Читать онлайн Графиня тьмы, автора - Бенцони Жюльетта, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Графиня тьмы - Бенцони Жюльетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Графиня тьмы - Бенцони Жюльетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Графиня тьмы - Бенцони Жюльетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бенцони Жюльетта

Графиня тьмы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
ТАЙНА ГИЛЬДО

Капитан Кренн проснулся в прескверном настроении. Если вообще можно было назвать это пробуждением. На самом деле он совсем не спал и если все же лег в кровать в одиннадцать вечера, то только для того, чтобы прекратились бесконечные появления хозяйки, беспокоившейся, отчего он все ходит у нее над головой. Любезная вдова судостроителя с недавних пор тревожилась из-за некоторого охлаждения, наступившего в отношениях с бравым жандармом, рядом с которым и сейчас еще она переживала счастливые деньки.
Она обеспокоилась бы еще больше, доведись ей узнать, что именно со вчерашнего вечера занимало ум мужчины, который, как она хотела надеяться, станет ее вторым мужем. В действительности вечером суматошного дня капитан, зайдя в жандармерию, получил отчет своих людей, в котором, за исключением поимки похитителя кур возле больницы, не содержалось решительно ничего, заслуживающего внимания. Разве что отмечался некий случай, больше похожий на светскую сплетню, чем на происшествие в ведомстве службы охраны порядка: рано поутру гражданин Фужерей был замечен в экипаже вместе с молодой гражданкой Лодрен направлявшимся к парому Орийуа, на котором они переправились на другую сторону реки…
Недолго думая, Кренн схватил двурогий шлем, оседлал коня и поскакал в Сен-Мало, где около семи часов зашел в контору, где гражданка Сент-Альферин с грустью взирала на смету ремонтных работ «Мадемуазель», пытаясь выкроить средства, учитывая нынешнее положение денежных дел компании. Что свидетельствовало о том, что если жандарм был не в себе, то и Лали не лучше. Кренн, находясь во власти своих мыслей, не обратил внимания на ее состояние.
— Я хотел бы видеть гра… мадам де Лодрен! — с порога завопил он, сдернув все-таки для приличия свой головной убор. — Может она меня принять?
— Нет, — отвечала Лали, не отрываясь от бухгалтерских книг и даже не подняв головы.
— Но почему же, позвольте спросить?
— Ее нет…
— Нет? Тогда извольте ответить, где она! Приказной тон жандарма заставил Лали поднять
глаза:
— О! Капитан Кренн! Я не узнала вас по голосу, мне тут нужно было закончить сложное… нелегкое… Прошу меня извинить. Так что вы говорили?
— Я хотел видеть мадам Лауру.
— Я, кажется, так и поняла и, помнится, ответила вам, что ее нет. А вы тогда сказали…
— Что хочу знать, где она!
— А с какой стати о передвижениях моей кузины (в Бретани, где все поголовно чьи-то кузины и кузены, люди бы не поняли, что женщины никем не приходятся друг другу, поэтому они остались, как принято и в Нанте, «кузинами») я должна давать вам отчет?
Серые глаза графини буравили Кренна поверх нацепленных на нос очков, но он решил не робеть, даже зная, что эта знатная дама владела даром сбивать его с толку. Так что ответил, не сбавляя тона:
— Отчета мне не надо, но безопасность ее меня волнует. Мне стало известно, что вчера утром мадам Лаура уехала в экипаже с этим старым шуаном Фужереем. И что они переправились через Ранс. Так я хотел бы знать, вернулась ли она.
— Это не предполагалось, — строго сказала Лали, вновь погружаясь в свои расчеты.
— А что предполагалось?
— Поездка на два-три дня… да что, в конце концов, такое, вы меня вывели из себя, «гражданин» капитан! — рассердилась она, отшвырнув перо, которое в знак протеста растеклось огромной кляксой. — Еще раз вас спрашиваю: какое вам до этого дело? Разве у нас уже не… Республика?
— Мое дело — это ее безопасность, как и безопасность каждого жителя…
— Сен-Сервана! А не Сен-Мало!
Кренн понял, что так он ничего не добьется. Отбросив двурогий шлем на одну из папок, он со вздохом отчаяния плюхнулся на стул:
— Я мог бы ответить вам, что Лодренэ все еще находится в Порт-Солидоре, но у меня нет желания препираться дальше. Скажем, я беспокоюсь… из дружеских чувств. Гонять по дорогам с этим старым бандитом… не совсем безопасно. Так прошу вас, мадам, скажите мне, где она?
— Ладно, скажу. В конце концов, все это не имеет большого значения, а я не давала обет молчания: они поехали в Гильдо. По словам господина Фужерея, там могло находиться украденное… как раз из Лодренэ.
Кренн так и подпрыгнул:
— В Гильдо! Туда, где кишат контрабандисты и куда стекаются разбойники всех мастей с мыса Фрейель до самого леса Юноде! Безумие!
Его страшное волнение в конце концов поколебало хладнокровие Лали, и она зло бросила:
— Если вам все это известно, так почему вы, по вашему выражению, не очистите этот район?
— Да потому, что он по ту сторону Ранса! Он не в моем ведении, а в ведении жандармов Планкоэ и даже Ламбаля, они и должны были бы наводить порядок, но, признаю, там работать непросто… Взяли ли они с собой, по крайней мере, человека с крюком вместо руки?
Ответил ему сам Жуан, вошедший в комнату в этот самый момент.
— Нет. Меня не пожелали взять, — сердито заметил он. — Этот человек и мадам де Лодрен намеревались прикинуться дядей и племянницей и поехать сначала в Планкоэ, а потом в долину Аргенона, якобы навестить родственников, оставшихся в живых после революции. Фужерей не захотел меня брать, и мне запретили их сопровождать!
Кренн окинул опытным глазом шесть футов сплошных мышц эконома, его словно выточенное из камня лицо, сердитые глаза под густыми каштановыми бровями, чей стальной блеск напоминал о страшном железном крюке, заменявшем ему левую руку.
— Друг, ты мне нужен, я тебя забираю! У тебя есть лошадь? Тогда встретимся на заре у переправы…
— Почему не сейчас?
— Потому что сейчас прилив и ночью паром не ходит. Надо было бы ехать в Динан, но это большой крюк. Кроме того, мне нужно отдать приказы, распорядиться, чтобы меня подменили. И, наконец, я в мундире не поеду, во-первых, потому, что собираюсь на неподведомственную мне территорию, а во-вторых, потому, что голова жандарма в двурогом шлеме — излюбленная мишень шуанских самострелов. Объяснение устраивает?
— Еще как. Я буду у переправы… и вооружен.
— Ты ведь служил солдатом?
— Да. Под командованием генерала Келлерманна. Мне руку оторвало пушечным ядром в Вальми, но я управлюсь и тем, что осталось!
— Так, значит, ты… республиканец?
— Был им и остаюсь до сих пор, — отвечал Жуан, взглянув на Лали, пожимавшую плечами и устремившую глаза к потолку, — но моя Республика не правит с высоты эшафота!
— В этом я с тобой согласен! До завтра… гражданка! — добавил Кренн, обращаясь к Лали, и, повернувшись на каблуках, отправился к себе, где, как мы знаем, всю ночь не сомкнул глаз.
Наутро они переправились через Ранс и поскакали по узкой дороге, ведущей через Плубалэ и Трегон прямо в Гильдо, оставив Планкоэ слева.


В противоположность капитану Лаура хорошо выспалась. Усталость от путешествия в повозке и уверенность в том, что спутник охраняет ее сон (ведь он сам сказал, что не будет спать!) принесли ей настоящее отдохновение. И когда, приведя себя в порядок и собираясь продолжить путь, она спустилась в зал, то была очень удивлена, не обнаружив там Фужерея. В комнате сидела только Гайд, чистившая репу и капусту для сегодняшнего супа.
Увидев молодую женщину, она сходила за крынкой молока, принесла ложку и буханку хлеба, отрезала толстый ломоть и все это поставила на стол, а сама, ни слова не говоря, вернулась к своему занятию. На приветствие постоялицы она ответила лишь кивком головы. Но Лаура так и не села за накрытый стол. Она окинула взглядом помещение, заглянула в оконце посмотреть, что видно сквозь ставни, и в конце концов спросила:
— Где мой дядя? Вы его видели?
Гайд отрицательно покачала головой. Тогда Лаура вышла во двор. Было морозно, ветер разогнал тучи, небо прояснилось. В домах поодаль и у брода царило некоторое оживление: в отлив дети с лопатами и корзинками вышли на поиски съедобных ракушек, но нигде не было видно серого силуэта Фужерея. Зато она увидела трактирщика Тангу, возвращавшегося с полной корзиной крабов. Она пошла ему навстречу и снова спросила о своем спутнике. Но, как и его жена, он тоже отрицательно покачал головой. Хотя добавил:
— Должно быть, пошел прогуляться за скалы…
— Вряд ли. Он сказал мне, что останется на ночь в зале, что не хочет спать. В котором часу вы закрыли трактир?
Тот пожал плечами:
— Здесь нечего красть! Так чего запирать?
— Но вы видели его, когда сами пошли спать?
— Видел, это точно, он был там, курил трубку, а ноги согревал у очага. Я пожелал ему спокойной ночи…
— А утром, когда вы встали?
— Тут, правда ваша, его уже не было, но я не беспокоился: подумал, что он пошел ноги размять, а сам отправился за этим, — он показал на свой улов…
— Отведите меня в конюшню!
Не говоря ни слова, он поставил корзину, сходил за ключом, висевшим сбоку у камина, и пошел за Лаурой во двор, где повозка без упряжи тянула к небу оглобли. Лошадь тоже оказалась на месте.
— Невероятно, — сквозь зубы процедила Лаура. — Где он может быть?
Она разволновалась не на шутку. Хоть и решила сходить на конюшню, но все же она ни минуты не сомневалась в том, что Фужерей не мог уехать без нее. Да и куда? Зачем? Трактирщик кашлянул, привлекая ее внимание:
— Он тут ни с кем не знаком?
— Знаком, но я не знаю с кем…
— Послушайте! Идите поешьте, что Гайд вам приготовила. А я пройдусь и, может, его встречу…
Не подозревая, что этот грубиян способен на малейшую предупредительность, она с недоверием взглянула на него, но тот продолжал настаивать и повторил с гримасой, которую даже можно было принять за некое подобие улыбки:
— Идите ешьте и не слишком беспокойтесь! В этих местах как пойдешь на прогулку, так и возвращаться не тянет…
— Возможно…
Она вернулась в дом, села за стол, с удивлением обнаружив, что к хлебу Гайд положила кусочек соленого масла.
— Не надо волноваться! — как и муж, проговорила хозяйка из своего угла. — Вернется…
Лаура очень на это надеялась. В конце концов, возможно, эти люди были правы. Вполне вероятно, что Фужерей отправился в какое-то место, о котором не счел нужным распространяться при ней. На самом деле что она о нем знала, кроме того, что он сам захотел рассказать, а сколько всего он мог утаить! И она с аппетитом принялась за еду, а позавтракав, вышла ждать его на улицу. Она слишком нервничала, чтобы сидеть в доме.
Как и Фужерей прошлой ночью, она сделала несколько шагов вверх по дороге. Взгляд ее зацепился за монастырские строения на уступе скалы и надолго застыл. Внезапное исчезновение спутника заставило ее на время забыть о цели их путешествия, но сейчас она внимательно всматривалась в старый монастырь. Он казался совершенно заброшенным: ни дуновения жизни за серыми, местами разбитыми стеклами окон, а часть строений, где, без сомнения, раньше жили монахи, практически разрушилась. Она подумала, что, возможно, именно туда наведывался Фужерей ночью. И пошла было к монастырю сама, но тут увидела Тангу, спускавшегося сверху. Увидев ее, он беспомощно развел руками.
— Я подумал, что, может быть, ваш дядя полез туда, но нет, ничего и никого…
— Вы хотите сказать, что монастырь пуст?
— Пусто, так же, как и у меня в кармане! А что вы думали? Туда никто не заходил с тех самых пор, когда трое последних монахов сбежали, спасая свои шкуры. Тут вообще неприятное место…
— Почему? Из-за привидений? Вы-то сами верите в призраки?
Трактирщик поспешно перекрестился:
— Нечего так шутить! Конечно, верю… Тут случались такие вещи…
— Ну, например?
Трактирщик посмотрел по сторонам, как будто боялся, что его кто-нибудь услышит:
— Ночью иногда слышатся шум… стоны… еще зеленый свет появляется… он как будто пляшет…
— А никому из поселка не приходило в голову сходить туда и посмотреть?
— Приходило… Один парень все похвалялся, что ничего не боится. И ночью пошел в монастырь, а сам никому ничего не сказал. Утром его нашли на этой самой тропинке с огромной раной на голове.
— Он умер?
— Нет, но с тех пор тронулся умом. Не может говорить, и половина тела у него как будто онемела.
— Но вы-то вот сейчас спокойно вышли из такого нехорошего места.
— Потому что сейчас день! К тому же я пошел туда, потому что боялся, что с вашим дядей стряслось то же, что и с Эфламом. Но его там нет. Пойдемте вниз!
Он взял Лауру за руку, но она отступила.
— Я хочу посмотреть сама.
— Не советую. Говорю вам, это опасно…
— Однако вы сами еще живы.
— Да, потому что я знаю эти места и не попадаю в ловушки. Придется тогда мне идти с вами.
— Так пойдемте!
— Не пойду. У меня дела. Потом сходим, если ваш дядя не появится. Но я не волнуюсь! Придет, никуда не денется! Он, может, уже там…
Он опять взял Лауру за руку и сжал ее довольно сильно, так что она сочла за лучшее больше не настаивать. Человек этот не внушал ей доверия. Было бы безумием ссориться с ним, пока она совсем одна в этом богом забытом месте. Приходилось притворяться спокойной, хотя тревога пожирала ее изнутри. Они возвратились в трактир, и, как опасалась Лаура, Гайд доложила, что никто не появлялся.
Прошло несколько часов, а за ними медленно потянулись другие, тяжелые, как гири. Лаура не знала, на что решиться. Тангу предположил, что «дядя», должно быть, пошел в Сен-Жакю, там находились рыбацкий поселок и старинное бенедиктинское аббатство с самого края полуострова, центром которого был Гильдо. Но если это так, то почему он ушел пешком, ведь отсюда до поселка было не меньше лье, а в его распоряжении был экипаж? Все это было странно. Что-то случилось, Лаура уже не сомневалась в этом, и от этой мысли ее охватил страх. Муж с женой откровенно ее разглядывали, что не предвещало ничего хорошего. Глаза их как-то необычно блестели. Но все же Тангу продолжал поиски, казалось с возрастающим беспокойством…
Внезапно она решила, что так больше продолжаться не может, надо что-то предпринять, все, что угодно, лишь бы не сидеть сложа руки у очага и не мучиться вопросами!
— Запрягайте! — велела она вдруг.
— Зачем? — протянула Гайд. — Вы же не поедете, бросив тут дядю?
— Я не бросаю. Я еду за помощью.
— За помощью? — вступил ее муж. — А разве мы вам не помощники? Я думал, мы тут делаем все, что можно!
— Но до сих пор вы так его и не нашли, не правда ли? Ни малейшего следа… ни намека… в любом случае лучше мне уехать… заплачу вам за все и поеду.
— Ах, как это неосмотрительно! — увещевала женщина. — Уже больше четырех, и на дорогах неспокойно. Да и куда вам ехать?
— Засветло успею добраться до Планкоэ, — сказала Лаура, подумав о сестрах Вильне.
Наверняка нежная Леони потеряет голову от беспокойства, но деятельная Луиза могла бы очень пригодиться в сложившейся ситуации. Сен-Мало далеко, а ей нужен был совет верного, умного человека.
Но Тангу, судя по всему, тоже не одобрял ее намерения. Загородив своим крепким телом дверь, он обратился к ней на «ты», вспомнив о равенстве, позабытом с утра:
— Гражданка, и речи быть не может о том, чтобы ты уехала, пока мы сами не узнаем, куда делся твой дядя. А то вот что выдумала: смыться и притащить сюда кучу жандармов! Уж они-то тут разгуляются, все вверх дном перевернут и утащат то немногое, что у нас еще осталось!
Он сбросил маску, и Лаура теперь ясно осознала, что перед ней враг. Это было к лучшему, потому что всякий раз перед лицом опасности она становилась отчаянно смелой. С презрительной улыбкой она передернула плечами:
— У вас тут и так все перевернуто с ног на голову. Или вы столь низкого мнения о жандармерии? Но, впрочем, я решила ехать в другом направлении… да и с упряжью справлюсь сама. Дайте пройти!
— Не дам. Побудешь здесь, пока я выясню, куда пропал твой чертов дядя! Ясно тебе?
— Да какое вам дело, в конце концов? — вскричала Лаура. — Это мой дядя, не ваш, и искать его полагается мне!
— А я говорю, никуда не поедешь! Иди к себе наверх и сиди там спокойно! — И он схватил ее под локоть. Она вырывалась, но сравниться силой с этим здоровяком женщина не могла. Зато закричала во весь голос: «На помощь!», пока Тангу тащил ее к лестнице. К ее величайшему удивлению, ей ответил бодрый голос:
— Уже, уже! Идем!
Мгновение спустя Лаура оказалась на полу, но за руку ее уже никто не хватал; с удивлением и неподдельной радостью она взирала на Алана Кренна, упиравшего пистолет в ребра трактирщику.
— Приветствую вас, гражданка Лодрен! — весело обратился к ней жандарм. — Похоже, мы прибыли как раз вовремя! Ах, негодяй, вот как ты относишься к своим постояльцам! С таким обслуживанием здесь должно быть пусто!
— Да что я ей сделал плохого? — заканючил Тангу. — Просто хотел, чтобы она расплатилась…
В это время к Лауре подбежал Жуан и помог ей поднятья:
— С вами все в порядке?
Он был так взволнован, что Лаура даже улыбнулась:
— Конечно. Со мной все в порядке, но, кажется, вы действительно прибыли вовремя. Этот человек собирался… держать меня здесь взаперти, пока не найдется… мой дядюшка.
— Так он пропал, этот старый разбойник Фужерей? — удивился Кренн, связывавший найденной на каком-то крюке веревкой руки трактирщику.
— Тут не до шуток, — строго одернула его Лаура. — Я за него беспокоюсь. Но, прошу вас, капитан, уедемте скорее…
— Чего вам теперь бояться, когда вы не одна?
— Здесь нет жены хозяина. Возможно, она побежала за подкреплением.
— Мадам права, — поддержал Жуан. — Потом спокойно разберемся в том, что здесь произошло. Вы приехали в повозке, что стоит во дворе? — обернулся он к Лауре, и та подтвердила. — Сейчас запрягу и сяду на козлы…
— Я и сама отлично могу править, — предложила Лаура. — Лошадь смирная, а вы тогда сможете сесть на своих коней.
Не обращая внимания на протесты капитана, Лаура решила все-таки оплатить свое пребывание в этом «гостеприимном» доме и оставила на столе перед трактирщиком несколько ассигнаций. Тот стал сердито вращать глазами и замычал, поскольку Кренн не забыл заткнуть его рот кляпом.
— Жена освободит его, если захочет, — заключил жандарм. — А может быть, предпочтет оставить его так… Странно, что такое прелестное создание делает рядом с этой скотиной. Она чертовски хороша!
Несколько минут спустя троица уже покидала городок, но Лаура этому не радовалась. Добравшись до развилки, откуда одна дорога шла на Трегон, а вторая — на Планкоэ, она направила повозку по второй дороге, хотя скакавший впереди капитан свернул на первую.
— Не в ту сторону! — крикнул догнавший ее Жуан. — Мы приехали из Трегона, так путь намного короче.
— Неужели? Тогда почему же вы так долго ехали?
— Лошадь капитана потеряла подкову. Пришлось останавливаться в Плубалэ… Разворачивайтесь, мадам Лаура!
— И не подумаю! Я еду в Планкоэ! Мне нужно попасть к знакомым господина де ла Фужерея. Уверена, они найдут его быстрее, чем кто бы то ни было. Кроме того, оставлю у них повозку, она им пригодится.
— А сами пешком пойдете?
— Если кому-то из нас и придется возвращаться пешком, так это вам, дорогой Жуан, — поддела его Лаура. — Но Роллон вполне может выдержать двоих, я поеду на крупе.
Тем временем к ним подъехал Кренн. Лаура поставила его в известность о своих намерениях. Против ожиданий Жуана, он не стал возражать.
— В конце концов, — сказал он, — это не такая уж плохая мысль. Мы ведь так ничего и не выяснили о старом монастыре, в котором, как вам сказал Фужерей, спрятаны мебель и коллекции, похищенные из Лодренэ.
— Я сама хотела пойти посмотреть, — вздохнула Лаура, — но по дороге встретила трактирщика. Он сказал, что там ничего нет…
— Ну и, конечно, настаивать в этих условиях было бессмысленно, слишком неравны силы. Что ж, вот и еще одна причина для меня побывать там. А пока поеду с вами в Планкоэ. Повидаю своих и, если удастся их расшевелить, заручусь ордером на обыск.
— Посулите им награду, — предложила Лаура. — А какую именно — решите сами. У меня еще кое-что осталось, тем более если я в результате обнаружу пропажу…
Так они доехали до Планкоэ и у его ворот разделились: Кренн направился в мэрию, а Лаура — к дому девиц Вильне. Добравшись до их двери, она спрыгнула на землю, привязала лошадь к кольцу и дала понять Жуану, что ее сопровождать нежелательно.
— Это две старые девы, — пояснила она. — Вы их до смерти напугаете. Да и потом, наедине со мной они будут откровеннее, ведь они меня уже знают.
Жуан наградил ее в ответ одной из своих редких улыбок, но на этот раз в ней открыто сквозила ирония:
— Еще одно шуанское гнездо?
И встретился с твердым взглядом ее черных глаз.
— Не исключено, конечно, но вы, надеюсь, об этом забудете. Если и есть шанс отыскать господина де ла Фужерея, то этот шанс можно найти только здесь, у них. Подождите меня, я ненадолго, — добавила она, постучав условным стуком, как накануне сделал ее спутник.
Она немного опасалась, что на порог выйдет слабая хнычущая Леони, так и вышло: в дверном проеме показалось ее встревоженное личико. Приоткрыв дверь, она внимательно посмотрела на Лауру и ее нового спутника:
— Мадам де Лодрен? Что вам угодно?… И почему с вами нет господина де ла Фужерея? Кто этот человек?
— Мадемуазель Леони, если хотите получить ответы на все свои вопросы, придется вам мне открыть. Не можем же мы говорить на улице о серьезных вещах!
— О серьезных вещах? О боже, неужели с нашим другом что-то приключилось?
Уцепившись за косяк, она всхлипнула, но дверь так и не открыла. И это вконец рассердило Лауру, подозревавшую со времени их встречи, что Леони вовсе не пылает к ней симпатией.
— А мадемуазель Луизы нет дома?
— Н… нет… Моей сестры… нет дома…
— Догадываюсь, где она. В таком случае вам необходимо взять себя в руки и выслушать меня. Поплачете потом, если захотите, а теперь нет времени: меня привело к вам серьезное дело.
Застонав, Леони наконец отворила дверь, скрипнувшую в унисон с ее голосом. Лаура решительно прошла в уже знакомую гостиную и повернулась к старой деве, вошедшей за ней следом.
— Выслушайте меня внимательно, — обратилась она к ней и, не дожидаясь приглашения, села на стул, — я расскажу вам, что произошло в Гильдо.
Она ожидала услышать разнообразные причитания или даже крики, рыдания, восклицания и вздохи. Но мадемуазель Леони слушала, не проронив ни слова. Она уже не плакала, но в конце рассказа подняла на гостью полный обиды взгляд:
— Я так и знала, что не надо было ехать туда! Гильдо — проклятое место, а он поехал туда из-за вас! Господин де ла Фужерей — смелый человек, настоящий рыцарь, каких теперь редко встретишь! Я уверена: прежде чем повести вас в монастырь, он захотел сам сходить туда и проверить — действительно ли там находится то, что вы ищете.
— Один, ночью?
— Конечно! Он храбрец, каких мало, я же вам сказала! Да и какой помощи можно было ждать от вас?
— Я тоже попыталась дойти до монастыря…
— Но не дошли! И позволили этому трактирщику переубедить себя! А ведь, если я правильно поняла, вы были не одни, с вами были сопровождающие! Почему же вы не поднялись к монастырю?
— Сходите туда сами! — резко бросила Лаура, раздосадованная обвинительной речью старой девы. — Как бы то ни было, капитан Кренн надеется убедить здешних жандармов совершить туда вылазку. Можете поехать с ними! А теперь я, с вашего разрешения, удалюсь и попрошу вас только лишь передать мадемуазель Луизе то, что вы от меня услышали. Уверена, она поступит как подобает. Если кто-то и в состоянии найти нашего друга, так это она. А теперь до свидания… — сказала она, вставая. — Естественно, я оставлю вам экипаж господина де ла Фужерея.
— Но на чем же вы поедете?
— На крупе коня моего служителя, которого вы видели на улице. Я надеюсь вскоре получить утешительные вести…
— От души вам этого желаю… Иначе не знаю, смогу ли я не проклинать вас всю оставшуюся жизнь…
С этим добрым напутствием Лаура покинула дом старых дев и отправилась на поиски Алана Кренна: ей не хотелось уезжать из Планкоэ, не узнав, добился ли он желаемой помощи. Так что они поехали в жандармерию.
На удивление, капитана в городе встретили не только любезно, но даже по-дружески. Дело было в том, что сюда был назначен новый бригадир, который раньше служил под началом Кренна, и он сохранил об этой службе довольно теплые воспоминания. Его звали Мерлю, и под маской сурового жандарма скрывался замечательный человек. К тому же с самого назначения он отчаянно скучал в Планкоэ: местные шуаны вели себя довольно тихо, а настоящих преступников в этих краях нужно было еще хорошенько поискать. Бригадир немедленно согласился наведаться в старый монастырь с привидениями, но, увидев подъехавших Лауру и Жуана, решительно отказался брать их с собой:
— Никаких гражданских! Тем более женщин! Просим извинить, гражданка, но таков порядок.
— А меня? — возразил Кренн. — Ведь я в штатском?
— Не мундир красит жандарма! А сердце! — заявил бригадир Мерлю. — Все мы здесь знаем, кто ты такой, гражданин капитан. Прошу прощения, — обратился он к «гражданским», — но вам остается только идти ночевать в трактир, если хотите узнать продолжение этой истории. Выступаем завтра на заре.
Лаура бросила на Жуана вопросительный взгляд. Тот пожал плечами:
— Все равно вот-вот стемнеет и сегодня вечером мы уже до Сен-Мало не доберемся. Есть тут приличный постоялый двор?
— Даже в самом Ренне не может быть лучше! А держит его моя кузина Этьенетта, она прекрасный повар и чистюля! Я отведу вас туда.
— В таком случае, — заявил Кренн, — я тоже пойду туда. Надо же и мне где-то ночевать!

Мерлю не солгал. Трактир «Аргенон» располагался на самом краю маленького порта, где дважды в день приливы сменялись отливами, и оказался точно таким, каким он его описывал. Дом сверкал чистотой, а его хозяйка была так аккуратна, что ее белоснежный чепец сиял, как фаянсовая тарелка в буфете, и выделялся на фоне темного и гладкого, словно шелк, отполированного дерева. Обильный ужин, на который Крен пригласил также и Мерлю, состоял из мидий, форели и блинов. После трапезы Лаура, уставшая от бурных событий дня, отправилась в приготовленную для нее комнату, где мгновенно заснула в удобной кровати. На следующее утро она проснулась поздно, но день все равно ей показался долгим — она волновалась и не знала, чем себя занять. Снаружи было холодно и серо. Так что все время, за исключением двух коротких прогулок, одной — по берегу Аргенона и второй — к чудодейственному источнику (Этьенетта клялась, что он лечит все болезни)

l:href="#_edn43">[43]
, Лаура провела у большого камина из розового гранита, глядя, как маленькая, кругленькая, как яблочко, женщина — хозяйка трактира — чистит рыбу, скребет ракушки или готовит тесто для гречневых блинов, и все это без праздной болтовни. За последние годы Этьенетта стала недоверчивой. Арморика
l:href="#_edn44">[44]
, выходящая в открытое море и в сторону Англии, приютила на своих берегах процветающую шпионскую сеть, почти такую же многочисленную, как и полчища эмигрантов, устремившихся к свободе. Аристократическая внешность этих людей не всегда свидетельствовала об их принадлежности к клану, чьему делу сочувствовала — Лаура могла бы в этом поклясться — Этьенетта. Да и вдобавок она не сильна была в беседе.
Жуан же бродил по округе, и Лаура вздохнула с облегчением, когда наконец к вечеру дождалась его возвращения в компании с Аланом Кренном.
Последний, впрочем, имел озабоченный вид.
— Вернулись с пустыми руками! — сокрушался он, разложив у огня свою попону, от которой по комнате немедленно распространился запах мокрой псины. — Гражданин Тангу был прав: похоже, Фужерей со всеми потрохами исчез с лица земли, как если бы его забрали на небо! Мы прочесали все селение на обоих берегах, а двое наших дошли даже до Сен-Жакю…
— А монастырь? — спросила Лаура. — Смогли ли вы войти туда и не угодили ли в ловушки, о которых мне рассказывали?
— Ловушки? А для чего они? Монастырь пуст, мадам. Не осталось даже убогой мебели, которую не смогли унести с собой, убегая, три последних монаха. Мародеры вытащили все…
— И ничего нет? — спросила молодая женщина в большом огорчении.
— Совсем ничего. Уж извините…
— Однако господин де ла Фужерей был уверен в своей правоте!
— Не знаю, на чем основывалась его уверенность, но ясно одно: там действительно пусто. Хотя погодите, вот что я нашел.
Из кармана он вынул предмет, выполненный из тусклого металла, что-то вроде миниатюрного жезла, внутри которого звенел бубенчик. На конце игрушки еще болталась выцветшая лента.
— Похоже на детскую погремушку, — сказал он, — наверное, из серебра.
— Из серебра, — взволнованно отозвалась Лаура и, завладев игрушкой, принялась протирать ее носовым платком. — Это игрушка брата, — проговорила она, — и мать ею очень дорожила. Вот, смотрите! Здесь выгравирован наш герб… Вы нашли ее в монастыре?
— Ну да, закатилась в угол комнаты.
— Вот и доказательство того, что господин де ла Фужерей не ошибался. Украденное из Лодренэ имущество находилось в этом доме. Иначе непонятно, каким образом там оказалась эта игрушка.
— Возможно, вы и правы, но какая вам разница, было там ваше имущество или его там не было? Все равно сейчас там ничего нет. Наверное, его вывезли оттуда.
— С вашего позволения, капитан, у вас концы не сходятся с концами, — вмешался Жуан. — Начнем с начала. Похитители вывозили имущество из Лодренэ на баржах. В таком случае не понимаю, зачем бы им тащить весь груз в гору, в монастырь, чтобы затем спускать его обратно, к судам. Насколько проще было бы сразу же погрузить все на корабль.
— Не исключаю, что ты прав, — без обиды согласился Кренн, — да только не совсем. Я думаю иначе: Понталеку удалось заполучить оставленный монахами монастырь, чтобы устроить там сокровищницу, склад награбленного, и он привез туда, с благословения своего дружка Лекарпантье, еще и вещи из вашего фамильного замка. Но потом ветер переменился, и он решил вывезти имущество, и, возможно, ему посчастливилось отправить некоторые вещи в Англию или на Джерси. Может быть и так, что большая часть добра уже была погружена на корабль, ожидавший в открытом море возле Сен-Мало, в то время как сам он подорвался на люгере? А то, что осталось в монастыре, могло стать добычей местных жителей. И в первую очередь трактирщика. Ох, до чего же мне не нравится его рожа!
— Местные жители побаиваются этого места, потому что считают, что там бродят привидения. Никто бы не отважился залезть туда.
— Они боятся ночью, но днем чувствуют себя гораздо спокойнее. Что до Тангу, ставлю усы против горстки ржи, он ни бога, ни черта не страшится. Уж извините, мадам Лаура, но мы здесь только зря теряем время.
Наверное, он был прав, но Лауре трудно было с этим смириться. Она только-только вновь обрела надежду найти свое состояние, похищенное ее бесчестным супругом, ведь оно бы так пригодилось в деле спасения судоходной компании Лодрен! Конечно, нелегко было бы решиться продавать коллекции предков, чудесные вещицы из яшмы, серебра и золота, табакерки, многие из которых были оправлены драгоценными камнями, тканные шелком ковры — все то, что в детстве она воспринимала просто как часть своей жизни. Но если такова была бы цена тому, что сейчас пыталась спасти Лали, что было делом жизни Марии де Лодрен, что давало возможность прилично жить многим людям, то цена не казалась ей слишком высокой. А вот мысль о возвращении с пустыми руками была для Лауры просто непереносимой! Больше того: ведь, судя по всему, из-за этой экспедиции лишился жизни Бран Фужерей!
Наутро, когда все уже было готово к отъезду, появилась Этьенетта с сообщением о том, что какая-то «гражданка» желает говорить с Лаурой, и минуту спустя ввела в комнату молодой женщины Луизу де Вильне.
— Я пришла просить вас простить мою сестру, — сказала она. — Она недостойно обошлась с вами вчера, когда вы приехали оставить нам экипаж нашего друга.
— Вам незачем извиняться, мадемуазель. Я прекрасно поняла, что бедняжка просто была расстроена. Ведь она его любила?
— А он так об этом и не узнал! Кстати, подозреваю, что от подобного открытия ему не было бы ни холодно, ни жарко, но это еще не причина, чтобы быть с вами невежливой. И мне не нравится, когда людей начинают оплакивать еще до того, как убедятся в том, что они уж точно мертвы!
— Увы, боюсь, что правда на ее стороне. Вчера капитан Кренн с жандармами обыскали весь Гильдо, дом за домом. Его нигде нет.
— Республиканские жандармы? Вот еще! Они могли искать до второго пришествия и ничего бы не нашли, если местным людям взбрело бы в голову что-либо от них скрыть. Надеюсь, вы об этом знали.
— Вы серьезно?
— Конечно, иначе зачем было вам приводить нам лошадь с повозкой?
— Возможно, вы правы, — сдалась Лаура. — После всего, что я здесь услышала, я еще раз убедилась в том, что если кто и способен найти месье Фужерея, так это только вы. Я это просто почувствовала, сама не знаю почему.
Суровое лицо старой девы озарилось мимолетной улыбкой:
— Что ж, это делает честь вашей интуиции, милая моя, и гарантирую вам, если только его тело не лежит на дне моря, я узнаю, куда делся Фужерей. Езжайте с миром. Теперь этим делом займусь лично я.
— Возможно ли будет попросить вас…
— Сообщить вам? Естественно. Раз он привез вас в наш дом, значит, вы из наших!
Коротко попрощавшись, она удалилась. Лаура почувствовала себя спокойнее. Эта отважная женщина вселила бы надежду и в мертвеца. Какие они разные со своей плаксивой сестрой! Просто невероятно!
Чуть погодя их маленький отряд выступил из городка в сторону Ранса, к переправе. Ехали они шагом, решив не слишком погонять коня Жуана, ведь он нес еще и Лауру. Возвращение прошло без приключений, досаждал лишь упрямо моросящий дождь, который, казалось, будет идти вечно. Всю местность обволокло густым и влажным туманом, проникавшим под одежду озябших всадников. Наконец насквозь промокшая Лаура с большим облегчением с помощью Жуана спешилась во дворе своего дома. Но молодую женщину не покидала тревога: как-то встретит ее подруга? Как и она сама, Лали возлагала большие надежды на эту экспедицию, столь бесславно закончившуюся. Им теперь оставалось одно: продать компанию. Лаура знала, что, прикипев всем сердцем к делу ее спасения, Лали будет невероятно огорчена…
Уже стемнело, и за окнами кабинета на первом этаже виднелись огоньки свечей. Лаура кинула взгляд на Жуана:
— Наверное, еще работает! Лучше ей сразу объявить, что все потеряно.
Пока Жуан отводил лошадь в конюшню, Лаура поднялась по ступенькам и отворила дверь. В комнате она увидела лишь Мадека Тевенена. Вооружившись длинным, порядком потрепанным гусиным пером, он что-то старательно переписывал в толстый журнал с листков, гора которых высилась рядом. Он был так погружен в свою работу, что не услышал, как открылась дверь.
— Добрый вечер, Тевенен! — поздоровалась Лаура. — А что, мадам де Сент-Альферин здесь нет?
Подскочив от удивления, он выпустил перо и неловко поднялся, обратив к ней такую цветущую улыбку, какой она еще у него не видела.
— Добрый вечер, мадам Лаура. Нет, мадам Евлалия еще не вернулась. Она в порту.
— В порту? В такую погоду?
Улыбка молодого человека стала еще шире, а глаза за толстыми стеклами очков засветились от радости:
— Конечно! А как же иначе! По правде сказать, она с самого утра оттуда не уходила!
— Да что ей там делать? И почему, Мадек, вы так на меня смотрите? Можно подумать, вам явился сам ангел во плоти!
— Да ведь… оно, пожалуй, так и есть. Ох, — добавил он, в замешательстве потирая руки, — я, конечно, знаю, что госпожа графиня сама бы хотела сообщить мадам Лауре… я ей обещал, но…
Усталая, измученная, она не желала гадать:
— Да о чем сообщить, в конце концов?
Мадеку Тевенену не пришлось нарушать слова, данного Лали. Позади Лауры резко распахнулась дверь, и в комнату с криком ворвался Жуан:
— Утром в порт вошел «Гриффон»!
Эта потрясающая новость совершенно ее подкосила. — «Гриффон»?… Возвратился? — выдохнула она, осев на стул.
— Ну да! — радостно подтвердил секретарь. — Вернулся! Он тут! Не без поломок, конечно, но экипаж в полном составе, и груз совершенно цел! Замечательно, не правда ли?
Лаура открыла было рот, но вымолвить ничего не смогла, только хватала ртом воздух, как рыба, вытащенная из воды. Увидев это, Жуан побежал за водой и осторожно напоил ее из стакана, а Мадек слегка похлопывал ее по рукам. Наконец дыхание восстановилось.
— Вот это да! — удивился Жуан. — А я думал, после всего, что вам пришлось перенести в последние годы, вас не так-то легко вывести из равновесия. В какой-то момент мне показалось, что вы сейчас упадете в обморок!
— Мне тоже так показалось, — выговорила она, все еще немного задыхаясь. — Я всегда думала, что умру от большого горя, но не подозревала, что радость тоже может убить. А не найдется ли у вас чего-нибудь покрепче? — добавила она, протягивая Жуану пустой стакан.
Мадек бросился к шкафчику и достал оттуда пузатую бутылку.
— Вот тут у нас ром! Госпожа графиня не прочь пропустить стаканчик, когда уж слишком одолевают заботы, — смущенно пояснил он, как будто его застали за чем-то непотребным.
— Это как раз то, что мне нужно!
Лаура проглотила немного рома и решительно направилась к двери:
— Жуан, следуйте за мной! И принесите зонтик, пожалуйста! Мы идем в порт!
— Но это просто смешно, — не удержался тот. — Мадам Евлалия сама вот-вот появится здесь.
— Ну, это как сказать… Во всяком случае, я бы тоже хотела полюбоваться на этот чертов корабль, который мы столько времени ждали!
И, не дожидаясь, пока ей принесут зонт, выбежала из кабинета, громко хлопнув дверью.
Жуан последовал за ней. А как же иначе…






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Графиня тьмы - Бенцони Жюльетта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Часть II

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Часть III

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Эпилог. 1822 год

Ваши комментарии
к роману Графиня тьмы - Бенцони Жюльетта



как все печально!я так надеялась что жан и лаура вместе останутся!!!!прекрасный роман
Графиня тьмы - Бенцони Жюльеттанаталья
27.12.2011, 12.15





только дочитала, под очень сильным впечатлением... Надеялась очень что они будут вместе.. Концовка обескуражила, как такой деятельный человек как барон ничего не попытался сделать.. не мне судить автора, но книга прекрасная, одна из лучших мною прочитаных полуисторических книг за последние 10 лет, не считая трех мушкетеров))))
Графиня тьмы - Бенцони ЖюльеттаТатьяна
29.07.2013, 18.41





Фу, меня очень разочаровал конец, все бы хорошо, но почему автор не соединил Жана и Лауру.. как я уже говорила,это больше исторический роман чем любовный, а в правдивость этой истории я не верю.. из истории Франции известно и по моему доказано, что юный король Людовик7 погиб в Тампле..
Графиня тьмы - Бенцони ЖюльеттаМилена
15.05.2014, 14.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100