Читать онлайн Очаровательная колдунья, автора - Бейтс Ноэль, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейтс Ноэль

Очаровательная колдунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Они пробыли в полицейском участке гораздо дольше, чем предполагала Натали. На то чтобы подать заявление, ушла большая часть утра, и голодные протесты Моники, когда они наконец-то вышли на улицу, были вполне правомерны. Стоя на тротуаре, Натали решала, что предпочесть: пятнадцатиминутную прогулку домой с последующими хлопотами на кухне или удобства, предоставляемые бистро.
Окончательный выбор сделал ее желудок.
– Как ты отнесешься к круассанам с сыром, Моника? – спросила она, разворачивая коляску в направлении близлежащего кафе. Потом бросила быстрый взгляд на Джека. – Ну что же, тогда до свидания, – проговорила она похвально ровным голосом. – Я дам вам знать, если появится что-нибудь новое.
Однако он не попрощался, а пошел за ней следом.
– Вы собираетесь есть здесь? – поинтересовался он, кивком головы указывая на бистро. – Пожалуй, я составлю вам компанию. Мне тоже пора что-нибудь перехватить.
– Здесь? – Она посмотрела на его безукоризненно сшитый костюм и представила отделанную дешевым пластиком стойку и такие же пластиковые столы.
– А почему бы и нет? Время ланча уже прошло. А затем, если позволите, я вернулся бы к вам домой и продолжил поиски.
Натали была бы рада найти какой-нибудь предлог для отказа. Она все еще не доверяла Джеку, кроме того, как подсказывала интуиция, ей было небезопасно оставаться в его компании. Но с другой стороны, она была абсолютно уверена, что он не найдет ничего компрометирующего. И вообще, если Антуан хотел, чтобы она каким-то образом защитила его, он должен был объяснить, что происходит, а не предоставлять ей справляться с Джеком Венделом в одиночку.
– X... хорошо, – неохотно уступила Натали и поблагодарила Джека кивком, когда он придержал для нее открытую дверь.
Посетителей было немного, и скоро они уже сидели за угловым столиком. Моника, вцепившись обеими ручками в круассан, в полном восторге поедала его. Натали откусила большой кусок пиццы, наблюдая, как напротив нее Джек проделывает то же самое.
– Итак, расскажите мне все, что вы знаете об Антуане, – попросил он. – Может быть, нам удастся выудить какую-нибудь важную деталь.
Натали неопределенно пожала плечами.
– Мне и правда известно очень немного, – призналась она. – Он почти не рассказывал о себе. Родился где-то в Нормандии, мать умерла при родах, и он был усыновлен фермерской парой. Не думаю, что они были владельцами фермы. Скорее всего, арендовали ее или что-то в этом роде. Как бы то ни было, когда Антуану исполнилось три года, они перебрались в Конго, где его отец приобрел кокосовую плантацию. Антуану исполнилось лет четырнадцать, когда отец умер, и они с матерью переехали в Браззавиль. Она умерла в прошлом году, и он решил вернуться во Францию.
– Он был единственным ребенком?
– Насколько мне известно, да.
– Похоже, вы действительно знаете о нем не слишком много, – заметил Джек. – И все-таки рискнули выйти за него замуж?
Натали немедленно ощетинилась.
– Да, рискнула. Известно ли вам, что совсем не обязательно знать всю подноготную человека, чтобы выйти за него замуж?
– Придется поверить вам на слово, – сдержанно ответил он. – У вас гораздо больше опыта в матримониальных делах, чем у меня. Но если он не рассказывал о себе, тогда о чем же вы вообще говорили?
– Да о самых обычных вещах... – Как ни странно, сейчас, когда она задумалась над этим, Натали не смогла припомнить ни одной темы их разговоров.
– Например? – настаивал Джек.
– Ну... о фильмах, о телевизионных передачах, кажется. О том, что происходит в мире...
– Господи, до чего захватывающее общение! – насмешливо протянул он. – Полагаю, ваш муженек не делился воспоминаниями о своих прежних подружках и всем таком прочем?
– Нет, не делился! – запальчиво ответила она.
– Складывается впечатление, что Антуан Лемэр возник в этой жизни только в сентябре прошлого года, – задумчиво проговорил Джек, помешивая кофе. – А теперь, когда он исчез, не оставив ни единой фотографии, можно подумать, что его и вовсе не существовало. Если, конечно, не считать моих пропавших денег.
Натали была вынуждена признать справедливость подобного высказывания, каким бы неприятным оно ни было. Она взяла тоненькую пластмассовую лопаточку, долженствующую изображать ложку, и тоже принялась с отсутствующим видом мешать свой кофе, хотя в нем не было ни грамма сахара. У нее появилось ощущение, что они говорят об абсолютно постороннем человеке, а не о том Антуане, которого она знала или думала, что знает. Гора обвинений против него росла на глазах.
– А как он получил работу в вашей компании? – спросила Натали.
– Обычным путем – через объявление в газете. – Джек нахмурился, губы его сжались. – Теперь мне придется придирчивее относиться к подбору кадров. Хотя, похоже, у него и в самом деле была достаточная квалификация.
– И конечно же он представил все необходимые рекомендации?
Джек пожал широкими плечами, откидываясь на спинку стула.
– Тогда они казались идеальными. Теперь придется проверить еще раз.
Натали угрюмо кивнула.
– Как вы думаете, что могло толкнуть его на это? – поинтересовалась она, начиная допускать справедливость обвинений Джека. – Может, у него был на вас зуб?
– Возможно, хотя мне так не кажется. Боюсь, это обыкновенная жадность. Он имел дело с огромными суммами денег и неожиданно увидел способ перевести часть их на себя. Все могло начаться с малого. Например, сперва небольшой процент с каждой сделки направлялся им на какой-то посторонний счет. Но поскольку одна операция автоматически влечет за собой множество других, поступления на этот счет могли начать расти со скоростью снежного кома. Возможно, даже быстрее, чем ему самому хотелось бы. Когда Лемэр понял, что приближается конец финансового года и все счета должны будут пройти аудиторскую проверку, он сообразил, что афера откроется, запаниковал и сбежал.
– А Морис?
Джек криво усмехнулся.
– Не знаю. Может быть, простое совпадение, что он заболел как раз в это время. А возможно, именно его болезнь и положила всему начало. Как вы говорили, Антуану было нелегко справляться с собственной работой и с работой Мориса одновременно. Он мог допустить какую-то ошибку, а поняв, что произошло, решил оставить все как есть. Лемэр далеко не первый молодожен, вдруг выяснивший, что бремя финансовых проблем с появлением семьи становится слишком тяжким, – добавил Джек с некоторым цинизмом.
– Ага, теперь вы готовы приплести к этому и меня? – Глаза Натали метнули зеленые молнии. – Вы полагаете, я из тех жен, которые постоянно требуют новые ковры в тон обоям или шубы под цвет туфель? Ну так вот, к вашему сведению, если бы мне это понадобилось, я вполне могла бы купить все сама. Симон позаботился, чтобы...
Удачно брошенный на пол кусок круассана раскрошился, предоставив желанную возможность прервать разговор.
– Моника, разве можно швыряться едой? – отругала Натали дочь, наклоняясь, чтобы собрать крошки бумажной салфеткой.
Может быть, и не стоило так набрасываться на Джека, но уговаривать себя быть благоразумной в его присутствии – пустое занятие. Она теряла голову, стоило ему появиться в поле зрения.
Теперь, когда ее круглый животик был набит, Моника принялась выяснять художественные возможности круассана, потроша его и рассыпая кусочки по подносу, стоявшему перед ней.
– Надо же! – воскликнул Джек, с веселым изумлением наблюдая за тем, как ребенок полностью отдался игре. – Похоже, ей это доставляет удовольствие. Сколько сейчас вашей дочери?
– Чуть больше двух лет, – ответила Натали, отодвигая поднос подальше от Моники. Выудив из все той же бездонной сумки салфетку, она ловко вытерла ей лицо и руки. – Вот теперь ты хорошая девочка!
– Хоосая деочка, – эхом откликнулась довольная Моника, кивая золотистой головкой.
Последние полчаса она не обращала на Джека никакого внимания, но сейчас, лишенная увлекательного занятия, явно решила переключиться и очаровать этого человека, недавно по явившегося на ее горизонте. Одарив его лучезарной – улыбкой, она вдруг заметила яркий, металлический блеск под снежно-белой манжетой рубашки и требовательно протянула к нему ручонку.
– Чего она хочет? – озадаченно спросил Джек.
Натали рассмеялась.
– Ваши часы. Ах ты, маленькая попрошайка, – ласково заворчала она, поглаживая розовую пухлую щечку. – Юная золотоискательница... Нет-нет, не надо! – в тревоге добавила Натали, видя, что Джек снимает часы с руки. – Она может бросить их на пол.
Он криво улыбнулся, снова застегивая браслет.
– Вообще-то, считается, что они противоударные, но я никогда не задавался целью проверить это. Спасибо за предупреждение. Я еще не вполне привык к детям такого возраста.
– Заметно, – откликнулась она с суховатой усмешкой. – Дайте ей лучше ключи от машины, она их очень любит.
– Ключи от «астон мартина»? – переспросил он, недоуменно выгибая бровь и доставая требуемое из кармана. Джек позвенел ключами перед носом девчушки, предоставляя ей самой дотянуться и схватить их. – А вы не боитесь, что это гораздо скорее привьет ей золотоискательские наклонности?
– Я надеюсь воспитать в ней стремление заиметь такие же самостоятельно, – ответила Натали, и в глазах ее заплясали чертики.
Джек рассмеялся, зачарованно наблюдая за тем, как Моника дотошно исследует ключи, поворачивая их и так и сяк, разглядывая брелок, засовывая маленькие пальчики в кольцо и, наконец, пробуя на вкус.
Сидя за столом напротив него, Натали в свою очередь следила за Джеком с тайным интересом. Его черты смягчались по мере того, как он, пусть и с трудом, подпадал под непреодолимое обаяние се маленькой дочери. В нем не было непринужденной веселости, присущей Антуану. Она даже представить себе не могла Джека корчащим смешные рожи или строящим из пальцев забавные фигурки, но, как ни странно, он нравился Монике.
Если бы они встретились при других обстоятельствах, все, возможно, сложилось бы иначе... «Это всего лишь пустые мечтания», – упрекнул ее голос рассудка. Какими бы ни были обстоятельства, будущего у ее отношений с Джеком Венделом все равно нет. Он из тех, кто все в жизни получает без особых усилий – деньги, женщин... Все, чего ни пожелает. И, как ребенок, у которого слишком много игрушек, легко ему доставшихся, он, должно быть, быстро устает от них. Он всегда будет в поисках нового развлечения, нового вызова – идет ли речь о том, чтобы захватить под свой контроль еще одну компанию или соблазнить еще одну женщину.., Сделав над собой некоторое усилие, Натали вернулась к теме предыдущего разговора.
– Разве у вас нет племянников?
Джек покачал головой.
– У меня не было ни братьев, ни сестер. Я – единственный и неповторимый... Так, кажется, говорят?
Она бросила на него вопросительный взгляд. Ее любопытство было подогрето неожиданным проблеском простой человеческой грусти за холодным официальным фасадом.
– У вас было одинокое детство?
Приоткрывшиеся было створки раковины вновь захлопнулись, и он отделался от ее вопроса неопределенным пожатием плеч.
– Не особенно... Мне не с чем сравнивать. А вы собираетесь заводить еще детей?
– Я... я как-то об этом не думала, – растерявшись, не сразу ответила Натали. – Но я, конечно, не стану обзаводиться другими детьми только для того, чтобы Моника не была единственным ребенком. Есть другие дети, с которыми она может играть, а братья и сестры далеко не всегда уживаются друг с другом.
Но если воспитывать ребенка как «единственного и неповторимого», то в нем может развиться чувство некой самодостаточности, которая отгородит его каменной стеной от прочих людей, подумала она.
Но мне вовсе ни к чему вникать в детали воспитания Джека Вендела, жестко напомнила себе Натали, коли я твердо решила держать его на расстоянии.
– Нам, пожалуй, пора домой, – заметила она, взглянув на большие настенные часы и несколько удивившись, что они так засиделись. – Этой шалунье пора поменять подгузник.
Джек встал и протянул руку к Монике, чтобы забрать ключи.
– Спасибо, – сказал он, когда та их вернула.
Девочка посмотрела на него с некоторым удивлением – впервые за все время Джек Вендел обратился непосредственно к ней. Такого поворота событий оказалось вполне достаточно, чтобы она тут же решила, что он – и только он – должен поднять ее со стула.
– Ну, что же вы? – подбодрила его Натали, забавляясь нерешительностью Джека.
С несколько напряженной улыбкой он взял девочку под мышки и поднял высоко над головой. Она немедленно завизжала от восторга и принялась извиваться всем телом, когда Джек попробовал поставить ее на пол. Ему пришлось повторить это упражнение еще раз, смеясь вместе с ней.
– Ах ты, маленький чертенок! – поддразнил он ее. – Ты готова заниматься этим весь день, не так ли?
– Сами напросились, – заметила Натали. – Пошли, Моника, в коляску.
Девочка неистово затрясла головой.
– Толкать... сама! – потребовала она.
– Ничего не имею против.
Натали засунула объемистую сумку в коляску. Моника тут же ухватилась за ручку, которая оказалась чуть выше ее головы, и устремилась вперед покачивающейся походкой сошедшего на берег моряка. Благодаря огромному везению ей удалось достичь двери без аварий, и Натали успела вцепиться в коляску, прежде чем та со всего размаху врезалась в стекло. Джек бросился вперед и открыл перед ним дверь.
– Спасибо, – прошептала она, выходя на улицу.
– Прошу прощения, сэр. – За ними спешил молодой официант, протягивая Джеку бутылочку с соком. – Ваша жена забыла.
Джек заколебался, потом все-таки взял бутылочку, но так осторожно, словно это была граната с вынутой чекой.
– Благодарю вас, – ровным голосом ответил он.
Натали искоса взглянула на него из-под ресниц. Реакция Джека была своевременным ей напоминанием, – если бы она в таковом нуждалась, – что час, проведенный ими в кафе, был сценой из другого спектакля, вставленной между действиями. Джек Вендел явно не относился к тому типу мужчин, которых можно назвать семейными. Но даже если бы это было возможно, напомнила себе Натали, он никогда не будет принадлежать мне. Помимо всего прочего, я замужем. У Моника тем временем быстро семенила по тротуару, полностью пренебрегая правилами дорожного движения и катя перед собой коляску, словно маленький танк. Натали поспешила вперед, чтобы поймать дочь. Потом она сядет, спокойно обдумает и взвесит все имеющиеся у нее сведения, однако в данный момент гораздо важнее было предотвратить массовые переломы ног у ни в чем не повинных пешеходов, которые и так уже испуганно жались к краям тротуара.


Методичное исследование содержимого ящиков в кухонном буфете заняло у Джека больше часа, но ключ к тайне исчезновения Антуана так и не был найден.
– Ничего! – объявил он наконец. – Никакой зацепки!
Натали, гладившая белье, сложила последнюю маечку и добавила ее к общей стопке. Остались только рубашки Антуана, а у нее почему-то совсем не было настроения заниматься ими.
– И что теперь? – поинтересовалась она, поставив горячий утюг на подставку и складывая гладильную доску.
– Теперь?.. У любого нормального человека, – принялся размышлять вслух Джек, – по углам распихан всякий ненужный хлам – старые рецепты, письма... Но во всем этом ворохе я не нашел никаких следов существования Лемэра, ничего, что могло бы хоть как-то характеризовать его.
Натали подошла к столу и уселась на свободный стул, обозревая аккуратные стопочки документов.
– По крайней мере, вы все бумаги привели в порядок, – заметила она. – Я собиралась заняться этим уже несколько лет.
– Рад, что смог вам хоть чем-то помочь, – ответил он с легким сарказмом.
Натали оперлась локтем на стол и опустила подбородок на руку.
– Это и впрямь кажется несколько странным, – согласилась она, еле слышно вздохнув. – Но, с другой стороны, Антуан мало похож на закоренелого преступника. – Она выдавила кривую улыбку. – Хотя, думаю, если бы он выглядел как Аль Капоне, я бы не пошла за него замуж.
– А почему все-таки вы пошли за него замуж? – мягко спросил Джек.
– Я... я уже говорила вам. Я люблю его. – Но это прозвучало неубедительно даже для ее собственных ушей. Собрав всю силу воли, Натали поднялась на ноги. – Хотите еще чашечку кофе?
– Благодарю вас. – В его голосе явственно слышались иронические нотки; он, по-видимому, прекрасно осознавал все ее напрасные усилия сохранить между ними определенные барьеры.
Натали пересекла кухню, чтобы поставить чайник, все время чувствуя на себе его взгляд. Ну почему ей без конца приходился напоминать себе, что он не имеет к ней никакого отношения? Он так же не вписывался в ее мир, как и она в его. Они обитатели разных планет.
– Когда вы познакомились с Симоном? – как бы невзначай, словно поддерживая светскую болтовню, спросил Джек.
Натали быстро взглянула на него, пытаясь понять, стоит ли за этим вопросом нечто большее, чем вежливый интерес.
– Я тогда заканчивала школу. А он был одним из компании хиппи, которые вечно ошибались в местном кафе, куда мы тоже имели привычку заходить после уроков. Моя мачеха просто выходила из себя. Она относится к тому типу женщин, у которых на всех столах лежат кружевные салфеточки, а на рулонах туалетной бумаги сидят вязаные пудели.
– Вязаные пудели? – ошеломленно переспросил он.
– Вот именно. – Натали расхохоталась. – Она делала их сама – розовых и голубых. И они рядами стояли на окне в ванной. Могу поспорить, что вы в жизни не видели ничего ужаснее.
– Пожалуй! – согласился Джек.
– Мадлен начала всячески угрожать мне, когда выяснилось, что я встречаюсь с Симоном. Она даже пошла к адвокату, чтобы выяснить, нельзя ли учредить надо мной опеку в судебном порядке. Но, как и следовало ожидать, тот ничем не мог ей помочь. Я была уже достаточно взрослой, чтобы уйти из дома, если бы того захотела.
– А как ко всему этому относился ваш отец? – поинтересовался Джек, откидываясь на спинку стула и ставя ногу на подножку высокого креслица Моники.
– О, он всегда делал то, что хотела Мадлен, – ответила Натали с легкой досадой. – Все, что ему было нужно, – это спокойная жизнь, да поможет ему Бог.
– А что случилось с вашей матерью? – спросил Джек.
Натали открыла банку кофе, положила по ложке гранул в каждую чашку, а затем пошла к холодильнику, чтобы достать молоко.
– Она умерла, когда мне было семь лет, – ответила она ровным голосом. – Отец женился на Мадлен пару лет спустя.
– И вам это не понравилось?
Натали покачала головой, грустно улыбаясь.
– Все не так уж плохо. У Мадлен есть свои достоинства, и она хорошо относится к папе, пусть даже и завела привычку иногда покрикивать на него. К слову сказать, большей частью для его же пользы. И она очень любит Монику. Это нас сближает, хотя мы по-прежнему на многое смотрим по-разному. Особенно это касается одежды, которую я ношу.
– Естественно. – Джек скользнул взглядом по ее фигуре, и в его глазах промелькнула усмешка, и что-то еще, определенно более опасное. – Нет ничего удивительного в том, что женщина, вяжущая розовых и голубых пуделей, которых сажает на рулоны туалетной бумаги, находит ваш выбор гардероба несколько... странным.
– Я сама решаю, что мне носить, – упрямо проговорила Натали, одновременно пытаясь унять внезапно участившееся сердцебиение.
– А я и не отрицаю вашего права, – ответил он с ленцой. – Более того, мне симпатичен стиль вашей одежды. Вот к серьгам надо немного привыкнуть, – как бы размышляя вслух, добавил он. – Но даже они начинают нравиться мне все больше и больше.
Натали почувствовала, что ее щеки докрывает предательский румянец, и поспешила отвернуться к чайнику, который очень кстати закипел. Джек, без сомнения, находил забавным флиртовать с ней подобным образом, не подозревая, что его подшучивания выбивали Натали из колеи, заставляли желать того, чего она желать была не вправе, и чего, она знала, ей никогда не получить. Она принесла кофе и, ставя перед ним чашку, сделала это несколько резче, чем следовало бы. Джек взглянул на нее снизу вверх, вопросительно выгнув бровь, но ничего не сказал, а просто опять с силой откинулся на спинку стула, заставив его закачаться на двух задних ножках.
– И что же вы намерены делать дальше? – спросила Натали, взволнованная странной, загадочной полуулыбкой, с которой он смотрел на нее.
Джек пожал плечами.
– Может быть, есть смысл осмотреть весь дом. Если вы, конечно, не возражаете?..
– А почему я должна возражать? – натянуто ответила она. – Хоть половицы поднимайте. Только потрудитесь потом все вернуть на место. Мне вовсе не хочется потратить целую неделю на то, чтобы убирать за вами.
– Постараюсь быть аккуратным, – мягко сказал он. – Пожалуй, начну сверху и постепенно буду спускаться вниз. У вас есть чердак?
– Да, но там очень пыльно, – предупредила Натали, взглянув на дорогой костюм Джека. – Я не из числа тех домохозяек, которые каждый день носятся по всем закоулкам и укромным уголкам дома с метелкой из перьев в руках.
– А было бы неплохо застать вас за этим занятием, – промурлыкал Джек, явно вкладывая в свои слова гораздо более дерзкий смысл, что заставило ее еще раз залиться краской. Он тихо засмеялся. – Знаете, на свете не так уж много женщин вашего возраста, дважды побывавших замужем и тем не менее продолжающих так легко краснеть.
– Это получается само собой, – огрызнулась Натали. – Я вообще предпочла бы не краснеть никогда. Конечно, женщины, с которыми вы привыкли общаться, могли бы обмениваться с вами подобными замечаниями сутки напролет, но... не я. Не забывайте, я вышла замуж в восемнадцать за первого своего возлюбленного и прожила с ним около семи лет. И я не вела при этом разгульный образ жизни, что бы ни думали о хиппи.
– Может быть, пришло время начать? – предложил он низким чувственным голосом.
Натали покачала головой, стараясь заглушить предательский шепоток соблазна внутри.
– Нет, благодарю вас. Хотя бы потому, что я замужем, – что бы там Антуан ни натворил. А ведь никто до сих пор с уверенностью не может утверждать, что он вообще что-то натворил, – добавила она, стараясь возродить былую подозрительность. – Да, деньги исчезли, и он исчез, но два этих события могут быть и не связаны друг с другом.
– Это весьма далеко идущее предположение, – сухо заметил Джек.
– Не спорю, – согласилась Натали, чувствуя вину перед Антуаном за то, что позволила своим сомнениям зайти так далеко. – К тому же я его жена и не имею ни малейшего желания... быть неверной ему. Кроме того, есть еще Моника, – добавила она более уверенно. – И я не могу не считаться с ее интересами.
Выражение лица Джека ясно дало ей понять, что маленький ребенок никак не укладывается в его планы. Он мог стать нежелательной обузой, нарушить весь стиль его жизни. Возможно, то, что у него появились сомнения, даже делало ему честь. Так или иначе, но это было очень кстати, сурово напомнила себе Натали. В противном случае – вне зависимости от того, замужем она или нет, – он посчитал бы ее своей законной добычей.
Джек одним глотком допил кофе и легко поднялся на ноги.
– Начну, пожалуй, с чердака.
– Я покажу вам дорогу.
Она бы предпочла, чтобы Джек вообще покинул дом, но уже одно то, что его не будет поблизости, было большим облегчением. В одиночестве она сможет восстановить душевное равновесие и справиться с нервным ознобом.
– Думаю, что сам найду, – ответил он с мрачной ухмылкой. – Все время вверх по лестнице, правильно?
– Правильно, – подтвердила она, улыбнувшись столь же невесело. – Постарайтесь не разбудить Монику.
– Я буду тише мыши.
Оставшись одна на кухне, Натали просидела несколько минут, бездумно глядя на чашку с узором из бабочек, только что оставленную Джеком. Она была из числа ее любимых, и Натали все пыталась вспомнить, где купила ее.
А правда, почему я вышла замуж за Антуана? – задумчиво спросила она себя. Потому что было очень одиноко, потому что казалось, он сможет обеспечить безопасность и покой, которых ей так не хватало, с тех пор как погиб Симон.
Не давало ли случившееся с Антуаном ей повод избавиться от того, что она начинала считать ошибкой? Или это слишком простой выход? Натали свято верила в нерушимость брачных клятв, где бы они ни произносились – в бюро регистрации или в церкви. Отказаться от них при первом же намеке на неприятности или в надежде на то, что травка по ту сторону забора окажется зеленее, казалось ей неприемлемым.
И уж тем более это относилось к травке Джека Вендела. Вполне возможно, перебравшись через вышеозначенный забор, она оказалась бы по шею в жгучей крапиве! Если он намерен попусту тратить время, обыскивая ее дом, – это его дело. У нее и своих забот предостаточно.
Но не так-то просто было сосредоточиться на шитье. Натали то и дело откладывала работу, прислушиваясь к легким звукам, доносившимся сверху: открывались и закрывались дверцы шкафов, скрипели половицы под его шагами. Она услышала, как Джек вошел в ее спальню, обогнул большую двуспальную кровать, и вдруг вспомнила, что оставила на тумбочке книгу, которую сейчас читала. «Мадам Бовари». Очень актуально! Порочная героиня Флобера, впавшая в супружескую неверность и в конце концов покончившая с собой, может быть, и жила в давно минувшие времена, но служила ярким напоминанием об опасностях, которые подстерегают тех, кто позволяет себе руководствоваться чувствами.
Она услышала, как Джек спустился по лестнице и прошел в гостиную. Там, по крайней мере, прибрано, подумала Натали. Не то что в столовой. Они нечасто пользовались ею, так как обычно ели на кухне, и постепенно комната превратилась в склад крупных игрушек Моники, гараж для ее прогулочной коляски. Довершали картину веревки, на которых сушилось белье. Ну и что?
У Джека, без сомнения, множество помещений, домоправительница и пара служанок, а этот дом живет суровой трудовой жизнью!
Натали выдернула наметку из шва, который только что прострочила, и положила почти готовое маленькое платьице на стол. Оставалось только вручную обметать петли; она закончит вечером, когда будет смотреть телевизор. Собрав швейные принадлежности, она закрыла машинку и понесла ее в столовую, где та хранилась наряду со всем прочим, что должно всегда быть под рукой, но для чего не находится места.
Джек вошел следом и криво улыбнулся, озираясь вокруг.
– Ваша комната для игр и развлечений?
– Мы редко устраиваем званые обеды, – ответила Натали с наигранной веселостью. – Здесь вы вряд ли найдете что-нибудь из вещей Антуана.
Он пожал плечами.
– Надо закончить работу, коли уж я ее начал. В общем-то, я особенно ни на что и не надеялся. Просто не хотелось бы оставлять ни одного камня не перевернутым.
Поставив машинку, Натали прислонилась к углу большого старинного орехового буфета, подаренного престарелой теткой, которая сопроводила дар строжайшим наказом как следует ухаживать за ним. Джек продолжил свои изыскания, снимая одну за другой книги с полок, расположенных по обе стороны от камина. Быстро пролистывая их, он поднимал клубы пыли.
– Смелее, смелее, – бесстрастно заметила она. – Вы делаете весьма полезную работу. Я не протирала эти полки Бог знает сколько лет.
– Заметно, – ответил Джек, весело взглянув на нее.
Он взял в руки альбом с фотографиями и резким движением открыл его. Лежавший между страницами снимок выскользнул на пол. Джек поднял его и принялся с интересом разглядывать.
– Ваш первый муж? – поинтересовался он.
Натали кивнула и подошла поближе, чтобы забрать фотографию. Снимок был сделан всего за несколько дней до гибели Симона. Камера запечатлела его сидящим на огромном мотоцикле с крошечной Моникой, удобно пристроенной на колене.
– Не очень-то в нем много сходства с Антуаном, – заметил Джек.
– Да, не много...
Ростом более шести футов, крепко сбитый, со щетинистой рыжей бородой и длинной взъерошенной гривой Симон выглядел именно так, как большинство людей представляют себе разнузданных хиппи. Но он был всего лишь ласковым гигантом. Это было видно хотя бы по тому, как нежно огромные руки прижимали к себе малютку дочку. Как же несправедливо, что Моника никогда не узнает, каким чудесным человеком был ее папа.
– Наверное, вам пришлось нелегко после его смерти, – мягко сказал Джек.
– Да.
Постепенно она начинала понимать, что не в силах противостоять взгляду этих карих гипнотизирующих глаз, что все глубже погружается в их глубину. Значит, именно так он расправляется со своими жертвами, как-то отстранение подумала Натали. Зачаровывает их, лишает воли к сопротивлению...
Джек протянул руку и, захватив длинную прядь волос, принялся наматывать ее на палец, медленно и неумолимо притягивая Натали к себе, пока они не оказались почти вплотную друг к другу, – как в тот вечер, когда танцевали вдвоем... Но сейчас они были одни. Его близость действовала на нее словно наркотик, пробуждая идущий из глубины ее естества инстинктивный ответ, не подвластный велениям разума.
Натали лишь прерывисто вздохнула, безвольно приоткрыв губы, когда он склонил к ней голову. Как могла она противостоять неодолимому влечению? С тех пор как Натали впервые увидела Джека, она не раз пыталась представить себе, каково это – целоваться с ним. Порой, лежа без сна рядом со спящим Антуаном, она предавалась безудержным фантазиям, считая их совершенно неисполнимыми. И вот он здесь...
Она дрожала как в лихорадке, голова кружилась. Натали положила руки на широкую грудь Джека, чтобы сохранить равновесие, и тут же ощутила упругость мускулов под тонкой тканью рубашки. Его руки обвили ее, прижимая еще теснее к себе, и наконец-то их губы сблизились. Он помедлил, затем, словно пробуя на вкус, коснулся языком уголков ее рта. Повинуясь сладкой ноющей боли внутри, Натали привстала на цыпочки и, обняв его за шею, жадно ответила на поцелуй.
Это было большее, гораздо большее, чем могло представить ее воображение. В этом поцелуе была какая-то неистовость, первобытность, одновременно пугающая и возбуждающая ее. Сердце Натали колотилось с бешеной силой, тело, сообразуясь с собственными желаниями, крепче прижималось к нему. А язык Джека тем временем все глубже проникал в ее рот, производя тщательные чувственные изыскания, воспламеняющие обоих до такой степени, что казалось, жар, источаемый ими, мог бы растопить глыбу льда.
Хныканье, донесшееся сверху, вернуло их к реальности. Сокрушенно ахнув, Натали отпрянула от Джека, и ее глаза, когда она осмелилась поднять их, отразили водоворот охвативших ее чувств.
– Мы... не должны были делать этого, – задыхаясь, проговорила она.
Джек криво усмехнулся.
– Да уж. Пожалуй, не стоило.
– Я... пойду посмотрю, что случилось.
Она выскользнула из комнаты с пылающими щеками и взлетела по ступенькам. Как она могла позволить себе потерять голову? Каковы бы ни были ее взаимоотношения с Антуаном, он ее муж, и от этого никуда не деться.
Когда Натали вошла в детскую, Моника уже окончательно проснулась и, сидя в кроватке, разговаривала с медвежонком на понятном только им языке. Она хихикала, пока ей меняли подгузник, и подпрыгивала в ритме детских песенок, которые ей напевала Натали. Когда пришло время спускаться по лестнице, малышка решила заявить о своей самостоятельности.
– Вниз, – потребовала она, извиваясь всем телом.
– Хорошо. Но только держись за перила и мамину руку, – согласилась Натали, терпеливо ступая рядом с дочкой, отважно и сосредоточенно преодолевавшей нелегкий для нее путь.
Спрыгнув с последней ступеньки и оказавшись на воле, Моника тут же засеменила в кухню, повизгивая от беспричинного восторга.
Проходя мимо столовой, Натали бросила быстрый взгляд в открытую дверь. Джека там уже не было, не было его и в кухне. Неужели ушел, даже не попрощавшись? Но ее разочарование быстро сменилось вспышкой гнева, стоило ей понять, что дверь, ведущая в подвал, открыта и внутри горит свет.
Она быстро подхватила Монику на руки и прижала ее к плечу.
– Джек! – позвала Натали с грозной интонацией.
Он появился на верхней ступеньке крутой лестницы, приподняв бровь в вежливом недоумении.
– Полагаю, вам никогда и в голову не приходило, насколько опасно оставлять открытой дверь подвала? – не тратя лишних слов, спросила она. – Ведь Моника могла туда свалиться!
На его лице появилось виноватое выражение.
– Нет... Прошу прощения, мне и, правда, это не пришло в голову. Я не привык думать о маленьких детях.
Джек закрыл за собой дверь в подвал и шагнул по направлению к Натали. Та отступила, сохраняя безопасную дистанцию.
– А как насчет обычного здравого смысла?
– Наверное, вы правы, – согласился он, прекрасно, как и она, понимая, что ее замечание имело скорее отношение к оборонительной стратегии, чем к настоящему негодованию. – Еще раз простите – это полная безответственность с моей стороны.
Натали, стараясь успокоиться, глубоко вздохнула и рискнула поднять на него глаза.
– Что-нибудь нашли?
– Ничего. Он не оставил ни единого следа. – Джек криво усмехнулся. – Мне очень жаль, но я начинаю подозревать, что Лемэр спланировал операцию заранее.
Натали только пожала плечами, ее чувства пребывали в полном смятении.
– Рано или поздно мы это узнаем, – едва слышно прошептала она. – Что вы намерены предпринять дальше?
– Теперь этим займутся нанятые мною частные детективы. Конечно, он мог уже покинуть страну. Тогда его поиски продлятся достаточно долго.
Натали кивнула.
– Если я что-нибудь узнаю, обязательно дам вам знать, – выдавила она, стараясь не замечать горького разочарования, разрывавшего на части ее сердце. Сейчас Джек уйдет, и неизвестно, увидит ли она его еще когда-нибудь.
– Э-э-э... значит, до свидания.
Он взглянул на протянутую ему руку и медленно улыбнулся, словно признавая непреодолимость барьера в виде Моники, уютно пристроившейся на плече матери.
– До свидания, зависящего от обстоятельств, – согласился Джек, поднимая ее руку к губам и запечатлевая на запястье, там, где бился пульс, нежнейший поцелуй. – Жаль! Все могло быть... очень и очень хорошо.
Натали смотрела, как он уходит, чувствуя пустоту в душе. Джек сел в машину и завел двигатель. Только когда он отъехал от обочины, она заставила себя закрыть дверь и прислонилась к косяку, бездумно глядя перед собой...
Господи, неужели всего лишь вчера вечером Джек Вендел переступил порог ее дома? Меньше чем за сутки ее жизнь перевернулась вверх дном. Рухнул тихий, безопасный мирок, который, ей казалось, она создала для себя. И только теперь Натали со стыдом поняла, что не хотела ничего подобного.
Видимо, только в состоянии глубокой депрессии она смогла убедить себя в том, что их почти платонические отношения с Антуаном вполне удовлетворяют ее! Натали чувствовала лишь облегчение оттого, что он проявлял мало интереса к интимной стороне их брака, и объясняла это все еще жившей в ней любовью к Симону.
Но дело, как оказалось, было вовсе не в этом. С той самой минуты, когда Джек Вендел вошел в ее жизнь, Натали ни на секунду не покидал тайный испепеляющий жар, пронизывавший ее изнутри. Тогда как Антуан при всех его несомненных достоинствах никогда не мог заставить биться ее сердце хоть на удар быстрее.
Все семь недель их брака она страстно пыталась убедить себя в том, что поступила правильно, но где-то в глубине души всегда чувствовала, что из их союза ничего хорошего не получится. Потому что из уравнения выпало самое главное – магия, волшебство, очарование...




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль

Разделы:
Пролог124679

Ваши комментарии
к роману Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль



читается легко
Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэльлюдмила
11.07.2012, 16.52





Да. Не только в романах встречаются брачные аферитсы, но и в реальной жизни. И в них тоже попадают умные люди.
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльЛена
6.10.2012, 22.41





Не самый интересный роман. Очень мало остроты и приключений. Прочитать и забыть . 3 балла из 10
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльФайруз Т.
11.11.2013, 23.26





Не самый интересный роман. Очень мало остроты и приключений. Прочитать и забыть . 3 балла из 10
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльФайруз Т.
11.11.2013, 23.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100