе Мари-Анжелины. Как обычно, маркиза потягивала шампанское, рассеянно слушая компаньонку, читавшую ей божественный пассаж из Марселя Пруста – одну из тех фраз, от которых, если читать их вслух, можно задохнуться, ибо они занимают страницу, а то и больше.
– А! Вот и ты, – воскликнула она с довольным видом. – Я не видела тебя, кажется, уже целый век. Ты, надеюсь, обедаешь с нами?
– Увы, тетя Амелия, – ответил Альдо, целуя ее прекрасную, хоть и увядшую уже руку. – Сегодня меня ждет друг.
– Опять? Мне, между прочим, очень любопытно узнать, как прошла твоя встреча с этим мерзавцем Фэррэлсом!.. Хочешь шампанского?
– Нет, спасибо. Я зашел только поцеловать вас. А теперь мне надо переодеться.
– Что с тобой поделаешь! Скажи Сиприену, пусть приготовит эту проклятую машину, что ездит на бензине и отвратительно воняет, – она не стоит доброй упряжки рысаков, и не уговаривай меня!
– Вы так добры, мне неприятно отказываться, но это совершенно ни к чему. Друг, к которому я иду, живет совсем рядом. На улице Жуффруа. Я пройдусь пешком через парк...
– Как хочешь. Если вернешься не очень поздно, заходи поболтать! Ты последнее время так часто меня целуешь, что это уже стало привычкой, которая мне бесконечно дорога. План-Крепен, оставьте несравненного Марселя и ступайте распорядитесь, чтобы обед подали пораньше! Я немного проголодалась, пора бы и за стол.
Маркиза уже отобедала, когда Морозини вышел из дома и направился к проспекту Ван-Дейка, обогнув особняк Фэррэлса, окна которого, по обыкновению, светились тысячей огней. Альдо мысленно послал поцелуй той, что владела его помыслами, и вошел под сень деревьев парка Монсо. Это было как нельзя более кстати: испокон веков ночные прогулки дороги сердцам всех влюбленных.
Князь шел своим широким неспешным шагом, вдыхая свежие запахи майской ночи, как вдруг что-то тяжелое ударило его в затылок... потом еще раз – в висок... и он бесшумно рухнул на посыпанную песком аллею...
В тишине раздался смех – странный смех скрипучий и злобный.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Голубая звезда - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть вторая

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Голубая звезда - Бенцони Жюльетта



Очень увлекательно
Голубая звезда - Бенцони ЖюльеттаЛуиза
2.01.2013, 8.27





интересно
Голубая звезда - Бенцони Жюльеттамила
8.08.2014, 9.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100