Читать онлайн Очаровательная колдунья, автора - Бейтс Ноэль, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейтс Ноэль

Очаровательная колдунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Если Натали и чувствовала себя подавленной по пути домой, Джек, похоже, этого не заметил. К счастью, ехать было не так далеко. Сидя рядом с ним в замкнутом пространстве роскошного автомобиля и глядя на освещенную луной дорогу, она словно впала в транс, в котором не могла и не хотела контролировать свои эмоции и ощущения, дремавшие до этого глубоко внутри. Глядя на его руки, легко и уверенно управлявшие мощной машиной, она будто наяву чувствовала их ласкающие прикосновения к своему телу... Ей пришлось превратить готовый вырваться у нее легкий стон в зевок.
Джек взглянул на нее, но, что таилось в глубине его темных глаз за выражением участливой заботы, Натали так и не поняла.
– Устали?
– Немного.
– Мы уже почти дома.
Широкие шины знакомо захрустели гравием подъездной дорожки, и Джек затормозил перед входом. Натали, как и в первый раз, не собиралась подавать ему руку, но сиденье было расположено так низко... Когда она выбралась из машины, то попыталась освободиться, но Джек не отпускал ее.
– Вам понравился вечер? – спросил он голосом мягким, как лунный свет.
Джек был так близко, что Натали не решалась вздохнуть или поднять на него глаза.
– Да... Спасибо...
– В самом деле?
Их пальцы сплелись, и Джек поднял соединенные руки, внимательно разглядывая их словно причудливый узор, не имевший к нему никакого отношения.
– Да... Я...
Во рту у Натали пересохло, она дрожала всем телом. Джек наверняка ощущал эту дрожь. Набравшись храбрости, она наконец взглянула на него с молчаливой мольбой отпустить ее, но вместо этого еще больше запуталась в тонкой паутине, расставленной этими карими колдовскими глазами.
– В самом деле?..
Теперь это был не более чем хриплый невнятный шепот, так как он, наклонившись, легчайшим поцелуем коснулся жилки на ее запястье, а потом неумолимо привлек к себе. Когда он приник к ее губам, она уже знала, что не хочет никакого спасения.
Это был поцелуй глубочайшей нежности и с трудом сдерживаемого желания. Губы Джека касались ее рта с томительным соблазном, уговаривая его раскрыться и впустить жаждущий язык и вызывая в ней бурное ответное чувство. Его руки обвились вокруг нее, прижимая к себе, и знакомый, слегка мускусный аромат его кожи с каждым ее судорожным вдохом все больше дурманил сознание.
Перед глазами мелькали яркие картины – сильное обнаженное тело мужчины, крепкие мускулы, перекатывающиеся под бронзовой кожей, когда он, держа ее в объятиях, обладает ею...
С губ Натали сорвался низкий стон, голова откинулась, открывая жгучим поцелуям нежную шею. И она тут же почувствовала, как рука Джека безошибочно нашла упругий холмик ее груди, как его пальцы легчайшими прикосновениями принялись ласкать ноющий от страсти бугорок. Желание, горячее и настоятельное, теперь стало сродни физической боли...
Но она ведь замужем, неожиданно всплыло в затуманенном мозгу Натали. Кроме того, оставалось слишком много вопросов и сомнений. Она больше не могла, как выяснилось, полагаться на свои инстинкты. Поэтому, с большим трудом собрав остатки воли, Натали попытаться оттолкнуть Джека. Однако тот, отлично уловив раздирающие ее противоречивые чувства, не выпустил драгоценную добычу из своих объятий.
– Я хочу тебя, – проговорил он низким чувственным голосом. – Я хочу заняться с тобой любовью.
– Нет... Пожалуйста, Джек, отпусти меня, – судорожно сопротивлялась она, не в силах поднять глаза и не в силах разорвать кольцо его рук.
– Ты же знаешь, что тоже хочешь этого.
– Да. – Как она могла отрицать очевидное? – Но...
– Но? – Он вопросительно поднял бровь.
– Я... не лягу с тобой в постель, – выдавила она, стараясь, чтобы голос звучал убедительно. – Я... замужем.
Джек ядовито рассмеялся, а его руки скользнули вниз по спине Натали, тесно прижимая ее к себе и как бы давая понять, от чего она отказывается.
– Черт побери, я знаю, что ты замужем, – нетерпеливо произнес он. – Но ты же не любишь его и никогда не любила! – Это было утверждение, а не вопрос. – Ты не смогла бы целовать меня так, если бы любила Антуана.
Натали колебалась, все еще не желая признавать правду, хотя и знала, что никуда от нее не деться.
– Дело не в этом, – наконец уклончиво ответила она. – Антуан... мой муж. – Она наконец отважилась поднять глаза и встретиться с ним взглядом. – Я не могу просто сделать вид, что его не существует.
Джек протяжно и глубоко вздохнул, словно стараясь взять себя в руки.
– Хорошо, – согласился он, наконец-то отпустив ее. – Если ты так к этому относишься, пусть будет по-твоему. Хотя мне кажется немного... смешным следовать столь высоким принципам, когда у Лемэра они напрочь отсутствуют.
Натали смотрела на него, удивленная и, как ни странно, разочарованная тем, что ей так легко удалось победить в этом споре. Она почти хотела, чтобы он, проигнорировав протесты, сгреб ее в охапку сильными руками, отнес в дом, а потом вверх по лестнице в свою спальню, бросил на кровать и занялся с нею любовью так неистово, что любое сопротивление стало бы бесполезным.
– Ты еще... не идешь домой? – спросила она слегка неуверенным тоном, видя, что Джек повернулся к ней спиной и направился вниз по дорожке.
Он, не оборачиваясь, покачал головой.
– Я намерен прогуляться – и прогулка будет длительной. Спокойной ночи, Натали.
– С... спокойной ночи.
У Натали был свой ключ, и она постаралась как можно тише войти в дом. Часть ее – слабая, глупая часть – стремилась побежать следом, броситься в его объятия и умолять заняться с ней любовью.
Но она не сделала этого. Слишком много было методу ними преград. И самая главная – золотоволосая девочка, мирно спавшая сейчас в комнате наверху в конце коридора. Она уже потеряла отца, а теперь, вероятнее всего, и отчима. И ей вовсе ни к чему новые потрясения.


Мягкая весенняя погода, стоявшая всю Пасху, сменилась апрельскими ливнями. Моника на кухне «помогала» Флоранс печь пирожные, а Натали, намереваясь подняться наверх, чтобы отобрать вещи для стирки, задержалась у окна на первой площадке лестницы. Она простояла там около получаса, глядя на запущенный сад внизу и неспокойное серое небо и не думая ни о чем конкретном. Это нередко случалось с ней в последние несколько дней.
Неожиданно ее внимание привлек низкий гул автомобильного мотора. Ошибиться было невозможно – к дому приближался «астон мартин».
Прошла уже почти неделя с тех пор, как она видела Джека последний раз, а точнее четыре дня, одиннадцать часов и двадцать пять минут.
Он уехал рано утром в воскресенье, еще до того как проснулась Моника. Натали слышала его тихие шаги на лестнице, звуки открываемой и закрываемой входной двери, шум отъезжающей машины и, лежа в постели, пыталась уверить себя, что поступила правильно и разумно. Но тогда почему же так щемило сердце?
Что ему надо здесь в разгар рабочей недели? Она решительно отбросила запретные мысли и, глубоко вздохнув, чтобы успокоить бешено колотящееся сердце, спустилась вниз, где нос к носу столкнулась с Джеком, входящим в дверь.
– Привет! – Не слишком ли лучезарной была ее улыбка? – Я не ждала тебя сегодня...
Он улыбнулся в ответ, хотя глаза его оставались непроницаемыми.
– У меня появились кое-какие новости, – ответил он.
– Об Антуане? Джек угрюмо кивнул.
– Помнишь, я говорил, что детективы нашли следы твоих денег? Так вот, он начал потихоньку тратить их. Вчера был обналичен чек. В Амьене.
– В Амьене? – повторила она, нахмурившись. – Каким ветром его могло туда занести?
– Понятия не имею, но намерен это выяснить. – В его голосе звучала сталь. – Конечно, нельзя поручиться, что он все еще там, но эта отправная точка годится, как и любая другая.
– Ты собираешься поехать туда сам? – удивленно спросила Натали.
– У нас нет ни одной фотографии Лемэра, – сухо напомнил Джек. – У меня отличные агенты, но с одним описанием внешности им будет чертовски трудно найти его. Я, по крайней мере, знаю, как он выглядит.
– Я еду с тобой. – Воинственный блеск в ее глазах предостерегал от бесполезных возражений. – Я тоже знаю, как он выглядит, – и гораздо лучше, чем ты. И уж конечно, я не собираюсь сидеть здесь и скучать, когда остальные будут «веселиться».
Джек рассмеялся, покачав головой.
– Я так и знал. Но как быть с Моникой? Не думаю, что брать ее с собой – блестящая идея.
Натали заколебалась, наморщив лоб. Здесь он попал в точку. Вряд ли маленькому ребенку пойдет на пользу, если они будут таскать ее за собой в поисках Антуана. Конечно, оставалась еще Флоранс, но, хотя старушка и обожала Монику, те несколько часов, которые она ежедневно уделяла ей, явно утомляли домоправительницу.
– Мы возьмем ее с собой, а потом оставим на несколько дней у папы и Мадлен, – решила она.
Джек насмешливо приподнял черную бровь.
– Мне казалось, что ты не очень-то ладишь со своей мачехой?
– Так оно и есть, – призналась Натали. – Но она любит Монику и будет рада заполучить ее в гости. Боюсь только, что она ее окончательно избалует!
– Отлично. Сколько времени тебе нужно на сборы?
– Не так уж много.
– Хорошо. У нас еще есть минут сорок. Мы даже успеем перекусить. Путь предстоит неблизкий. К часу дня ты будешь готова? – спросил Джек.
– Конечно.
Хотя причин торопиться не было, Натали опрометью бросилась вверх по лестнице, перескакивая через ступеньку. Ее мысли были целиком поглощены тем, что следует взять с собой. Она не собиралась допускать в их успокаивающую обыденность хитрый вопрос: с чего бы это вдруг ей вздумалось ехать с Джеком в Амьен, хотя все в ней кричало, что добром эта поездка не кончится?
Была глубокая ночь, когда они добрались до Амьена. К этому времени Натали так устала, что подсвеченный прожекторами огромный собор, да и сам отель с мраморным холлом, огромной лестницей и особой атмосферой уютной роскоши показались ей сном.
Но, пробудившись утром на мягкой широкой постели и пройдя босиком по пушистому ковру, чтобы раздвинуть тяжелые складки портьер, она окончательно убедилась в реальности происходящего, хотя ее ночное заблуждение было вполне объяснимым. Даже в бледных солнечных лучах готический собор, с устремленными ввысь ажурными башнями и арками, напоминал мираж. А внизу, под окнами отеля, кипела жизнью улица с магазинами, ничем не уступавшими своим парижским собратьям. Контраст был так разителен, что Натали потрясла головой, почти ожидая, что либо улица, либо собор исчезнет.
Легкий стук в дверь заставил ее оторваться от окна и накинуть белый махровый халат с неприметной эмблемой отеля.
– Минуточку, – отозвалась она, завязывая на талии пояс и торопливо пропуская сквозь пальцы спутанные пряди волос. И только потом, глубоко вдохнув, она распахнула дверь.
Джек оглядел Натали с обычной ленивой усмешкой, столь губительной для ее самообладания.
– Доброе утро, соня, – добродушно сказал он. – Ты наконец-то соизволила проснуться?
Натали заморгала, прогоняя остатки сна, и машинально отступила в сторону, чтобы пропустить его в комнату.
– А который час?
– Без пятнадцати десять. Я уж было подумал, что ты вознамерилась проспать весь день.
Натали покачала головой, удивленная тем, что уже так поздно.
– Обычно я не залеживаюсь в постели. Моника будит меня около семи. Надо полагать, завтрак я проспала?
– Позвони в отдел обслуживания, – посоветовал он. – Тебе принесут все, что твоей душеньке угодно.
Натали нахмурилась, вновь оглядывая комнату, вдвое превосходившую по размерам гостиную в ее доме и обставленную со вкусом и элегантностью, несомненно, очень дорого стоившими.
– Сколько ты заплатил за этот номер? – резко спросила она.
Джек отмел вопрос пожатием широких плеч.
– Не имеет значения.
– Имеет, – настаивала Натали, подталкиваемая неугомонным чувством собственного достоинства. – Когда я решила поехать с тобой, то вовсе не имела в виду, что тебе придется еще и оплачивать мои расходы. Я могла бы найти что-нибудь подешевле.
– Это будет не совсем удобно. Нам нужно сконцентрировать усилия на поисках Антуана, а не какой-то дешевой норы для тебя.
Натали упрямо взглянула на него.
– Тогда скажи, сколько стоит номер, и я верну деньги.
– Каким образом и когда? – насмешливо поинтересовался Джек.
– Как только получу назад украденное Антуаном, – не отступала она. – Терпеть не могу... быть обязанной кому-нибудь!
– Как скажешь, – прекратил спор Джек, но глаза у него при этом были подозрительно веселыми. Он пересек комнату и уселся в глубокое кресло у высокого окна. – Итак, если ты соизволишь одеться, мы сможем приступить к поискам.
Натали, не ожидавшая, что он так быстро сдастся, с опаской взглянула на него. Пусть не надеется, что ему удастся помешать ей вернуть долг, когда придет время, хотя это пробьет весьма внушительную дыру в ее бюджете.
– Ты действительно думаешь, что Антуан еще здесь? – спросила она, оглядываясь и припоминая, что повесила одежду в шкаф с зеркальными дверцами в коридорчике между спальней и ванной.
– Может быть, и нет. Но, похоже, здесь лежит на счету большая часть денег, а они ему понадобятся все, если он решит покинуть страну.
– И как ты собираешься искать его?
– У меня есть чувство, что он сам попытается найти нас, – лениво ответил Джек.
– Что ты хочешь этим сказать? – поинтересовалась Натали, вынимая из шкафа длинный черный свитер и короткую черную юбку и выдвигая ящик, чтобы выбрать белье.
– Он наверняка догадывается, что рано или поздно я отправлюсь на его поиски. И если он в городе, то из предосторожности будет наведываться в эту гостиницу: легко предположить, что коли уж я появлюсь, то именно здесь. Но вряд ли он ожидает, что меня сопровождаешь ты. А когда он к тому же узнает, что мы живем в одном номере...
Натали влетела в комнату с широко открытыми от испуга глазами.
– Что ты имеешь в виду, говоря об одном номере?
Джек медленно улыбнулся, во взгляде его сквозила насмешка.
– Две спальни, две ванных комнаты, одна гостиная, – принялся он перечислять, загибая пальцы. – У тебя, разумеется, отдельный выход в коридор, так же как и в маленький холл, разделяющий наши комнаты. Но тем не менее это один номер, хотя и люкс. – Он откинулся на спинку кресла, сложив руки на груди и вытянув длинные ноги. – Я думал, ты одеваешься.
– Я не желаю жить с тобой в одном номере! – яростно запротестовала Натали.
– Тебе абсолютно не о чем беспокоиться, – успокоил ее Джек, явно забавляясь. – В двери между нашими половинами замок. Сообщаю на случай, если у тебя появится желание воспользоваться им. Но я не собираюсь вторгаться на твою территорию. Если только меня не пригласят...
Щеки у Натали ярко пылали, и она поспешила скрыться в ванной. Там на двери тоже был запор, который она немедленно закрыла. Неужели он все спланировал заранее? Неужели специально приехал в Сен-Тропез, вместо того чтобы просто позвонить по телефону, зная, что она непременно настоит на своей поездке в Амьен?
Ну как, как я могу любить человека, которому не доверяю? Или же само по себе наличие любви уже означает, что я безоговорочно ему верю? Или, может быть, я просто сошла с ума, бродя по замкнутому кругу в поисках логического ответа на вопрос, лишенный логики, сердито спросила себя Натали. Лучшее, что можно сделать в подобной ситуации, – это просто плыть по течению, ждать и наблюдать за происходящим вокруг.
Приняв спасительное решение, она открыла душ, ступила под теплые струи и намылила себя с ног до головы ароматным голубым мылом, которое обнаружила в корзиночке с туалетными принадлежностями, стоявшей на полке рядом с ванной. В конце концов, коль уж она оказалась здесь, почему бы не воспользоваться маленькими удовольствиями роскошной жизни?
Собор Нотр-Дам внутри был еще величественнее, чем снаружи. Натали на мгновение показалось, что она очутилась в сумрачном вековом лесу – прохладном, торжественном и отрешенном от мирской суеты. Но ритм колонн и стрельчатых арок тут же вернул ее к реальности и заставил восхититься гениальностью средневековых зодчих.
Это была идея Джека – осмотреть местные достопримечательности. И хотя Натали казалось, что это не совсем то, ради чего они приехали в Амьен, она не стала спорить. Увиденное заставило ее на время отвлечься от мучительных мыслей и переживаний. Единственной проблемой было не оставлявшее Натали чувство, что за ней кто-то наблюдает. Это ощущение появилось почти сразу же после того, как они вышли из гостиницы и пересекли улицу, направляясь к собору. Возможно, виной тому были слова Джека, предположившего, что Антуан может за ними следить...
Она постаралась отогнать неприятные мысли—у нее и без того достаточно забот, чтобы осложнять себе жизнь еще и мнительностью.
– Давай поднимемся на колокольню, – предложил Джек, присоединяясь к ней у великолепного резного алтаря.
– Почему бы и нет, – согласилась она, пожимая плечами, а сама подумала: здорово же они ищут Антуана. Утро уже на исходе, а на их счету одни лишь развлечения!
Однако все возражения были тут же забыты, стоило им подняться по казавшейся бесконечной лестнице на смотровую площадку колокольни. Город далеко внизу напомнил Натали беспорядочно меняющийся орнамент, сотканный из людей, машин, домов и зелени. Все выглядело таким мелким и незначительным по сравнению с громадой собора, что странно подействовало на душу Натали: все ее тревоги и сомнения на время отступили и в груди разлилось радостное спокойствие.
Она бросила еще один взгляд вниз и внезапно вся напряглась. В тени башни ее внимание привлекла крошечная фигурка. Моргнув от неожиданности, она уже никого там не увидела в следующее мгновение. Но эта фигурка очень напомнила ей Антуана.
Натали посмотрела на Джека, но тот, похоже, ничего не заметил. Впрочем, он не знал Антуана так хорошо, как она. А может быть, воображение просто сыграло с ней злую шутку.
Она решила не говорить Джеку об увиденном. Если это и правда был Антуан, он, без сомнения, рано или поздно появится опять. Она же тем временем будет продолжать плыть по течению...
– Позавтракаем? – предложил Джек, когда они спустились с колокольни и вышли на улицу.
Натали кивнула.
– Здесь неподалеку есть симпатичное кафе, там всегда малолюдно и прекрасно готовят.
– Звучит привлекательно.
По пути она все время поглядывала на витрины магазинов, пытаясь поймать в них отражение гипотетического преследователя. Но если Антуан и наблюдал за ними, то делал это мастерски, не попадаясь им на глаза. Тем не менее Натали чувствовала себя очень неуютно, идя об руку с Джеком. Или это в ней говорила нечистая совесть?
Кафе находилось в одном из узких, вымощенных булыжником переулков, разбегавшихся от центральной улицы. Джек открыл дверь, и они вошли внутрь. Здесь было полутемно. Свет ламп приглушали тяжелые оранжевые плафоны, а стены до самого потолка были отделаны панелями из мореного дуба. В дальнем конце располагался огромный камин, в котором вполне можно было бы зажарить целиком быка. В нем, скорее для уюта, чем для тепла, горело несколько поленьев.
– Что будешь пить? – спросил Джек, властной рукой направляя ее в сторону бара.
– Кружку темного пива, пожалуйста, – не задумываясь ответила она и тут же прикусила язык, заметив в его глазах лукавый блеск, живо напомнивший ей о том, что девушки, с которыми он привык общаться, никогда не заказали бы себе пива. Ну и что? Она не собирается менять в угоду ему свои привычки.
– Значит, кружку темного, – согласился он, дразняще улыбнувшись ей.
Меню было написано мелом на грифельной доске позади стойки бара, и Натали обрадовало то, что большую его часть составляли рыбные блюда. Она остановилась на копченом лососе, который мгновенно появился перед ней в виде тончайших ломтиков сочного розового мяса на кусках черного хлеба, разложенных на салатных листьях. С холодным крепким пивом это было восхитительно.
– Нравится? – спросил Джек, глядя на довольное выражение ее лица, когда она пробовала таявшую во рту рыбу.
– Угу! – с готовностью подтвердила она. – А что заказал ты?
Джек протянул ей на вилке кусочек со своей тарелки. Она перегнулась через стол и попробовала.
– Вкусно! Что это? Пикша?
Он кивнул.
– Пикша, высушенная на открытом воздухе. Потом ее варят и подают с яичным соусом. Одно из моих любимых блюд.
Уютный, теплый полумрак кафе, неторопливая трапеза сблизили их, но Натали все же не могла до конца расслабиться. Когда они выбрали столик, она постаралась сесть так, чтобы видеть входную дверь, и все время посматривала в ту сторону поверх плеча Джека. Однако никто, похожий на Антуана, так и не появился. Впрочем, он мог поджидать их снаружи...
Но ведь по логике, это они должны выслеживать мошенника, а вовсе не наоборот! С какой стати ему подвергать себя опасности? Хотя, возможно, прав Джек: Антуан пытается выяснить, что его жена делает здесь вместе с бывшим боссом Может быть, он думает, что у них любовная связь?
– Ты, похоже, уже бывал в Амьене? – спросила Натали, стараясь отбросить мысли о человеке, которого уже с трудом воспринимала как собственного мужа. – Да и вообще, складывается впечатление, что ты подолгу живешь во Франции.
Джек кивнул.
– У нас здесь несколько магазинов в крупных городах – два в Париже, один в Амьене и так далее. Кроме того, есть фабрика недалеко от Амьена, производящая кое-что из наших собственных разработок, и еще одна в Дижоне, выпускающая футляры для магнитофонных кассет, откуда они отправляются в Лион, где производится магнитная лента и все это соединяется в единое целое.
– А я почему-то думала, что ты владеешь только магазинами, – удивилась Натали.
– О, сбыт – лишь небольшая часть моего бизнеса. Мы производим целый набор так называемых «белых товаров» – холодильников, стиральных машин и прочего, а также магнитофоны. У нас есть завод в Голландии, в Италии, и мы только что построили еще один в Германии. По лицензии целого ряда крупных компаний с громкими именами мы выпускаем множество самых разнообразных электротоваров.
Натали смотрела на Джека широко распахнутыми глазами.
– Ну и размах! И ты создал все это за десять лет?
– У меня был хороший стимул. – На мгновение его взгляд потемнел, и, когда он заговорил снова, голос звучал жестко. – Этот бизнес начинал еще мой дед. У него было несколько маленьких мастерских по ремонту электроприборов в Нью-Йорке. Потом все перешло к отцу, который расширил дело. Компания процветала, пока он не ввязался в конкурентную борьбу с одним из крутых парней. Он боролся до последнего, но его выжали как лимон и довели до банкротства. В конце концов он вынужден был все продать своему противнику за гроши. На следующий год с отцом случился удар, и он умер. Ему шел всего лишь пятьдесят первый год.
Натали открыла было рот, чтобы заговорить, хотя плохо представляла, что может сказать. Разве что выразить сочувствие? Но она смутно догадывалась, что за внешней сдержанностью скрываются горечь и гнев. Очевидно, они-то и являлись источником далеко идущих амбиций Джека Вендела.
– Я в то время был еще совсем мальчишкой, – мрачно продолжал он, – но уже тогда поклялся себе, что верну контроль над компанией. Начинать пришлось с небольшой мастерской, оставшейся от деда, потом появилось несколько магазинчиков, которые дали мне впоследствии возможность открыть производство. И вот десять лет назад у меня наконец-то появился шанс. Я долго ждал, терпеливо наблюдая за действиями того мерзавца, и точно уловил момент, когда он переоценил свои возможности. И тогда я поступил с ним следующим образом...
Он положил руку на стол ладонью вверх и медленно, с силой сжал пальцы. Натали поежилась.
– Директоров, занимавших этот пост в то время, когда они измывались над моим отцом, я уволил лично, оставив напоследок управляющего. Это была та еще самонадеянная скотина... Он пытался уверить меня, что нужен мне больше, чем я ему. Последнее, что я слышал о нем, – добавил Джек, улыбаясь и поднося к губам бокал с вином, – это то, что он пытается продавать оконные рамы, но дело не очень-то ладится.
Натали судорожно вздохнула. Еще при первой их встрече она почувствовала, что этот человек опасен. Каким же идиотом надо было быть Антуану, чтобы пытаться обмануть его! Да Джек просто разорвет его на части с той же холодной, обстоятельной жестокостью, с которой расправился с бывшими деловыми противниками отца. Он абсолютно безжалостен, и любой, кто попытается перебежать ему дорогу, дорого заплатит за это.
Неужели такой человек способен влюбиться? Откуда он сможет взять столько же нежности, сколько скрыто в нем силы? Рискнет ли когда-нибудь поверить женщине, склонной ошибаться, но в то же время способной быть не менее сильной, чем он? Готов ли смириться с тем, что и ему могут причинить боль? Что ж, все может быть... Но я, скорее всего, никогда не узнаю ответов на эти вопросы, жестко напомнила себе Натали. Возможно, в один прекрасный день она прочитает в газетах, что известный плейбой наконец-то решил остепениться, и улыбнется немного грустно, вспоминая несколько бесценных дней, проведенных с ним в Амьене.
После завтрака они отправились побродить по городу. Заглянули в муниципальную библиотеку, где была развернута экспозиция, посвященная истории строительства собора, и потом с новым интересом опять внимательно осмотрели его. Поплутали кривыми переулками, разглядывая дома, построенные еще в средневековье. Наконец, Натали, ни на минуту не забывавшая о дочери, вздохнув, сказала:
– Моника, конечно, еще слишком мала, чтобы оценить все эти архитектурные красоты. Но мне бы хотелось привезти ей какой-нибудь утешительный подарок. Мы ведь еще никогда не расставались так надолго.
– Нет проблем. В районе гостиницы должно быть не меньше дюжины магазинов, где ты сможешь купить игрушки и книги, – ответил Джек. – Почему бы тебе не заглянуть в них? Всю вторую половину дня я буду занят. Мне нужно зайти на наш склад, а потом сделать несколько деловых звонков в Нью-Йорк.
Несколько мгновений она колебалась, страшась остаться в одиночестве. Если Антуан следит за ними, он может решиться подойти к ней в отсутствие Джека. Но тогда... А почему, собственно, она должна бояться этого? Антуан не сделает ей ничего плохого. И если уж она не смогла придумать приемлемого объяснения его поступку, то должна, по крайней мере, выслушать Антуана – он ведь все еще ее муж.
Натали не стала делиться своими соображениями с Джеком. Почему-то она сомневалась, что он примет ее аргументацию.
– Хорошо, – согласилась она, избегая смотреть Джеку в глаза: уж слишком легко он читал ее мысли. – Значит, встретимся за ужином.
Несмотря на то что она больше часа прогуливалась по широкой главной улице города, восхищаясь выставленными в витринах нарядами, которые не могла себе позволить, никто так и не подошел к ней. Натали купила для Моники прекрасно иллюстрированный сборник сказок, уныло отметив, что ей пока надо быть осторожнее даже в столь незначительных покупках. Совершенно измученная она вернулась в гостиницу.
Поднимаясь к роскошному портику входа, Натали чувствовала себя неловко. Но швейцар в голубой ливрее и высокой шляпе приветствовал ее столь церемонно, словно она была принцессой, а некий огонек понимания в его глазах подсказал ей, что ему не внове видеть постояльца, выглядевшего не лучшим образом.
Их номер был на втором этаже, и Натали поднялась по лестнице, игнорируя лифт. Миновав дверь, которая вела в их общий с Джеком холл, она прямиком направилась к своей спальне и, открыв ее, вдруг заметила на полу сложенный листок бумаги: Заинтригованная, она нагнулась, чтобы поднять его. Это было отпечатанное типографским способом приглашение совершить вечернюю экскурсию по городу. На обратной стороне было что-то нацарапано от руки. Почерк явно принадлежал Антуану.
«Дорогая Натали, мне так трудно писать тебе. Конечно, надо было давно все объяснить, но я не хотел огорчать или тревожить тебя и надеялся все уладить, не прибегая к решительным мерам. Пожалуйста, поверь, у меня были достаточно веские причины сделать то, что сделал, и я непременно верну до последнего су все деньги, которые вынужден был одолжить у тебя, как только все закончится. Я знаю, что ты здесь с Джеком Венделом, и надеюсь, он ведет себя порядочно. Однако, умоляю, будь очень осторожна с ним. У меня есть основания полагать, что он может оказаться очень опасным человеком. Если у тебя есть возможность выйти из отеля, отправляйся на эту экскурсию. Я найду тебя. Пожалуйста, пожалуйста, Натали, верь мне – и все будет в порядке. Я люблю тебя и всегда буду любить.
Твой муж Антуан».
Нахмурившись, она несколько раз перечитала записку. В ней не содержалось ничего, кроме набора банальностей и общих мест. Единственной конкретной информацией была просьба о встрече сегодня вечером во время экскурсии по старому городу. Она перевернула листок и еще раз прочитала объявление. Сбор в семь часов у входа в собор. Следует ли ей идти? И, что гораздо важнее, следует ли ставить в известность Джека?
На часах была половина шестого. У нее есть еще время все хорошенько обдумать и принять окончательное решение...




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль

Разделы:
Пролог124679

Ваши комментарии
к роману Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль



читается легко
Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэльлюдмила
11.07.2012, 16.52





Да. Не только в романах встречаются брачные аферитсы, но и в реальной жизни. И в них тоже попадают умные люди.
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльЛена
6.10.2012, 22.41





Не самый интересный роман. Очень мало остроты и приключений. Прочитать и забыть . 3 балла из 10
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльФайруз Т.
11.11.2013, 23.26





Не самый интересный роман. Очень мало остроты и приключений. Прочитать и забыть . 3 балла из 10
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльФайруз Т.
11.11.2013, 23.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100