Читать онлайн Цветок страсти, автора - Бекнел Рексанна, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветок страсти - Бекнел Рексанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветок страсти - Бекнел Рексанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветок страсти - Бекнел Рексанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бекнел Рексанна

Цветок страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Клив почувствовал, как голова Артура тяжело упала ему на грудь. Весь последний час мальчик боролся со сном. Каждый раз, начиная засыпать, он встряхивал головой и принимался задавать бесконечные вопросы о деревьях, под которыми они проезжали, о птицах и зверюшках, вспугнутых ими, а больше всего – о местах, куда они направлялись.
Но сейчас Артур не проронил ни звука, и Клив улыбнулся, бросив взгляд на крепко спящего ребенка. Маленькое личико излучало покой, ручки ослабели.
Поразительный парнишка, в который раз подумал Клив. Слишком смышленый для своих шести лет. Ясно, что Уинн поощряла любознательность ребенка и его склонность к мечтательности. Тут, как теперь часто с ним случалось, Клив погрузился в размышления о непокорной женщине, которую он вез с собой в Англию.
События разворачивались самым лучшим образом – или самым худшим, вынужден был признать он с тяжелым вздохом. Она ехала с ним в Англию, и это радовало его непонятно почему.
Клив подавил желание обернуться и посмотреть на нее. Нет, ничего необъяснимого в этом не было. Все очень ясно и просто. Он вожделел ее. Его желание было всепоглощающим и безмерно глупым. А как же младшая дочь лорда Сомервилла, на которой ему предстоит жениться, как только он выполнит поручение хозяина? И как тогда быть с Уинн?
Охваченный внезапной тоской, Клив быстро натянул поводья и остановил лошадь. Когда к нему подъехала Уинн, он зло посмотрел на нее.
– Возьми Артура, – пробормотал он.
Поймав настороженный взгляд Уинн, он отметил про себя ее бледность и тени под глазами. Из-за него она подверглась большому испытанию. Это очевидно. Но как иначе он мог поступить?
Подавив проклятие, он передал ей на руки Артура и резко рванул поводья. И хотя резвая Сита быстро оставила позади неспешно передвигающуюся колонну путников, убежать от внезапно нахлынувшего чувства вины Кливу не удалось.
Он хотел заполучить Уинн и ради этого готов был пойти на все. Сегодня утром Дрюс взял с него клятву никоим образом ни к чему не принуждать Уинн, но Клив понимал, что соблазнить ее не составит труда. Она легко воспламенялась, судя хотя бы по двум случаям.
– Черт бы все побрал! – выругался Клив, останавливая Ситу. Если вовремя не удастся обуздать назойливые мысли, поездка в замок Керкстон превратится для него в невыносимую пытку.
Но стоило ему подумать об Уинн – такой мягкой и податливой в его объятиях, такой теплой и пылкой от поцелуев, – как его чресла начинали ныть. Затем он мысленно представлял, как они завершат то, что уже не раз начинали, и от этого ему становилось совсем скверно.
Еще раз, злобно выругавшись, он соскользнул на землю и грузно повис на животном, стараясь загасить разбушевавшееся в душе пламя. А ведь они проехали совсем немного. Как же ему выдержать до конца пути?
Когда Клив передал Уинн спящего Артура, а сам ускакал неизвестно куда ярость девушки не знала границ. По какому праву он так грубо с ней обращается? Хотя чего еще от него можно было ожидать? Ему не нужен повод, чтобы проявить жестокость. Она у него в крови.
Но, даже устраивая Артура удобнее у себя на руках, Уинн не смогла долго испытывать праведный гнев. В ее сердце затеплилось другое, непонятное чувство, и все закончилось тем, что ей стало еще более одиноко, чем прежде. Она крепче прижала к себе Артура, молясь, чтобы ей не пришлось потерять его, затем оглянулась на близнецов и произнесла такую же горячую молитву, чтобы не потерять и их.
Сыновья. Почему мужчин не устраивают дочери? Почему они не принимают их в расчет, отписывая наследство?
Но так уж заведено и среди англичан, и среди валлийцев. Да и в других странах, насколько она знает. Мужчины неизменно предпочитают завещать свои с трудом отвоеванные земли сыновьям. Все очень просто. Неужели и ее мальчики станут такими же непреклонными, когда повзрослеют?
Уинн взглянула на двух девчушек, которые ехали с Дрюсом и Баррисом. Обе ничуть не глупее мальчишек, хотя и разнятся, как день и ночь. Как сложится их дальнейшая судьба?
В самом деле, как сложится судьба всех пятерых? Чем они будут заниматься? Где будут жить? Ей стало неприятно от мысли, что, возможно, она поступает эгоистично, ведь богатство лорда Сомервилла открыло бы перед одним из ее подопечных безграничные возможности. Но Уинн тут же справилась с минутной слабостью. Ее дети не нуждаются в английском богатстве, чтобы быть счастливыми. Раднорский лес и обширные земли дадут им, да и многим другим, все, что нужно. Кроме того, в данный момент детей, как видно, не очень заботило их будущее, потому что все они клевали носами, их клонило ко сну.
Артур заерзал, и Уинн почувствовала в левой руке резкую боль. Руки у нее все-таки слабоваты. Бросив взгляд на небо, она определила, что скоро полдень. Пора делать привал, нужно отдохнуть и поесть. Не сказав никому ни слова, Уинн направила свою кобылу с главной дороги к небольшой поляне, окруженной молодыми березками.
– Уинн, – позвал ее Дрюс громким шепотом. – Что ты делаешь?
Она гневно посмотрела на него через плечо. В ближайшее время ему нечего ждать прощения.
– Я устала и хочу есть. Дети тоже. Мы остановимся здесь. Дрюс на секунду замялся, надеясь на поддержку Барриса.
Но брат только пожал плечами и последовал за Уинн. А вскоре за ними потянулись и англичане.
Она велела им расстелить в тени коврики для детей, а своим питомцам сказала, чтобы те продолжали спать, пока она приготовит еду. Но как только близнецов потревожили, им было уже не до сна. Очень скоро все пятеро стряхнули с себя дремоту и живо заинтересовались новым окружением.
– Глядите, какие здесь камешки, – сказал Рис, поддав пинком один из них на краю дороги.
– Совсем как монеты – такие же плоские и круглые – сказал Мэдок.
– Давайте играть в базарный день, – предложила Бронуин, присаживаясь на корточки и собирая «монеты» по одной в подол платья.
– Я буду продавать лекарства и травы, – сказала Изольда. – И любовные зелья и магические снадобья, – добавила она с улыбкой.
Пока дети увлеченно занимались новой игрой, Артур, однако, только хмуро оглядывал небольшой лагерь.
– Где Клив? – спросил он, ни к кому не обращаясь. Не получив ответа, мальчик потянул Уинн за юбку. – Где Клив? – подозрительно повторил он.
– Поехал вперед, – спокойно ответила она, хотя ее тоже занимало, куда мог подеваться этот человек.
– Он ведь не бросил нас?
Уинн обернулась, услышав в голосе Артура неподдельный страх, и сразу отложила в сторону нож и буханку хлеба. Она взяла руки ребенка в свои и серьезно взглянула ему в глаза.
– Он вернется, дорогой мой. Не волнуйся. Он, скорее всего, поехал разведать путь, чтобы мы не заблудились.
Артур облегченно вздохнул.
– Да, наверное. Он скоро вернется.
После этого мальчик побежал к остальным ребятишкам и присоединился к их игре. Но беспокойство Уинн только усилилось. Было ясно, что Артур обожает Клива. То, что начиналось как простое поклонение перед героем, видимо, теперь переросло в нечто большее. И вместо того чтобы положить этому конец, ее безуспешные попытки помешать Кливу выполнить его жестокое поручение послужили только тому, что укрепили связь между ним и Артуром.
Уинн сосредоточилась на приготовлении нехитрой еды, разделяя хлеб и сыр на пять маленьких порций, но все это время ее не покидало беспокойство. Кливу и Артуру все равно придется расстаться. Сохранит ли она при себе всех своих мальчиков или, не дай Бог, кто-то из них останется в Англии. Клив не будет играть никакой роли в жизни Артура. Тем не менее, с каждым днем связь между ними, видимо, упрочивалась.
К тому времени как Уинн удалось усадить ребятишек за еду, она твердо решила поговорить с Кливом об Артуре. Хотя она считала этого высокомерного англичанина самым себялюбивым и злобным человеком на всем свете, он, как видно, по-настоящему привязался к мальчику. И если Уинн затронет в нем эту струну, то он поймет, какой вред причиняет Артуру своей дружбой.
Ей удалось осуществить свое намерение только вечером. В течение долгого дня Клив несколько раз мелькал где-то впереди, но так и не приблизился к ним. Один раз Дрюс подъехал к нему о чем-то посоветоваться и вскоре вернулся с задумчивым выражением на лице.
– Ну и что же сказал этот англичанин? – поинтересовалась Уинн, не сумев скрыть ни раздражения, ни любопытства.
Дрюс пожал плечами:
– Только, что он должен подумать.
– Подумать? Ха! Готова поклясться, он затевает какую-нибудь новую гнусную интригу, чтобы убедить этого Сомервилла, что один из моих мальчиков – его сын. – Уинн со злостью посмотрела на пустую дорогу впереди, пытаясь разглядеть объект своего гнева, а когда ей это не удалось, она обратила все негодование на Дрюса. – Но я забыла. Тебе ведь теперь все равно, кто из моих малышей попадет в лапы английского насильника, раз мальчик станет наследником проклятых земель. Да ты и сам был бы не прочь назваться его сыном, если бы знал, что тогда тебе перепадет какой-нибудь замок, а то и два!
Дрюс ничего не ответил. Только придержал коня, и Уинн поехала впереди в полном одиночестве. Так она провела весь день, наедине со своим страхом и гневом, горевшим огнем, как глубокая рана.
Теперь, направив кобылу к английскому солдату по имени Деррик, Уинн обдумывала свой следующий шаг.
Мысль об отравлении придется оставить, по крайней мере на ближайшее время. Она, разумеется, не упустила бы случая расправиться с англичанами, но нельзя же было подвергать риску жизни Дрюса и Барриса. К тому же, раз Дрюс и Гуинет поддерживают затею Клива, детям от этого все равно не было бы пользы. Нет, ей осталось только одно – заставить всех англичан бояться ее колдовских чар. Возможно, этот страх не позволит им забрать у нее ребенка. План, конечно, слабоват, она понимала, но другого у нее не было.
Тем не менее, ей предстояло обсудить с Кливом совершенно неуместную симпатию, возникшую к нему у Артура.
Клив стоял к ней спиной и ловко снимал со своей высокой серой лошади седельные мешки. Однако по тому, как напряглись его широкие плечи, Уинн сразу поняла, что он почувствовал ее приближение, когда она остановилась в трех шагах от него.
– Мне нужно с тобой переговорить.
Он ничего не сказал в ответ, а только положил на землю мешки и опустился на одно колено, чтобы развязать подпругу.
– Мне нужно с тобой переговорить. – Проклятый негодяй, мысленно добавила она.
Клив отстегнул седло, затем медленно повернулся к Уинн. Несколько секунд он просто очень внимательно смотрел на нее. Его взгляд скользнул по ней – от загорелых щек и носа вниз по пыльному дорожному платью до заляпанной грязью обуви, носки которой выглядывали из-под юбок.
На какую-то долю секунды она почувствовала, как внутри у нее разливается странное тепло, оно проникло от живота к груди и достигло самых кончиков пальцев. Уинн пожалела, что выглядит так неприглядно.
Но как бы ни были мимолетны эти чувства, она не менее быстро с ними справилась. Он тоже, видимо, решил не смотреть на нее так дерзко – уж больно жалкий вид у нее был, – поэтому нахмурился и тяжело бросил седло на землю, как раз между ними.
– Что еще? – отрывисто произнес он, опять повернувшись к ней спиной, чтобы заняться лошадью.
Проклятый негодяй, подумала она с еще большим пылом, чем прежде. Чертов подлец. Она заговорила самым ледяным тоном, на какой была способна:
– С Артуром не все ладно.
Клив обернулся и встретился с ее злым взглядом.
– Что значит «не все ладно»? Он болен?
Уинн стало чуть легче на душе. По крайней мере, в одном она не ошиблась. Он на самом деле волнуется о мальчике. Теперь ей нужно, во что бы то ни стало убедить Клива, что его дружба с Артуром ни к чему хорошему не приведет.
– Нет, он не болен. Но я боюсь… – Уинн нервно сцепила пальцы. Ей очень не хотелось обращаться к нему с просьбой. – Я боюсь, мальчик слишком сильно привяжется к тебе. И чем бы ни закончилась твоя миссия, одно можно утверждать с уверенностью: ты не станешь частью жизни Артура. Останется ли он со мной или у этого… англичанина, который разыскивает сына, тебя рядом с ним не будет.
С минуту Клив изучающе вглядывался в нее, но его лицо оставалось непроницаемым.
– Если Артур останется в Англии, мы будем видеться. Я специально буду навещать его.
– Ты будешь слишком занят собственной женой… и детьми, – бросила Уинн. – Если женишься на своей Аделине, то, скорее всего, переедешь жить в другое место и вскоре забудешь об Артуре. А что будет с ним? Один, в незнакомом месте, среди чужих людей…
– Возможно, не он сын сэра Уильяма. Это могут быть близнецы.
– Верно, – согласилась Уинн. – А может быть, среди моих мальчиков вообще нет его сына. Но даже если и так, Артуру все равно придется страдать. Когда мы вернемся в Уэльс, ты исчезнешь из его жизни. Навсегда. И та доброта, которую ты сейчас к нему проявляешь, позже заставит его мучиться. Ты хочешь утешить его, но когда тебя рядом не будет, душу его заполнят боль и пустота.
Клив нахмурился.
– Так что же я должен сделать? Отвадить его от себя? Он ведь всего лишь маленький мальчик, которому очень не хватает отца.
– Но тебе никогда не стать его отцом, так что лучше и не стараться, – отрезала Уинн, зло сверкая глазами и сжимая кулаки.
Она была готова сражаться за Артура, за всех своих ребятишек, если понадобится. Но то, что сказал Клив, лишило ее мужества.
– А если тебе остаться в Англии… со всеми детьми?
Уинн заморгала, не понимая, чего он хочет добиться, делая такое неслыханное предложение.
– Остаться в Англии? Мне? – Она насупилась. – Ты настоящий болван, англичанин. Не отведал ли ты, случайно, черной плесени? А то у тебя возникают дикие фантазии. Остаться в Англии! Как же! Да я скорее предпочту остаться в аду.
Клив переступил через брошенное седло.
– Между Англией и Уэльсом не так много различий, но ты и сама в этом скоро убедишься.
Она прищурилась, услышав странную насмешку в его тоне.
– Я не останусь. Не задержусь ни на одну лишнюю минуту. Как только будет покончено с этим делом, мы тут же отправимся в обратный путь, даже если у нас над головой разверзнутся небеса и ветер захочет сдуть нас с дороги. Ничто меня здесь не задержит.
Уинн с вызовом посмотрела на Клива. В наступившей короткой паузе она вдруг неприятно осознала его близость и, тяжело сглотнув, хотела, было отступить, но он поймал ее за Руку.
– Ты могла бы остаться с… – Он замолчал и откашлялся. – Я нашел бы для тебя жилье. Там бы ты смогла видеть сына – или сыновей – сэра Уильяма так часто, как захотела бы.
Уинн вдруг почувствовала, как в ней заиграла кровь. То ли от его прикосновения, как уже случалось, то ли от одной мысли, что придется лишиться кого-то из детей, то ли от предложения остаться в Англии и быть рядом с Кливом – она не знала. Она только знала, что все его логические доводы б одно мгновение улетучились из ее головы.
Скорее из чувства самосохранения, чем от злости, она вырвала руку и отступила на безопасное расстояние. Хотя вряд ли его можно было считать безопасным, потому что взгляд Клива неотступно следовал за ней, и ей было не оторваться от его завораживающих глаз.
– Подумай об этом, Уинн, – произнес он тихим и чересчур ласковым голосом. Даже соблазнительным. – Как следует, не торопясь. Завтра мы переберемся через вал Оффы и свяжемся в Англии. Тогда ты убедишься, что леса там такие же густые и зеленые, как на твоей родине. Птиц и звери – те же. Земля, правда, чуть более мягкая, и ты увидишь больше дорог и деревень. Не торопись…
– Нет! – Она упрямо покачала головой. – И ста лет не хватит, чтобы я стала думать, по-твоему.
– Послушай меня, Уинн…
Он сделал шаг вперед, словно намеревался обнять ее и убедить тем способом, к которому прибегал раньше. Поцелуй делал его речь более убедительной. Под его ласками она забывала все свои возражения. И зная это, Уинн, тем не менее, не смогла предотвратить ни бешеное сердцебиение, ни горячую волну запретного чувства, поднявшуюся из самой ее глубины. Но Клив замер, так и не дотронувшись до нее, и хотя внезапное появление Артура объяснило его замешательство, Уинн охватило острое чувство разочарования.
– Клив! Где ты пропадал весь день? – спросил ребенок.
Он улыбался мужчине, ясно показывая силу своей любви, а Уинн тут же отругала себя, что отклонилась от первоначальной цели. Она послала Кливу говорящий взгляд, внушая ему немного осадить Артура. Мягко, конечно. Но в то же время достаточно твердо, чтобы Артур больше не тратил понапрасну своего душевного тепла.
Но Клив не обратил на нее внимания. Он прекрасно понял, чего она от него ждет, но решительно отверг ее идею. Под взглядом Уинн он присел на корточки рядом с Артуром и взглянул ребенку в лицо.
– Привет, мой мальчик. Как тебе понравилось целый день ехать в седле? Все еще хочешь стать рыцарем и провести всю жизнь верхом на лошади?
– Я совсем не устал, – похвастался Артур. – И попка совсем не болит.
Клив усмехнулся, посмотрев на Уинн.
– Подожди до завтра. Тогда увидим, какую ты песню запоешь. – Помолчав, он снова обратился к мальчику: – Расскажи мне, ты заметил каких-нибудь новых птиц?
Уинн захотелось тут же уйти – спрятать свою боль от пытливых глаз Клива. Как он мог быть так жесток к Артуру на понимала что, возможно, он хочет наказать ее, но не Артура. Так почему же он так ласков с ребенком? Ведь это сделает их расставание еще более тяжелым.
Но тут она вспомнила странное предложение Клива остаться в Англии. И хотя она отвергла эту идею, она была очень близка к тому, чтобы уступить его чувственному призыву. Тут до нее дошло, как же она все-таки глупа. Он хотел оставить ее в Англии, исходя из собственных соображений. По своим глубоко личным причинам. Вот и весь сказ. Он намерен сделать расставание неимоверно тяжелым и для нее и для этого не чуждался даже того, чтобы прибегнуть к помощи детей.
Поняв это, она раскрыла рот от изумления, но тут же закрыла, осознав, как легко, как охотно стала игрушкой в его руках. Какая же она круглая дура! Совершеннейшая гусыня.
А ведь в прошлом к ней не раз подступали вполне благородные мужчины. За ней бегали два или три красавца из деревни. Но тогда она была умна и повелевала собственным сердцем. Так куда же подевался весь ее ум теперь, когда рядом с ней этот человек?
– …но если через вал Оффы так легко переправляться, тогда я ничего не понимаю. Как он удерживает англичан на своей стороне, а валлийцев на своей? – спрашивал Артур, когда Уинн опять включилась в их разговор.
– Пересечь его нескольким всадникам несложно. А вот армии придется труднее. Повозки, телеги с продовольствием, орудия осады не просто протащить по крутым склонам рва.
– Вот как. – Артур на секунду задумался. – Тогда нужно построить мост.
– Правильно. Или срыть вал и заполнить ров его землей.
– Тогда обе армии смогут ездить туда и обратно.
– Смышленый мальчик. – Клив улыбнулся Артуру, а потом и Уинн. – В нем чувствуется истинный воин, Уинн. Такой сначала подумает головой, прежде чем ударить мечом.
Уинн от этих слов только больше нахмурилась. Если Клив намерен бесконечно ее злить, то это ему хорошо удается, потому что Артур сиял от такого внимания и похвалы со стороны своего кумира.
Но внутри у нее клокотал не только гнев. Она вес больше и больше понимала, что попала в ловушку. Ее перехитрили. Она терпела поражение от этого дерзкого англичанина с красивым лицом, соблазнительными речами и жгучими поцелуями. Ее оборона ослабевала, а собственные планы одержать победу оказывались несбыточными. У нее оставалась единственная надежда – не дать ему возможности доказать, что кто-то из ее мальчиков приходится сыном этому его английскому лорду.
Впрочем, нет, не единственная. Она должна также надеяться и молиться – и бороться с любым соблазном, – что сможет продолжать сопротивляться его заигрыванию, которое с каждым разом становилось все более дерзким.
Он не собирался идти ей навстречу в том, что касалось Артура. Наоборот, он ясно дал понять, что хочет использовать мальчика в борьбе с нею. Что ж, пусть так и будет, вздохнула она. Ей удастся справиться с любыми напастями, пока у нее остается надежда.
– Возможно, в Артуре действительно есть задатки будущего воина, – сказала она, надменно кивнув Кливу. – Но пока что ему больше пристало позаботиться о воде. Собери остальных детей, Артур. У меня для каждого найдется дело.
Клив взъерошил каштановые волосы мальчика и выпрямился в полный рост.
– Да, парнишка. Делай, что велит Уинн. Я, например, так голоден, что готов съесть медведя. Мы все должны помочь ей приготовить ужин.
Уинн подождала, пока Артур не умчался вприпрыжку, и только потом пригвоздила Клива холодным оценивающим взглядом.
– Итак, вы ждете, что я приготовлю вам ужин. Я восхищена вашей храбростью, сэр Клив. Или вы намереваетесь дать попробовать еду Артуру перед тем, как самому отведать ее?
В его темных глазах запылал дьявольский огонь.
– Твой трюк не удастся теперь, колдунья! Слишком много глаз будет следить за тобой.
– Сколько самомнения! – рассмеялась она. – Мне ведь нужна самая малость колдовского зелья, чтобы свалить всех вас с ног. Ровно столько, сколько я легко смогу спрятать под ногтем большого пальца. Ты все еще уверен, что хочешь попробовать?
Она с удовольствием отметила, что его улыбка чуть дрогнула, а в глазах промелькнула тень сомнения.
– Ты больше говоришь, чем делаешь, женщина. Все мы будем, есть из одного котла. Здесь тебе не замок Раднор, и старый фокус не пройдет.
С таким же успехом он мог бы швырнуть к ее ногам свою кожаную перчатку, столь явным был его вызов. Ее глаза сощурились и засветились яростным синеватым пламенем.
– Когда я с тобой разделаюсь, то буду так радоваться, как не радовалась за все годы, что зовусь вещуньей.
Он ухмыльнулся, словно ее угроза ничуть его не обеспокоила.
– Так ты хочешь свалить меня с ног? Ничего лучшего я бы не пожелал, моя прелестная валлийская колдунья. Как насчет сегодняшней ночи? – закончил он с надеждой в голосе и ярким блеском в глазах.
Уинн, однако, было не до смеха. Не обращая внимания на тепло, разлившееся по телу, она злобно взглянула на Клива.
– Можете злорадствовать, сэр Глупец. Но мы еще посмотрим, кто кого.
– Да, – ответил он ей вслед. – Мы еще посмотрим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветок страсти - Бекнел Рексанна



Отличный и чувственный роман
Цветок страсти - Бекнел Рексаннанекая
28.06.2013, 13.18





Роман хороший - сюжет, характеры. но слишком затянуто начало, слишком много внимания уделяется детям в ущерб любовной линии. И что касается откровенных сцен - я прочла уже вторую книгу Бекнел и сделала вывод, что у неё очень тонко переданы чувства, эмоции, но откровенные сцены слишком завуалировны, мне не хватило чувственности, не эмоций, а именно откровенности. А так почитать один раз вполне интересно :) Даю 7 баллов.
Цветок страсти - Бекнел РексаннаНефер
24.02.2014, 9.32





Замечательный роман. Правда не много затянут, но по крайней мере четкий конец.8/10
Цветок страсти - Бекнел РексаннаМилена
16.03.2014, 22.54





Роман вроде и не плохой. Но как то не зацепил вообще. Так наивно со стороны героини её поведение...ставлю 7 баллов
Цветок страсти - Бекнел РексаннаЛилия
4.03.2015, 11.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100