Читать онлайн Янычар и Мадина, автора - Бекитт Лора, Раздел - Глава V в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Янычар и Мадина - Бекитт Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Янычар и Мадина - Бекитт Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Янычар и Мадина - Бекитт Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бекитт Лора

Янычар и Мадина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава V

Обрывистый склон возвышался над бурной рекой. То там, то сям на уступах гор виднелись пятна снега и редкие тонкие кустики, чудом выросшие среди камней. На одну из таких площадок и упал Мансур.
Он чудом не соскользнул с узкого уступа, так как успел уцепиться за какие-то ветки. Янычар сильно ударился о скалу и вмиг ослабел. К тому же он чувствовал, что не сумеет удержаться и все равно сорвется вниз.
Прошло несколько томительных минут, каждая из которых показалась Мансуру вечностью. Его лицо было неподвижно. На лбу и висках вздулись вены, дыхание со свистом вырывалось из груди. Теперь он понял, что значит находиться на краю гибели, сполна прочувствовал, что происходит с человеком, когда его охватывают истинное бессилие и сводящая с ума безнадежность.
Когда Мансур вновь рухнул в пустоту, ему почудилось, будто у него оборвалось дыхание. Миг между жизнью и смертью был очень коротким, и все-таки в этом ярком секундном проблеске он успел увидеть всю свою жизнь, даже, как ему показалось, то, что прежде было надежно сокрыто от его разума, памяти и чувств. Он снова ударился о скалу, потом соскользнул по обледенелому склону и упал на тропу.
Мадина издалека заметила неподвижно лежащее тело и побежала вперед. Потом внезапно остановилась, тяжело дыша и прижав руки к груди. Женщину захлестнула волна… нет, даже не страха, а ужаса перед тем, что ей предстояло увидеть. Хотя местные жители редко срывались с гор, они хорошо знали: упав с такой высоты, человек не просто разбивался насмерть – его тело превращалось в окровавленный, набитый раздробленными костями мешок.
Видя, что мать дрожит и не может сдвинуться с места, Хайдар мужественно произнес:
– Подожди, мама. Я пойду посмотрю.
Ильяс последовал за младшим братом. Когда Хайдар подошел к янычару и склонился над ним, старший сын Мадины оглянулся и посмотрел на нее. Совсем недавно это была поразительно красивая женщина с живым, горящим взглядом. Теперь черты ее лица заострились, а в глазах затаилось что-то болезненное и жуткое. Ильясу хотелось сказать ей что-то нежное, попытаться успокоить, но он не сделал этого, потому что знал: утешения будут напрасны.
Потом они увидели, что Хайдар отчаянно машет им рукой.
– Мама, он жив!
– Этого не может быть! – С тоской прошептала Мадина. Ильяс уверенно взял ее за руку и повел вперед, как слепую. Мансур и правда дышал, хотя Мадине казалось, что жизнь вот-вот покинет его тело.
– Что делать, мама, куда идти? – Растерянно произнес Хайдар.
– Я побегу в аул, расскажу аге, он пришлет хакима, – сказал Ильяс.
Мадина задумалась. В ее плотно сжатых губах и пылающем взоре читалась упрямая, твердая как камень воля.
– До Фахама далеко. Ты можешь не успеть, – медленно произнесла она, сосредоточенно глядя вдаль. – Я не знаю, как лечат хакимы. Зато мне известно, что может сделать Гюльджан. Она живет неподалеку, и я пойду к ней. А вы оставайтесь здесь.
Хайдар хотел приподнять Мансура и постелить на землю свою черкеску, но женщина не позволила.
– Не трогай! – Сказала она. – Оставь все как есть до прихода Гюльджан.
Мадина побежала по тропе. Иногда она останавливалась и ждала, пока утихнет бешеный стук сердца. Женщина не знала, чего больше в ее мыслях о будущем – надежды или страха. Гюльджан было очень много лет – похоже, старуха сама не знала сколько! – и Мадина давно не видела, чтобы она появлялась в ауле. Возможно, старая черкешенка умерла или утратила свое целительское искусство! Но даже если это не так, времени очень мало: пока Гюльджан добредет до того места, где остался Мансур, он может сто раз расстаться с жизнью!
На западе возвышался огромный скалистый массив; серые вершины гор исчезали в густом тумане. Внезапно Мадина подумала, что скоро может пойти сильный снег и тогда аул и то место, где живет Гюльджан, будут отрезаны от внешнего мира. Вскоре она увидела большой разлом в горах – там росло много деревьев, среди которых стояла хижина старухи. Деревья были старые, сучковатые, сильно накренившиеся от ветра. Крыша хижины покосилась, стены почернели, их покрывала плесень.
Мадина заметила медленно поднимавшуюся над крышей тонкую струйку дыма и безумно обрадовалась. Она подошла и открыла дверь. Под навесом крыши висели пучки сухих трав и темных корешков. В хижине не было ни ковров, ни разноцветных войлоков с шерстяными кистями по краям, ни резных сундуков, ни медной посуды. Гюльджан сидела возле очага на ворохе шкур и смотрела на гостью пожелтевшими от старости глазами. Мадина знала, что охотники всех трех аулов приносят старухе шкуры и дичь.
– Я знала, что когда-нибудь ты обязательно придешь ко мне, Мадина, – сказала старуха вместо приветствия. – Уж очень неровная у тебя судьба!
– Я пришла просить о помощи, – ответила женщина.
– Ясное дело, не за тем, чтобы помогать мне!
– Я сделаю для тебя все, если ты… – начала женщина, но Гюльджан оборвала ее резким жестом.
– Говори, что случилось!
Мадина коротко рассказала о происшедшем и добавила:
– Этот человек не нашей крови, к тому же он янычар. Мои братья сказали, что теперь мне не жить в ауле, и если ты станешь ему помогать…
– Я давно не живу в ауле. Люди, которые попадают ко мне, – просто божьи создания. Больше мне ничего не нужно о них знать, – заметила Гюльджан и спросила: – Кто с ним остался?
– Мои сыновья. Теперь у меня два сына.
– Год от года ты становишься все богаче, Мадина. Это хороший знак! – сказала старуха, и женщина не поняла, звучала ли в этих словах ирония или они были сказаны от чистого сердца.
Они вышли из дома. Молодая женщина с жалостью заметила, какой маленькой, сухой и сгорбленной стала Гюльджан. Казалось, жизнь уходила из нее постепенно, высасывая из тела соки. И то, что Бог пока сохранял ей разум и силы, было почти чудом.
– Зачем тебе ружье, Мадина? Ты женщина. Разве рядом с тобой нет мужчины, который достоин тебя защищать? – Спросила старуха.
– Будет, если ты совершишь невозможное.
– Невозможное? Едва ли это в моих силах, – пробормотала Гюльджан и, вздохнув, добавила: – Пока я добреду до места, пройдет много времени. Беги и скажи своим ребятам, чтобы взяли большой щит и осторожно положили на него того человека. Если у него повреждена спина, это спасет ему жизнь.
Женщина бросилась бежать. Только теперь она сообразила, что старуха не могла знать про ружье – Мадина отдала его Хайдару. Что еще она может увидеть, не видя, и что еще способна сделать, будучи такой дряхлой, что, казалось, вот-вот рассыплется от порыва ветра?!
Мадина бежала и думала, что совсем недавно, несмотря на то, что в ее жизни не случилось настоящего счастья, она была рада видеть бесконечно встающее и заходящее солнце, ей нравилось наблюдать за сменой времен года. Но если сейчас не свершится то, чего она желает всем сердцем, ей никогда больше не придется радоваться ни природе, ни людям, ни себе самой!
Мансур дышал, хотя не двигался и не приходил в сознание. Ильяс и Хайдар сидели рядом и выглядели понурыми; было видно, что за все это время они не перемолвились ни единым словом. Мадина заставила себя солгать, сказав, что Гюльджан сделает все возможное и вернет Мансура к жизни. Мальчики сразу воспрянули духом и побежали выполнять поручение.
Хайдар сказал, что щит можно сплести из ивовых веток, используя палки, веревки и ремни. Как всякий черкес, он носил с собой необходимый инструмент, и они с Ильясом взялись за дело.
– Стало быть, ты тоже турок? – Спросил Ильяс младшего брата, и тот с достоинством ответил:
– Я – черкес. – И, подумав, добавил: – Как и ты.
– Или мы оба турки, – сказал Ильяс, а после заметил: – Впрочем, это не важно. Главное, что мы братья.
– Ты едешь воевать?
– Не знаю, – задумчиво промолвил Ильяс. – Я бы хотел остаться с отцом.
– Моя мать очень хорошая, – заметил Хайдар. – Она всегда любила нашего отца.
– Я это понял.
Они продолжали работать в молчании, однако теперь чувствовали, что стали намного ближе друг другу. Подоспевшая Гюльджан с одобрением отозвалась о том, что они сделали, и распорядилась отнести Мансура в хижину.
– Ты сумеешь помочь? – Спросила Мадина старуху, когда они шли следом за мальчиками, тащившими носилки.
– Не знаю. Аллах держит нить его жизни в своих руках. Пока еще держит. Мне нужно с ним поговорить.
– С Аллахом?
– С Мансуром. Я дам ему сильное питье: если его голова и сердце выдержат, он очнется. А если не выдержат – его смерть будет на моей совести.
Мадина взмолилась:
– He говори так, Гюльджан! Скажи, что он не умрет!
– Не скажу, – отрезала старуха. – На моих руках умерли многие, их было почти столько же, сколько и выживших. У нашего Бога есть очень точные весы, но человек этого не замечает, потому что ему свойственно не только горевать и отчаиваться, но и надеяться, верить.
Когда они дошли до хижины, Ильяс сказал, что ему придется вернуться в аул и доложить о случившемся своему командиру. Мадина не возражала, только погладила его по руке. Она надеялась, что у нее еще будет время поговорить с ним спокойно, без отчаяния и душевного надрыва. Хайдар остался с матерью.
Гюльджан приготовила тягучую, мутную настойку и, решительно разжав зубы Мансура, влила жидкость ему в рот. Он судорожно глотнул, но не захлебнулся и через какое-то время пришел в себя. Гюльджан резко отстранила Мадину и наклонилась над ним.
Мансуру казалось, что его лицо и тело заледенели, будто он лежал в глубоком сугробе. Он не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Открыв глаза, янычар увидел женщину – она была очень старой – и тут же вспомнил, что совсем недавно рядом с ним была другая – молодая, с глубокими, прозрачными синими глазами. Незнакомка протягивала к нему руки – то ли хотела помочь, то ли звала к себе. Она пригрезилась ему в то ужасное мгновение, когда он падал вниз.
– Что ты чувствуешь? – Спросила старуха.
Мансур хотел ответить, но не смог. Тогда Гюльджан безжалостно тряхнула его, и по телу Мансура растеклись волны боли.
– Что ты ощущаешь? – Повелительно повторила она.
Он с трудом разомкнул губы и произнес одно-единственное слово. Гюльджан повернулась к Мадине.
– Что он сказал?
– Что чувствует боль.
– Где? Спроси у него!
Мадина выполнила ее просьбу, после чего ответила:
– Везде.
– Это очень хорошо.
Старая черкешенка обследовала тело янычара своими высохшими, морщинистыми, покрытыми коричневыми пятнами руками.
– Спина повреждена, но, к счастью, не так сильно, как я думала. Переломов много, и еще неизвестно, что там у него внутри! Подождем до завтрашнего утра: если ему не станет хуже, возможно, он выживет. А сейчас мне нужны сырые, еще теплые овчинки, – сказала Гюльджан и обратилась к Хайдару – Ступай к Хафизе и скажи: пусть не жалеет баранов!
Остаток дня они просидели в хижине. Мансур уснул или впал в забытье после того, как старуха плотно обернула его руки и ноги свежими шкурами, раны обложила курдюками,
type="note" l:href="#n_37">[37]
а царапины смазала целебной мазью. Гюльджан запретила тревожить больного и разговаривать с ним. Она сказала Мадине, что шкуры, высохнув на теле, превратятся в подобие твердого панциря, в котором Мансуру предстоит пролежать долгие недели.
– Ты боишься смерти, Гюльджан? – Спросила женщина.
– Смерти боится тот, кому жизнь приносит радость. Я слишком стара, чтобы радоваться чему бы то ни было.
– Говорят, будто ты ушла от людей и поселилась здесь из-за любовной истории. Это правда? – Мадина вопрошающе посмотрела на старуху, и та ей ответила, неотрывно глядя на огонь:
– Правда. Это история жизни, жизни, которая, как ни странно, всегда и есть история любви. Но она произошла так давно, что кажется легендой даже мне самой! А еще всякая жизнь – это выбор. Потому выбирай, Мадина, выбирай, пока жива и пока есть из чего выбирать!
– Я уже выбрала, – твердо ответила женщина.
– Тогда пусть этот выбор принесет тебе счастье.
Когда на землю опустилась ночь, Мадина вышла во двор подышать воздухом. Сияние Луны сливалось с серебряным отблеском земли, так что казалось, будто она была покрыта сумеречной мглой. Звезды сияли на небе, как самоцветы, и были хорошо видны на непроницаемо черном небе. Оно было необъятным и глубоким; временами его ярко прочерчивали стремительно падающие на землю светила, при взгляде на которые захватывало дух.
Мадина удивлялась, до чего несущественными представлялись ей недавние переживания. Все отступило и померкло перед одним-ёдинственным желанием, перед главной жизненной целью.
Утром Мансур очнулся и обвел окружающих вполне осмысленным взором. А потом в хижину старой черкешенки нагрянули янычары: сам Джахангир-ага, Ильяс, два опытных в лечении ран и переломов воинов, исполнявших обязанности хакимов, и многочисленная охрана.
Гюльджан, крайне недовольная вторжением, скрепя сердце позволила осмотреть Мансура и заявила:
– Или мое, или их лечение! Если к нему будут прикасаться другие руки, я ни за что не возьмусь за дело!
Мадина не знала, что ответить и кому доверить лечение Мансура. К счастью, а может, к несчастью, все решилось само собой. Янычары вышли во двор к ожидавшему их Джахангиру-аге и сказали:
– Пусть лечит старуха. Быть может, ей помогают какие-то неизвестные нам силы. Мы уверены только в одном: если он и выживет, то навсегда останется калекой.
Джахангир-ага помрачнел. Он вошел в хижину с низкими потолками и черными стенами и присел на корточки возле Мансура. Командир янычар попытался отыскать в лице воина знаки смерти – за свою долгую жизнь он повидал их немало! – но явных признаков не было, и Джахангир-ага не знал, что сказать.
– Старуха утверждает, что в ближайшие дни будет большой снегопад: нам надо уходить из аула!
Мансур опустил ресницы.
– Твой сын хочет остаться с тобой, но он – воин и должен следовать долгу, – сурово произнес Джахангир-ага.
– Вы правы. Пусть продолжает поход.
– Мансур… – Джахангир-ага помедлил. – Ты всегда был хорошим воином, одним из лучших, кого я знал и взрастил как командир. Если ты не сможешь вернуться в строй, я добьюсь для тебя хорошей пенсии.
– Благодарю вас, ага. Именно об этом я хотел поговорить. Я янычар, и для меня невыносимо оставаться деревяшкой, бесполезным обрубком. Я не могу себя убить, это противоречит законам нашей веры. Прошу вас, прикажите воинам избавить меня от такого существования!
Джахангир-ага внимательно выслушал Мансура, после чего опустил руку ему на грудь. Мансуру почудилось, будто в глазах командира блеснули слезы.
– Я не сомневался в том, что твое решение будет именно таким. Нариман и Бехруз сказали, что если ты и выживешь, то останешься калекой.
Мансур закрыл глаза.
– Спасибо, ага. Позовите Мадину.
Командир янычар покачал головой.
– Хочешь сказать ей правду? Не советую. Я знаю женщин. Она начнет тебя уговаривать, станет просить, чтобы ты остался жить.
– Я не могу уйти с этого света, не простившись с ней.
Джахангир-ага вышел и позвал Мадину. Она вошла, и Мансур вмиг ощутил, как к нему возвращается яркий, полный красок мир. Жаль, что ему придется его покинуть!
Мадина опустилась на колени и взяла его руки в свои.
– Я решил не ждать и умереть прямо сейчас, – сказал Мансур. – Нам надо проститься.
В ее глазах вспыхнуло отчаяние и упрямство.
– Нет!
– Понимаешь ли ты, каково мне придется, если я не встану, если останусь лежать в этой хижине! Я буду ненавидеть себя, и ты тоже будешь ненавидеть меня! – С неожиданной яростью произнес они тихо добавил. – Позволь мне умереть.
Она горячо произнесла:
– Нет, Мансур! Не уходи. Я тебя люблю. Я люблю только тебя. Когда ты поправишься, мы уедем в Стамбул и поженимся. Поселимся в домике с цветущим садом, где живет Эмине-ханым. С нами будут наши сыновья. Я рожу еще детей. Нас ждут годы любви и счастья.
На мгновение его затопила волна внутреннего блаженства, какое способны породить только грезы, и он прошептал:
– Почему ты говоришь об этом сейчас?
– Потому что я поняла это только сейчас. – На губах Мансура появилась слабая улыбка.
– Ради того, чтобы это услышать, стоило упасть со скалы. Поверь, я не жалею о том, что случилось. Я жил только ради тебя, делал все для тебя, Мадина, хотя ты никогда не просила об этом.
– Теперь прошу, прошу о единственном: не сдавайся, не уходи! Останься со мной.
Мансур не отвечал. Ему казалось, будто вокруг колышется черно-красный раскаленный океан долгих страданий и неусыпной боли. Ему не хотелось погружаться в него, он желал вернуться к женщине с небесными глазами, женщине из своего предсмертного видения.
– То, о чем ты говоришь, слишком прекрасно, чтобы быть правдой, – наконец сказал Мансур.
– Лучше надеяться, что твоя жизнь все-таки станет чем-то прекрасным, чем бежать от нее.
– А если я никогда не смогу встать? – Спросил он Мадину.
– Ты встанешь. И даже если… О нет, только не покидай!
Женщина не выдержала и зашлась в судорожном плаче. Мансур представил, чего будет стоить для нее потерять и его, и сына, – ведь Ильяс отправляется на войну и неизвестно, вернется ли обратно. Он протянул ей руку, и их пальцы крепко сплелись: так врастают корни дерева в землю – с неутолимой жаждой жизни, какую вселил в них вездесущий и всеобъемлющий Бог.
– Не плачь, – обреченно произнес Мансур. – Я не стану просить янычар о том, чтобы они лишили меня жизни.
Мадина простилась с Ильясом. Женщина хотела сказать сыну, что не желает, чтобы он оделся в броню жестокости, чтобы в его душе было пусто и темно. Но не сказала, потому что не знала, каким надо быть на войне. Быть может, напротив – решительным и бездумным, с нерастраченной силой, напором и мощью, какие иногда порождают каменное сердце и свободная от угрызений совести душа.
Она обняла юношу – впервые с тех пор, как он перестал быть грудным младенцем, – и крепко прижала к себе. И он в свою очередь неловко обхватил ее руками. Позже Ильяс вошел в хижину и о чем-то поговорил с Мансуром.
Потом янычары ушли. Гюльджан поторопила их, сказав, что скоро выпадет обильный снег.
– Ложись, – сказала она Мадине. – И ты тоже, Хайдар. Я посижу возле Мансура. Я старуха, и мне все равно не спится.
Мадина проснулась среди ночи. В хижине спали все – и Мансур, и Хайдар, и Гюльджан. Она вышла на улицу.
Горизонт был черен из-за нависавших над ним тяжелых облаков, тогда как небо над головой запорошила звездная пыль.
Мадина понимала, что ей придется зимовать в этой хижине, в этом безмолвном краю. Возможно, судьба распорядится так, что она проведет здесь остаток жизни.
Мансуру удалось пережить ночь, и Гюльджан сказала, что лечение, скорее всего, будет успешным. Старуха старалась загружать Мадину работой – лишь бы та не печалилась и не ждала слишком быстрых перемен.
Днем Гюльджан отправила ее собирать хворост. Облака висели низко над землей, ветер сыпал в лицо легкий, мелкий снег. Мадина долго бродила по округе, пока не заметила женщину, которая шла, озираясь по сторонам и будто ища кого-то. Приглядевшись, она узнала свою сестру Асият. Немного помедлив, Мадина пошла навстречу.
Увидев ее, Асият обрадовалась, это было заметно, несмотря на то, что в ее глазах сохранялось неуверенное, пожалуй, даже затравленное выражение.
– Что тебе нужно? – Спросила Мадина.
– Я пришла просить о помощи.
Мадина вспомнила, как совсем недавно сама явилась к Гюльджан, и, усмехнувшись, произнесла ту же фразу:
– Ясно, не для того, чтобы помогать мне. – Потом спросила более мягко: – Что случилось?
Губы Асият задрожали.
– Они хотят убить Айтека, хотят отрубить ему голову!
– Кто «они»?
– Турки. Когда Айтек вернулся домой, он лег на кровать, лицом к стене, и больше не поворачивался, не разговаривал. Только сказал: «Сегодня я сломал и выбросил свое сердце как ненужную вещь». Потом пришли османские воины, велели ему подняться и забрали с собой. Я ходила к их командиру, но он меня не принял. Тогда я отправилась к старикам, и они сказали, что Айтек первым нарушил условия договора. Азиз и Шадин временно взяты под стражу. Остальные мужчины ропщут, но не берутся за оружие. – Асият вздохнула. – Я их понимаю. Завтра османы уйдут, а если прольется кровь, может погибнуть много безвинных людей.
Мадина замерла с охапкой хвороста в руках. Ее лицо побледнело, но в глазах плясали молнии.
– Что я могу сделать?
Асият тихо проговорила:
– Пойти и попросить за Айтека. Ты ведь любишь его, Мадина! – Женщина разжала руки, и охапка хвороста упала на землю.
– А если нет? Неужели ты не рада? Тебе не придется падать с высоты! Со скалы сбросили другого человека – и когда он разбился, я поняла, что есть что в этом мире, хотя предпочла бы навек оставаться в неведении и не платить такую жестокую цену!
Асият сдавленно произнесла:
– Я не прыгну. У меня дети, и мне есть, для кого жить. Я готова отдать тебе Айтека, только пусть он останется жив! – Ее глаза наполнились слезами. – Я сделаю все, что скажешь! Чего ты хочешь, Мадина?
– Чтобы ты перестала меня ненавидеть.
– В моем сердце нет ненависти. Только мольба, – тихо сказала Асият.
– Ладно, – ответила Мадина, – идем. В конце концов, Айтек мне не чужой, он не просто мой бывший жених, а отец моего старшего сына.
Асият резко повернулась к ней и посмотрела с недоверием и ужасом.
– Не воспринимай мои слова как месть, – жестко проговорила Мадина. – Если захочешь, Айтек никогда не узнает правды.
Пока они шли к аулу, Мадина рассказала сестре все. Только сейчас Асият, наконец, увидела, что перед ней стоит женщина, много страдавшая, но не сломленная, хватающаяся за последнюю спасительную надежду. Вспомнила, как они, завернувшись в овчины, говорили по душам в кромешной тьме своей девичьей комнаты, как клялись не расставаться и не забывать друг друга. И отчаянно расплакалась на груди у сестры, внезапно ощутив раскаяние, жгучую любовь и не менее горячую обиду на несправедливость судьбы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Янычар и Мадина - Бекитт Лора



читать
Янычар и Мадина - Бекитт Лорапати
14.03.2011, 11.55





По 10 бальной шкале - 4. И вообще, после "Рабыни страсти" уже отчаялась найти что-то подобное. "Шейх" еще сойдет, а остальное...
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораОлеся
29.09.2011, 15.31





а мне очень понравился!читала с удовольствием!!
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораОльга
17.12.2011, 19.41





Очень необычно описывает автор события, не как в большинстве романов. И нет пошлых постельных сцен. Читать было интересно.
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораОксана
29.12.2011, 18.03





офигенное произведение!!!поучительное,в какой-то степени! Желаю всем,кто читал найти настоящую любовь и никогда ее не терять!!!!!!!!
Янычар и Мадина - Бекитт Лорамадина
20.04.2012, 22.17





Очень интересный роман! Читаешь и даже не знаешь что будет дальше! Я даже не заметила что уже полночь когда дочитала! :) этот роман не предсказуем и так все описано, короче шикарно! Читайте не пожалеете :)
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораАнгелочек *-)
4.05.2012, 18.39





Роман очень понравился мне.Прочитана на одном дыхании.Оценка 10 из 10
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораАнжела
6.09.2012, 5.43





Хорошая книга, можно разок прочитать. Общая оценка - 4.
Янычар и Мадина - Бекитт Лоравиктория
8.10.2012, 10.39





Очень увлекательно Читала с большим интересом ! 10 из 10
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораСофья
9.11.2012, 19.28





всё-таки любовь-это самое прекрасное на свете во всех смыслах этого слова. отличный роман!
Янычар и Мадина - Бекитт Лорамадина
10.11.2012, 15.13





всё таки любовь самое прекрасное что есть на свете во всех смыслах этого слова. отличный роман!
Янычар и Мадина - Бекитт Лорамадина
10.11.2012, 15.13





книга класс в восторге!
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораNatalia
4.04.2013, 17.47





Совсем не любовный роман, а история жизни. Где-то простая, где-то сложная. Главное суметь принять эту жизнь.
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораМася
9.07.2013, 21.04





Этот мне понравился больше Сердце пустыни.. Хотя от я тоже была в восторге, именно такой и должна быть любовь.
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораМилена
22.01.2014, 23.15





Серьёзный,жизненный роман.Очень понравился.Давно такого не читала!
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораНаталья 66
7.02.2014, 20.11





Очень,очень,очень понравился роман!На одном дыхание прочитала!Не надоедливый,персонажи-не сопливые и капризные раздражатели!В общем,книга хорошая!10 баллов ставлю)))
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораЖасмин
26.06.2014, 6.15





Красивая история о красивой любви!Без ненужной пошлости.Прочитала с удовольствием!!!
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораТанзиля
26.06.2014, 16.08





давно не читала такого романа... 10 из 10!
Янычар и Мадина - Бекитт Лораюлия
16.08.2014, 21.59





Прочла первую главу.поражена.бекитт лора отличный историк.не могу говорить о турках,но горные кавказцы...в наше время процентов 20 не оссеминировавшихся к современному быту российского государства и посей день с точно такой же философией жизни).читаю как мадина отдалась возлюбленному до свадьбы и думаю-очень жаль что тебя брат не застукал...(думаю понятно что с ней сделал бы братишка)
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораАнтуанетта 17-ая
21.08.2014, 0.14





Бекитт Лора,спасибо дорогая за столь высокий писательский талант
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораАнтуанетта 17-ая
22.08.2014, 15.29





Это очень прекрасный роман. Читая его, ты представляешь себя на их месте!
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораВиктория
8.11.2014, 20.08





Прекрасный рассказ. 10 баллов.Любите и будьте любимы.
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораСветик
17.12.2014, 7.38





Однозначно читать! Очень интересный роман.Не пожалеете.
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораДи
5.10.2015, 13.26





Замечательный роман. Какая разная любовь у героев. У одного каждый вдох, каждый шаг для любимой, у другого - эгоизм в каждом движении. Судьба-злодейка крутит героев в водовороте реки жизни, бросает их то туда, то сюда. Рекомендую к прочтению 10 баллов.
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораНюша
5.10.2015, 23.42





Книга великолепная😍
Янычар и Мадина - Бекитт ЛораЗалина
24.08.2016, 2.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100