Читать онлайн Фиора и король Франции, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 6. В БРЮГГЕ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фиора и король Франции - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фиора и король Франции - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фиора и король Франции - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Фиора и король Франции

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6. В БРЮГГЕ

Если по возвращении домой Леонарда думала, что тяжелая дорога по всей северной Фландрии немного утихомирит воинственный дух Фьоры, то она сильно ошибалась. Пока лошадь, а она сменила в Божанси своих мулов на хороших скакунов, несла ее ко дворцу Марии Бургундской, молодая женщина без конца терзала себя все теми же неприятными мыслями. На этот раз ничто не смогло бы оправдать странного поведения ее супруга.
И перед ней открылась горькая истина: Филипп никогда ее не любил по-настоящему.
Да, он желал ее, в этом Фьора была уверена. Ведь чего потребовал супруг после заключения их брака: одну-единственную ночь! Правда, когда он увидел Фьору пленницей Карла Смелого, то в нем проснулась ревность, вызванная ее быстротечной, но бурной любовной связью, и после падения Нанси он любил ее… три ночи! А потом? А потом у него не было иного желания, кроме как сражаться за Марию Бургундскую, находиться при герцогине Марии, быть рыцарем герцогини Марии… этой несносной герцогини Марии, к которой он сразу поспешил, как только смог сбежать из монастыря! Да и сейчас, как оказалось, его можно найти в числе мужчин, окружавших эту даму! Она ведь настоящая принцесса и родилась в роскошном дворце, а не в тюрьме, на куче соломы, как Фьора. Кроме того, говорили, что она восхитительна и, как будто этого было еще мало, над нею витал несравнимый ореол: она была дочерью Карла Смелого, этого, уже ставшего легендой герцога, которого Филипп почитал наравне (а возможно, и больше!) со своим родным отцом.
По мере того как проходило время и под копытами лошади пролетали многие лье, эта мысль все сильнее укоренялась в душе Фьоры, постепенно наполняя ее гневом и обидой.
А Флоран, после того как улеглась первая радость, начал ощущать беспокойство, которое постоянно росло Эта женщина с застывшим лицом и жестким выражением глаз, которая ехала рядом с ним, за целый день не произнесла ни слова, а вечером закрылась так же молча в своей комнате, не была, не могла быть той донной Фьорой, которой он преклонялся и которую обожал.
Ничего не зная о причинах, по которым она, едва оправившись от родов, пустилась в такое трудное путешествие, Флоран подозревал, что это должно было быть что-то очень важное. Поэтому он испытал одновременно страх и надежду, когда увидел на горизонте башни города Брюгге, который он немного знал, побывав там однажды вместе с Агноло Нарди по делам. Только одно ему было ясно: Фьора направлялась в этот город как в стан врага.
Когда на равнине, пересеченной многими каналами с мельницами по их берегам, показался Брюгге, Фьора остановила лошадь и принялась рассматривать город. Она была вынуждена признать, что он очень красив, и от этого ее злость только возросла.
Построенная на берегах реки и озера, как и Венеция на берегу лагуны, столица Фландрии, устремленная в небо кружевом из белого и розового камня, поражала взор башенкой, которая венчала дозорную башню, часовые находились так далеко от земли, что могли считать себя на полпути к небу, вознесясь над крышами домов, крытых красной черепицей. Водная защитная преграда города была обсажена серебристыми ивами и цветущим кустарником. В сущности, Брюгге был со всех сторон окружен водой, и ему не нужны были никакие крепостные стены и оборонительные сооружения.
При свете заходящего солнца город выглядел просто сказочно. Фьоре красота его показалась чрезмерной, словно бы выставленной напоказ Город, который и без того был одним из самых богатых городов в мире, позволил себе еще и быть просто великолепным, как отблеск величия древних герцогов Бургундских.
Казалось, что легенда превратилась в камень…
— Красиво, — осмелился произнести Флоран.
— И даже слишком! Я понимаю желание человека вернуться сюда, но этого все же недостаточно…
На этой туманной фразе, которая окончательно сбила с толку бедного парня, Фьора пришпорила коня и поскакала в сторону Брюгге с таким видом, будто хотела взять его приступом. Скоро они доехали до ворот Куртре, и, миновав их, Фьора резко остановилась и повернулась к своему спутнику:
— Куда мы теперь направимся?
— Но, донна Фьора, ведь вы должны мне это сказать. Я ничего не знаю о ваших планах!
— Правильно, но я слышала, что этот город вам знаком?
Пока на сегодня нам нужно какое-то пристанище: трактир или гостиница. Думаю, что здесь есть что-нибудь в таком роде?
— Конечно, и очень неплохие! Мэтр Агноло любил» Старую мельницу «, которая находится на Воллестраат. Я думаю, что лучше ее просто нет.
— Пусть будет» Старая мельница «! Иди вперед, Флоран, а я — следом!
Услышав этот решительный приказ, Флоран тронул коня. Он без всякого труда нашел дорогу. Гораздо труднее оказалось добиться от последнего представителя славной династии Корнелисов, которые владели этим трактиром последние сто лет, чтобы тот предоставил комнаты, достойные мадам де Селонже, и ночлег для ее слуги. Дело было в том, что на второе мая была назначена знаменитая в этих местах процессия, посвященная Святой крови господней, из-за которой в Брюгге собралось множество приезжих.
— Я могу предоставить комнаты графине только на два дня, — уточнил Корнелис, — а потом я буду вынужден просить ее освободить их для клиента, который заказал их заранее.
— Мне кажется, что этот вопрос можно решить с помощью денег, — презрительно произнесла Фьора, — но думаю, что двух дней мне хватит. А теперь ответьте мне на два вопроса: где живет герцогиня Мария?
Глаза трактирщика широко раскрылись от удивления:
— В Принценхофе! Это известно всем!
— Кроме меня, иначе зачем бы я стала задавать вам этот вопрос? А где находится этот… Принценхоф?
— Недалеко отсюда. Рядом с гостиницей Моннэ.
— Буду знать! Перейдем к моему второму вопросу: кто здесь руководит отделением банка Медичи?
— Это тоже очень просто: мессир Томмазо Портинари. Он живет на Наальденстраат в бывшем доме мессира Бладелина.
— Узнайте у моего слуги, знает ли он туда дорогу! — сказала Фьора. — Сначала я собираюсь отдохнуть, а перед ужином зайду к мессиру Портинари.
— Позвольте, благородная дама, дать вам совет: с тех пор как герцог Карл умер, дела мессира Портинари идут из рук вон плохо, ведь он одолжил герцогу очень много денег. Не лучше ли обратиться к любому другому флорентийскому банкиру?
— Кто вам сказал, что мне нужен любой флорентийский банкир? Мне подходит только тот, кто работает с Медичи.
Поставленный таким образом на свое место, Корнелис поклонился и сам проводил несговорчивую клиентку в ее комнату.
Скоро Фьора, смыв дорожную пыль и одевшись в скромное серое пальто с красной лисой, велела отправляться к банкиру и объявить, что к нему пожаловала Фьора Бельтрами.
По тому, как ее приняли, она вначале подумала, что имя ее покойного отца здесь все еще помнят, но быстро поняла свою ошибку, а заодно и то, что новости о событиях во Флоренции дошли и до этого города. Было ясно, что уважительный прием относился прежде всего к последней фаворитке Лоренцо Медичи, но не к дочери Франческо Бельтрами.
В большой комнате, главное место в которой занимал огромный, обитый железом сундук, Фьора увидела склонившегося перед нею в поклоне загорелого высокого человека с редкими волосами и двойным подбородком; на его большом животе с трудом сходился камзол из тонкого сукна, отороченный мехом.
— Отчего вы заранее не сообщили мне о вашем визите, донна Фьора? — с упреком произнес он и придвинул ей кресло с подушками из синего бархата. — У меня было бы тогда время для подготовки достойной встречи Звезды Флоренции!
— Новости долго доходят до вас, — ответила Фьора с легкой улыбкой. — Я уже год, как покинула наш прекрасный город, и сейчас нахожусь во Франции, где у меня есть важные дела.
— Я надеюсь, что это произошло с согласия нашего великолепного сеньора Лоренцо?
— С его полного согласия, не волнуйтесь! Эти же дела привели меня и сюда, правда, несколько неожиданно. Я не собираюсь задерживаться здесь надолго и не претендую на ваше гостеприимство. Но кое-чем вы мне все-таки можете помочь.
— О! — произнес он и бросил на свой сундук взгляд, который говорил больше, чем слова. — У меня сегодня очень мало наличности. И еще мне кажется, — продолжал он с неохотой, — что монсеньор Лоренцо недоволен нами, потому что, несмотря на его приказ, мы снабжали деньгами покойного Карла Бургундского. Но нас можно понять, потому что мы живем в Брюгге, и трудно было не принимать участия в военных приготовлениях герцога…
— Но вы не слишком усердствовали, как и остальные фламандские города! Случилось так, что в последние месяцы я находилась в окружении герцога Карла, и мне все известно!
Портинари побагровел и не сразу нашелся что ответить.
— Но я-то не смог отказаться, потому что герцог относился ко мне как к другу! Кроме того, я знал, что и ваш отец дал ему значительную сумму — поговаривали о ста тысячах золотых флоринов!
— Это было мое приданое, — сухо отрезала Фьора, — которое мой супруг, граф де Селонже, предложил своему сюзерену!
Хотя вы в настоящий момент и стеснены в средствах, мессир Портинари, я полагаю, что по этому векселю вы сможете заплатить? — И она достала из своего дорожного мешочка сложенную бумагу.
После рождения Лоренцы-Марии Агноло Нарди составил для нее две такие бумаги, потому что полагал, что в дорогу опасно брать с собой много золота.
Банкир взял письмо и быстро прочитал его, после чего его лицо моментально прояснилось.
— Сто дукатов? Ну, конечно! Такой суммой мы располагаем в любое время!
— Прекрасно, но это не все. Мне еще нужно платье.
— Платье? — переспросил тот, не скрывая удивления. — Но я не портной!
— Согласна, но вы хорошо знаете всех в городе и сможете убедить любую портниху поработать для меня эту ночь! Что касается материала, то вы, как настоящий флорентиец, должны иметь у себя достаточный выбор…
Для богатых флорентийцев стало почти традицией наряду с драгоценными камнями собирать редкие ткани, которые обычно хранили в сундуках из сандалового или кедрового дерева, а по праздничным дням украшали ими дом или при случае заказывали из них парадную одежду.
— Конечно, конечно, но почему именно в эту ночь? — не понял удивленный Портинари.
— Потому что я не хочу здесь задерживаться надолго и прямо завтра собираюсь получить аудиенцию у герцогини Марии.
— У герцогини? — произнес банкир с чуть презрительной улыбкой на лице. — Не понимаю, что вам может дать эта аудиенция? Здесь ее власть практически равна нулю, а городской совет только и мечтает о получении вольностей, как Ганд и Ипр, да и другие фламандские города! Мадам Марии и ее супругу нравится бывать в этом городе и устраивать здесь балы и приемы. Они оба очень приветливы и поддерживают здесь праздничную атмосферу, поэтому людям нравится, когда они находятся в столице. Однако многие не могут забыть жестокого правления Карла Смелого и даже деспотичности его отца, герцога Филиппа, который подавлял все последние бунты. Сейчас вся власть принадлежит городу.
Портинари, определенно, любил герцогиню не больше, чем сама Фьора. Но сильнее всего его разбирало любопытство, и он произнес эту длинную речь только для того, чтобы вызвать посетительницу на ответную откровенность. Напрасно.
— Мне надо ее увидеть по личному делу, которое к вопросу власти отношения не имеет, но для меня очень важно. А в таком виде я не могу предстать при дворе, — коротко объяснила Фьора.
— Но вам трудно увидеть герцогиню. Однако, если вы изволите пойти со мною, то, возможно, нам удастся удовлетворить ваше желание, если…
— Существует еще какое-то» если «?
— Поверьте, ничего особенного! Не согласитесь ли вы поговорить обо мне с монсеньером Лоренцо? У меня складывается такое впечатление, что он очень недоволен моим поведением в эти последние три года, пока шла война. И потом… это несчастное дело о» Страшном суде «, из-за которого я, будучи совершенно ни при чем, подвергаюсь его гневу.
—» Страшный суд «? — переспросила Фьора. — А что это такое?
— Триптих великого фламандского художника Уго ван дер Гоэса, который Анджело Танти, мой предшественник, купил в подарок для украшения церкви Сан-Лоренцо во Флоренции.
Дело было шесть лет назад, и мне надо было упаковать и отослать картину, но она так никогда туда и не была доставлена.
— А что могло случиться?
— То судно было захвачено почти сразу по отбытии из гавани двумя пиратскими кораблями из Ганзы, и сейчас» Страшный суд» украшает церковь Нотр-Дам в Данциге. Меня же посчитали виновным и даже…
— Подумали, что кое-кто знал о готовящемся нападении, а картину вы сами продали уже потом?
— Вы все сразу поняли. Как я могу отвечать на подобное обвинение? Вот почему мне так необходимо, чтобы кто-то замолвил за меня слово Лоренцо Великолепному, потому что иначе я никогда не смогу вернуться во Флоренцию! А это так меня мучит!
— Я вас понимаю лучше, чем вам кажется. Боюсь, я ничего не смогу сделать в этом деле об украденной картине, но могу сообщить монсеньору Лоренцо о том, что вы оказали мне огромную помощь. И это будет чистая правда!
— Больше мне и не надо! Вы получите красивое платье, и могу ли я надеяться, что вы позволите его вам подарить?
Фьора нахмурилась. Предложение было слишком похоже на подкуп, а у нее не было никакой возможности узнать, честный ли человек перед нею, некогда преданный герцогу Карлу, или негодяй, который надеялся только извлечь собственную выгоду из его победы. В любом случае Фьора не хотела принимать от него никаких подарков. Она напишет Лоренцо, но сначала поговорит с Агноло Нарди.
— Конечно же, нет, — сухо ответила она. — Если вы хотите оказать мне помощь, то сделайте то, что я прошу, но я не хочу быть вам чем-то обязанной. По крайней мере, настолько.
— Все будет так, как вы хотите.
На другое утро две молоденькие девушки принесли от лучшей портнихи Брюгге именно то, что было нужно Фьоре, чтобы достойно предстать перед герцогиней Марией, а Флоран в это время бегал по городу в поисках подходящего костюма для себя.
После завтрака Фьора, одетая в бархатное платье цвета спелой сливы с отделкой из серебра и белого атласа и в эннене из той же ткани, украшенном вуалью из тонкого муслина, в сопровождении своего слуги ехала на лошади во дворец к той, которую считала своей соперницей. Она была совершенно спокойна и чувствовала уверенность в себе. Отражение в зеркале и искренний восторг двух девушек, помогавших ей одеваться, вселили в нее именно это ощущение. Фьора могла выдержать сравнение с любой другой женщиной, даже если ее голову венчала корона, а случись ей встретить Филиппа, она будет полностью во всеоружии. А это было самым главным для нее.
По дороге во дворец у нее было время полюбоваться Брюгге.
Город был удачно спланирован, с красивыми мощеными улицами и многочисленными садами, которые почти все выходили на набережную, откуда по нескольким каменным ступенькам можно было спуститься к самой воде, где отражались серебристая листва растущих по берегам ив, тонкие стволы берез и зелень кустарников. Из-под низких мостов неожиданно появлялись баржи, неторопливо рассекавшие темную спокойную воду.
Эта запутанная сеть каналов очаровывала флорентийку. Муаровые отблески от них ложились на серые стены старинных зданий и монастырей. Один был похож на ступившую в воду ногу, на которой уснула кошка, другой чем-то напоминал плывущую по течению барку, а тот, казалось, отдыхал среди цветов. Все здесь говорило о мире и покое, но Брюгге просто кипел жизнью, и его каждый день мог быть сравним с жизнью мятежной Флоренции.
Принценхоф, или Двор принца, представлял собой большой прямоугольник, в который входили собственно дворец, часовня с высокой колокольней, сады и, конечно, всевозможные пристройки.
Через вход, увенчанный статуей Девы Марии в окружении ангелов, попадали прямо в главный двор, окруженный галереями, позади которых располагалось жилье принца, построенное из красного кирпича с отделкой из белого камня, так же как и дом Фьоры в Рабодьере.
Это сходство подбодрило Фьору. Она остановилась в караульном помещении, откуда сержант, пораженный очарованием посетительницы, со всех ног побежал доложить о ней главному распорядителю, а Фьора тем временем принялась наблюдать за тем, что происходило во дворе. А туда постоянно прибывали все новые экипажи. Грумы уводили богато убранных лошадей, повсюду прогуливались сеньоры и знатные дамы в охотничьих костюмах, а сокольничьи несли на вытянутых руках своих питомцев, накрытых бархатными колпаками, расшитыми золотом и серебром. Все перекликались, дружески здоровались, повсюду слышались смех и громкие разговоры, что создавало обстановку радостного и шумного ожидания.
— Мы, кажется, явились не вовремя, — заметил Флоран. — Принц собирается отправиться на охоту.
— Без сомнения, но мне нужен не принц, а принцесса! — возразила Фьора.
— А она не собирается принять участие в охоте?
— Вполне возможно.
Возвратился сержант в сопровождении старшего распорядителя.
— Этот человек правильно понял? Вы действительно графиня де Селонже? — спросил он.
— Да. А что в этом особенного?
— Нет, ничего. Просто ваше появление так неожиданно.
Герцогиня собирается ехать на охоту и…
— И не сможет меня принять? Передайте ей мои извинения и глубокое сожаление, но я не задержу ее надолго. Я только хотела бы с нею коротко переговорить.
— А нельзя ли… отложить разговор?
— Сожалею, но я в Брюгге проездом на несколько часов, а еду издалека…
Распорядитель растерялся и явно не знал, что ему делать. Он бы, наверное, тянул бы и дальше, если бы в этот момент на пороге не появилась средних лет женщина и не направилась к ним так быстро, как только ей позволяли юбки из темно-зеленой, расшитой серым шелком и золотом тафты, которые она придерживала обеими руками. Ее появление, казалось, успокоило распорядителя.
— О! Мадам де Гальвин! Вас послало ее высочество?
— Конечно! Она подумала, что недостойно заставлять ждать такую даму, как какую-то посыльную из модной лавки, если…
Здесь нет ошибки?
— Вы так думаете? — высокомерно спросила Фьора, что вызвало улыбку на губах фрейлины. Она уже оценила красоту и изящное платье своей собеседницы и гордый вид, который безошибочно указывал на ее благородное происхождение.
— Никакого сомнения быть не может. Только такая красавица, как вы, могла уговорить мессира Филиппа жениться на себе!
Пройдемте, мадам де Селонже. Герцогиня ждет вас.
Следуя за своей провожатой, Фьора удивлялась, как та находила дорогу в этом огромном дворце. Они поднимались и спускались по лестницам, проходили по галереям и залам, красивее которых Фьора еще никогда не видела. Женщины миновали сад, где над огромным розарием возвышался единственный, но необыкновенно высокий кипарис. Они шли мимо вольеров с диковинными птицами и, наконец, остановились у стоящего поодаль строения, отделенного от остального сада высокой стеной. Над его зеленой черепичной крышей развевались разноцветные флажки. Двор, сад и окружающие их постройки кипели бурной жизнью.
— Какой огромный дворец, — заметила Фьора, — он гораздо больше, чем кажется с первого взгляда!
— Это все из-за скромного фасада, — пояснила мадам Гальвин. — Вот мы и пришли: это — Зеленый дворец, названный так из-за своей крыши. Мадам Мария считает, что дворец слишком велик, и предпочитает проводить время в этом, более скромном доме.
Может быть, он и был более «скромным», но в роскоши ему нельзя было отказать. Если войны, которые вел Карл Смелый, и разорили его самого вместе с Бургундией, это жилище полностью сохранило былую красоту. Мадам Гальвин была довольна впечатлением, которое произвел на ее спутницу дворец.
— Вы еще не видели здешних купален! Они просто уникальны, в них, кроме самих ванн, проведены трубы с горячим паром, есть комнаты для отдыха, прекраснее которых вряд ли вы где найдете. Но вот мы и пришли!
Через несколько минут они вошли в галерею, куда свет проникал через высокие стрельчатые окна с яркими разноцветными витражами, и Фьора низко склонилась перед молодой, довольно высокого роста женщиной примерно ее возраста. Хотя ей это и не доставляло никакого удовольствия, Фьора должна была признать, что принцесса оказалась просто очаровательной: Мария Бургундская была тонкой и грациозной, у нее были ослепительно белая кожа, маленький нос, живые светло-карие глаза и густые золотисто-каштанового цвета волосы, которые с трудом сдерживались шапочкой из зеленого бархата с отделкой из белого муслина. Она была похожа на свою мать, Изабеллу де Бурбон, которая умерла, когда она была еще ребенком, но на всю жизнь оставалась единственной любовью Карла Смелого. От него она унаследовала рот с полными губами и закругленный подбородок, который придавал ее лицу форму сердца.
Она некоторое время рассматривала склонившуюся перед нею женщину, не пытаясь скрыть своего интереса.
— Я часто спрашивала себя, увижу ли я вас когда-нибудь, мадам, — произнесла она. — Так, значит, вы та самая Фьора де Селонже, которая долго была другом моего отца?
— Более верно было бы назвать меня заложницей, ваше высочество. Я следовала за вашим отцом не по своей воле!
— Встаньте! Правда, мне об этом тоже говорили, но вы… находились рядом с ним до самого конца?
— Ваше высочество не ошибется, если скажет: до последней минуты. Накануне битвы при Нанси я видела, как герцог садился на свою лошадь Моро ранним утром, а затем исчез в дымке тумана. Я имела также честь присутствовать на его похоронах…
Пока она говорила, лицо Марии, которое вначале было застывшим, оживилось и порозовело.
— Почему вы не приехали раньше? — воскликнула она. — У меня столько вопросов, мне надо столько вам рассказать! Отец, и это мне хорошо известно, уважал вас за вашу храбрость.
— Мой супруг никогда не высказывал желания представить меня вашему высочеству, и не буду от вас скрывать, что между нами возникли серьезные разногласия! Но теперь это уже неважно, поскольку я не хочу дольше задерживать всю охоту…
— Боже, я совсем забыла про охоту! — прервала ее Мария. — Мадам де Гальвин, скажите моему супругу, чтобы он отправлялся без меня! Я сегодня не еду.
— Но, — вмешалась Фьора, — совершенно ни к чему вашему высочеству отказываться…
— Если мне захочется, я смогу поохотиться в любой день.
Я хочу обстоятельно побеседовать с вами, если только вы согласитесь остановиться на несколько дней в нашем дворце. , — Нет, мадам герцогиня. Я вам глубоко признательна, но .если мой супруг сейчас не в Брюгге, то я немедленно покидаю город.
Мария Бургундская внимательно посмотрела в лицо посетительницы в надежде найти на нем следы душевных переживаний.
— Пойдемте со мной. Нам надо поговорить.
Следом за герцогиней Фьора прошла через роскошно обставленную комнату, где две придворные дамы склонились перед ними в глубоком реверансе, а затем попала в небольшую комнату с обоями из красного бархата с золотыми разводами, напоминавшую Фьоре походный шатер Карла Смелого. Обстановку составляли в основном шкафы с книгами и массивный письменный стол, а перед камином стояла широкая банкетка с массой подушек, на которую села Мария, увлекая за собой Фьору.
— Филипп де Селонже очень немногословен, — вздохнула она, — и я так ничего и не поняла в вашей истории, но, поскольку я не могу рассчитывать на ваше доверие, скажите только, сколько же вы с ним не виделись?
— — Два года, ваше высочество. Судьбе угодно разлучить нас, и я очень страдаю. Мне так хочется его найти!
— Что заставило вас думать, что он здесь?
— Монсеньор Антуан Бургундский, которого я случайно встретила.
Тень гнева промелькнула в карих глазах, а красивые губы сжались:
— Мой двоюродный дядя еще не успел похоронить отца, как немедленно стал искать союзника в лице моего крестного, короля Людовика! Мы действительно представляем удивительную семью, в которой крестный грабит свою крестницу, а лучшие друзья ее отца ему в этом помогают!
— Монсеньор Антуан считает, что то, что было когда-то французской землей, должно отойти к Франции! Как жаль, что ваше высочество не вышли замуж за наследника Карла! Вы бы могли стать великой королевой! — сказала Фьора.
— Вы считаете, что я могла бы выйти замуж за восьмилетнего ребенка? — воскликнула со смехом Мария. — Он, конечно; претендент на корону Франции, но я смогу быть неплохой императрицей Германии! Но закончим с этим. Вам совершенно верно сказали: Филипп был здесь в начале года. Я предполагаю, что Великий Бастард узнал эту новость от мадам де Шулембург. Она близкая подруга его жены…
— Да, от нее. Могу я теперь спросить, где находится мой супруг?
Герцогиня встала и несколько раз прошлась по комнате, прежде чем остановиться против Фьоры.
— Откуда мне знать? Он пробыл здесь два или три дня. Вы, Селонже, как будто не в состояний долго оставаться на одном месте.
— Куда он мог поехать, как вы думаете? — Фьора с надеждой посмотрела на Марию.
— Не знаю. Я даже не поняла, зачем он приехал. Мы все могли наблюдать только его мрачное лицо. И это в самые веселые праздники!
Фьора с трудом сдержала презрительную улыбку. Напрасно в жилах этой принцессы бежала бурная кровь Карла Смелого, никто бы в это не поверил! Со своим нежным цветом лица и мечтательными глазами, в платьях, скроенных на немецкий манер, которые делали грудь совершенно плоской, и в этих золотых кружевах, которые так тяжело на нее давили, она ничем не напоминала великую и трагическую легенду, которая создалась вокруг последнего из герцогов Бургундских! Мрачное лицо? Уж не думала ли она, что человек, который столько выстрадал, столько перенес, заявится к ней с улыбкой на лице и начнет танцевать на балах круглые сутки?
— Я полагаю, мадам, что он искал здесь чего-то невозможного, — сухо сказала она. — Того, что вы не смогли бы ему дать!
— Чего же именно?
— Любви. Мне кажется, что он любит ваше высочество, что он всегда вас любил, и ему невыносимо, что вы замужем и счастливы, а ведь вы счастливы, не так ли, мадам?
— Бесконечно! Я имела счастье дать своему любимому супругу сына, и не исключено, что скоро подарю и второго!
— Это так естественно. А он, который в прошлые годы отдавал все, что у него было, для служения вашему отцу, думал, что он имеет право на нечто большее, и, видимо, понял, что его мечтам больше здесь нет места! Признаюсь, я была введена в заблуждение, мадам. Я надеялась, что, по крайней мере, вы его послали с каким-то поручением.
— Ничего подобного! Мы в ссоре с французским королем.
Какое же поручение я могла бы ему дать?
— Я думаю, — холодно ответила Фьора, — что монсеньор Карл, да будет земля ему пухом, знал бы, как можно использовать такого человека, который ради служения вашему высочеству рисковал собственной головой! Бургундия ушла от вас, не так ли? Мне кажется, что вы не сохраните ничего из того, что досталось вам в наследство, если не умеете ценить преданных слуг.
Человек обладает тем, чего заслужил.
Молодая герцогиня, лицо которой сильно покраснело, не успела ничего на это ответить: к ней стремительно приближался молодой человек, с грубым лицом под копной белокурых волос, постриженных коротко на немецкий манер.
— Что мне сказали, сердце мое? Вы отказываетесь ехать на охоту? Вы хотите лишить меня вашего общества? Что это за каприз?
— Это вовсе не каприз, мой повелитель! Мне хотелось принять эту даму, которую вы сейчас видите. Это супруга графа де Селонже.
Фьора уже поняла, кто это появился, и низко склонилась перед сыном императора Фридриха. Тот оценивающе посмотрел на нее и улыбнулся:
— Здравствуйте, мадам! Вашему супругу крупно повезло, вы очень красивы! Но все же, с вашего согласия, я заберу у вас герцогиню, потому что без нее охота мне не в радость. У вас будет достаточно времени для беседы после нашего возвращения.
— Не смею вам препятствовать, монсеньор, — ответила Фьора. — К тому же мадам герцогиня рассказала мне все, что я ждала от нее услышать!
Улыбка Максимилиана стала бы еще шире, если это было возможно. Взяв жену за руку, он направился с нею к дверям.
— Вот и прекрасно! Послезавтра мы устраиваем бал. Приходите вечером и танцуйте в свое удовольствие! Я желаю вам доброго вечера, мадам!
Супруги ушли, и Фьора осталась одна в компании с мадам Гальвин, которая появилась в комнате одновременно с принцем.
Несмотря на то, что в этой удобной и уютной комнате было тепло, Фьора чувствовала пронизывающую душу сырость и холод и вся как бы застыла, наблюдая языки пламени, танцующие на дубовых поленьях и иногда выглядывающие из решетки камина. В это время фрейлина слегка кашлянула:
— Позвольте вас проводить в сад, мадам.
— А почему в сад? — удивилась Фьора. — Почему не до выхода?
— Потому что в саду находится один человек, который очень хочет поговорить с вами… и который потом проводит вас.
— Кто это?
— Мадам де Шулембург. Она видела, как вы подъехали.
Фьора сделала знак, что все поняла. Она сама хотела разыскать эту даму по приезде, но посчитала, что свидание с герцогиней было более важным и срочным. Результат недавней беседы оказался слишком ничтожным, и ей хотелось узнать как можно больше о своем супруге. Пока она вслед за мадам Гальвин спускалась вниз, до нее доносился шум отъезжающего на охоту двора: пение рожков, лай собак и крики егерей, но все это постепенно растворялось в городском шуме. Ей пришла в голову мысль, что веселее еще никто не терял целую империю. Этой влюбленной паре, которой предстояло надеть на себя корону Карла Великого, никогда не испытать страстного стремления сражаться за мечту…
— Вы что-нибудь узнали? — произнес боязливый голос, и тут Фьора заметила, что за это время у нее изменилась попутчица, и сейчас она находилась в компании уже довольно пожилой женщины, закутанной, как зимой, в бархат и лисьи меха, которая опиралась на палку, глядя на нее светлыми, полными сочувствия глазами.
Она попыталась улыбнуться в ответ, но безрезультатно.
— Ничего нового, монсеньор Антуан мне уже все это рассказал: мой супруг был здесь в конце года; ах, нет, кое-что все-таки есть! Герцогиня была так любезна и сообщила мне, что он оставался здесь недолго, у него был мрачный вид, который всех шокировал в праздничные дни, и что он уехал, не объяснив куда.
— Бедное дитя! Да, это немного… Давайте пройдемся! И дайте мне вашу руку!
Они прошли несколько шагов по длинной аллее, усыпанной великолепным песком, миновали садовника, который подстригал поблизости кусты.
— Вам ничего не рассказали о споре? — поинтересовалась мадам де Шулембург.
— Споре? Между Филиппом и…
— И герцогом Максимилианом! Тот застал вашего мужа коленопреклоненным перед Марией. Герцог чрезвычайно разгневался и потребовал его немедленного отъезда, не пожелав слушать никаких объяснений. Но граф не из тех людей, которых можно так просто выгнать. Прежде чем уйти, хлопнув дверью, он высказал герцогу, что тот недостоин называться зятем покойного герцога Карла и что он сам готов скорее умереть, чем служить такому господину. Граф де Селонже едва успел уехать, и если его не арестовали, то в этом заслуга только одной герцогини.
Но Фьора обратила внимание только на первые слова мадам де Шулембург, которые полностью подтверждали то, о чем она постоянно думала: Филипп любил Марию Бургундскую и осмелился ей об этом сказать. К тому же она не особенно отрицала это, когда Фьора в их беседе упомянула о тех же чувствах.
Внезапно она поняла, что в разговоре наступила тягостная пауза, и постаралась скрыть подступившие слезы.
— Как все это странно! — произнесла она с нарочитым безразличием. — Я виделась с Максимилианом, и он был… весьма любезен! Он даже пригласил меня на ближайший бал!
Пожилая дама рассмеялась:
— Не удивляйтесь этому! Это так на него похоже! Он никогда не умел мыслить последовательно. Кроме того, хотя он и кажется влюбленным в свою маленькую герцогиню, он все же не совсем равнодушен к женским чарам! Ему даже пришлась по душе идея танцевать с женой своего предполагаемого врага! Добавьте к этому, что он обожает веселье и любит устраивать праздники!
— Допустим, но почему мадам Мария ничего не сказала мне?
— Она, видимо, испугалась, что вы потребуете других объяснений, а ей это ни к чему. К тому же это могло бы вызвать недовольство ее супруга, которого она искренне любит… Ее единственное желание — это видеть, как он счастлив рядом с нею и маленьким Филиппом. А все, что может помешать этому спокойному счастью… Не забудьте, что она никогда не знала настоящей семейной жизни. Не так просто быть самой богатой в Европе наследницей!
— Наследство уже растаяло, — сухо сказала Фьора, — и ее это совсем не заботит. Но я спрашиваю себя: по какой причине она меня приняла?
— А как же любопытство? Как удержаться от желания встретить таинственную мадам де Селонже, эту флорентийку, о которой рассказывают чудеса и которую Карл Смелый возил за собой в каждый поход, как какую-то пленную королеву? Я совершенно уверена, что у вас от таких разговоров звенит в ушах!
— Да нет… И меня это не волнует.
— А что же тогда волнует? — с любопытством посмотрела на нее мадам де Шулембург.
— Судьба Филиппа. То, что с ним стало. Я ищу его уже несколько месяцев, а он постоянно ускользает от меня! Вот вы с ним разговаривали: можете вы мне сказать, куда он мог отправиться?
Мадам де Шулембург посмотрела на Фьору с глубоким сожалением. Симпатия к этой прекрасной молодой женщине росла в ней с каждой минутой все больше.
— Если бы мне было это известно, я бы вам давно все сказала. Но коль скоро вы хотите продолжать ваши поиски, то вам следует направиться в Бургундию.
— Вы думаете, что он мог туда вернуться? — удивилась Фьора. — Это было бы безумием, потому что он только чудом избежал эшафота, а, насколько мне известно, сейчас там все принадлежит королю Людовику. Говорят, что Франш-Конте, этот последний бастион, тоже пал?
— Без сомнения, но Бургундия, в которой стоят французские солдаты, это для графа де Селонже как плевок в лицо, как рана, которая постоянно ноет!
Хотя обе женщины шли довольно медленно, они все же скоро оказались у крытого входа в галереи, где к этому времени практически никого не было.
— Могу ли я попросить у вас совета? Что бы вы сделали на моем месте?
— Если вы хотите и вправду его найти или хотя бы его следы, то поезжайте в Селонже! В отчаянии всякий человек стремится к своим корням, к родному дому…
— Я, конечно, об этом думала, — кивнула головой Фьора, — но мессир де Латремойль поставлен наблюдать за замком!
— Городом правит теперь не он, а мессир д'Амбуаз, который настроен гораздо более миролюбиво! А где вы сами живете?
— В Турени. Если он приедет туда, мне дадут знать. С Нового года прошло уже достаточно времени!
— Тогда отправляйтесь в Бургундию и начните с Селонже! — посоветовала мадам де Шулембург. — Будьте готовы к тому, что ваш супруг пока вынужден скрываться. И вы сами подвергнетесь многочисленным и, может быть, тяжелым испытаниям! Короче, лучше всего возвратиться домой и там ждать!
— Чего? Его возвращения? Он никогда не вернется!
— Если так, то перестаньте упрямиться! Вот были бы у вас дети!
— У нас есть сын! — ответила Фьора и с горечью добавила:
— Один только бог знает, сколько времени мы провели вместе, но этот брак закончился рождением ребенка. Только Филиппу об этом ничего не известно.
— Тогда надо поехать и сказать ему об этом! Ищите и найдите его, но если ваши поиски останутся напрасными, то вернитесь к своему ребенку: пусть он не будет сиротой! Храни вас господь, моя дорогая! Я буду молиться за вас!
Мадам де Шулембург обняла Фьору, перекрестила ее, а затем, закутавшись в пальто, прихрамывая, продолжила свой путь по аллее сада. Фьора проводила ее взглядом, в последний раз посмотрела на великолепный дворец, построенный Карлом Смелым, который теперь представлял собой пустую декорацию, лишенную былого величия, а потом направилась к Флорану, который уже давно прогуливал лошадей.
За совместную дорогу молодой человек привык к тому, что Фьора постоянно молчит. Поэтому юноша не осмелился ничего спросить, когда увидел ее со слезами на глазах, но понял, что ей не терпится уехать из этого дворца, куда она стремилась с такой надеждой. Он торопливо помог ей сесть в седло и осторожно вложил в ее холодные пальцы поводья. Затем он проехал вперед, чтобы придержать ворота, посторонился и дал Фьоре проехать первой, после чего занял свое обычное место позади хозяйки. Когда они подъехали к постоялому двору, Флоран увидел, что по ее застывшему лицу тихо скатываются крупные слезы.
Этого он уже не мог вынести.
— Этому надо положить конец! — пробурчал он. Он помог Фьоре спешиться, позвал конюхов, приказал им заняться лошадьми и взял руку молодой женщины, которая выглядела отрешенной и словно бы ничего не замечала вокруг. Флоран проводил свою госпожу в комнату, вошел вместе с нею, усадил ее в кресло и стал перед нею на колени, сжимая в своих руках ее пальцы, которые показались ему холодными, как лед.
— Донна Фьора, я всегда думал, что вы мне доверяете…
Она с недоумением посмотрела на молодого человека, словно не понимая, что он от нее хочет.
— Это так, Флоран, — произнесла она бесцветным голосом, — но почему вы в этом сомневаетесь?
— Потому что я стал для вас чем-то вроде мебели. С тех пор как мы уехали из Божанси, вы меня не замечаете! Мы мчались как бешеные, но вы даже не соизволили объяснить мне ваши намерения!
— А вам это действительно нужно?
— Нет, если я для вас только слуга, но вы должны знать, как я вам предан, и поэтому я не хочу больше видеть, как вы мучаетесь и страдаете в одиночестве! Если бы здесь была госпожа Леонарда, разве вы молчали бы так и с нею? Ведь нет? Вы бы доверились ей! О, я, конечно, не смогу ее заменить, но скажите мне, как вам помочь, что сделать, чтобы вы не были такой несчастной, а то, что вы несчастны, написано у вас на лице!
Фьора покачала головой и легко коснулась щеки молодого человека.
— Что я могу вам сказать, когда я и сама не знаю, что делать?
Встаньте, Флоран, и принесите нам что-нибудь выпить, но только не пива! Принесите вина, а потом мы вместе составим план и постараемся принять какое-нибудь решение.
— А разве мы не собираемся возвращаться?
— Нет, — покачала головой Фьора. — По крайней мере, не теперь.
— А куда мы направимся?
— В Бургундию. Вероятно, пришло время побывать в Селонже. Я была там… совсем недолго, когда только что приехала из Флоренции, четыре года назад.
— И больше никогда там не были? — спросил Флоран.
— Нет. Странно, не правда ли, носить имя и обладать титулом, но совершенно ничего не знать, что за ними скрывается?
Через час под влиянием отличного вина Фьора и Флоран решили, что им необходимо ехать в Селонже.
— Это единственное место, куда стоит ехать! — утверждал молодой человек. — Ведь оно наверняка последнее убежище вашего супруга.
— Но за замком следят люди короля!
— Может быть, но есть еще и деревни, соседи… Если мессира Филиппа там любят…
— Я думаю, что да.. По крайней мере, так мне говорила Леонарда, а она сама оттуда.
— Тогда что мы здесь делаем? Признаюсь, что я не могу понять, почему мы уже не в дороге? А чем вы так расстроены?
— Это трудно объяснить, Флоран, но у меня такое впечатление, что я гоняюсь за тенью! — с горечью призналась Фьора.
Она не добавила, что устала от дорог, по которым пускаешься в путь с надеждой в сердце, но которые ничего не приносят, кроме очередной неудачи и новых печалей; эти бесцельные дороги проходят через всю ее жизнь Сейчас она собирается в очередной путь, но что ждет ее в его конце? Осознание того, что Филипп никогда ее не любил и что ее жизнь как жизнь женщины закончилась, едва успев начаться?




Часть III. КОРОЛЕВСКОЕ ПРАВОСУДИЕ



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фиора и король Франции - Бенцони Жюльетта



аааа...как классно я вся обрыдалась пока читала всем советую!!!!!!!!
Фиора и король Франции - Бенцони Жюльеттанаташа
30.11.2010, 20.26





ochen xoroshaja kniga ,sovetyu
Фиора и король Франции - Бенцони Жюльеттаnana
14.08.2012, 23.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100