Читать онлайн Сердце в пустыне, автора - Бекитт Лора, Раздел - Глава I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце в пустыне - Бекитт Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце в пустыне - Бекитт Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце в пустыне - Бекитт Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бекитт Лора

Сердце в пустыне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава I

803 год, Багдад


Зюлейка не помнила своих родителей: она осталась сиротой в раннем возрасте и воспитывалась в семье дяди.
Отец девушки, Джафар, обладавший редкостной статью и прекрасным голосом, больше всего на свете любил развлечения и праздники, а меньше всего – какую бы то ни было работу. И жену себе выбрал красивую, но ветреную и беспечную. Их дочери не исполнилось двух лет, когда Джафар погиб в драке на одной из багдадских улиц. Через несколько недель после несчастья его вдова бросила ребенка и уехала с каким-то купцом, а спустя пару дней на берегу Тигра обнаружили ее бездыханное тело.
Ребенка нашли в доме: Зюлейка ползала по грязному полу и надрывалась от плача.
Все родственники под благовидным предлогом отказались взять девочку к себе. Что бы они ни говорили, истинная причина была ясна: Джафар не оставил после себя никакого имущества, а легко ли прокормить лишнего ребенка! К тому же, когда девочка вырастет, ей потребуется приданое. И пусть воля Аллаха сокрыта от людей, на роду Зюлейки явно лежало проклятие, которое могло перейти в семьи усыновителей.
У старшего брата Джафара, Касима, была добрая душа. Он рассудил, что там, где есть пятеро детей, найдется место и для шестого, а истинное богатство человека в щедрости его сердца. Аллах всевидящ и мудр: он дарует счастье тому, кто пожалел слабого.
Касим не стал слушать возражений родных и принял Зюлейку в семью. Его жена Надия так и не смогла полюбить девочку. Она держала племянницу в строгости и не в меру загружала работой. Несмотря на это, Зюлейка выросла жизнерадостной, покладистой и веселой. Любила дядю, слушалась Надию, прекрасно ладила с двоюродными братьями и сестрами.
Семья Касима жила на левом берегу Тигра, где располагались ремесленные кварталы и было много оживленных базаров. Дядя Зюлейки держал лавку, в которой продавались не только грубые кожаные сандалии, предохранявшие ступни бедняков от ожогов при ходьбе по накаленным солнцем камням и песку. Там были туфли из отлично выделанного цветного сафьяна, украшенные узорами из шелковых, золотых и серебряных нитей, расшитые бисером или блестящими бусинами.
Торговля шла хорошо; нередко Касим возвращался из лавки поздно вечером, уставший, но довольный. Ему посчастливилось найти место на одном из крупнейших багдадских рынков, который посещало немало богатых и знатных людей.
Однажды Надия сказала Зюлейке:
– Отнеси дяде обед. Да смотри, не заглядывайся по сторонам, не то закончишь свои дни так же, как твоя мать!
Последнюю фразу тетки девушка пропустила мимо ушей. У Зюлейки был легкий нрав, она не обращала внимания на дурные слова и привыкла прощать обиду.
В те далекие времена лишь замужние женщины прятались под покрывалом – бурко, лица девушек оставались открытыми. Стоял полдень, солнце слепило глаза, стены домов из сырцового кирпича источали жар, и Зюлейка вышла из дому в полотняной рубашке и наброшенной на волосы легкой шали. Девушке нравились такие прогулки, она любила свободу и ощущение новизны, властно проникающее в душу всякий раз, когда она шла по городу, напоминающему бурлящее разноцветное море.
Багдад обладал чарующей силой. Не важно, что местами он был грязен, криклив, опасен и беден. Это был мир, в котором стоило жить.
Зюлейка шла по улицам, где ютились ремесленники, извилистым и узким, словно след змеи, и любовалась далекими минаретами, вытянутыми ввысь, будто гигантские копья, и похожими на огромные чалмы куполами дворцов. Очутившись в богатом квартале, она гадала, что за таинственные, могущественные люди живут за высокими стенами садов, окованными железом воротами и узкими, забранными решетками окнами.
В этот час народу на улицах было немного. Над землей висела неподвижная, душная дымка; синева неба заметно поблекла, и только солнце победоносно блистало в зените.
Касим обрадовался приходу Зюлейки и в первую очередь припал к тыквенной фляге с холодной водой. Утолив жажду, сказал племяннице:
– Сейчас покупателей нет. Побудь немного в лавке вместе с Икрамом, мне надо отлучиться по делам.
Икрам, двенадцатилетний сын Касима, обычно помогал отцу. Касим не хотел оставлять его одного: мальчишка был непоседливый и беспечный – того и гляди убежит на улицу, бросив товар и забыв о торговле.
Едва отец скрылся из виду, Икрам, сверкая быстрыми, черными, как угольки, глазами, обратился к Зюлейке:
– Отпусти меня в лавку, где продаются сладости. У меня есть немного денег, и я хочу купить халвы. Только не говори отцу!
– Иди, но не задерживайся, а то попадет нам обоим! – со смехом ответила Зюлейка и потрепала его по голове.
Мальчишка выскользнул из-под навеса и через мгновение был таков.
Оставшись одна, девушка принялась перебирать сафьяновые туфли, любуясь тщательной выделкой кожи и изящной вышивкой. Она всегда носила простые сандалии из сыромятной кожи и теперь думала о том, какого совершенства, должно быть, достигло искусство одеваться у людей, которые могут позволить себе купить такую обувь. Зюлейка привыкла довольствоваться малым и не мечтала о красивых нарядах. Девушка хорошо знала, каково ее положение в семье, и была благодарна дяде хотя бы за то, что он давал ей пищу и кров.
Задумавшись, Зюлейка не заметила, как в лавку вошел покупатель.
– Нет ли здесь туфель, похожих на те, какие носит супруга нашего великого халифа?
Услышав мужской голос, девушка вздрогнула от неожиданности и обернулась.
Покупатель, наверное, шутит! Откуда такая обувь в обычной базарной лавке? Зюлейка слышала, как дядя Касим говорил о том, что туфли любимой жены халифа Харун аль-Рашида, прекрасной Зубайды, расшиты драгоценными камнями и сделаны из дивной тонкой кожи, напоминающей нежные лепестки роз.
Девушка подняла глаза. Перед ней стоял красивый молодой человек в богатом одеянии с шелковым поясом и украшенным золотыми насечками кинжалом. Касим относился к таким покупателям, как к редким птицам, случайно угодившим в силки.
У юноши были пристальный, почти безразличный взгляд, непроницаемое лицо и плотно сжатые губы. Казалось, он держит свои чувства глубоко в тайниках души, как держат золото в крепко запертых сундуках.
Зюлейка перевела дыхание и почтительно поклонилась.
– Таких туфель нет, господин, но есть другие, они тоже красивы.
Она взяла в ладони нежно-розовые, как заря, туфельки без задника с изящно загнутыми узкими носами. Украшавшие их прозрачные мелкие жемчужины сверкали, словно капли росы на поверхности цветочного лепестка.
Молодой человек посмотрел на туфли, потом – на девушку. Загорелая кожа, рубашка грубого полотна. Никаких украшений, даже обруч, удерживавший длинные, рассыпавшиеся по плечам волосы, сделан из простого металла. При этом – нежнейшие черты, огромные пленительные глаза, прелестный нос с тонкими крыльями и четко обрисованные губы. Красота этой девушки казалась совершенной и вместе с тем удивительно естественной. То было создание, любовно вылепленное невидимыми руками всесильного Аллаха.
– Моей матери больше подойдут другие, например эти.
Покупатель указал на темно-синие с серебристым узором туфли, взгляд на которые рождал мысли о многозвездных багдадских ночах.
Мгновенная радость пополам со смущением и растерянностью промелькнула на лице Зюлейки. Она думала, что юноша хочет сделать подарок своей жене, невесте или наложнице.
Девушка вновь поклонилась.
– Господин прав.
– Я их беру, – небрежно произнес покупатель и спросил: – А где хозяин лавки?
– Он скоро вернется.
Молодой человек слегка склонил голову набок. У него были большие, блестящие золотисто-карие глаза. Ресницы казались такими шелковистыми и длинными, что их хотелось потрогать руками.
– Ты его дочь?
Зюлейка почувствовала, как лицо предательски заалело под пристальным, испытующим взглядом незнакомца. Девушка быстро ответила:
– Племянница. – И зачем-то добавила: – Мои родители давно умерли.
Покупатель отсчитал дирхемы,
type="note" l:href="#n_4">[4]
не спросив о цене. У него были изящные, легкие, унизанные кольцами пальцы.
Получив деньги и пересчитав их, Зюлейка простодушно произнесла:
– Вы дали слишком много дирхемов, господин!
Юноша впервые улыбнулся, снисходительно и вместе с тем добродушно и нежно.
– Знаю. Отдай дяде, сколько считаешь нужным, а остальное оставь себе.
– Я не могу. Не могу обманывать дядю, – просто сказала Зюлейка и протянула покупателю деньги.
Он пожал плечами.
– Тогда отдай ему все. – Потом спросил: – Когда ты снова придешь в лавку?
– Не знаю, – взволнованно ответила Зюлейка, чувствуя, что разговор принимает неожиданный оборот. – Сегодня я принесла дяде обед…
– Ты можешь сделать это и завтра, – властно произнес он. – Как тебя зовут?
Девушка смущенно назвала себя.
– У тебя хорошее имя. Задорное и нежное, как ты сама. Где ты живешь?
Когда Зюлейка вновь ответила, высокий гладкий лоб ее собеседника прорезала тонкая морщинка: едва ли нога молодого господина хотя бы однажды ступала по улицам бедного ремесленного квартала!
– Направляясь в лавку, ты проходишь мимо мечети Джами ал-Мансур?
Зюлейка кивнула.
– В полдень я буду ждать тебя у входа в мечеть.
С этими словами он забрал покупку и вышел на улицу.
Вскоре прибежал Икрам, потом вернулся Касим, и девушка отдала дяде деньги за туфли, сказав, что их приобрел состоятельный господин для своей матери. Касим не стал ругать племянницу за то, что она беседовала с посторонним мужчиной, ибо ей удалось продать товар по очень выгодной цене.
Зюлейка покинула лавку и медленно побрела по жаркой улице. Кровь гулко стучала в висках, взор застилал туман. Она поговорила с незнакомцем несколько минут, но ей чудилось, будто минула вечность, потому что эта беседа перевернула ее душу.
Этот человек был не первым мужчиной, которого она увидела, и не единственным, с кем ей пришлось разговаривать. Но еще ни разу в душе девушки не пробуждалось желание нарушить установленные правила!
Зюлейка слышала слова, якобы произнесенные пророком Мухаммедом: «Отделяйте мужчин от женщин, ибо, когда они видят друг друга и встречаются, возникает болезнь, от которой нет лекарства». Но никто не говорил ей о том, что эта болезнь может возникнуть от одного-единственного взгляда! Зюлейка пыталась внушить себе жестокую истину: этот богатый и знатный незнакомец никогда на ней не женится, значит, встречаться с ним не просто бессмысленно, но и опасно. Девушка не может оставаться наедине с мужчиной, даже если это ее жених. И ни один человек, чьи намерения чисты и честны, не станет побуждать ее к этому.
Вместе с тем сердце Зюлейки исподволь подтачивало желание покориться воле незнакомца. Она представляла, как его теплые, сильные руки станут сжимать ее голые локти, а в бархатистом голосе будет звучать ласка. При мысли об этом колени слабели, ноги подкашивались, со дна души поднималась тревожная, жаркая волна.
Между тем Амир ибн Хасан аль-Бархи не спеша шел по улице. У него не было никаких неотложных дел в городе, просто сегодня он решил пораньше вырваться из дома и как можно позже вернуться обратно. Его мать, Зухра, была умной женщиной и вместе с тем порой вела себя как капризный ребенок. Утром она встала не в духе и без конца повторяла, что ей давным-давно не дарили дорогих подарков. Мимоходом упомянула о туфлях любимой жены халифа Зубайды.
Амир понятия не имел, где можно купить такую обувь. Он случайно зашел в лавку, где продавались сафьяновые изделия, обнаружил там молоденькую девушку и шутки ради обратился к ней с вопросом. Девушка оказалась прелестной. Более того, она не знала цены своей красоты, как не ведала ценности жемчуга и злата. Воспитанный матерью, Амир вырос не в меру изнеженным и капризным, с легко возбуждаемой чувственностью. Он не стремился к прочным узам, зато легко загорался страстью, увидев новую рабыню или служанку матери. В его постели их перебывало немало, и он пресытился ими.
Молодому человеку очень понравилась Зюлейка; она показалась ему искренней, нежной, бескорыстной и чистой. Взор этой девушки обещал подарить Амиру то, чего он еще не изведал: любовь, пламенную и нежную, подобную взращенному Аллахом цветку. Амир, будучи искушенным любовником, сразу понял, что Зюлейка ответит на его порыв и в полдень придет к мечети Джами ал-Мансур. А после покорится его воле. Недаром в Коране сказано: «Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним преимущество над другими».
Он был избалован и не умел противиться своим желаниям. У Амира не возникало мысли о том, что он может погубить девушку. Думая о ней, он слышал страстные вздохи, чувствовал, будто наяву, запах неповторимых соков, которые источает ее плоть. Ощущал бархатистость юной кожи, представлял, какие слова она скажет ему, когда испытает неповторимое наслаждение, и какими ответит он.
Остальное не имело значения.
Начальник главного почтового ведомства Багдада Хасан ибн Акбар аль-Бархи любил свой домашний кабинет. Здесь стоял инкрустированный перламутром письменный столик с круглым пеналом для перьев и серебряной чернильницей, удобный широкий диван. На полу лежал роскошный, приглушенных оттенков ковер. В стенной нише хранились книги и дорогие сосуды. Узкие, с тонким резным переплетом окна выходили в затененный уголок сада, потому даже в жаркие летние дни в кабинете было прохладно.
Тяжело вздохнув, Хасан поднялся из-за стола. Он знал, что сегодня привычный покой будет нарушен: в комнате станет жарко от споров, а блаженную тишину прорежет высокий голос его жены Зухры. Хасан вызвал ее в кабинет, чтобы сообщить важную новость. Будет лучше, если Зухра узнает ее первой и – от него. Хасан знал наперед, что она скажет, и чувствовал, как нелегко ему будет выслушать бурные и отчасти справедливые обвинения жены.
Она вошла, звеня браслетами, все еще красивая и стройная в свои тридцать семь лет. На Зухре была рубашка тонкого египетского полотна; в черных, заплетенных в косички волосах поблескивали мелкие украшения из листового золота в виде крошечных розеток, кружков и звездочек; глаза ярко подведены темной тушью, а кончики пальцев окрашены хной. От нее исходило ощущение несгибаемого достоинства, уверенности в себе и, пожалуй, высокомерия. Взгляд непроницаемо черных, миндалевидных глаз Зухры обладал способностью проникать сквозь внешние покровы, так что у собеседника появлялось ощущение, будто ему заглядывают в душу.
Хасан, знающий эту особенность, чувствовал себя скованно, неуютно и потому произнес нарочито властно и громко:
– Входи и садись. Предстоит важный разговор.
Зухра склонилась перед ним, как примерная жена, потом сделала несколько шагов и опустилась на диван.
Хасан провел рукой по бороде, черноту которой до сих пор не пронизала ни одна серебряная нить, кашлянул, затем начал – не столь решительно и непринужденно, как ему хотелось:
– Речь пойдет о нашем многомудром халифе и его преемниках. Надеюсь, ты помнишь, что несколько лет назад Харун аль-Рашид назначил Мухаммеда, сына, рожденного любимой женой Зубайдой, своим первым, а старшего, Абдаллаха, подаренного персидской наложницей, вторым наследником.
Зухра молча слушала. Эта история была хорошо известна всем, кто хотя бы немного интересовался происходящими в халифате событиями. Закон был на стороне Абдаллаха аль-Мамуна, но халиф не сделал сына рабыни первым наследником в угоду своей любимой супруге и отдал предпочтение младшему, Мухаммеду аль-Амину. Год назад, во время паломничества в Мекку, оба брата торжественно поклялись уважать решение отца и не воевать друг с другом.
– В прошлом году Харун аль-Рашид назначил аль-Мамуна бессменным правителем Хорасана,
type="note" l:href="#n_5">[5]
– продолжал Хасан. – Недавно я узнал, что халиф едет туда вместе с принцем. Вполне возможно, аль-Мамун останется в столице Хорасана, Мерве. Вчера я получил лестное предложение: один из моих сыновей может сопровождать халифа и принца, чтобы затем остаться на службе у правителя главной провинции Ирана. Разумеется, я ответил согласием. Поездка состоится через два-три месяца.
Зухра подняла брови.
– Мудрое решение. Твой младший сын сможет занять положение, какого едва ли сумел бы добиться, оставаясь в Багдаде.
Немного помолчав, Хасан медленно произнес:
– Я намерен отправить в Хорасан не Алима, а Амира.
– Что?!
Пальцы Зухры вцепились в обивку дивана. Чувство гнева и оскорбленной гордости было столь сильно, что на мгновение приглушило сердечную боль. Амира, ее любимца, союзника, опору, старшего сына и первого наследника – в ссылку?! Это было немыслимо. Зухра отказывалась верить в то, что услышала.
– Да, – твердо произнес Хасан. – Так будет лучше. По моему мнению, Амир слишком жаждет развлечений. Он легкомыслен и не обладает достаточной силой воли. Служба в Мерве, вдали от багдадской роскоши, под началом сдержанного и вдумчивого аль-Мамуна пойдет ему на пользу.
При этом подумал: «Заодно Амир наконец-то избавится от твоего влияния!».
– Аль-Мамун – сын рабыни!
Хасан нахмурился.
– Он – сын халифа. Тебе известно, что по мусульманским законам ребенок рабыни, если он признан своим отцом, получает те же права, что и дети, рожденные законной женой, – сказал он и добавил: – К тому же аль-Мамун наполовину перс, как и Амир. Будет неплохо, если твой сын сблизится с иранской аристократией. Это поможет ему продвинуться по службе.
Зухра вскинула голову. Ее глаза сверкали, а в голосе звучал металл.
– Ты не полагаешься на природный талант Амира?
– Насколько мне известно, он никогда не проявлял прилежания в науках.
– А как же место твоего преемника в Багдаде?
Зухра осмелилась задать животрепещущий вопрос. Осмелилась – не потому что боялась мужа, а потому что заранее знала ответ, способный ранить в самое сердце.
Чуть помедлив, Хасан сурово изрек:
– Его займет Алим.
Алим! Алим, сын безродной рабыни, будет представлен ко двору, вхож во дворец, получит наследственную должность! Тогда как ее сын будет сослан в далекий оазис, сделается прислужником человека, который никогда не станет халифом!
– О нет! Ты не можешь так поступить! – в отчаянии воскликнула Зухра и внезапно замолчала.
Резкий, холодный луч здравого смысла вспыхнул в ее мозгу и помог сдержать чувства. Ненависть придала хладнокровия и сил. Бесполезно спорить с мужем, нужно исподволь заставить его изменить решение. Необходимо ему помешать.
Женщина встала и выпрямила спину.
– Ты уже говорил с сыновьями?
– Еще нет. Ты сослужишь мне службу, если пришлешь сюда Амира. За Алимом я пошлю сам.
Через четверть часа оба стояли в кабинете Хасана.
Алим унаследовал от своей матери-иноземки русые волосы и ярко-голубые глаза, от отца, чистокровного араба, – красивого оттенка кожу, черные брови и ресницы и по-восточному тонкие черты лица. Он смотрел доверчиво и серьезно, тогда как Амир внутренне напрягся от обуревавших его душу противоречивых чувств. Мать только что сообщила ему тревожные новости. Голос Зухры звучал глухо, в глазах пылал неистребимый огонь, огонь ненависти, которая давным-давно пустила корни в ее душе, пошла в рост и наполнила собой все существо этой женщины.
Алим поклонился первым и ответил:
– Я подчиняюсь твоему решению, отец.
Амир незаметно усмехнулся. Как будто мальчишка мог сказать что-то другое! Молодой человек помедлил. Он не мог ответить «нет» и был не в силах произнести «да». Он молчал, и в этом молчании таился своего рода протест. С одной стороны, он был не прочь освободиться от власти матери. Многие годы Зухра жила только им, она привыкла ощущать их единым существом. Просила у него отчета в каждом жесте, в каждой мысли. В то же время Амир не желал уступать свои привилегии младшему брату, не хотел удаляться в изгнание, уезжать в безвестный оазис Мерв, тогда как Алим будет процветать в полном чудес и удовольствий Багдаде.
Взгляд отца был непримирим и суров, и старшему сыну пришлось ответить «да». Хасан сказал, что поездка состоится не раньше чем через два месяца. Что ж, у него, Амира ибн Хасан аль-Бархи, есть время подумать о том, как избежать козней судьбы.
Когда братья покинули кабинет, Амир повернулся к Алиму и угрожающе произнес:
– Думаешь, выиграл? В тебе слишком много дурной крови, чтобы ты мог меня побороть!
Алим вскинул на него ясный взор.
– Зачем ты так? Я просто выполняю волю отца.
Старший брат усмехнулся.
– Это легко, когда она вершится в твою пользу!
– Я не знаю, почему отец принял такое решение. В отличие от тебя я готов отправиться в Мерв вместе с принцем аль-Мамуном.
Амир не стал его слушать и быстро прошел в покои матери.
Зухра всегда тщательно ухаживала за собой, и издали ее легко было принять за юную девушку. Да и вблизи красота женщины казалась немеркнущей и гордой. Но сейчас Зухра выглядела поблекшей и поникшей, словно присыпанная знойным песком роза. Сидя на обитом цветным шелком диване, она рассеянно перебирала свисавшую с шеи длинную жемчужную нить, в центре которой горел большой изумруд. То был свадебный подарок Хасана, который женщина никогда не снимала.
Войдя к матери, Амир запальчиво произнес:
– Он что, сошел с ума?!
У них были доверительные отношения – молодой человек мог говорить то, что думает.
– Прежде он никогда бы так не поступил, – медленно проговорила Зухра. – Он подумал бы обо мне. Стало быть, его любовь навсегда угасла.
Она вышла за Хасана, когда ей исполнилось шестнадцать, а ему было двадцать лет. Брак устроили родители, и Зухра не была уверена в том, что сумеет полюбить незнакомца, который вдруг сделался ее мужем, но все сложилось как нельзя лучше: Хасан оказался красивым, великодушным, страстным, он искренне восхищался женой. Первые годы совместной жизни пролетели, как во сне. Молодой супруг приходил к Зухре каждую ночь и покидал ее лишь под утро: их страсть была остра, как кинжал, и неисцелима, как глубокая рана. Спустя год Зухра родила наследника, сына. Хасан был в восторге и завалил жену подарками. А еще через пять лет в его жизнь вошла ненавистная светловолосая рабыня.
Теперь Зухра думала: возможно, ей не стоило предаваться безумной ревности? Слишком многое в жизни человека зависит от того, чего нельзя предвидеть! Наверное, она должна была поступить, как все другие женщины, и смириться с тем, что не будет у мужа единственной. Тогда бы ей не пришлось расплачиваться годами одиночества и смертельной тоски.
В конце концов, истинная любовь всегда предоставляет свободу – она не должна заявлять о своих правах и требовать ответной любви.
– Речь не о тебе, мама, а обо мне, о моей жизни, о моем будущем! – раздраженно произнес Амир.
Женщина подняла взор и посмотрела на сына так, будто увидела его впервые.
– У тебя оно, по крайней мере, есть.
Молодой человек передернул плечами.
– Мы должны сделать так, чтобы в Хорасан поехал Алим!
– Да. Мы что-нибудь придумаем, – ответила Зухра, но Амир видел, что мысли матери далеки от действительности. Казалось, ее покинули силы, погас душевный огонь, замерло сердце.
В конце концов, Амир оставил мать в покое и ушел к себе. Зухра не раз впадала в горестное оцепенение, которое могло продолжаться несколько дней. Зато потом развивала кипучую деятельность и легко разрешала самые сложные проблемы.
Молодой человек провел ночь в одиночестве. Амир лежал без сна, думая о Зюлейке. Его помыслы были устремлены к тому счастливому мигу, когда он сможет увидеть девушку. Все было, как в первый раз: предвкушение новых, неповторимых, острых ощущений превращало повседневные разочарования и невзгоды в нечто мелкое, не стоящее глубоких переживаний.
Счастье не сможет обойти его стороной, потому что он, Амир ибн Хасан аль-Бархи, не кто иной, как баловень и избранник судьбы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце в пустыне - Бекитт Лора



Мне книга понравилась. Интересно, почему нет комментарий?12
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораАнна
4.04.2013, 17.12





Боже- книга просто супер! Никогда раньше не читала таких захвативающих книг о Востоке. Ето именно книга о прекрасном таинствеом мире: Прекрасный и загдочный Дальний Восток...Восточные страны всегда отличались своей таинственностью,Он манит своими загадками, которые человечество не может разгадать уже веками,Он манит своими загадками, которые человечество не может разгадать уже веками. Интригует сказками Шахерезады, легендами древних фараонов. Радует веселыми индийскими танцами и песнями. Мы восхищаемся мужеством самураев и красотой восточных нарядов...rnrnRead more: http://life-travel.su/prekrasnyj-i-zagadochnyj-vostok/#ixzz2VWQI4Ipu которой наполнены не только их религии, но и культуры, обычаи и практически все жизненные сферы.Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораЖанна
7.06.2013, 10.33





Клас, клас, клас! Вобще вот ето книга класна. сколько пришлос испитать Зюлейке, но она справилась. ЕЕ любви достойний человек по имени Алим. Я очень рада что в конце все нашли свою счастливую судьбу...
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораКристинка
11.06.2013, 8.17





Кристинка просьба тебе пиши без ошибок!Не обижайся, это мой дружеский совет.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораВселенная
11.06.2013, 9.33





Роману можно поставить 6, сказка для взрослых.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораЧитательница
10.08.2013, 16.31





Очень интересный, давно не читала такого романа, который завораживает с первой главы и не отпускает до последней строки..
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораМилена
21.01.2014, 12.13





Необычна судьба Зулейки - она как будто прожила 3 разных жизни. В остальном роман похож на ЛР восточной тематики - бесконечная борьба за власть, похоть и ревность, любовь и вера: 6/10.
Сердце в пустыне - Бекитт Лораязвочка
21.01.2014, 15.42





Великолепная книга.Редко бывает,когда даже на минутку невозможно оторваться.Захватывает всё больше и больше.Читайте обязательно!
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораНаталья 66
8.02.2014, 11.59





Восточная женщина не должна быть шлюхой,такой как зулейка.Мне ее не жаль,мне жаль Алима,что он ее подобрал.Девушки берегите честь с молоду,не будте такой как зулейка.
Сердце в пустыне - Бекитт Лорасиг
24.02.2015, 15.40





Prochla za odin den. Ochen interesnaya kniga. Sudbi ludey v bolshom gorode Bagdad i v ogromnoi pustine perepletayutsya. Tut est vse- lubov, nenavist, dobro i zlo, odinochestvo i drujba. Ochen interesnaya kniga. Zuleyka nastoyashaya jenshina. Po jizni ona ne slomalas. I sina vospitala i muja nashla. Ona nikogda ne zavisela ni ot kogo. U nee i muj znal pro ee svobodolubivost, i vse ee za eto imenno i lubili!
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораDino
25.02.2015, 2.54





Книга в общем неплохая. Но не понравилось легкомысленность Зулейки. Как она просто отдалась Амиру....как шлюшка....такая же как и своя мать...и если люди живущие по законам Корана,то ВСЕ ВСЕ женщины должны ходить покрытые,независимо замужем она или нет.rnКонец хороший, хорошо что у всех все сложилось благополучно.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораДжулли.
28.05.2016, 14.11





Читать интересно,но нету здесь духа Аравии 9 века , эта история могла произойти в любых декорациях , что не Востоке , что Западе , в любую эпоху .повествование ведется очень бегло , мы не знаем , что чувствуют ГГ , ощущение, что смотришь фильм , и это мешает сопереживать ГГ ям в полное мере . для контраста могу посоветовать книгу А . Амирезвани "Кровь цветов " , вотгде чувствуется дух средневекового Востока , где ,живешь вместе с героями.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораПривет
8.06.2016, 17.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100