Читать онлайн Сердце в пустыне, автора - Бекитт Лора, Раздел - Глава X в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце в пустыне - Бекитт Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце в пустыне - Бекитт Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце в пустыне - Бекитт Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бекитт Лора

Сердце в пустыне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава X

804 год, пустыня Нефуд


Зюлейка стояла на краю оазиса и смотрела на огромный темно-красный шар солнца, который медленно опускался за горизонт и был похож на гигантское обнаженное сердце, сердце пустыни. Скоро наступит ночь, и пустыня станет напоминать таинственное темное озеро, что простирается от края до края небес.
Утром миллиарды песчинок вновь засверкают под солнцем, точно искры огня, подует горячий ветер, а небо нальется пронзительной голубизной, которая вскоре поблекнет от зноя.
Зюлейка радовалась тому, что тянущиеся размеренной вереницей дни похожи один на другой, ибо на свете нет ничего дороже постоянства. Постоянство – основа жизни. Новизны желают только безумцы. Пустыня велика и необозрима, и все в ней – песчинка: камень, животное, человек. Люди рождаются и умирают, приходят и уходят – пески вечны, зной неукротим, ветер бессмертен. В пустыне Зюлейка утратила ощущение коварства времени, чувство неуверенности в себе, здесь она похоронила свой страх перед будущим.
– Сейчас стемнеет, пойдем, – сказала Фатима, с которой они ходили к колодцу.
Зюлейка еще немного постояла, вдыхая неповторимые запахи пустыни. Потом повернула назад. Она держала в руках небольшой кувшин. Теперь, когда до родов осталось совсем немного, ни Ясин, ни женщины-соседки не позволяли девушке поднимать и носить тяжести. Она отправилась с Фатимой просто для того, чтобы немного пройтись.
– Когда ждешь? – спросила Фатима, кивая на живот Зюлейки.
– Я ходила к Саламат, и она сказала, что это, наверное, случится на днях.
Саламат была повитухой; она успокоила молодую женщину, заверив ее, что все идет хорошо, стоит надеяться, что роды не окажутся трудными.
– Волнуешься?
– Очень. Ты придешь ко мне?
Зюлейка с надеждой посмотрела на подругу.
– Да, и не только я. И Саламат, и другие женщины. Ведь ты будешь рожать впервые, а первый раз всегда страшно!
Фатима была всего на два года старше Зюлейки, но уже имела двоих детей. Она была очень смуглой, как большинство бедуинских женщин, ладно сложенной, хотя и худощавой.
– Не могу понять, – промолвила женщина, когда они с Зюлейкой шли к своим шатрам, – почему ты осталась с нами?
– Мне нравится у вас, – уклончиво ответила та. – Здесь хорошие люди.
– Разве в Багдаде не лучше? Наша жизнь от начала и до конца – это борьба с трудностями. Пустыня только кажется неизменной. На самом деле она непредсказуема и опасна. И потом… В большом городе ты могла бы выйти замуж за человека, который богат, который слышит и говорит.
Несколько секунд Зюлейка неподвижно смотрела вдаль, будто зачарованная светом далеких огней, потом легко улыбнулась и сказала:
– На, любовь Ясина безыскусна, как и здешняя жизнь, но это… настоящая любовь.
– А ты, ты его любишь?
Девушка тайком вздохнула. Трудно любить того, кого приходится обманывать. Она не стала отвечать на вопрос, вместо этого промолвила:
– Здесь никто не захочет и не сможет меня продать, никто не предаст и не бросит. Я рада, что вышла за Ясина. Богатый и знатный человек стал бы требовать от меня того, чего я не знаю, чему никогда не училась. Я хочу, чтобы меня ценили такой, какая я есть: без всяких хитростей, без украшений и золота.
– Золото… – задумчиво повторила Фатима. – Зачем оно, если живешь в краю, где полно воды и зелени? Я не понимаю багдадцев и никогда не пойму!
Зюлейка рассмеялась.
– А они не поняли бы тебя!
– Потому меня и удивляет твой выбор, – заметила Фатима. – Когда я впервые тебя увидела, никак не думала, что мы подружимся. Ты казалась не похожей на нас.
– Почему?
Лицо Фатимы сделалось очень серьезным, взор устремился в невидимую даль.
– Красивая. И взгляд другой. Было ясно, что ты видела что-то иное, другой мир, другую жизнь… Хорошо, что ты вышла именно за Ясина, – добавила она после паузы, – иначе едва ли наши женщины приняли бы тебя.
– Ясин хороший, – сказала Зюлейка. – Он лучше других мужчин.
– Разве ты знала других?
Молодая женщина прикусила губу. Нужно быть осторожной в словах! Пройдет много времени, прежде чем она перестанет бояться, что когда-нибудь тайное станет явным.
– Мне так кажется, – коротко ответила Зюлейка.
– Не тяжело все время молчать? – спросила Фатима.
– Нет. Когда молчишь, можно спокойно думать.
Они подошли к шатрам. За спиной пламенела ровная оранжевая черта – последний привет дня, который уйдет и больше никогда не вернется. Над головой темнели купы пальм, меж шатров пролегли угольно-черные тени.
Зюлейка понимала, что хотела сказать Фатима. Женщины пустыни похожи друг на друга, словно сестры: кожа обожжена солнцем, как и земля, на которой им приходится жить; вокруг глаз – даже у самых молодых – змеятся морщинки; лица жесткие и усталые, а худые, жилистые тела иссушены жарой и постоянным, порой непосильным трудом.
Зюлейка была рада стать такой, как они, ее не пугали отметины, которые оставляют на лице солнце и ветер. Куда сложнее жить с теми невидимыми ожогами, которые ранят душу и память! Ее ребенок вот-вот появится на свет. Повитуха сказала, что, судя по приметам, это будет мальчик. Он вырастет среди кочевников, и ему придется стать пастухом или воином. Никто не сможет научить его грамоте: бедуины, как и сама Зюлейка, не умеют читать и писать. Зато он познает мудрость пустыни, научится жить настоящим и слушать голос своего сердца.
Молодая женщина улыбнулась своим мыслям, а Фатима сказала:
– Ты много размышляешь о будущем и предаешься воспоминаниям. Я способна думать только о том, что вижу в эту минуту, и ни о чем другом.
– Почему?
– Потому что вчерашний день навсегда остался позади, и никто не знает, что будет завтра.
Подруги простились возле шатра, в котором жили Ясин и Зюлейка. Молодая женщина вошла внутрь.
Муж был дома и ждал ее возле огня. Он поднялся навстречу с неповторимой, присущей только ему улыбкой на губах, и Зюлейка ощутила прилив горячей нежности. Он был безраздельно предан ей, она это знала и ценила так, как только могла ценить чувства другого человека.
Ясин взял кувшин из ее рук. Он был очень гибким, его тело состояло из одних мускулов, которые двигались под кожей с напряжением и силой, какие бывают у мужчин, чья жизнь состоит из бесконечного физического труда.
Зюлейка глубоко вздохнула. Когда ее тело освободится от бремени, а душа – от неусыпной тревоги, тогда она заново раскроется для радостей любви. Это горячее и сильное тело прильнет к ее телу, и они сольются в страстном объятии. Сны станут радостными и глубокими, а на рассвете душу пронзит радужно-яркое ощущение счастья.
Ясин не мог облечь чувства в слова, но он видел ее душу – за пеленой обмана, за туманом сомнений и угрызений совести, которыми она беспрестанно истязала себя.
Молодая женщина легла и постаралась заснуть. Зюлейка чувствовала себя раздавшейся, грузной, она с трудом поворачивалась с боку на бок. Благо, что ребенок притих и не двигался – видимо, тоже решил поспать.
Она пробудилась среди ночи. В шатре было душно, и Зюлейка выползла наружу. Луна сияла в бездонном небе, переливаясь круглыми жемчужными боками, а вокруг рассыпались серебристые зерна звезд. Прохладный ветер приятно овевал тело. Молодая женщина глядела на ночное светило и думала: «Интересно, как оно держится в вышине, почему не падает вниз? Это Аллах! Только он может творить чудеса, только благодаря ему птицы летают в небе, а рыбы плавают в море. Он сотворил землю и создал горы, он назначил каждому человеку день рождения и день смерти, которые нельзя ни предвидеть, ни отвратить».
Зюлейка сидела возле шатра, то вглядываясь в бескрайний мрак пустыни, то поднимая глаза на искрящееся миллиардами огней небо, пока не почувствовала первые, пока еще слабые схватки. Молодая женщина растерялась. Разбудить Ясина? Послать за Фатимой? Или лучше подождать?
Пока она размышляла, оазис начал просыпаться: ночной мрак прорезали красные огни факелов, послышались тревожные крики. Из темноты вынырнула женская фигура. Зюлейка узнала Фатиму.
– Поднимай Ясина! Соседи прислали гонца: сюда движется племя эль-вахиб. Их много, надо собираться и уходить!
Соседний оазис находился примерно в двух днях езды на верблюде. Тамошний шейх был в дружеских отношениях с Абдулхади: они предупреждали друг друга об опасности, в случае голода делились припасами и объединяли усилия в борьбе с врагами. Далеко не все племена признавали невидимые, но четкие границы пустынного царства. Случалось, сильные нападали на слабых, изгоняли из плодородных оазисов, брали в плен женщин, убивали мужчин, присваивали себе имущество и скот. Абдулхади предпочитал не ввязываться в драку, поскольку на первом месте у него всегда была жизнь людей.
Зюлейка разбудила Ясина и как могла объяснила, что произошло. Они собрали нехитрые пожитки и свернули шатер. Про схватки молодая женщина решила не говорить: сейчас бедуинам не до нее. Возможно, пройдет много времени, прежде чем она начнет рожать.
Они шли по ночной пустыне. В привычных звуках – в звяканье упряжи, коротких окриках погонщиков верблюдов, блеянье баранов и коз – проскальзывало что-то напряженное и тревожное. Зюлейка двигалась с трудом, напрягая все силы; у нее то и дело перехватывало дыхание, боль в животе то усиливалась, то отступала, но она старалась не подавать виду. Фатима со своим семейством оказалась где-то впереди, но рядом был Ясин, потому молодая женщина не поддавалась волнению. Однако вскоре она начала отставать. Пару раз их нетерпеливо окликнули, но Зюлейка все равно едва волокла ноги. Почувствовав неладное, Ясин бросил вещи и поднял жену на руки. Это не помогло: боль все сильнее скручивала тело, было трудно дышать, сквозь плотно сжатые губы то и дело прорывался мучительный стон.
Будь Зюлейка опытнее и старше, она позвала бы на помощь, объяснила, что с ней происходит. Но она была недальновидна и беспечна, как это свойственно юности, к тому же терзаема чувством вины за свой обман, потому предпочла молчать. В результате они безнадежно отстали, а после, никем не замеченные, опустились на песок меж барханов и затерялись в ночи.
Было темно и тихо, горизонт заливало угольной чернотой, дул беспрестанный, от века свободный ветер пустыни, над головой сияли несметные жемчужины звезд. Охваченная отчаянием и страхом, Зюлейка скорчилась на песке. Ясин был рядом, но он не мог ей помочь, потому что не знал, что нужно делать. Она кричала, но он не слышал ее крика; зато услышали те, кто преследовал бедуинов Абдулхади. Вскоре Зюлейка увидела черные тени людей на верблюдах, их огромные руки и, как продолжение этих рук, – непомерно длинные острые копья. А внутри нее что-то росло, разрывало внутренности, неудержимо стремилось во тьму ночи, в этот страшный, непредсказуемый, несправедливый мир.
Ясин защищался как мог и защищал свою жену, пустив в ход заткнутый за пояс нож, тогда как молодая женщина металась и корчилась на песке, судорожно дыша и жадно ловя воздух запекшимися губами. Ясин был один, и воинам враждебного племени ничего не стоило пронзить его копьем и оставить умирать на обагренном кровью песке. Они не тронули Зюлейку, исходившую криком в последних родовых схватках: таинство появления на свет было столь же священно и вместе с тем так же нечисто, как и таинство умирания.
Внезапно боль исчезла, наступил покой. Молодая женщина поняла, что ребенок выбрался наружу. Зюлейка с трудом приподнялась, протянула руки и обнаружила между ног мокрый, теплый, живой комок. Ребенок тонко и жалобно запищал, и ее душу пронзило ни с чем не сравнимое чувство материнской любви и нежности. Молодая женщина вспомнила, что нужно сделать: об этом говорила Фатима и другие бедуинки. Хотя пальцы не слушались и тело пробирала крупная дрожь, она перегрызла и перевязала пуповину, потом сняла с себя рубашку, завернула в нее младенца и прижала к себе. И – лишилась чувств.
Зюлейка очнулась от холода. Рядом лежал бездыханный Ясин, и молодая женщина, подумав о нем, затряслась в безмолвных рыданиях. Невдалеке выли почуявшие добычу шакалы. Кругом ползали ядовитые насекомые, может быть, даже змеи. Она не должна была терять сознание или спать: в противном случае животные или птицы доберутся до тела Ясина, а ребенка или ее саму может ужалить скорпион.
Зюлейка провела ночь, не сомкнув глаз, наедине с младенцем и мертвецом, а рано утром ее нашли бедуины. Женщину и ребенка немедленно отнесли в шатер, уложили в постель, напоили молоком. Абдулхади распорядился похоронить Ясина с теми скромными почестями, какие дороги сердцу истинного бедуина, а затем пожелал навестить Зюлейку.
Молодая женщина лежала в шатре Фатимы. Заботливо укутанный, сытый младенец спал рядом. Зюлейка не сделала попытки подняться навстречу шейху, только смотрела на него полными смертельной тоски глазами, под которыми залегли глубокие тени. Ее лицо было серым, как глина, тонкие, словно плети, руки бессильно вытянулись вдоль тела.
Абдулхади не умел говорить много, потому сразу приступил к главному.
– Ты не должна себя винить. Главное, что ты и твой сын остались живы, что враги не тронули ребенка и не увезли тебя в плен.
– Но Ясин погиб! – прошептала молодая женщина.
Взгляд шейха был ясен и тверд.
– Он защищал тебя и сына. Так поступил бы любой мужчина нашего племени. Не колеблясь, отдал бы свою жизнь за жизнь близких.
– Теперь я должна вас покинуть? – спросила Зюлейка.
– Почему? Ты была замужем за бедуином и родила от него ребенка. Мы – вольные люди, наши сердца принадлежат пустыне: пескам, солнцу и ветру. Хочешь – иди туда, куда тебя зовет судьба, хочешь – оставайся с нами.
– Я хочу остаться.
Абдулхади кивнул.
Потом спросил:
– Как назовешь сына?
– Ясин, – просто сказала Зюлейка.
Шейх заглянул в крошечное личико спящего мальчика и улыбнулся.
– Это хорошее имя. Одно из ста имен Пророка. Оно принесет твоему сыну удачу и счастье.
Зюлейка промолчала и, тихо вздохнув, опустила ресницы.
– По прошествии года ты сможешь снова выйти замуж, – промолвил Абдулхади. – Наши обычаи это позволяют. Женщине тяжело жить одной, ее шатер не должен пустовать.
– Нет, – твердо произнесла Зюлейка, – я больше никогда не выйду замуж.
Шейх бедуинов мудро промолчал. Он прожил на свете гораздо больше, чем эта юная женщина, и несравненно лучше знал жизнь. Как ветер неуловимо меняет песчаное пространство, создавая дюны там, где прежде была равнина, так время лечит память и возводит в душе людей новые призрачные дворцы, дворцы светлой мечты и надежды на счастье.
Зюлейка так не думала. Предательство Амира разбило ей сердце, а смерть Ясина навсегда похоронила его осколки в безбрежной пустыне.
Амир смотрел на огромный костер, который заходящее солнце зажгло над степью – на багряные облака и розоватую пелену, что простиралась до самого горизонта. Красоты природы давно не будили в нем прежних упоительных чувств. Иногда молодому человеку казалось, будто он позабыл все стихи и разучился говорить на прежнем языке.
Впрочем, его удручало не это. Если Хамида, как и прежде, вела вперед ненависть к халифу, то Амир так и не смог понять, что делает среди этих людей, от чего спасается и чего ищет. Будущего не было. Было лишь настоящее, полное расчетливой, а иногда бездумной жестокости, пропитанное кровью невинно убитых людей, пронизанное разбойничьей алчностью, шакальей неразборчивостью. Заставляющее забывать все светлое и хорошее, что было в канувшем в небытие прошлом.
Сегодня им предстояло напасть на богатый багдадский караван.
Караван охраняло большое количество воинов, но у шайки Хамида был немалый опыт захвата чужого добра. Они всегда налетали внезапно, осыпали противника дождем стрел, пытаясь посеять панику и расстроить его ряды, после чего набрасывались на растерявшихся воинов и без колебаний вступали в рукопашную схватку. В случае неудачи отступали так же быстро, как и нападали.
Вскоре послышались звяканье бубенцов и конская поступь. Амир различил вдали вереницу богато задрапированных паланкинов и навьюченных тяжелой поклажей верблюдов. Похоже, на этот раз им по-настоящему повезло: наверняка в окованных железом сундуках и обернутых грубой тканью тюках полным-полно золота, драгоценной утвари и хорошего оружия. Караван шел в Мерв – туда, куда Амир волею капризной судьбы так и не смог попасть.
Прямой, натянутый, как струна, Хамид напрягся в седле, его глаза сузились, ноздри хищно раздулись в предчувствии богатой добычи. Часть награбленного он раздавал своим людям, другую, большую, прятал в известном только ему месте. Однажды Амир слышал, как члены шайки перешептывались о том, что главарь, похоже, считает себя бессмертным, раз не готовит преемника и никому не рассказывает о том, где спрятано золото. Хамид держал своих людей в кулаке; они редко осмеливались роптать и не задавали лишних вопросов.
По команде главаря бандиты рассыпались в разные стороны и двинулись вперед нестройной толпой, дабы создать видимость большого количества людей. Со стороны каравана прозвучал тревожный сигнал, но было поздно: всадники Хамида ринулись вперед, очертя голову, набрасывая на врагов крепко свитые арканы, дабы лишить их возможности сопротивляться.
Спустя несколько мгновений пространство наполнилось ужасом, вызванным безжалостной резней. Кони ржали, люди в тревоге метались от верблюда к верблюду, от паланкина к паланкину, не зная, кого защищать и что спасать в первую очередь.
Амир услышал торжествующий смех Хамида. Тот никогда не стремился спрятаться за чьи-либо спины и уклониться от боя; он был великолепным стрелком и искусно попадал в цель на полном скаку, прекрасно владел и копьем и мечом. У него был наметанный глаз и уверенная рука, он ловко и точно отражал любые выпады. И все же его коньком была хитрость. Притворное отступление, неожиданный удар во фланг и тыл, скрытое приближение и незаметное окружение противника – он любил обманывать, вселять панику и тем самым лишать боеспособности.
С одной стороны, хладнокровие и беспощадность этого человека ужасали, а с другой, его талант, талант командира, сумевшего организовать и обучить толпу жадных до крови и золота, неразборчивых и темных людей, вызывал восхищение. Если бы не проклятые интриги багдадского двора, если бы Харун аль-Рашид не лишил власти и жизни Бармекидов и приближенных к ним людей, из Хамида мог бы выйти хороший, возможно, выдающийся военачальник.
Амир отвлекся и пропустил момент, когда на него набросился неожиданно вынырнувший из-под повозки воин, один из тех, что охраняли караван. Он схватил за повод его коня и был готов ударить мечом. Амир видел налитые кровью глаза противника и судорожно искривленный рот. Он знал, что не успеет отразить нападение, но в это время в воздухе просвистел кинжал, и воин упал на землю без единого звука, пораженный в основание шеи.
– Будь внимательнее, – быстро произнес Хамид, разворачивая коня, и приказал: – Поезжай, посмотри, что творится слева.
Амир кивнул, слишком поздно сообразив, что находился на волосок от смерти. Он поскакал в указанное место, а в душе стыл тяжелы ужас и одновременно разливалась теплая, как первые солнечные лучи, благодарность человеку, который спас ему жизнь.
Они благополучно расправились с охраной и разграбили караван. Тех немногих людей, что остались в живых, отпустили с миром, ибо Хамид придерживался строгих правил благородного разбойника: не убивать стариков и подростков, не насиловать женщин.
Амир спешился, на ходу вытирая со лба пот, и поискал глазами главаря шайки, который за эти долгие месяцы стал для него и старшим братом, и другом. Когда он увидел лежащего на кошме Хамида, у него перехватило дыхание. Вокруг были люди; некоторые суетились, другие стояли неподвижно, понурившись.
Амир бесцеремонно растолкал мужчин и приблизился к Хамиду. Тот лежал, вытянув руки вдоль тела; одежда на груди была окрашена кровью. Рядом валялась сломанная стрела. Взгляд раненого то делался лихорадочным, мутным, то прояснялся, словно к нему внезапно возвращалось сознание.
– Амир… – прошептал он.
– Хамид!
– Я хочу, чтобы все отошли! – повелел главарь, и в его тоне еще оставалось столько твердости, что воины послушно отступили.
– Не может быть! – горестно промолвил Амир.
Хамид на мгновение закрыл глаза, потом усилием воли приподнял веки.
– В меня выстрелили из-за повозки – я не успел уклониться. Не стоит роптать – дольше назначенного Аллахом не проживешь, – произнес он и попросил: – Наклонись ближе.
Когда Амир сделал так, как он хотел, прошептал:
– Я расскажу, где спрятаны мои сокровища, но ты должен пообещать, что потратишь их не на собственную роскошную жизнь, а для того, чтобы отомстить Харуну.
– Обещаю, – прошептал Амир.
Хамид скосил глаза на стоявших поодаль разбойников, которыми бессменно правил в течение нескольких лет.
– Не поддавайся их уговорам, не бойся угроз. Стой на своем до конца. Они не посмеют тебя убить, ибо вместе с тобой умрет твоя тайна.
Амир не был уверен в том, что ему удастся противостоять целой банде, но не стал спорить.
Хамид говорил шепотом, время от времени замолкая, чтобы сохранить остатки сил. Его губы посинели, кожа приобрела желтоватый оттенок, черты лица заострились.
– Ты не боишься? – осмелился спросить Амир.
– Чего?
– Смерти.
– Нет. Все мы когда-то умрем и предстанем перед Аллахом.
– Ты говорил, что не веришь в Бога!
– Верю. Просто знаю, что у меня нет перед ним оправданий! Быть может, ты помнишь строки из Корана: «Их лица будто покрыты кусками мрачной ночи. Это – обитатели огня, в нем они пребывают вечно». Эти слова – про меня, про таких, как я. Я в совершенстве овладел разбоем, и достиг в нем предела. Разбой сделался не просто моим ремеслом – моей жизнью. Потому я не ищу и не жду спасения.
Амир почувствовал, что по лицу текут слезы. Он давно не плакал и теперь понял, что слезы стали другими – тяжелыми, суровыми, мужскими.
– Ты был для меня старшим братом, наставником, другом! Не покидай, Хамид!
Тот слабо улыбнулся.
– Я останусь… В твоей памяти… В твоем желании отомстить халифу!
Вскоре Хамид впал в забытье, а после тихо испустил дух. Его люди поспешно рыли могилу, чтобы похоронить усопшего прежде, чем солнце опустится за горизонт.
Амир долго стоял над могильным холмом, стоял, когда все уже разошлись, и думал о том, как странно устроен мир. Люди живут, любят, надеются, верят. И все заканчивается ямой в земле. В те минуты, когда на застывшее лицо Хамида в последний раз упал луч солнца и его покрыла земля, Амир не верил в загробное существование. В эти мгновения он верил только в то, что видел. Все тленно. Мечты неосуществимы. Жизнь пуста. Багдад, безбедная жизнь в богатстве и почестях, высокий пост, Джамиля… Почему люди так упорно цепляются за то, что, как им кажется, предначертано Аллахом, а на самом деле – всего лишь обманчивый сон?
Хамида зарыли, и Амир остался один. Он медленно стянул с головы туго повязанный черный платок и вытер глаза. Теперь он выглядел как настоящий разбойник. Изнеженный багдадский юноша навсегда остался в прошлом.
Прохладный ветер был напоен запахом трав, и Амир жадно вдыхал степной аромат, вдыхал, как саму жизнь. Он понимал, что должен идти дальше, только не знал, куда и зачем.
Вскоре стемнело, горизонт слился с землей. Взошла звезда и одиноко засияла в сумеречном небе.
– Кто бы ты ни был там, наверху, ты меня победил, – прошептал он, устремив взгляд к серебрящемуся светилу. – Я понял, что ты сильнее, потому что можешь отнять у человека самое дорогое. Но настолько ли ты силен, если не хочешь вернуть это…
Остаток ночи Амир проспал в траве возле могилы друга, а когда очнулся, в небе занималась заря. Шелестел ветер, пахло мокрой травой. Молодому человеку почудилось, будто чья-то жестокая рука сдернула с его сознания плотное черное покрывало забвения. Вокруг были люди. Их хмурые, злобные лица не предвещали ничего хорошего.
– Хватит валяться, вставай! – грубо произнес один из членов шайки по имени Мехди, трогая Амира ногой. – Хамид рассказал тебе о том заветном местечке, где он спрятал золото, которое принадлежит всем нам?
Амир колебался не больше минуты. Он вспомнил слова друга, который завещал ему заветные желания своего сердца: «Эти люди по большей части неразумны. В глубине души – трусливы. А я был умен и смел. Что мне было терять? Они хотели меня убить. А я заставил их уважать себя. И бояться».
– Рассказал.
– А ты расскажешь об этом нам!
– Нет, – твердо произнес Амир, поднимаясь на ноги.
– Почему?
– Потому что Хамид не велел этого делать.
Послышался гневный ропот.
– Хамид мертв. Отныне его приказы не имеют силы. Ты такой же, как мы, один из нас. И не должен знать больше других, – веско произнес Мехди.
Молодой человек гордо вскинул голову.
– Я – не один из вас. Я – Амир ибн Хасан аль-Бархи!
Мехди усмехнулся.
– Кому ты известен под этим именем? В Багдаде тебя давно похоронили! Ты никто и ничто.
Амир сжал челюсти.
– Хамид назначил меня своим преемником.
Услышав это, Мехди расхохотался, следом за ним – остальные.
– Ты из знатной семьи, как и он, знаешь грамоту, вот Хамид и решил, будто ты достоин взять в руки его меч. Мы думаем иначе. Ты ничем не отличился, у тебя нет никаких заслуг. Скажи, где спрятано золото, и иди с миром: хочешь – в Багдад, хочешь – куда глаза глядят! Мы тебя не тронем.
Молодой человек окинул быстрым взглядом столпившихся вокруг него разбойников.
– Вы убьете меня, как только узнаете, где находится тайник! А после перегрызете глотки друг другу! Неужели вы не понимаете, почему Хамид выбрал именно меня? Вам нужны только деньги. Но вы никогда не сумеете поделить их по справедливости. Вам всегда будет мало. Я сражаюсь не за золото, оно мне не нужно – я жил в богатой семье, но это не принесло мне удачи… – Сообразив, что его слушают, Амир перевел дыхание и продолжил уже увереннее: – Я не хочу покидать вас, потому что еще не достиг своей цели, не исполнил того, о чем просил Хамид. Если кто-то из вас желает уйти, пусть уходит – я отдам ему причитающуюся долю золота. Надеюсь, он заживет безбедно и счастливо. Тот, кто решил остаться, пусть остается и испытает меня. Если я окажусь изменником или трусом, судите меня самым строгим судом!
Он был почти уверен в победе, но просчитался: эти люди не привыкли доверять слову. Выслушав его взволнованную речь, Мехди, очевидно сам намеревающийся стать главарем, вновь усмехнулся и произнес:
– Мы не хотим ждать. Мы желаем судить тебя прямо сейчас! Говори, где золото, иначе немедленно умрешь!
Амир не двигался. Он понимал, что, если окажет сопротивление, будет убит в течение нескольких секунд. Их было слишком много, а он – один. Странно, но молодой человек не испытывал ни содрогания, ни страха. В сердце поселилось удивительное спокойствие уверенность в справедливости судьбы.
Мехди приставил к его горлу кинжал.
– Говори!
Амир задумался. Хамид не испугался смерти, стало быть, он тоже не должен испытывать страх перед тайной Вечности. Что может быть хуже поруганной чести и забытого имени?
– Не скажу.
Мехди осклабился.
– А если я порежу тебя на куски?
– Пусть на самые мелкие – мне нечего бояться: я выполняю волю Хамида, человека, который спас мне жизнь, который ни разу не предал, не обманул ни одного из вас!
Мужчины переглянулись. В глазах многих из них промелькнуло сомнение, во взглядах некоторых – искра симпатии. Мехди это почувствовал.
– Надо пытать его до тех пор, пока он не скажет! – заявил он. – Заодно проверим, из какого теста он сделан!
Амир вздрогнул. Молодой человек не боялся боли, но… если они решатся его унизить, он никогда не сможет стать их предводителем.
Он притворно вздохнул.
– Вижу, мне не под силу вас убедить. Я покажу тайник, после чего позвольте мне уйти – мне с вами не по пути.
– Веди! – сказал Мехди, а остальные возбужденно загудели.
Амир пошел впереди, остальные – за ним. Они слепо двигались следом, не понимая, что уже подарили ему роль предводителя.
Огромные черные камни, будто сброшенные на землю рукой неведомого великана, Амир приметил еще вчера. Их было несколько; он остановился возле самого большого и сказал:
– Здесь. Копайте.
Едва он произнес эту фразу, как в ход было пущено все, чем можно было рыть землю. Мехди старался больше всех, остальные помогали.
Когда яма сделалась достаточно глубокой, Мехди повернул к Амиру залитое потом лицо.
– Где золото? Ты что, издеваешься над нами?!
– Никоим образом, ибо в этой жизни каждый получает то сокровище, какого больше всего достоин! – С этими словами Амир вынул кинжал и с силой вонзил его в грудь Мехди. Потом столкнул обмякшее тело в яму и, повернувшись к остальным, спросил: – Еще есть желающие вырыть себе могилу?
Ответом была гробовая тишина.
– Заройте эту яму, – приказал Амир, – и похороните ваши ошибки глубоко в душе.
После этого он сел на коня, который прежде принадлежал Хамиду, и поехал вперед, с некоторой тревогой ожидая, что станут делать разбойники. Он опасался напрасно: они вскочили в седла и покорно двинулись следом.
Амир вспоминал прежнюю жизнь, как странный сон, в котором все было выкрашено в ослепительный золотой цвет. Некоторые люди считали, что это цвет счастья. Он никогда не задумывался, какой цвет имеет счастье, но если бы его спросили, наверное, сказал бы, что счастье удивительно яркое, пестрое и многоликое. С некоторых пор его дни стали серыми, и столь любимый многими золотой цвет Амир стал воспринимать как что-то давно забытое и бесконечно далекое.
На печальную землю опускалась обманчивая вечерняя тишина. Под копытами коня разбивались комья земли, запахи трав, названия которых он не знал, щекотали ноздри. Амир остановил лошадь и долго смотрел на догоравший закат. Все чувства были притуплены горем. Казалось, исчезло все, что хотя бы немного согревало сердце и успокаивало душу.
«Сердце в пустоте. Сердце в пустыне. Что может быть хуже?» – подумал Амир.
Только смерть. Стало быть, стоит жить. Ибо жизнь дает пусть призрачную, но все же надежду. Небытие не дает ничего.
С этой мыслью он крепче сжал поводья и послал коня вперед, в степь, в неизвестное, туманное будущее.




Часть вторая


загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце в пустыне - Бекитт Лора



Мне книга понравилась. Интересно, почему нет комментарий?12
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораАнна
4.04.2013, 17.12





Боже- книга просто супер! Никогда раньше не читала таких захвативающих книг о Востоке. Ето именно книга о прекрасном таинствеом мире: Прекрасный и загдочный Дальний Восток...Восточные страны всегда отличались своей таинственностью,Он манит своими загадками, которые человечество не может разгадать уже веками,Он манит своими загадками, которые человечество не может разгадать уже веками. Интригует сказками Шахерезады, легендами древних фараонов. Радует веселыми индийскими танцами и песнями. Мы восхищаемся мужеством самураев и красотой восточных нарядов...rnrnRead more: http://life-travel.su/prekrasnyj-i-zagadochnyj-vostok/#ixzz2VWQI4Ipu которой наполнены не только их религии, но и культуры, обычаи и практически все жизненные сферы.Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораЖанна
7.06.2013, 10.33





Клас, клас, клас! Вобще вот ето книга класна. сколько пришлос испитать Зюлейке, но она справилась. ЕЕ любви достойний человек по имени Алим. Я очень рада что в конце все нашли свою счастливую судьбу...
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораКристинка
11.06.2013, 8.17





Кристинка просьба тебе пиши без ошибок!Не обижайся, это мой дружеский совет.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораВселенная
11.06.2013, 9.33





Роману можно поставить 6, сказка для взрослых.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораЧитательница
10.08.2013, 16.31





Очень интересный, давно не читала такого романа, который завораживает с первой главы и не отпускает до последней строки..
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораМилена
21.01.2014, 12.13





Необычна судьба Зулейки - она как будто прожила 3 разных жизни. В остальном роман похож на ЛР восточной тематики - бесконечная борьба за власть, похоть и ревность, любовь и вера: 6/10.
Сердце в пустыне - Бекитт Лораязвочка
21.01.2014, 15.42





Великолепная книга.Редко бывает,когда даже на минутку невозможно оторваться.Захватывает всё больше и больше.Читайте обязательно!
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораНаталья 66
8.02.2014, 11.59





Восточная женщина не должна быть шлюхой,такой как зулейка.Мне ее не жаль,мне жаль Алима,что он ее подобрал.Девушки берегите честь с молоду,не будте такой как зулейка.
Сердце в пустыне - Бекитт Лорасиг
24.02.2015, 15.40





Prochla za odin den. Ochen interesnaya kniga. Sudbi ludey v bolshom gorode Bagdad i v ogromnoi pustine perepletayutsya. Tut est vse- lubov, nenavist, dobro i zlo, odinochestvo i drujba. Ochen interesnaya kniga. Zuleyka nastoyashaya jenshina. Po jizni ona ne slomalas. I sina vospitala i muja nashla. Ona nikogda ne zavisela ni ot kogo. U nee i muj znal pro ee svobodolubivost, i vse ee za eto imenno i lubili!
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораDino
25.02.2015, 2.54





Книга в общем неплохая. Но не понравилось легкомысленность Зулейки. Как она просто отдалась Амиру....как шлюшка....такая же как и своя мать...и если люди живущие по законам Корана,то ВСЕ ВСЕ женщины должны ходить покрытые,независимо замужем она или нет.rnКонец хороший, хорошо что у всех все сложилось благополучно.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораДжулли.
28.05.2016, 14.11





Читать интересно,но нету здесь духа Аравии 9 века , эта история могла произойти в любых декорациях , что не Востоке , что Западе , в любую эпоху .повествование ведется очень бегло , мы не знаем , что чувствуют ГГ , ощущение, что смотришь фильм , и это мешает сопереживать ГГ ям в полное мере . для контраста могу посоветовать книгу А . Амирезвани "Кровь цветов " , вотгде чувствуется дух средневекового Востока , где ,живешь вместе с героями.
Сердце в пустыне - Бекитт ЛораПривет
8.06.2016, 17.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100