Читать онлайн Игры профессионалов, автора - Беллами Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игры профессионалов - Беллами Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игры профессионалов - Беллами Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игры профессионалов - Беллами Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беллами Кэтрин

Игры профессионалов

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 17

Прошло полтора года…
Мелисса Фаррелл, внешне невозмутимая и собранная, а внутренне едва сдерживающая волнение, расположилась в маленькой комнате отдыха для участников Уимблдонского турнира, играющих на Центральном корте. Ее напряжение вполне понятно: впервые она вышла в финал «Большого шлема» в одиночном женском разряде. До заветного приза, о котором она мечтала с раннего детства, осталось сделать один шаг. Очень трудный шаг.
Ко всему прочему ее соперницей в финальном матче оказалась Лючия Конти! С ней Мелиссе довелось сражаться на теннисной площадке чаще, чем с кем-либо из известных теннисисток. Двадцать четыре раза судьба заставляла их выяснять отношения с ракетками в руках. Но ни той, ни другой так и не удалось одержать верх, общий счет их поединков 12: 12. Так что сегодняшняя чертова дюжина станет роковой для одной из спортсменок.
В комнате отдыха царила томительная тишина, гомон трибун сюда почти не доносился. Чтобы успокоиться, Мелисса отогнала мысли о предстоящем матче и стала восстанавливать в памяти техасский чемпионат — тот, с которого начался крутой поворот в ее карьере, да и во всей жизни, пожалуй.
Тогда она, совершенно неожиданно для себя, стала победительницей турнира. Ее радость омрачил только поспешный отъезд Хэла. Он заранее упаковал чемоданы и, досмотрев до конца финальную встречу, тихонько исчез, даже не попрощавшись с ней. С той поры они с Ником видели его лишь однажды, на свадьбе Джека и Лайзы, которая пышно отмечалась спустя полгода после их собственной, весьма скромной.
Узнав о намерении дочери выйти замуж втихую, Роза ужаснулась. Смягчить ее Мелисса сумела, только клятвенно пообещав устроить торжество по этому поводу чуточку позже. В теннисном мире известие о замужестве фаворитки вызвало натуральный шквал сплетен и домыслов. Знатоки с мрачным видом предрекали отступнице от неписаных правил неизбежный и скорый крах.
Как ни странно, эти предсказания очень огорчили Ника. Самой Мелиссе в то время казалось, что эксперты недалеки от истины в своих предсказаниях. Рассудив, что теперь в их дуэте любой третий — лишний, Мелисса не стала нанимать постоянного тренера. Она легкомысленно уповала на собственный опыт — и просчиталась. Причиной ее заблуждения отчасти стала эйфория медового месяца, наложившая отпечаток на ее отношение как к тренировкам, так и к неожиданным поражениям во второстепенных матчах. Позорный проигрыш на Открытом чемпионате Франции подействовал на нее отрезвляюще. Мелисса наконец стала тщательнее готовиться к турнирам, вкладывая в тренировки все силы.
— Почему бы тебе снова не нанять Кэти? — однажды спросил Ник. — Уверен, она не станет теперь вмешиваться в твою личную жизнь. И согласись: Кэти лучше, чем кто-либо другой, сумеет наладить твои спортивные дела.
Кэти Оливер тотчас же была восстановлена в прежних правах и энергично приступила к своим обязанностям. За год упорной работы она вывела Мелиссу на четвертое место в компьютерном рейтинге. От Лючии, занимающей третью позицию, ее отделяло лишь несколько пунктов. В случае проигрыша в сегодняшнем матче Лючия уступила бы Мелиссе.
Обе теннисистки продемонстрировали великолепную спортивную форму во всех предыдущих встречах этого чемпионата. Победив в полуфинальных матчах сильнейших соперниц, они почему-то вызвали раздражение спортивных обозревателей, единодушно предрекавших обеим выскочкам тусклую игру в финале.
Наконец главный арбитр турнира вывел Мелиссу и Лючию на корт. С непривычки и та, и другая мертвой хваткой вцепились в букеты, предусмотренные торжественным ритуалом. Мелисса взглянула в сторону кабин для телевизионных комментаторов. В одной из них сидел Джек, приглашенный специально для этого события как опытный ведущий спортивной программы на спутниковом канале телевещания.
Заметив, что сестра высматривает его, Джек широко улыбнулся. Он гордился Мелиссой и всем, чего она достигла. Ему самому вряд ли бы удалось подняться на такую высоту в спортивной карьере, даже если бы ее не прервала автомобильная авария. Но сейчас Джек вспоминал об этом без горечи, хотя и не без легкой грусти. Оставив профессию теннисиста в возрасте двадцати восьми лет, он стал работать на телевидении, а в свободное время помогал отцу по хозяйству в имении.
Эйс все реже и реже появлялся в Англии. Он тоже ушел из большого тенниса и теперь пробовал свои силы в Голливуде. На это он решился, перешагнув тридцатилетний рубеж — критический возраст для профессионального спортсмена. В связи с такой переменой в жизни он согласился уступить Беллвуд его прежним владельцам.
Мелисса и Лючия вышли к линии подачи, одновременно повернулись лицом к королевской ложе и сделали реверанс, прежде чем подойти к арбитру. Выбрав ракетку, Мелисса окинула взглядом трибуны. Лица болельщиков показались ей сегодня особенно взволнованными и торжественными. Да и вся атмосфера, царящая на Центральном корте, резко отличалась от суматохи и многоголосого шума трибун на рядовых состязаниях: она была проникнута едва ли не божественным трепетом.
Нервы Мелиссы напряглись до предела, пока она с натянутой улыбкой позировала фотокорреспондентам. В поисках моральной поддержки она взглянула на ложу для участников турнира. Словно бы почувствовав посланный ею импульс, Ник прервал разговор с Дэниелом и ободряюще улыбнулся жене.
Любовь и гордость, испытываемые им в этот миг, были столь очевидны каждому, кто его видел, что ей тотчас стало значительно спокойнее. Она до сих пор удивлялась: как ему удается одновременно и возбуждать ее, не прилагая к тому никаких видимых усилий, и оказывать стабилизирующее влияние на весь ее образ жизни.
Кэти, сидящая рядом с матерью Мелиссы, улыбнулась и подняла вверх большой палец.
— Как только они начнут играть, она войдет в форму, — уверенно сказала она Розе. — Легкое волнение перед началом такого матча вполне естественно.
— Да, она держится молодцом! — кивнул Ник. Он тоже был взволнован: его жене предстояло участвовать в самом ответственном в ее жизни соревновании! А ведь когда-то ему трудно было даже понять, что заставляет теннисистов бегать по корту за мячиком. Его отношение к этому виду спорта претерпело сложную эволюцию: недоумение и неприязнь сменились терпимостью, на место которой со временем пришло любопытство, затем — восхищение и наконец — уважение. Понаблюдав за тем, как упорно и много работает Мелисса, совершенствуя свое мастерство, Ник уже не мог относиться к профессиональному теннису иначе.
За минувшие полтора года произошло множество радостных событий. Поместье Гленгарри, где теперь хозяйничал Ричард, процветало; отлично шли дела и у фирмы «Леннокс и Купленд», ее доходы росли, так что Ник не испытывал угрызений совести из-за своих частых и продолжительных отлучек из офиса. Он взвалил на свои плечи деловую часть карьеры Мелиссы — общение с прессой и спонсорами. Поэтому она имела возможность с легким сердцем целиком посвятить себя спорту.
— Мисс Фаррелл получает право первой подачи! — объявил результат жеребьевки судья на вышке.
Обе спортсменки вышли на корт и приступили к пятиминутной разминке. Мелисса оставила девичью фамилию для участия в соревнованиях по настоянию Ника. Он частенько шутил, разговаривая с репортерами и болельщиками, что женат как бы на двух Мелиссах, одна из которых принадлежит общественности, а вторая — ему одному.
Мелисса сумела отключиться от всех посторонних раздражителей: теперь для нее существовали только мяч, соперница и площадка. Кэти и Джек профессионально отметили, что ее движения легки, быстры и уверенны. К тому моменту, когда арбитр объявил начало игры, она уже полностью контролировала свои нервы.
Лючия и Мелисса настолько хорошо изучили друг друга, что понимали: получить преимущество даже на своей подаче каждой из них будет очень трудно. Лючия тщательно обрабатывала любой мяч после отскока от корта, умело укорачивая или подкручивая его при ответном ударе. Мелисса по праву гордилась своей мощной подачей. За весь этот турнир она проиграла на ней лишь один гейм, и то имея в запасе выигранный сет и торопясь завершить победой второй до того, как хлынет дождь.
Серия подач увенчалась ее победой и на этот раз, но Лючия сравняла счет, когда они поменялись ролями. Ее подачи не отличались большой силой, однако она так искусно их выполняла, виртуозно подкручивая и подрезая мяч, настолько точно посылала его в намеченное место площадки, что противнице сложно было ответить мощным контрударом. Счет долго оставался равным. Шло состязание в смекалке и выносливости, силе и спортивном даровании.
Очередную сильную подачу Мелиссы Лючия приняла с огромным трудом, задев ободом корт. Мелисса чувствовала, что вот-вот вырвет у нее очко, но в самый ответственный момент услышала, как от удара ракеткой по мячу звонко лопнула струна. Ее робкая надежда на то, что Лючия этого не заметила, моментально погасла, едва она увидела на лице соперницы злорадную усмешку. Чтобы выиграть очко, той было достаточно подольше держать мяч в игре.
Бросив на ракетку быстрый взгляд, Мелисса увидела, что лопнула не одна струна, а две. Какое невезение, черт подери!
Лючия точно послала мяч в дальний угол площадки, Мелисса успела к нему, но отбила мяч в сетку. Конти повела в счете. Трибуны взорвались возмущением: многие болельщики видели, что у Мелиссы лопнули струны на ракетке, и шумно выражали сомнения в справедливости решения арбитра. Однако тот сохранял невозмутимость, даже когда Мелисса подошла к своему стулу в перерыве и демонстративно поменяла ракетку.
Несколько успокоившись, она стала внушать себе, что проигрыш одного очка — это еще не поражение в матче. Но Лючия хладнокровно выполнила свою серию подач и выиграла.
— Гейм и первый сет — Конти! — объявил ее победу в первой партии арбитр.
Победительница самодовольно прошествовала к своему стулу и села. Отдыхая, Мелисса старалась сохранить на лице выражение безмятежной уверенности, но у нее это плохо получалось. Она умышленно не посмотрела на ложу для участников чемпионата, чтобы не видеть ликующие физиономии болельщиков Конти и унылые лица своих друзей и родственников.
Сторонники Мелиссы постарались подбодрить ее бодрыми напутствиями, когда она вновь вышла на площадку после короткого перерыва. На этот раз первой подавала Лючия. Как ни старалась Мелисса сократить разрыв, этот гейм выиграла Конти. Почувствовав уверенность в себе, она начала позволять себе вольности, словно победа была ей гарантирована. На Мелиссу это подействовало крайне удручающе: еще никогда соперница не играла против нее столь дерзко, даже на грунтовых кортах.
Лючия явно была сегодня в ударе, своими коронными приемами она вынуждала Мелиссу оставаться на дальней линии. При счете 4:3 в ее пользу Конти усилила нажим, контратакуя на подаче противницы, и тем самым не подпуская ее близко к сетке. Когда счет в гейме стал 30:40 на ее подаче, Мелисса заволновалась всерьез. Проигрыш очка грозил обернуться поражением во всей встрече, ведь в следующем гейме подача переходит к Лючии!
Мелисса обтерла вспотевшие ладони о юбку и постаралась восстановить дыхание, сделав несколько глубоких вдохов. Но едва она приготовилась к подаче, как Лючия вскинула вверх руку и присела, чтобы подтянуть шнуровку на туфлях. Это был, конечно же, ее очередной хитрый маневр.
— Ну погоди, стерва! — пробормотала себе под нос Мелисса, привыкшая к подобным выходкам Конти. Ответом на коварный трюк соперницы стал пушечный удар Мелиссы. Счет в гейме выровнялся.
Под радостные вопли трибун Мелисса спокойно приготовилась к следующей подаче. Лючия рванулась после ее удара совсем не туда, где ей следовало бы встречать мяч, и вновь проиграла. Мелисса облегченно перевела дух: опасность на время миновала.
— Давай, Мелисса! — услышала она пронзительный крик Кэти. — Дожми ее, она вот-вот сломается!
Однако в советах Кэти не было нужды. Мелисса и сама понимала, что наступил самый подходящий момент для того, чтобы попытаться переломить ход матча: соперница была огорчена утратой преимущества и необходимостью начать борьбу сначала.
Теперь, на подаче Лючии, главной задачей Мелиссы стало верно угадать направление полета мяча. В случае удачи она получала возможность контратаковать, а не только обороняться.
При счете 30:30 Лючия допустила небольшую оплошность: после первой — неудачной — подачи она исполнила вторую попытку несколько слабовато. Мелисса ответила сильным ударом, послав мяч в дальний угол, и, выбежав к сетке, легко перехватила ответный мяч. Как она и ожидала, он летел по высокой траектории, и Мелисса направила его в противоположный угол корта, где он был недосягаем для Конти. Вот она, долгожданная удача.
Низко пригнувшись, Мелисса переминалась с ноги на ногу, не спуская глаз с соперницы. И едва лишь та коснулась ракеткой мяча, как она сорвалась с места и бросилась ему навстречу. Пущенный с большой силой, мяч угодил в среднюю линию и подскочил высоко вверх. Мелиссе пришлось на бегу развернуться всем корпусом, чтобы попасть по нему на уровне плеча и мощнейшим ударом вернуть на сторону Лючии, не ожидавшей от нее подобной прыти.
— Гейм выиграла Фаррелл! Она лидирует со счетом 5:4! — объявил арбитр.
У Лючии вид был довольно-таки унылый. Мелисса же гордо шла к своему стулу под гром аплодисментов зрителей. Она залпом осушила чашку воды, обтерлась полотенцем и до окончания перерыва вернулась на корт, где принялась демонстративно стучать ракеткой по мячу в ожидании соперницы.
Трибуны, настроенные в пользу Фаррелл, англичанки, шумели все громче. Но поддержка зрителей не только подстегивала, она и тяготила Мелиссу, напоминая ей, насколько велико будет их разочарование, если она не оправдает надежды публики. Мелисса постаралась отрешиться от всего, кроме своей главной задачи — не дать Лючии ни малейшего шанса отыграться.
Соперница не выдумала в этой ситуации ничего лучшего, как снова заняться шнуровкой на туфлях. Мелисса взглянула в сторону Кэти — та покатывалась со смеху над наивной тактикой итальянки. Она и раньше не раз говаривала, что Лючии пора подыскать специального ассистента, который помогал бы ей зашнуровывать теннисные туфли. Мелисса усмехнулась, Лючия угадала причину ее ухмылки и явно смутилась.
Все свои подачи Мелисса осуществила очень удачно: после мощного удара она добивала отбитые мячи очень точно в намеченное место площадки и выигрывала очко за очком. Трибуны неистовствовали.
— Гейм и второй сет за Фаррелл. В заключительном сете первой подает Конти! — объявил арбитр.
Мелисса даже не старалась скрыть своего облегчения и удовлетворения. Все надежды Лючии одержать победу в двух сетах бесславно рухнули, и теперь ей нужно было играть третью партию, на победу в которой и уповала Мелисса, проигравшая в первом сете. Она почувствовала прилив свежих сил и приготовилась контратаковать на подачах соперницы, намереваясь сломить Конти, пока та не воспрянула после поражения во втором сете.
— Давай, Мелисса! — крикнула Кэти, словно угадав ее план.
После короткой передышки Мелисса применила проверенную тактику — вышла на корт первой, демонстрируя тем самым свою неутомимость и стремление к победе. Перелом наступил на ее подаче: четыре раза подряд она получала в награду за точность выигрышные очки, все сильнее деморализуя Лючию. И в конце концов вырвалась вперед — счет стал 2:1 в ее пользу. Под одобрительные крики своих поклонников Мелисса села на стул и перевела дух.
Лючия шла к стулу для отдыха медленно, ее опущенные плечи говорили о том, что она почти примирилась с мыслью о проигрыше. Кэти с трудом удавалось усидеть на месте от возбуждения. Голос Джека, ведущего репортаж из кабины телекомментатора, выдавал его явную радость, хотя он и старался говорить спокойным тоном. Да, трудно оставаться непредвзятым, когда речь идет о твоей родной сестре.
Напрасно судья призывал зрителей угомониться и соблюдать тишину: трибуны Центрального корта оглашались неистовым шумом возбужденной толпы.
Мелиссе нельзя было расслабляться, соперница еще могла собраться с силами и попытаться изменить ход встречи. На своей подаче Мелисса увеличила разрыв — 3:1. Стремясь поскорее добиться победы, Мелисса неожиданно допускает ошибки, и разрыв сокращается — 3:2.
Плюхнувшись в интервале между геймами на стул, Мелисса набросила на голову полотенце, чтобы хоть немного приглушить шум публики. Она корила себя за проигранный гейм, приказывая себе успокоиться. Решив играть ровно, борясь за каждое очко, она глубоко вздохнула и стремительно вышла на линию подачи. Лючия задержалась, жалуясь на что-то арбитру на вышке. Мелисса отвернулась, понимая, что это очередная попытка соперницы рассеять ее внимание. Арбитр тоже раскусил эту уловку и приказал Лючии начинать игру.
— Не забудь завязать шнурки! — крикнул ей вслед кто-то с трибуны. Раздался взрыв смеха. Выждав, пока он утих, Мелисса начала новую серию подач.
Лючия осознавала, что ей нужно сравнять счет, чтобы получить шанс возобновить борьбу за победу, и применила новую для нее тактику — начала контратаковать при приеме мяча. Дважды она была вознаграждена за смелость удачей: Мелисса смогла лишь проводить отбитые ею мячи изумленным взглядом.
Мелисса изменила хватку ракетки и, уменьшив силу удара, резче подкрутила мяч. Лючия не сумела обработать его должным образом, и в результате Мелисса снова повела в счете. Вскоре он стал 4:2.
Однако присаживаясь в перерыве на стул, Мелисса понимала, что радоваться еще рано: Конти — крепкий орешек, она не привыкла сдаваться без боя. Вот и на этот раз она после перерыва проявила свой бойцовский характер. Трижды счет становился равным. Но все же на второй своей подаче она перегнула палку и допустила двойную ошибку.
— Конти — меньше! — объявил арбитр на вышке.
Рев трибун стал просто невыносим, но Мелисса его не слышала: она впилась взглядом в Лючию, пытаясь угадать, куда та пошлет мяч. Пожалуй, она не рискнет подать ей под левую руку. Впрочем, почему бы и нет? Именно так она и поступит! Разгадав хитрость соперницы, Мелисса бросилась мячу наперерез, разворачиваясь всем корпусом для контрудара слева обеими руками, и с чудовищной силой отбила мяч. Он отлетел на половину площадки Конти, словно пушечное ядро, ударился в угол между задней и боковой линиями и врезался в щит, едва не сразив бокового судью. Успев уклониться от мяча, тот показал условным знаком, что мяч засчитан. Мелисса облегченно вздохнула и направилась к своему стулу. До почетного титула ей оставался один гейм!
— Гейм выиграла Фаррелл! Счет в финальном сете — 5:2!
— Я протестую! — завопила Лючия. — Мяч упал за пределами корта! Вы нарочно так судите, потому что хотите, чтобы выиграла англичанка!
Судья удивленно хмыкнул: такое подозрение ему, немцу, показалось весьма странным.
Мелисса села на стул и посмотрела на беснующиеся трибуны: болельщики повскакали с мест, размахивали британскими флагами, свистели, выражая такой восторг, будто бы Мелиса уже победила…
Внезапно от выпитой холодной воды у нее заболел живот, Мелиссу прошиб липкий пот — верный признак приступа паники. Она тщательно вытерла полотенцем ладони, протерла рукоять ракетки, но та все равно оставалась влажной.
— Боже, она, похоже, запаниковала! — ахнула Кэти.
— Нет, этого не может быть, — решительно заявил Ник, хотя и сам заметил, как побледнела жена.
Мелисса с надеждой взглянула на кабинку Джека, ища его поддержки. Ей вспомнился тот день, когда она играла с ним в паре в финале турнира смешанного разряда на этом же корте. Ведь тогда выиграть решающую подачу ей не помешал даже синяк на лице! Мелисса встала и, пошатываясь, вышла на площадку.
— Не показывай виду, что ты взволнована! — шикнул Ник на Кэти. Она кивнула и через силу улыбнулась. Роза последовала ее примеру, не заметив, что впивается ногтями в руку Дэниела. Тот даже не почувствовал боли.
— У меня явно подскочило давление, — пробормотал он, зажмурившись.
Почувствовав на себе пристальный взгляд мужа, Мелисса обернулась. Ник сидел с невозмутимым видом, скрестив на груди руки, и улыбался. Разумеется, ты слегка волнуешься, любовь моя, говорила ей его улыбка, но это не страшно. Ты победишь!
Мелисса моментально успокоилась. Она расправила плечи, показывая всем, что готова продолжить игру. Толпа наконец вняла призывам судьи на вышке, над кортом зависла тишина.
Перед лицом поражения Лючия утратила аккуратность и, принимая подачу, стала допускать одну ошибку за другой. Мелисса оторвалась от соперницы на два очка. Ее сердце стучало громче, шумели ожившие трибуны. Она подбросила мяч, ударила по нему и тотчас же ринулась к сетке. Лючия неловко попыталась отразить последнюю подачу соперницы, но послала его в сетку. Задев за верхний край, мяч отскочил на ее половину площадки.
— Победа! — неистово вскричал Джек, оглушив миллионы телезрителей.
Кэти вскочила, потрясая над головой кулаками, а Ник наконец облегченно вздохнул.
— Она выиграла, Дэниел! — всхлипнув на радостях, едва вымолвила Роза.
Бывший супруг лишь молча кивнул и проглотил ком, подступивший к горлу.
— В этом матче со счетом 6:7, 6:4, 6:2 победу одержала Фаррелл! — объявил судья.
Словно во сне, Мелисса подошла к сетке и пожала Лючии руку. Обе повернулись лицом к судейской вышке. Лишь дойдя до стула на дрожащих ногах и бессильно опустившись на него, она до конца осознала, что стала победительницей Уимблдонского турнира.
Обтерев полотенцем лицо, Мелисса взглянула на своих: родители радостно обнимались, Кэти прыгала на месте, Ник улыбался и аплодировал. Внешне невозмутимый, он готов был лопнуть от распирающей его гордости за свою жену. Ему лучше, чем кому-либо, было известно, какие муки она претерпела за эти пять лет, сколько перенесла ушибов и травм, как с огромным трудом едва доползала до ванной наутро после трудного матча и лишь после горячего душа и специального массажа приходила в себя. Но сейчас она явно не ощущала никакой боли — судя по тому, как широко она ему улыбалась.
Мелисса подошла к сопернице, замершей на стуле с отрешенным лицом, и ободряющим тоном сказала:
— Ты играла сегодня просто здорово! Теперь никто не посмеет сказать, что смотреть, как женщины играют в теннис, скучно.
Лючия пожала плечами, но даже не подняла на нее глаз. Впрочем, это нисколько не огорчило Мелиссу. Сейчас ничто не могло омрачить ее радость победы.
В ожидании появления из королевской ложи герцога и герцогини Кентских девочки и мальчики, подающие мячи игрокам, выстроились в две шеренги. Наконец те вышли и, по традиции, остановились поговорить с детьми, прежде чем приступить к торжественной церемонии вручения главного приза победительнице чемпионата. Взгляд Мелиссы застыл на позолоченном трофее: неужели она наконец получит его? Неужели сбылась мечта ее детства?
Она старалась не выказывать нетерпения во время знакомого ей ритуала. Награду получил сначала судья на вышке, затем вперед вышла Лючия. Она так спешила получить утешительный приз для проигравшего участника финала, что даже не исполнила реверанс. Впрочем, Конти могла сделать это умышленно. Мелисса подчеркнуто вежливо улыбалась и хлопала в ладоши вместе со всеми.
Шум аплодисментов стал еще громче, когда ей вручали огромный круглый трофей с выгравированными на нем именами всех его обладателей. Только ощутив его тяжесть, Мелисса поверила, что все это происходит наяву, а не во сне. Наконец-то это случилось!
Трибуны ждали, когда она покажет им приз, подняв его над головой. Как только фотокорреспонденты запечатлели этот волнующий момент, к ней подошел чиновник, чтобы забрать у нее ценное блюдо и передать его на хранение. Но Мелисса в шутку прижала приз руками к груди, словно бы не желая с ним расставаться, и лукаво спросила:
— Надеюсь, вы проследите, чтобы здесь появилось и мое имя?
Судьи на линии и Лючия вскоре покинули корт, но Мелисса еще долго принимала поздравления и букеты цветов от зрителей и раздавала автографы. Наконец настало время выхода на площадку участников парных состязаний. Один из теннисистов, Эль Монтойа, обнял и громко чмокнул Мелиссу в щеку.
— Привет от Эйса! — шепнул он. — Он просил меня напомнить тебе, что обожает замужних женщин. Можешь ему позвонить, когда тебе надоест хранить супружескую верность.
— Прекрати поощрять его! — шутливо нахмурилась Мелисса.
Она не сердилась на Эйса, он отнесся к ее замужеству по-своему корректно, во всяком случае, не совершил ничего ужасного, хотя слегка и поиздевался над Ником на свадьбе Джека. Особое удовольствие он испытал, поздравляя «верную Лайзу», невесту, в присутствии Мелиссы и Розы, которые от стыда ерзали на стульях.
Помахав еще раз рукой на прощание трибунам, Мелисса с неохотой покинула площадку и тотчас же забыла об Эйсе. Роза первой обняла дочь.
— Молодец! Мы гордимся тобой!
— Спасибо, мама! Большое спасибо за все! — Мелиссе вспомнилось, как мать всегда ободряла ее перед соревнованиями, как подвозила к месту юношеских турниров на своей машине… —Ты всегда поощряла мои занятия теннисом. И тебе спасибо, отец! — добавила она, поцеловав Дэниела в щеку.
— А мне-то за что? — смутился тот. — Разве не я грозился уничтожить корт в нашем имении, если ты не будешь уделять больше внимания учебе в школе?
Мелисса рассмеялась.
— Я знала, что ты только пугаешь меня!
Она обернулась к Нику и взглянула в его глаза.
— Если бы не твоя помощь, я бы сегодня не победила!
— Но я всего лишь таскал твой багаж. — Он обнял жену. — Не нужно плакать, тебя ждут корреспонденты. Между прочим, Кэти давно уже в раздевалке! Ступай, поговори с ней.
— Может быть, мы пока выпьем чаю? — заметила Роза. — Да, я совсем забыла тебя предупредить: вечером мы ужинаем в ресторане «Сан-Лоренцо», отец заказал стол.
— Спасибо, папа, это прекрасная идея! — покосившись на мужа, сказала Мелисса.
И расцеловавшись со всеми, помчалась в раздевалку приводить себя в порядок. Кэти ждала ее там с бутылкой шампанского в руках. Широко улыбнувшись, она по-дружески шлепнула ладошкой по протянутой руке подруги.
— Я победила, Кэти! — воскликнула Мелисса. — Сбылась мечта моего детства!
Кэти с улыбкой кивнула, откупоривая бутылку. Зажав горлышко большим пальцем, она хорошенько встряхнула шампанское и стала поливать пенной струей себя и Мелиссу.
— Лючия уже смылась, — сообщила она. — Даже не вышла к газетчикам. За такое поведение ее непременно ославят на весь мир как теннисистку, не умеющую проигрывать с достоинством.
— Под конец она совершенно скисла, — сказала Мелисса. — Но нельзя же злиться на весь белый свет! Мне жаль ее, она ведь трижды выходила в финал турниров «Большого шлема», но так ни разу и не победила.
— Так пора бы ей к этому и привыкнуть, — философски заметила Кэти.
— Какая ты жестокая! — улыбнулась Мелисса.
Отхлебнув из бутылки, она поставила ее на стол и стала раздеваться.
— Неужели я чемпионка Уимблдона? — словно пьяная, повторяла она. — Даже не верится, что я сохраню этот титул еще на целый год!
— Почему только на год? — ехидно спросила Кэти. — Разве ты не собираешься защищать свое звание в будущем году?
— Ты просто садистка! Тебе следовало бы родиться пару веков назад и командовать рабами! — пошутила Мелисса, залезая под горячий душ.
Они с воодушевлением продолжали обсуждать матч, пока Мелисса готовилась к встрече с журналистами. Соотечественники встретили ее появление в зале овациями. Она ответила им лучезарной улыбкой, усаживаясь перед микрофонами.
— Какие у вас планы на ближайшее будущее? — был первый вопрос.
— Отдыхать! — не задумываясь ответила она. В понедельник они с Ником улетят в Калифорнию, чтобы провести три недели в ее уютном домике. — Не спрашивайте у меня, где я буду проводить каникулы: это секрет!
— Но почему? Вы хотите устроить себе второй медовый месяц?
— Нет, продолжить первый, — не полезла в карман за ответом Мелисса.
От ответов на вопросы о нетактичном поведении Лючии Конти она уклонилась.
Позже ей пришлось дать интервью для Би-би-си и еще одно — Джеку. Тут Мелисса не удержалась и допустила весьма нелестный отзыв о сопернице, когда Джек спросил, какого она о ней мнения. Заметив, как вытянулось у брата лицо, она спохватилась:
— Простите, а этот кусок можно вырезать из пленки?
— Увы, мы в прямом эфире! — вздохнул Джек и, обернувшись лицом к телекамере, развел руками: — Теперь вы понимаете, что мне приходилось выслушивать от нее на протяжении многих лет?
Сотни болельщиков пришли проводить чемпионку из теннисного клуба. В руках у многих из ее почитателей были букеты цветов.
— Я чувствую себя членом королевской семьи! — шепнула Мелисса мужу.
— Она вернется в Уимблдон на будущий год? — спросил кто-то у Ника.
— Думаю, что да, — ответил он. Мелисса слышала подобные вопросы сотни раз и всегда отвечала только утвердительно. Но сегодня она впервые спросила себя, а действительно ли ей хочется этого? Странная мысль посетила ее, когда она лежала в горячей ванне, отдыхая перед ужином в ресторане. В конце концов, она осуществила свою мечту, так не пора ли уйти со сцены?
Расслабившись, Мелисса прислушивалась к голосу Ника, разговаривающего с кем-то по телефону: от поздравлений в этот вечер не было отбоя. Пять лет минуло с тех пор, когда она сказала ему, что хочет проверить, на что способна. И вот наконец получила ответ — стала чемпионкой Уимблдона. Разве этого мало? А с другой стороны, готова ли она отказаться от денег и славы? И как она будет чувствовать себя, если окажется на следующий год в Уимблдоне лишь в качестве зрителя?
Устав от звонков, Ник отключил телефон и стал переодеваться. Посмотрев на часы, он нахмурился, они с Мелиссой уже опаздывали!
Он зашел в ванную, чтобы поторопить жену. Та улыбнулась, но ничего не сказала, решив поделиться с ним своими мыслями позже, когда примет окончательное решение. Ник не жаловался на кочевую жизнь, но Мелисса понимала, что и он устал от бесконечных переездов. У Ричарда и Шейлы родился чудесный ребенок. Наблюдая, с какой нежностью Ник берет малыша на руки, Мелисса ощущала ком в горле. Но прежде чем решиться загладить свою вину, ей самой требовалось понять, готова ли она на этот шаг. Ведь если она уйдет из тенниса, то раз и навсегда, чтобы целиком посвятить себя воспитанию будущих детей.
— Эй, чемпионка! — вывел жену из размышлений Ник. — Вылезай, нам пора!
Не дожидаясь ответа, он приподнял ее и, укутав в полотенце, поставил на пол. Обняв мужа за плечи, Мелисса прижалась к нему, нежно шепча:
— Я люблю тебя! Как ты считаешь, с нашей стороны будет очень бестактно чуточку опоздать в ресторан?
— Это будет ужасно! — с важным видом сказал Ник, чувствуя прилив страсти. — Но, по-моему, чемпионка Уимблдона имеет право поступать так, как ей хочется.
— Замечательно! — выдохнула Мелисса. Ник подхватил ее на руки и понес в спальню.
Как всегда, страсть вспыхнула в них моментально. Супружество не притупило остроту их ощущений. Они настолько чутко угадывали желания друг друга, так хорошо понимали все без слов, что им не требовалось никаких прелюдий к их любовной игре. Вот и на этот раз они отдались ей без промедления и остались вполне довольны друг другом и собой…
— Машина у подъезда, — сказал Ник, посмотрев из окна вниз. — Ты готова, любовь моя?
Одетая в изящное вечернее платье из синего шелка, Мелисса взглянула на себя в зеркало в последний раз и встала, удовлетворенная своим внешним видом. Она взяла с туалетного столика сумочку, достала из нее упаковку противозачаточных таблеток, задумчиво посмотрела на нее и бросила в мусорную корзину.
— Да, я готова, дорогой.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Игры профессионалов - Беллами Кэтрин



Отлично написано и сюжет не затерт
Игры профессионалов - Беллами КэтринДульсинея
8.11.2011, 8.30





Жизненная история со своими взлетами и падениями! Понравилось!
Игры профессионалов - Беллами КэтринКристина
21.09.2013, 6.48





так себе. или даже хуже
Игры профессионалов - Беллами Кэтрининна
31.08.2015, 16.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100