Читать онлайн Агнесса Том 1, автора - Бекитт Лора, Раздел - ГЛАВА X в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Агнесса Том 1 - Бекитт Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 150)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Агнесса Том 1 - Бекитт Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Агнесса Том 1 - Бекитт Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бекитт Лора

Агнесса Том 1

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА X

На другой день Агнесса проснулась поздно, и пробуждение это почему-то напомнило ей то утро, когда она впервые очутилась в сером особняке Аманды. Тогда ей казалось, что впереди ее ждут лишь светлые дни, что ей уготовано в жизни только счастье. Более прекрасного, безмятежного времени уже не будет никогда.
Агнесса медленно, словно нехотя открыла глаза: Орвила рядом не было.
Она вскочила легко, как бывало когда-то, натянула пеньюар и, разбрасывая по плечам волосы, подбежала к распахнутому окну. Выглянула вниз. Там все утопало в зелени; взглянув на кроны высоченных деревьев, облитые солнечным светом, Агнесса улыбнулась с каким-то новым ощущением вступающей в силу жизни.
Агнесса снова бросилась на кровать, легла, закинув руки за голову и вытянув ноги. Она вспомнила, как совсем недавно приходилось вскакивать на рассвете, содрогаясь от холода, будить хныкающую Джессику и бежать, бежать, вертеться в немыслимом круговороте дня.
Дверь открылась, и Орвил подошел к ней: в руках его были цветы. Он выглядел таким счастливым, что Агнесса невольно улыбнулась искренней улыбкой.
— Доброе утро, Агнесса!
— Доброе утро, Орвил!
— Господи, не дай мне сойти с ума! — сказал он, привлек к себе жену и приник к ее губам нежным, трепетным поцелуем.
Он впервые произнес вслух подобные слова, они звучали очень естественно, искренне, просто: так, словно созревая в его душе, ждали своего часа, своего мига, этой, только этой женщины.
— Я люблю тебя! Люблю!
Потом они вышли в гостиную, где ждала Джессика, уже одетая и причесанная, а также Керби и Лизелла.
— Прошу вас, мэм, — сказала служанка, — все готово.
— А мы с тобой, — обратился Орвил к девочке, — пойдем посмотрим краски, которые я тебе обещал. Они в твоей комнате.
Джессика взвизгнула от восторга, и они с Орвилом, взявшись за руки, поспешили в детскую.
Лизелла же провела госпожу в ванную комнату. Агнесса забралась в теплую воду — это доставило ей большое удовольствие. Когда они с Джессикой жили в прежнем доме, то купались в большом тазу, предварительно грея воду на плите.
Ей и не снилась подобная роскошь — ванна, в которой можно было лежать, чуть ли не плавать.
После купания Лизелла закутала Агнессу в огромное полотенце, тщательно высушила ее волосы и, вооружившись щипцами для завивки и расческой, спросила, какую прическу сделать.
К завтраку явилась Лилиан Хантер. Филлис забежала попрощаться с Агнессой, ей нужно было ехать домой. Подруги расстались с сожалением, договорившись переписываться.
Лилиан Хантер была мрачна.
Орвил сам вывел Джессику в столовую и усадил напротив сестры.
Во время завтрака Лилиан сидела очень прямо; на Агнессу она не смотрела совсем, зато Джессику разглядывала долго. А девочка не замечала ничего; лишь однажды, поймав пристальный взгляд незнакомой дамы, спросила:
— А вы что, будете жить с нами?
Лилиан не ответила, а Агнесса сказала строго:
— Джесси, не разговаривай за столом.
Орвил молчал, прекрасно все понимая, и не удивился, когда после завтрака сестра предложила ему уединиться для разговора.
— Я пойду позанимаюсь с Джессикой, — сказала Агнесса Орвилу и подала дочери руку. — Идем, дорогая.
Орвил и Лилиан прошли в гостиную. Лилиан остановилась у окна, глядя на улицу. Потом повернулась к брату. Ей исполнилось тридцать четыре года, но выглядела она старше. На висках уже пробивалась седина, на лице виднелись морщинки, особенно заметные, когда она предавалась раздумьям, а мысли ее с каждым днем становились все тяжелее и горше. Орвил вспомнил, как в раннем детстве они с сестрой, случалось, бегали по этим комнатам наперегонки, редко, правда, потому что отец не любил детской возни и шума.
— Я все знаю, — сказала Лилиан. — Я не думала, что ты скроешь от меня…
— Мне, собственно, нечего скрывать, — ответил Орвил, спокойно перенося ее пристальный взгляд.
— Ты должен был мне рассказать обо всем, Орвил. Я не могу тебе простить, — глухо проговорила она.
— Я тебя ничем не обидел, Лили. Объясни, что ты имеешь в виду.
— То, что у этой женщины есть ребенок! Внебрачный! И об этом я узнаю последней, причем от чужих людей!
Орвил промолчал.
— А я еще рассказываю всем, какая она скромная, честная девушка, хотя и бедная! Теперь людям есть над чем посмеяться — и поделом мне! Пусть я никогда не была хороша собой, но ты-то, по-моему, привлекательный мужчина, Орвил, тебе не составило бы труда найти достойную невесту. Я всегда хотела, чтобы ты поскорее женился, чтобы жизнь твоя устроилась окончательно, но ты, ты… женился на какой-то…
— Подожди, Лилиан! — прервал он ее. — Ты можешь говорить что угодно, твои чувства я понимаю, но не позволю тебе одного — оскорблять Агнессу, тем более что ты совсем не знаешь ее! Ты не можешь считать ее бесчестной только потому, что услышала сплетню!
Лилиан, выслушав, подошла к нему, села, положив руки ему на плечи, и сказала неожиданно мягко:
— Ты же совсем мальчик, Орвил.
Он рассмеялся.
— Я не мальчик: через два года мне исполнится тридцать лет.
— Но для меня ты всегда останешься младшим братом, неразумным ребенком. Ну скажи, зачем нужно было спешить?
— Прости, Лили. Я в самом деле не сообщал тебе о ребенке, потому что знал: ты будешь против. Не хотел огорчать тебя. Думал, после ты примешь это как неизбежное. И поверь, я не задумывался над тем, спешу или нет. Мне просто хотелось поскорее назвать эту женщину своей.
— Я знаю, Орвил, — вздохнула Лилиан. — Ты бы не смог завести себе просто любовницу, как это делают другие.
— Агнесса бы не стала моей любовницей и ничьей бы не стала. Повторяю, она порядочная женщина.
— Это мы слишком порядочны, Орвил. И потому уязвимы.
Орвил удивился: раньше Лилиан никогда не говорила ему таких вещей.
— Возможно, — сказал он. — Что ж, нас так воспитали. Но я думаю, это не плохо.
— Не знаю, — продолжала Лилиан, — приносит ли счастье праведная жизнь. Этим ведь пользуются другие: честностью, благородством, бескорыстием…
Нехорошее предчувствие посетило Орвила: значит, Лилиан стало совсем плохо, раз она решилась столь откровенно говорить с ним.
— Ну, я-то не был таким уж праведником! — ответил он, стараясь перевести все в шутку и отвлечь сестру от мрачных размышлений. — Вспомни хотя бы мое бегство!
Лилиан опять вздохнула.
— А я? Кому я делала зло? Была послушная, тихая… Родители всегда больше любили тебя: отец мечтал только о сыне, а мама — потому что ты был живее, сообразительнее, привлекательнее; чем я. — Орвил никогда бы не подумал, что Лилиан в тридцать четыре года по-прежнему столь остро переживает свои детские обиды. — Я старалась быть всегда и во всем хорошей, как и учили, а результат?.. Кларк… Ты помнишь Кларка?
— Конечно, помню.
Орвил знал эту историю. Лилиан исполнилось двадцать четыре года, она была застенчива, некрасива и к тому времени уже не совсем здорова. Она не имела поклонников, и знакомые втайне считали, что судьба Лилиан решена. А потом вдруг ею заинтересовался юный прожигатель жизни, стройный красавчик Кларк Хантер. Орвил не знал, почему Лилиан, умная, рассудительная девушка, оказалась падкой на явную ложь. Очевидно, как позднее думал он, человеку, а тем более женщине, бывает трудно отказать себе в надежде на счастье, пускай даже призрачное. Лилиан, ослепленная иллюзиями, приняла предложение Кларка; после свадьбы как-то вдруг расцвела, даже похорошела и, несмотря на серьезную болезнь, сумела родить сына, названного в честь деда Рэймондом. Однако вскоре все кончилось: Кларк был из тех, кто лишь позволяет себя любить; и Лилиан раздражала его, и ребенок… в лучшем случае Кларк не обращал на них внимания. Лилиан осталась одна в своей спальне; днем Кларк если и появлялся дома, то всячески унижал и оскорблял жену, называя уродиной и старухой или же угрозами добивался того, что только и нужно было ему от нее: денег. Лилиан, воспитанная деспотичным отцом, молча сносила издевательства (все открылось намного позже), ни разу никому не пожаловалась. После смерти Рэймонда Лемба Кларк стал как будто добрее, и когда Лилиан получила свою часть наследства, принялся потихоньку уговаривать ее переписать по крайней мере половину имущества и денег на его имя. Неизвестно, что случилось бы дальше, но как раз в это время в Айронвуд приехал Орвил. Узнав о намерениях Кларка, он очень доходчиво объяснил сестре, чего не следует делать. В результате наследство было записано на имя Рея, сына Лилиан, и Кларк до самой своей смерти тихо ненавидел Орвила. Вскоре он погиб столь же бесславно, как и жил, — в какой-то пьяной драке.
— Мне с самого начала было отказано в любви. И зачем я только родилась!
В глазах женщины засветились слезы. Лилиан никогда так не говорила, она всегда была очень выдержанной; Орвил знал, что ее слезам можно верить, она не плакала даже в критические минуты, и раз не сдержалась сейчас, значит, дела совсем плохи.
Орвил ласково обнял сестру.
— Не говори так, пожалуйста, Лили. Я всегда тебя любил, ты же знаешь. И мама с отцом тебя любили, неправду ты говоришь. Потом у тебя есть сын. Кстати, как он? Ты не привезла его с собой…
— У него школа… Он и так учится неважно…
Когда Лилиан заговорила о сыне, лицо ее стало совсем расстроенным.
— Он все такой же сорванец?
— Хуже. Он мой ребенок, но… Господи, Орвил, он все время врет и мне, и всем вокруг. Хитрит, а в последнее время стал ужасно дерзким. И в школе та же картина. Прямо не знаю, что делать!
— Это пройдет, Лили. Просто возраст такой. Все мальчишки в восемь лет неугомонны.
— Нет, ты не понимаешь. Тем, кого он боится, вредит исподтишка, а кого нет… Смотрит на меня глазами Кларка и говорит гадости. Как будто душа Кларка вселилась в ребенка, чтобы продолжать мучить меня на этом свете. Однажды я даже ударила его; потом в себя не могла прийти. Знаешь, мне в голову пришли вдруг страшные мысли: я подумала, что если высеку Рея, то отомщу Кларку. О Господи, да что со мной?! — Она закрыла лицо руками.
Орвил подумал о том, что лучше бы Лилиан не молчала в свое время: теперь бы ей не хотелось выместить на сыне запоздалую злость! Хотя… кто сможет изменить жизнь человека, кроме него самого!
— Лили, милая, — произнес он, — поверь мне, все будет хорошо. И почему бы тебе не переехать сюда? Это же наш общий дом.
— Нет-нет, и оставь это. Я не стану вмешиваться в жизнь твоей новой семьи, — очень сухо проговорила она и освободилась из объятий брата; минутный порыв прошел, самообладание вернулось к ней.
— Тогда отправь Рея к нам на каникулы. Я постараюсь помочь тебе. И не надо мстить Кларку, мертвым не мстят, он уже получил свое.
Лилиан, как видно, колебалась.
— Нет, — сказала она, — я не пришлю к тебе Рея. Вообще-то я так и хотела сделать, но теперь…
— Ты зря, Лили. Пусть приедет. И ему не будет скучно подружится с Джессикой.
— Я сказала, нет! — Перед ним была прежняя решительная Лилиан. Когда, в какие моменты своей судьбы она сменила кротость на ожесточенную решимость, Орвил не успел уловить.
— Напрасно.
— Нет. Только вот…— Лилиан замялась. — Если со мной случится… что-нибудь, — тихо произнесла она, — я хотела тебя просить… Ты возьмешь к себе Рея? Ты позаботишься о нем?
— И о нем, и о тебе. Не волнуйся, Лили, ты поправишься.
— Уже нет. — Лили отрицательно мотнула головой, и странно: прежняя горечь исчезла — Но я боюсь. Честно сказать, Орвил, я разлюбила жизнь. И мне все равно.
— Но ты должна жить. Хотя бы ради Рея.
— Рея воспитаешь ты. Знаю, это будет очень нелегко, и я не хочу взваливать на твои плечи такое бремя, но… иначе не получится. Хотя, конечно, у тебя уже есть одна обуза… Послушай, Орвил, ты, наверное, не совсем хорошо представляешь, на что решился. Как ты собираешься справляться с чужим ребенком? И своего-то воспитать нелегко, а тут…
— Воспитаю. Девочка мне очень нравится, мы уже немного подружились. И Агнесса легко справляется с ней.
Лилиан уязвленно вздрогнула и продолжала уже в ином тоне:
— С незаконными детьми природа нередко играет злую шутку, но расплачиваться приходится другим. Посмотри на эту девочку: она похожа на тебя? Или на свою мать? Эти белокурые волосы, светлые глаза… Сразу видно, что это не ваш общий ребенок!
— Чепуха, Лили! Бывает, дети вовсе не похожи на родителей. И мы с тобой никогда не были похожи друг, на друга.
— Кое в чем были. Появление блондинки в семействе Лемб стало бы большой новостью, как стало новостью то, что один из самых уважаемых людей в городе женился на женщине, воспитывающей незаконнорожденного ребенка!
— Ты просто уже не знаешь, что сказать, Лили. Ты прекрасно понимаешь, что Агнесса хорошая женщина, и видишь, что ее дочь — прелестная девочка!
— Кстати, чем занималась твоя жена до знакомства с тобой? Кто отец ребенка?
— Теперь, получается, я.
— О, Орвил, перестань, мы не в игрушки играем! — огорченно воскликнула Лилиан.
— Хорошо, — спокойно произнес он. — Я тебе все расскажу.
Он вкратце рассказал свою историю знакомства с Агнессой, умолчав, разумеется, о некоторых вещах.
— Да, — подавленно прошептала его сестра. — Что тут скажешь! Значит, она решилась бежать с любовником без родительского благословения? А где же он теперь, этот человек?
— Насколько мне известно, там, откуда не возвращаются.
Лилиан вздохнула и, глядя на Орвила проницательным взглядом черных глаз, произнесла:
— Хорошо, если так! А то, пожалуй, тебе стоило бы опасаться, что твоя супруга опять сбежит, только на сей раз от тебя!
— Лили!
— Прости, Орвил. Сорвалось, я не хотела.
— К авантюрам влечет в юности, Лилиан. А потом уже хочется чего-то иного. Не беспокойся за меня, все будет как надо.
— А ты не думаешь, что женитьба на ней может помешать твоей работе? И потом, я не уверена, что ее примут в обществе! И на тебя, и на всю нашу семью ляжет тень.
— Это меня не волнует.
— Кажется, раньше тебя волновала в первую очередь работа. Бог с ней, с семьей, раз уж ты не дорожишь ее честью…
Орвил взорвался:
— Что работа, карьера, общество?! Я люблю Агнессу и хочу быть с ней — вот что для меня важнее всего! Я хочу, чтобы дома меня ждала семья, мне надоело одиночество! Чего ты добиваешься, Лилиан?!
Лилиан покачала головой.
— Ничего. Я не хочу обижать тебя, Орвил, ты мой брат и очень хороший человек, но все же скажу: я думаю, что этой женщиной руководил прежде всего расчет. Вспомни церковь! Господь не лжет! Твоя свеча погасла — этот брак не принесет тебе счастья!
— Я не верю в приметы. И вообще, ты слишком далеко зашла, Лили. Вернее, я далеко зашел. Позволить тебе обсуждать мою жену на второй день после свадьбы безнравственно, в конце концов! Нельзя же этого не понимать.
В том, что Орвил поддерживал этот малоприятный ему разговор, в самом деле была огромная уступка обстоятельствам: он никогда и ни с кем не обсуждал свою личную жизнь. Просто сейчас ему было жаль сестру: он знал, как оскорбил бы Лилиан отказ обсуждать столь болезненно-важную для нее тему.
Он отвечал сестре, а сам думал о том, что его отношения с Агнессой и вправду пока сложны. Возможно, потребуются усилия для того, чтобы добиться от нее той подлинной откровенности, что и является одним из залогов счастья. Орвил понимал: Агнесса вышла за него если и по человеческой симпатии, то не по любви, настоящей любви. Он невесело усмехнулся: с ним Агнесса, наверное, не сбежала бы, бросив все на свете!
Она была его женой и, следовательно, принадлежала ему, но Орвилу не нужна была ее бессловесная, холодная покорность, ему нужна была только любовь, и он убеждал себя: Агнесса просто еще не разобралась в себе, слишком мало они были знакомы, мало времени провели вместе, она не успела, просто не успела его полюбить. У нее еще будет время! Он старался не задавать себе вопроса о том, много ли времени потребовалось ей для того, чтобы полюбить тогда, в первый раз.
— Да, Орвил, да! Но безнравственно и другое. Вспомни, сколько было среди наших знакомых девушек из приличных семей! Мисс Ренделл, мисс Шарп!
— А! Эти кокетки с пустыми глазами! Они только и могут сплетничать и хвастать друг перед другом нарядами и мужчинами, которых удалось покорить. Вот им-то муж точно нужен только для того, чтобы выставлять его напоказ своим подругам да чтобы оплачивать счета. Но я хочу иметь женой не пустоголовую куклу, а настоящую женщину, верную, умную женщину, с которой можно поговорить обо всем.
Лилиан недоверчиво улыбнулась.
— А что, она… такая?
— Такая!
— Но вы всего день как повенчались.
— Ты, вижу, считаешь меня неспособным разбираться в людях.
— Ты влюблен.
— А тебе хотелось бы, чтоб было иначе?
Лилиан не нашлась, что сказать.
— Когда ты уезжаешь? — спросил Орвил.
— Сегодня.
— Побудь хотя бы до конца недели.
— Нет. Тебе лучше во всем разобраться самому, я буду только мешать. И потом Рей там один. А когда ты приедешь? То есть, я хотела сказать «все вы»?
— Осенью. Или зимой. Как получится.
Они поговорили еще, и напоследок Лилиан произнесла те слова, которые Орвил ожидал услышать непременно:
— Не о том мечтали наши родители!
— Они мечтали о том, чтобы мы были счастливы, Лилиан, а я, кажется, начинаю понимать, что такое настоящее счастье.
Полчаса спустя Орвил вошел в залитую солнцем комнату, где на диванчике сидели Агнесса и Джессика. Агнесса читала вслух книжку, а Джессика внимательно слушала, изредка разглядывая картинки.
— Что, девочки, — сказал он весело, — не пора ли нам пойти прогуляться?
— Пора! Пора! — закричала Джессика.
— Тогда собирайтесь! — Орвил подмигнул Джессике и вышел из комнаты.
Агнесса открыла шкаф, где висели в ряд ее платья (никогда у нее не было столько платьев!) и принялась выбирать, что надеть на прогулку. Ей хотелось нарядиться получше, чтобы доставить удовольствие мужу. Она выбрала светло-сиреневое платье из муара, модную шляпку с сиреневыми перьями и подошла к зеркалу. На нее смотрела привлекательная молодая женщина с красиво уложенными волосами, стройная, с мягким светом в глазах. Агнесса вспомнила парк в Холтоне и свою случайную собеседницу, которой позавидовала тогда. Теперь Агнесса выглядела не менее прелестно, чем та дама.
Она стала одевать Джессику. Девочка крутилась из стороны в сторону и задавала бесконечное множество вопросов.
— Мама, а у мистера Лемба много денег? — спростила она вдруг.
— Наверное, много, не знаю, — ответила Агнесса, завязывая бант. — А зачем тебе?
— Помнишь, ты говорила, что у нас нет денег на куклу? А мистер Лемб купил мне много игрушек. Значит, он может купить нам братика или сестричку?
Агнесса улыбнулась.
— Это не так просто, как ты думаешь. Твое желание не может исполниться сразу, как ты хочешь. Нужно подождать.
— А долго нужно ждать?
— Долго.
— Сколько? Месяц?
— Месяц — это мало. Наверное, не меньше года, а может, и больше.
— Так долго! Значит, нужно очень-очень много денег?
— Да, много.
Джессика задумалась. Потом спросила:
— Но ведь у нас никогда не было много денег, как же ты смогла купить меня?
Aгнecca опустилась перед ней на корточки и, глядя ей в лицо, сказала серьезно:
— Я отдала за тебя все, что у меня было, Джесс.
— Ты так хотела девочку?
Женщина кивнула.
— А почему?
— Я была совсем одна. Одной плохо, моя маленькая. Понимаешь?
— Да. Но я не хочу ждать целый год! Я спрошу мистера Лемба, можно ли быстрее, хорошо? Надо постараться купить ребенка раньше!
Агнесса слегка покраснела.
— Нет-нет, Джесс! — поспешно произнесла она. — Не вздумай говорить это мистеру Лембу! Нельзя постоянно приставать к человеку с просьбами. Понимаешь?
— Понимаю, — как взрослая, вздохнула Джессика.
— И пожалуйста, веди себя хорошо, доченька, договорились? Хорошие девочки и так все получают без лишних просьб.
— А если я буду послушной, то мистер Лемб разрешит мне назвать его папой?
Агнесса замерла, как на распутье. Она не знала, что ответить, а Джессика смотрела на нее своими глазами, переменчивыми, будто морская вода. Сейчас они казались голубыми, почти небесной, чистой синевы. Агнессе жаль было Джессику, которая так желала иметь отца, но как отнесется к этому Орвил?
— Разрешу, Джесс, — голос Орвила, стоявшего на пороге.
— Правда?! — воскликнула девочка. — Я могу тебя так называть?
— Можешь, если мама не против.
Девочка повернулась к Агнессе, и та кивнула. Джессика с застенчивым лукавством взглянула на Орвила.
— Иди, позови Керби и пойдем! — сказал он ей. Девочка убежала вприпрыжку.
— Ты готова, дорогая? — спросил Орвил, любовно глядя на Агнессу, и заключил: — Да ты просто прелесть!
Он подошел и, вытащив из кармана маленький бархатный футлярчик, сказал:
— Вот, я забыл отдать вчера… Нравится?
Агнесса взяла коробочку из его рук. Внутри, на черном бархате, как звезды южного неба, сверкали бриллиантовые камни колье, соединенные перемычками из лунного серебра.
— Нравится… Спасибо, Орвил.
Она посмотрела ему в глаза и улыбнулась.
— Агнесса! — он обнял ее. — Скажи, ты счастлива? Счастлива хоть чуть-чуть?
— Я очень счастлива, Орвил, — просто и без запинки ответила она, и Орвил мог бы с кем угодно побиться об заклад, что невозможно ответить более искренне, чем это сделала Агнесса.
Потом они гуляли по солнечному парку, вышли и в город. Агнесса и Орвил шли под руку, а Джессика на два шага впереди них вела на поводке Керби… вернее, Керби тащил Джессику за собой.
— Агнесса, я думаю, лучше будет, если дать Джессике мою фамилию, — сказал Орвил. — Теперь, когда ты стала миссис Лемб, девочке не стоит называться Митчелл. Я не хочу, чтобы ее происхождение постоянно ставилось под сомнение.
— Да, конечно, — коротко отвечала Агнесса, — так будет лучше.
Орвил облегченно вздохнул. Хорошо, если с этой историей удастся покончить раз и навсегда. Ему было неприятно, что люди, считая Агнессу честной, наперебой хвалили ее, а часом позже, узнав, что у нее есть ребенок, принимались выискивать в ней недостатки; при этом они совсем не знали ее и не стремились узнать, им важен был лишь факт подтверждения ее непорядочности, коим считалось живое существо — Джессика. И Лилиан на прощание посоветовала отдать девочку в «хороший пансион» «там ее постараются воспитать как леди». Вспоминая слова сестры, Орвил недобро усмехнулся: Лили, как видно, решила, что Агнесса неспособна воспитать свою дочь сама и что Джессика изначально испорченная, раз появилась на свет незаконно.
Но теперь, можно надеяться, все неприятное останется в прошлом. Он удочерит девочку, а общество… оно сдастся рано или поздно перед ним, перед обаянием Агнессы… Только вот сердце, человеческое сердце… чем можно взять эту крепость? Добром, наверное, любовью, терпением…
Вечером Джессику с трудом уложили спать, она была так возбуждена, взволнованна, что ее никак не удавалось успокоить.
День был полон впечатлений — она исследовала дом и парк, перезнакомилась со всей прислугой, устраивала дом для кукол, листала новые книжки… Наконец заснула. Здесь же устроился Керби. Пес с первого дня вознамерился водвориться в спальне хозяйки, но туда его не пустили, и Керби избрал полумеру: поселился в детской, тем более что здесь он встретил поддержку Джессики.
Своеобразно он вел себя по отношению к Орвилу: с большим достоинством, незлобно, но достаточно независимо и отстраненно, всем своим видом давая понять, что поселился здесь ради Агнессы и Джессики и отнюдь не обязан благодарить Орвила за гостеприимство. Самое важное пес решил для себя давно: хозяин, живой или мертвый, был для него единственным. И заводить другого Керби не собирался.
Агнесса и Орвил посидели возле кроватки девочки, тихо беседуя.
— Агнесса, — Орвил, — в этом месяце я решил не заниматься делами. И тебе, я думаю, нужно отдохнуть. Может быть, съездим к морю?
Лицо Агнессы наполнилось светом.
— В Калифорнию, Орвил?..
— В Калифорнию?.. Вообще-то я думал немного поближе. Впрочем, мы можем поехать куда захочешь.
— Нет-нет, — быстро произнесла Агнесса, — я не хочу в Калифорнию.
— Но…
— Я передумала.
— Хорошо, как скажешь.
— А Джессика?
— Разумеется, мы поедем вместе с Джессикой. И даже Керби возьмем с собой.
Ужинать поехали в самый шикарный ресторан города. Агнесса в темно-зеленом бархатном платье с приколотой у плеча розой и в драгоценностях сидела за столиком; позолоченный сервиз, хрусталь, ковры —пугающие роскошью предметы окружали ее, и она не могла понять, что есть сон: то, что было тогда, месяц назад, или все-таки ее теперешняя жизнь. Слишком быстро все происходило, она не успевала опомниться, осознать как следует свои действия и мысли… Давно ли мыла посуду за гроши, а теперь сама — богатая посетительница ресторана, куда более внушительно-роскошного, чем тот, в Хоултоне. Что бы сказали ее бывшие напарницы, если б увидели ее сейчас? А Филлис? Она по-прежнему работает там…
— Жаль Филлис, — произнесла Агнесса вслух. — Теперь не увидимся долго.
Ей хотелось помочь подруге, но она стеснялась попросить об этом.
— Хочешь помочь ей?
Агнесса замялась.
— Да, — призналась она наконец. — Филлис единственная меня поддерживала. Но я не знаю, как это сделать.
— Это довольно просто, — ответил Орвил.
Агнесса пожала плечами: живой неподдельный бархат ее кожи озарялся мягким светом, и влекла, неудержимо притягивала, не отпускала загадочная зелень глаз. Орвил любовался этой не осознающей своей силы женщиной: то был ее миг, ее час, ее жизнь.
— Но у меня нет ничего, — возразила она. Орвил внимательно посмотрел на нее.
— У тебя есть то, что есть у меня, и наоборот. Разве нет?
— Филлис примет не всякую помощь. Просто деньги она не возьмет.
— Понимаю. Но не обязательно делать так. Можно, например, помочь ей устроить мастерскую или магазин, чтобы она имела постоянный доход, который, кстати, будет зависеть от ее труда. А чтобы это не выглядело как благотворительность, пусть отчисляет тебе процент, небольшой, разумеется, как будто ты с нею в доле.
— Но Филлис простая девушка, она никогда ничем подобным не занималась. Думаешь, она справится?
— Научиться несложно. Я отправлю к ней надежного человека, он все сделает.
— Спасибо, Орвил. — Агнесса ласково тронула его ладонь.
Темные глаза Орвила наполнились светом.
— Агнесса, милая…
— Ты выполняешь все мои просьбы. Что я могу для тебя сделать?
— Ты уже сделала. И я хочу, чтобы у тебя были просьбы. Всегда. А еще лучше будет, если я научусь и так догадываться обо всех твоих желаниях.
— Ты так сильно меня любишь? — очень тихо прошептала она.
— Я так сильно тебя люблю, — не сводя с нее глаз, ответил он.
Потом оглянулся. Атмосфера сладкой тоски наполняла все вокруг, но Орвил чувствовал что-то совсем другое. Его не расслаблял желтоватый полумрак, таинственный переливчатый блеск напитков в бокалах — все это лишь помогало подчеркнуть сосредоточенность, царящую внутри. «Любовь — очень древнее вино, и им никогда нельзя напиться допьяна», — подумал он. Он всегда рассуждал трезво, он знал, что есть на свете женщины куда более совершенной красоты; Агнесса не казалась ему красавицей, потому что ею и не была, но она излучала невидимый для многих свет души, не совсем понятной и все-таки Орвил чувствовал это — близкой ему, только ему, человеку, который ее любил.
Он смотрел на нее, как она пьет шампанское, как улыбается, отвечая… Принесли форель, потом жаркое… Агнесса по-детски удивлялась, пробуя позабытые блюда, она смеялась, и Орвил не мог понять, что блестит сильнее: изумруды в ее колье или пронзительно зеленые глаза. Они говорили, и Орвилу казалось, что между ними с каждым доверительным словом возникает притягательная, непостижимая внутренняя близость. Они не замечали никого. Иногда он вспоминал как о невероятном о том, что совсем скоро придет ночь, и женщина эта снова будет спать в его объятиях, а потом они вместе проведут день, и все следующие ночи и дни будут рядом. Всегда.
Бог вознаградил Орвила и простил Агнессу: их одиночество кончилось, растворилось в соединении душ.
— Знаешь, Орвил, — сказала Агнесса, — только одно не дает мне покоя, я до сих пор не знаю, где моя мать. Помнишь, я говорила тебе, что не смогла найти ее?
— Помню.
— Да… Тогда я отыскала то заведение… Я говорила тебе, что моя мать жила доходами с публичного дома?
Агнесса уже не была стеснительной барышней: прошедшие жестокие годы научили ее называть вещи своими именами.
Орвил поставил на столик бокал.
— Кажется, нет, — спокойно ответил он. Агнесса рассказала.
— Я хотела бы ее найти, — сказала она. — Не знаю, встреча была бы, наверное, преждевременной, но хотя бы узнать что-нибудь…
— Мы постараемся найти ее, дорогая.
Агнесса помолчала, а потом произнесла, напряженно глядя перед собой:
— За мной тянется длинный хвост всяких неприятностей!
Орвил возразил:
— Нет. Вернее, не знаю, как судят другие, но у меня свое мнение на этот счет. То, что тебя окружает или окружало, существует отдельно от того, что ты имеешь внутри. Если ты чиста душой, не способна обмануть и предать — это первое и главное. Я никогда не идеализировал мир и людей, Агнесса, потому мне не особо грозит разочарование.
— Я совершила плохие поступки.
Орвил рассмеялся.
— Какие? Сама распорядилась своей судьбой? Дала жизнь невинному ребенку? Насколько мне известно, это все.
— Да.
— Так и не стоит об этом! — Орвил приблизился к ней. — Милая моя, давай не будем больше говорить о том, что не относится к нашей теперешней жизни, хорошо? Для меня ты самая лучшая, разве это не главное для тебя?
— Я обыкновенная. — Агнесса улыбнулась.
— Ты помогаешь понять прелесть обыкновенности, Агнесса, — сказал Орвил. — И, подумав, что она может обидеться, добавил: — Но сама ты необыкновенная. Для меня.
— А ты очень хороший, Орвил.
— Правда, хороший?
— Правда.
Не прошло и двух недель, как они уже были у океана. Они могли бы поселиться на какой-нибудь богатой вилле, а вместо этого сняли маленький домик под тростниковой крышей на самом берегу солнечной бухты, где кроме них не было никого.
Бухту окружали скалы, чайки кружили над водой. Агнесса любила вставать на рассвете, бродить босиком по берегу, встречая солнца, слушать шелест волн.
Днем они вчетвером отправлялись путешествовать. Лазили по горным тропинкам, купались с утра до вечера, ходили за продовольствием на ближайшую ферму.
Джессика целыми днями бегала полураздетой, а дни стояли солнечные, и вскоре ее кожа покрылась золотистым загаром.
Керби едва поспевал за своей маленькой хозяйкой. Он охранял ее на берегу и в воде, зорко следя за тем, как она барахтается среди волн.
Вечерами они втроем сидели на камнях, любуясь закатом, рассказывая разные истории.
Когда шли гулять, Джессика любила идти между Агнессой и Орвилом, взяв их за руки. С Орвилом девочку связывала все более крепнущая дружба.
Агнесса же хорошела с каждым днем, к ней вернулся румянец и прежний веселый смех. И это была во многом заслуга Орвила, который продолжал относиться к жене с большим вниманием и любовью.
Орвил знал много, несравенно больше, чем Агнесса, но она снова стала читать, часто просила его рассказать что-нибудь, они почти всегда обо всем рассуждали на равных, и, как предугадала Филлис, никогда не скучали вместе.
Они вернулись в город в начале осени. Орвил взялся за дела. В его отсутствие или когда он работал в кабинете, Агнесса гуляла по городу, играла и занималась с Джессикой, каждый день разучивала новые музыкальные пьесы; вместе они посещали магазины, выставки, театры. У нее появились знакомые из числа знакомых Орвила и их жен; нередко они с Орвилом шли к кому-нибудь в гости или кто-нибудь навещал их.
Вся ее жизнь пошла по-другому, впереди виделся свет, и Агнесса мечтала, мечтала, как в былые дни, надеясь и веря только в лучшее.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Агнесса Том 1 - Бекитт Лора



ридна Украина
Агнесса Том 1 - Бекитт Лорачоловик
10.12.2011, 20.20





Книга интересная. Очень эмоционально описаны чувства героев местами прямо плакать хотелось...
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораОксана
29.12.2011, 18.00





замечательная книга. особенно понравилось, что при наличии двух мужчин и того, что тяжело сделать выбор один из них случайно не умирает, чтоб облегчить задачу. мне понравилось. до самого конца не понятно кого же она выберет
Агнесса Том 1 - Бекитт Лорамуся
16.03.2012, 21.36





моя любимая книга))))обожаю этого автора
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораЮля
29.06.2012, 20.07





Мне не понравилось, как поступил Орвил. Если бы он не заставил Агнесс уехать, она не сошлась бы снова с Джеком. Орвил просто прогнал Агнесс, хотя она ему не изменяла, и толкнул ее в объятия Джека.
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораЭльза
6.04.2013, 18.45





Неоднозначное впечатление от книги и понравилась и нет... Автор хорошо пишет, но... все же под конец романа меня стала ужасно раздражать Агнесса - по моему мнению Джек попросту манипулировал ее чувствами, давил на жалость, а она так легко повелась на него... и к тому же ничего не сказала мужу, конечно он в итоге подумал, что она ему изменяла!
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораИрина
20.10.2013, 14.06





Мне кажется, что перед прочтением этой книги нужно обязательно определиться для самой себя, что ты ищешь в книгах о любви. Лично я читаю такие книги для сказки, мне хочется после прочтения книги улыбаться и радоваться за героев, за любовь, за то что все так хорошо закончилось для всех и т.д. Так что если вы из таких же как я, то НЕ читайте эту книгу. Да, она очень интересная, описание на 10 баллов из 10, автор действительно талант, но она и очень грустная. Я почти всю книгу постоянно переживала, я так много плакала, пока читала эту книгу! Мне было жалко всех, я совершенно не согласна с предыдущими мнениями о героях. У меня за каждого душа болела, я прочувствовала и поняла каждого. Поэтому ещё раз повторюсь, если вы тоже очень остро чувствуете переживания других, то НЕ читайте эту книгу.
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораКсения
10.11.2013, 14.30





Книга классная,автор настоящий талант! сюжет очень интересный и персонажи очень яркие и сочные,никого нельзя назвать плохим или хорошим. Книгм реально про жизнь и прочитать её надо обязательно)
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораЕлена
15.11.2013, 21.31





Чтобы сделать окончательно сделать вывод нужно прочитать второй том.. но этот том мне понравилась, столько эмоций , переживаний за героев.. очень чувственный роман.
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораМилена
2.02.2014, 10.29





Этот роман не для легко чтива. Он будет держать в напряжении до конца второго тома. По эмоциональному содержанию и развороту событий я бы его сравнила с "Унесенные ветром" хотя сюжеты там абсолютно разные. Очень тонко описываются чувства героев романа, быт. Один из любимейших романов в моем личном рейтинге.
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораЕвгения
10.08.2014, 22.14





Оо, прочитайте роман ,, Дочери Ганга,, вот где больт душа, и хочется плакать на протяжении всего романа, ужасы и нищета Индии не оставят никого равнодушными,книга читается взахлеб, но к сожалению на этом сайтеее нет
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораАлекса
3.09.2014, 9.30





Читая роман, вспомнила подобный случай из жизни. Юные, влюбленные, но он попал на зону по малолетке. Она (правда не беременная) позже вышла замуж за прекрасного парня из состоятельной семьи. Дом - полная чаша, двое деток. И вот он вернулся. И она бросила мужа и с детьми ушла к уголовнику. Итог: у него - новый срок, у нее - разбитое корыто и новая беременность. Точно как в этом романе. Так, что роман жизненный. Все страдают и каждый виноват по своему. А все дело в том, что , как я понимаю, всех людей можно разделить на 2 класса: семьянины, живущие разумом (Орвил)и любовники, живущие чувствами (Агнесс и Джек). И если встречаются два любовника, получается то, что описано в этом прекрасном романе.
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораВ.З.,67л.
29.04.2015, 14.55





Два этих тома очень расстроили. Я начала сравнивать и поняла, что в жизни такие истории чаще встречаются, чем хотелось бы. Осуждать здесь некого, ни мать, а особенно Орвила, просто Агнесса сама выбрала такую судьбу и мне ее просто жаль. Печальная история.
Агнесса Том 1 - Бекитт Лорачитатель
11.09.2015, 9.30





Начали за здравие, закончили - за упокой...rnКонец разочаровал.
Агнесса Том 1 - Бекитт ЛораЭклипс
25.02.2016, 22.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100