Читать онлайн Игры профессионалов, автора - Беллами Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игры профессионалов - Беллами Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.57 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игры профессионалов - Беллами Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игры профессионалов - Беллами Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беллами Кэтрин

Игры профессионалов

Читать онлайн

Аннотация

Юная теннисистка Мелисса Фаррелл и тридцатилетний офицер Ник Леннокс созданы друг для друга. Их любовь, страсть, взаимное притяжение безграничны. Но если Ник мечтает уйти в отставку, поселиться в родовом имении и поскорее обзавестись наследником, то Мелисса не мыслит себе жизни без профессионального тенниса с его беспрерывными разъездами и жестким самоограничением. А тут еще козни привлекательного донжуана Эйса Делани и ухаживание влюбленного и преданного Хэла Ренуика...
Мелисса и Ник нашли пути друг к другу. Сумеют ли они найти общий, совместный путь - к счастью?


Следующая страница

ГЛАВА 1

— Пресса окрестила этот поединок «Битвой красавиц», — сообщил капитан Дейл Купленд, по прозвищу Куп, своему другу майору Нику Ленноксу.
Ник лишь усмехнулся в ответ и прибавил скорость — «ягуар» фыркнул и легко обошел вереницу автомобилей. Стрелка спидометра качнулась за отметку девяносто.
— Эта Лючия Конти, по-моему, итальянка, — не унимался Куп, — знойная женщина! А как выглядит твоя Мелисса Фаррелл?
— Она пока еще не моя, но я работаю в этом направлении, — оживился Ник. — Девчонка — просто сказка! Высокая, длинноногая, роскошные темные волосы, невероятные синие глаза и алые губки, пухлые, как бутон розы. Так и тянет их поцеловать…
— Можешь не продолжать, мне все понятно, — перебил его приятель, жалея, что задал этот вопрос.
Они направлялись на теннисный турнир в Бекнем, где восемнадцатилетней спортсменке впервые предстояло помериться силами с профессионалами. Открытое первенство графства Кент традиционно предваряло теннисный турнир в Уимблдоне.
Спортивных обозревателей Мелисса Фаррелл заинтересовала не только своей привлекательной внешностью и несомненным талантом, но и твердым намерением пойти по стопам старшего брата. Один из сильнейших теннисистов Англии, Джек Фаррелл особенно отличился в парных состязаниях мужского разряда, играя вместе с Эйсом Делани, чьи любовные похождения снискали ему славу «скверного парня», что ничуть не смущало американского донжуана.
Остаток пути Дейл и Ник молчали.
На стадион они прибыли незадолго до начала матча.
— Проклятие! — в сердцах выругался Ник, просмотрев программу турнира. — Не ожидал, что и мужчины играют на этих же площадках.
— А почему это огорчает тебя? — удивился Куп.
— Объявился Эйс Делани, — нахмурился Ник, всем своим видом давая другу понять, что дальнейших пояснений не будет.
Ходили слухи, что Эйс — потомок индейцев-апачей. Смуглолицый, с ястребиным взглядом и длинными черными волосами, перехваченными лентой, он походил на хищную птицу.
Мелисса влюбилась в него четырнадцатилетней девчонкой и вознамерилась выйти за своего кумира замуж. Эта подростковая непоколебимость настораживала ее родителей и льстила самовлюбленному Эйсу.
— Но Делани, насколько я знаю, не торопится связывать себя брачными узами, — сказал Куп, догадавшись о причине тревоги друга. — Советую тебе держаться с достоинством, как и подобает наследнику дворянского титула и родового имения. А Мелиссе об этом известно?
— Ее может впечатлить только один титул — победителя Уимблдонского турнира, — с улыбкой сказал Ник. — Но коль уж мы заговорили о знатных предках, то замечу: семья Фаррелл вот уже более трех столетий живет в поместье Беллвуд, построенном еще в эпоху Тюдоров.
— Тебе не остается ничего другого, как уповать на свое обаяние, — осклабился Куп. — Оно еще ни разу тебя не подвело.
— К Мелиссе нельзя подходить с общей меркой, — буркнул Ник, вновь уткнувшись носом в программу. — Она играет на втором корте, — добавил он и направился к группе болельщиков.
Куп не торопился последовать за другом: он уже присмотрел буфет с прохладительными напитками, интересующий его гораздо больше, чем встреча двух теннисисток. На турнир он приехал только ради Мелиссы, пленившей сердце Ника, с которым его связывала совместная пятилетняя служба в одном полку. На памяти Купа еще ни одной девице не удавалось так вскружить Нику голову.
— Пожалуй, я сперва выпью пива, — крикнул он вслед Нику. — Увидимся на трибуне.
— Хорошо, — обернувшись, кивнул ему Ник и пошел дальше.
Высокий, атлетически сложенный блондин с серебристым оттенком коротко стриженных волос, он производил впечатление человека, привыкшего добиваться поставленной цели. Об этом свидетельствовали и его дымчато-серые глаза с прямым, как и его нос, взглядом, и твердый подбородок. Сегодня Ник был в военном мундире. Он не успел переодеться в гражданский костюм из-за спешки. В Бекнем — городок вблизи Лондона — он помчался на «ягуаре» прямо из казармы в Олдершоте, боясь опоздать к началу соревнований. Едва взглянув на него, мужчины молча уступали ему дорогу, пока он протискивался сквозь толпу к теннисному корту. Женщины с интересом провожали плечистого белокурого великана взглядами, интуитивно угадывая в нем настоящего мужчину.
Присев на свободное место неподалеку от группы болельщиков, пришедших поддержать Мелиссу, Ник тотчас же заметил Джека — улыбчивого светловолосого молодого мужчину с озорными искорками в карих глазах, как и у его отца, Дэниела, с которым они были похожи как две капли воды, с поправкой на возраст, разумеется. Роза Фаррелл — мать Мелиссы и Джека — сохранила женскую привлекательность, умудрившись избежать морщин на красивом лице и седины в густых черных волосах, удивительным образом гармонирующих с чарующей синевой ее огромных глаз, столь же пленительных, как и у Мелиссы. Вот уже несколько лет, как Дэниел и Роза развелись, но взаимные обиды успели позабыться, сменившись вполне дружескими отношениями бывших супругов.
— Простите! — воскликнула на ходу рыжеволосая стройная девушка, протискиваясь по проходу мимо Ника к свободному местечку рядом с Джеком. Заняв его, она с заговорщицким видом стала нашептывать тому что-то на ухо.
— Это Кэти Оливер, — сказал кто-то за спиной у Ника. — Из-за травмы колена она вынуждена на время прекратить играть и сейчас тренирует Мелиссу. Говорят, Кэти намерена посвятить этому занятию весь год.
— Что сделал Эйс этой ночью с несчастной Лючией? — тихо спросила Кэти у Джека. — Она совершенно позеленела и пригоршнями глотает болеутоляющие таблетки.
— Он подмешал ей водки во фруктовый сок и подсыпал в кофе слабительного, — ответил Джек. Оба прыснули со смеху, хотя и чувствовали себя отчасти виноватыми в случившемся. Одно дело — честно воспользоваться травмой или болезнью противника, другое — намеренно способствовать его недомоганию…
Джек уговорил Эйса попытаться соблазнить его бывшую подружку накануне ее встречи с Мелиссой, но тот переусердствовал, что, в общем-то, не слишком и обрадовало Джека.
Зрители захлопали в ладоши, приветствуя спортсменок, вышедших на корт, и Ник переключил внимание на участниц этой «битвы», желая победы, конечно же, Мелиссе. Со времени их первой встречи минул год. Он увидел ее в матче с его племянницей Джессикой Стэнтон, победа в котором досталась Мелиссе, и тотчас же по уши влюбился в юную чемпионку. Вскоре после этого Ник был вынужден покинуть Англию по делам службы, но Мелисса не выходила у него из головы. И с каждым новым, пусть редким и коротким, свиданием с ней он все больше убеждался в том, что Мелисса — девушка его мечты.
— Она выглядит бледноватой, — озабоченно заметила Роза.
— С ней все в порядке, — заверила ее Кэти. — Просто слегка волнуется.
Женщины замолчали, наблюдая за Мелиссой, нервно переминающейся с ноги на ногу в ожидании результата жеребьевки перед началом матча. Но уже во время разминки Роза, Джек и Кэти слегка успокоились, видя, как уверенно передвигается она по корту и бьет по мячу, не выказывая никаких признаков скованности, опасной для игрока любого ранга. Джек снова подумал, что сестра в отличной форме, и переключил свое внимание на ее соперницу.
Лючия чувствовала себя ужасно, проклиная Эйса и собственную слабость. Каждый удар по мячу отдавался резкой головной болью. Не нужно было поддаваться на его уговоры чуточку расслабиться и выпить по легкому коктейлю. Дело кончилось, разумеется, бессонной ночью в его постели. Оставалось лишь надеяться, что неопытная англичанка сломается в начале встречи…
Получив право выбора, Лючия умышленно отдала первую серию подач сопернице, надеясь, что в случае неудачи Мелисса скиснет. Занимая позицию, англичанка действительно проявляла легкую неуверенность. Но едва трибуны затихли и судья на вышке отдал команду играть, как она уверенно подбросила вверх мяч и, мощным ударом послав его в угол «квадрата», выбежала к сетке, чтобы нанести следующий удар с лета. Низкая траектория мяча, коснувшегося площадки там, где соперница не предвидела, принесла ей удачу: счет стал 15:0. Мелисса облегченно вздохнула и вернулась на линию подачи.
— Ловко! — одобрительно воскликнул Джек. — Она явно не ожидала от сестренки такой прыти.
Кэти молча кивнула в знак согласия с ним, а Роза и Дэниел вообще промолчали, охваченные азартом болельщиков.
Следуя совету Кэти, Мелисса придерживалась намеченной тактики выходов вперед после подачи, пытаясь не упустить инициативу и не дать сопернице втянуть ее в затяжной обмен ударами. Более опытная Лючия наверняка сумела бы переиграть ее в такой ситуации. Проиграв только один розыгрыш мяча, Мелисса выиграла первый гейм и села отдыхать, вполне довольная собой.
Лючия с досады отшвырнула ракетку, а когда нагнулась поднять ее, вздрогнула от резкой боли в голове: казалось, что ее залили расплавленным свинцом! Еще большее огорчение постигло ее двадцать минут спустя, когда она проиграла гейм, в котором подавала сама. Мелисса завершила первый сет уверенной победой со счетом 6:3. Надвигалась катастрофа.
Лючия упала на стул, совершенно обессиленная жуткой головной болью, и закрыла глаза. Холодные примочки к вискам немного облегчили ее страдания, но неприятные ощущения возникли в животе. В принципе, можно было сейчас же прервать этот матч, признав свое поражение, поскольку его результат никак не отразился бы ни на ее положении в списке сильнейших профессиональных игроков, ни на предстоящем Уимблдонском турнире. До него еще оставалось достаточно времени, чтобы хорошенько потренироваться на травяном корте. Но гордость не позволила Лючии сдаться молодой сопернице без боя, и она промучилась еще час, прежде чем судья объявил, что победу в этой встрече одержала Мелисса Фаррелл.
— Молодец! — Лючия пожала ей руку через сетку. — Надеюсь, мы еще встретимся!
Отметив в ее недобром взгляде затаенную угрозу реванша, Мелисса лишь кивнула в ответ и с широкой улыбкой на сияющем лице подошла к своим близким.
— Ты прошла во второй тур, поздравляю! — воскликнула Кэти. — Но я понятия не имею, с кем тебе придется играть! Пойду наведу справки.
— Кое-кому не верилось, что я выиграю, — проворчала ей вслед Мелисса, всем своим видом демонстрируя, что она сама не сомневалась в победе.
— С тобой хотят поговорить газетчики, — сообщил сестре Джек, уводя ее подальше от болельщиков, спешащих поздравить юную спортсменку с успехом. — Не обращай внимания на глупые вопросы, будь со всеми любезна! И не унижай соперницу.
— Не будь занудой, я все помню! — прервала наставления брата Мелисса и неохотно пошла в зал для пресс-конференций.
Журналисты в большинстве своем были ее соотечественниками и задавали самые простые вопросы о планах на будущее. Разделавшись с газетчиками, Мелисса приняла душ и пошла разыскивать Кэти, чтобы узнать фамилию своей следующей соперницы. Ей все еще не верилось, что она вышла во второй тур, одержав убедительную победу над сильной спортсменкой, входящей в первую тридцатку профессиональных теннисисток.
— Мелисса! — услышала она знакомый голос и, обернувшись, увидела Ника Леннокса. Улыбаясь, он махал ей рукой. — Поздравляю!
— Спасибо. — Мелисса слегка смутилась. Дядя Джессики Стэнтон был всегда добр и внимателен к ней. Но сейчас этот симпатичный мужчина воспринимался ею как-то иначе, не так, как раньше…
— Я ни разу не видела вас в мундире! — выпалила она и тотчас же опустила глаза, почувствовав, что ляпнула глупость.
Ник с трудом подавил улыбку. Он знал, как действует на женщин, особенно молодых, военная форма, но не ожидал такой реакции от Мелиссы.
— Вы такой мужественный в форме, — подчеркнуто насмешливо добавила та, пытаясь скрыть свою растерянность. — А Джессика с вами?
— Нет, я приехал на турнир один прямо из Олдершота, — ответил Ник.
— Ах, вот оно что! — вздохнула Мелисса, прищурившись. — Выходит, вы примчались ради меня? — с улыбкой спросила она, кокетливо вскинув голову и пронзая его дерзким взглядом из-под длинных ресниц.
Боже! Кажется, она заигрывает со мной, с радостным изумлением подумал Ник и ответил, движимый внезапным порывом:
— Вот именно! Можно пригласить тебя на прогулку?
— В самом деле? — покраснела от удовольствия Мелисса, но тотчас же отвела взгляд, напомнив себе, что она любит одного Эйса.
— Мы могли бы побродить по Лондону! У меня увольнительная на эти выходные, — пояснил Ник, стараясь говорить спокойным будничным тоном.
— Ну… — замялась было Мелисса, но в следующий миг заметила, как Эйс, одержавший уверенную победу на главном корте, утешает Лючию. — Я с радостью принимаю ваше приглашение! — не задумываясь воскликнула она, густо краснея.
— Великолепно! — сказал Ник, от которого не укрылась ее реакция на сцену встречи американца с итальянкой. Они условились о месте и времени свидания, и Ник поспешно попрощался, опасаясь, как бы Мелисса не передумала.
Проходя мимо Эйса, Ник смерил его долгим и тяжелым взглядом. Полученное впечатление соответствовало тому, что он читал об этом скользком типе в колонке сплетен. Теперь, когда Ник сам начал обхаживать Мелиссу, он намеревался заставить ее забыть о смазливом повесе. Видимо, Эйс почувствовал враждебность, исходящую от красавца в военной форме, и насторожился, хотя обыкновенно не обращал внимания на окружающих его мужчин. Этот блондин, который держался с подчеркнутой надменностью, свойственной аристократам Англии, внушал бывшему голодранцу из трущоб Лос-Анджелеса острую неприязнь.
Проигрыш в следующем матче вернул Мелиссу с небес на землю. Уступив победу соотечественнице, входящей лишь в первую сотню квалификационного списка, она еще раз поняла, насколько труден путь к успеху в избранном ею виде спорта. Но сдаваться Мелисса не собиралась. К тому же ей обещала помочь Кэти. На первых порах она побаивалась этой щуплой американки с острым язычком и резковатыми манерами, но постепенно прониклась к Кэти доверием, тем более что за той ухаживал Джек. Правда, для Мелиссы оставалось загадкой, как брат мог захотеть уложить в постель такую уродину.
Кэти тоже испытывала насчет своей подопечной определенные сомнения. Поначалу она подозревала, что аккуратная англичанка, с ее приверженностью к теннисным атрибутам и девичьим задором, просто хотела покрасоваться в лучах славы своего брата, не имея при этом каких-либо серьезных намерений в отношении собственной спортивной карьеры. Однако Кэти согласилась тренировать Мелиссу, уступив просьбе Джека, в которого влюбилась как кошка. Определенную роль в ее решении сыграла и травма, помешавшая ей самой участвовать в соревнованиях. Однако постепенно Кэти стала понимать, что за подчеркнуто вызывающим поведением молодой спортсменки скрывается сильный характер и готовность всерьез работать ради будущих успехов.
Остаток недели Мелисса тренировалась с Кэти и Джеком. И все это время она с нетерпением ожидала предстоящего свидания с Ником, назначенного на субботу. И сколько бы ни убеждала она себя, что это глупо и неразумно, он не выходил у нее из головы. Возможно, потому, что ему уже было под тридцать, а она встречалась лишь с молодыми людьми своего возраста.
Мелисса перемерила и отвергла все вещи из своего гардероба, но, проснувшись в субботу утром, все еще не решила, что ей надеть на свидание. День выдался погожим, синоптики обещали солнце и жару, поэтому она остановила свой выбор на легком коротеньком платье без рукавов из черной лайкры.
В Лондон она приехала в начале одиннадцатого и не без волнения стала выискивать Ника в толпе на перроне. Наконец ее взгляд упал на знакомую фигуру высокого широкоплечего мужчины, и сердце радостно екнуло: это он! Загорелый и стройный, с красивой белокурой шевелюрой, Ник уже пробирался к ней навстречу.
— Привет! — с улыбкой сказал он. Серые глаза его светились дружеским теплом.
— Привет! — смущенно ответила Мелисса, ощущая пустоту в животе.
— Ты чудесно выглядишь! Такое впечатление, что ты подросла! — добавил он, шутливо нахмурившись.
— Просто я надела туфли на высоком каблуке! — рассмеялась Мелисса и непринужденно вытянула на обозрение длинную стройную ногу.
У Ника перехватило дыхание. С трудом оторвав взгляд от ее ноги, он промычал нечто невразумительное, прокашлялся и спросил:
— Чем тебе хотелось бы сегодня заняться?
Он поднял руку, останавливая такси.
— Даже не знаю, — добродушно ответила она, — просто хочется отдохнуть. Кэти меня совершенно загоняла на тренировках!
Рассудив, что женщины любого возраста обожают ходить по магазинам, Ник попросил Мелиссу помочь ему выбрать подарки для Джессики и ее младшей сестренки Джульетты. Обе они родились в один месяц, и вскоре им предстояло отмечать это событие.
Прогулявшись по Кенсингтон-Хай-стрит, они купили бижутерию для племянниц Ника, приглянувшуюся Мелиссе, и пошли в Кенсингтон-Гарденз, очень довольные покупками, погодой и друг другом.
Мелисса расслабилась и даже не обратила особою внимания на то, что Ник взял ее за руку, пока они гуляли по аллее. Она беззаботно болтала о всяких пустяках, рассеянно отвечала на его вопросы о Кэти и ее планах на будущее, но заметно оживилась, когда разговор зашел об Уимблдонском турнире, в котором она собиралась выступать в паре с Джеком в состязаниях смешанных пар. До него оставалось всего две недели.
— Джессика успевает не только тренироваться, но и учиться в колледже. Ты не хочешь последовать ее примеру? — спросил Ник, вспомнив, что Дэниел пытался убедить дочь поступить в университет, но та предпочла учебе карьеру профессиональной теннисистки.
— Нет, — ответила Мелисса, не раздумывая. — И если говорить откровенно, Джессика еще пожалеет об этом. Нельзя угнаться за двумя зайцами! Она провалится на экзаменах и плохо выступит на соревнованиях.
— Логично, — согласился с ней Ник. — А не пора ли нам перекусить?
Устроившись за столиком открытого кафе, они заказали напитки. Пока Ник обдумывал тост, Мелисса украдкой сняла туфли, подумав при этом, что Кэти наверняка убила бы ее, если бы увидела на ней такую обувь. Подверни Мелисса лодыжку — и конец всем планам на ближайшие месяцы!
Ник поднял бокал, поданный официантом, и проникновенно сказал:
— Пьем за твое прекрасное будущее! И мое тоже, мысленно добавил он.
— Спасибо, — улыбнулась Мелисса, поднимая бокал с холодной водой. — А как насчет твоих планов? Джессика рассказывала мне, что ты собираешься оставить армейскую службу из-за смерти кузена. Это верно?
— Да, — помрачнел Ник, вспомнив о трагической гибели Роури два года тому назад. — Мы с ним выросли в одном тихом шотландском селении в долине Гленгарри. Роури должен был унаследовать родовой титул и замок. Детей у него не было, поэтому теперь единственным наследником нашего старика — так мы прозвали его деда-баронета — стал я. Ему уже за восемьдесят, и я считаю себя обязанным побыть рядом с ним в его последние годы. Это мой долг!
— Ясно, — вздохнула с сожалением Мелисса. Ей все больше и больше нравился симпатичный дядюшка Джессики.
Внезапно где-то поблизости раздался женский крик. Резко обернувшись, Ник увидел в двадцати шагах от их столика воришку, убегающего с женской сумочкой в руке.
Схватив свободный стул, Ник швырнул его под ноги мерзавцу и, когда тот споткнулся, подбежал и ловко вывернул ему за спину руку, вынудив упасть на колени болевым приемом джиу-джитсу. Отобрав сумку у похитителя, Ник отдал ее владелице — симпатичной блондинке в коротенькой юбочке. Та многообещающе улыбнулась ему в ответ, и Мелисса нахмурилась: ей это совсем не понравилось.
— Позовите полицейского! — крикнул Ник. — Мне хотелось бы доесть обед, а не сторожить этого неудачника.
Подбежавшие официанты вцепились в вора мертвой хваткой, и Ник вернулся к своему столику, где его ожидала побледневшая Мелисса, лишь теперь сообразившая, что произошло.
— Все в порядке, дорогая? — участливо спросил он.
— Да, — с растерянной улыбкой сказала она. — Как быстро ты отреагировал, однако. Лично я обмерла со страху. Не знаю, что бы я сделала, если бы такое случилось со мной. — Мелисса зябко повела плечами, несмотря на жару.
— Если у тебя потребуют деньги, лучше отдай, — посоветовал Ник.
— А ты бы отдал? — недоверчиво взглянула на него Мелисса.
— Нет, потому что у меня больше шансов справиться с нападающим, чем у тебя, дорогая. Но поверь, под дулом пистолета я не окажу сопротивления. Забуду о гордости и вручу бандиту бумажник — так спокойнее. Обида забудется, а рана от пули еще долго будет давать о себе знать. Однако тебе может грозить опасность похуже, чем ограбление, Мелисса! Преступник, если начнешь сопротивляться, может обозлиться и сотворить с тобой нечто похлеще…
— Изнасиловать, к примеру, — тихо сказала Мелисса.
— Да, но давай сменим тему, я не хотел тебя запугивать! — быстро нашелся Ник, заметив испуг в ее глазах.
— Договорились, — кивнула она и тотчас же спросила: — А ты научишь меня приемам самообороны?
— С удовольствием, — ответил Ник. — Можем приступить к занятиям сегодня же, если ты согласна заехать ко мне на квартиру. Я живу неподалеку отсюда, в Челси. Хочешь кофе?
— Спасибо, нет!
Ник подозвал официанта и заметил, покосившись на туфли Мелиссы, которые она поспешно пыталась надеть под столом:
— Между прочим, острый каблук — отличное оружие! Если кто-то обхватит тебя сзади, оцарапай ему голень и с силой стукни по ступне. Он тотчас же тебя отпустит. И тогда беги без оглядки!
Они сели в такси, и он продолжил свою лекцию:
— По возможности избегай конфликтов, будь осторожна, когда идешь одна вечером по улице, не заходи на автостоянки. На всякий случай держи в кулаке связку ключей. В случае нападения старайся угодить ими в глаз хулигану. И кричи погромче: шпана этого не любит… Я тебя не напугал, дорогая?
— Немножко, но мне все это жутко интересно! — призналась Мелисса. — Я собираюсь много путешествовать, и мне твои наставления могут пригодиться.
— Разумеется, — кивнул Ник, с трудом подавив желание предложить ей себя в качестве телохранителя.
Обучать Мелиссу искусству ускользать из объятий Нику было одновременно и приятно, и мучительно трудно. Хрупкая с виду, она оказалась крепкой и сильной. На всякий случай для отработки ударов Ник выбрал подушку потолще. Когда же дело дошло до ударов ногой, он понял, что ему пора под ледяной душ: юбка у нее была слишком короткой, чтобы он мог сосредоточиться.
— Сделаем перерыв! — предложил он и направился в кухню, чтобы взять себя в руки. — У меня в горле пересохло. Тебе принести кока-колы или апельсинового сока?
— Налейте мне холодной воды, — попросила Мелисса.
Когда Ник вернулся в комнату, она смотрела в окно, повернувшись к нему спиной. Он тихо поставил бокалы на столик и, подкравшись к ней сзади, обхватил одной рукой ей горло, ожидая, что она как послушная ученица ответит ударом локтя в солнечное сплетение или стукнет пяткой по голени. Но на его захват она отреагировала совсем не так, как он советовал.
— Мелисса! — хрипло сказал Ник. — Когда мужчина обхватывает тебя сзади, не стоит гладить его руку. — И, повернув ее к себе лицом, поцеловал в губы. Она, закинув голову, молча прижалась к нему всем телом и закрыла глаза.
Обняв одной рукой ее талию, Ник погладил шелковистые волосы и еще сильнее впился в сладкие, податливые губы. Она обмякла, ощущая неожиданную слабость в коленях. Никто из мальчишек, с которыми она целовалась, не доставлял ей такого удовольствия.
— На кровати нам будет удобнее, — прошептал он. Мелисса кивнула в знак согласия. Когда Ник уложил ее на покрывало, она лишь смотрела на него с ожиданием и молчала. — Если ты сама этого не захочешь, ничего не случится, — заверил он. — Я не сделаю тебе больно.
— Надеюсь, — прошептала Мелисса.
— Ты не выцарапаешь мне глаза, Мелисса?
— Нет! — весело сказала она.
Ник наклонился, чтобы поцеловать ее, но она опередила его, обняв обеими руками за шею и потянув на себя. Он ощутил желание немедленно овладеть ею, но сдержался. Нежно гладя ее тело, Ник почувствовал, как твердеют от его прикосновения ее соски, учащается дыхание, а когда коснулся языком груди, девушка застонала от удовольствия и вздрогнула.
— Еще? — тихо спросил он.
— Да! — выдохнула она.
— Тебе будет еще приятнее, если ты разденешься, — осторожно предложил он.
Мелисса села на кровати и позволила ему раздеть ее до белья — тонких черных трусиков и крохотного бюстгальтера.
— Ты восхитительна! — воскликнул Ник, любуясь ее красивой грудью, длинными ногами и втянутым, слегка подрагивающим животом.
Постанывая от блаженства, Мелисса позволила ему ласкать языком ее розовые соски. Ник лег с ней рядом и принялся покрывать поцелуями ее горячее тело, поглаживая бархатистую кожу, исследуя пальцами все углубления и изгибы великолепного молодого тела.
Ник почувствовал, как Мелисса напряглась и замерла, едва он попытался стянуть с нее трусики. Нежно погладив ее по животу, он решил не торопиться и оставил руку на лобке. Как он и рассчитывал, она вскоре начала тереться о нее, подавшись вперед. Ник дождался, пока ее движения стали более настойчивыми, и запустил пальцы под тонкий шелк. У него перехватило дыхание от ощущения нежного и влажного комочка, пульсирующего под его средним пальцем. Одним движением стянув с Мелиссы трусики, он нырнул лицом в ее промежность, покрытую нежными волосиками.
Тихо ойкнув, Мелисса содрогнулась от нового для нее ощущения. Дрожащими руками она стала гладить его по спине и плечам, и Ник с удовлетворением подумал, что мерзкий Эйс не успел добраться до нее своими грязными лапами.
Опьяненные ласками, они не расслышали, как хлопнула входная дверь. Но когда женский голос окликнул Ника по имени, Мелисса с ужасом осознала, что у неожиданной визитерши есть ключи от его квартиры.
— Ник, ты дома?
Шейла, с раздражением подумал он. Ник хорошо относился к вдове Роури, но она ошибочно принимала его сочувствие к ней за проявление чувств иного рода. Давно решив стать леди Леннокс, она намеревалась осуществить свою мечту любой ценой. После смерти Роури только Ник, ставший наследником родового имения и титула баронета, мог помочь ей в этом.
Ник со страхом взглянул на Мелиссу. Она отшатнулась и забилась в угол кровати, прикрывшись покрывалом.
— Я позвонила тебе в гарнизон, и мне сказали, что ты уехал в город на выходные… Ник?
Сообразив наконец, что Шейла вот-вот войдет в спальню, он вскочил и, обмотавшись полотенцем, быстро вышел в коридор, знаком показав Мелиссе сидеть тихо.
— Ах, так вот ты где! — удовлетворенно воскликнула Шейла. — Ты рад меня видеть?
Она улыбнулась, окинув взглядом его обнаженную фигуру.
— Нет, абсолютно не рад! Какого черта ты здесь делаешь? — рявкнул Ник.
— Я имею такое же право бывать здесь, как и ты, не забывай! — с вызовом проговорила Шейла.
— Разумеется, — Ник запустил пятерню в волосы, не зная, что ему делать дальше. — А ты не хочешь сходить в магазин? — с надеждой спросил он.
— И не подумаю! — выпалила она, покраснев от злости. — Я устала с дороги. Путь был не близким! Либо выпроваживай вон мочалку, что прячется в спальне, либо отправляйся вместе с ней в гостиницу.
— Не смей ее оскорблять! — зашипел Ник, направляясь в гостиную. — Возможно, она вскоре станет членом нашей семьи! Так что советую быть с ней повежливее!
— В самом деле? — прищурилась Шейла. — Ты собрался жениться на этой девке?
— Следи за своим языком, Шейла! Я обучил ее приемам самообороны, так что не удивляйся, если она отобьет тебе почки!
— Да, очаровательная невеста! — фыркнула Шейла.
Ник немного успокоился и пошел уговаривать Мелиссу выйти из спальни. Но ее не оказалась ни там, ни в ванной.
— Проклятье! — вскричал Ник. — Она ушла! Посмотри в окно, она в черном платье! — крикнул он Шейле, лихорадочно одеваясь. — Я попробую догнать ее и вернуть!
— Отсюда мне ее не видно, — отозвалась Шейла, даже не взглянув в окно. Этого ей только не хватало! — Ник! Она оставила туфли, значит, вернется за ними. И сумку тоже. Любопытно, что она в ней хранит?
* * *
Ник выдернул сумку Мелиссы у нее из рук, схватил туфли и только теперь сообразил, что бедняжка убежала не только босая, но и без гроша в кармане. Теперь она позвонит отцу, за счет абонента, и… Ника бросило в холодный пот.
— Я пойду ее искать, — тихо сказал он.
— Вот уж она обрадуется, когда увидит, как ты выскочишь отсюда следом за ней, словно ошпаренный, — съязвила Шейла. — Никуда она без денег не денется!
— Нет, я должен ее разыскать, — упрямо повторил Ник. — И будь с ней любезна, если она вернется в мое отсутствие.
— Что еще прикажешь мне сделать? — огрызнулась Шейла, но Ника уже и след простыл.
Выбежав на улицу, он побежал в сторону Кингз-роуд и вскоре увидел Мелиссу — она сидела на ступенях дома. Вид у беглянки был жалкий и несчастный.
— Почему ты убежала? — строго спросил он, приблизившись к ней. — Это Шейла, вдова моего покойного кузена! Что за детские выходки, Мелисса? Я не ожидал от тебя ничего подобного!
Он умолчал о том, что ее бегство едва не кончилось для него инфарктом.
— Разве не ты сегодня учил меня убегать от неприятностей? — вспыхнула Мелисса. Эту Шейлу она уже видела однажды на фотографии в семейном альбоме, которым хвасталась Джессика. Убитая горем вдова — изящная и миловидная молодая дама с пышной черной шевелюрой и огромными карими глазами — выглядела за ней совершенно беспомощной. Помнится, Джессика тогда сказала, что семья лелеет надежду, что Шейла и Ник когда-нибудь поженятся.
— Убегать от опасности, но не от личных проблем! — рявкнул Ник, выведенный из себя ее неумолимой логикой.
— Отдай мне, пожалуйста, сумку и туфли! — спокойно попросила Мелисса.
— Сперва нам нужно поговорить, — ответил Ник, присаживаясь на ступеньку рядом с ней.
— Не сейчас! Позволь мне уйти! — жалобным голоском произнесла Мелисса, готовая разрыдаться.
Нику стало стыдно, что он пытался соблазнить эту восемнадцатилетнюю девчонку, которая сейчас была похожа на обиженного ребенка.
— Прости меня, дорогая, — тихо проговорил он. — Я не должен был давать волю чувствам.
— По-моему, извиняться тебе следует перед Шейлой, а не передо мной, — холодно заметила Мелисса. — У нее ключи от твоей квартиры, из чего следует, что вы с ней в довольно близких отношениях. Логично?
— Мелисса, я тебя умоляю! — Ник улыбнулся и с облегчением вздохнул. Неужели она ревнует его к Шейле? Что она вообразила? — Эта квартира принадлежит старому баронету, но ею пользуется вся семья, — терпеливо объяснил Ник. — Если не веришь, спроси у Джессики, у нее тоже есть ключи от этой квартиры, как и у ее матери. Так что вставай и пошли с ней знакомиться! Ты должна исправить свою ошибку и…
— Нет! — перебила его Мелисса, упрямо глядя себе под ноги. Ей было очень скверно — обидно и стыдно. — Я хочу домой! Нам не нужно было встречаться. Я люблю Эйса! — выпалила вдруг она.
— Если ты еще не избавилась от своих детских фантазий в отношении этого ничтожества, тогда тебе действительно не следовало встречаться со мной! — безжалостно выкрикнул Ник, задетый за живое. — Приношу свои извинения за то, что я ошибочно принял тебя за взрослую девушку.
Мелисса закусила губу, выхватила у него из рук сумку и туфли и побежала прочь. Ник не двинулся с места. Увидев, что она села в такси, он побрел домой. После такого напутствия она прямиком угодит в объятия этого слизняка Эйса Делани, с горечью подумал он. Обидно, разумеется, но ей, похоже, на собственном горьком опыте доведется узнать то, что уже знает каждый: Эйс разобьет ей сердце и потом даже не посмотрит в ее сторону.
Мелисса бредила Уимблдонским турниром с раннего детства. Она всегда уговаривала родителей отвезти ее туда, а если ей не удавалось посмотреть соревнования с трибуны, то две недели не отходила от телевизора, когда транслировались теннисные матчи. От первого выступления Джека в состязаниях юниоров Мелисса пришла в полный восторг и не пропускала ни одного матча с его участием. У нее появились и другие любимые теннисисты, как мужчины, так и женщины. Она стала собирать их автографы. В тот день, когда старший брат стал профессиональным спортсменом и принес ей блокнот, заполненный автографами всех игроков, с которыми встречался в раздевалке, она была на седьмом небе от счастья.
В этом году Джек с Эйсом сняли дом неподалеку от Всеанглийского теннисного и крокетного клуба. После турнира в Истбурне к ним присоединились Кэти и Мелисса, а Роза взяла на себя роль домохозяйки и блюстительницы девственности Мелиссы, угрозу которой со стороны Эйса учуял Дэниел. Появление Розы не вызвало особой радости у Кэти. Она сердцем чувствовала, что мать не одобряет выбор сына. В этом она была права, но лишь отчасти. Отношения Джека с Кэти беспокоили Розу гораздо меньше, чем постоянные нападки американки на Мелиссу, с которой та особенно не церемонилась на тренировках. Но когда Роза закрыла глаза на то, что Джек и Кэти живут в одной комнате, в доме воцарилась вполне дружественная и спокойная обстановка.
Мелисса не покидала клуб с утра до позднего вечера, в буквальном смысле живя и дыша одним теннисом. Вместе с Кэти они наблюдали за будущими соперницами Мелиссы, подмечая их сильные и слабые стороны, манеру игры, и делали соответствующие выводы.
Матч в соревнованиях смешанных пар, в котором Мелисса и Джек играли против Хэла и Лайзы Ренуик — брата и сестры из Калифорнии, — был назначен на среду. После утренней тренировки Мелисса сидела в раздевалке и ждала, когда освободится четырнадцатый корт, на котором им предстояло выступать.
Она особенно не волновалась, но ощущала определенное возбуждение от того, что будет играть в паре с Джеком, подводить которого ей не хотелось. Согласившись на партнерство с ней, а не с более сильной теннисисткой, брат пошел на определенную жертву, рискуя очутиться в дальнейшем в невыгодном положении при жеребьевке.
— Мелисса! — окликнула ее Кэти, вбежавшая в раздевалку. — Не рассиживайся! Сейчас ваша игра! «Одиночники» закончили соревнования на центральном корте раньше, чем предполагалось, и ваш матч перенесен туда.
— На центральный корт? — тупо уставилась на нее Мелисса. Она не ожидала, что ей придется играть перед тысячами болельщиков и телевизионными камерами. — Нет, это невозможно! — осевшим голосом сказала она.
— Не трусь! Джек тебя поддержит! — ободрила ее Кэти. — Да другие участники просто сдохнут от зависти! Не каждому выпадает такая удача!
— Я понимаю, — вздохнула Мелисса. Взяв себя в руки, она подхватила свои ракетки и следом за Кэти вышла из раздевалки. Сердце бешено колотилось, но она сумела улыбнулась Джеку. Ноги стали как ватные, и Мелисса даже споткнулась.
— Кажется, я надела не ту пару тапочек, — пробормотала она.
— Нет, обувь на тебе нормальная, — спокойно сказал Джек.
— Мне нужно в туалет!
— Ты только что оттуда.
— Я не умею делать реверанс…
— А тебе и не придется его делать! Члены королевской семьи уже покинули трибуну, как, впрочем, и большинство зрителей. А телевизионщики заняты трансляцией матча на первом корте, — соврал он. — А вот и наши соперники. Возьми себя в руки!
Мелисса уже видела Хэла и Лайзу. Рыжеволосый юноша с добрыми карими глазами и его сестра, высокая блондинка, не первый год входили в число профессиональных теннисистов. Аплодисменты, которыми зрители встретили игроков, вышедших на корт, едва не оглушили Мелиссу. Она в ужасе оглянулась на трибуны: все они оказались заполненными болельщиками, а сам корт показался ей значительно больше обыкновенного. На табло крупными буквами высветилось объявление: «ДЖ. Д. ФАРРЕЛЛ И М.Р. ФАРРЕЛЛ ПРОТИВ Х.Э. РЕНУИК И Л.Э. РЕНУИК». Выиграв жеребьевку, Джек выбрал право приема подачи, с тем чтобы дать возможность Мелиссе успокоиться перед ее подачей в четвертом гейме. Пятиминутная разминка вернула ей уверенность, и Джек одобрительно улыбнулся сестре, когда судья на вышке объявил начало игры. Тактику матча они в деталях обсудили раньше, но Джек снова напомнил Мелиссе условные жесты и знаки, которыми обычно они обменивались с Эйсом.
— Я все помню, — кивнула Мелисса и заняла позицию у сетки.
Первую подачу Хэла принимал Джек и не сумел отбить мяч. Но Мелиссу это ничуть не смутило, она невозмутимо встала на задней линии, готовясь к приему второй подачи. Ладони у нее уже вспотели.
Мощный удар последовал раньше, чем она ожидала, но Мелисса инстинктивно метнулась в нужном направлении и подставила ракетку. Лайза явно не ожидала от нее этого и с досады угодила мячом в сетку. Счет сравнялся. Однако Хэл все равно выиграл этот гейм. Потом Джек сумел сравнять счет. С большим трудом Лайза умудрилась добиться в третьем гейме перевеса, счет стал 2:1. Подача перешла к Мелиссе.
— Постарайся подать как можно сильнее! — прошептал ей Джек. — А я подрежу отбитый мяч, чтобы выйти потом к сетке.
Мелисса кивнула, сделала несколько глубоких вдохов и приготовилась подавать. Первый мяч, посланный ею, улетел в аут, второй вышел чересчур слабым, но попал в «квадрат». Хэл ответил сильным крученым ударом, но Джек был готов к нему и ловко обвел Лайзу, приняв мяч с лета.
У Мелиссы вырвался вздох облегчения: она выиграла этот гейм. Встреча продолжалась, и наконец счет стал 6:6 — сетбол! Решалась судьба первого сета. Шум на трибунах усилился. Вот Хэл начал новый круг подач, Джек принял мяч и послал его Лайзе, та — Мелиссе. Ответный удар у нее получился таким сильным, что мяч угодил Хэлу в причинное место. Бедняга завопил, согнувшись в три погибели, и завертелся юлой по корту. Трибуны взорвались оглушительным хохотом.
— Извини, ради Бога! — крикнула Мелисса, с трудом сдерживая смех.
— Ты хочешь лишить меня радостей первой брачной ночи? — простонал в ответ Хэл. Мелисса прикрыла рот ладошкой.
Этот эпизод не только помог ей расслабиться, но и стал переломным моментом всего матча. Победив в первом сете, они с Джеком выиграли и во втором со счетом 6:3. Игра завершилась их убедительной победой.
— Извини еще раз за случившееся, — сказала Мелисса, пожимая руку Хэлу. — Но ведь ты не хотел заводить детей? — в шутку спросила она.
— Лишь до встречи с тобой, — серьезно ответил Хэл.
Мелисса смущенно улыбнулась в ответ и обернулась к Джеку.
— Как здорово играть на центральном корте! — восторженно воскликнула она. — Вот бы попасть сюда же в одиночном турнире!
Джек от изумления раскрыл рот и едва не выронил ракетку: совсем недавно она со страху не могла и шагу сделать!
Две недели турнира пролетели незаметно. Постепенно опустели раздевалки, выбывшие игроки разъехались по домам. Мелисса и Джек выиграли вторую встречу, однако проиграли матч с опытными профессионалами в третьей. Джек потерпел поражение в третьем туре в одиночном разряде, но не терял надежды одержать победу в финале парных мужских соревнований, выступая вместе с Эйсом.
На центральном корте Мелиссе удалось снова побывать лишь в качестве зрителя в ложе для участников турнира, на матче с участием Эйса. Он выступал блестяще и вышел в одиночных играх в четвертьфинал, но потом проиграл встречу из пяти сетов. Его длинные черные волосы, зачесанные назад, были перехвачены на лбу лентой. В сочетании с хищным профилем она придавала Эйсу еще большее сходство с его индейскими предками.
— Странно, что он не украшает голову перьями и не разрисовывает лицо, — едко усмехнулась Кэти.
— По-моему, ты его недолюбливаешь.
— Да я его терпеть не могу! Никакой он не потомок апачей, все это только пустой треп для публики. Он просто выходец из низов общества. Как и я, впрочем! Надеюсь, ты больше не питаешь на его счет иллюзий? — Она покосилась на Мелиссу. — Пора образумиться, милочка!
Мелисса улыбнулась и пожала плечами. Эйс все еще был симпатичен ей, хотя Ник тоже не выходил из головы. Она даже позвонила Джессике и узнала его адрес и номер телефона. Однако воспользоваться информацией так и не осмелилась. Но с приближением дня отъезда из Уимблдона она все сильнее ощущала потребность увидеться с ним. В субботу вечером Мелисса не выдержала, тщательно оделась, сделала макияж и потихоньку выскользнула из дома.
После трудной недели учений Ник сидел в комнате отдыха для офицеров. Он смотрел телевизионную программу новостей, когда дежурный сообщил, что у главной проходной его ожидает дама. Визита Мелиссы в гарнизон Ник совершенно не ожидал, поэтому вышел к главным воротам слегка взвинченным. Увидев ее шикарный БМВ с открытым верхом и наряд, в котором она пожаловала в военный городок, Ник остолбенел. У него возникло желание хорошенько встряхнуть эту напомаженную куклу в коротком розовом платье без рукавов, излишне откровенно обнажающем соблазнительные загорелые формы и длинные ноги. Мелисса молча встряхнула черной блестящей шевелюрой, захлопала наивными огромными глазами и улыбнулась во весь рот.
— Ты совсем спятила? — хмуро спросил Ник. — Кто тебя надоумил приехать в казарму в вечернем платье? Немедленно опусти верх автомобиля! Смотри, сколько зевак ты собрала!
Улыбка исчезла с лица Мелиссы, озорные искорки в ее синих глазах погасли. Ник тотчас же понял, что погорячился.
— Но меня ведь сюда пропустили, — возразила она, умолчав о пьяном солдате, пытавшемся забраться в машину, когда она остановилась, чтобы спросить у него дорогу к главным воротам. Мелиссе пришлось резко подать назад, чтобы отвязаться от него. При этом она разбила о дерево стекло стоп-сигнала.
— Завтра я уезжаю, вот и решила попрощаться, — продолжала Мелисса. — Прости… Я тогда убежала из квартиры, но, если бы не Шейла, ничего такого и не случилось бы.
Ник улыбнулся, заметив, что щеки девушки стали розовее платья, и обнял ее, с наслаждением вдыхая запах роскошных волос. Проходивший мимо солдат громко свистнул, но тотчас же испуганно извинился, узнав Ника, и поспешил прочь.
— Здесь нам не дадут поговорить спокойно, — проворчал Ник. — Поехали в отель!
Он уселся рядом с Мелиссой и, объяснив ей дорогу, стал с восхищением наблюдать, как она управляет автомобилем. Но взгляд Ника невольно соскальзывал с руля на ее обнаженные бедра и колени. Ник поймал себя на мысли, что созерцание женщины, переключающей рычаг коробки передач, очень эротичное занятие.
— Вот чертовщина! — внезапно воскликнул он, вспомнив, что у него с собой нет презервативов. — Нужно по дороге заскочить в дежурную аптеку!
— Зачем? — удивленно вскинула брови Мелисса. — Я принимаю таблетки… Так посоветовала мне Кэти. Цикл нужно регулировать во избежание неожиданностей. Ведь из-за этого я и проиграла в Бекнеме ответственную встречу!
— Ясно, — кивнул Ник. — Но в понятие безопасного секса входит не только предотвращение беременности.
Он всегда пользовался презервативами и не доверял клятвам девиц о том, что они «чистые». Мудрый старый баронет вдолбил им с Роури эту заповедь, когда они были еще подростками. Он, естественно, опасался шантажа со стороны какой-нибудь юной авантюристки. Но сейчас мысль даже о самом тончайшем изделии из резины претила Нику. Между ним и Мелиссой не должно быть никаких барьеров.
— Ты слишком доверчива, — все же сказал он.
— Просто я тебе верю, — улыбнулась она в ответ.
Ник погладил ее по щеке, но тотчас же отдернул руку, боясь, что не дотерпит до гостиницы и овладеет ею прямо в машине. Боже, сделай так, чтобы в «Красном льве» был свободный номер!
Его мольба была услышана — номер для них нашелся. Ник повесил на ручку двери табличку «Не беспокоить!», заперся изнутри и выдернул из розетки телефонный шнур. Они с Мелиссой взглянули друг на друга и крепко обнялись.
Его страсть мгновенно передалась ей, они словно бы вновь очутились в лондонской квартире. Одежда тотчас оказалась на полу, они упали на кровать, и Ник начал пылко целовать ее, лаская пальцами загорелую кожу и подбираясь все ближе и ближе к влажному и горячему лону. Нащупав его, он не стал торопить естественный ход событий, помня о том, что имеет дело с девственницей. Ник нежно и осторожно доводил Мелиссу до готовности принять его, прислушиваясь к ее вздохам и стонам.
— Расслабься, милая, — сказал он, почувствовав, как напряглась она в решающий момент, видимо вспомнив рассказы подруг о боли, обычно сопутствующей первому половому акту.
Медленно и аккуратно вошел он в жаркое и тесное углубление и едва удержался от резкого продолжения волшебного путешествия. Нарушить прелесть этого мгновения было бы преступлением. Но инстинкт подталкивал их обоих к действию, и постепенно движения его становились все более настойчивыми и уверенными, а учащенное дыхание и легкие стоны Мелиссы подсказывали, что она близка к обретению полного блаженства.
Мелисса даже не предполагала, что секс может приносить такое удовольствие. Чем глубже входил в нее Ник, тем ярче и слаще ощущала она их близость и тем сильнее хотелось ей полностью слиться с ним, стать его частью. Она обвила его ногами и руками, как виноградная лоза обвивает крепкую подпорку, и словно бы взмывала вместе с ним в чудесную высь. Наконец мир взорвался на множество ослепительных осколков, крик вырвался из ее груди, и тело содрогнулось в экстазе. Когда Мелисса успокоилась и открыла глаза, она увидела улыбающееся лицо Ника. В его взгляде светилась нежность.
— Всегда бывает так восхитительно? — с дрожью в голосе спросила она. — Для меня это откровение.
— Нет, милая, — уверенно ответил он. — Такое наслаждение ты можешь испытать только со мной. Другой все только испортит. Ты не жалеешь, что отдалась мне, а не Эйсу? — спросил он, поцеловав ее в губы.
Мелисса резко вскочила и, спустив ноги с кровати, сказала, глядя ему в глаза:
— Портрет Эйса висит в спальнях почти всех молодых теннисисток. — Она перевела дух и продолжала: — Своего мужчину я выбрала в четырнадцать лет, когда он сказал, войдя однажды в наш дом, что я непременно вырасту красавицей. Это был Эйс.
— А что ты думаешь об этом сейчас? — спросил Ник.
— Я считаю, что это девичьи грезы. Знаешь, я не ревновала Эйса к его многочисленным подружкам, так как внушила себе, что все они для него ничего не значат, и сама не придавала значения его романам. С тобой же все иначе… Когда Шейла ворвалась в твою квартиру, как к себе домой, мне показалось, что она на тебя имеет какие-то права.
— Но ведь я все тебе объяснил! — перебил ее Ник. Ему не хотелось больше разговаривать. В конце концов история с Эйсом закончилась навсегда!
Он нежно поцеловал Мелиссу, обнял и уложил на спину, затем коленом раздвинул ей ноги. На этот раз Ник мог позволить себе не спешить с началом любовного акта. Лишь воспламенив в Мелиссе огонь желания, он вновь овладел ею. Оргазм, который они испытали одновременно, потряс Мелиссу и удивил даже самого Ника. А когда она уснула, он не выпустил ее из объятий, помня о том, что наутро им придется расстаться.
Короткая летняя ночь скоро сменилась рассветом. Разбуженная солнечным лучом, Мелисса проснулась.
— Давай решим, когда мы снова встретимся! — предложил ей Ник. — А еще можно договориться приезжать сюда в это же время каждый год, что бы с нами ни случилось.
— Отличная мысль! — сказала Мелисса. — Уже светает, — грустно добавила она. — Если я не поеду на соревнования, то потом всю жизнь буду жалеть. Я так долго ждала этого шанса. Но сейчас мне почему-то печально.
— Ну, конечно же, тебе нужно ехать, дорогая! — воскликнул Ник. — Я постараюсь вырвать денек-другой, чтобы повидаться с тобой.
Оба прекрасно понимали, что им сложно будет находить время для свиданий. Мелиссе предстояло путешествовать по свету, а Ник пока еще был связан армейской службой. Они обнялись, сожалея, что не в силах остановить время. Но солнце неумолимо поднималось все выше и выше, новый день входил в свои права. Они позавтракали в номере, снова предались любовной игре и наконец, держась за руки, вышли на улицу, где им предстояло расстаться. Мелисса намеревалась поехать прямо в аэропорт, а Ник — позвонить приятелю и попросить подвезти его до гарнизона.
Поцеловав Мелиссу на прощание, Ник распахнул дверцу БМВ. Он с трудом подавил острое желание уговорить ее остаться. Слезы мешали Мелиссе вставить ключ в замок зажигания. Наконец мотор завелся, она торопливо чмокнула Ника в щеку и, быстро набирая скорость, укатила.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Игры профессионалов - Беллами Кэтрин



Отлично написано и сюжет не затерт
Игры профессионалов - Беллами КэтринДульсинея
8.11.2011, 8.30





Жизненная история со своими взлетами и падениями! Понравилось!
Игры профессионалов - Беллами КэтринКристина
21.09.2013, 6.48





так себе. или даже хуже
Игры профессионалов - Беллами Кэтрининна
31.08.2015, 16.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100