Читать онлайн Звезда для Наполеона, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда для Наполеона - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда для Наполеона - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда для Наполеона - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Звезда для Наполеона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава I
Дилижанс из Бреста

Под громовые раскаты дилижанс въехал в ворота почтово-пассажирской конторы на улице Жан-Жака Руссо и остановился посреди двора. Похоже было, что дождь удвоил свою ярость, в то время как форейтор тяжело спрыгнул на землю, а конюхи поспешили набросить попоны на дымящихся лошадей. Отворились дверцы кареты, давая возможность путешественникам выйти. Среди сгущавшейся темноты сияющие в окнах огни казались особенно приветливыми. Нотариус из Рейна спустился первым, следом за ним рантье из Лаваля, отчаянно зевавший, хотя он и проспал добрых три четверти дороги. Марианна вышла последней.
Была среда двадцатого декабря, и прошло ровно двенадцать дней с тех пор, как девушка покинула Брест. Двенадцать изнурительных, но полезных дней, на протяжении которых, прильнув лицом к окну почтовой кареты, она с изумлением первооткрывателя знакомилась с проплывавшими мимо городами и деревнями этой части Франции. По слышанным в детстве рассказам родина отца представлялась ей в мрачном свете, отданной во власть беззакония, грабежа и убийства, где безопасность практически обеспечивалась только ценой невероятной конспирации. Конечно, она знала, что великая Революция закончилась, что правила новая власть, но именно об этой власти у нее было самое ужасное представление: некий разбойник, публично подобравший на площади окровавленную корону, присвоенную путем убийства молодого принца
type="note" l:href="#n_2">[2]
, которого заманили в отвратительную западню. Его окружение, состоявшее из прежних революционеров, выслужившихся из солдат в генералы, бывших прачек и попов-расстриг, не могло быть многим лучше его. По мнению Марианны, разоренные и запущенные деревни в стране должны были сменяться полуразрушенными городами с прячущимся населением, терроризируемым калифами на час, насаждающими повсюду безудержный деспотизм и вообще погрязшими в беспросветной нищете.
В действительности же, за исключением нескольких безлюдных мест в сердце Бретани, она увидела на всем протяжении бесконечного пути возделанные поля, процветающие деревни, благоустроенные живописные города, прекрасные поместья и даже великолепные замки. Она видела хорошо одетых людей, крестьянок с золотыми крестиками и в кружевных чепчиках, упитанный домашний скот, детей, пляшущих в кругу и распевающих песни. Только дороги были отвратительные, но едва ли хуже английских, и на них так же, как и за Ла-Маншем, имелось изрядное количество бандитов в пустынных местах, хотя пассажирам дилижанса из Бреста посчастливилось избежать встречи с ними.
Что касается Парижа, то и то немногое, что ей удалось увидеть, несмотря на сумерки и дождь, вызвало в ней сильное желание узнать о нем побольше. Они въехали после того, как пересекли обнаженный зимний лес, в то, что нотариус назвал заставой Звезды: большая решетка, охранявшая с фасада два очень красивых, украшенных фигурными колоннами, здания. Совсем рядом из земли выглядывал фундамент какого-то громадного сооружения.
– Это будет монумент во славу Великой Армии, – сказал услужливый нотариус, – гигантская Триумфальная арка!
По другую сторону, обсаженная деревьями и пестревшая элегантными экипажами, городская артерия устремлялась к дворцам, садам и морю блестящих крыш, над которыми возносились колокольни. Но дилижанс не воспользовался этим путем. Он повернул направо и покатил вдоль огромной стены, о которой нотариус сказал с некоторым подобострастием:
– Стены Генеральных откупщиков!.. Стена, закрывающая молчащий Париж, но открывающая ропщущий Париж, как говаривали в эпоху ее строительства!.. Как будто и не так давно это было, а для нашего брата столько воды утекло! Вы никогда не бывали в Париже, не правда ли?
– Нет, я всегда жила в провинции, – ответила девушка.
Нотариус был, пожалуй, единственным среди пассажиров дилижанса, кого она понимала без труда, ибо речь его, выработанная при чтении официальных актов, была медлительной, почти торжественной. Остальные разговаривали слишком быстро для Марианны и употребляли странные слова и выражения, которые она, привыкшая к аристократическому французскому – «высокому штилю», употреблявшемуся в Англии в ее кругу, – с трудом понимала. И она предпочитала помалкивать, играя роль застенчивой провинциалки, рекомендованную ей при прощании Блэком Фишем.
Всю дорогу Марианна с нежностью вспоминала о своем удивительном товарище по приключениям. Под его малопривлекательной внешностью она обнаружила доброго и мужественного человека, а в маленьком домике предместья Рекувранс на берегу Панфеля познала несколько дней мира и покоя.
Это был совсем маленький домик из выбеленного известью гранита, с высокой треугольной мансардой и аккуратным садиком, огороженным каменным забором. Крепко сбитая бретонка, призванная следить за порядком, поддерживала истинно фламандскую чистоту, и все, начиная от каменных плиток пола и старинной красивой мебели и кончая кухонной утварью, блестело и сверкало. Сам Блэк Фиш, превратившийся на время в Никола Малерусса, вышедшего в отставку с пенсией моряка, выглядел здесь совершенно по-другому, чем в плимутской таверне. Ничего общего с тем устрашающим пиратом! И если дух авантюризма и остался, то он приобрел в Рекуврансе оттенок добропорядочности.
– Мой дом невелик, – говорил моряк гостье, открывая хорошо навощенную дубовую дверь, – но если ты захочешь, можешь жить здесь сколько угодно! Я уже говорил: у меня больше нет дочери. Если пожелаешь, можешь занять ее место!
В ту минуту Марианна потеряла голос. Этот благородный порыв, свидетельствовавший об искренней привязанности, проник ей в сердце настолько, что она не знала, что и сказать. Тогда Блэк Фиш продолжил:
– Я понял, что ты отшвартовалась со мной с единственным желанием: как можно больше увеличить расстояние между тобой и Англией. Теперь это сделано! Никто не придет искать тебя в Рекуврансе, если ты останешься тут.
Марианна поняла, что ей надо рассказать всю правду этому честному сердцу. Она уже знала, что ей нечего опасаться его осуждения. Вечером, когда они вместе наслаждались превосходным омаром и шедевром мадам Легильвинек – блинчиками со взбитым кремом, – она рассказала, что произошло в Селтон-Холле, и объяснила мотивы своего бегства. Она также рассказала, как в плимутской таверне ей пришлось с величайшим удивлением узнать, что у нее во Франции осталось несколько близких.
– Это с моей кузиной д'Ассельна я хотела бы повидаться, – добавила она, заканчивая. – Она – двоюродная сестра моего отца, так же, как и Императрица…
– Ее Величество всегда примет тебя с распростертыми объятиями, – начал Блэк Фиш с совершенно новым оттенком уважения. – Все, что касается ее семьи, ей дорого, а сама она – доброта и прелесть. К несчастью, есть опасения, что вскоре уже не будет Императрицей.
– Что вы хотите этим сказать?
– Что у Императрицы нет детей, что его супруга никогда не сможет подарить ему их и что ему надо обеспечить продолжение династии. Повсюду говорят о разводе. После чего Наполеон возьмет в жены какую-нибудь иностранную принцессу.
Эта новость в высшей степени удивила Марианну, хотя она и не совсем поверила в ее правдоподобность. В том, что Корсиканец хотел расстаться со своей женой, потому что она не могла иметь детей, не было ничего удивительного. Полное соответствие нормам поведения подобного человека. У этого Наполеона не могло быть ни нравственности, ни сердца. Но что касается женитьбы на настоящей принцессе – это уже, конечно, другое дело. Раздувшийся от самонадеянности узурпатор тешил себя иллюзиями. Никакая принцесса, достойная этого имени, не согласится разделить с ним трон! Впрочем, и Блэк Фиш-Никола не проявлял большой радости, говоря о грядущих событиях. Марианне почудилась какая-то недомолвка в его словах, и, верная своему принципу всегда говорить правду, она спросила его:
– Можно подумать, что вы не одобряете этот развод, г-н Малерусс?
– Ты можешь называть меня Никола. Нет, я не согласен! Жозефина была удачей для Императора, его путеводной звездой, если хочешь. Я боюсь, что, когда он покинет ее, судьба повернется к нему спиной.
На этот раз Марианна остереглась поделиться с ним, что, по ее мнению, судьба Наполеона в любом случае будет неприглядной, но Никола уже перешел на ее собственное будущее.
– В этих условиях ясно, что тебе нет интереса оставаться в Рекуврансе, малышка. Даже разведенная, Жозефина останется могущественной, и ее протекцией не стоит пренебрегать. Наполеон часто обманывал ее, но, мне кажется, любил по-настоящему. Тебе лучше всего попасть в Париж. Ты без труда найдешь свою родственницу, так как я замолвлю за тебя словечко перед министром полиции гражданином Фуше… тьфу, я хотел сказать, г-ном герцогом Отрантским. Его титул совсем новый, и я еще не привык к нему, но постараюсь.
– А вы, чем думаете заняться вы?
Никола Малерусс засмеялся и, не переставая прочищать свою длинную трубку, подошел к сундуку и вытащил из него костюм, похожий на тот, что был на нем в таверне у Барбикена.
– Я вернусь в Плимут и вновь стану Блэком Фишем, скверным малым, готовым продать свою душу за золотую монету.
Моряк, в свою очередь, исповедался юной духовнице. Он признался, что является агентом того самого Фуше, о котором он говорил. Приписанный к Плимуту, он организует бегство пленных с понтонов.
– Прежде я был в Портсмуте, и не один молодец смог избавиться благодаря мне от мрачной «Короны», но я возбудил подозрения у одного типа и предпочел перебраться в Плимут. И около тамошних понтонов я хорошо поработал.
Он, разумеется, не добавил, что собирал всевозможные сведения о деятельности английского правительства и королевских войск, но Марианна без труда догадалась об этом. Она спросила холодно:
– Так, значит, вы шпион, Никола?
Он скорчил страшную гримасу, еще больше обезобразившую его, но это была только шутка.
– Это довольно скверное слово, которым зачастую обижают смелых людей. Скажем… невидимый солдат, если хочешь.
В маленьком домике, в предместье Рекувранса, Марианна провела несколько безмятежных дней. Она посетила город с мадам Легильвинек, окрестности – с Никола, убедилась, что французский порт очень походил на английский, что берега Панфеля могут иметь ласковую прелесть, а бурное море – бесконечное очарование. Она даже встретила каторжников в красных грубошерстных костюмах и с бритыми головами, но, удовлетворив свое любопытство, предпочла сосредоточить внимание на лавках Сиамской улицы, где по приказу Никола, снова проявившего бескорыстную помощь, домоуправительница одела ее с ног до головы.
Накануне своего отбытия в Англию Никола предупредил свою временную подопечную, что место в отъезжающем завтра утром дилижансе для нее уже оплачено. Он вручил ей кошелек, содержащий несколько золотых и мелочь, и, когда Марианна, сильно покраснев, хотела отказаться, объяснил:
– Даю в долг, вот и все. Вернешь, когда станешь придворной дамой твоей кузины Императрицы.
– А вы приедете со мной повидаться?
– Конечно. Мне приходится ездить в Париж довольно часто для встреч с гражданином Фу… я хочу сказать, герцогом Отрантским!
– Что ж, хорошо! Я согласна, только не забудьте ваше обещание.
Урегулировав этот вопрос, Никола вручил Марианне аккуратно сложенное письмо, адресованное «его высочеству герцогу Отрантскому, министру полиции» в его особняке на набережной Малякэ, и предупредил, чтобы она не потеряла его, потому что, прочитав это сообщение, министр, безусловно, не откажется всей своей властью помочь девушке.
– А она необъятна, эта власть! Гра… герцог, бесспорно, является самым ловким и самым осведомленным человеком в мире!
Кроме того, на случай утери письма он заставил ее выучить наизусть одну фразу, которую ей следовало любой ценой повторить перед министром.
Обеспеченная таким образом и одетая со всей элегантностью, на какую была способна провинция: малиновое суконное пальто с тройным воротником, такого же цвета платье, отделанное кружевами, ботинки со шнуровкой из бархатной ленты и, наконец, бархатный капор, тоже малинового цвета, украшенный пером и пучком лент, – Марианна взволнованно прошлась со своим другом по двору Брестской почтово-пассажирской конторы. Погода была холодная и ясная, и девушка ощущала радостное возбуждение, но вместе с тем ее огорчала разлука с добрейшим человеком, так много сделавшим для нее. Прежде чем подняться в тяжелую карету, она в непроизвольном порыве бросилась ему на шею и расцеловала.
– Успокойся, – шепнул Никола плохо скрывавшим волнение хриплым голосом, – я попытаюсь узнать там, как обстоит дело с тобой. Может быть, тебя уже не ищут и ты сможешь возвратиться домой.
Но, по мере того как дилижанс из Бреста углублялся в самое сердце бескрайних французских полей, Марианна чувствовала, как исчезает ее желание вернуться в Англию. Все, что она видела, казалось ей новым и полным интереса. Ее восхищенные глаза останавливались на каждой мелочи, не замечая, какое впечатление производила ее красота на пассажиров.
Она была слишком занята созерцанием этой удивительной страны – Франции, перед которой бессознательно раскрывались тайники ее души. Похоже было, что обрубленные корни обретали прежнюю силу.
Однако, когда Марианна вышла дождливым вечером из почтовой кареты, она внезапно ощутила одиночество и стеснение. За двенадцать дней пути она привыкла к новому дому на колесах. А теперь этот величественный незнакомый город, шум вокруг нее, приветственные возгласы встречающих, безучастные лица – все это только подчеркивало ее одиночество. К этому неприятному ощущению добавилась и естественная усталость от путешествия. К тому же, выходя из кареты, Марианна неудачно ступила прямо в лужу. Вода была настолько холодная, что в этот момент сама жизнь показалась ей бессмысленной.
Несколько рассыльных собрались около приезжих, чтобы заработать на доставке багажа. Заметив Марианну, готовую идти куда глаза глядят со своей ковровой сумкой, услужливый нотариус подозвал рассыльного и подошел с ним к девушке.
– Отдайте ваш багаж этому мальчику, мадемуазель. Он отнесет его по назначению. Куда вы направляетесь?
– Я никого не знаю в Париже, но мне рекомендовали гостиницу «Золотой Компас» на улице Монтгорей. Хозяин ее – друг моего дяди, – добавила она, слегка заколебавшись при титуловании Никола.
А тот действительно посоветовал ей в ожидании аудиенции у министра полиции остановиться в этой гостинице, отдав себя заботам его друга Бобуа.
Во время путешествия нотариус прилагал немалые усилия, чтобы узнать, что влечет в Париж такую красивую и такую скромную девушку, но Марианна не по возрасту ловко сумела оставить его в успокоительной неопределенности. Она потеряла родителей и собиралась отыскать в громадном городе хоть кого-нибудь из оставшихся родственников. Впрочем, Никола внес ее в список под именем м-ль Малерусс и добыл паспорт на это имя, предоставляя Фуше заботы о восстановлении гражданского состояния девушки, если тот сочтет это возможным. Закон был суров по отношению к эмигрантам, и прежде необходимо было разузнать, не попадет ли племянница Эллис Селтон под его удар.
Обязательный нотариус подтвердил, что «Золотой Компас» был достойным домом, серьезным и респектабельным. Он сам останавливался в «Зеленой Лошади», на улице Жоффруа-Ланье, прославившейся тем, что в ней принимали Дантона, прибывшего тогда из Арсисюр-Об. Если бы он не спешил, ему было бы очень приятно проводить м-ль Малерусс в «Золотой Компас», но она может полностью довериться рассыльному, услугами которого он уже неоднократно пользовался. Он был настолько любезен, что сообщил, сколько надо заплатить рассыльному, затем, приподняв шляпу, пожелал скорейшей встречи и удалился. Марианна приготовилась следовать за своим гидом.
– Гостиница далеко отсюда?
– Минут десять ходу, мамзель. По улице Тиктон, это совсем близко! Подождите, сейчас я вас прикрою! Чертов дождь! Промокнете, как сухарь в супе, пока дойдете.
Сопровождая слова действиями, рассыльный – коренастый рыжеволосый подросток со вздернутым носом на жизнерадостной физиономии – раскрыл над головой своей клиентки громадный красный зонт и увлек ее за собой.
На улице было малолюдно. Скверная погода и ночь разогнали парижан по домам. Большие масляные лампы, повешенные на канатах над дорогой, давали мало света, и, несмотря на терзавшее ее любопытство, Марианне приходилось больше смотреть под ноги. Вымощенная большими круглыми булыжниками мостовая, без тротуаров, была очень неудобной для прогулки. Без провожатого, который указывал ей на опасные места и переброшенные через бурные ручьи деревянные мостики, она уже сто раз подвернула бы ногу. Тем не менее некоторые витрины привлекали своим сиянием, и среди редких прохожих встречались хорошо одетые женщины, солидного вида мужчины, дети с оживленными мордашками.
– Берегись! – вдруг крикнул рассыльный, и, подхваченная его рукой, Марианна едва успела прижаться к стене дома.
Прямо на них мчался в стремительном галопе блистательный офицер. Марианна успела заметить превосходного черного коня, зеленый мундир с белым пластроном, белые лосины в высоких лакированных сапогах, сияющую каску, отделанную шкурой леопарда и с длинной черной гривой над усатым лицом, красные с золотом эполеты и белые перчатки, – видение одновременно элегантное и красочное.
– Кто это такой? – спросила она с плохо скрытым восхищением.
– Драгун Императрицы! – ответил ее гид. – Всегда спешат эти молодцы!
Затем, случайно заметив блеск восторга в глазах девушки, он добавил:
– Умеют скакать, ага? И все такие красавцы! Видно, что вы причапали из вашей провинции, но подождите, еще увидите и гвардейского стрелка, и мамелюка, и польского улана или гусара! Я уж не говорю про маршалов, разукрашенных золотом и плюмажами! Ох, и любит же наряжать своих ребят маленький капрал!
– Маленький капрал? Кто это?
Мальчик посмотрел на Марианну с искренним изумлением. Его рыжие брови поднялись почти до волос.
– Ну-у… вы даете! Император, а кто ж? Откуда вы появились, мамзель, что ни в зуб ногой?
– Из монастыря! – отрезала Марианна, стараясь соблюсти достоинство. – Там редко встречаются драгуны или капралы, хоть большие, хоть маленькие!
– А, вот оно что!..
Вскоре они добрались до улицы Монтгорей, и Марианна забыла драгуна. Ярко освещенный большой ресторан отвлекал внимание всей улицы от своего более скромного соседа. Перед лакированными, как шкатулка, элегантными экипажами, запряженными породистыми лошадьми в сверкающей сбруе, склонялись у входа вышколенные лакеи в роскошных ливреях.
– Это «Утес Канкаля»! – с гордостью произнес мальчик. – Здесь подают лучшие в Париже паштеты из перепелок, лучшую рыбу и лучшие устрицы! Их привозят каждый день специальные курьеры! Только это, дамочка, для пузатых кошельков.
На этот раз Марианна уже не скрывала свое восхищение. Ее представление о французах требовало решительного пересмотра, ибо в сияющих окнах знаменитого ресторана она видела людей из высшего общества, переливающийся атлас и даже бриллианты на лилейно-белых шеях, красивую военную форму и драгоценные меха на плечах обедающих. Тем временем рассыльный добавил с некоторым пренебрежением:
– Конечно, это вам не двор! Тут всякие перемешались, но какой блеск! В этом ералаше не часто встретишь герцогиню, зато народ прет туда охотно. Певичек и кокоток там полно!
Соблазнительные запахи, донесшиеся из знаменитого ресторана, защекотали ноздри девушке. Марианна почувствовала, что умирает от голода.
– Это еще далеко, «Золотой Компас»?
– Нет, вот тут!
Он показал на большую гостиницу, расположенную в красивом старинном здании эпохи Ренессанса. Фасад его украшали многочисленные скульптуры, а над приземистыми окнами вилась затейливая изразцовая вязь. Все вместе производило впечатление солидности и добропорядочности. У широкой подворотни с шумом и звоном остановился дилижанс.
– Дилижанс из Крейля, – заметил рассыльный. – Он приходит сюда, как ваш до Жизора. Мамзель, вы прибыли!
Он окликнул мэтра Бобуа, который после встречи дилижанса собирался вернуться в дом.
– Эгей! Хозяин! К вам клиентка!
При виде грациозной фигурки хорошо одетой девушки важная физиономия ресторатора стала приветливой. А имя Никола Малерусса вызвало широкую улыбку на его свежевыбритом пухлом лице, блеснувшую золотом между бакенбардами цвета перца с солью.
– Вы будете здесь как дома, маленькая барышня. Племянница Никола имеет право на большее внимание, чем моя собственная дочь! Эй, Мартон! Возьми багаж мадемуазель!
Пока подошла служанка в накрахмаленном чепчике, Марианна рассчиталась с рассыльным, добавив чаевые, вызвавшие энтузиазм мальчика. От радости он стал подбрасывать в воздух свой синий картуз.
– Спасибо, мамзель! А вы не зажимала! Если у вас будет какая работенка, скажите кому угодно в квартале, что хотите видеть Гракха-Ганнибала Пьоша! Я прибегу в момент!
Высказавшись, Гракх-Ганнибал, ничуть не стесняясь своих откровенно римских имен, насвистывая, удалился, а Бобуа и его служанка повели Марианну внутрь гостиницы. Дом содержался в отличном порядке, о чем свидетельствовали многочисленные посетители. Наступил час ужина. Повсюду порхали служанки и лакеи, обслуживая табльдот или тех клиентов, которые предпочитали ужинать у себя в комнате. Бобуа посоветовал девушке последнее, и Марианна, немного испуганная множеством людей, с признательностью согласилась.
Они направились к сверкающей полировкой дубовой лестнице. Как раз в это время по ней спускалось двое мужчин. Марианна и ее эскорт должны были подождать, пока они не пройдут.
Один из них был лет сорока, среднего роста, но крепко сбитый, изящно одетый в синий сюртук с пуговицами из чеканного серебра. Его широкое лицо с энергичными чертами, обрамленное темными бакенбардами, было очень смуглым, как у человека, который долго жил под южным солнцем. Глаза у него были голубые, живые и веселые, а его серый цилиндр, лихо сбитый набекрень, едва держался. В одной, старательно затянутой перчаткой, руке он крутил трость с золотым набалдашником.
Очарованная необычайной силой, излучаемой этим человеком, Марианна смотрела, как он спускается с лестницы, не обращая внимания на его спутника, шедшего немного позади. Но, когда ее взгляд случайно упал на того, она вздрогнула. В глухо застегнутом штатском костюме перед ней был Жан Ледрю.
Как только Марианна осталась одна в небольшой уютной комнате, обтянутой старинными гобеленами, куда ее определил Бобуа, она постаралась привести в порядок свои мысли. Появление молодого бретонца сильно взволновало ее. Она с трудом удержалась от восклицания. А обратить его внимание на себя было неблагоразумно, так как он знал, кто она на самом деле. Теперь она поздравила себя с тем, что он не заметил ее. Она стояла в малоосвещенном месте, к тому же край капора бросал тень на ее лицо. Ледрю невозмутимо следовал за мужчиной в синем сюртуке, и Марианна слышала, как тот сказал Бобуа:
– Мы пообедаем в «Утесе Канкаля». Если меня будут спрашивать, вы сможете меня там найти.
– Хорошо, г-н барон, – ответил ресторатор, а у Марианны сразу возник вопрос: «Кто же этот барон, за которым так послушно следовал беглец с понтонов?» Но у нее не было времени рассуждать на эту тему: Мартон принесла на большом блюде аппетитный ужин, и Марианна, отложив на потом наведение справок, принялась ублажать свой страждущий желудок. Она заканчивала очень вкусный десерт – ломтики ананаса с кремом, – когда в дверь постучали.
– Войдите! – сказала она, подумав, что это Мартон пришла забрать поднос с посудой.
Но в комнату вошел Жан Ледрю.
Подавляя изумление и беспокойство, вызванные неожиданным визитом, она заставила себя остаться на месте, отодвинув столик с остатками ужина.
– Вы что-нибудь хотите? – спросила она холодно.
Ничего не говоря, Жан закрыл дверь и прислонился к наличнику, не отрывая от нее сверкающих глаз.
– Итак, я не ошибся! Это была ты! Как же тебе удалось улизнуть от Морвана? – спросил он хриплым голосом.
– Я считаю, что вы не имеете никакого права задавать мне этот вопрос! Если мне и удалось убежать от него, то уж во всяком случае не по вашей милости!
Его губы раздвинулись в неприятной, какой-то механической улыбке, а багровый цвет лица не вызывал сомнений в том, что он пьян.
– Ты поверила, что убаюкала меня, а, красотка? И ты думала, возвращаясь в свою комнату в этой заплесневелой развалине твоего бандита, что ради твоих прекрасных глаз я позволю увезти себя, связанного по рукам и ногам, в Англию? Надо сказать, ты заплатила за это соответствующую цену!!!
– По-видимому, цена была недостаточно высока, чтобы вы выполнили свои обязательства относительно меня! Чем же заплатила тебе Гвен, что ты так быстро перешел на ее сторону?
– Правдой о тебе и твоих происках, а также возможностью спасти мою жизнь и помешать твоим планам! Бесценный подарок, как видишь… даже более ценный, чем твое прекрасное тело, такое сладостное! Но успокойся, я ничего не забыл из той ночи! Ты знаешь, что я мечтал о тебе, и часто?
– Не думайте, что это меня тронет! Вы предали меня, подло обманули! Вы предпочли слушать вздорные россказни, хотя лучше других знали, что я должна была бежать из Англии, где мне угрожала смерть, что я нуждалась в опоре и помощи, а вы бросили меня, как трус, каким, впрочем, и оказались, вдобавок убив человека.
– И ты еще упрекаешь меня, что я прикончил того подонка? Он был береговой пират! Меня следовало бы орденом пожаловать за это! Что касается тебя, то твои чудесные истории потеряли для меня всякую прелесть. Я знаю, кто ты и зачем прибыла во Францию!
– А я знаю, что вы поверили сказке, во сто крат более невероятной. Я знаю: Гвен вам сказала, якобы я собираюсь до такой степени очаровать вашего знаменитого Сюркуфа, чтобы он изменил своим убеждениям… Именно это, не так ли? Как это правдоподобно! Я даже не знаю, кто этот человек.
Внезапно Жан от двери подошел к Марианне. В его глазах вспыхнул гнев.
– Ты его не знаешь? Ты смеешь говорить, что не знаешь его, тогда как следовала за ним в Париж, вплоть до этой гостиницы? Неужели ты не понимаешь, что все выдает тебя? Тебе не нужно было убегать от Морвана, шлюха. Он сам отпустил тебя на все четыре стороны, он даже заплатил тебе, прибарахлил и натравил на большую дичь! Ты успела побывать в Сэн-Мало, узнать, что он в Париже, и, как хорошая ищейка, прошла по следу сюда!
Эта диатриба буквально ошеломила Марианну. Неужели он настолько пьян, что несет подобный вздор? Или сходит с ума? В ней поднимался страх перед этим готовым взорваться человеком, странным речам которого она не могла найти разумного объяснения. Она решила перекричать его:
– Я ничего не поняла в вашей басне! Я не была в Сэн-Мало, и ваш Сюркуф никогда не интересовал меня. Я же сказала, что никогда не видела его, и если он в Париже…
Оглушительная пощечина прервала ее слова. Она хотела побежать к двери и позвать на помощь, но Жан прыгнул на нее, завел ей руки за спину и сжал их там одной рукой, в то время как другой нанес еще одну пощечину с такой силой, что Марианне показалось, будто ее голова взорвалась. Затем он нагнулся к ней, обдавая винным перегаром.
– Лгунья! Грязная маленькая лгунья! У тебя хватает бесстыдства утверждать, что ты не знаешь его, что ты никогда не видела его? А только что на лестнице ты его не видела, а? Ты его не узнала, когда вся Франция знает его в лицо почти так же хорошо, как и Императора!
Она отчаянно вырывалась, пытаясь освободиться от удерживающей ее жесткой руки.
– Отпустите меня! – голос ей изменил. – Отпустите меня сейчас же, или я позову на помощь! Вы сошли с ума или пьяны; а может быть, и то и другое вместе! Отпустите, говорю вам, или я закричу!
– Закричишь? Да сколько угодно. Давай!
Чтобы усмирить ее, он выкрутил ей руки и, грубо прижав к себе, погасил крик яростным поцелуем. Марианна едва не задохнулась, но моментально оправилась. Желая избавиться от ненавистного поцелуя, она впилась зубами в насилующий рот… и сейчас же оказалась свободной.
С чувством торжества она смотрела, как ее обидчик прикладывает носовой платок к кровоточащей губе. У него был такой сконфуженный вид, что Марианна едва не расхохоталась ему прямо в лицо. Но сейчас главным для нее было – выставить из комнаты этого отвратительного субъекта. Как смогла она хоть на миг найти в нем какое-то очарование? В этом темном одеянии, которое как-то сужало его широкоплечую фигуру, он был похож на приодевшегося к празднику крестьянина. Он даже казался смешным… Пренебрежительно пожав плечами, она снова направилась к двери, чтобы открыть ее настежь, но он перехватил ее на полпути и, подняв в воздух, как сверток, бросил на кровать, где прижал ее руки у локтей, а сам присел с краю.
– Не так быстро! Ты от меня так легко не избавишься, милочка!
Марианна с удивлением заметила, что он успокоился. Он даже улыбался, не обращая внимания на распухшую губу.
– Я уже говорила, чтобы вы оставили меня в покое, – начала она не спеша, но было похоже, что он не услышал ее.
Склонившись к ней, он разглядывал ее с сосредоточенностью коллекционера, изучающего редкую монету.
– Какой же ты можешь быть красивой! – сказал он нежно. – Гнев тебе так к лицу!.. Если бы ты видела свои глаза! Они сверкают, как изумруды на солнце! Хотя я знаю прекрасно, что тебе грош цена, что ты только мерзкая маленькая эмигрантка, шпионка, я не могу удержаться от любви к тебе.
– Любви ко мне? – повторила изумленная этим неожиданным заявлением Марианна.
– Вот именно! Это правда, ты знаешь, что я не могу забыть тебя! Я непрерывно думаю о тебе и днем, и ночью! Я вновь и вновь вижу тебя лежащей на соломе с распущенными волосами, ощущаю под пальцами нежность твоего тела… и теперь я могу думать только об одном: ты здесь… я вновь нашел тебя! Я изголодался по тебе, Марианна, и, если ты забудешь все, что нас разделяет, мы останемся навеки вместе!
Это было невозможным, он бредил! Он больше не кричал, не осыпал ее оскорблениями. Он сделался в одно мгновение тихим и нежным. Он наклонялся медленно, но неумолимо к околдовавшим его губам. У Марианны молнией мелькнула мысль, что он хочет повторить ту ночь в риге, снова заставить ее выдержать малоприятные любовные испытания, которые она уже познала. Все ее естество возмутилось, и она отчаянно вскрикнула, отталкивая его:
– Нет! Никогда!
Ей удалось вырваться и вскочить, тогда как Жан с трудом избежал падения, ухватившись за спинку кровати. Оправив юбку, Марианна скрестила руки и вызывающе посмотрела на своего обидчика:
– За кого вы меня принимаете? Вы врываетесь, оскорбляете меня словами и действиями и воображаете, что после этого достаточно проблеять несколько слов любви, чтобы я упала в ваши объятия? Вы любили меня? Мне это очень приятно, но, сударь, окажите мне любезность и поскорей убирайтесь отсюда! Я не имею ни малейшего желания возобновлять с вами… обстоятельства той памятной ночи!
Он, в свою очередь, встал, машинально отряхивая панталоны. На его мрачном лице застыло выражение досады.
– Подумать только, а я было поверил, что ты любишь меня… там, в Бретани!
Порыв ребяческого гнева вдохновил девушку на полный пренебрежения ответ:
– Я? Любила вас? Вы что, с ума сошли? Я просто нуждалась в вас, вот и все.
Гнусные оскорбления, которые он бросил ей в лицо, объясняли всю глубину его разочарования.
Злобно посмотрев, он направился наконец к выходу, открыл дверь, но на пороге обернулся:
– Ты не захотела меня, тем хуже для тебя, Марианна! Ты еще пожалеешь об этом!
– Это удивило бы меня. Прощайте!
Она услышала, как он спускается по лестнице, и тяжело упала в кресло, затем выпила несколько капель вина, чтобы унять возбуждение. По мере того как утихал гнев, она стала размышлять над угрозами Жана, но в конце концов решила, что они были пустыми: так часто делают дети, чувствуя свое бессилие. Раз он любит ее, он никогда не посмеет сделать ей что-нибудь плохое. Думая так, она явила себя образцом наивного непонимания мужского тщеславия.
Марианна еще тешила себя такими оптимистичными надеждами и пыталась вспомнить, в каком романе героиня попадала в подобную ситуацию, когда после сильного удара снаружи дверь с грохотом отворилась. В комнату ворвался сопровождаемый двумя жандармами Жан Ледрю и указал пальцем на ошеломленную девушку:
– Держите, вот она! Это прибывшая тайком эмигрантка. Ее зовут Марианна д'Ассельна, и она агент принцев!
Марианна не успела и шелохнуться, как оба блюстителя порядка схватили ее за руки и потащили из комнаты. Сопровождаемую сочувственными взглядами достойного Бобуа и других постояльцев, тщетно пытавшуюся сопротивляться девушку спустили вниз и бросили в фиакр, который тотчас же тронулся.
Очутившись в этом тесном черном ящике с опущенным верхом рядом с усатым жандармом, возмущенная, негодующая Марианна начала кричать в тщетной надежде, что кто-нибудь придет на помощь.
– Милая дама, – спокойно сказал жандарм, усаживаясь поудобней в своем углу, – перестаньте так кричать, иначе я заткну вам рот и свяжу, как цыпленка! Для всех будет лучше, если вы угомонитесь.
Признав игру проигранной, побежденная Марианна отодвинулась подальше от своего стража. Если когда-нибудь ей попадется в руки этот презренный Ледрю, она ему покажет, где раки зимуют. Позволить арестовать ее, как простую злоумышленницу! Подонок!
Гнев уступил вскоре место слезам, затем, поскольку она сильно устала, а покачивание фиакра клонило в сон, Марианна в конце концов заснула с непросохшими слезами на милом личике.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Звезда для Наполеона - Бенцони Жюльетта



Хотелось бы посмотреть фильм, а книга очень интересная
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаЕкатерина
24.02.2012, 17.10





Очень хочеться посмотреть сериал о Марианне жаль что его нет на русском языке
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаЕлена
30.03.2012, 9.28





отлично
Звезда для Наполеона - Бенцони Жюльеттамайя
6.04.2012, 12.37





Читайте эту книгу и вы никогда не пожалеете. Мне было 18 когда я его прочитала за один день.
Звезда для Наполеона - Бенцони Жюльеттаева
6.08.2012, 12.40





!
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаВладимир
13.10.2012, 13.19





1. Звезда для Наполеонаrn2. Фаворитка императораrn3. Язон четырех морейrn4. Рабыни дьявола [= Ты, Марианна]rn5. Марианна в огненном венке. Книга 1rn6. Марианна в огненном венке. Книга 2 rnSamoe luchshee chto ya chitala kogda libo!!!
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаMonique
5.01.2013, 19.40





Книга THE BEST!!! Очень понравилась, экранизация ужасная, но все равно интересно посмотреть...
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаВиола
18.06.2013, 10.45





Божественный роман!!! Почему по таким прекрасным произведениям не снимают фильмы?
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаАнна
29.06.2013, 23.22





А мне было 15 лет, когда я прочитала эту книгу, и это было настолько захватывающе, что временами я плакала. Очень красивая книга!!! БОЛЬШОЙ ПОКЛОН ЖЮЛЬЕТТЕ БЕНЦОНИ. Прекрасный автор!!!
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаЭмма
25.04.2014, 11.53





Начало мне понравилось, я бы ни куда не отпустила Язона))
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаМилена
10.08.2014, 20.48





Великолепно. Обожаю Жульетту Бенцони
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаЮлия
13.09.2014, 12.38





Книга заинтересовала, поэтому буду читать продолжение. Понравилось внимание писательницы к деталям, которые помогли максимально передать дух эпохи Наполеона и французского общества. Немного необычно было читать про Наполеона, как героя- любовника - обычно в других романах его рисуют сплошь черными красками. Понравилась и героиня. Иногда правда удивлялась её наивности по отношению к некоторым мужчинам, но с другой стороны в 17 лет мало кто отличается мудростью. Вообщем, любителям приключений и исторических романов - советую. 8/10
Звезда для Наполеона - Бенцони ЖюльеттаВирджиния
28.06.2015, 0.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100