Читать онлайн Довольно милое наследство, автора - Белмонд А. С., Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Довольно милое наследство - Белмонд А. С. бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Довольно милое наследство - Белмонд А. С. - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Довольно милое наследство - Белмонд А. С. - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Белмонд А. С.

Довольно милое наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Следующий день начался с одного из тех утренних туманов, которыми так славится Лондон. Было промозгло, и, несмотря на летнюю пору, хотелось укутаться в теплую одежду. Я накинула плащ, взяла один из зонтиков бабушки Пенелопы с подставки для зонтиков в прихожей и вышла на улицу. Недалеко от квартиры я еще раньше приметила маленькое уютное кафе, где готовили изумительный кофе. Но как бы рано я туда ни наведывалась, свободных столиков не было никогда. Так что мне пришлось взять чашку кофе и круассан с собой. Я принесла все это домой, надеясь позавтракать за свежей газетой.
Я уже привыкла, что по этой чудной аллее, обсаженной деревьями, никто не гуляет. И все же каждый раз, стоило мне выйти на улицу, я чувствовала, будто кто-то наблюдает за мной, хотя сама никого не видела, даже в окнах.
Войдя в квартиру, я сразу проверила недавно установленный автоответчик в надежде увидеть пульсирующий сигнал о звонке, что непременно означало бы, что Джереми наконец-то мне перезвонил. Но увы. Я почувствовала приступ раздражения. А еще британец, тоже мне. Я села за стол на кухне и принялась вяло жевать свой круассан. Впервые мне было одиноко здесь. И я пожалела, что Эрика и Тима нет рядом. С ними в Лондоне было бы весело. Однако кофе несколько оживил меня, и, почувствовав прилив сил, я решила провести утро в библиотеке.
В дверь позвонили, и я кинулась открывать, решив, что это пришел Джереми. И в самом деле, почему бы ему не прийти за моральной поддержкой, которую я обещала оказать? Но это была уборщица, о которой меня предупреждал Руперт. Я уж и забыла о ней, однако женщина стояла передо мной и улыбалась, ожидая моего решения.
– Рада познакомиться, мисс, – сказала она. – Я Элси. – Она была маленькой и аккуратной, с русыми волосами, забранными назад черным ободком. Глаза за очками в проволочной оправе были светло-карими. – У вас была удивительная бабушка, все, кто знал ее, будут скучать по ней, – заверила она меня.
Как только Элси убедилась, что я не собираюсь давать ей отставку, она принялась за уборку, очень, надо сказать, по-деловому, как человек, который куда лучше меня знает эту квартиру. Элси сказала, что у нее есть ключ, но она не хотела открывать двери, не получив от меня разрешения. Я позволила ей впредь пользоваться своим ключом, а сама отправилась по своим делам.
Когда я вернулась, шел первый час и моросил мелкий дождик. Я думала о своем историческом расследовании и вошла тихо. Элси была в ванной, бежала вода, и она что-то напевала себе под нос. Я не заметила мужчины, сидевшего на стуле в кабинете, пока он не заговорил, напугав меня едва не до инфаркта.
– При-ивет, Пенелопа, – поздоровался он, поднялся и деловито подошел ко мне.
Это был Ролло. На нем была дорогая одежда, из тех, какую обычно носят грязные политики, торговцы оружием и прочие сомнительные личности, делающие деньги на несчастьях людей. Но Ролло выглядел как-то потрепанно, словно алкоголик у баков с мусором или брошенный пес, роющийся на помойке. Под глазами у него были мешки, а в руках букет цветов, словно у страждущего поклонника.
– Мама попросила нанести тебе визит, – сказал он, протягивая цветы.
Дюжина прекрасных бледных роз с чудесным ароматом; такие сейчас очень трудно достать.
– Твоя уборщица любезно пустила меня, чтобы я не ждал под дождем.
Элси как раз появилась в дверях и взяла у меня цветы, чтобы поставить их в вазу.
– Я пойду, если вы не против? – спросила она.
Мы прошли с ней на кухню, и я спросила, сколько платила ей бабушка.
– В конце месяца договоримся, – сказала Элси и улыбнулась.
Я вернулась в библиотеку. Ролло уже удобно расселся на стуле и, видимо, собирался задержаться надолго.
«Как же мне его выгнать?» – подумала я.
Однако я хорошо помнила о совете мамы быть с ним дипломатичной. Это вскоре мне потребовалось.
– Ну что, уже устроилась в квартире? Не волнуйся, милая, – сказал он и подмигнул. – Мы вовсе не против. Но, Пенни, детка, – продолжил Ролло с притворной мольбой в голосе, – мы с мамой живем неподалеку. Ты уж зайди к ней, проведай старушку. Я объясню ей, что ты жутко торопишься, и всего-то. И не будет у тебя висеть это на совести мертвым грузом. – Он понизил голос. – Моя жизнь превратится в ад, если я не уговорю тебя, – признался он.
– А ты обещаешь держаться подальше от моего гаража в Антибе? – спросила я несколько раздраженно.
Сначала Ролло непонимающе уставился на меня, но потом решил, что это шутка, и заухал.
– Ну разумеется, крошка. Не держи зла на старика Ролло, – сказал он и снова подмигнул.
– Хорошо, – кивнула я, а сама сделала пометку в голове сказать Элси, чтобы никого больше не пускала в мое отсутствие.
Но она уже ушла. Сейчас нужно было выпроводить Ролло из квартиры. Я подобрала свой плащ и снова надела его. Ролло пошел за мной.
По ступеням поднималась пожилая пара. Они кивнули мне вежливо, словно знали, кто я такая, а на Ролло посмотрели с подозрением. Я не хотела на глазах у соседей ругаться с Ролло по поводу визита к его матушке. Но еще меньше мне хотелось, чтобы они подумали, будто с Ролло у меня свидание. Ролло воспользовался моим замешательством, довольно грубо взял меня за локоть и протащил по ступеням, а затем буквально силой затолкал на заднее сиденье серебристой машины, припаркованной у парадного подъезда.
– Это не займет много времени, мама – человек старомодный, и она хочет повидаться с тобой прежде, чем ты уедешь из Лондона, – сказал Ролло с видимым облегчением.
Я поняла, что он действительно боится своей матери.
В машине, кроме нас с Ролло, был только водитель в форменной кепке, надвинутой на брови. Ролло, как ни странно, сел спереди, рядом с водителем, оставив меня одну на заднем сиденье. Будто его заданием было доставить маме пакет из супермаркета, и дело в шляпе. Время от времени шофер посматривал на меня в зеркало заднего вида, словно проверяя, не выпрыгнул ли их пакет. Если честно, то я думала об этом. Впрочем, я уже решила выяснить, чего же хотят от меня Ролло и Дороти? Через них я узнала о секрете тети Шейлы, так, может быть, мне удастся угадать их следующий ход?
Улица, на которой жила двоюродная бабушка Дороти была узкой, а потому казалась зловещей и мрачной, однако бросалось в глаза и то, что люди здесь жили богатые. Мы остановились перед длинным темным домом, окруженным чугунным забором с острыми пиками. На парадной двери было окно, зарешеченное таким же чугунным литьем. Тяжелые двери открыл старый, облаченный в форму привратник, всем своим видом показывающий, что работает он здесь давно и собирается продолжать в том же духе неторопливо исполнять свои обязанности до скончания времен.
Лифтер, тоже ложилой и тоже в синей униформе с золотыми аксельбантами, закрыл тяжелые решетчатые двери лифта, и механизм со скрежетом заработал. Ролло просто стоял и смотрел в одну точку с покорным видом, пока мы не прибыли и лифт не остановился с толчком. Ролло проводил меня до квартиры в самом конце коридора, вошел первым, а я следом за ним.
Двоюродная бабушка Дороти царственно восседала в гостиной в кресле с высокой спинкой и широкими подлокотниками, обитом темно-коричневой кожей и прошитом золотой нитью. Кресло это походило скорее на трон. Вся мебель: еще три кресла, два крохотных диванчика и несколько столов разного калибра, на которых навалено было невероятное количество антикварных безделушек, – стояла хаотично в огромной комнате. Тяжелые занавески были опущены, отчего комната выглядела мрачновато. Стены тоже украшали обои каких-то бессолнечных оттенков коричневого, бежевого и горчично-желтого.
Рука бабушки Дороти слегка дрожала, когда она указала мне на кресло напротив нее. Кресло было обито, но оказалось не по-божески жестким и стояло особняком, никакого столика рядом, куда я могла бы положить свою сумочку и плащ, которые, кстати, никто не забрал на входе. Вскоре появилась древняя женщина, очевидно, прислуга. Она прошаркала ко мне и бесцеремонно схватила плащ с подлокотника, куда я его повесила за неимением лучших вариантов, после чего ушла в другую комнату. Эта особа была из той породы слуг, которые даже не пытаются скрывать своей неприязни.
– Девочка моя, – прочирикала двоюродная бабушка Дороти высоким голосом, словно с маленькой разговаривала. У нее не было акцента, лишь легкий американский назальный выговор. – А как ты себя чувствуешь сегодня? Ну и ладненько. А как тебе Лондон? Ну и славненько.
– Чем могу помочь? – вежливо спросила я.
Она рассмеялась, точно колокольчики зазвенели.
– Ну что ты, девочка, это мы можем тебе помочь. Я так ужасно себя чувствую из-за своего несносного поведения при нашей последней встрече. Но я старая женщина и быстро устаю, так что ты уж прости меня. Какая ты у нас красавица. Надеюсь, тебя никогда не посетят те немочи, которыми я так страдаю. Ах, дитя мое, оставайся всегда молодой и здоровой.
Вернулась престарелая прислуга с маленьким черным подносом в руках. На нем стоял хрустальный графин с хересом, соответствующие бокалы под херес и сухие, неаппетитные на вид кексы.
– Выпей с нами хереса, детка, будь умницей, – попросил Ролло приторным голосом.
Поднос поставили на самый длинный в комнате стол, тот, что стоял у стены, где расположился Ролло. Он разлил херес по бокалам, поднеся первый бабушке Дороти, которая схватила его быстрым движением руки. Второй подал мне, а с третьим встал на своем посту у стены.
После того как все подняли бокалы, я отпила из своего, но напиток мне не понравился, уж слишком сладкий, словно сироп от простуды. Мне стало любопытно, зачем меня позвала Дороти, и, видно, она почувствовала это и посмотрела мне прямо в глаза, выжидая только, когда уйдет из комнаты нерасторопная прислуга.
– Прежде всего, Пенни, милая, позволь заверить тебя, что мы лишь хотим, чтобы все было по-честному. Нам кажется, что твоя мама по праву получила квартиру. Мы даже хотели, чтобы она ее получила, – тихо сказала Дороти. – Пенелопа всегда твердила, что Нэнси – умная и целеустремленная девочка. Как и ты, милочка. Прошу тебя, передай маме эти слова. Берил и Пенелопа никогда не считали, что я буду достаточно хороша для их брата.
Я ахнула, мне нечем было крыть. Я и не подозревала, что она знает об отношении бабушек к ней. Но с виду она была спокойна, не злилась, лишь аккуратно потягивала херес и одобрительно поглядывала на сухие кексы, словно это было блюдо дня.
Мне стало ее немного жаль. Одиночество витало в воздухе. И вообще в квартире было душно и пыльно. Ролло подошел ко мне и протянул портсигар.
– Куришь? – спросил он обходительно.
Это был безобразный портсигар, худший из всех, что я видела, золотой, с выгравированным мужчиной в тюрбане, который восседал на слоне. И у мужчины в тюрбане, и у слона глаза были инкрустированы драгоценными камнями. Ролло смотрел на меня и улыбался.
– Чудесная вещица, правда? На аукционе купил. Крайне редкий экземпляр, но я не мог устоять.
Он нажал на крышку, и она откинулась, механизм внутри приподнял сигареты, словно предлагая закурить. Ролло наклонил голову. Он напоминал мальчишку, который гордится своей игрушкой. Я догадалась, что он ждет моего одобрения.
– Как интересно, – пробормотала я, лишь бы не задеть его чувств.
Каким бы обрюзгшим ни был Ролло, он все же был слишком молод, чтобы долго сидеть в стариковской квартире, несмотря на ее стоимость. И поэтому ему не терпелось доказать свою состоятельность. Мне в голову пришла страшная мысль, что если не остеречься, то и я могу закончить свои дни вот так, сидя в затхлых хоромах и утопая в прошлом, отрезанная от мира.
– Точно не будешь курить? Они же вручную делались. Моя личная смесь табаков, – говорил он назойливо.
– Нет, Ролло, спасибо, – сказала я, насколько возможно мягко.
– О, ради Бога, Ролло! – воскликнула Дороти с осуждением в голосе. – Не приставай к девочке. Она не интересуется этой дрянью. – Счастье в глазах Ролло погасло, и он покорно опустился на стул.
После этой вспышки Дороти обратилась ко мне, голос ее стал мягче.
– Ты уж передай маме, что в сердце я лелею лишь мысли о благосостоянии семьи, – сказала она. – Нам только кажется, что несправедливо отнимать у тебя и Ролло долю в вилле.
Я тщетно искала, куда бы поставить бокал с хересом.
– Я не думаю, что нам стоит обсуждать подобные вопросы без наших адвокатов, – заметила я осторожно, стараясь не говорить лишнего, чтобы не пришлось потом объясняться с юристами. – Так что, если вы хотите передать что-то моей матери, то лучше сделать это через ее адвокатов…
Дороти рассмеялась своим искристым смехом и повернулась к Ролло.
– Ты слышал это, Ролло? – воскликнула она. – Ну что за прелесть! Пенни, детка, речь ведь идет о твоем будущем.
– Ты еще молода. Ты, быть может, не понимаешь, но это может кардинально изменить твою жизнь, – сказал Ролло добрым голосом.
– Сколько раз мы видели, как такое происходит с людьми, особенно с женщинами, – предупредила Дороти. – Вся суть в том, чтобы не дать адвокатам нажиться на родственниках. Этот молодой человек, Джереми, быть может, и желает лучшего, но он явно попал под влияние коллег-юристов. Если бы он действительно заботился о семье, он бы не стал возражать против честного раздела имущества между вами, дети мои.
– А мне кажется, двоюродная бабушка Пенелопа знала, кому и что завещать, – честно сказала я.
– Но она же была старая, – прямо сказала Дороти. – Вот меня хоть бы в пример взять. Старые люди совершают много глупостей. Мы перестаем понимать важность времени и… денег. – Она любезно улыбнулась. – Поэтому вам с Ролло не нужно бороться друг против друга, вам нужно стоять друг за друга горой! – воскликнула она с жаром.
Ролло кивнул и добавил более спокойным, но таким же уверенным тоном:
– Позволь нам помочь тебе. Мои адвокаты могут представлять нас обоих, – предложил он.
Я поняла, что пора уходить, пока мы не наговорили то, что впоследствии будет неверно пониматься и интерпретироваться.
– В этом нет необходимости. Спасибо огромное за херес, – вежливо сказала я и поставила бокал на поднос.
Слава Богу, прислуга появилась вовремя.
Ролло посмотрел на мать и пожал плечами. Но Дороти смотрела на меня.
– Приходи к нам еще, – сказала она дрожащим голосом. – Мы хотим поближе узнать тебя.
– Спасибо, – быстро ответила я.
Открылась входная дверь, и вошел дворецкий с вещами из прачечной. Я увидела путь к спасению и не преминула им воспользоваться.
Только в лифте я поняла, что оставила плащ.
– Черт! – выругалась я вслух.
Лифтер удивленно посмотрел на меня и переспросил:
– Что, простите?
Как я заметила, в Великобритании принято говорить эту фразу, дабы показать, что собеседник ведет себя непристойно. Но я не могла сдержаться. Это был мой любимый плащ.
Так что я поехала обратно, вверх. Когда лифт высадил меня и двери его закрылись за моей спиной, я собрала всю свою смелость и приблизилась к двери квартиры бабушки Дороти.
Я искала звонок, когда из-за двери донесся голос Дороти. Я замерла.
– Ты идиот! – рычала она в неудержимой ярости. – Ты что, не мог ничего сказать, чтобы удержать ее здесь? – Контраст в ее голосе с тем, каким она говорила прежде, был шокирующим. – Но нет, ты лезешь со своими грязными сигаретами.
– Я подумал, может, она захочет покурить, чтобы расслабиться. Да ладно, мама, какой во всем этом смысл? – спросил Ролло ворчливо.
– Смысл в том, что я велела тебе оспорить оба завещания, но нет же, ты не удержался и проиграл все деньги, которые я дала тебе на адвокатов. А эта несносная девчонка никогда не будет на нашей стороне!
– Да ну ее к черту! Она и не нужна нам. Тем более что никому она навредить не сможет, – повысил голос Ролло. – С ней никаких проблем. А вот с Джереми проблем хватает. Он приворожил ее, как и тетю Пенелопу.
– Слушай, что я тебе скажу, ленивый глупец. Эта девчонка еще встанет нам поперек горла. Если ты не убедишь ее делать то, что нужно нам, то позаботься о том, чтобы убрать ее с пути. Пусть люди, которых мы наняли, сделают это! – сказала Дороти яростно.
Я почувствовала, как у меня на голове волосы становятся дыбом. Она ведь это фигурально? Или нет? Она определенно говорила об адвокатах. Не может быть, что эта пожилая женщина говорила о том, чтобы меня… убили?
– О, мама, я тебя умоляю, предоставь это мне, – сказал Ролло устало. – У меня все уже на мази.
– Неужели? – скептически фыркнула Дороти. – И что ты задумал?
Я прилипла к двери, ловя каждое слово. Но Ролло не стал открывать карты.
– Увидишь. Когда все будет готово, весь улов будет мой, и ни с кем делиться я не стану. Даже с тобой, – добавил он с горечью.
– Ты дитя неразумное! – закричала Дороти. – Тебе лишь бы заполучить свое, а там трава не расти! Попадешь ты однажды в беду, помяни мое слово. О, ты только взгляни, что она делает. Она же поливает их. Да что за бестолковая горничная! Никакого от нее проку. Где Клайв?
Я не думала, что Дороти может говорить еще громче. Но я ошиблась.
– Клайв! Клайв! – заголосила она.
Из другой комнаты раздались шаги. Дороти продолжила:
– Клайв, убери отсюда эту гадость, Мария добила его. Я же велела тебе избавиться от него еще утром. А ты что же? Ненавижу я все это! Ненавижу!
На этой ноте я услышала торопливые шаги к двери и… ко мне. Я нажала на кнопку звонка как раз в тот момент, когда дворецкий открыл дверь. В руках у него был завядший цветок.
Ролло и Дороти вдруг резко замолчали. Они выглядели так, словно только что кого-то убили, спрятали в тайник под ковром и пытались сделать вид, что ничего не случилось.
– Я забыла плащ, – быстро сказала я. – Горничная унесла его. Я бы хотела его забрать, если можно.
Дороти облегченно вздохнула и махнула рукой дворецкому. Тот опустил на пол завядший цветок и вышел, а вскоре вернулся с моим плащом, неся его перед собой, словно дохлую мышь за хвост. Я схватила плащ и повернулась, чтобы уйти. На этот раз они не пытались остановить меня, только дружно попрощались.
Когда я вернулась в квартиру бабушки Пенелопы, там было холодно – сегодня солнце ее не прогрело. Я села у телефона. Но на автоответчике не было ни одного сообщения. Зябко поеживаясь, я сделала себе чашечку чаю и стала думать, кому же позвонить, чтобы рассказать о своем визите к Ролло и Дороти. Я позвонила родителям, но их не было дома. И я даже знала, куда именно они пошли. Они пошли по магазинам закупать продукты на неделю.
Я распаковала свои покупки, села за кухонный стол и съела вкуснейший пирожок с заварным кремом, гадая, доведется ли мне еще поесть прежде, чем меня убьют во сне Ролло или Джереми или оба сразу. Затем я перешла в библиотеку и снова принялась изучать фотоальбом бабушки Пенелопы. Мне захотелось выпить чашечку кофе, и я сразу вспомнила, что купила на десерт торт с персиковой начинкой, да такой большой, что одной его определенно не осилить.
Может, съем его позже? По идее мне стоило позвонить Гарольду. Но я не хотела звонить ему, учитывая то холодное, снисходительное отношение, которое он выказывал ко мне. Мне нужен был друг, а не просто адвокат.
Или, еще лучше, кузен – а точнее, парень, которого я считала своим кузеном. В конце концов, мы выросли как двоюродные брат и сестра. Что с того, что чисто технически это оказалось не так? Мои родители доверяют ему. А для меня этого достаточно. Я решила, что нужно сказать ему все это лично. Я приеду к нему с персиковым тортом, велю ему поставить кофе, и мы будем сидеть и приводить его в чувство.
Я взяла телефон и набрала номер Джереми. И снова осталась тет-а-тет с его автоответчиком. Может, его действительно нет дома? А с другой стороны, что, если он лежит дома на полу с перерезанными венами из-за того, что устроил ему Ролло, да еще перед коллегами по работе? Мне казалось, что тетя Шейла может и не побеспокоиться о сыне, учитывая, как она обижена на него. Особенно после того, как он накричал на нее.
– Это снова я, – сказала я автоответчику.
Я смотрела на фотопортрет бабушки Пенелопы, где она сидела на стуле в позе кинозвезды и смотрела поверх объектива страстным взглядом роковой женщины, словно Грета Гарбо. Такие постановочные фотокадры должны выглядеть сексуально, но на самом деле, если присмотреться, в них так много от ликов святых на иконах и знаменитых картинах, что и не знаю даже. Наверное, поэтому Гарбо называли божественной. Для меня бабушка Пенелопа была очень загадочной личностью.
– Джереми, – сказала я непреклонно, – мне нужна твоя помощь. Мне нужна твоя помощь. И не говори, чтобы я перезвонила Гарольду. Это семейное дело, а значит, мне нужен ты!
Я повесила трубку. Затем приняла решение. Я положила в коробку персиковый торт, захватила с собой неоткрытую банку кофе, взяла со стола бумажку с адресом Джереми, которую дала мне тетя Шейла, вызвала такси и поехала к брату домой.




ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Довольно милое наследство - Белмонд А. С.

Разделы:
Глава 1Глава 2

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 6Глава 7Глава 8

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 16Глава 17

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 18Глава 19Глава 20

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24

ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ

Глава 25Глава 26Глава 27Глава 28

ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

Глава 29Глава 30Глава 31

ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ

Глава 32Глава 33Глава 34Глава 35Глава 36Глава 37

ЧАСТЬ ДВЕНАДЦАТАЯ

Глава 38Глава 39Глава 40Глава 41Глава 42

Ваши комментарии
к роману Довольно милое наследство - Белмонд А. С.



Интересно. Понравилось. Но это детектив, а не роман. Только к концу появилась романтика, чувства. А сам конец какой-то скомканный!!!
Довольно милое наследство - Белмонд А. С.Кристина
11.09.2013, 8.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100