Читать онлайн Очаровательная колдунья, автора - Бейтс Ноэль, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейтс Ноэль

Очаровательная колдунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

– И тогда я страшно разозлюсь, дыхну огнем и разрушу ваш дом... А вот и наш папочка! – Натали подняла голову от книжки, которую читала дочке, услышав звонок у входной двери. – Наверное, он забыл ключи.
Моника довольно заулыбалась и запрыгала в кроватке, отбросив любимого плюшевого медвежонка. Зуб, который не давал ей покоя последние несколько дней, наконец-то прорезался, и сегодня девочка совсем не капризничала.
Натали подняла боковую стенку кроватки, надежно закрепила ее и поспешила вниз открыть дверь. На ее гладком лбу появилась морщинка. Это было так не похоже на Антуана – поздно приходить домой или забывать ключи! За те семь недель, что они были женаты, она убедилась, что по нему можно в буквальном смысле проверять часы.
Но ведь именно к этому я и стремилась, напомнила себе Натали, поправляя выбившиеся длинные пряди рыжевато-каштановых волос, – к надежности. Теперь ей нужно думать не только о себе. У нее есть Моника, требующая постоянного внимания и заботы. Сумасшедшие идиоты, способные погибнуть в автокатастрофе, – не лучшие из отцов, как бы ты их ни любила.
– Иду! – крикнула она, когда звонок повторился с непривычной настойчивостью. И это тоже не похоже на Антуана, отметила она, пересекая холл и открывая внутреннюю входную дверь, – он был самым спокойным и уравновешенным мужчиной из всех, кого она знала.
Силуэт, смутно вырисовывавшийся за матовым стеклом наружной двери в свете уличного фонаря, принадлежал явно не Антуану. Человек был на несколько сантиметров выше, и плечи его казались гораздо шире. Немного поколебавшись, она накинула на дверь цепочку, мысленно поблагодарив мужа за предусмотрительность. Она, правда, до сих пор ни разу не пользовалась цепочкой, считая ее досадной помехой.
– Мадам Лемэр?
Сердце у нее упало. Этот глубокий, слегка хрипловатый голос был ей знаком. Осторожно выглянув в приоткрытую дверь, она тут же узнала орлиный профиль. Джек Вендел – владелец компании, в парижском филиале которой работал Антуан.
Она видела его лишь однажды, где-то через пару недель после того, как они с Антуаном поженились. Джек, приехавший с инспекционной поездкой из Штатов, устроил в ночном клубе вечеринку по случаю пятилетия со дня основания филиала, на которую пригласил всех старших сотрудников. Натали даже танцевала с ним – всего один танец, и только потому, что так было задумано: он танцевал с женами всех приглашенных. Это было незначительное, чисто формальное событие, о котором он, наверное, забыл через несколько минут. Но зато не забыла она, – как ни старалась.
Что же он делает здесь, стоя на ступеньках ее дома в пальто с поднятым воротником под моросящим дождем?
– Могу я войти, мадам Лемэр? – Это был голос человека, привыкшего, чтобы ему повиновались.
Она заколебалась. Ей не хотелось в отсутствие Антуана пускать его в дом, но ведь это был Джек Вендел – владелец огромной международной компании. Вряд ли уместно оставлять его мокнуть на крыльце. Поэтому Натали послушно скинула цепочку и открыла дверь, инстинктивно отступив на шаг, когда он вошел в узкий холл.
Он, казалось, заполнил собой все помещение. И дело было не только в его росте, хотя даже ей, при ее ста семидесяти двух сантиметрах, приходилось смотреть на него снизу вверх, – к чему она совсем не привыкла. Нет, причиной тому было явственно ощутимое холодное самообладание, граничащее чуть ли не с высокомерием, та не поддающаяся определению аура мужской уверенности и силы, наличие которой Натали с неохотой вынуждена была признать.
Приходилось признать и горьковато-сладкий привкус его запретной притягательности. Она всегда была честна с собой и не могла отрицать, что ощущает этот магнетизм, причем, пожалуй, даже в большей степени, чем при первой встрече.
В общем-то, Джека нельзя было назвать классическим красавцем, но в его чертах было что-то... привлекательное, захватывающее. Прямые черные волосы, зачесанные назад с высокого, умного лба, темно-карие глаза, посверкивавшие из-под красиво изогнутых бровей и, казалось, заглядывавшие прямо в душу, орлиный нос, от крыльев которого пролегли две глубокие складки к углам рта, плотно стиснутые губы, явно не привыкшие улыбаться...
Джек огляделся в полутемном холле, и мрачное выражение его лица заставило сердце Натали забиться в тревоге.
– Что-нибудь... не так? – спросила она с запинкой. – Что-то случилось с Антуаном?
– Я надеялся, что на этот вопрос ответите мне вы, мадам Лемэр, – ответил Джек Вендел напряженным голосом. – Вы знаете, где ваш муж?
– Нет. – Натали озадаченно покачала головой. – Обычно он возвращается около семи. – Она взглянула на часы, стрелки которых уже приближались к восьми.
– Он не появился сегодня на работе. И даже не позвонил, чтобы предупредить, что, например, заболел.
– Но утром он был абсолютно здоров, – ответила Натали, испытывая нарастающее недоумение. – По крайней мере... Я знаю только, что в последнее время Антуан очень много работал. – Она укоризненно взглянула на Джека. – С тех пор как главный бухгалтер попал в больницу, муж наряду со своей выполнял и его работу. Каждый вечер он приносил бумаги домой и иной раз просиживал над ними до полуночи.
Джек недоверчиво поднял бровь.
– Вот как? Он не говорил мне, что у него возникли трудности.
Что-то в его тоне заставило Натали озадаченно посмотреть на незваного гостя.
– Что вы имеете в виду?
Он поколебался мгновение, прежде чем ответить.
– С одного из наших счетов пропали деньги. Довольно приличная сумма – около пятидесяти тысяч долларов. Конечно, это может оказаться простой ошибкой. Вы ведь говорите, что он был перегружен работой... – Однако сомнение, явственно звучавшее в его голосе, свидетельствовало о том, что Джека совсем не удовлетворяет подобное объяснение.
Антуан украл деньги у своего работодателя?! Сама мысль об этом казалась смехотворной! Зеленые глаза Натали метнули на Джека взгляд, полный негодования.
– Не думаете же вы, что... – Детский протестующий крик наверху заставил ее прерваться. – О, извините меня... Послушайте, вам лучше подождать минутку в гостиной. – Натали проводила его туда, зная, что комната довольно холодная, – но черта с два она станет разжигать для него огонь в камине! – Устраивайтесь поудобнее, – вежливо предложила она. – Я только успокою Монику и сразу же вернусь.
Натали поспешила наверх, радуясь даже короткой передышке. Нет причин испытывать такое волнение при виде Джека, укорила она себя. В конце концов он всего лишь мужчина. А она замужняя женщина с маленьким ребенком. Но благоразумие не помогало: она не могла взять себя в руки. Это было выше ее сил.
Детская располагалась на втором этаже старинного двухэтажного домика с высокой черепичной крышей. Она прекрасно помнила, с каким энтузиазмом и возбуждением они с Симоном отделывали ее два года назад. Огромный медведеподобный хиппи с рыжими спутанными волосами ниже плеч, в разукрашенной металлическими заклепками кожаной куртке, нахмурившись, стоял в задумчивости, пытаясь решить, какие обои выбрать – с зайчиками или гномами, а рядом с испуганным видом переминалась с ноги на ногу молоденькая продавщица. Тогда они выбрали зайчиков. Вопли Моники немедленно прекратились, и на ее лице расплылась широкая улыбка, как только появилась Натали. Симон так и не увидел, как его дочь превращается в маленького человечка, подумала она с горечью. Девочке было всего шесть недель, когда какой-то идиот вылетел на перекресток и врезался в такой уязвимый мотоцикл и его седока на оживленной дороге с двусторонним движением. «Извините, я его не заметил»!
Она прожила один на один с постоянной болью почти полтора года, прежде чем встретила Антуана. Их чувства нельзя было назвать любовью с первого взгляда, но он был добр, весел и хорошо относился к Монике...
Она дала девочке бутылочку с теплым молоком и немного покачала ее, сидя в кресле. Та быстро уснула, но Натали не спешила укладывать дочь обратно в кроватку. Ее вдруг поразил тот факт, что она совсем не думает об Антуане и его таинственном исчезновении. Все мысли занимал Джек Вендел и то странное воздействие, которое он оказывал на нее.
Она попыталась сосредоточиться и представить себе, что могло произойти с мужем, но перед мысленным взором оживали лишь однообразные семейные трапезы и незатейливые ласковые подтрунивания мужа над Моникой. Оказывается, она не может вспомнить ничего, кроме его пунктуальности и добродушия!
Натали уложила дочку в кроватку, приглушила свет ночника и спустилась вниз в еще большем смятении. Джек стоял спиной к ней и разглядывал корешки книг на полках.
– Я не могу поверить, что Антуан, – решительно начала она еще от дверей, – способен на подобную низость.
Джек, вздрогнув от неожиданности, обернулся к ней.
– И... я просто не знаю, где он может сейчас быть. Он всегда исправно являлся по вечерам домой. Не заходил по пути в бистро, что бы выпить аперитив, не встречался с друзьями. Извините, но мне нечего вам сказать.
Джек рассеянно молчал. Похоже, он наконец-то начал допускать такую возможность. Приблизившись, Натали посмотрела ему в глаза... и ее заворожили золотистые искорки в их глубине. Сердце ее дрогнуло, и она поспешила отвести взгляд, чувствуя, как щеки заливает румянец.
– Ну что же, тогда спокойной ночи, мадам Лемэр.
– Меня зовут Натали, – неловко прошептала она; ей так и не удалось привыкнуть к тому, что ее называют мадам Лемэр, ведь в течение семи лет она была мадам Арну.
Джек протянул ей руку, и она неуверенно вложила в нее свою, надеясь, что он отнесет легкое дрожание пальцев на счет ее тревоги за мужа. Это так и есть, я действительно беспокоюсь за Антуана, напомнила себе Натали.
– Натали... У вас, должно быть, русские корни?
– Нет. Просто моя мать любила поэзию Пушкина. Она досконально изучила его биографию. Меня назвали в честь его жены.
– А-а-а. «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты...» – тихо процитировал он. – На мой вкус, русские излишне сентиментальны.
Она удивленно моргнула. Меньше всего от Джека Вендела можно было ожидать знакомства с лирической поэзией.
– Так они любили в то время, – ответила Натали с неуверенным смешком и высвободила руку, вдруг осознав, что и так позволила ему задержать ее гораздо дольше, чем следовало бы. – Спокойной ночи, мистер Вендел.
– Джек.
– Джек, – уступила она, чувствуя себя немного не в своей тарелке.
Хотя она сама предложила называть ее по имени, это было далеко не одно и то же: Вендел – босс, а она – всего лишь жена одного из служащих. Нельзя сказать, чтобы Натали когда-либо придавала особое значение такого рода условностям, но в данном случае в обращении, друг к другу по имени ей почудилась излишняя... интимность.
– Пожалуйста, в какое бы время суток ни объявился Антуан, заставьте его позвонить мне, – заявил он, протягивая визитную карточку. Жесткие интонации в голосе Джека весьма своевременно напомнили ей об истинной цели его визита.
– Конечно, – сказала Натали, засовывая карточку под телефонный аппарат. – Спокойной ночи.
– Спокойной ночи.
Он вышел, быстро закрыв за собой дверь, но она все же успела разглядеть капот длинного, красиво изогнутого спортивного автомобиля, стоявшего у края тротуара. Можно было бы и раньше догадаться, что Вендел ездит на чем-нибудь вроде «астон мартина», подумала она с грустной усмешкой. О такой машине мечтал Симон, но не мог себе этого позволить. Как не мог и расстаться со своим любимым «харлеем». Это был автомобиль, требующий особого отношения, автомобиль для настоящего ценителя. Может быть, именно поэтому Джек Вендел и выбрал ее...
Натали была крайне озадачена тем, что оказалась не в состоянии контролировать свои реакции в присутствии Джека. Раньше с ней такого не случалось. Конечно же, пока был жив Симон, таких проблем вообще не возникало... И не должно возникать сейчас, напомнила она себе, почувствовав острый укол совести. Она же замужем за Антуаном!
Некоторым извинением, возможно, ей могло служить то, что большинство женщин рано или поздно оказывались в подобном положении. Все это имело мало отношения к богатству Джека, хотя его репутация человека, абсолютно безжалостного в вопросах бизнеса, несомненно, добавляла ему своеобразной мрачной привлекательности. Нет, ее выводило из равновесия нечто скрывавшееся под его лощеной внешностью, некое ощущение грубой мужественности, которой он был наделен от природы и которую невозможно подделать или скрыть.
Она осознала это, как только впервые увидела его в том ночном клубе чуть больше месяца назад. Воспоминания, от которых она изо всех сил пыталась отмахнуться, вновь нахлынули на нее. В ушах зазвучала музыка, перед глазами засверкали, переливаясь, зеркальные шары над переполненной танцевальной площадкой...
Не без труда Натали удалось очнуться от наваждения. Куда же все-таки пропал Антуан? Наверное, бродит где-то в холодной, дождливой ночи, боясь вернуться домой и сказать ей, что он, возможно, потерял работу. Если так, то это глупо. Уж как-нибудь они вывернутся. У нее еще остались деньги от страховки Симона, позволившие выплатить закладную за дом, и от продажи магазина мотоциклов.
Хотя Антуан не из тех, кому понравится мысль жить за счет жены. В этом отношении он слишком старомоден.
С чувством нарастающей тревоги Натали поднялась в спальню дочери. Моника уютно сопела, свернувшись клубочком. Поправив одеяло, Натали прошептала скорее для себя:
– Спи, малыш, папочка благополучно вернется домой, ничего с ним не случится!
Однако это ничуть не успокоило Натали. С того момента как Джек Вендел появился на ее пороге, что-то внутри нее постоянно твердило о приближающемся несчастье.
Натали не думала, что уснет в эту ночь, поэтому удивилась, когда поняла, что ее разбудил звон молочных бутылок, выставляемых на крылья. Она полежала несколько секунд, глядя на пустую соседнюю подушку и вспоминая обрывки странных и тревожных сновидений, преследовавших ее всю ночь.
Усилием воли Натали заставила себя окончательно проснуться – у нее этим утром будет достаточно забот. Несмотря на уверения Джека, что Антуан жив и здоров, она провела остаток вечера, обзванивая больницы в округе, но все оказалось впустую. Унылый шум дождя за окном заставил ее зябко поежиться под теплым одеялом. Было чуть больше шести утра. Где Антуан провел всю ночь? Не на улице же!
Хихиканье, донесшееся из спальни дочери, известило о том, что Моника тоже проснулась. Зевнув, она выскользнула из постели и потянулась за толстым шерстяным халатом, одновременно вставляя ноги в тапочки.
Дочь пыталась сделать стойку на голове в углу кроватки, и Натали тут же заключила ее в крепкие объятия.
– Ты еще и пукаешь!
– Пукаю! – рассмеялась Моника, морща маленький розовый носик.
– Быстро меняем подгузник! – Она подбросила дочь в воздух. – А потом завтракаем, идет?
– Папа?
Натали кисло улыбнулась.
– Его нет дома, милая. И я не знаю, где он. Может быть, улетел на Луну – как божья коровка. Куда у нас отправилась коровка?
– На Луну!
Моника ударила пухлой ручкой по погремушке, натянутой над кроваткой, и у Натали сжалось сердце. Вереницу розово-голубых слоников повесил Симон, чтобы позабавить свою новорожденную дочь... Так много горьких воспоминаний, тоскливо подумала она. Но, похоже, они наконец-то теряют свою остроту, и она может возвращаться памятью в прошлое лишь с печалью, без той жуткой боли, что преследовала ее так долго...
Внезапно поняв это, Натали удивилась. Когда же она начала терять связь с прошлым? Это ощущение было для нее внове...
«Ведь Джек Вендел не имеет к этому никакого отношения, правда?» – лукаво прошептал тихий невнятный голосок ее совести. Она энергично потрясла головой, отгоняя коварную мысль, но вопрос словно повис в воздухе. Ее тянуло к Джеку каким-то непостижимым образом, и она знала, что в этом нет ничего хорошего, но справиться с собой не могла.
Сколь бы неудачно ни складывался ее брак с Антуаном, – легонько вздохнув, Натали призналась себе, что разочарована в нем, – она сознательно пошла на это. Раз выбрала безопасность и стабильность – нечего ожидать фейерверков пламенной любви.
И теперь, когда у Антуана возникли серьезные проблемы, я просто обязана быть рядом с ним, подумала Натали с угрюмой решимостью. Хотя бы этого он вправе ожидать от нее...
Натали умыла и причесала Монику, надела на нее желтый комбинезон, свитер всех цветов радуги и, повязав голову платочком, отнесла девочку в кухню. Усадив ее на высокий стульчик, она отправилась на крыльцо за молоком. В душе теплилась слабая надежда, что в почтовом ящике окажется записка от Антуана, но там было пусто. Нахмурившись, она вернулась в кухню и включила радио, чтобы не пропустить последние известия и сводку происшествий.
Может, стоит еще раз обзвонить больницы? А потом она сообщит в полицию. Джеку Венделу легко советовать ей не волноваться! Ее муж не дает о себе знать почти целые сутки, а она должна делать вид, что ничего не случилось. Нет уж, пришло время волноваться, и волноваться сильно.
Пока Моника наслаждалась многообразными развлечениями, предоставляемыми ей тарелкой с овсянкой, Натали устроилась на уголке кухонного стола с телефоном и справочником и по второму кругу обзвонила отделения неотложной помощи, а затем принялась и за вовсе невероятные варианты.
Однако два часа беспрерывных поисков не дали результата. Опершись подбородком на руку, она попыталась вспомнить хотя бы одно имя, которое упоминал Антуан, – какого-нибудь школьного приятеля или дальнего родственника, – любого, к кому мог бы обратиться за помощью. Но он почти никогда не рассказывал о знакомых или друзьях, ограничиваясь описанием мест в Конго, где его родители владели фермой, и Браззавиля, где он получил специальность бухгалтера...
Трель дверного звонка ворвалась в ее мысли, заставив учащенно забиться сердце. Антуан?! У нее дрожали ноги, когда она бежала по холлу. Но силуэт за дверным стеклом принадлежал явно не Антуану, и она готова была поклясться, что и не полисмену. Стараясь не прислушиваться к какой-то предательской частичке души, надеявшейся на возвращение Джека, она открыла дверь.
– Мистер Вендел... Э-э-э... Джек, входите, – прерывающимся голосом пригласила она, неосознанным жестом плотнее запахивая на груди халат.
Взгляд карих глаз вновь был жестким и подозрительным.
– Доброе утро, мадам Лемэр.
Джек приветствовал ее с подчеркнутой официальностью, резко контрастировавшей с едва уловимой непринужденностью, возникшей в их отношениях вчера вечером. Он вошел, и в маленьком узком холле опять стало тесно. Натали закрыла за ним дверь.
– Насколько я понимаю, ничего нового о вашем муже вы не слышали со вчерашнего вечера?
– Нет. Э-э-э... Давайте пройдем в кухню. Моника завтракает, и мне не хотелось бы оставлять ее надолго одну.
Она пошла впереди, испытывая неловкость из-за того, что не успела причесаться и надеть что-нибудь более элегантное, чем халат.
– Прощу прощения за беспорядок, – торопливо проговорила Натали, отрывая кусок бумажного полотенца и вытирая брызги каши, каким-то образом долетевшие до середины большого, загроможденного различными предметами соснового стола.
– Не стоит беспокоиться, – сухо ответил Джек, скептически окидывая взглядом хаос, который неизбежен в доме, где все подчинено нуждам маленького ребенка.
Как, должно быть, все это отличается от чудесного упорядоченного мира, в котором он привык жить, подумала Натали, усмехнувшись про себя.
– Сварить вам чашечку кофе? – предложила она, стараясь выглядеть бесстрастной.
– Благодарю вас.
Моника, серьезно разглядывавшая Джека в течение нескольких секунд, видимо, решила, что он достоин доверия, и великодушно предложила ему вымазанную в каше ложку, которую он осторожно взял кончиками пальцев.
– Э-э-э... куда мне это деть?
– Ох, извините, ради Бога! Положите ее в посудомоечную машину – это там, рядом с раковиной. – Натали ногой отодвинула корзину с выстиранным накануне бельем, освобождая ему проход. – И, будьте добры, отправьте туда же тарелку, пока она не оказалась на полу.
Скривив губы в усмешке, он выполнил поручение.
– Что-нибудь еще?
Натали улыбнулась с извиняющимся видом. Вряд ли он привык убирать со стола за маленькими детьми.
– Кофе, к сожалению, могу предложить только растворимый. Кофеварка-то у меня есть, но Моника на прошлой неделе порвала все фильтры, а я никак не соберусь купить новые.
– Растворимый меня вполне устроит, – ответил он без всякого выражения, убирая со стула стопку книжек с картинками.
Моника встревоженным взглядом проводила свои сокровища и, протянув руку, подняла рев. Джек беспомощно уставился на книги.
– Чего она хочет?
– Дайте ей ту, с голубым бегемотом, – посоветовала Натали. – Нет, подождите! – Она оторвала еще один кусок полотенца и вытерла лицо и руки дочери. – Вот теперь девочка чистая. Можно покурноситься.
Она склонилась над хихикающей Моникой, которая подняла личико, чтобы обменяться их любимой лаской. Сейчас Натали хотелось только одного – не так остро ощущать присутствие человека, наблюдавшего за ними холодным взглядом, этого пришельца, не имевшего никакого отношения к сугубо домашней сцене.
Чайник вскипел, и, приготовив кофе, она поставила чашку на стол и уселась напротив Джека.
– Я вас не ждала сегодня. Во всяком случае, не так рано, – заметила она, ощущая некоторую неловкость.
– В самом деле?
– Вы узнали что-нибудь?
Он кивнул.
– Но новости, к сожалению, малоприятные. Боюсь, цифра, которую я назвал вам вчера вечером, была несколько заниженной. Если умножить ее на десять, сумма будет ближе к пропавшей.
Какое-то мгновение Натали в ужасе смотрела на него. Если она не ослышалась вчера или ее не подвела память, речь шла о пятидесяти тысячах долларов.
– Полмиллиона?!
– Во всяком случае, с арифметикой у вас все в порядке. – Его темные глаза казались кусочками льда. – Вообще-то, сумма ближе к шести сотням тысяч.
– Но... каким образом?.. – упавшим голосом спросила она.
Джек с сердитым видом пожал широкими плечами.
– Поддельные счета... Он воспользовался болезнью главного бухгалтера. И я теперь начинаю думать, так ли уж случайно Морис попал больницу.
Ее глаза недоверчиво расширились.
– Не можете же вы всерьез утверждать, что в болезни Мориса повинен Антуан?
– Врачи до сих пор не могут точно сказать, что с ним. Предполагают пищевое отравление...
– О, не будьте смешным! – перебила его Натали. – Да Антуан и мухи не обидит.
– Должен признать, что он приложил немало усилий, чтобы создать о себе такое впечатление, – согласился Джек. – Спокойный, респектабельный семейный человек с фотографиями жены и ребенка на письменном столе. А кстати, вы и в самом деле его жена? – поинтересовался он с насмешливым сомнением в голосе.
– Конечно, я его жена! – испуганно воскликнула она. – Даже если вы считаете, что Антуан способен на обман, зачем это нужно мне?
– Ну, если сопоставить все, что мне известно, вы вполне могли быть его соучастницей, – резко возразил Джек. – Прекрасная маскировка: кому придет в голову заподозрить молодоженов в подготовке столь рискованного предприятия? Вы могли согласиться на это, чтобы получить часть куша. Осмелюсь предположить, что у вас трудности с деньгами – не так-то просто одной растить маленького ребенка.
– Вы с ума сошли! Если угодно, я покажу вам свидетельство о браке. Может, тогда вы поверите мне.
Она вскочила со стула и подбежала к старинному буфету, где хранились всё ее бумаги. Быстро просмотрев беспорядочно сброшенные в ящик коричневые конверты, она выбрала один.
– Вот!
Джек причудливо изогнул черную бровь, беря сложенный лист бумаги из ее рук, и быстро изучил его содержание.
– Я был не прав, – сухо признал он. – И, тем не менее, это вполне... понятное и легко объяснимое заблуждение, вы не находите?
Она почувствовала, как краска заливает ей щеки.
– Я не совсем понимаю, о чем вы говорите. – Голос ее предательски дрожал.
Плотно сжатые губы Джека сложились в сардоническую ухмылку, когда он окинул ее взглядом с головы до ног. Она вдруг почувствовала себя голой, несмотря на толстый безобразный халат из шотландки.
– О, я уверен, вы прекрасно все понимаете, – насмешливо проговорил он. – Не думаю, что вы забыли тот вечер в ночном клубе... впрочем, как и я. Вы достаточно взрослая женщина, чтобы отдавать себе отчет в том, что происходит между нами.
Натали сделала глубокий вдох, чтобы унять бешеное сердцебиение.
– Вы... вы заблуждаетесь, если думаете, что между нами что-то происходит, месье Вендел, – возразила она, стараясь говорить со спокойным достоинством. – Послушайте, я собиралась переодеться и отправиться в полицейский участок, чтобы заявить об исчезновении Антуана. Он отсутствует уже целые сутки. Я всерьез этим обеспокоена.
– Я пойду с вами, – мрачно заявил Джек. – Полагаю, я дал вашему мужу достаточно времени, чтобы связаться со мной, возникни у него такое желание и имей он какие-нибудь приемлемые объяснения. Должен также поставить вас в известность, что собираюсь нанять частных детективов, которые займутся поисками Антуана. Это вовсе не значит, что я сомневаюсь в эффективности работы полиции, но у них столько других дел, что они вряд ли смогут уделить моим проблемам достаточное внимание.
Натали, похолодев, взглянула на собеседника. Джек Вендел слыл безжалостным противником, и Антуан должен был быть полным идиотом, чтобы попытаться перейти ему дорогу.
– Мне нужно переодеться, – повторила она. – Вы приглядите за Моникой несколько минут? Можете включить телевизор – сейчас начнутся ее любимые мультфильмы.
Она выскочила из кухни, не дожидаясь ответа, и, влетев в свою комнату, захлопнула за собой дверь. Что ей на самом деле было нужно, так это побыть несколько минут наедине с собой и как следует подумать. Ее мысли были в полном смятении. Казалось невозможным, чтобы Антуан, ее добропорядочный, уравновешенный Антуан, мог украсть полмиллиона долларов. Но, с другой стороны, объяснить пропажу такой суммы ошибкой в бухгалтерской отчетности трудно. И нельзя было украсть эти деньги просто так, вдруг. Нет, здесь требовалась длительная, хорошо продуманная подготовка.
Однако все равно ей казалось это нереальным. Она не могла представить себе Антуана преступником. А уж что касается домыслов по поводу болезни главного бухгалтера... Это полный бред! Всему этому должно быть какое-то другое объяснение.
Например, то, что Джек Вендел лжет. Исподволь ее начал охватывать холодный ужас. Возможно ли такое? Но зачем ему воровать у собственной компании? Вряд ли он испытывает недостаток в средствах... Однако, если хотя бы половина того, что о нем пишут в газетах, правда, он на многое способен. Может быть, Вендел использовал эти деньги, чтобы выкупить долю других акционеров, а из Антуана решил сделать козла отпущения?
Но почему Антуан ничего не сказал ей? Натали нахмурилась. И почему исчез, увеличив тем самым вероятность того, что именно его сочтут виновным? Она присела на край неубранной постели. Бедный Антуан! Куда уж ему тягаться с таким жестоким и хладнокровным дельцом, как Джек Вендел. Если за пропажей денег стоит именно он, то ее муж и впрямь в опасности.
А теперь Джек здесь, в ее доме! Возможно, он пытается выяснить, как много ей известно? Все эти дотошные расспросы... Может быть, Антуан ничего ей не говорил ради ее же безопасности? Но если Джек считает, что она располагает информацией, которая может повредить ему, то опасность нависла и над ней!
Она рассеянно провела рукой по смятой простыне, и вдруг с необыкновенной яркостью в ее памяти всплыли сновидения прошлой ночи. Два обнаженных тела, сплетенные воедино...
Как ужаленная Натали отдернула руку от простыни. Ей необходимо сохранять ясную голову, а предаваться предательским фантазиям – далеко не лучший способ этого достичь. Если уж она не может отвечать за то, что творится в ее сознании, когда спит, то хотя бы, когда бодрствует, должна держать греховные мысли под строжайшим контролем. Ибо Джек Вендел прав, по крайней мере, в одном – она прекрасно знает, что происходило с ней, когда он держал ее в объятиях во время танца.
Джек безошибочно уловил сомнения, которые она испытывала, задавая себе вопрос: правильно ли поступила, выйдя замуж за Антуана. Вендел был на редкость восприимчив, несомненно, отшлифовав эту способность долгой практикой в искусстве соблазнять. Моментально замечал малейшую слабость и прекрасно знал, как ею воспользоваться.
И хотя, как он верно заметил, Натали была взрослой женщиной и дважды выходила замуж, ей не хватало опыта в общении с такими мужчинами, как Джек. Если быть абсолютно честной, такого опыта у нее вообще не было. Ей исполнилось семнадцать, когда она встретила Симона, и восемнадцать, когда он сделал ей предложение. А Антуан – первый, с кем она стала встречаться после смерти Симона. И в играх, к которым привык Джек Вендел, она ничего не смыслила.
Но если он рассчитывает победить ее без боя, то сильно ошибается, мрачно сказала она себе. Сейчас больше, чем когда-либо, она обязана быть преданной Антуану. Если она не будет верить в невиновность мужа, то кто же тогда будет?
Двадцать минут спустя, облаченная во все черное, с волосами, распущенными по плечам, и парой огромных, украшенных эмалью серег в ушах, она была готова сразиться хоть с самим дьяволом.
Но, войдя в кухню, Натали застыла в немом изумлении.
– Эй, чем вы там занимаетесь? – наконец выпалила она, хотя это был скорее риторический вопрос: Джек сидел за кухонным столом и спокойно изучал содержимое вынутого из буфета ящика. – Да как вы смеете копаться в моих вещах?!
Он равнодушно взглянул на нее.
– У вас есть что скрывать?
– Конечно же нет! – возразила Натали, сверкая глазами. – Но вы не имеете никакого права совать нос в чужие дела. Тем более без разрешения!
В его взгляде промелькнуло нетерпение.
– Дело достаточно серьезное. У меня нет времени на светские условности.
– Лучше скажите, что не умеете себя прилично вести! – в ярости воскликнула Натали. – Вы думаете, что такой важной шишке, как Джек Вендел, позволено приходить куда угодно и творить, что вздумается?
Несколько мгновений они в упор смотрели друг на друга через разделявший их стол. Но гут Моника, встревоженная громкими голосами, издала горестный вопль и протянула руки к матери. Натали подхватила ее со стульчика и сжала в объятиях, одновременно бросив злой взгляд на Джека поверх золотистой головки дочери.
– Ну вот, посмотрите, что вы наделали! – упрекнула она его и потрепала девочку по щечке. – Ну-ну, дорогая, все в порядке. Мамочка сердится вовсе не на тебя.
Джек насмешливо взглянул на Натали, очевидно, прекрасно сознавая, что она использует смятение ребенка, чтобы скрыть собственное. Но потом, видимо, решив уступить, чуть заметно улыбнулся.
– Хорошо, приношу свои извинения, – сказал он. – Вы позволите просмотреть эти бумаги? Возможно, что-нибудь среди них натолкнет меня на мысль, в каком направлении следует вести поиски.
Натали некоторое время колебалась, с подозрением глядя на противника. Если в пропаже денег виноват все-таки Джек Вендел, она должна максимально затруднить его работу, чтобы дать Антуану время доказать свою невиновность. Проблема заключалась в том, что она плохо представляла, чем может помешать столь могущественному человеку.
– Очень сомневаюсь, что вы что-нибудь там найдете, но посмотреть можете, – наконец произнесла она с ледяным достоинством. – По большей части там всякая ерунда, которую давно следовало выбросить. Например, счета за газ пятилетней, а то и большей давности.
– Их я уже обнаружил. – В голосе Джека чувствовалась легкая ирония. – Ладно, закончу, когда вернемся из полиции.
Натали нехотя кивнула, проверяя рукой подгузник Моники.
– Можете пока продолжать. Мне надо переодеть дочь. Это не займет много времени.
Оставив его заниматься своим делом, Натали с Моникой поднялась в детскую, чтобы поменять подгузник и прихватить вместительную сумку со всем необходимым. Иной раз ей казалось, что она выводит на маневры целую армию, хотя на самом деле речь шла всего лишь о походе в магазин. Затем, спустившись, она удобно устроила ребенка в коляске и, надев черную кожаную куртку, вернулась в кухню.
– Ну вот, мы готовы, – объявила Натали.
Джек приподнял брови и встал из-за стола, положив на место лист бумаги, который до этого просматривал.
– Наконец-то! Полагаю, вы захватили фотографию Антуана, чтобы показать в участке?
Она нахмурилась и покачала головой.
– Нет. Он снимал меня и Монику на Рождество, но себя фотографировать не позволил, отговорившись тем, что нефотогеничен.
– А свадебных фотографий у вас нет?
– Они... не получились. Мы не позаботились пригласить профессионального фотографа, и снимал мой отец камерой Антуана, но что-то случилось с пленкой.
– Как это... неудачно, – сухо прокомментировал Джек. – Или удобно. В зависимости от того, как на это посмотреть.
Натали растерянно взглянула на него. Вдруг лицо ее прояснилось.
– Знаю – его паспорт!
– Отличная мысль, – согласился Джек. – А где он?
– В том ящике. Во всяком случае, должен быть там. Он вам не попадался?
Джек отрицательно покачал головой.
– А не может он быть где-то в другом месте?
– Не знаю, – неуверенно протянула Натали. – Придется хорошенько поискать.
– Подозреваю, что это будет пустая трата времени, – мрачно предположил он. – Нам лучше отправиться в полицию.
Натали кивнула, начиная неохотно осознавать, что он, возможно, прав. Если оценивать ситуацию с точки зрения Вендела, то отсутствие фотографий было весьма на руку Антуану.
Но если он намеренно не оставлял следов, значит, начал планировать все еще до их свадьбы! Она не могла поверить в это. И все-таки... почему он забрал из ящика свой паспорт?..
Когда Натали повернулась, чтобы выйти в холл, Джек одобрительно присвистнул. Моментально ощетинившись, она гневно обернулась и тут же покраснела, так как поняла, что его восхищение вызвали не узкие бедра, обтянутые короткой черной юбкой, и не длинные точеные ноги, а изображение китайского дракона на спине ее куртки.
– Здорово! – заметил он. – И кто это сделал?
– Я.
Его глаза засветились веселой насмешкой.
– Значит, вы женщина, обладающая множеством талантов. Еще впервые увидев вас, я заподозрил, что вы вовсе не обыкновенная домохозяйка, которой старались казаться.
– Я никем не стараюсь казаться, – запротестовала Натали, но голос прозвучал как-то неуверенно. – Я и есть домохозяйка.
– Но далеко не обыкновенная, – возразил он. – Вас в один момент выставили бы с собрания любого благотворительного общества, покажись вы там с такими ногтями, не говоря уж о серьгах.
Он дотронулся до одной из них кончиком пальца, приподняв ее повыше, чтобы разглядеть затейливые узоры, выполненные в технике перегородчатой эмали. У Натали пересохло во рту. В тесноте узкого холла она почти физически ощущала близость его поджарого, мускулистого тела под безукоризненно сшитым костюмом, хорошо запомнившийся дурманящий запах его кожи...
Их взгляды встретились, и Натали тут же почувствовала, как он словно опутывает ее какими-то чарами, беря душу в плен. Губы приоткрылись в беззвучном вздохе. К чему скрывать, тем более от себя самой, что весь последний месяц она живо представляла себе, как Джек Венд ел целует ее.
Но в этот момент Моника, недовольная тем, что ее усадили в тесную коляску, заворочалась, бормоча что-то на одном ей понятном языке. Глубоко вздохнув, Натали сделала шаг назад, зацепившись при этом за собственную ногу, и к ней тут же вернулось ощущение реальности. Джек быстро протянул руку, чтобы поддержать, но Натали отпрянула, словно ее ошпарили.
– Нет! Не прикасайтесь ко мне! – вскрикнула она, отступая еще дальше.
Он насмешливо-вопросительно изогнул бровь.
– Только что от вас исходили совсем другие токи.
Натали знала, что Джек прав, но не собиралась этого признавать.
– Господи, вы и впрямь считаете себя неотразимым? – спросила она, выбирая лучший способ обороны – нападение. – На случай, если вы забыли, могу напомнить, что я... замужем.
– О, я помню, – ответил он низким грудным голосом. – Замужем. И как давно? Целых семь недель? – Смех его был полон сарказма. – Почему-то мне кажется, что с вашим браком не все в порядке, мадам Лемэр.
– Ошибаетесь! – Глупые слезы навернулись ей на глаза, и Натали поспешила сморгнуть их. – Мы с Антуаном вполне счастливы... Были счастливы, пока... все это не началось. Но вы еще не предъявили мне ни одного доказательства его вины! – гневно добавила она. – И пока вы этого не сделаете, я вольна думать все что угодно.
– Меня восхищает ваша преданность, – сухо заметил Джек. – Жаль только, что Лемэр не способен ее оценить. – Он указал на коляску. – Вам это не понадобится. Мы можем поехать на моей машине.
– Да? – Натали с трудом удалось выдавить холодную улыбку. – У вас есть детское сиденье?
Джек криво усмехнулся.
– Чего нет, того нет.
– Тогда мы с Моникой пойдем пешком, благодарю вас. Это недалеко.
– Но ведь идет дождь, – напомнил он.
– Ничего. Не сахарные, не растаем.
– Когда-то точно так же говорила моя мать, – неожиданно улыбнулся Джек. – Хорошо, я пойду с вами.
– Что вы, не стоит! – в тревоге воскликнула Натали.
– Почему же? Боитесь соседей, подглядывающих из-за занавесок в надежде увидеть что-нибудь скандальное?
– Мне нет дела до соседей, – возразила Натали. – Просто...
– Что? – насмешливо прервал он ее. – Просто вам неприятно идти по улице рядом со мной? А может, вы боитесь, что я затащу вас в кусты и изнасилую? Если уж ни то пошло, я бы предпочел заняться этим прямо здесь. – Джек медленно улыбнулся, глядя, как краска заливает ей щеки. – Вы как, не против? – поддразнил он внезапно севшим голосом. – Я-то готов хоть сейчас. У меня такое чувство, что сжимать вас в объятиях, целовать – это нечто... запоминающееся.
Натали пришлось очень постараться, чтобы сохранить видимость самообладания, но глаза ее при этом негодующе сверкнули.
– У вас что, вошло в привычку вести себя так с замужними женщинами?
– Нет. – Джек покачал головой с наигранной серьезностью. – Я с большим уважением отношусь к институту брака, хотя лично меня такая перспектива никогда не прельщала. Но что касается вашего брака с Антуаном, то это полная нелепость, – добавил он с усмешкой. – Как я ни стараюсь, не могу представить вас рядом с ним.
– Но вы ведь видели меня с Антуаном на праздновании годовщины открытия филиала вашей фирмы, – напомнила она напряженным голосом – ей тоже все труднее становилось представлять себя рядом с мужем.
– Да, видел, – ответил Джек задумчиво, словно припоминая детали прошедшего вечера. – Но уже тогда мне показалось, что он недостоин вас. Даже в ужасном аляповатом платье вы привлекли мое внимание. Мне пришлось протанцевать со всеми матронами в зале, пока наконец-то очередь дошла до вас. Я страшно боялся, что вы уйдете раньше. Но зато уж наш танец превзошел все мои ожидания. Вы смотрели на меня своими зелеными ведьмиными глазами и двигались так, словно мы занимаемся любовью прямо там, на танцевальной площадке. Каждый раз, когда я вспоминаю об этом, у меня дух захватывает.
У Натали тоже захватило дух, когда она представила, какое впечатление произвела на Вендела. Но она также догадывалась, чего он хотел добиться, пытаясь использовать ее неодолимую тягу к нему. Завлечь в свои сети и заставить пойти против Антуана.
Ей потребовалась вся сила воли, чтобы не поддаться обаянию сладких речей Джека.
– Забудьте об этом, мистер Вендел! – отрезала она. – Даже если бы я не была замужем, я никогда бы не пошла на... такого рода вещи.
– А какого рода вещи вы имеете в виду? – насмешливо поинтересовался он.
– Случайные, мимолетные связи. Ведь именно об этом вы говорите, не так ли? О, я не сомневаюсь, что у вас прекрасная техника. – Она постаралась, чтобы это прозвучало как оскорбление. – Что же касается меня, то мне в подобной ситуации всегда будет чего-то не хватать.
– Весьма похвально, – лениво улыбнулся Джек, при этом окидывая ее фигуру таким взглядом, что у Натали кровь закипела в жилах. – Однако если вы будете уверять меня в том, что вас удовлетворяют отношения с Антуаном, боюсь, я вам не поверю. Вам нужно больше, чем Лемэр может дать. Гораздо больше!
– У вас очень богатое воображение, – возразила Натали, надменно приподняв плечи. Она перегнулась через коляску и открыла дверь. – Нет ничего такого, чего бы мне хотелось и что мне могли бы дать вы.
– Неужели? – Его хрипловатый смех обволакивал как нежная ласка. – О, я уверен, мы смогли бы что-нибудь придумать!
– Да сначала ад замерзнет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль

Разделы:
Пролог124679

Ваши комментарии
к роману Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэль



читается легко
Очаровательная колдунья - Бейтс Ноэльлюдмила
11.07.2012, 16.52





Да. Не только в романах встречаются брачные аферитсы, но и в реальной жизни. И в них тоже попадают умные люди.
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльЛена
6.10.2012, 22.41





Не самый интересный роман. Очень мало остроты и приключений. Прочитать и забыть . 3 балла из 10
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльФайруз Т.
11.11.2013, 23.26





Не самый интересный роман. Очень мало остроты и приключений. Прочитать и забыть . 3 балла из 10
Очаровательная колдунья - Бейтс НоэльФайруз Т.
11.11.2013, 23.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100