Читать онлайн Непорочная грешница, автора - Бекнел Рексанна, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непорочная грешница - Бекнел Рексанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.72 (Голосов: 101)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непорочная грешница - Бекнел Рексанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непорочная грешница - Бекнел Рексанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бекнел Рексанна

Непорочная грешница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

— Они похожи на побитых собак, поджавших хвосты.
Экстон де ла Мансе в тот момент торжествовал победу и не мог сдержать улыбку, услышав это замечание Питера. Что и говорить, его младший брат в карман за острым словцом не полезет. Юноша впервые отправился на войну и теперь находился под крылышком старшего брата. Рыцарские законы чести требовали, чтобы Питер проходил курс рыцарских наук при другом знатном вельможе, но мать очень уж боялась за младшего сына. По правде сказать, ей вовсе не хотелось, чтобы Питер стал рыцарем. Ее муж и два старших сына и без того заплатили тяжкую дань войне, и их тела давно уже истлели в фамильном склепе.
Питер, однако, очень хотел стать рыцарем и в конце концов уговорил мать. Однако, настояв на своем, она сама выбрала младшему сыну наставника в воинских искусствах. По мнению госпожи де ла Мансе, лучшего учителя, чем Экс-тон, для младшего брата было не сыскать. К тому же старший брат мог не только обучать Питера, но и приглядывать за ним по-родственному.
Хотя подобное решение кем-то со стороны могло быть воспринято с насмешкой, после года, который братья провели в совместном походе, Экстон де ла Мансе оценил в полной мере предусмотрительность матери. Так уж случилось, что Питер — несмотря на свою молодость — оказался куда лучше приспособленным к жизни воина, нежели Уильям и Ив. Младший брат Экстона был быстрый, как молния, храбрый, как лев, и уже снискал признание за свое умение владеть копьем и мечом. Кроме того, он отлично знал и любил лошадей, причем всех подряд — от обозной клячи до хорошо выученного боевого коня.
Так что никто не удивился, когда Питер пожелал участвовать с братом в набеге на Мейденстонский замок — тот самый, где при другом развитии событий Питер должен был появиться на свет. Экстону вдруг пришло в голову, что в его войске нет человека, более подходящего для ведения переговоров о сдаче замка. Питер — единственный из четырех братьев де ла Мансе никогда в жизни не переступал порога Мейденстонского замка, поскольку родился во времена вынужденных странствий семейства де ла Мансе по просторам Нормандии. К тому же Экстон отлично сознавал, какому унижению он подвергнет своих врагов де Валькуров, заставив их вести переговоры с почти еще мальчишкой.
Теперь старший де ла Мансе с напряжением следил, как реял его алый с черными медведями стяг у подъемного моста, который в этот как раз момент опускался на железных цепях. Де Валькурам придется пережить не одно только это унижение. Их будет куда больше — уж он, Экстон де ла Мансе, проследит за этим лично.
К сожалению, теперь ему не удастся убить ни старшего де Валькура, ни его сына — в том, разумеется, случае, если они станут соблюдать условия договора. Так распорядился Генрих. Конечно, вступи они в бой — тогда дело другое. Но сдача замка последовала слишком быстро, и, коль скоро де Валькуры объявят себя его, де ла Мансе, пленниками, ему — хочешь не хочешь — придется брать их под защиту. При этой мысли руки Экстона сами собой сжались в кулаки — его враги находились в полной его власти, а он — сообразуясь с волей герцога Нормандского — должен был вежливо им улыбаться. И все потому, что Генрих желал обеспечить мир во вновь покоренных землях!
Конечно, сын де Валькура все еще мог умереть от ран. Экстон поразился силе, с какой молодой де Валькур цеплялся за жизнь. Что же касалось его отца, то Экстон уже был не вправе поднять Против него меч — разве что тот сам напросится на поединок…
Впрочем, господь справедлив и вполне может снизойти к его, Экстона, молитвам.
С другой стороны, о справедливости в этом мире оставалось только мечтать. Нет ее на земле — и все тут. Эх, кабы не рыцарское слово, которое обязывало его подчиняться приказам герцога! Матильда не единожды учила своего сына Генриха: убивайте сыновей в бою, женитесь на дочерях в мирное время и, по возможности, не губите и не разоряйте мирное население. И он, Экстон, вынужден был следовать наставлениям матери своего сюзерена.
К примеру, он сжег не так уж много крестьянских домов и построек. Ровно столько, сколько было нужно, чтобы поселить в сердцах вилланов страх. Ни больше и ни меньше. Сказать по правде, он поступил бы так же и без приказов Генриха — как-никак это ведь его земля, хотя он и был разлучен с нею с девятилетнего возраста.
Когда старый король Генрих умер, Аллен де ла Мансе с женой и тремя сыновьями находился в Нормандии, где состоял в свите его дочери Матильды и его внука, тоже Генриха. Отсутствие Матильды в Англии развязало руки ее кузену Стефану, который успел захватить все укрепленные замки, а заодно и корону Англии, прежде чем Матильда успела на это отреагировать.
Эдгару де Валькуру в Мейденстонском замке почти не оказали сопротивления — некому было. Стефан же пренебрег призывами Аллена де ла Мансе к справедливости и тем самым лишил семейство родного крова и обрек на многолетние скитания. Но все эти долгие восемнадцать лет Экс-тон не забывал, что дом у него все-таки есть. Помнили об этом и его родители.
Так что он вовсе не собирался разорять свое родовое гнездо и тем более жечь его или убивать жителей. Наконец-то Мейденстон принадлежал ему. Уже опустился подъемный мост, перекрывая крепостной ров, — и ему, Экстону, оставалось только войти в замок и вступить во владение своей собственностью. Черт с ним, с этим де Валькуром! Пусть забирает своего израненного сына — все равно тот никакой угрозы теперь не представляет. Даже если он и останется в живых, никогда ему больше не поднять меча — слишком уж сильно изуродована его правая рука.
И еще одно намерение было у Экстона: жениться на старшей дочери, если у де Валькура окажется таковая. Он обязательно женится на этой женщине, какой бы она ни оказалась — красивой ли, уродливой, светловолосой или, наоборот, смуглой, как головешка. Женится, а потом постарается сделать ей ребенка — и как можно скорее. Только в этом случае он может быть уверен, что никто не заявит своих претензий на Мейденстон. Такого права не будет иметь никто.
Юноша с алым штандартом во главе процессии проехал по мосту, миновал арку ворот и оказался на замковом дворе. Линни и Беатрис наблюдали за всадником сквозь узкое, похожее на бойницу, оконце в отведенных им в замке покоях. Молодой человек был плотного телосложения, с темными, завивавшимися кольцами волосами; он кривил губы в высокомерной улыбке, которая тотчас вызвала у Линни острое раздражение. «Кто он, этот самоуверенный петушок? — задавалась вопросом девушка и сама же себе отвечала: — Без сомнения, сын де ла Мансе».
Двери в их с Беатрис покои с грохотом распахнулись, и сестры как по команде вздрогнули. Впрочем, напрасно — в покои вошла их бабка, леди Хэрриет, в сопровождении служанки по имени Ида.
— Ну-ка отойди в сторону, девчонка, — сказала леди Хэрриет и, вцепившись в руку Линни крепкими, словно железными, пальцами, отстранила внучку от окна.
Линни привычно попятилась от старухи. Сколько она себя помнила, после прикосновений бабки на ее теле всегда оставались синяки. Не то чтобы старуха намеренно старалась сделать ей больно, просто жестокое обращение с нелюбимой внучкой вошло у леди Хэрриет в привычку. Ничего подобного по отношению к Беатрис старуха себе не позволяла. Впрочем, синяки довольно быстро заживали.
Леди Хэрриет придвинулась к Беатрис, тоже высунулась из окна и облегченно вздохнула.
— Слава создателю, они везут с собой Мейнарда. Глянь, вон его повозка.
При этих словах Линни снова качнулась вперед кокну и даже встала на цыпочки в надежде разглядеть хоть что-нибудь над головами бабки и сестры. Впрочем, единственное, что она увидела, был полотняный верх, закрывавший повозку.
— Чума возьми этого де ла Мансе! — мстительно пожелала старуха и так злобно скривила рот, что обе девушки с удивлением на нее взглянули. — Чтоб он в ад провалился со всем своим семейством да не позабыл прихватить с собой и этого парня.
На этот раз Линни готова была согласиться с каждым словом бабушки. Да, этому парню самое место в аду. Беатрис тем временем пыталась успокоить старуху, которая тряслась, словно в лихорадке. — По-моему, опасаться надо вовсе не этого юнца… Не будь дурой. Он тоже де ла Мансе — сын проклятого Аллена. Нам надо опасаться их всех! Ах, знать бы, как извести его…
Леди Хэрриет с силой стукнула кулаком о каменную стену и отвернулась. Злость у нее на лице уступила место горечи. — Это он должен был лежать сейчас на повозке, истека кровью. Он, а не Мейнард. — Она перевела взгляд на Линии и еще больше помрачнела.
Линии снова инстинктивно отпрянула от бабки. Она хорошо знала этот взгляд старухи, который мигом превращал ее в испуганное беззащитное существо. Оттого-то она и старалась всегда держаться от леди Хэрриет подальше, но сейчас такой возможности не было.
— А вина за весь этот позор лежит на дьявольском отродье, которое живет среди нас, — прошипела леди Хэрриет. — Я, как всегда, оказалась права. Сначала от лихорадки умер твой брат, потом твоя мать отдала богу душу, и вот опять на нашу семью обрушилось бедствие — а все из-за того, что ты проклята богом!
Если бы Линни не увернулась, тяжелый посох, который старуха сжимала в руке, обрушился бы на ее плечи. Но она с детства затвердила этот урок: с бабкой надо держать ухо востро.
Теперь, когда Линни находилась на безопасном от старухи расстоянии, настал черед заволноваться ее сестре и служанке. Беатрис заломила руки, а Ида осенила себя крестным знамением, чтобы защититься от темных сил, исходивших — по ее мнению — от Линни. Тем самым и служанка, и даже сестра, быть может, того не желая, как бы отрекались от нее, отторгали ее от себя. Когда девушка осознала это, ее сердце пронзила острая печаль.
Но при этом она скорее бы умерла, нежели призналась — особенно бабке — в том, как болезненно задело ее их отношение.
Как всегда, первой на помощь ей поспешила Беатрис. Сжав запястье леди Хэрриет, она заставила ее отвести посох в сторону.
— Эти ссоры ни к чему не приведут. Нам нужно поскорее спуститься во двор, чтобы осмотреть раны Мейнарда. Подпустят ли нас к нему? Разрешат ли перенести его в покои?
— Кто знает, что у них на уме? — бросила леди Хэрриет. — Ведь они все равно что язычники — что бы там ни говорил отец Мартин.
Перед чистотой и рассудительностью Беатрис леди Хэрриет не могла устоять и постепенно сменила гнев на милость. Она помолчала и тяжело вздохнула.
— Эдгар дожидается посланцев де ла Мансе в большом зале, чтобы выслушать их условия. После чего они, вероятно, ответят и на наши вопросы. Но снисхождения от них не ждите — его не будет.
Леди Хэрриет посмотрела на Беатрис, и ее голос дрогнул от нежности.
— Нам необходимо защитить тебя, Беатрис. Если кто-нибудь из этих негодяев положит на тебя взгляд, неизвестно, будет ли в нашей власти защитить тебя от всяческих ужасов, которые могут затем последовать.
— Ужасов? — Молочно-белое лицо Беатрис побледнело еще больше, сделалось пепельным. — От каких таких ужасов? Что ты хочешь этим сказать?
— От насилия, хочу я сказать, вот что, — хрипло каркнула в ответ леди Хэрриет. — Солдаты победившей армии имеют обыкновение насиловать женщин. Но красота твоя и чистота могут оказать нам услугу и спасти нас. Даже Генрих — этот мальчишка, которому хватает дерзрсти называть себя королем, должен иметь понятие, что богатых наследниц лучше брать в…
Тут она замолчала и скривилась, словно от зубной боли, поняв, к какому выводу, сама того не желая, пришла. Об этом же подумала и Линни. Ясное дело, Генрих должен знать, что невесту с приданым нужно брать в жены — какой смысл подвергать ее насилию, как какую-нибудь крестьянку? Но, о каком приданом может идти речь после того, как де ла Мансе взял замок? Из богатой наследницы Беатрис разом превращалась в нищенку, поскольку де ла Мансе — и в этом не могло быть сомнения — готовился прибрать к рукам все достояние де Валькуров!
Линии приблизилась к сестре и положила руку ей на плечо, чтобы хоть немного ее ободрить.
— А вдруг нам удастся убежать? — пробормотала она и с надеждой посмотрела на бабушку, возлагая надежды на ее решительность.
Леди Хэрриет презрительно наморщила нос. Однако, прежде чем из ее уст вырвалась колкость в адрес внучки, в покои сестер влетела их старая нянька Норма.
— Милорд… Милорд Эдгар просит вас, миледи, спуститься в большой зал. — Щеки женщины раскраснелись, она тяжело дышала. Видно было, что два пролета лестницы до спальни близняшек она преодолела бегом, что было уж чересчур для женщины ее комплекции и возраста. Слова ее до чрезвычайности напугали Линни и Беатрис.
— А как быть с Беатрис? — осведомилась леди Хэрриет. — Милорд говорил о ней?
— Он велел мне сопроводить ее в лазарет и собрать там все, что потребуется ей для перевязки. А потом мы должные ней спуститься во двор к Мейнарду. Молодого лорда велено отнести в караульную.
Леди Хэрриет не колебалась. Напоминание о том, что ей пора выполнять свои обязанности, заставило ее действовать без промедления. Она решительным жестом отстегнула висевшую на поясе связку ключей и вложила ее в руку Беатрис. Потом, подтолкнув девушку к двери, сказала:
— Я присоединюсь к тебе у постели Мейнарда, как только покончу с делами в зале. Подумать только — они велели отнести в караульное помещение человека, которому предстояло стать господином в этом замке!
Леди Хэрриет с отвращением сплюнула, после чего окинула ледяным взглядом Линни.
— А ты убирайся с моих глаз долой. Для одного дня ты вызвала достаточно неприятностей и бед. Как жаль, что Эдгар в свое время меня не послушал!
С этими словами она развернулась на каблуках и вышла из покоев, но долго еще стук ее посоха по каменному полу эхом отдавался под сводами коридора. И даже когда он затих, Линни еще какое-то время слышала лишь шум крови у себя в ушах. Всеобщее молчаливое осуждение, давно уже ставшее привычным, сегодня ощущалось особенно болезненно, давило на нее.
Уж она-то отлично знала, что имела в виду бабка. «Почему тебя не убили при рождении?» — вот что хотела она сказать. По мнению старухи, смерть Линни избавила бы семейство де Валькур от обрушившихся на него беД. Что ж, беда и в самом деле стояла у порога, и очень возможно, что в этом была и ее, Линни, вина. Она закрыла глаза и почувствовала, что сейчас, сию минуту, рухнет на пол — ужас, связанный с мрачными обстоятельствами ее рождения, одолел ее. Неожиданно чья-то рука подхватила ее под локоть, и окутавшая сознание черная мгла стала постепенно рассеиваться.
— Ты ни в чем не виновата, — взволнованно прошептала ей на ухо Беатрис.
Линии вздрогнула. Славная, добрая Беатрис. Если бы не ее глубокая привязанность, вряд ли бы она, Линни, дожила до сегодняшнего дня. Но облегчить ей жизнь было не в силах Беатрис, хотя уже одно то, что она не признавала грубых суеверий и не верила в тяготевшее над Линии проклятие, значило для девушки чрезвычайно много. Между ними существовала тесная душевная связь, о которой окружающие не подозревали. Беатрис была единственным существом, любившим Линни, и та отвечала ей взаимностью со всем жаром своего не избалованного лаской сердца.
Вот и теперь ей было достаточно услышать несколько добрых слов и заручиться нежным рукопожатием сестры, чтобы к ней вернулось самообладание. Она посмотрела 1 ясные глаза Беатрис и погладила ее по щеке.
— Спасибо тебе, Би. Большое спасибо. Впрочем, не так уж важно, по чьей вине нас постигла беда. Сейчас главное что она пришла и стучится в наши двери.
Беатрис кивнула в знак согласия и прикоснулась лбом ко лбу Линии, как это делали они в детстве. В эту минуту Линии ощутила невероятную близость с Беатрис, и желание зщитить сестру от всяческих опасностей выросло в ней во ст(крат.
Первой отстранилась Беатрис. — Мне пора идти к Мейнарду… — Ни в коем случае, — запротестовала Линии, не отпуская руки Беатрис. — Нельзя тебе выходить во двор в одиночестве, когда там враги так и шныряют.
— Со мной пойдет Норма, — Беатрис взглянула на престарелую няньку, которая, сидя на лавке, пыталась отдышаться.
— Нет, Норма пойдет со мной, — наставительно сказал Линии.
— Но разве ты не слышала, что сказала бабушка? К Мейнарду пойду я, а ты останешься здесь.
Но переубедить Линии было не так-то просто. Разумеется, ей вовсе не улыбалось идти во двор, где сновали захватчики, да и видеть кровоточащие раны брата тоже, но еще меньше ей хотелось, чтобы с неприятностями такого рода столкнулась ее нежная Беатрис.
— Раны Мейнарда, верно, выглядят ужасно, — торопливо заговорила она из опасения, что Беатрис ее прервет, — а ведь я куда меньше, чем ты, боюсь вида ран и крови. Так что лучше туда отправиться мне. — «К тому же, — подумала девушка, — это единственная возможность доказать бабке, что к увечью брата я не имею никакого отношения. Только бы удалось спасти Мейнарда…»
~ А что будет, если он умрет? — перебила ее Беатрис жарким шепотом. Какими-то неведомыми путями ей удалось проникнуть в мысли Линни. Но Линни не хотелось даже думать об этом. ~ Пойдем со мной, Норма. Давай-ка, Би, переоденемся. Быстро обменяемся платьями, а потом ты закройся в наших покоях и не открывай никому, кроме домочадцев.
Беатрис заколебалась по вполне понятной причине. Они не переодевались таким вот образом уже целую вечность — с тех самых пор, как умерла мать и бабка запретила забавы с переодеваниями. Как-то раз они нарушили этот запрет и были сурово.наказаны — по крайней мере, Линни. Но вот Беатрис кивнула, как всегда соглашаясь, хотя и не без колебаний, с авантюрными планами Линни.
Так уж у них было заведено с детства. Отчаянная и бесшабашная Линни вечно что-нибудь придумывала, а тихоня Беатрис с опаской присоединялась к ее затеям. Линни наказывали, и, если заслуженно, она была не прочь и малость пострадать за это. Зато очень страдала от незаслуженных наказаний. К примеру, не могла взять в толк, отчего домочадцы лишили ее своей любви к ней и нежности и превратили в своего рода парию. Не хватало ей и маленьких материальных доказательств любви близких, хотя Беатрис получала их во множестве.
Линни торопливо стянула с себя грубое домотканое платье безо всякой вышивки или иных украшений. Зато платье Беатрис было сшито из лучшей шерстяной ткани красивого изумрудного цвета и украшено вышивкой из золотой нити по воротнику и подолу. К талии прикреплялся тонкий кожаный ремешок с выдавленными на нем узорами в старокельтском стиле. Девушка ощутила прикосновение к коже мягкой ткани, на какое-то мгновение вообразила себя Беатрис. А ведь это было не лучшее платье из гардероба сестры. Даже худший из ее нарядов выглядел куда богаче и краше самого праздничного платья Линии.
Оправив ладонями пышную юбку, девушка затянула на талии ремешок с богатым орнаментом. Но, выпростав из узкого ворота свои пышные волосы, она взглянула на Беатрис, снова вернулась к невеселой действительности.
Даже в ее простом, будничном платье Беатрис по-прежнему выглядела красавицей, и Линии чуть было не решила отказаться от задуманной ею хитрости. Ведь каждому, у кого есть глаза, не составит труда догадаться о подмене.
— Господи помилуй! — пробормотала Норма, переводя взгляд с одной сестры на другую. — Если бы не твоя родинка, Линни, я бы в жизни не подумала…
Нянька замолчала, но Линии поняла, что она имела в виду. Выходит, разница между нею и Беатрис не столь уж очевидна? И страхи ее напрасны?
— Только не забудь ключи, — шепотом сказала Норма, словно опасаясь, что об их замысле узнают стены и поведают о нем обитателям замка. Неясно было, чьего гнева они страшится больше — леди Хэрриет или этого злодея де ла Мансе? По спине Линни пробежал холодок страха, и девушка поняла, что такой же вопрос она могла бы задать себе.
— Будь осторожна, дорогая сестра, — взмолилась Беатрис, заключив Линни в крепкие объятия. — И не забудь сказать нашему брату, что я молюсь за него. Как только все сделаешь — тотчас возвращайся назад.
Линни и Норма вышли из девичьих покоев и стали спускаться по крутым каменным ступеням, поддерживая друг друга, чтобы не оступиться. В самом воздухе Мейденстонского замка чувствовалось что-то враждебное, чужеродное, Даже если бы до них не доносился запах дыма и день не был бы отмечен столь ужасными событиями, Линни все равно ощутила бы, что под кровлей Мейденстона что-то не так. От знакомых с детства каменных стен исходила непонятная тревога — и даже звуки, отражавшиеся эхом под гулкими каменными сводами, казались непривычными для уха. Прежде всего слышалось слишком много мужских голосов — и ни одного женского.
Куда же, черт возьми, запропастились все женщины? Когда до каменной арки, которая вела в главный зал замка, осталось несколько ступенек, Линни с Нормой и вовсе замедлили шаг и тащились, как черепахи. Норма явно была вне себя от страха. Линни тоже боялась, но мысль о том, что Мейнарду, быть может, с каждой минутой становится все хуже, подхлестнула ее и заставила не только войти в зал, но и втащить за собой упиравшуюся Норму.
И первый, кого она увидела в зале, был молодой отпрыск проклятых де ла Мансе. Он стоял в окружении трех рослых мужчин и в сравнении с ними выглядел мальчишкой. От отвращения Линни скривила губы — кто он в самом деле такой, этот юнец, и по какому праву изгоняет их семейство из замка?
Словно почувствовав кожей это невысказанное презрение, молодой человек повернул в ее сторону голову, и их взгляды скрестились, будто клинки.
«Чтобы весь твой род скосила чума!» — мысленно пожелала ему Линни.
В ответ молодой человек неожиданно одарил Линни широкой улыбкой и, повернувшись к одному из своих спутников, дернул того за рукав. Когда рыцарь нагнулся, чтобы выслушать юношу, на Линни снова волной накатил страх. Эти четверо до ее появления говорили с ее отцом, рядом с которым вырисовывался согбенный силуэт бабки. Но теперь внимание людей де ла Мансе явным образом сосредоточилось на ней. Хотя она и не слышала слов, которыми обменялись между собой юноша и воин из его свиты, она поняла, что речь шла о ней, вернее, о том, кто она такая и какое положение занимает в замке. Это напомнило Линни, что она, возможно, спасает Беатрис от грозившей ей беды, и заставило продолжить задуманную вместе с сестрой игру.
— Не мешало бы нам поторопиться, — сказала она Норме, и они пошли вдоль стены к двери, которая вела на кухню и в лазарет, находившийся неподалеку от садика с лечебными растениями.
Однако, прежде чем женщинам удалось скрыться за этой окованной железом дверью, им преградил путь все тот же наглый юнец из клана де ла Маисе, державший на поводке огромного волкодава.
— Беатрис де Валькур? — осведомился он с величественностью, которая больше пристала бы королю. — Ты дочь Эдгара де Валькура?
Линии вздернула подбородок, остановила на юноше полный ненависти взгляд и ничего не ответила. В ту секунду она просто не знала, что сказать, и отчаянно пыталась отыскать в памяти подходящие для такого случая горькие и гордые слова.
Впрочем, фразы из куртуазного обихода того времени никак не шли ей на ум. Ее бы воля, она воспользовалась бы простонародным языком и посоветовала юнцу сначала сожрать свиной хвост, а потом повеситься на воротах замка, Но что сказала бы при подобных обстоятельствах Беатрис? Вряд ли она назвала бы непрошеного гостя кривоногим ублюдком. Скорее всего продолжала бы хранить холодною молчание и одарила бы юнца презрением, всячески давая ему понять, что настоящей леди разговаривать с таким дур но воспитанным молокососом не пристало.
— Итак? — спросил тем временем юный господин, н(сводя с нее глаз. — Чего же ты молчишь? Ты что, язык проглотила?
«Я с удовольствием отрезала бы твой собственный язык; скормила его этому огромному псу», — подумала девушка Тем не менее что-то надо было сказать, и она, подняв и юношу взгляд, произнесла: — Да, перед тобой леди Беатрис.
Голос ее прозвучал холодно, а глаза выражали такое пренебрежение, что можно было подумать, будто перед ней и отпрыск знатной фамилии, а какое-нибудь ничтожное насекомое.
— Стало быть, ты леди Беатрис, — повторил юнец с непередаваемой издевкой, платя ей той же монетой. — А кол так, присоединяйся к нам. — Тут он сделал щирокий жес рукой, указывая на собравшихся в зале людей.
Не удостоив его и словом, Линии тем не менее повернулась лицом к собравшимся. За исключением посланцев вражьей стороны, все в зале хранили на лицах угрюмое выражение. Хотя крестьян уже вытолкали в шею, челядь все еще находилась здесь, сгрудившись позади хозяина.
Отец посмотрел на Линни странным взглядом, смысла которого она не сумела разгадать. Что заключалось в нем? Горечь поражения? Надежда? «Как он постарел», — ни с того ни с сего вдруг подумала девушка. Эдгар в этот момент и в самом деле выглядел куда старше своих лет — чуть ли не старше своей матери.
Леди Хэрриет тоже во все глаза смотрела на девушку, но понять ее оказалось значительно проще. Старуха пребывала в печали по поводу случившегося с ее семейством, но при этом всем своим видом выражала гордость за внучку. Она вздернула подбородок — мол, смотри веселее, дорогая Беатрис, не теряй достоинства, — и Линии, приняв этот молчаливый знак, ответила ей таким же движением головы.
«Сработало! Она тоже думает, что я — Беатрис. Они все так думают!» — возликовала Линии, и сознание этого больше, чем что-либо другое, наполнило ее сердце мужеством. Она приложит все силы, чтобы близкие гордились ею.
Высоко подняв голову, она двинулась через зал, сознавая, что сейчас за ней следят все — и свои, и чужие. Но сама смотрела только на бабку, набираясь от нее уверенности и сил. Конечно, старуха — существо вздорное и суеверное, но мужества в ней достанет и на десятерых мужчин. И она, Линни, тоже будет такой же мужественной.
— Милорд, — произнес молодой человек с собакой, обращаясь к высокому рыцарю, с которым он разговаривал перед тем, как в зале появилась Линни, — позволь представить тебе леди Беатрис де Валькур. И с прежней своей ухмылкой обратился к Линни: — Перед тобой, женщина, Экстон де ла Мансе — сын Аллена де ла Мансе. Он прибыл в Мейденстонский замок, чтобы восстановить свои законные права владельца этих мест.
Владельца этих мест? Расширившимися от изумления глазами Линии посмотрела на высокого рыцаря. Так вот кто, стало быть, сделается хозяином Мейденстона? Вовсе не тот несносный юнец. Настроение Линни ухудшилось еще больше. Экстон де ла Мансе был настоящим воином, о чем свидетельствовали висевший у него на поясе длинный меч и жесткое выражение лица, в котором даже самый снисходительный наблюдатель не увидел бы и капли жалости к побежденным. Господь, конечно, милостив, но этот господин ^ никак не походил на его посланца.
Внешность его почти не отличалась от внешности стоявших рядом с ним товарищей по оружию, тем не менее именно его — холодный и оценивающий — взгляд она прежде всего ощутила на себе, хотя на нее смотрели все рыцари из окружения милорда. О боже, какими же ледяными были его серые глаза. И взгляд его был не менее тверд, чем камни из стен Мейденстонского замка. Он исследовал ее чрезвычайно тщательно, изучал с ног до головы, но не проявлял при этом никаких эмоций. Линии знала, что может означать подобный взгляд, и вспыхнула. К счастью, именно этот взгляд заставил ее ощутить прилив ненависти к захватчикам.
— Леди Беатрис? Твоя дочь? — вопрос был обращен к ее отцу. — Да, Беатрис-моя дочь…
— И незамужняя, как я понимаю? — перебил его де ла Мансе, понизив голос. Хотя говорил он негромко, его рокочущий баритон далеко разносился по залу, и слова милорд; с расслышали все. После этого внимание собравшихся с новой силой устремилось к несчастной Линни,
На вопрос де ла Мансе так никто и не ответил. Впрочем милорд воспринял молчание как ответ, причем ответ утвердительный. Об этом можно было судить по ухмылке юнца с который в очередной раз осклабился до самых ушей.
«Он скорее всего и есть младший брат», — подумала Линни, предпочитая смотреть на эту улыбающуюся физиономию, нежели налицо несокрушимого воителя. Она чувство вала, что главный враг ее — Экстон, а никак не этот парень.
Высокий рыцарь мог лишь по одной причине справиться о ее семейном статусе. По спине Липни пробежал холодок страха, но она постаралась это скрыть.
— Прошу извинить меня, сэр, но мне необходимо выяснить, как чувствует себя мой брат. С вашего позволения..-холодно добавила она в надежде, что ее тон скроет овладевшую ее душой панику. Экстон спрашивает, замужем ли она потому что собирается выдать ее замуж! То есть, конечно, не ее, а Беатрис. А за кого, спрашивается? И тут ответ тоже не вызывал сомнения — он собирался жениться на ней сам!
Милорд не удосужился ответить ей. Он лишь пожал плечами, повернулся к ней спиной и возобновил прерванную ее появлением беседу с Эдгаром де Валькуром.
Нет, каков наглец! И какой невоспитанный — повернулся к даме спиной… Впрочем, Линни была даже рада, что де ла Мансе избавил ее от своего внимания. До того рада, что не сразу нашла в себе силы уйти. Чтобы почерпнуть уверенности, она перевела взгляд на леди Хэрриет, но это ничего ей не дало. Старуха замкнулась в себе, как и Эдгар, и безучастно смотрела поверх головы девушки…
Естественно, старая женщина, как и все присутствующие в зале, знала, что может означать вопрос Экстона, и ее пустой взгляд подтвердил страхи Линни как нельзя лучше. Этот человек и в самом деле собирался жениться на Беатрис. Экстон, победитель Мейнарда и союзник Генриха, собирался взять в жены Беатрис, дочь Эдгара де Валькура, чтобы тем самым сделать свои права на поместье и замок Мейденстон еще более весомыми.
Линни двинулась наконец из зала, только когда Норма с силой потянула ее за рукав. Под взглядами зевак они пересекли холл и прошли через дверь, ведущую в лазарет. Только теперь, когда за ними захлопнулась окованная железными полосами дверь и они с Нормой оказались в сравнительной безопасности, Линни позволила себе как следует обдумать случившееся.
Итак, милорд Экстон намеревался на ней жениться. То есть, конечно, не на ней, а на Беатрис. Слава Христу, что она — не настоящая Беатрис! Радость, однако, мгновенно сменилась чувством вины. Бедненькая Беатрис!
— Что же нам взять отсюда? — спросила Норма. — Непременно подорожнике — ну и камфору, конечно.
Линни попыталась отогнать с новой силой навалившиеся на нее страхи — и за себя, и за сестру.
— Правильно, еще надо прихватить кору ивы и мазь из липового цвета, которая очищает раны. И, может быть, успокаивающую настойку из ландыша. Пригодится и настой из пастушьей сумки, чтобы обмыть раны.
Они быстро разобрались в многообразии баночек и флаконов и принялись нагружать корзинку всем необходимым. Линии при этом старалась не пропустить ничего из того, что ей могло понадобиться. Она не позабыла прихватить иглу и суровые нитки на случай, если понадобится зашивать раны, брата. Привычные запахи трав и какая-то деятельность помогли ей немного успокоиться и привести в порядок рас-1 строенные чувства.
К сожалению, они не могли задерживаться в тишине лазарета. Хотя весь ее привычный мир рушился, Линии понимала, что от жизни ей не отмахнуться, надо идти к брату, окруженному толпой неприятельских солдат. Она перевяжет раны Мейнарда, а потом вернется к сестре и обсудит с Беатрис грядущие изменения в ее судьбе.
Мейнарда они с Нормой нашли в углу караульного помещения. Он лежал на жестком соломенном тюфяке, брошен ном на голый пол. Рядом с ним было двое — его оруженосец и конюх. Мальчик, правда, уже успел раздобыть воды и принес ее в караулку, а конюх разрезал кинжалом одежду и осмотрел раны. Но больше ничего для своего молодого господина они сделать не могли.
Кровь черными сгустками запеклась на теле Мейнарда вокруг его ран жужжали мухи, которых отгонял мальчик оруженосец.
— А ну-ка отодвиньтесь, — велела Норма слугам Мейнарда, устанавливая корзинку со всем необходимым для врачевания рядом с раненым. Потом старая нянька перевела взгляд на Линни, ее привычные ко всему глаза потемнели. — Судя по всему, дело плохо, — прошептала она, словно опасаясь, что неприятную новость услышит лежавший без сознания Мейнард.
Взглянув на брата, Линни согласилась с Нормой. Дела Мейнарда и в самом деле обстояли не лучшим образом. Да что там, он едва дышал, хотя, по счастью, запекшаяся на ране корка и не позволила ему истечь окончательно. Увы, эту корку запекшейся крови предстояло смыть.
— Придержи его за ноги на тот случай, если он придет в себя и попытается пошевелиться, — приказала Линни, раздумывая над тем, как лучше обработать раны, не причинив лишнего вреда брату. Хотя врачевание явно бы ее призванием, со столь серьезным случаем ей не приходилось сталкиваться. — А ты, Фрайан, — обратилась она к оруженосцу, который следил за ее движениями круглыми от испуга глазами, — будешь поддерживать господина за голову. — Отдав эти распоряжения, Линни приступила вместе с Нормой к осмотру.
Правая рука Мейнарда была сломана, вид ее был устрашающий. Две кости предплечья прорвали кожу и торчали наружу, но все же эта рана непосредственно жизни Мейнарда не угрожала. Куда большее опасение у Линни вызвал сильный кровоподтек на лбу у брата, от которого один его глаз распух и закрылся. Линни знала, что ушиб головы — дело опасное и последствия его непредсказуемы. В этом случае оставалось только молиться и прикладывать холодное к пораженному участку головы.
Но вот взгляд Линни упал на разверстую рану в правом боку…
— Удар копьем. Пробил кольчугу и свалил его с коня, — коротко сообщил оруженосец. Губы мальчика тряслись, и было ясно, что внутренним взором он снова видит все подробности схватки.
Линни сжала зубы, стараясь отогнать пугающие картины, которые возникали в ее мозгу при этих словах, — звон оружия, крики воинов, ржание боевых коней. А потом — потоки крови и страшная, непереносимая боль. А потом смерть — услужливое воображение мигом нарисовало ей образ падавшего от ударов врага воина.
Линни, в сущности, никогда не любила брата, однако он храбро сражался, отстаивая интересы их семьи, а значит, и ее тоже. Она не хотела, не могла допустить даже мысли, что он умрет. Она не позволит ему этого!
Но ужас от возможного исхода борьбы брата со смертью уже закрался в тайники ее души, и она в отчаянии обернулась, ожидая поддержки от кого угодно — лишь бы не оставаться наедине со своими страхами. И тут поняла — только злость позволит ей снова стать хозяйкой своих чувств и продолжить врачевание.
— Кто это сделал? Кто изуродовал моего брата? Ты видел, как это случилось? Сможешь узнать того негодяя?
— Известное дело, видел. Собственными глазами. Это он сделал — я хочу сказать, новый лорд.
Линии подняла глаза, на мгновение оторвавшись от ужасной раны, которую она в тот момент обрабатывала. Новый лорд… Ну конечно же, Экстон де ла Мансе. Это значит, что тот самый меч, который болтался у его бедра, едва не убил ее брата Мейнарда! А теперь еще этот человек решил жениться на Беатрис. Нет, господь не допустит подобной несправедливости!
Линни устремила на оруженосца холодный взгляд, приковавший его к месту. Судя по всему, этот мальчишка уже начинал побаиваться человека, едва не убившего его господина.
— Настанет день, когда Мейнард оправится и отомстит за себя, — зловещим шепотом произнесла она, обращаясь к оруженосцу. Господь свидетель, она и сама с удовольствием отомстила бы за брата, если бы могла. — Он повергнет этого негодяя во прах!
— Прошу прощения, леди Беатрис, но этот человек обладает невероятной силой. Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из мейденстонских рыцарей был в состоянии с ним справиться.
Если бы Мейнард в этот момент не пошевелился — Линни пыталась очистить его раны от запекшейся крови, — девушка, вполне вероятно, надрала бы оруженосцу уши. Да как он смеет восторгаться силой и сноровкой этого безжалостного чудовища?
Следующие несколько минут они молчали, занятые обработкой ран. Мейнард по-прежнему не приходил в себя хотя, судя по тому, что он непрестанно шевелился и дергался, вряд ли он был в глубоком обмороке. Норма, конюх, оруженосец крепко держали его, в то время как Линни очищала и осматривала раны. Настоем из пастушьей сумки обмыла ему бок, после чего смазала рану комбинацией мазей из ивовой коры и липового цвета и тщательно обмотал. ее чистым белым полотном. Зашивать рану Линни решила позже: сейчас главное было — все промыть и остановиить кровотечение.
Перевязав бок Мейнарда, Линни приступила к осмотр; ^ сломанной руки. Зрелище торчавших из раны обломки костей было настолько ужасным, что ей едва удалось подавить позыв к рвоте. Пока Норма промывала кожу разными отварами и настойками и очищала рану от обломков костей, Линни судорожно пыталась решить, как ей быть дальше.
О том, чтобы отнять изуродованную руку, не могло быть и речи — во-первых, она не сумела бы.этого сделать, даже если бы и хотела, ну а во-вторых, существовала вероятность, что кость срастется. В самом деле, бывают же чудеса на свете!
Линни упрямо выпятила подбородок, отогнав подступившие было сомнения.
— Норма и ты, Фрайан! Вы двое будете держать его за плечи. Если понадобится, хоть на голову ему сядьте, лишь бы он не двигался. А ты, конюх, тяни его руку за запястье — неважно, что он будет кричать как резаный. Не забудь — тяни руку, а я попытаюсь в это время правильно соединить концы поломанных костей.
Но одно дело сказать, и совсем другое — сделать. Как только они приступили, Мейнард завопил от боли. Он рвался из рук и выгибался дугой, отчаянно пытаясь подняться и покинуть это ложе пыток. Норма и Фрайан изо всех сил старались удержать его на тюфяке. От страха и напряжения у них текли слезы и капал пот со лба, конюх же, как распорядилась Линни, тянул руку Мейнарда на себя, произнося попеременно то слова молитвы, то ругательства.
Все внутри Линни противилось той чудовищной работе, которую она вынуждена была выполнять. Но, собравшись с духом, она упрямо делала свое дело, все глубже и глубже запуская пальцы в рану. Снова потекла кровь, и пальцы девушки стали скользкими, а оттого не слишком ловкими. Она уже довольно глубоко проникла в рану и понимала, что останавливаться нельзя: позволь она себе перерыв, и ничто на свете не заставит ее возобновить операцию. Только дело — пусть кровавое и страшное — удерживало ее от медленного соскальзывания в черный провал обморока.
Наконец ей удалось соединить сломанные кости, о чем свидетельствовал их тихий хруст. Она не то чтобы услышала этот хруст, а скорее почувствовала его. Когда на место встала одна кость, соединить концы другой оказалось куда проще При всем том она знала, что былая сила руки брата уже никогда не восстановится, поскольку часть кости выкрошилась и осколки пришлось удалить. «Но это все, что я могу сделать, — сказала себе Линии, — и вряд ли кому другому на моем месте удалось бы справиться с этим лучше».
Наконец она смогла перевести дух. Линни вдруг поняла, что Мейнард перестал вырываться и затих. Она слышала рыдания Фрайана, тяжелое дыхание, вырывавшееся из груди конюха, и слова молитвы, которую читала Норма. Мейнард же лежал неподвижно, словно труп.
— Он в глубоком обмороке, — сказала Норма, когда Линни подняла на нее испуганные глаза, — так что нам надо поторапливаться.
Как им удалось закончить эту работу, Линии после при (помнить уже не могла. Знала лишь, что Норма и конюх укладывали поврежденную конечность в лубок, в то время как она торопливо зашивала рану и обкладывала ее кусками полотна, намазанными целебной мазью. Потом она сняла по вязку с пропоротого бока и на одном дыхании зашила зияющую рану.
Все это время Мейнард оставался тихим и бесчувственным, как камень, и, хотя его дыхание было неровным и поверхностным, Линии с радостью осознавала, что он вс таки дышит. Под конец она снова перевязала Мейнард предварительно наложив на рану пропитанную целебна бальзамом чистую тряпочку.
И уже после этого занялась ушибом на голове брата, поскольку сознавала, что тут ее искусство могло оказаться бессильным. У виска она заметила небольшую впадину, все 1 остальные повреждения были скрыты от глаз сильнейшим отеком. Она наложила несколько швов на разорванную бровь, понимая, что эта ранка быстро затянется. Внутренней раны и кровоизлияния — вот чего следовало опасаться прежде всего.
Когда врачевание наконец закончилось, Линни едва разогнула спину — до того она затекла. Кроме того, девушка с ног до головы была перепачкана кровью, а к влажному от пота лбу налипли соломинки из тюфяка, на котором покоился Мейнард. Когда она поднялась на ноги и от усталости покачнулась и, вероятно, упала бы, если б ее не поддержали.
— Отличная работа, миледи, похвалил ее парень.
— Да уж, сработано на славу, — эхом вторил ему конюх. Линни очень хотелось им верить, но она достаточно хорошо разбиралась в деле врачевания, чтобы понимать: ровные красивые стежки на плоти брата, сделанные ее рукой, ничего, в сущности, не решают. Возможно, брат и выживет, но большей была вероятность, что он не перенесет многочисленных внутренних травм и погибнет.
Норма покрыла продолжавшего оставаться без сознания Мейнарда одеялом и подошла к Линни.
— Нам надо вернуться в замок… Леди Беатрис, — после секундного замешательства добавила она.
Линни недоуменно замигала. Ах да, чуть не забыла — она же в самом деле Беатрис! Им и вправду пора вернуться в замок — в девичьи покои, где ее дожидалась настоящая Беатрис.
Однако, прежде чем они направились восвояси, в дальнем конце длинного караульного помещения послышался шум.
— Где он? — донесся до них сердитый голос леди Хэрриет, и в поле их зрения возникли силуэты сэра Эдгара и его матери, за которыми следовали отец Мартин, служанка Ида и сенешаль замка сэр Джон. Сопровождали их четыре воина в полном вооружении с изображением герба рода де ла Мансе на одежде.
Когда отец и бабка преклонили колени перед лежавшим на соломенном матрасе Мейнардом, Линни отступила на шаг.
— Он жив, он жив… — снова и снова повторяла старая леди Хэрриет, хлопоча над любимым внуком. — Слава создателю, он еще дышит!
— Это леди Беатрис спасла молодого лорда, — сказал конюх. ~ Она уложила его сломанную руку в лубок и зашила раны…
— Черт побери, — пробурчал сэр Эдгар, — у него повреждена правая рука. Сможет ли он когда-нибудь снова обнажить меч? — Тут сэр Эдгар перевел взгляд на Линни. Девушка покачала головой.
— Я не знаю, отец. Я ни за что не могу поручиться. Даже за то, что он останется в живых. — Он будет жить, будет, ~ торопливо зашептала леди Хэрриет. В яростном взгляде, которым она наградила внучку, отразилась уверенность и одновременно гордость. Гордость за нее, Линии!
Старая дама поднялась с колен, тяжело опираясь на рук подоспевшей Иды. Но ее взгляд, похожий на взгляд хищно) птицы, продолжал сверлить девушку.
— Я всегда знала, что тебя благословило небо. С топ самого дня, как ты появилась на свет. Вот и сегодня ты свершила.благое деяние — спасла жизнь Мейнарду!
Она раскрыла свои объятия внучке, и та, правда, не бе секундного колебания, приникла к ее груди. Сил, чтоб сказать бабке правду или избежать объятий, у Линни уже не оставалось.
Боже, чего бы только она сейчас не отдала, чтобы стать Беатрис! Только теперь, в объятиях старухи, она по-настоящему поняла, что чувствует человек, которого любят и ценят.
Через секунду, правда, Линни устыдилась зависти, которую испытала к сестре. И еще ей сделалось неприятно, что одобрение бабки, всю жизнь дурно обращавшейся с нею, вдруг оказалось для нее столь важным. Раздираемая противоречивыми чувствами, она не смогла сдержаться и зарыдала в голос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непорочная грешница - Бекнел Рексанна



достаточно интересный роман,но в принципе не чего особенного
Непорочная грешница - Бекнел Рексаннамарина
4.07.2011, 16.16





роман очень понравился перечитывала 3 раза, в нем много переживаний, любви.
Непорочная грешница - Бекнел Рексаннамарина
13.02.2012, 18.21





klASS
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаV
14.02.2012, 18.23





простенький,ничего особо интересного нет
Непорочная грешница - Бекнел Рексаннамарина
15.02.2012, 19.16





По-моему отличный роман, побольше бы таких, очень понравился, не затянуто, много действия, героям сопереживаешь и беспокоишься за их судьбу)
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаЮля
3.05.2012, 18.47





Мне кажется, что ее разоблачение наступило уж очень быстро. Я в его любовь к ней еще не поверила, а тут вам на припятствие. Этот лорд совсем ни во что не ставит ее слезы, принуждал ее к сексу 2 раза и хотя ей якобы нравилось, я такое принять не могу. Роман на мой взгляд не выше 7 балов
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаПросто я
30.06.2012, 6.32





неплохой роман мне нравятся истории о рыцарях а здесь еще и сестры-близняшки так что прочитать можно
Непорочная грешница - Бекнел Рексаннанаталия
30.06.2012, 21.51





Есть интересные моменты. Правда, читается не так уж легко, лично я пропускала отдельные куски по причине их нудности.
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаОльга
4.07.2012, 1.13





ничего особенного
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаМарго
26.07.2012, 20.17





Скучноват.
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаМарина
25.09.2012, 22.19





бредятина..а брачная ночь ваще скучная жуть
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаАнгелочек
8.08.2013, 18.52





мне понравился.я читала несколько раз)) к концу вообще увлекает)))
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаАлёна
4.03.2014, 0.09





Для тех, кто любит не спеша, без особой страсти. Я не нашла тот момент, когда "увлекает". Не мое
Непорочная грешница - Бекнел Рексаннане просто я
4.03.2014, 4.09





Хороший роман, прочитать стоит, не пожалеете точно..
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаМилена
9.03.2014, 17.44





У этого автора можно читать только "мой галантный враг" всё остальное - занудство и бредятина, причем гл.герой везде довольно подлый и скользкий тип. Кому такие мужчины нравятся - не знаю.
Непорочная грешница - Бекнел Рексаннааля
14.08.2014, 23.35





Не могу сказать, что роман ужасный. Гг-ой был скользкий тип. Жестокий, грубый, эгоистичный, постоянно ее сексу принуждал. Только какое то милосердие проявлять начал раз и правда всплыла. Опять злой. В итоге нежности и каких то тёплых чувств я с его стороны не увидела за весь роман! Это не понравилось. Концовка не понравилась. Её можно было бы по другому провернуть. Сюжет хороший много переживаний и чувств. Гг-ня понравилась. Я б наверное не выдержала таких испытаний. 7 из 10.
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаПросто Человек:)
29.10.2014, 19.27





Прекрасный роман.Для тех,кто любит про рыцарей!Кстати,о романах.Кроме МОЙ ГАЛАНТНЫЙ ВРАГ мне очень понравились УКРАДЕННАЯ ЛЮБОВЬ ОПАСНОСТИ ЛЮБВИ РОЗА ЧЁРНОГО МЯЧА.
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаНаталья 67
20.12.2014, 11.34





Высшую оценку этому роману я не поставлю, но и ругать его не стану, так как он в полной мере удовлетворил мою потребность, когда я искала историю любви, где ГГерой был бы жестоким, эгоистичным, но притягательным типом :) (Здесь он именно такой). Сюжет тоже интересный. До последнего было не совсем ясно, как ГГерои выйдут из сложившейся ситуации. Хотя, концовка скомканная, а до 17 главы, где и происходит разоблачение, наоборот, все уж очень растянуто. Вроде какие-то события и происходили, типа свадьбы, и первой ночи, но в основном было топтание на месте. Очень много нудных монологов! Казалось бы, ты и так уже понимаешь, что до тебя хотят донести, но нет следом идет абзац с повторением тех же мыслей, только другими словами, местами приходилось пропускать...И еще был упущен очень важный момент - это когда ты понимаешь, что ГГерои начинаю влюбляться друг в друга. Когда видишь их жертвы, стремление спасти другому жизнь,например, или вникнуть в проблемы ставшего близким человека и т.д. Здесь такого нет :( Сначала похоть-похоть, потом БАЦ, ГГероиня в ужасе (естессно) понимает что любит этого мужчину! Вот это не понравилось. А то, что начало происходить после разоблачения однозначно заинтересовало больше. Тут уже видно "ломку" ГГероев, и больше эмоций, событий, страстей. Очень понравилась мне ГГероиня в определенный момент, когда, наконец, смогла дать отпор этой старой вороне - своей бабке, и когда чуть-чуть изменила отношение к любимой сестре, ставя свои интересы выше ее. Короче с 17 по 25 главу читала на одном дыхании! И вот за это поставлю роману 9. Заслужил :)
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаМупсик
10.01.2015, 23.38





А я считаю что роман совсем не плохой.девочки,вам то скомкано,то растянутой.определитель наконец.мне всего хватило.ставлю 9 баллов.читайте!
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаЛилия
23.02.2015, 12.17





Человек всегда чем-то недоволен, то холодно, то жарко, а в романах - то затянуто (впрочем с этим согласна, местами затянуто), то герои чем-то не устраивают. А если бы герои были все "белыми" и "пушистыми", все положительными, то никто эти романы бы не читал, о чем бы спорили в своих коментах? А роман неплох, прочесть можно!!!
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
19.10.2015, 9.08





Нудятина какая-то. Кто-то писал, что книге чего-то не хватает. Так вот, не хватает ХАРАКТЕРА! rnКнига нудная, монотонная, с неживыми героями, которые поступают слишком уж шаблонно. Единственный перс, который мне понравился - это брат Экстона - Питер. И все. Никакой интриги, кроме переодевания Линн я не увидела. Книга настолько скучная, что даже не дает возможности пофантазировать.
Непорочная грешница - Бекнел РексаннаКрина
21.09.2016, 9.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100