Читать онлайн Довольно милое наследство, автора - Белмонд А. С., Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Довольно милое наследство - Белмонд А. С. бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Довольно милое наследство - Белмонд А. С. - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Довольно милое наследство - Белмонд А. С. - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Белмонд А. С.

Довольно милое наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

Не помню даже, сколько мы ехали, но это время показалось мне вечностью. К рассвету сил вести машину больше не было, и нам пришлось остановиться в первом попавшемся месте, где мы могли отдохнуть инкогнито.
В Италии, в любом месте, где бы ты ни остановился заправиться, хозяева обязательно предложат тебе не только кусок хлеба с кофе или с молоком, но и что-либо посущественнее.
Выпив горячего кофе и проглотив булочку, я сразу же уснула, положив голову на плечо Джереми, и проснулась от его сопения. Его щека покоилась на моей макушке. Теплое золотое солнце уже светило сквозь завесу облаков. Проснувшись, я ненароком разбудила и Джереми.
– Что случилось? – сонно пробормотал он, готовый тут же сорваться с места.
Телефон Джереми зазвонил, и мы оба подскочили на сиденьях.
– Да? – осторожно спросил он, но тут же более спокойным голосом продолжил: – Да, как Денби? – Беззвучно, одними губами, он дал мне знать, что это жена Денби. – Хорошо. Где это? – серьезно спросил он. – Понятно. Поблагодарите его. Надеюсь, завтра он будет чувствовать себя лучше. Всего хорошего.
Джереми повернулся ко мне.
– Денби попросил жену позвонить нам прямо сейчас, чтобы кое-что сообщить. Когда он занимался ремонтом машины, к нему подъехала девушка из деревни и сказала, что когда-то помогала бабушке Пенелопе с домашней работой и была с ней в тот день, когда та умерла. Тогда бабушка Пенелопа дала ей денег купить кое-какие продукты и попросила отправить письмо в мою фирму. Но у девушки заболела бабушка, и она бегала за доктором, поэтому напрочь забыла отправить письмо. Около кухни стояла скамейка, где девушка хранила бумаги и всякую утварь. Там она оставила и письмо. Денби пообещал отдать его нам. Так вот, незадолго до аварии Денби положил его в бардачок моей машины. Посмотри, Пенни, оно адресовано нам обоим.
– Нам обоим? – эхом отозвалась я.
Я открыла бардачок, и там действительно лежало письмо, написанное знакомым почерком бабушки Пенелопы и адресованное Пенелопе Николс и Джереми Лейдли. Я вспомнила нашу с Джереми фотографию в ее письменном столике. Мурашки побежали по спине. Я торопливо распечатала конверт.
Дорогие мои, Пенелопа и Джереми.
Сегодня я пыталась дозвониться до тебя, Джереми, но так и не смогла. Вплоть до сегодняшнего дня у меня получалось наблюдать за тобой, не вмешиваясь в твою жизнь, и я глубоко уважаю желание твоих родителей, но все же мне кажется, что человек имеет право знать, кем он является на самом деле, как сильно любили его обе семьи и каково его полноправное наследство. Надеюсь, Джереми, что ты по-настоящему полюбишь виллу, как любили ее я и твой прадед. Прими это в знак моей любви к нему и к тебе. Имя твоего прадеда Джулио Принсип; и знай, я любила его больше всех на свете. Ты, Джереми, настоящее сокровище, которое он мне оставил; ты вырос и превратился в прекрасного человека, члена нашей семьи, и это для меня большая радость. Надеюсь, ты простишь меня за мою трусость, что не смогла рассказать обо всем тебе лично. Видит Бог, как много раз, глядя на тебя, я собиралась это сделать. Все, что касается твоего отца, ты можешь узнать у мамы.
Пенни, дорогая моя, кому, если не мне, знать, как девушке необходим в жизни начальный капитал и машина, чтобы разъезжать по приемам. Иначе в один прекрасный момент она будет зависеть от милости мужчины, судьбы, истории; такой период был и в моей жизни. Я много думала о том, какие мы, женщины, хрупкие. Иногда судьба может бросать нас из стороны в сторону, а порой и перевернуть весь привычный мир с ног на голову. Пенни, с твоим пытливым умом и добрым сердцем ты прекрасно разберешься с тем, что я еще хочу оставить для тебя. Внутри пассажирской дверцы твоего автомобиля я спрятала картину, которую когда-то подарил мне прадед Джереми. Он дал мне и закладную на мое имя, чтобы при необходимости я могла подтвердить мое законное обладание этим шедевром. Некоторое время я хранила картину в библиотеке, но недавно решила убрать ее обратно. Она наверняка очень ценная, к тому же я заметила, что Ролло положил на нее глаз, а он вряд ли будет хорошо с ней обращаться. Одно время я подумывала, не отдать ли ее в музей, но мне казалось, картина приносит мне удачу, и я очень не хотела расставаться с ней. Понимаешь, когда имеешь что-то очень ценное, то это сокровище приходится прятать, и поэтому так редко видишь его, хотя хочется смотреть на подобные вещи чаще.
Дорогая моя, боюсь времени, отведенного мне, осталось совсем мало. Какой смысл в том, что ты пережила историю, если не можешь вместе с бесценным имуществом поделиться с потомками своей бесценной мудростью? Все, что я могу сказать вам обоим: живите каждым днем и любите все, что он вам приносит. Не позволяйте ни одному дню пройти бесследно, замечайте голубизну неба, пение птиц, лицо любимого человека. Не болтайте лишнее о том, что вам действительно дорого, старайтесь стать тем, кем хотите, и не откладывайте ничего в долгий ящик. Джереми, не будь жестоким, людям свойственно ошибаться, и, если ты не станешь осуждать их, они еще преподнесут тебе сюрпризы. Пенни, на земле еще не придумали книгу более изумительную, чем сама жизнь. Смело иди вперед, относись к людям с добротой, не важно, куда приведет тебя жизнь. Я знаю, что могу полностью доверять вам двоим, и уверена, что вы правильно поступите с тем, что я оставляю в ваших руках.
С любовью бабушка Пенелопа.
Я прочитала письмо вслух, изредка запинаясь. Бабушка писала, как обычно, торопливым почерком, буквы были несколько больше, чем обычно.
К концу письма голос мой дрожал, на глаза навернулись слезы. Джереми тоже выглядел тронутым. Он абсолютно был сбит с толку.
– Что на нее нашло? Что вообще все это значит? – спросил он.
Разумеется, он ничего не понимал. Я сказала:
– Бабушка была очень суеверна. Она не хотела показывать картину до тех пор, пока не возникла в этом необходимость. К тому же она спешила сообщить нам обо всем, пока Ролло все не разузнал. Помнишь, ты говорил, что бабушка пыталась дозвониться до тебя? Теперь знаешь почему.
Я посмотрела на небольшую бумажку, вложенную в письмо.
– Это закладная от 30 июня 1940 года, подписанная Джулио Принсипом в дар Пенелопе Лейдли. Готова поспорить, что именно Джулио в первый раз предложил убрать картину в дверцу машины. Он сам сказал бабушке Пенелопе, что ей или его сыну делать, если вдруг он или его родители умрут. Посмотри, он так хотел, чтобы картина осталась, что даже нацисты не нашли ее.
Джереми смотрел на меня, будто я окончательно сошла с ума.
– О чем ты говоришь? О чем я должен спросить мать? О ее отце или о дедушке Найджеле?
Он взял письмо и закладную и сам начал читать.
– И кто, черт возьми, этот Джулио Принсип и малыш Доменико? – спросил он.
– Я давно уже хотела рассказать тебе обо всем, – сказала я, глубоко вздохнув, – но сначала я намеревалась поговорить с твоей мамой и узнать, все ли здесь правда.
Джереми помрачнел, он до сих пор не мог понять, о чем идет речь, но, видимо, начал догадываться, куда я клоню.
– Это касается лично меня? – спросил он холодно.
– Да, – ответила я, решив, что единственно правильный вариант сейчас – выдать ему все, что мне известно. – Я встречалась с человеком, который пел вместе с бабушкой Пенелопой в двадцатые – тридцатые годы. Он рассказал мне все, что знал о бабушке и о человеке, которого она безумно любила…
Как только я начала рассказ, слова спокойно и просто слетали с моих губ. Я рассказала Джереми все в деталях, как рассказывал мне Саймон; и пока я не закончила, Джереми не произнес ни слова. Он ни разу не перебил меня и не задал ни единого вопроса. Он хмуро сидел в одной позе с отсутствующим взглядом. Я старалась рассказывать осторожно, насколько это было возможно, но не выпуская ни единой детали.
– Понимаешь, я сразу хотела выложить все тебе, но сначала нужно было убедиться, что это не просто сплетни, – сказала я в заключение.
Джереми молча встал и вышел из машины. Я понимала, что ему нужно побыть одному, но не смогла сдержать своего порыва и вышла вслед за ним.
Желтое солнце поднималось все выше и выше над утренним туманом, который медленно растворялся, и было похоже, будто занавес открывает перед нами ошеломляющую картину Средиземного моря. И как в сказке из завесы тумана открывался прекрасный вид Генуи с фортами, замками, башнями и множеством утерянных секретов.
Джереми, разумеется, не обращал на все эти красоты ни малейшего внимания. Он смотрел на великолепный пейзаж и, выждав продолжительную паузу, начал говорить:
– Получается, что бабушка Пенелопа уговорила моего отца, то есть отчима, жениться на матери для того, чтобы оставить меня в семье? – все еще находясь в шоке, сказал он. – И что на самом деле я правнук ее водителя? – Сделав паузу, он закончил: – Ее слуги?
– Не говори ерунды, – немного раздраженно сказала я. – На самом деле он не был слугой. Это было лишь прикрытием. Он был единственным человеком, которого бабушка любила по-настоящему.
– И по-твоему, это все меняет? – саркастически произнес Джереми. – Вы, женщины, так похожи! Выдумаете, что если скажете: «Я люблю его», – то все сразу же становится на свои места. Так вот, это не так. Ты хоть представляешь, каково это чувствовать себя, когда другие то и дело норовят выбить стул из-под твоей задницы? Ты представляешь, что значит, когда всю жизнь ты был уверен, кем являешься, и вдруг оказывается, ты совсем не тот человек, а абсолютно другой, отпрыск какой-то нелепой парочки иностранцев, которых никогда в жизни не видел, да и не увидишь?
– Если ты меня внимательно слушал, то должен понять, что это не «какая-то парочка иностранцев», – сказала я в ответ.
Мне хотелось, конечно, быть несколько лояльнее к человеку, который все еще пребывал в шоке от услышанного, но я не могла вынести его саркастического тона и того, что он даже не заметил, как осторожно я пыталась ему все рассказать.
– Если тебя волнует наследство, можешь успокоиться, потому что Джулио, твой прадед, родом из аристократической итальянской семьи, – продолжала я, – а его сын Доменико, твой дед, был очень смелым человеком, где он только не побывал во время войны и закончил свою жизнь в Америке. Между прочим, он был умным и удачливым, в Америке он полюбил девушку, женился на ней, и у них родился сын Тони, твой отец, который любил музыку так же сильно, как и ты. Приехав в Англию, он страстно влюбился в твою мать, которая, в свою очередь, так сильно любила его, что до сих пор в память о нем содержит Дом ветеранов. Ты, пожалуй, единственный, кто с таким сарказмом относится к любви и преданности. Возможно, любовь не значится в твоем списке ценностей. Или как у вас, аристократов, это называется…
– «Дебретт»,
type="note" l:href="#n_5">[5]
– автоматически сказал Джереми.
– Но любовь все же встречается намного реже рубинов. Это твоя душа, хочешь ты это признавать или нет. И если ты задумаешься, возможно, это лучшее известие, которое тебе доводилось слышать.
– Нет, не лучшее, – неожиданно оборвал меня Джереми.
Он посмотрел на меня с таким выражением, будто собирался сообщить нечто сакраментальное. Нам пришлось вести машину всю ночь, подгонял нас лишь выплеск адреналина из-за возможной погони. Мы нашли это странное, но как нам показалось, безопасное место и стояли сейчас запыленные и уставшие. Одним словом, мы достигли той странной стадии восприятия действительности, когда рушатся границы дозволенного и эмоции выплескиваются на собеседника неискаженными.
– Лучшее известие, какое я когда-либо получал, – медленно начал Джереми, – невыносимая, упрямая, твердолобая девчонка…
– Упрямая и твердолобая – это синонимы, – автоматически поправила я его.
Я не сдержалась, потому что если уж он так долго набирался смелости, чтобы сказать мне что-то важное, то я тем более с ужасом ждала этого момента и старалась хоть немного отсрочить его.
– Ну вот, ты снова за старое! – воскликнул Джереми.
– Так что это за лучшая новость, которую ты когда-либо слышал? – спросила я на этот раз наполовину испуганно, наполовину завороженно.
– Лучшая новость – это то, что ты больше мне не двоюродная сестра, – произнес наконец Джереми. – И мне больше не надо заботиться о тебе, мне не нужно больше мириться с твоими ненормальными идеями. Мне не нужно больше волноваться, что кто-то украдет тебя, или обманет, или совратит…
Я едва могла поверить тому, что услышала. Я знала, что правильно все поняла, потому что это чувствовалось. Словно на аттракционе, очутившись внизу и переведя дыхание, мы летим высоко вверх, выше и выше в синее небо.
– И более того, – продолжал Джереми, – мне больше не придется защищать тебя от меня самого. Ты, безумная девчонка, заставила меня волноваться с самого первого дня, когда пыталась отделаться от той надоедливой пчелы на пляже. А потом на несколько лет просто исчезла из виду; я подумал, что наконец-то отделался от тебя. Но ты все равно с легкостью и беспечностью, свойственной тебе, появилась в моей жизни – так уж сложились обстоятельства, и мне снова пришлось ладить с тобой и держать себя в руках. И сейчас мне уже не придется чувствовать себя виноватым за те чувства, что появились во мне с того самого дня, когда ты впервые оказалась в Лондоне. Такая красивая, будто специально мучила меня или, может, сама была не в состоянии сдержать свои чувства. Ты вообще слушаешь меня? Ты понимаешь, о чем я говорю?
– Да, – тихо произнесла я. – Чувства, которые ты испытываешь, – обычное человеческое желание.
– И? – настаивал Джереми. – Продолжай.
– Что? – Я с удивлением раскрыла глаза.
– Ты спрашиваешь «что»? – напряженно спросил Джереми.
Он с нетерпением прижал меня и неистово поцеловал.
– Сама скажешь или хочешь, чтобы я заставил тебя это произнести? – спросил он и поцеловал меня снова.
– Ну?
Несколько минут я просто не могла собраться с мыслями, но потом заговорила.
– Да, – выдавила я из себя.
– Что «да»? – спросил Джереми, вновь привлекая меня к себе.
– Да, я чувствую то же, что и ты, дурачок! – выпалила я и поцеловала его в ответ так же страстно и нетерпеливо, а уже потом было непонятно, кто кого целует.
Мы остановились лишь для того, чтобы отдышаться. Солнце уже стояло довольно высоко и согревало каждое живое существо на земле.
– Тогда все понятно, – усмехнувшись, сказал Джереми. – А сейчас, может, стоит подумать о твоем наследстве, пока Ролло не обнаружил, что мы не вернулись на виллу.
– О нашем наследстве, Джереми, – напомнила я.
– Ты никогда не сможешь заботиться о себе сама, – покачав головой, сказал Джереми. – Технически это все твое. Я думаю, Ролло больше не сможет ничего у тебя отобрать. Потом, без особой суеты, я хочу все-таки разобраться, каким образом я попал в клан Лейдли.
Джереми говорил уверенно, энергично, и я знала почему. Хотя он все еще был в состоянии шока, бабушка Пенелопа смогла донести до него, что он является настоящим, достойным и любимым членом семьи.
Джереми посмотрел вдаль. Он смотрел на Геную, словно воин, после долгих кровопролитных битв с победой вернувшийся на родину.
– Пятьдесят на пятьдесят, – небрежно произнесла я.
Именно поэтому я не целуюсь с кем попало. Но если уж дело доходит до этого, я полностью отдаюсь нахлынувшим чувствам.
– Ну, пойдем, Пенни Николс, – сказал Джереми. – Посмотрим, что же приберегла для нас бабушка Пенелопа.




ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Довольно милое наследство - Белмонд А. С.

Разделы:
Глава 1Глава 2

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 6Глава 7Глава 8

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 16Глава 17

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 18Глава 19Глава 20

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24

ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

Глава 25Глава 26Глава 27Глава 28

ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

Глава 29Глава 30Глава 31

ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ

Глава 32Глава 33Глава 34Глава 35Глава 36Глава 37

ЧАСТЬ ДВЕНАДЦАТАЯ

Глава 38Глава 39Глава 40Глава 41Глава 42

Ваши комментарии
к роману Довольно милое наследство - Белмонд А. С.



Интересно. Понравилось. Но это детектив, а не роман. Только к концу появилась романтика, чувства. А сам конец какой-то скомканный!!!
Довольно милое наследство - Белмонд А. С.Кристина
11.09.2013, 8.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100