Читать онлайн Голубая звезда, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубая звезда - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубая звезда - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубая звезда - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Голубая звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9
В тумане

Не в силах уснуть, Альдо весь остаток ночи бродил по саду, куря сигарету за сигаретой. Рассвет застал его на обсаженной буксом аллее; взвинченный до предела, князь неотступно возвращался мыслями в замок, из которого пришлось уехать, так и не узнав, что же там произошло. Только когда заря окрасила небо в розовый цвет, он решил вернуться в дом, чтобы не встревожить хозяйку, любезную, но очень пугливую старую даму, которая, казалось, все время была настороже и вздрагивала от малейшего шума. Наверняка пройдет еще какое-то время, прежде чем появится Адальбер – лучше всего пока принять душ и плотно позавтракать.
Трубы в душе немного заржавели, зато деревенский завтрак был выше всяческих похвал: большие, хорошо поджаренные ломти пеклеванного хлеба, свежее масло, домашнее сливовое варенье и крепчайший кофе, способный разбудить и мертвого. В результате к тому времени, когда треск «Амилькара» гулким эхом прокатился по всей округе, а бедная г-жа де Сен-Медар, еще лежавшая в постели, спрятала голову под подушку, к Морозини вернулись способность здраво рассуждать и оптимизм.
– Надеюсь, вы приехали с хорошими новостями! – воскликнул Морозини, выйдя навстречу другу.
– Новости есть, но не могу назвать их хорошими... По правде сказать, происходит что-то непонятное.
– Оставьте вашу манеру говорить загадками и скажите мне прежде всего, где Анелька!
– По всей вероятности, у себя в комнате. Замок погружен в тишину, чтобы ни малейший шум не нарушал ее покой: прислуга ходит на цыпочках. Гости же, должно быть, сейчас разъезжаются. Сэр Эрик дал им понять, что желает, чтобы все убрались как можно скорее!
– Так она в самом деле больна? Но что с ней? – встревожился Морозини.
– Понятия не имею! Сэр Эрик и его новая родня как будто воды в рот набрали. Сигизмунд был еще трезв, когда я уезжал, и мне ничего не удалось из него вытянуть. А вы не хотите разделить вашу утреннюю трапезу с несчастным, который с рассвета на ногах? Я уехал из замка с первыми лучами солнца...
– Прошу вас, угощайтесь! Я сейчас попрошу принести горячего кофе... Но неужели вам потребовалось так много времени, чтобы проехать дюжину километров?
– Я уже много где успел побывать! Лучше скажу вам сразу, что меня больше всего тревожит: Ромуальд исчез.
И Адальбер рассказал, как, пока все расходились по своим спальням, он вышел в сад «выкурить последнюю сигару», а на самом деле – посмотреть, что происходит у реки. Собственно говоря, там не происходило ничего. Лодка стояла в условленном месте, но в ней никого не было – только лежали весла и одеяло, которым Ромуальд должен был запастись, чтобы закутать пассажирку. Профессия археолога научила Адальбера внимательно всматриваться и подмечать любую мелочь; вооружившись электрическим фонариком, который на всякий случай захватил с собой, он обнаружил кое-что подозрительное: две цепочки следов отпечатались на берегу, одна едва заметная, другая – побольше и поглубже, как будто человек с тяжелой ношей шел вниз по течению. Осмотрев лодку, Видаль-Пеликорн нашел в ней кусочки дерева и облупившейся краски, а также свежую грязь. Встревоженный, он пошел по следам человека с ношей, но далеко они не привели: за несколько метров от воды цепочка обрывалась. Наверное, там побывала еще одна лодка, но кто на ней приехал и зачем?
До утра ничего больше узнать не представлялось возможным, и Адальбер вернулся в замок. Прежде чем подняться к себе, он прошелся по саду и убедился, что окна комнаты леди Фэррэлс по-прежнему светятся.
– Я хотел подняться и постучать в ее дверь – но под каким, спрашивается, предлогом? Хотел взять в гараже мою машину и поехать на тот берег Луары, в домик, где жил Ромуальд... Но это было бы неосторожно, ведь сапфир все еще находился у меня. Пришлось дожидаться утра. Я не сомкнул глаз ни на минуту.
– Я тоже, если это вас утешит, – вздохнул Альдо, наливая большую чашку кофе. Гость тем временем быстро управился с огромным куском хлеба, щедро намазанным вареньем. – И вы, разумеется, с утра поехали в домик Ромуальда?
– Да, а чтобы пересечь реку, надо доехать до Блуа, потому это и заняло так много времени. Я нашел там вещи Ромуальда в полном порядке, но больше – ничего. Можно подумать, что он испарился.
– Несчастный случай? – предположил Альдо.
– Какой, где? Его мотоцикл так и стоит под навесом в саду. Одно из двух: или Ромуальда похитили – но кто, зачем и куда его увезли? Или... Не стану скрывать, Морозини, мне страшно!
– Вы думаете, его убили? – Альдо содрогнулся.
– Как знать? Может быть, никакой другой лодки и не было? У реки так просто избавиться от человека...
Он нервно кашлянул, и вдруг за ангельской маской беззаботного чудака Альдо увидел человека серьезного, не чуждого тревог, с горячим и любящим сердцем, какое трудно было в нем предположить. Страх за Ромуальда терзал Видаль-Пеликорна. Рука Морозини потянулась через стол и мягко легла на ладонь недавно обретенного, но уже очень дорогого друга.
– Что вы намерены делать? – тихо спросил он.
Видаль-Пеликорн пожал плечами.
– Перерыть всю округу и найти хоть какой-нибудь след. Для начала отправлюсь в Блуа, узнаю – вдруг в Луаре нашли тело...
– Я с вами. Поедем на моей машине: ваша слишком приметная. И шуму от нее слишком много.
– Спасибо, но я поеду один. Не стоит, чтобы нас видели вместе. Не забывайте: мы ведь только вчера познакомились. И потом, вам нужно спрятать вот это.
Археолог достал из кармана белый носовой платок и, развернув его, положил на ладонь Альдо кулон с сапфиром. Тот взял драгоценность не без волнения, но радости, которую испытал бы, если бы нашел ее раньше, теперь, когда узнал подлинную историю «Голубой звезды», он не мог почувствовать. Слишком много жизней унес этот великолепный камень, слишком много было на нем крови! К первому убийству, совершенному после разграбления Иерусалимского храма, к страданиям человека, прикованного к галере и умершего под ударами бича, добавились еще несколько – Изабеллы Морозини, маленького человечка в круглой шляпе по имени Элия Амсхель, а теперь, возможно, и Ромуальда. И Морозини хотелось одного: поскорее передать Симону Аронову это губительное чудо. Быть может, вернувшись на свое место в золотой пекторали, «Голубая звезда» прекратит наконец сеять смерть?
– Я никогда не смогу высказать вам всю мою признательность, – пробормотал Морозини, сжав сапфир в кулаке. – Теперь нужно послать сообщение Аронову через Цюрихский банк, а пока я спрячу это в надежное место. Моя тетя Амелия позволит мне воспользоваться ее сейфом.
– Разве вы не уедете сразу в Венецию?
– И оставлю вас одного расхлебывать всю эту кашу? Конечно, нет! Я сегодня же возвращаюсь в Париж. Вы знаете, где меня найти, позвоните, если я смогу быть вам чем-нибудь полезен...
– Не думаю, что вы можете чем-то мне помочь. Пожалуй, вы действительно будете полезнее в Париже. Сэр Эрик собирается сегодня отвезти туда свою жену: работы по модернизации замка еще не закончены, и он недостаточно комфортабелен для больной.
– Но ведь Фэррэлс, кажется, пригласил к Анельке известного специалиста?
– Одно другому не мешает. Он вызвал санитарную машину – это все, что я знаю...
– Что касается Ромуальда... я начинаю думать, что версия о похищении верна: если его хотели утопить, к чему было тащить его несколько метров по берегу, когда вполне можно было столкнуть из лодки?
– Дай Бог, чтобы вы оказались правы! Ладно! Я возвращаюсь к моим поискам. Спасибо вам за завтрак... и за вашу дружбу!
Они пожали друг другу руки, и Адаль укатил в сторону Блуа. Часом позже Морозини, поблагодарив г-жу де Сен-Медар за гостеприимство, отбыл в противоположном направлении.
Дорога показалась князю бесконечно долгой; в довершение всего на полпути лопнула шина, и пришлось менять колесо. Морозини терпеть не мог это занятие. Дома ему этого делать не приходилось: в Венеции, цивилизованном городе, скользили по воде, а не тряслись на разбитых дорогах... где можно в любую минуту напороться на гвоздь! Его быстрому, как ветер, «мотоскаффо», сверкающему медью и полированным красным деревом, не нужны были шины...
Поэтому в дом на улице Альфреда де Виньи Морозини прибыл в самом скверном расположении духа. Известие, которым огорошила его Мари-Анжелина, вышедшая ему навстречу, пока он передавал «керосиновую машину» шоферу, отнюдь не улучшило настроения князю. Она сообщила, что его с нетерпением ждут: его секретарша приехала сегодня утром и сейчас пьет чай с «нашей маркизой». Довольная физиономия мадемуазель дю План-Крепен, ее мания непременно первой выкладывать новости окончательно вывели Альдо из себя.
– Моя секретарша? – прорычал он. – Вы имеете в виду голландку по имени Мина ван Зельден? Какого черта ее сюда принесло?
– Спросите ее об этом сами. Нам она не сказала...
– Ну ладно, сейчас узнаем!
И Морозини, сбросив пыльник и фуражку прямо на пол в вестибюле, кинулся к зимнему саду. В первой же гостиной его сомнения окончательно развеялись: певучий акцент Мины, когда она говорила по-французски или по-итальянски, невозможно было не узнать. Ворвавшись во вторую гостиную, он обнаружил там Мину собственной персоной, такую же, как всегда: в костюме из серой фланели, белой блузке и серых ботинках на низком каблуке, она чинно сидела в тени аспидистры, очень прямая, держа в одной руке чашку с чаем. Морозини набросился на нее, не дав и рта раскрыть:
– Что вы здесь делаете, Мина? Я-то думал, что вы завалены работой выше головы, а вы, оказывается, расселись здесь и заняты болтовней!
Лицо Мины под круглыми очками залилось краской, но тут вмешалась возмущенная г-жа де Соммьер:
– Как прикажешь это понимать? С каких это пор ты вот так врываешься к людям, даже не поздоровавшись?
Ее отповедь подействовала на Морозини как холодный душ. Смущенно опустив голову, он поцеловал руку старой дамы, затем повернулся к своей секретарше:
– Извините меня, Мина! Я не хотел вас обидеть, но у меня... кое-какие неприятности, и...
– Ах, ах! – насмешливо пропела маркиза, и глаза ее блеснули. – Что же, на знаменитой свадьбе не все было гладко?
– Не то слово. Одна беда за другой, потом я вам все расскажу. Сначала все же позвольте вопрос к вам, Мина! Как же это вы все бросили и приехали сюда? Может быть, не поладили с господином Бюто?
– Что вы! Господин Бюто – просто чудо! Милейший, замечательный человек! И так помог мне! – Мина молитвенно сложила руки и возвела глаза к потолку, как будто ожидала, что там появится лицо Ги в обрамлении нимба. – Вы не представляете, сколько он делает, с тех пор как приехал, – потому я и смогла приехать и привезти вам вот это, – продолжала она, достав из кармана какую-то телеграмму. – Между прочим, это господин Бюто, – Мина произносила «Бютоо», – мне посоветовал, он говорил, что вам будет не так тяжело...
– Еще одна беда! – вздохнул Морозини, с опаской взяв листок из ее рук.
– Боюсь, что так.
Так оно и было. Ноги у Альдо подкосились, и ему пришлось сесть, когда он прочел несколько слов: «С прискорбием сообщаю вам о смерти лорда Килренена. Убит на борту своей яхты. Примите соболезнования. Подробности письмом. Форбс, капитан «Роберта Брюса».
Не говоря ни слова, Альдо протянул телеграмму маркизе. Ее брови поползли вверх.
– Как? И его тоже?.. Как твою мать? Кто мог это сделать?
– Возможно, мы узнаем это из письма капитана. Вы правильно сделали, Мина, что приехали! Спасибо!.. Я вас оставлю, допивайте спокойно ваш чай... Пойду переоденусь...
Альдо говорил первое, что приходило в голову, к глазам подступали слезы, которых он не хотел показывать, и ему не терпелось остаться одному, чтобы пролить их по ушедшему другу. Итак, самый давний и самый верный поклонник Изабеллы наконец соединился с ней. И причиной его ухода тоже было преступление – слишком часто в этом мире жертвами становятся невинные души! Возможно, он был счастлив покинуть земную юдоль? Жизнь без его принцессы Грезы, единственной, кого он любил, должно быть, тяготила несчастного...
Морозини долго сидел на кровати, погруженный в свои мысли, так и не переодевшись и не приняв ванну. Смерть лорда Килренена была для него жестоким ударом, но она к тому же поставила перед ним серьезную проблему. Браслет Мумтаз-Махал так и не был продан; теперь, после смерти сэра Эндрю, он становился частью наследства. Так полагалось по закону. Но была еще воля старого лорда, до сих пор звучавшая в ушах Альдо: «Продайте его кому угодно, только не моему соотечественнику!» Тогда Морозини не вполне это понял, но теперь, вспоминая красивое лицо Мэри Сент-Элбенс на аукционе – неузнаваемо преображенное алчностью, а потом искривленное бессильной яростью, – он догадался: давая ему этот запрет, лорд Килренен думал о ней. А ее муж, разумеется, входил в число наследников. Что же делать?
Лучшим выходом, разумеется, было бы поскорее найти ценителя, продать браслет и переслать деньги нотариусу. Альдо пришла в голову мысль о Фэррэлсе: это восхитительное украшение так пошло бы к хрупкому запястью Анельки! К сожалению, сэр Эрик, хоть и не англичанин по рождению, был английским подданным – значит такая возможность исключена. Затем Морозини подумал о другом супруге – вечно отсутствующем и несметно богатом Морице Кледермане. Для коллекционера его масштаба браслет был лакомым куском... но мысль о том, что его станет носить Дианора, корыстная и бесчувственная Дианора, была для Альдо невыносима. Эта женщина не заслуживала дара любви.
И наконец в голову князю пришла самая простая мысль: купить браслет самому – его ведь одолевало такое искушение еще тогда, когда сэр Эндрю передал ему драгоценность. В то время это было несбыточной мечтой, но стало вполне возможно теперь, когда «Голубая звезда» снова была у него в руках. Он передаст камень Симону Аронову, тот недвусмысленно пообещал самое щедрое вознаграждение... Сэру Эндрю понравилось бы, что его последнее безумство останется во дворце Морозини и украсит последнюю княгиню... которая, возможно, будет полькой?
Довольный этим решением, которое позволяло ему одновременно исполнить свой долг, не нарушить данного умершему другу слова, а также с должным почтением отнестись к легенде, Альдо спустился к обеду. Затем, когда План-Крепен отправилась в церковь Святого Августина, он, тщательно закрыв все двери, устроил с г-жой де Соммьер и Миной маленький военный совет. Маркиза охотно согласилась принять на хранение «фамильное сокровище», однако Мина никак не желала понять, почему князь решил задержаться в Париже.
– Разве вы не вернетесь? – спросила она. – По-моему, проще всего было бы вам самому отвезти сапфир в Венецию!
– Да, наверно, но я пока не еду, Мина. Я должен узнать, что произошло в замке, и не могу оставить моего друга Видаль-Пеликорна... Только я, вероятно, переберусь отсюда: ведь вы, тетя Амелия, – добавил он, повернувшись к маркизе, – не станете надолго откладывать ваше летнее путешествие?
– А куда мне спешить? Пока ты будешь здесь, я никуда не уеду. Твои приключения гораздо интереснее, чем играть в безик или в домино с моими ровесницами!
– Если я вас правильно поняла, мне придется возвращаться одной, – сказала голландка с ноткой обиды в голосе. – В таком случае нет ничего проще: я и отвезу сапфир домой. Вы скажете мне, куда его спрятать...
– Она права, Альдо, – вмешалась маркиза. – Чем дальше от тебя будет эта опасная безделушка, тем лучше. Особенно если наш торговец пушками вдруг узнает, что его «талисман» ускользнул...
– Все верно, но вы сами произнесли слово «опасная». Доверить эту взрывчатку молодой девушке, которая отправляется в долгое путешествие одна...
– Полноте, сударь! – На лице Мины мелькнула тень улыбки. – Посмотрите-ка на вещи здраво! Давно ли вы укоряли меня за мою манеру одеваться?
– Я вовсе не укорял вас, я только удивляюсь, что в вашем возрасте...
– Не стоит больше об этом, но посудите сами: кто заподозрит наличие драгоценности, достойной королей, в багаже какой-то... английской учительницы – так, кажется, вы изволили выразиться? – серенькой и неприметной? Я думаю, лучшего посыльного вам не найти...
Не дожидаясь ответа, Мина встала и попросила разрешения пойти лечь. Г-жа де Соммьер проводила ее взглядом.
– Замечательная девушка! – вздохнула она. – С тех пор как я с ней познакомилась в мой последний приезд в Венецию в прошлом году, я не перестаю думать, как тебе с ней повезло – ты сделал правильный выбор.
– Я не выбирал, это судьба. Вы ведь знаете, что я выудил Мину из Рио-деи-Мендиканти, куда сам же ее нечаянно столкнул…
– Да, я помню. Но она сейчас сказала одну вещь, поразившую меня: серенькая и неприметная. Признайся, ты хоть когда-нибудь смотрел на нее?
– Конечно, раз я даже делал ей замечания по поводу одежды...
– Ты меня не понял: я хочу сказать, посмотрел ли ты на нее хоть раз по-настоящему? Видел ли ты ее, например, без очков?
Морозини на миг задумался и покачал головой:
– Ей-богу, ни разу! Даже в воде они каким-то образом остались у нее на носу. А почему вы меня об этом спрашиваете?
– Чтобы узнать, насколько она тебе интересна. Я признаю, что одевается она не слишком изящно, да и эти «иллюминаторы» ее не красят, но я ее как следует разглядела сегодня…
– И что же?
– Видишь ли, мой мальчик, будь я мужчиной, мне бы захотелось узнать, что скрывается за этим квакерским одеянием и учительским пенсне. Возможно, под ними обнаружится нечто, что тебя удивит...
Внезапное появление Мари-Анжелины положило конец их беседе. Благочестивая девица, задыхаясь от возбуждения, поспешила выложить свежую новость: в ворота особняка Фэррэлса только что въехала запыленная санитарная машина!
Альдо сразу забыл и о своей секретарше, и о сапфире, и даже о тревогах Адальбера. Он думал только об одном: Анелька снова здесь, совсем рядом с ним, и благодаря милейшей Мари-Анжелине – которую его воображение тотчас одело в семицветный наряд Ириды, вестницы богов, – он завтра же узнает, как она себя чувствует!
Кое-что князь действительно узнал, но совсем не то, чего ожидал. По словам кухарки, новую хозяйку отнесли в ее комнату в сопровождении Ванды и медицинской сестры; кроме этих двух женщин и супруга, к ней никого не допускали. Остальным слугам запретили даже приближаться к комнате госпожи: молодая женщина заразилась опасной инфекционной болезнью, но какой – этого никому не сказали.
– Что за тайны, в конце концов? – вспылил Морозини. – Ведь не чума же у нее!
– Как знать? – уклончиво отвечала План-Крепен – она была просто в восторге от такого развития событий. – Госпожа Кеменер не знает. Все, что она смогла мне сказать, – вчера наверх отнесли поднос с обильным ужином, а потом вернули пустой. Из этого можно, по-моему, заключить, что леди Фэррэлс не так уж и больна.
– Вот как?..
Альдо подумал несколько минут и наконец решился:
– Вы согласитесь оказать мне одну услугу?
– Конечно! – обрадовалась Мари-Анжелина.
– Вот что: я хотел бы узнать, где находится комната леди Фэррэлс и куда выходят ее окна. Это, должно быть, нелегко, но...
– Что вы! Я давно это знаю: когда перед свадьбой полька и ее родные переехали в «Ритц», сэр Эрик приказал заново обставить предназначенную для нее комнату. Госпожа Кеменер мне рассказывала: такая роскошь...
– Не сомневаюсь. Как и в том, что вы – дар небес, – оборвал ее Альдо – перспектива выслушивать долгие описания его отнюдь не прельщала. – Где же она находится?
– Там, где и положено быть комнате хозяйки: три окна в эркере второго этажа. Выходят, разумеется, в парк...
– В парк, – эхом отозвался Морозини, задумавшись, он едва не забыл поблагодарить Мари-Анжелину.
Вовремя вспомнив о своем упущении, Альдо не поскупился на самые теплые слова, однако рассчитывая быстро отделаться от своей собеседницы, он заблуждался: не только его мозг напряженно работал. Князь закурил сигарету и принялся мерить шагами гостиную, как вдруг услышал голос Мари-Анжелины:
– Проще всего – через крышу. Она почти соприкасается с нашей, а если запастись крепкой веревкой, можно добраться до балконов второго этажа. Это на тот случай, если вы сочтете нужным взглянуть, что же происходит в этой комнате...
Ошеломленный, Альдо уставился на старую деву, чья ничего не выражающая физиономия являла собой весьма странный образ невинности. Он даже присвистнул:
– Скажите на милость! Неужели на мессах в церкви Святого Августина приходят в голову подобные идеи? Блестящие идеи, должен признать!..
На сей раз собеседница одарила его торжествующей улыбкой:
– Господь вразумляет, когда на то воля Его. А я всегда стремилась помогать тем, кто в беде...
К ужасу старой девы, просиявший Морозини одарил ее двумя звонкими поцелуями в обе щеки. Покраснев до корней волос, Мари-Анжелина ретировалась мелкими торопливыми шажками.
Назавтра Альдо никуда не выходил. Почти весь день он провел в саду, рассматривая фасады и крыши стоявших почти вплотную друг к другу домов. План-Крепен была права: спуститься на веревке с крыши представлялось куда легче, чем пересечь половину сада Фэррэлса и взобраться по стене фасада, как он думал сначала. Морозини также выбрал время написать в Цюрих, чтобы банкир Симона Аронова мог сообщить ему, что скоро прибудет первый камень. Сиприен взялся лично отнести письмо на почту, так как Мина решила воспользоваться днем пребывания в Париже – она уезжала назавтра вечерним поездом, – чтобы посетить музей Клюни и посмотреть средневековые гобелены. Часы тянулись для Альдо бесконечно долго, казалось, никогда не станет достаточно темно, чтобы он смог незаметно осуществить свою вылазку.
Когда наконец в половине двенадцатого, одевшись так же, как в ночь своей первой встречи с Адальбером, и захватив длинную веревку, Морозини вышел на террасу особняка, он был немало удивлен, застав там Мари-Анжелину – в черном шерстяном платье и мягких войлочных башмаках она поджидала его, сидя прямо на полу, прислонясь спиной к перилам.
– Наша дорогая маркиза решила, что будет благоразумнее пойти вдвоем, – прошептала она, не дав ему и рта раскрыть. – Я покараулю...
– Так она в курсе?
– Разумеется! Было бы нехорошо, если бы она не знала, что делается под ее крышей... и на крыше тоже!
– Это просто смешно! И вообще, крыша – не место для девицы. Вы можете что-нибудь себе сломать, подвернуть ногу...
– Не беспокойтесь! В замке моих родителей четыре сторожевые башенки. Вы себе не представляете, сколько раз я туда забиралась! Я всегда обожала крыши. На них чувствуешь себя ближе к Всевышнему!
Время было не самое подходящее, чтобы постигать логику сей примерной прихожанки, которая, глазом не моргнув, возвела искусство домушника в христианскую добродетель, и Морозини в сопровождении своей нежданной помощницы полез на крышу. Он не собирался вторгаться в комнату Анельки – князь был намерен только посмотреть, что там происходит. Погода стояла теплая, одно из окон наверняка оставили приоткрытым; даже если занавеси задернуты, можно заглянуть в щелку. К тому же в комнате больной никогда не бывает совсем темно: обычно оставляют гореть ночник, чтобы облегчить работу сиделке.
С помощью Мари-Анжелины, безмолвной и бесшумной, точно тень, Альдо без труда спустился на балкон, опоясывавший третий этаж особняка, – он был гораздо ниже двух других этажей, где потолки достигали пяти метров. Он привязал веревку к балюстраде в том месте, где центральный эркер смыкался со стеной здания, и соскользнул на один из трех балконов с коваными железными перилами, куда выходили окна новобрачной. Окно, перед которым он приземлился, было закрыто, занавеси плотно задернуты.
Не отчаиваясь, Альдо перебрался на центральный балкон, самый широкий и богато украшенный, выходивший прямо на деревья парка. Тут он едва не вскрикнул от радости: двойная застекленная дверь была приоткрыта, и за ней мерцал слабый свет. Сердце ночного гостя учащенно забилось: если повезет, быть может, удастся пробраться к больной, поговорить с ней? С величайшей осторожностью, чтобы не скрипнула створка, он приблизился...
То, что он увидел, ошеломило его. Обтянутая голубой парчой комната была пуста, только на узком диванчике в углу спала Ванда. Пуста была и великолепная кровать, украшенная букетами белых перьев... Где же Анелька?
Альдо уже готов был совершить безумный поступок: войти, разбудить толстуху и спросить ее об этом, – как вдруг дверь тихонько открылась, и появился Фэррэлс. Равнодушно покосившись на спящую Ванду, он прошел в комнату и сел в кресло; вид у него был удрученный. Даже в скудном рассеянном свете ночника Морозини смог разглядеть, какое серое и осунувшееся у него лицо над темным шелком халата: судя по всему, сэра Эрика снедали тяжкие заботы. Похоже, он даже плакал... но почему?
Велико было искушение предстать перед этим человеком и поговорить с ним начистоту, выяснить, что его гнетет... Но Альдо все же предпочел бесшумно ретироваться и вернулся к своей спутнице, которая поджидала его на краю крыши. Мари-Анжелина сдерживала свое любопытство, пока они не вернулись в дружественный стан, – подвиг, который Альдо не мог не оценить, – но, едва оказавшись на террасе, выпалила шепотом:
– Ну что? Вы ее видели?
– Нет. Кровать пуста.
– И в комнате никого?
– Горничная спала на козетке, потом сэр Эрик вошел и сел. Наверно, чтобы в доме думали, будто он навещает больную...
– Иначе говоря, все эти рассказы о заразной болезни...
– Чистой воды ложь! Чтобы не подпускать любопытных...
– О-о!
Помолчав немного, Мари-Анжелина вздохнула:
– Завтра уж я все выспрошу у госпожи Кеменер!
– Что она может вам сказать? Как и все в доме, она уверена, что хозяйка больна.
– Посмотрим! Вот если бы мне напроситься в дом, осмотреться на месте...
Морозини не удержался от смеха: решительно, в Мари-Анжелине на старости лет проснулось подлинное призвание – секретного агента. Он подумал, что надо при случае сказать об этом Адальберу. Старая дева неглупа, ловка и горит желанием действовать...
– Поступайте по вашему усмотрению, – кивнул он, – но будьте осторожны! Это дело опасное. А вы так дороги тете Амелии.
– Она мне тоже! Но мы должны выяснить, что происходит! – заключила мадемуазель дю План-Крепен тоном военачальника, закрывающего заседание штаба...
Однако ей даже не пришлось ничего предпринимать. Бомба разорвалась на следующий же день: со страниц всех утренних газет в глаза бросались огромные заголовки: «Трагическая свадьба», «Юная супруга большого друга Франции похищена в ночь после бракосочетания», «Что сталось с леди Фэррэлс?» и другие не менее заманчивые.
Новость принесла, разумеется, Мари-Анжелина: отправившись к шестичасовой мессе, на площади Святого Августина она наткнулась на продавца газет, который как раз украшал свой киоск сенсацией дня. План-Крепен купила несколько газет и вихрем помчалась на улицу Альфреда де Виньи, забыв об утренней литургии. Красная и растрепанная, запыхавшаяся, как после марафонской дистанции, старая дева ворвалась в комнату Морозини и криком разбудила его.
– Вот! Ее похитили!.. Да проснитесь же, черт побери! Читайте!
Через несколько минут новость уже знал весь дом; стало шумно, как на птичьем дворе. За завтраком, поданным на час раньше обычного, шел жаркий спор, каждому хотелось высказать свое мнение. Все – за исключением двоих – сошлись на том, что похитители наверняка американские гангстеры: в газетах упоминалось о выкупе в двести тысяч долларов.
– Ты присутствовал на этой свадьбе, – обратилась г-жа де Соммьер к Альдо, – ты должен помнить, были ли там какие-нибудь янки?
– Я, конечно, видел кое-кого, но гостей было так много...
Самому князю что-то не верилось во вторжение из-за океана... Разве только кто-то затеял еще один заговор, параллельный тому, что не удался им с Адальбером? Как знать, сколько врагов нажил сэр Эрик в течение своей карьеры – жизнь торговца оружием нельзя назвать спокойной!
Одну за другой Альдо перечитывал газеты – во всех говорилось примерно одно и то же, – надеясь отыскать какую-нибудь деталь, ниточку, зацепку. Мина между тем не вмешивалась в разговор. Она сидела напротив него, очень прямая, помешивая ложечкой в чашечке с кофе, и, казалось, полностью сосредоточилась на этом занятии. И вдруг голландка подняла голову и в упор посмотрела на своего патрона, сверкнув стеклами очков.
– Могу я узнать, почему эти новости так взволновали все благородное общество? – спросила она спокойно, как всегда. – Особенно вас, сударь? Этот Фэррэлс, у которого вы нашли ваш сапфир, так дорог вам?
– Не говорите глупостей, Мина! – отрезал Альдо. – Неужели вы не понимаете: этот человек в один вечер потерял и камень, который был ему дороже всего на свете, и молодую жену. Ему можно посочувствовать!
– Ему... или даме? Не могу не признать, она выглядит... очаровательной! А ведь фотографии в газетах редко бывают удачны.
Альдо устремил на свою секретаршу строгий взгляд. Впервые за все время их знакомства она проявила нескромность, и ему это было неприятно. Однако увиливать он не стал.
– Это правда, – сказал Морозини очень серьезно. – Я познакомился с ней недавно, но она стала мне дорога... быть может, дороже, чем следовало бы. Надеюсь, Мина, вы ничего не имеете против?
– Однако она ведь замужем, раз вы были на ее свадьбе?
В голосе девушки чувствовалось напряжение; какие-то непривычные вызывающие нотки зазвенели в нем. Г-жа де Соммьер, которая с самого начала разговора поглядывала то на племянника, то на его секретаршу, сочла нужным вмешаться. Она накрыла ладонью руку Мины, отметив, что та немного дрожит.
– Неужели вы так плохо знаете вашего патрона, дорогая? Дамы в горестях и девицы в беде притягивают его, как магнит – железные опилки. Его хлебом не корми, дай только кинуться на помощь. Это просто мания, но что вы хотите, себя ведь не переделаешь!
Ее нога тем временем нанесла под столом весьма чувствительный удар по голени племянника. Тот издал странный захлебывающийся звук, но все понял и опустил глаза.
– Наверное, вы правы, – вздохнул он. – Но согласитесь, трудно остаться равнодушным: в газетах пишут, что леди Фэррэлс грозит смерть, если не будет заплачен выкуп...
– Беспокоиться абсолютно не о чем, – перебила его маркиза. – Что такое двести тысяч долларов для торговца оружием? Он заплатит, и все будет в порядке... Мина, вы ведь уезжаете сегодня в Венецию, не согласитесь ли передать пару писем моим тамошним друзьям?
– Конечно, госпожа маркиза! С превеликим удовольствием. Извините меня, пожалуйста, я хотела бы пойти собрать вещи.
Г-жа де Соммьер проводила Мину взглядом. Едва за ней закрылась дверь, Альдо набросился на тетку:
– Что это на вас нашло, тетя Амелия, с какой стати вы вздумали пинать меня ногой? Очень больно стукнули, между прочим!
– Мало того, что ты неженка, ты еще и олух! И чудовищно бестактен к тому же!
– Не понимаю, почему?
– Вот видишь, я же говорю: ты глуп! Эта бедная девушка повезет из Парижа в Венецию драгоценность, которая опаснее динамита, а ты при ней стенаешь над участью неведомой ей знатной дамы! А тебе не приходило в голову, что твоя секретарша, возможно, влюблена в тебя?
Альдо расхохотался:
– Влюблена? Мина? Да вы грезите наяву, тетя Амелия!
– Грежу наяву, говоришь? Хотелось бы мне, чтобы это так и было! Хочешь верь, хочешь не верь, но, если ты дорожишь своей секретаршей, будь с ней деликатнее. Ты упорно не желаешь видеть в ней женщину, но она-то от этого женщиной быть не перестанет! И в свои двадцать два года она тоже имеет право грезить...
– Что же мне прикажете делать? – буркнул Морозини. – Жениться на ней?..
– А я еще считала тебя умным! – вздохнула старая маркиза.
Весь день невозможно было и носа высунуть на улицу. Особняк Фэррэлса осаждали толпы людей. Полицейский кордон с трудом сдерживал журналистов, фотографов и любопытных, стремившихся проникнуть в любую щель. Обитатели соседних домов тоже чувствовали себя словно в осаде.
– Как же я попаду вечером на вокзал? – встревожилась Мина.
– Можете положиться на Люсьена, моего «машиниста», – он пробьется, – успокоила ее г-жа де Соммьер.
– Я провожу вас, – пообещал Альдо. – Хочу удостовериться, что ваше путешествие пройдет благополучно. А пока нам остается только запастись терпением: не собираются же эти люди дневать и ночевать под нашей дверью.
Впрочем, князь отнюдь не был в этом уверен, хорошо зная, как терпелива толпа, почуявшая сенсационное преступление, возможно, даже кровь... День уже клонился к вечеру, но никто и не думал уходить. И тут в привратницкой вдруг зазвонил телефон, и Жюль Кретьен пришел доложить, что «господина князя» спрашивает сэр Эрик Фэррэлс. Ни о чем не спрашивая, Морозини кинулся в привратницкую. Через минуту он услышал голос, который нельзя было спутать ни с каким другим:
– Слава Богу, вы еще в Париже! Я и не надеялся...
– У меня остались здесь кое-какие дела, – уклончиво ответил Альдо. – Что вы хотели мне сказать?
– Вы мне очень нужны. Можете прийти часов в восемь?
– Нет. В восемь я должен проводить одну знакомую на вокзал.
– Тогда позже! В любое время, когда сможете, только Бога ради приходите! Это вопрос жизни и смерти!..
– Хорошо, в половине одиннадцатого. Предупредите вашу охрану...
– Вас будут ждать...


Князя действительно ждали. Назвав свое имя, он беспрепятственно прошел через полицейский кордон и, оказавшись на крыльце, увидел уже знакомых ему дворецкого и секретаря. Толпа вокруг дома немного поредела, но те, что остались, явно собирались расположиться здесь на ночь. Естественно, появление элегантно одетого гостя не могло остаться незамеченным. Любопытный шепоток всколыхнул толпу, а двое журналистов кинулись к Альдо в надежде взять интервью, но он, учтиво улыбаясь, отмахнулся:
– Я всего лишь друг, господа! Ничего для вас интересного...
Сэр Эрик ждал его в кабинете, в котором Альдо уже однажды был. Бледный и взволнованный, торговец оружием мерил шагами большую комнату, то и дело закуривал и, пару раз затянувшись, бросал сигарету прямо на пол, даже не замечая, что прожигает роскошный туркменский ковер. При виде Морозини он остановился.
– Из сегодняшних газет я узнал о постигшем вас несчастье... – начал Альдо, но хозяин резким жестом оборвал его:
– Не произносите этого слова! Я хочу верить, что непоправимого не произошло. Но, во-первых, спасибо, что пришли.
– По телефону вы сказали, что я нужен вам. Признаться, я вас не совсем понял. Чем я могу помочь?
Сэр Эрик указал гостю на стул, но сам остался стоять, не сводя с него глаз. Этот пристальный взгляд как будто давил на Альдо тяжестью не меньше тонны.
– По требованию похитителей моей жены, которые связались со мной прошлой ночью, вам должна быть отведена центральная роль в игре... в смертельной игре, которую они затеяли в вечер свадьбы, когда похитили леди Анельку из моего дома... почти что из-под моего носа.
– Мне?.. Как это? Почему?
– Я не знаю, но это факт, с которым мне приходится считаться.
– Прежде чем узнать, какая роль мне отводится, я хотел бы, чтобы вы мне кое-что объяснили.
– Спрашивайте.
– Если то, что я прочел в газетах, – правда, пусть даже не вся, то леди Фэррэлс уже исчезла, когда вы сообщили нам, что ей очень плохо?
– Верно. Я поднялся за ней, чтобы она вместе со мной открыла фейерверк, но в комнате нашел только Ванду, оглушенную и связанную, а на ней лежало письмо, написанное по-английски, печатными буквами. Меня предупреждали, что я должен молчать и ни в коем случае не обращаться в полицию, если хочу увидеть мою молодую жену живой. Обещали позднее сообщить условия, на которых она будет возвращена мне... целой и невредимой. И наконец, я должен был завтра же вернуться в Париж.
– Отсюда выдумка о болезни и санитарная машина?
– Разумеется. Машина увезла сверток из одеял, Ванда следила, чтобы никто не приближался.
– А от нее вы ничего не узнали? Кто напал на нее? Неужели она ничего не видела, ничего не слышала?
– Ничего. Ее ударили по голове, она даже не поняла, с какой стороны.
– Ясно. Но почему же, черт возьми, поднялась эта шумиха в сегодняшних газетах?
– Это и мне хотелось бы знать. Надеюсь, вы понимаете, что я здесь ни при чем.
– Кто-нибудь из вашего окружения?
– Я полностью доверяю людям, которые помогли мне разыграть всю эту невеселую комедию. К тому же, – добавил сэр Эрик горько и надменно, – таких мест, какие они занимают в моем доме, им больше нигде не найти, потому что я этого не допущу.
Последние слова он отчеканил, подчеркивая скрытую в них угрозу. Морозини покачал головой, достал из портсигара сигарету и закурил, не глядя на собеседника.
– Что ж, – произнес он, выдохнув дым, – теперь вам остается только сказать мне, почему я здесь.
До сих пор сэр Эрик стоял, опершись на письменный стол; внезапно он отошел к открытому окну и уставился на окутанный тьмой парк. Морозини видел теперь только его спину.
– Все очень просто! Выкуп должен быть заплачен послезавтра вечером. А принести его должны вы.
Повисло молчание. Альдо, опешив, подумал, что он ослышался, и счел нужным переспросить:
– Простите, но... правильно ли я вас понял? Вы сказали, что я должен отнести выкуп похитителям?
– Именно так! – бросил сэр Эрик, не оборачиваясь.
– Но... почему я?
– О, на это как раз, по-видимому, есть очень веская причина, – усмехнулся барон. – Пресса и в самом деле недостаточно хорошо информирована: в газетах упоминаются только двести тысяч долларов в старых банкнотах.
– А... они требуют что-то еще?
Фэррэлс наконец повернулся и медленно подошел к своему гостю. В его глубоких черных глазах горело гневное пламя.
– Вы абсолютно уверены, что не знаете этого? – произнес он.
Альдо вскочил, словно подброшенный пружиной. Под нахмуренными бровями глаза его засверкали, став ярко-зелеными.
– Я требую объяснений, – сухо проговорил он. – Что я, по-вашему, должен знать?.. Советую вам не говорить загадками, иначе я ухожу, и разбирайтесь сами с вашими гангстерами!
Он направился к двери, но выйти не успел.
– Стойте! – воскликнул сэр Эрик. – В конце концов... может быть, вы действительно ни при чем.
Морозини взглянул на часы.
– Даю вам тридцать секунд, чтобы объясниться начистоту. Итак, что у вас требуют?
– «Голубую звезду», конечно! Эти негодяи хотят, чтобы я отдал им камень в обмен на жизнь Анельки.
Несмотря на всю серьезность момента, Альдо расхохотался.
– Только-то и всего?.. И вы вообразили, что я изобрел такой удобный способ вернуть мое достояние, а заодно положить в карман немного денег?.. Извините, любезнейший, но это уж слишком!
Вспышка гнева, казалось, отняла у сэра Эрика последние силы. Он опустился в кресло и устало провел дрожащей рукой по лбу.
– Попытайтесь поставить себя на мое место! Я оказался перед невозможной дилеммой. Это много серьезнее, чем вы думаете!.. Я люблю мою жену, не хочу ее потерять, но лишиться снова – и, может быть, навсегда! – камня, который я искал так долго...
– И заполучили ценой преступления! Я понимаю, это нелегко, – язвительно заметил Морозини. – Когда должен состояться обмен?
– Послезавтра в полночь.
– Очень романтично. Где?
– Этого я еще не знаю. Мне позвонят, после того как я получу ваш ответ... И еще: я должен вас предупредить, что полиции ничего не известно и что вы должны отправиться на встречу один... и без оружия!


– Само собой разумеется! – Морозини насмешливо улыбнулся уголком рта. – Какой интерес, если я явлюсь вооруженный до зубов и в сопровождении взвода полицейских? Но, между прочим, я хотел бы знать, как относятся к этой драме ваш тесть и его сын? Разве им не следовало бы быть здесь, поддерживать вас?
– Я не нуждаюсь в их поддержке и предпочитаю, чтобы они оставались в отеле. Мне говорили, что граф не выходит из храмов, молится, дает обеты, ставит свечи... А Сигизмунд пьет и играет как всегда.
– Прелестная у вас семейка! – процедил сквозь зубы Морозини: он что-то плохо представлял себе Солманского в роли благочестивого пилигрима, скитающегося из храма в храм в надежде вымолить милость небес.
Таково же было мнение Адальбера, которого Альдо, вернувшись, застал за поздним ужином в обществе г-жи де Соммьер. Усталый и мрачный, археолог тем не менее методично расправлялся с запеченным паштетом, половиной цыпленка и полным салатником латука.
– Это все делается напоказ, для журналистов и сплетников. Что-то подсказывает мне: Солманские оба замазаны в этом деле по самые уши. Теперь, когда вы сказали, что похитители потребовали сапфир, я почти уверен. И вы, разумеется, сделаете то, о чем вас просят?
– А вы бы не сделали?
– Конечно, сделал бы! Я даже готов серьезно об этом поговорить. Господи! – простонал Видаль-Пеликорн, отбрасывая непослушные пряди со лба. – Ну и каша у меня в голове! От этой истории впору сойти с ума! – вздохнул он и положил себе в тарелку солидную порцию сыра бри.
– О Ромуальде так ничего и неизвестно?
– Ни-че-го! Ромуальд исчез, испарился! – ответил Адальбер, силясь совладать с внезапно охрипшим голосом. – Я ведь приехал прямо сюда и решился побеспокоить госпожу де Соммьер в основном потому, что еще не знаю, как скажу об этом его брату!
– Вы правильно сделали, – кивнула маркиза. – Лучше 6удет вам здесь и переночевать: плохие новости днем не так тяжело узнавать, как ночью. Сиприен приготовит вам комнату...
– Благодарю вас, сударыня. Я, кажется, приму ваше приглашение. Признаться, мне пора немного отдохнуть... Да, Альдо, а вы случайно не собираетесь отдать «ваш» сапфир?..
– Успокойтесь. Если бы я и хотел, это невозможно: он сейчас едет в Венецию, зашитый в подкладку шляпки моей секретарши. И я уже написал в Цюрих.
– Наконец-то хоть одна хорошая новость!.. Но если вы передадите... другой камень... не слишком ли вы рискуете? Вдруг эти люди смыслят...
– Так или иначе, опасность есть, а я лишь принесу то, что даст мне Фэррэлс. Однако на случай, если для меня это кончится плохо, я дам вам письмо для Мины, и пусть она поможет вам благополучно довести это дело до конца.
– Письмо лучше дайте нашей хозяйке! Я еще не знаю, что случилось с Ромуальдом, и не успокоюсь, пока не найду негодяев, которые на него напали. Не говоря уж об авантюре, в которую вы ввязываетесь и которая мне очень не нравится...
Чуть позже, поднявшись к себе, г-жа де Соммьер велела Мари-Анжелине почитать ей «Пармскую обитель». Поглощенная своими мыслями, она слушала вполуха. Приключение, участником которого был Альдо, поначалу забавляло маркизу, но теперь начало ее не на шутку тревожить!
«...При этих словах у герцогини полились слезы – наконец-то она могла плакать. Час спустя, заплатив дань этой слабости человеческой, она несколько успокоилась, почувствовав, что мысли ее начинают проясняться. «Найти бы ковер-самолет, – мечтала она, – похитить Фабрицио из крепости...»
– Довольно, План-Крепен! – вздохнула она. – Сегодня чары Стендаля бессильны против моих забот, хоть они и близки к заботам Сансеверины.
– Мы переживаем за нашего племянника, не так ли?
– И не без оснований! Если бы я только знала, что делать...
– Мы не жалуем духовные упражнения, я это знаю, но не кажется ли нам, что сейчас самое время помолиться?
– Вы думаете? Так давно уже я не обращалась к Всевышнему! Он захлопнет дверь перед моим носом!
– Может быть, попробуем воззвать к Богоматери? Женщине всегда легче понять женщину.
– Возможно, вы правы. Когда-то я горячо ей молилась – я имею в виду, в юности, когда воспитывалась в монастыре Сердца Иисусова. Но с течением времени я и к ней обращалась все реже, а теперь, на старости лет, боюсь, и вовсе превратилась в безбожницу. Может быть, сказывается влияние этого дома?.. Но сегодня мне страшно, Мари-Анжелина, так страшно!..
Кузина-лектрисса подумала про себя, что старая маркиза и вправду близка к панике, раз уж она вспомнила ее имя... Она опустилась на колени, торопливо перекрестилась, опустила веки и начала молиться.
Маркиза де Соммьер с удивлением обнаружила, что повторяет за ней без труда и что забытые слова молитв всплывают из глубин ее памяти...




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Голубая звезда - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть вторая

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Голубая звезда - Бенцони Жюльетта



Очень увлекательно
Голубая звезда - Бенцони ЖюльеттаЛуиза
2.01.2013, 8.27





интересно
Голубая звезда - Бенцони Жюльеттамила
8.08.2014, 9.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100