Читать онлайн Рабыни дьявола, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рабыни дьявола - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рабыни дьявола - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рабыни дьявола - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Рабыни дьявола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава I
Дорога в Брест

Рассвет был серый и отвратительный, мокрый ноябрьский рассвет, пронизанный непрерывным мелким дождем, который проникал везде и уже много дней заливал Париж. В желтоватом тумане раннего утра старая богадельня Бисетр, с ее большими крышами, высоким порталом и строгой геометрией зданий, вновь обрела призрачное изящество былого. Туман обволакивал трещины в стенах, разбитые коньки крыши, окна без стекол, черные потеки вокруг вывалившихся камней, всю эту проказу здания, когда-то королевского и предназначенного для возвышенного милосердия, отныне обреченного быть самым гнусным созданием правосудия с тех пор, как в 1796 году сюда перевели из Лятурнели предварительную тюрьму для галерников. Здесь было последнее прибежище отверженных, преддверие ада, подобно Консьержери, ведущему на эшафот, откуда уходили на смерть не такую быструю, но более подлую, ибо вместе с жизнью в жертве убивалось человеческое достоинство.
Обычно зловещий дом, заброшенный на холме посреди пустыря, мог похвастаться тишиной и безлюдьем, но сегодня, несмотря на ранний час, волнующаяся шумящая толпа кишела под облупившимися стенами, источая мерзкую радость и нездоровое любопытство, толпа, всегда казавшаяся одинаковой, собиравшаяся тут четыре раза в год, чтобы присутствовать при отправлении «Цепи». Это был тот же человеческий сброд, который, предупрежденный неизвестно какими тайными знаками, всегда толпился вокруг эшафота в дни казней, своеобразная ассамблея знатоков, пришедших на изысканный спектакль и не скрывавших получаемого наслаждения. Они колотили в запертые двери богадельни, как нетерпеливые зрители стучат ногами в театре, требуя начала представления. Марианна с ужасом смотрела на это отвратительное сборище.
Закутавшись с головы до пят в большой черный плащ с капюшоном, она стояла возле развалившейся стены какой-то лачуги с ногами в грязи и мокрым лицом рядом с пожевывавшим ус Аркадиусом де Жоливалем.
Он хотел избавить Марианну от готовившегося трагического зрелища и до последней минуты пытался ее переубедить. Безуспешно. Упорствуя в своем любовном паломничестве, молодая женщина хотела шаг в шаг следовать по Голгофе любимого человека, непрерывно повторяя, что в пути может возникнуть внезапная возможность бегства и ее ни в коем случае нельзя упустить.
– Пока эшелон находится в пути, – не в первый раз заметил Аркадиус, – шансы на бегство сведены к нулю. Они скованы все вместе группами по двадцать четыре, и перед отправкой их тщательно обыскивают, чтобы удостовериться, что ни у кого нет ничего, чем можно было бы перепилить цепь. Затем, охрана очень строгая, и если кто-нибудь вопреки всякой логике попытается бежать, он будет… убит на месте.
На протяжении долгих дней, предшествовавших этой отправке, Аркадиус подробно узнал все, что касается каторги, как проходит там жизнь, особенности и характерные свойства предстоящего путешествия. Переодевшись бродягой, он посещал худшие притоны Сите и заставы Комба, часто оплачивая выпивку, меньше спрашивая и больше слушая. И, как он уже предупредил Марианну, удостоверился, что побег должен быть подготовлен очень тщательно, вплоть до самых мельчайших деталей. Он не скрывал от своей подруги, что сомневается в ее выдержке перед лицом грубой действительности, которая ожидает Язона, и советовал ей ехать прямо в Брест и ожидать там, предприняв некоторые меры, в то время как сам он будет следовать за партией на всем ее пути. Но Марианна не хотела ничего и слышать: с момента, как Язон покинет Бисетр, она хочет сопровождать каждый его шаг. Ничто не заставит ее отступить!..
Жоливаль с досадой окинул взглядом унылый пейзаж, где начинали дымить трубы редко разбросанных домов. В стороне от толпы несколько сумрачных фигур держались у дороги, своим боязливым, неуверенным поведением показывая, что они – жены, родственники, друзья тех, кого сегодня увезут. Одни плакали, другие, как сама Марианна, с обращенными к богадельне лицами, с окаменевшими, промытыми уже иссякшими слезами чертами, с расширившимися глазами, безмолвно ожидали…
Вдруг толпа взвыла. С душераздирающим скрипом тяжелые ворота отворились… Показались конные жандармы, сгорбившиеся под стекавшими с полей их треуголок потоками, и стали лошадьми и ударами ножен разгонять шумевшую толпу. По телу Марианны прошла дрожь, она шагнула вперед… Но Жоливаль быстро схватил ее за руку и решительно удержал.
– Останьтесь здесь! – с невольной суровостью сказал он. – Не подходите туда!.. Они пройдут около нас.
Действительно, встреченная взрывом жестокой радости, криками, ругательствами, насмешками, показалась первая повозка… Она представляла собой длинную телегу на громадных, окованных железом колесах, снабженную по всей длине двойной деревянной скамьей, на которой заключенные сидели спина к спине по двенадцать человек с каждой стороны, со свисающими ногами, удерживаемые на высоте живота грубой решеткой. У всех этих людей шеи были закованы. Они носили треугольные, наглухо заклепанные железные ошейники, соединенные короткими цепями с толстой основой, тянувшейся во всю длину телеги цепью, конец которой скрывался в ногах стоящего с ружьем надсмотрщика.
Таких повозок оказалось пять. Ничто не защищало заключенных от дождя, уже промочившего их одежду. Для путешествия их облачили в тюремную форму, полосатую и рваную, чтобы в случае бегства любой мог распознать каторжника.
Со сжавшимся сердцем смотрела Марианна на проплывавшие мимо нее бледные, истощенные бородатые лица с горящими ненавистью глазами, изрыгающие ругательства и проклятия или распевающие непотребные песни. Все эти закованные люди имели вид дошедших до крайней степени нищеты. Они дрожали от холода под ледяным дождем. Некоторые, самые молодые, с трудом удерживали слезы и начинали их проливать, когда сквозь туман появлялось скорбное лицо кого-нибудь из близких.
На первой телеге молодая женщина узнала исполненного презрительного равнодушия, в котором среди богохульств и стонов других было что-то гордое, Франсуа Видока. Он скользил по возбужденной толпе пустым взглядом, сразу оживившимся, когда он заметил бледное лицо Марианны. Она увидела, как он слегка улыбнулся и кивком головы показал на следующую повозку. В тот же момент Жоливаль сжал ей руку и не отпускал больше.
– Вот он! – прошептал виконт. – Четвертый от лошадей.
Но Марианна уже сама увидела Язона. Он сидел между другими, выпрямившись, с полузакрытыми глазами и суровой складкой сжатых губ. Безмолвный со скрещенными на груди руками, он казался нечувствительным ко всему, что происходило вокруг него. Видно было, что это человек, который не хочет ничего ни видеть, ни слышать, замкнувшись в себе, чтобы лучше сохранить жизненные силы и энергию. Разорванная в лохмотья одежда едва прикрывала его широкие плечи, и через многочисленные дыры проглядывала смуглая кожа, но он, казалось, не ощущал ни холода, ни дождя. Посреди беснующейся своры, откуда в бессильной злобе тянулись кулаки и искаженные рты изрыгали грязные ругательства, он оставался неподвижным, словно каменная статуя, и Марианна, готовая уже позвать его, не решилась это сделать, когда он проехал мимо, не заметив, что она находится в толпе.
Однако она не могла удержаться от крика ужаса. Разозленные поднятым каторжниками шумом, надсмотрщики достали длинные бичи и стали хлестать несчастных по чему попало. Все утихло, повозки покатились дальше.
– Банда негодяев! Рады показать власть над бедными парнями! – раздался за Марианной разъяренный голос.
Обернувшись, она увидела Гракха. Юный кучер должен был бросить их карету на площади в деревне Жантильи, где Ариадна и Аркадиус его оставили, чтобы прийти, в свою очередь, посмотреть на отъезд каторжников. Он стоял с обнаженной головой, сжав кулаки, крупные слезы стекали по его щекам, смешиваясь со слезами небесными, в то время как она провожала взглядом удаляющуюся повозку с Язоном. Когда она исчезла в тумане, а другие последовали за ней и проехала лязгающая железом двуколка с кухней и запасными цепями, Гракх посмотрел на свою хозяйку, рыдающую на плече у Жоливаля.
– Что, так его и оставить там? – сквозь сжатые зубы процедил он.
– Ты знаешь прекрасно, что нет, – ответил Жоливаль, – и что мы не только последуем за ним, но и попытаемся сделать все, чтобы освободить его.
– Тогда чего мы ждем? Хоть как вас ни уважай, мадемуазель Марианна, но от слез цепи не лопнут. Надо что-то делать! Где первая остановка?
– В Сен-Сире! – сказал Аркадиус. – Там будет очередной обыск.
– Мы туда доберемся раньше! Пошли!


Карета, скромная дорожная берлина без всяких внешних признаков роскоши и запряженная сильными почтовыми лошадьми, ждала с зажженными фонарями возле моста через Вьевр. С наступлением дня стоявший на берегу реки кожевенный завод, заполнявший неприятным запахом это красивое место, над которым возвышалась четырехгранная башня церкви, стал пробуждаться. Марианна и Жоливаль молча заняли свои места, в то время как Гракх одним прыжком взлетел на сиденье. Звонкий хлопок кнута достиг ушей лошадей, и, заскрипев осями, карета тронулась с места. Долгое путешествие в Брест началось.
Прислонившись щекой к шершавой обивке, Марианна плакала. Она лила слезы без шума, без рыданий, и ей становилось легче. Из ее глаз словно выливались накопившиеся ужасные картины. Постепенно в душе молодой женщины возродилось мужество и воля к достижению успеха. Сидящий рядом Аркадиус настолько хорошо понимал ее, что не думал об участливых словах. Впрочем, что бы он смог сделать? Язону необходимо выдержать это тяжкое испытание, каким была дорога на каторгу, ведущая также и к морю, в котором он всегда черпал новые силы.
Марианна покинула Париж без особого сожаления и не думая о возвращении, хотя сердце и сжималось при мысли о таких верных друзьях, как Талейран, Кроуфорд и особенно Фортюнэ Гамелен… Но прекрасная креолка сумела скрыть свои чувства. И даже когда она с полными слез глазами в последний раз обняла подругу, она вскричала с заразительным энтузиазмом дочери полуденных стран:
– Это только до свидания, Марианна! Когда ты станешь американкой, я тоже приеду туда посмотреть, действительно ли мужчины там так красивы, как говорят. Впрочем, судя по твоему корсару, это должно быть так!..
Талейран ограничился спокойными заверениями, что они не могут не встретиться когда-нибудь в этом обширном мире. Элеонора Кроуфорд одобрила то, что между Марианной и ее вызывающим тревогу мужем останется океан. Наконец Аделаида, войдя в должность дамы-хозяйки фамильного дома, пустилась при прощании в философские рассуждения. По ее личному мнению, будущие события не должны никого тревожить: если побег не удастся, Марианна должна покориться судьбе и вернуться домой, а если после удачного побега она попадет с Язоном в Каролину, Аделаиде останется только собрать свои пожитки, спрятать ключ под дверь и погрузиться на первое же судно для существования, чья новизна и приключенческий дух заранее ее соблазняли. Недаром же говорят, что все идет к лучшему в этом лучшем из миров!
Перед тем как покинуть Париж, Марианна получила от своего нотариуса в высшей степени приятную в данных обстоятельствах новость: бедный Никола Малерусс, когда она пожила у него после бегства от Морвана, назначил ее его единственной наследницей. Маленький домик в Рекуврансе со всем имуществом стал теперь ее собственностью «в память, – писал Никола в завещании, – о тех днях, когда благодаря ей я почувствовал, что у меня снова появилась дочь».
Это завещание взволновало Марианну до глубины души. Словно из-за порога смерти старый друг благословил ее… Кроме того, она видела в этом руку самого провидения и безмолвное согласие с его стороны. Действительно, что могло быть для нее более полезным в ближайшее время, чем этот маленький домик на холме, откуда с одной стороны открывалось бескрайнее море, а с другой – здания Арсенала с каторгой между ними?
Все это занимало мысли молодой женщины в то время, как лошади рысью неслись к следующей почтовой станции. Погода по-прежнему была пасмурной, хотя дождь и перестал. Он, к несчастью, сменился пронизывающим ветром, который должен был причинять мучения тем, кого в мокрой одежде везли на повозках. Десятки раз за дорогу Марианна выглядывала в надежде увидеть обоз, но, конечно, безрезультатно. Даже простой рысью берлина двигалась гораздо быстрее, чем зловещие колесницы.
Как и предполагал Жоливаль, в Сен-Сир приехали гораздо раньше обоза, что позволило виконту спокойно выбрать комнаты для Марианны и себя в скромной, но приличной харчевне. И еще ему пришлось выдержать стычку с его спутницей, чьей первой заботой было осведомиться о месте, где разместят галерников. Ей показали огромный сарай за местечком, и Марианна решительно отказалась от харчевни, ссылаясь на то, что она вполне может спать в карете и даже в поле. На этот раз Аркадиус вскипел:
– Чего вы, собственно, добиваетесь? Хотите простудиться? Заболеть? Это нам значительно упростит все дела, когда мы вынуждены будем остановиться дней на восемь, чтобы вас лечить!
– Даже если меня схватит лихорадка, об этом не может быть и речи! Я буду идти за ним до последнего, умирая…
– Какой от этого толк, осмелюсь вам сказать! – загремел разъяренный Жоливаль. – Черт возьми, Марианна, да перестаньте же играть героинь романов! Если вас настигнет смерть на этой проклятой дороге, она ничем не поможет Язону Бофору, скорее наоборот! А если вы обязательно хотите терпеть мучения из солидарности с ним, тогда, моя дорогая, вам лучше отправиться в самый суровый монастырь: там вы будете поститься, спать на ледяных камнях и трижды в день подвергать себя бичеванию, если это вам улыбается! По крайней мере вы не будете помехой, когда для Язона представится хоть какая-нибудь возможность бегства!
– Аркадиус! – воскликнула оскорбленная Марианна. – Как вы говорите со мной!
– Я говорю так, как должен это делать! И, если вы хотите знать, я считаю себя идиотом, что позволил вам следовать за обозом.
– А я вам уже сто раз повторяла, что не хочу разлучаться с ним. Если с ним что-нибудь произойдет…
– Я буду там, чтобы сразу это заметить! Вы были бы нам в сто раз полезней, если бы уехали в Брест, оформили там наследство, устроились поосновательней и начали бы искать общий язык с местными жителями! Вы не забыли, что нам необходимо судно с экипажем, способным пересечь океан? Но нет! Вы предпочитаете уподобиться женщинам-святошам на пути к Голгофе, вы тянетесь вслед за заключенными в надежде сыграть Магдалину или, как святая Вероника, вытереть вашей вуалью измученное лицо друга! Но, черт возьми, если бы был хоть малейший шанс на спасение Христа, я утверждаю, что те женщины не стали бы терять время в древних улочках Иерусалима! Вы хоть подумали о том, что Император скоро узнает, как княгиня Сант’Анна снова ослушалась его и следует за каторжниками в Брест?
– Он об этом ничего не узнает. Мы едем скромно, и я прохожу как ваша племянница.
Это было так. Для большей безопасности Жоливалю удалось с помощью Талейрана выправить для себя паспорт, в котором была записана его племянница Мария. Но виконт разъяренно пожал плечами.
– А ваше лицо? Вы думаете, его никто не заметит? Однако, несчастная, надсмотрщики из эскорта уже три дня назад засекли вас! Поэтому я умоляю: никаких театральных представлений, никаких жестов, которые могут привлечь внимание. Итак, хотите вы или не хотите, вы будете спать как все, в харчевне!
Укротив недовольство, Марианна уступила, но договорилась, что пойдет в харчевню после прибытия каторжников. Ей было невыносимо отказаться от возможности увидеть Язона.
– Меня не заметят, – сказала она. – Там уже собралось столько ожидающих…
И это тоже было так. В деревнях знали точные даты прохождения обоза, и он привлекал повышенное внимание крестьян. Они сбегались из всей округи к месту его остановки и часто сопровождали в конце дороги. Некоторые из сострадания, чтобы дать каторжникам какую-нибудь еду, старую одежду или несколько мелких монет. Но большинство приходило туда, чтобы развлечься и найти в их повседневной скуке порядочных людей мощную поддержку при виде покаранных отщепенцев и нищеты, которой самые бедные никогда не испытывали.
Маленькое местечко было забито людьми, но самые злобные, или самые осведомленные, уже заняли места около сарая. Дело в том, что перед ночным отдыхом каторжники должны были подвергнуться обыску, очень тщательному, который в дальнейшем облегчит надзор. На остальных этапах удовлетворятся только проверкой оков и ощупыванием. Марианна проскользнула в толпу со следующим по ее пятам Жоливалем.
Издалека послышалось приближение обоза. Ветер донес шум, крики, пение, смешивавшиеся при прохождении Сен-Сира с возгласами добропорядочных граждан. Затем из-за последних домиков показались два конных жандарма с перекрещивающимися на груди белыми перевязями. С мрачным видом они ни на кого не смотрели, тогда как следовавшие за ними охранники улыбались толпе, словно они были героями необычайно веселого спектакля. Следом показалась первая повозка.
Когда все пять колымаг выстроились на поле, заключенных заставили сойти на землю, и начался обыск, в то время как внезапно, словно он только и ждал сигнала, снова полил дождь.
– Вы действительно собираетесь остаться здесь? – прошептал Жоливаль на ухо Марианне. – Предупреждаю, что это зрелище не для вас, и было бы лучше…
– Раз и навсегда, Аркадиус, прошу вас оставить меня в покое. Я хочу видеть, что ему сделают.
– Как вам угодно! Вы увидите! Но я предупреждал вас…
Она гневно пожала плечами. Но прошло всего несколько мгновений, и она отвела глаза и опустила голову, сгорая от невыносимого стыда. Ибо, несмотря на холод и дождь, заключенных заставили полностью раздеться. Стоя в железных ошейниках босыми ногами в грязи, они подверглись обыску слишком унизительному, чтобы не быть дополнительным наказанием… Пока один охранник проверял одежду и обувь, другой осматривал рот, уши, ноздри и даже некоторые более скрытые места… Каторжники и в самом деле умели прятать в крохотных футлярах маленькие напильники, лезвия или часовые пружины, которыми меньше чем за три часа могли перепилить оковы.
Покраснев до корней волос, Марианна не отводила взгляда от своих ног и травы между ними. Но вокруг нее веселились вовсю, и женщины, в большинстве своем досужие кумушки, подробно разбирали анатомические достоинства заключенных в таких вольных выражениях, что их постыдился бы и гренадер. Ошеломленная, Марианна хотела возвратиться и повернулась, чтобы просить Жоливаля увести ее, но возбужденная в высшей степени толпа разъединила их, и, даже не поняв как, она оказалась в первом ряду зрителей. В давке закрывавший ее голову капюшон стянули назад, и внезапно она увидела прямо перед собой Язона.
Расстояние между ними было не столь велико, чтобы он не мог ее узнать, и в самом деле она увидела, как мгновенно исказилось его лицо. Оно посерело, а полные гнева и стыда глаза стали просто страшными. Он сделал неистовый жест рукой, прогоняя ее, и закричал, не обращая внимания на обрушившиеся на его спину удары бича:
– Убирайся!.. Убирайся немедленно!..
Марианна хотела ответить, сказать, что ее единственным желанием было страдать вместе с ним, но уже чья-то железная рука схватила ее и непреодолимо потащила назад, не обращая внимания на то, что причиняет ей боль. Получив несколько пинков и ушибов, Марианна оказалась за спинами всех этих вопящих людей перед лицом позеленевшего от ярости Жоливаля.
– Ну, вот! Вы довольны! Вы увидели его? И к тому же вы предстали перед ним как раз в ту минуту, когда он сто раз предпочел бы умереть, чем показаться вам! И это то, что вы называете «разделить его испытания»? Хватит с него того, что он уже перенес!
Ее нервы не выдержали, и она разразилась рыданиями, почти конвульсивными.
– Я не знала, Аркадиус! Я не могла знать, догадаться о такой подлости! Толпа заволновалась… меня вытолкнули вперед, хотя я и не смела больше смотреть…
– Я вас предупреждал! – безжалостно продолжал Жоливаль. – Но вы упрямей мула! Вы не хотите ничего ни слышать, ни понять! Право слово, можно подумать, что вам нравится истязать себя!
Вместо ответа она бросилась ему на шею и заплакала навзрыд, да так отчаянно, что он смягчился.
– Ну!.. ну! Успокойтесь, малышка! И простите мою вспышку, но я выхожу из себя, когда вижу, как вы только добавляете себе огорчений!
– Я знаю, друг мой! Я знаю!.. О, как стыдно мне!.. Вы не можете себе представить, как мне стыдно! Я оскорбила его, я причинила ему боль… я… я, которая готова отдать жизнь.
– Ах, нет! Не начинайте снова! – запротестовал Жоливаль, осторожно отрывая Марианну от своего плеча. – Мне все это уже давно знакомо, и, если вы сейчас же не успокоитесь, если вы немедленно не прекратите водить ножом по вашей ране, клянусь честью, что я надаю вам пощечин, как сделал бы это своей дочери! Пойдем теперь, вернемся в деревню, тьфу, – в харчевню!.. Вы мне совсем забили голову!
Снова схватив Марианну за руку, он заставил ее идти за собой, не обращая внимания на слабое сопротивление и попытки обернуться к сараю. Только дойдя до первых домов, он отпустил ее.
– Теперь обещайте, что придете в харчевню сейчас же и без всяких фокусов!
– Чтобы я пошла одна? Но, Аркадиус…
– Никаких «но, Аркадиус»! Я сказал: идите! А я вернусь туда!
– Вернетесь? Но… зачем?
– Чтобы посмотреть, не смогу ли я, сунув немного денег надсмотрщику, сказать Бофору несколько слов? А также отдать это!
Раскрыв плащ, Жоливаль показал буханку хлеба, которую он держал под рукой. Марианна перевела взгляд с хлеба на слишком блестевшие глаза своего друга. Снова ей захотелось заплакать, правда, по другой причине, но она удержалась и даже улыбнулась. Очень вымученной улыбкой, конечно, которая пыталась выглядеть смелой.
– Я иду в харчевню! Обещаю вам.
– В добрый час! Наконец-то вы проявили благоразумие.
– Только…
– Ну что еще?
– Если вам удастся с ним поговорить… пусть он простит меня… скажите, что я люблю его.
Жоливаль пожал плечами и посмотрел вверх, призывая небо в свидетели подобного простодушия, затем запахнул плащ и ушел, крикнув на ходу:
– Вы не находите, что это лишнее?
Верная своему обещанию, Марианна побежала к харчевне, где слуга уже зажег большую масляную лампу над входом. Опустилась ночь. Дождь снова сделал передышку, но громоздившиеся на горизонте тучи предвещали не только темноту. Молодая женщина закрыла руками уши, чтобы не слышать доносившегося до нее адского шума, и вбежала в харчевню, словно за ней гнались. Она сразу же прошла в свою комнату. В общем зале людей было немного, в основном мужчины, которые пили горячее вино и обсуждали только что увиденное, а она никого не хотела видеть.
Когда часом позже Аркадиус присоединился к ней, она сидела у окна на соломенном стуле, положив руки на колени, так спокойно, словно лишилась сознания. Но шум его прихода заставил ее поднять глаза с застывшим в них вопросом.
– Я смог передать ему хлеб! – сказал Аркадиус, пожимая плечами. – Но поговорить с ним оказалось невозможным, каторжники были слишком возбуждены. Обыск привел их в бешенство… Ни один надсмотрщик не захотел рисковать и хоть на мгновение разомкнуть цепь, даже за золото. Я попытаюсь позже. А теперь, Марианна, вы можете меня выслушать?
Подтащив стул к огню, он сел против нее, уперся локтями в колени и заглянул в глаза молодой женщине. Она молча согласно кивнула. Он уточнил:
– Выслушать меня… спокойно? Как примерная девочка?
И поскольку она подтвердила свое согласие новым кивком, он продолжал:
– Завтра утром вы уедете, без меня, с каретой и Гракхом, который будет вполне достаточной защитой. Этот малый даст себя изрубить в куски ради вас! Нет, позвольте мне сказать все, – добавил он, увидев, что глаза Марианны расширились и она собирается протестовать. – Если вы и дальше будете следовать за обозом, вас придется прятать не только от стражников, которые вас быстро приметят, но и от самого Язона. Ваше присутствие увеличит его страдания! Ни один мужчина, достойный этого имени, не пожелал бы, чтобы любимая женщина видела его в положении вьючного животного! Так что при этом вы выиграете время, тогда как я продолжу путь верхом, чтобы начать подготовку к бегству…
– Я знаю, – устало вздохнула Марианна, – вы хотите, чтобы я поехала в Брест и…
– Нет! Вы не угадали! Я хочу, чтобы вы отправились в Сен-Мало!
– В Сен-Мало? А что там делать, бога ради?
В улыбке Жоливаля смешались сострадание и ирония.
– Самое неприятное в вас, Марианна, это легкость, с которой вы забываете о знакомствах, которые могли бы оказаться… весьма полезными. Мне кажется, что вы называли в числе ваших друзей некоего Сюркуфа и что вы даже спасли ему жизнь?
– Да, это так, но…
– Барон Сюркуф, моя дорогая, уже не корсар, но богатый судовладелец. Вы не скажете, – добавил с бесконечной нежностью Жоливаль, – где нам еще удастся найти подходящее судно с надежным экипажем, как не у этого владыки моря? Так что вы завтра побыстрей поедете в Сен-Мало и узнаете там о возможностях этого человека. Нам нужен хороший корабль и крепкий экипаж, способный помочь нам вырвать заключенного из брестской каторги.
На этот раз Марианна не нашла что сказать. Слова Жоливаля открыли перед ней радужные перспективы, среди которых успокаивающе маячила энергичная фигура барона-корсара! Сюркуф! Как она раньше о нем не подумала? Если он согласится ей помочь. Но согласится ли он?..
– Ваша идея хороша, Аркадиус, – сказала она, чуть заколебавшись, – однако вы забываете, что у Императора нет более верного подданного, чем Сюркуф… и что Язон только осужденный законом! Он откажется!
– Возможно. Но попытаться все-таки стоит, ибо я буду очень удивлен, если он не согласится хотя бы чем-то помочь, или же легенда и действительность совершенно разные вещи! Во всяком случае, вы можете предложить купить у него корабль с экипажем. Если только разбойники не облегчат вас по дороге, у вас есть в той шкатулке за что купить королевство! – заключил виконт, ткнув сухим указательным пальцем в один из чемоданов Марианны.
Взгляд Марианны проследил за пальцем и радостно блеснул. Покидая особняк, она захватила с собой драгоценности Сант’Анна с намерением использовать их при необходимости для осуществления ее планов. Если ей удастся достигнуть Америки с тем, кого она любит, тогда она отошлет их в Лукку, или по крайней мере то, что останется, чтобы в дальнейшем возместить утрату. В любом случае это было замечательно, она имела при себе за что купить не только один корабль, но множество.
Жоливаль внимательно следил по выразительному лицу подруги за ходом ее мыслей. Когда ему показалось, что она согласилась с его предложением, он тихо спросил:
– Итак? Вы едете?
– Да! Ваша взяла! Я еду, Аркадиус.


Когда карета Марианны выехала на Силлонскую дамбу, превращенную в плотину узкую полосу земли, которая соединяла Сен-Мало с континентом, ветер перешел в ураган, и Гракх с великим трудом удерживал лошадей, испуганных летевшими через парапет брызгами и клочьями пены. С другой стороны дамбы, в хорошо защищенном порту, целый лес мачт покачивался под порывами ветра. В конце ее показался город-корсар, массивный, как громадный пирог из серого гранита в сотейнике крепостных стен, творении Вобана, над которыми вздымались синие крыши домов, шпицы церквей и мощные средневековые башни замка.
Это бьющееся у Силлона зеленоватое море обрушивало на город вспененные волны, напоминавшие обезумевших белогривых лошадей. Марианна узнала его. Это оно влекло ее еще не так давно в бешеных водоворотах, это оно погубило судно Блэка Фиша, прежде чем выбросить их, голых и избитых до полусмерти, к обманчивым огням береговых пиратов. Это оно омывало владения Морвана: море неистовое и коварное, вспыльчивое и притворное, которое умело при неудаче внезапно проявить свое могущество, создавая смертельные засады на отмелях, подводных камнях и в предательских водоворотах. Ветер завывал, принося через невидимые щели в окнах кареты терпкий запах моря с привкусом соли и водорослей.
Промокшие лошади ворвались под гулкие своды величественного въезда Сен-Винсент и сразу успокоились. Ни буйство моря, ни ярость урагана не могли проникнуть за мощные крепостные стены. За ними царил относительный покой, и немного удивленная Марианна увидела, что горожане спокойно занимались своими делами, как при хорошей погоде. Точно так же никто не обратил внимания на их стремительное прибытие. Только стоявший у ворот солдат вынул изо рта глиняную трубку и добродушно обратился к стряхивавшему воду со своей мокрой шляпы Гракху:
– Что, немного прохватило, а, парень? Норд-вест задул!.. Лошадки его не любят!
– Я и сам это заметил, – улыбнулся юноша, – и рад узнать, что это норд-вест, но я был бы еще больше рад, если бы вы сказали, где живет господин Сюркуф!
Он обратился к служанке, но едва это имя прозвучало, как вокруг кареты собрались люди, говорившие одновременно: женщины в чепчиках, поставившие на землю корзины, чтобы показать руками, моряки в вощеных шляпах, старые рыбаки в красных колпаках, до того заросшие, что их лица представляли только багровые носы и трубки в зубах. Все предлагали указать дорогу. Встав на сиденье, Гракх пытался успокоить их.
– Не все сразу! Да перестаньте! Так он там живет? – добавил он, заметив, что все руки протягивались в одном направлении.
Но никто не умолкал. Смирившись, Гракх собрался снова сесть и ждать, пока волнение утихнет, когда двое более решительных мужчин взялись с обеих сторон за поводья и, сопровождаемые остальными, спокойно повели упряжку по улице, идущей между крепостными стенами и высокими домами. Высунув голову из окошка, Марианна спросила, ничего не понимая:
– Что происходит? Нас арестовали?
– Нет, мадемуазель Марианна, нас ведут! Похоже, что г-н Сюркуф здесь вроде короля, и все эти люди только и думают, как бы ему услужить.
Прогулка продолжалась недолго. Проехали еще мимо двух ворот, затем свернули направо, и наконец кортеж остановился перед большим строгим домом из серого гранита, чьи высокие окна, герб над входом и украшенная бронзовым дельфином дверь дышали благородством. Добровольный эскорт Марианны дружно провозгласил, что «это здесь», и Гракху больше ничего не оставалось желать, как выдать несколько монет, чтобы наиболее жаждущие смогли выпить за здоровье барона Сюркуфа и его друзей.
Развеселившиеся провожатые разошлись, и старые моряки направились к ближайшей таверне, чтобы выпить по кружке горячего сидра, который, как известно каждому, является самым ободряющим напитком, когда дует норд-вест. А в это время Гракх потревожил бронзового дельфина и с важным видом спросил у появившегося старого слуги, безусловно, отставного моряка, может ли его хозяин принять м-ль д’Ассельна. Из многочисленных имен, которые теперь носила Марианна, только это корсар мог хорошо знать.
В ответ юный кучер услышал, что г-н Сюркуф в настоящий момент находится в сухом доке, но долго там не задержится, и что «барышня может, если пожелает, немного подождать в его кают-компании». Эти слова подтвердили предположение Марианны о бывшей профессии старого слуги. Он учтиво ввел ее в вестибюль, выложенный черными и белыми плитками, со стенами, обшитыми панелями из старого дуба, главным украшением которого была стоявшая на античной консоли между двумя бронзовыми канделябрами великолепная модель фрегата с поднятыми парусами, откинутыми люками и выдвинутыми из них пушками. Два дубовых кресла с высокими спинками стояли в строгом карауле по бокам. Весь дом благоухал свежим воском, и гостья поэтому заключила, что баронесса должна быть хорошей хозяйкой. В этом доме все блистало чистотой, и можно было где угодно провести рукой в белой перчатке и не обнаружить ни пылинки. Это впечатляло и даже немного волновало.
Кают-компания, отделанная таким же темным деревом, как и вестибюль, была более уютной. Здесь ощущалось присутствие человека действия, моря, приключений и кипучей жизни. На письменном столе смешались в веселом беспорядке компасы, карты, бумаги, трубки и гусиные перья вокруг лампы-грелки и зеленой свечи с брусочками воска для печатей на витом подсвечнике. Стоящий на укрытом варварским ковром яркой расцветки паркете громадный глобус отдыхал в бронзовом скрещивании экваториала и меридиана. На стенах помещенные в красивые рамки старинные гербы и штандарты, явно побывавшие под пушечным огнем, обрамляли большое знамя, тогда как почти везде, на всей мебели, за исключением набитого книгами шкафа, подзорные трубы составляли компанию пистолетам и навигационным инструментам.
Марианна едва успела сесть в указанное стариком жесткое кресло, как раздался топот, хлопанье дверей, и комната сразу словно наполнилась пахнущим йодом морским воздухом, ворвавшимся вместе с бегом влетевшим Сюркуфом. Это ощущение было так похоже на то, которое Марианна испытывала всякий раз, когда находилась в присутствии Язона. Между этими людьми моря существовали удивительные общие признаки, своеобразное сходство, напоминавшее братство. И теперь необходимо узнать, до чего доходит это братство…
– Вот так сюрприз! – загремел корсар. – Вы в Сен-Мало? Я не верю своим глазам!
– Тем не менее вы видите перед собой не призрак! – рассмеялась Марианна, позволяя ему крепко поцеловать ее в обе щеки по крестьянскому обычаю. – Это действительно я! Надеюсь, я вам не помешала?
– Помешали? Подумать только! Не каждый день выпадает честь поцеловать княгиню! И, поскольку это дьявольски приятно, я повторю!
В то время как корсар подтверждал свои слова делом, Марианна почувствовала, что краснеет. Ведь она представлялась под своим девичьим именем…
– Но… как вы узнали, что я стала…
Сюркуф так громко расхохотался, что хрустальные подвески люстры зазвенели.
– Княгиней? Ах, мое дорогое дитя, вы, очевидно, представляете нас, бедных бретонцев, настолько погрязшими в провинциальной косности, что парижские новости доходят до нас годика через три-четыре? Нет уж, дудки! Мы в курсе всех столичных и придворных событий! Особенно когда имеешь такого близкого друга, как барон Корвисар. Он лечил вас не так давно, и от него я узнал о ваших новостях, вот и весь секрет. Теперь садитесь, пожалуйста, и расскажите, каким добрым ветром вас принесло! Но сначала глоток портвейна, чтобы достойно отметить ваше прибытие.
Пока Марианна, умостившись в кресле, готовилась к предстоящему разговору, Сюркуф достал из резного деревянного погребца красный графин богемского хрусталя и высокие красивые бокалы, которые он на три четверти наполнил золотисто-коричневой жидкостью. Уже приободренная самим присутствием необыкновенно деятельной натуры моряка, Марианна с удовольствием следила за его уверенными движениями.
Сюркуф всегда оставался самим собой. Его окаймленное бакенбардами широкое лицо всегда сохраняло оттенок меди, и он никогда не прятал взгляда ясных синих глаз. Пожалуй, он немного прибавил в весе, и неизменный синий сюртук с трудом держался на его могучем торсе все теми же золотыми пуговицами, оказавшимися, к удивлению Марианны, сверлеными золотистыми испанскими дублонами.
Соблюдая ритуал, чокнулись за здоровье Императора, затем молча выпили портвейн и закусили имбирными бисквитами, такими воздушными, что путешественнице они показались самыми вкусными в мире. После чего Сюркуф придвинул стул, сел на него верхом и посмотрел на гостью с ободряющей улыбкой.
– Я спросил, каким добрым ветром вас принесло, но, увидев выражение вашего лица, я сразу подумал, что это был шквал! Так?
– Скажите, ураган, и вы будете недалеки от истины! До такой степени, что я упрекаю себя за то, что приехала сюда. Теперь я боюсь вызвать у вас затруднения и заставить вас плохо думать обо мне!
– О, это невозможно! Какой бы ни была причина, которая привела вас, я тут же говорю, что вы сделали правильно!.. Возможно, вы слишком деликатны, чтобы сказать в лицо, что вы нуждаетесь во мне, но я не найду ничего зазорного в напоминании, что я обязан вам жизнью!.. Так что говорите, Марианна! Вы прекрасно знаете, что можете просить меня обо всем!
– Даже… помочь мне организовать бегство заключенного с брестской каторги?
Несмотря на свойственное ему самообладание, он сделал резкое движение назад, выдавшее его волнение, и молодая женщина ощутила, как забилось ее сердце. Он повторил, растягивая слова:
– С брестской каторги? У вас есть знакомый среди этого сброда?
– Еще нет. Человек, которого я хочу спасти, находится на пути к каторге, в обозе из Бисетра. Его осудили за преступление, которое он не совершил. Он был даже приговорен к смерти, но Император помиловал его, ибо был уверен в его непричастности к убийству… и может быть, потому, что дело шло об иностранце! Это тяжелая история, запутанная! Мне необходимо объяснить вам…
Она в замешательстве заколебалась. Усталость и волнение сказали свое веское слово, и она даже не смела больше смотреть Сюркуфу в лицо. Но он решительным жестом остановил ее и переспросил:
– Минутку! Иностранец? А национальность?
– Американец! Он тоже моряк.
Кулак корсара обрушился на спинку стула.
– Язон Бофор! Тысяча чертей! Почему вы сразу не сказали!
– Вы его знаете?
Он так резко встал, что стул упал на пол, но он не подумал поднять его.
– Я обязан знать всех капитанов и все корабли, достойные этого названия, обоих полушарий! Бофор хороший моряк и мужественный человек! Его процесс стал позором для французского правосудия! Я написал, кстати, письмо Императору по этому поводу!
– Вы? – воскликнула Марианна, чувствуя, что у нее перехватило горло. – И… что же он вам ответил?
– Не вмешиваться в то, что меня не касается! Или что-то в этом роде… Вы же знаете, что он не стесняется в выражениях! Но откуда вы знаете этого молодца? Я считал, что вы… гм… в достаточно хороших отношениях с Его Величеством. До такой степени, что даже хотел одно время написать вам, чтобы попросить вмешаться, но дело с фальшивыми банкнотами заставило меня дать задний ход из боязни поставить вас в неловкое положение! Однако именно вы приходите просить меня помочь бежать Бофору, вы…
– Вы, возлюбленная Наполеона! – печально закончила Марианна. – Многое изменилось после нашей последней встречи, друг мой, и я больше не в милости у него.
– А если вы мне все расскажете? – предложил Сюркуф, поднимая и ставя на ножки стул, прежде чем нагнуться к своему погребцу. – Я обожаю всякие истории, как и подобает истинному бретонцу, каковым я являюсь.
Ободренная вторым бокалом благородного вина и новой порцией бисквитов, Марианна начала немного сбивчивый рассказ о своих взаимоотношениях с Язоном и Императором. Но портвейн придал ей смелости, и она с честью вышла из этого испытания, после которого Сюркуф заключил в свойственной ему манере:
– Это на вас он должен был жениться, болван! Вместо безродной девахи с Флориды! Видно, ее мать заимела ее от какого-нибудь семинола, пожирающего мясо аллигаторов! Вы, вы будете настоящей женой моряка! Я это сразу же заметил, когда тот старый дьявол Фуше вытащил вас из тюрьмы Сен-Лазар.
Марианна удержалась от вопроса, что именно он заметил, но она восприняла такое заявление как многообещающий комплимент и уже более уверенным голосом спросила:
– Тогда… вы согласитесь мне помочь?
– Что за вопрос! Еще немного портвейна?
– Что за вопрос! – отпарировала Марианна, ощущая, как радость жизни мало-помалу неожиданно возвращается к ней.
Друзья с воодушевлением выпили за осуществление проекта, в фундамент которого они пока еще не вложили ни одного камня, но если Марианна почувствовала сладкое опьянение, требовалось гораздо больше трех бокалов, чтобы заставить Сюркуфа потерять равновесие. Выцедив вино до последней капли, он сообщил гостье, что направит ее в лучшую гостиницу города, чтобы там получить заслуженный отдых, в то время как он займется их делом.
– Я не могу оставить вас здесь, – заметил он. – Я, собственно, один в этом доме. Жена и дети сейчас находятся в нашем доме в Рианкуре возле Сен-Сервана… и бессмысленно ездить взад-вперед. К тому же госпожа Сюркуф, хотя она и почтенная женщина, может показаться вам не очень занимательной. Она довольно строгая, но в выражениях не стесняется…
«Зануда!» – подумала Марианна, вслух заверив своего хозяина, что предпочтет остановиться в гостинице. Ведь, путешествуя инкогнито, она хотела остаться незамеченной, и она чувствовала бы себя неловко, попав в семью корсара. Уединение в гостинице ее привлекало больше.
На этом они расстались. Сюркуф доверил Марианну старому Жобу Гоа, своему слуге, бывшему прежде моряком. Жоб получил приказ проводить гостью в гостиницу «Герцогиня Анна», лучшую в городе. А сам он придет, когда найдет «нужного нам человека»!
Может быть, из-за опьяняющих достоинств портвейна и радости так легко найти союзника, но Марианне гостиница показалась очаровательной, комната уютной, а поднимающиеся из зала запахи невероятно аппетитными. Впервые за долгое время она обнаружила в жизни приятные оттенки.
Вокруг крепостных стен ветер бушевал с возросшей силой. Наступающая ночь обещала шторм, и в порту зажженные на мачтах фонари раскачивались, как подвыпившие моряки. Но в защищенной толстыми ставнями комнате Марианны было тепло и спокойно. Кровать с воздушными перинами и отлично высушенным бельем манила к себе, но портвейн и имбирные бисквиты разожгли аппетит молодой женщины. Она ощущала волчий голод, еще обостренный ароматами кухни, наполнявшими весь дом. К тому же Сюркуф посоветовал ей заняться едой в общем зале, чтобы ему не пришлось входить в ее комнату, когда он придет с тем, кого он найдет. Впрочем, эта гостиница была очень приличной, где любая дама могла без опасений поужинать, но для большей безопасности Марианна решила, что Гракх составит ей компанию во избежание возможных неприятностей, пока она будет ждать Сюркуфа с его другом.
Расположившись неподалеку от огромного камина, где служанка в красивой кружевной наколке жарила блины на сковороде с длинной ручкой, княгиня Сант’Анна и ее кучер наслаждались канкальскими устрицами и большими крабами «сонями», приготовленными с соленым маслом и душистыми травами. Традиционные золотистые блины и игристый сидр дополняли трапезу.
Марианна и Гракх как раз приступили к ароматному кофе, в то время как вокруг них задымились набитые пахнущим медом порто-риканским табаком трубки, когда низкая дверь распахнулась под могучей рукой Сюркуфа. Гром радостных возгласов отметил его приход, но он пролетел мимо ушей Марианны. Все ее внимание было обращено к человеку, вошедшему за корсаром. Дождевик с поднятым воротником частично закрывал его лицо, но оно было слишком знакомо молодой женщине, чтобы она не узнала его, даже если бы он носил фальшивую бороду и широкополую шляпу.
«Нужным нам человеком» оказался Жан Ледрю!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рабыни дьявола - Бенцони Жюльетта



тить
Рабыни дьявола - Бенцони Жюльеттамари
14.03.2012, 14.15





Интересно, тайну Коррадо не раскроют, сто должно было быть с человеком что он всю жизнь скрывал свое лицо.
Рабыни дьявола - Бенцони ЖюльеттаМилена
15.08.2014, 19.49





Несмотря на увлекательность романа, не уступающим по накалу страстей предыдущим частям серии про Марианну, он, тем не менее, оставил неприятное послевкусие. Слишком уж мрачной показалась часть про венецианское заточение, безумство главного героя, все эти рабы, колдовство и наркотики! Также странной показалась сцена любви с мужчиной-призраком... Как просто она отдалась ему? При этом не испытывая ни стыда перед любимым, а наоборот лишь наслаждаясь этим опытом???
Рабыни дьявола - Бенцони ЖюльеттаВирджиния
12.07.2015, 2.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100