Читать онлайн Неожиданный визит, автора - Бейтс Ноэль, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неожиданный визит - Бейтс Ноэль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неожиданный визит - Бейтс Ноэль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неожиданный визит - Бейтс Ноэль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейтс Ноэль

Неожиданный визит

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

После выставки Рассел стал гораздо терпимее к брату. Благодаря этому их совместный ужин прошел в довольно душевной обстановке, хотя Ребекка и предпочла держаться в тени. Она убеждала себя, что делает это потому, что хочет дать братьям возможность сблизиться и лучше узнать друг друга. В глубине же души она понимала, что это не вся правда.
На самом деле она старалась держаться подальше от Рассела. Теперь, когда закончилась их конфронтация, обаяние его личности стало еще более очевидным. Он с легкостью очаровывал и мужчин, и женщин. Он обладал чудесным чувством юмора и мог выдавить улыбку даже из самых черствых сухарей, а его дар убеждения не имел равных. Постепенно, думала Ребекка, он станет ближе к Артуру и научится справляться с ним, когда тот становится в позу. А вот ей, Ребекке, сближаться с этим человеком совсем ни к чему.
После ужина Ребекка пошла в свою комнату. Она налила в ванну побольше воды, добавила туда пены, и лежала в этой теплой и душистой колыбели бесконечно долго. Через узенькое окошко она видела пейзаж за окном, В нем было что-то романтичное, и в другой обстановке, да еще с другим мужчиной, который лучше подходил бы ей, было бы здорово оказаться в этом почти сказочном замке, оторванной от всего мира. Поздние завтраки внизу в уютной гостиной и долгие ночи на этой королевской постели... Ребекка томно вздохнула.
Но тут она вспомнила, что рядом с ней не идеальный мужчина, созданный девичьим воображением, а вполне реальный Рассел. Настроение ее несколько испортилось, и она стала энергично намыливаться.
Забравшись после ванны в постель, она попыталась читать, но мозг отказывался воспринимать перипетии детектива. Ее мысли были слишком заняты Расселом, чтобы сосредоточиться на книге. Вскоре она выключила свет и откинулась на подушку. Огромное тлеющее бревно в камине давало такой жар, что Ребекка скоро забылась, разомлев от тепла и сытного ужина.
Ребекка чувствовала, что медленно падает в глубокую и темную пропасть. Падение продолжалось нестерпимо долго. Пропасть была так глубока, что она никак не могла достигнуть дна. Ей хотелось рвануться ввысь, как птице, к выходу из этого мрачного ущелья, чтобы снова увидеть ясный солнечный свет...
Почти ослепшая от темноты вокруг нее, она пыталась схватиться руками за что-нибудь, но не могла дотянуться до отвесных, едва выступавших из мрака стен. Тьма все плотнее сгущалась вокруг девушки, тая в себе неведомую опасность.
Сейчас бы она, не задумываясь, отдала все-все за маленький проблеск света, за возвращение домой, за свободу.
Мрачные стены начали угрожающе сдвигаться за ней, грозя навсегда похоронить ее в этой темноте. Теперь она изо всех сил старалась не касаться их, так как знала, что стоит лишь случайно притронуться к шершавой поверхности, как стена тяжело и неотвратимо поползет вниз, навсегда закрыв для нее выход. Ловушка захлопнется, и давящая мгла сомкнётся за своей жертвой навсегда.
Ребекка проснулась от собственного крика, и когда открыла глаза, то сразу не смогла понять где она находится. Сон еще закрывал своей мутной завесой окружающие предметы, их очертания расплывались и таяли в его туманной пелене.
Она собралась с силами, и пелена сна стала медленно таять; в ее разрывах проступили смутные пока очертания старинной мебели и темных оконных занавесок, постепенно они обретали объем и габариты, в памяти оживали привычные вещи. Впрочем, в темных углах комнаты долго еще клубились волнистые сонные туманы.
Ребекка отбросила одеяло и опустила ноги на пол. По ногам сразу же прошелся холодный ветер. Это был всего лишь сквозняк, но она, еще не совсем оправившаяся от чудовищного сна, восприняла его как леденящее веяние потустороннего мира. Ребекка задрожала крупной дрожью и с трудом подавила желание снова закутаться в одеяло.
Странный сон не отпускал ее. Она больше не могла оставаться одна, ей нужно было поговорить с кем-то. Артур – вот тот человек, к которому можно прийти за утешением даже в такой поздний час.
Спокойный сон Рассела был нарушен пронзительным женским криком. Он резко вскочил с постели. Направляясь в гостиную, он готов был ко всему: от налета ночных грабителей до визита потусторонних сил, но в доме было тихо.
Со вздохом Ребекка вышла в холл, освещенный, как обычно, слабым мерцанием лампочек и лунным светом, пробивающимся сквозь окна. Она щелкнула выключателем на лестнице, однако свет, едва мигнув, тут же погас, как будто где-то перегорели пробки.
Расстроенная, она стала подниматься наверх, размышляя, могут ли в таком доме водиться призраки. Превозмогая страх, Ребекка медленно продвигалась по темной спирали лестницы, нащупывая ногами ступеньки, хотя ее так и подмывало опрометью взлететь наверх и юркнуть в свою комнату. На первой площадке крошечное оконце своим мерцанием немного облегчило подъем, и она перевела дух, но уже через несколько ступенек девушку снова обступила кромешная тьма, и сердце у нее ушло в пятки.
Она замерла, прислушиваясь к неясному шороху. Потом, сцепив зубы, заставила себя одолеть несколько последних шагов к спасительному кругу лунного света – и тут же издала вопль ужаса, столкнувшись с темной фигурой, которая преградила ей путь. Она яростно отбивалась, от страха не узнавая голоса Рассела, к которому влетела в объятия.
Бледный лунный свет падал мужчине на спину, и, отражаясь, создавал легкое серебристое сияние. Крепким и надежным изваянием высился он на лестничной площадке, от его сильной фигуры веяло какой-то живой теплой силой, он словно наполнял пространство вокруг себя своим дыханием, успокаивая и вселяя уверенность.
Страх и тревога, вызванные ночным кошмаром, постепенно отступали, освобождая место тихой и спокойной воле, которую излучал мужчина, держащий испуганную девушку в своих объятиях.
– Что случилось, Ребекка? Ты кричала, как будто тебя режут. Страшный сон? – тихо спросил Рассел.
– Да. Прости, что разбудила тебя, – сказала она извиняющимся тоном.
Ей было тепло и спокойно в его объятиях. Некоторое время оба молчали. Дыхание становилось ровнее и тише, и сердце Ребекки уже не разрывалось от страха. Почувствовав себя лучше, она попыталась освободиться.
– Спасибо, Рассел, я уже успокоилась. Иди спать.
– Как я могу оставить тебя одну в таком состоянии?
– Я привыкла спать одна и нисколько не боюсь.
– Может быть, причина как раз в этом. Женщина не должна спать одна. Особенно такая, как ты...
Он ласково провел рукой по теплой и влажной от слез щеке девушки, обхватил ее лицо ладонями, легко и коротко коснулся губами ее губ. Так светло и естественно пьют птицы. Ребекка вздрогнула.
– Забудь о кошмаре, забудь обо всем на свете. Я помогу, тебе станет хорошо и спокойно, вот увидишь, – ласково нашептывал ей Рассел.
Он все сильнее и сильнее сжимал ее в своих объятиях. Его горячие ладони властно скользили по ее телу. И Ребекка с радостью и облегчением принимала эти успокаивающие ласки. Да, она нуждалась сейчас в его обществе. В противном случае она просто сойдет с ума. Девушка вдохнула горячий, терпкий запах мужского тела и беспомощно прильнула к груди своего спасителя.
Он поднял ее на руки и понес в сторону своей спальни, открыл ногой дверь и осторожно положил драгоценную ношу на смятые простыни.
– У меня уже вырабатывается привычка носить тебя на руках, – прошептал он.
Ребекка почувствовала, как в нем разгорается глухое, жаркое пламя, и потянулась к нему навстречу, как робкий весенний росток тянется к солнцу. Горячие пальцы Рассела коснулись верхней пуговицы ее рубашки, и Ребекка вздрогнула в предчувствии чего-то обжигающего.
– Ты все еще боишься меня? – тихо спросил Рассел. – Не надо бояться, доверься мне.
Он уже расстегнул все пуговицы ее ночной рубашки. У девушки перехватило дыхание. Пальцы Рассела коснулись ее груди, и сердце гулко отозвалось на это прикосновение. Губы Ребекки трепетали от жажды поцелуев. Проникая языком все глубже и глубже, он не переставал ласкать ее. Они целовались столь самозабвенно, что, когда на секунду прервались перевести дух, она в изнеможении склонила голову ему на грудь.
Когда они снова слились в страстном поцелуе, она уже полностью подчинилась воле Рассела. Он склонил голову и потерся щекой о нежные, волнующие его холмики, слегка прикрытые тонкой тканью сорочки. Он поцеловал их, каждый по отдельности, прямо через ткань, а потом приник губами к заманчивой выемке между ними.
Затем, уже ничего не соображая, порывисто закатал подол длинной сорочки и добрался до трепещущего тела Ребекки. Скользнув одной рукой по животу, дотронулся до груди и принялся ее ласкать, в его другая рука устремилась вниз, дерзко стремясь проникнуть между бедер девушки. Там оказалось влажно, влажно и горячо. Продолжая ласкать ее груди, он все глубже и глубже проникал во влагалище пальцами.
Стон отчаяния так похож на стон страсти! Рассел продолжал все более страстно ласкать Ребекку, и только когда она резко отпрянула, он нехотя оторвался от нее. Она еле слышно прошептала:
– Я не могу!
– Ты хочешь сказать – не хочу?
В его голосе был слышен холод обиды, и ее сердце разрывалось от боли.
– Ты знаешь, я больше уважаю женщин, которые сразу говорят «нет». Этих женских игр я не выношу.
Обида в его голосе сменилась презрением.
– Я хочу быть с тобой, но я просто не могу! – прошептала она голосом, полным слез.
– Я что-то тебя не пойму, – сухо сказал он, включая ночник.
– Выключи свет, – попросила она.
Она боялась увидеть выражение его лица, еще минуту назад такого страстного и полного невысказанной нежности к ней. Она не хотела видеть его глаза, полные теперь холода и враждебности. Но что же ей делать?! Если она расскажет ему, в чем дело, он сначала заинтересуется, а затем наверняка отгородится от нее, как только поймет, что лучше держаться подальше от Ребекки, от ее жизненных сложностей и, главное, от ее эмоциональных проблем. А если промолчать, это укрепит его уверенность в том, что она с ним играет.
Каким бы сложным человеком не был Рассел, его отношение к сексу было прямым и откровенным. Секс для него был приятным занятием – не более. И вряд ли можно назвать волнующей необходимость выслушивать исповедь неврастенички. Вряд ли девушки, которые были у него раньше, плакали в постели и отказывали ему в ласке. Вряд ли они требовали от него чего-нибудь, кроме удовольствия.
– Почему? – холодно спросил он.
– Потому.
Она не знала, что сказать ему. Ей было трудно говорить, все тело сотрясали рыдания.
Он пожал плечами, но свет выключил, и благословенная темнота опять опустилась над кроватью. Она лежала на спине, тупо уставившись в потолок. Рассел смотрел на нее, опершись на локоть.
– Я весь внимание, – проговорил он, видя, что она не торопится нарушить затянувшееся молчание.
– Прости меня, – прошептала она. – Ты сердишься?
– Какая разница.
– Я знаю – сердишься.
– Давай не будем выяснять отношения, просто скажи то, что собиралась.
Был ли в его голосе оттенок скуки или это ей показалось? Он, наверное, думает, что она будет рассказывать ему какие-то неправдоподобные истории, чтобы оправдать себя. Разве он не понимает, что она вовсе не такая.
А какая? – тут же спросил ее внутренний голос. Ах, если бы она знала это. Так многое изменилось за те несколько дней, которые прошли со дня их встречи с Расселом. Похоже, она окончательно запуталась в своих взаимоотношениях с самой собой.
Сколько времени она носила траур по Питу, а сейчас вдруг вздумала завести роман с человеком, который абсолютно не годился для серьезных отношений. Он способен лишь на мимолетный роман. Любить его – значит разбить свое сердце, которое она только-только умудрилась залатать. А ведь раньше она была такой благоразумной. Что же с ней произошло?
Ей бы надо начать так. «Однажды жили-поживали двое прелестных детей – мальчик и девочка. Они были так похожи, что первые годы жизни их не могли отличить друг от друга даже близкие родственники. Только позднее стало заметно, что Пит (так звали мальчика) очень похож на красавицу маму, а Ребекка (это имя носила девочка) – милая, но совершенно заурядная...»
Впервые она собиралась поведать кому-то эту историю, ей нужно было рассказать, как еще болит ее сердце, и о том, что жизнь прожита впустую, и впереди, должно быть, тоже лишь одна пустота.
– Я не знаю с чего начать... У меня эмоциональные проблемы... Ты знаешь, я обращалась к психоаналитику...
– Наркотики? – предположил он.
– Да нет, что ты, – удивилась она.
Как ни странно, Ребекка несколько успокоилась и почувствовала себя поувереннее. Она опять вспомнила о брате, его смеющееся лицо встало перед ее глазами.
– У меня был брат-близнец... Пит...
Ей было трудно даже просто произнести его имя, в ее горле стоял комок.
– Не волнуйся... – мягко сказал он, она слабо улыбнулась, не вполне уверенная в том, что он сможет увидеть эту улыбку.
– Мы были очень близки...
– Были?
– Он погиб немногим более двух лет назад...
Она стихла, ожидая, что он скажет какие-то пустые слова сожаления, а когда он промолчал, продолжала:
– Мы всегда были вместе. Когда мы были маленькими, мы даже изобрели свой собственный язык, который не понимал никто, кроме нас. У нас не было отца, и мама воспитывала нас одна, но когда нам было по семнадцать лет, мама умерла и нам пришлось пробиваться одним.
Она вспомнила, как изменилась их жизнь со смертью мамы. Именно тогда стало ясно, какие они разные. Ребекка была более ответственной и несла на себе груз домашних забот, а также умудрялась сочетать учебу в университете с работой.
Пит был более легкомысленным, и если у него что-нибудь случалось, он всегда спешил к Ребекке за поддержкой. Постепенно все окружающие стали воспринимать их как старшую сестру и младшего брата. Она всегда следила за тем, есть ли что поесть в доме, выстирано ли белье, написал ли Пит курсовую работу, не забыл ли он о важной встрече. Даже когда Пит бросил университет и устроился работать, она продолжала опекать его. Да. Она воспринимала Пита как младшего брата. Очень любимого брата.
– По твоему тону я понимаю, что пробиваться пришлось прежде всего тебе, – проницательно заметил Рассел.
Он нежно погладил ее по щеке, и она, вместо того, чтобы закрыться в своей скорлупке, почувствовала, что ей намного легче продолжать свой рассказ. Она вдруг поняла, что только что рассказала Расселу о себе больше, чем кому-либо другому. Даже Артуру. Впрочем, это ее не удивило и не повергло в ужас. Сейчас ей хотелось только одного – продолжить свой рассказ и довести его наконец до конца.
– А что случилось потом? – поинтересовался Рассел.
– Какое-то время мы были вполне счастливы, – сказала Ребекка.
Ее лицо было мокрым, что показалось ей странным, ведь она не плакала. Должно быть, слезы тихо сочились из ее глаз, не переставая.
– Это продолжалось довольно долго. Я изучала искусство в университете, а Пит делал карьеру в банковском деле, устраивал вечеринки, на которых он всегда был королем, менял дорогие машины. Он был красивый, веселый и пользовался большим успехом у девушек.
Оказалось, что это не так уже трудно – открывать свою душу любимому человеку. Сначала она думала, что даже произнести вслух имя брата будет непросто, но сейчас почувствовала облегчение оттого, что может излить наболевшую душу.
– А какое участие ты принимала в его жизни?
Глаза Ребекки уже привыкли к темноте, и она явственно видела сочувствие в его глазах.
– Его постоянные вечеринки, а также мелькание рядом с ним все новых женских лиц ужасно меня утомляли, поэтому я старалась поменьше появляться у него. Я была тогда занята учебой, которая меня увлекала. Поэтому у меня не было времени устраивать свою личную жизнь, и это не особенно тяготило меня. Было, конечно, несколько парней, с которыми я встречалась, но ничего серьезного.
Слова лились потоком, как будто она долгое время силой удерживала их внутри, а сейчас они разорвали преграду и уже невозможно было остановить их.
Не было никого, похожего на тебя, подумалось ей. Поэтому и не было ничего серьезного. Вдруг истинность этого признания, сделанного самой себе, пронзила ее. Теперь она ясно поняла, что Рассел Робертс – необычный человек, который затронул ее душу и тем самым сделал возможным это освобождение от тяжелого эмоционального груза, давившего ее долгие годы. Осознание этого заставило ее замолчать.
– Продолжай, – сказал он мягко.
– Ты хочешь удовлетворить свое любопытство?
Она увидела, как он нахмурился.
– Ты думаешь, что я поэтому слушаю тебя? Ты считаешь, что как только я узнаю все, что мне интересно, я просто перевернусь на другой бок и засну?
– Ты сам как-то говорил, что любишь разгадывать загадки. Узнавать чужие тайны.
– Прекрати, Ребекка.
– Что прекрати?
– Ты как страус пытаешься спрятать голову в песок. Не делай из меня негодяя только потому, что так тебе будет удобнее отгородиться от меня.
– Ты преувеличиваешь, – попыталась оправдаться она. – Я и сама хочу закончить эту историю. Я чувствую, что должна тебе все рассказать.
– Ничего ты мне не должна. Ты вовсе не должна объяснять то, что произошло сейчас между нами. Если ты хочешь рассказать о себе, делай это только потому, что тебе это нужно, а не потому, у тебя есть какие-то обязательства передо мной.
И Ребекка, помолчав, продолжила рассказ.
– Несмотря на то что мы с братом стали встречаться реже, мы были очень близки. Мне казалось, что Пит – единственный человек, который знает обо мне все и может понять меня в любой ситуации. Когда у меня были какие-то проблемы, например, с моими приятелями, я всегда могла обсудить их с ним. Он мне был и младшим братом, и другом, а иногда и советчиком.
Ребекка вздохнула и несколько секунд помолчала, прежде чем перейти к печальным воспоминаниям.
– Тот образ жизни, который вел Пит, требовал больших затрат, – ровным голосом продолжила она. – Он залез в долги, и мне нужно было как-то помогать ему. Я ушла из университета и пошла работать в компьютерную фирму – я тебе рассказывала о ней. Это было не слишком интересно для меня, но я зарабатывала неплохо, и мы почти расплатились со всеми долгами. Пит как будто немного притих, мы стали снимать одну квартиру. Казалось, что все идет хорошо.
Она опять помолчала, собираясь с силами, чтобы рассказать о самом страшном. Потом продолжила:
– Однажды Пит позвонил мне в офис и пригласил пообедать вместе с ним. Он был очень возбужден и взволнован. Оказалось, он присмотрел себе новую машину и даже внес первый взнос за нее. Машина была безумно дорогая, но он не мог говорить ни о чем другом. Он, как маленький мальчик был буквально влюблен в нее. Своих денег на покупку у него не было, и он хотел, чтобы я раздобыла денег где-нибудь. Я рассердилась и отказала ему. Наверное, я не должна была делать этого так категорично, но у меня был тяжелый день и я не сдержалась. Пит очень обиделся на меня и сказал, что попросит денег у маминого двоюродного брата, живущего в Женеве. Я пыталась ему объяснить, что мы так давно не поддерживали связи с ним, что вряд ли прилично просить у него что-либо, но Пит не хотел ничего слушать. Мы поссорились, и он поехал в Женеву. В тот день шел сильный дождь, дорога была скользкая. На одном из поворотов Пит не справился с управлением, и машина упала со склона...
Голос Ребекки стал каким-то неживым и шелестящим, словно она погибла тогда вместе с братом, а эту историю теперь бесстрастно рассказывала Расселу ее печальная тень.
– Когда я приехала на место аварии, мне показали искореженную машину, пахнущую гарью и кровью... У него была точно такая же машина, как и у тебя. Поэтому, увидев твой «порше» впервые, я чуть не упала в обморок. Когда все это случилось, мне показалось, что часть меня погибла вместе с ним на горной дороге. Я переехала в Лондон, продолжала работать там в филиале нашей фирмы, я совсем забросила живопись, мне было трудно делать что-либо. Мы были близнецами, и вдруг я осталась совсем одна. И я все время думала о том, как бы все повернулось, если бы мы не поссорились тогда в кафе. Если бы я не вспылила и попыталась раздобыть эти деньги, возможно, Пит был бы жив.
Она замолчала и посмотрела на него, как будто ожидая, что он наконец ответит на мучавшие ее вопросы. Рассел лишь погладил ее по плечу и вздохнул.
– Я бы хотел сказать тебе что-то, что помогло бы тебе справиться с тем, что произошло. Но я не знаю, что сказать. К сожалению, мы не в силах исправить все те ужасные и жестокие вещи, которые иногда происходят в жизни. Мне очень жаль, что это случилось с твоим братом.
– Мне уже гораздо лучше, – поспешила успокоить его Ребекка, видя, как близко к сердцу он принял ее историю. Она перестала плакать, но чувствовала, что ее глаза распухли. – Я пошла к психоаналитику, и с этого момента все изменилось в лучшую сторону. Я смогла говорить на эту тему, затем я вернулась к занятиям живописью. Там же, в приемной психоаналитика, я познакомилась с твоим братом.
– С Артуром? – В его голосе послышалось недоумение. – А что он делал у психоаналитика?
– Его эмоциональные проблемы тоже требовали вмешательства специалиста. Пусть он сам тебе об этом расскажет, если найдет нужным. Мы поддерживали друг друга. Он меня смешил и был моей жилеткой, в которую всегда можно поплакаться. Потом он предложил мне пожить в его доме в Париже, ведь Париж был всегда местом вдохновения для художников. Я сначала не могла представить, что опять вернусь в этот город, но потом согласилась. И мне действительно стало намного легче в этом доме, в обществе Артура, который всегда все правильно понимает.
– Ну хватит, хватит, а то я начну ревновать. – Рассел сказал это с легким смешком, давая понять, что это просто шутка. – Так, значит, все дело в этом? Ты до сих пор переживаешь свою трагедию, чувство вины и утраты? Вот почему тебе трудно прикасаться ко мне? Поэтому у тебя проблемы с мужчинами?
Она хотела сказать, что у нее нет проблем с мужчинами, пока они находятся на расстоянии вытянутой руки, но не стала. Рассел заставил ее почувствовать себя живой. До этого у нее было впечатление, что она как будто не живет и когда-нибудь просто улетучится, причем этого никто даже не заметит.
У нее было такое ощущение, будто страшный груз обломков прошлого смыло очистительной грозой. Обломков, лежащих на сердце подобно тяжелым глыбам. К ним, к их давящей тяжести было все это время приковано ее сознание. И пока она не избавилась от ужасной ноши, не могло быть и речи о том, чтобы нырять в волны будущего. Теперь наконец она вышла из длинного темного лабиринта на свет божий. Рассел освободил ее от пут прошлого, полного запретов, страхов и тайн.
Наконец она поняла народную мудрость о том, что, когда умирают твои родные и близкие, это не значит, что ты тоже уходишь с ними.
– Ты понимаешь меня? – робко спросила она Рассела, заглядывая ему в лицо.
Не отвечая, он наклонился и запечатлел братский поцелуй на ее лбу.
– Спокойной ночи, Ребекка, – сказал он и повернулся на другой бок.
Она подумала, что все наконец урегулировалась. Она честно рассказала ему о себе, он удовлетворил свое любопытство и больше не будет флиртовать с ней. Он будет относиться к ней бережно, как к хрупкому сосуду, уважать ее уединение и не втягивать ее в провокационные разговоры. Все ее тайны разъяснены, она уже не представляет интереса для него, поэтому он не будет ее соблазнять.
А она и не хочет, чтобы он ее соблазнял.
Она взглянула на его широкую спину. Рассел крепко спал, она точно это знала, его дыхание было ровным и размеренным. Она подождала еще немного, неотрывно глядя в одну точку. Если бы ее глаза были лазерами, то она прожгла бы дырку в его спине.
Она протянула руку и легко коснулась его шеи в том месте, где начинали расти волосы. Ей так хотелось прикоснуться к нему, что она не смогла удержаться. Ей очень нужно было поверить, что ее жизнь скоро войдет в привычную колею.
Рассел повернулся, взял Ребекку пальцами за подбородок и повернул ее лицо к себе. Она подчинилась и только тихо вздохнула, почувствовав на своих губах его губы. По ее телу пробежала дрожь, и в ту же секунду переживания сегодняшнего дня и страхи перед днем завтрашним были забыты.
Руки ее сомкнулись у него на шее, и она, словно изголодавшись, не могла насытиться его поцелуями.
Он обнял ее еще крепче, его руки скользнули вниз и, обхватив маленькие ягодицы, прижали к себе, у нее перехватило дыхание, когда она почувствовала его эрекцию. Ей стало жарко, но совсем не от ярко горевшего в камине огня. Она ласково провела рукой по его широкой груди, а потом наклонилась и прикоснулась губами к тому месту, где сильнее всего ощущались удары его сердца.
Когда, добравшись до его соска, она нежно прикоснулась к нему языком, Рассел тихо застонал. От этого прикосновения, словно от искры, в его груди разгорелось пламя страсти. Слишком долго сдерживаемое желание мощной горячей волной захлестнуло его.
– Ты уверена? – прошептал он, не отрываясь от ее губ. – Уверена, что хочешь этого?
– Я хочу тебя, – прошептала она в ответ. Ребекка лежала не двигаясь, чувствуя, как он нежно и осторожно провел руками по округлостям ее груди и прикоснулся большими пальцами к соскам. У нее участился пульс и все чувства предельно обострились.
Он прижался губами к мягкому углублению между ее плечом и шеей. Она откинула голову на подушку и закрыла глаза, наслаждаясь каждым моментом, испытывая потрясающие ощущения, пробегающие по всему телу – от корней волос до кончиков пальцев.
Луч лунного света пробился сквозь не до конца задернутые шторы и упал на ее груди. Они были небольшие, округлые, прекрасно развитые для ее худощавой фигуры. Сдерживая настойчивое желание, Рассел, наклонившись, поцеловал одну из них, проведя пальцем по кругам вокруг уже напрягшихся розовых сосков, прежде чем взять один из них губами.
– О!
Восклицание, едва слышное, словно шепот, напомнило ему удивление ребенка, оказавшегося в комнате, полной сокровищ. И были в этом восклицании такая свежесть, такая невинность, что возбуждают сильнее, чем любые уловки людей искушенных.
Она притянула его к себе, подчиняясь желанию слиться с ним, удовлетворить свою жгучую потребность в его близости. Но как бы она ни торопилась приблизить этот момент единения, Рассел не позволил ей пойти дальше.
– У нас впереди вся ночь, – прошептал он.
Когда его руки скользнули вдоль ее обнаженного тела, он почувствовал, как она дрожит. Затаив дыхание, он опустил руки ниже, ощущая твердость мышц живота, округлость бедер, нежность ее кожи.
Ребекка вся горела. Тело ее, охваченное страстью, силы которой он у нее не подозревал, извивалось под его руками в эротическом танце, где каждое чувственное движение требовало продолжения этой игры. Теперь ее руки скользили по всему его телу, так что он уже едва мог сдерживать свое желание.
– Мне трудно сдерживаться, леди.
Возбужденная низким горловым звуком его голоса, она закинула ногу на его бедро и, ухватившись за его плечи, всем телом подалась вперед. Он, казалось, перестал дышать от наслаждения, а его кожа, под ее руками стала горячей и влажной.
Он вошел в нее, перехватив губами вырвавшийся у нее стон наслаждения. Мгновение они лежали не двигаясь. Потом, когда желание стало нестерпимым, он положил вторую ее ногу себе на бедро.
Она сразу же подстроилась к его ритму, как будто они всю жизнь занимались любовью. Она никогда до конца не понимала, что означает полная близость с мужчиной. Сейчас она поняла это.
Охвативший ее жар усиливался по мере того, как ускорялся ритм их движений. Все чувства были обострены, каждая мышца напряглась. Она хватала ртом воздух, следуя его движениям, впуская его еще глубже внутрь своего тела. Ее руки гладили его спину, все крепче и крепче прижимая его тело.
Мощный оргазм, какого Ребекка не испытывала никогда в жизни, потряс ее с такой силой, что она едва могла дышать. Но настоящее счастье испытала она, когда уловила момент его наивысшего наслаждения. И наконец почувствовав, что он слабеет, она наградила его долгим страстным поцелуем.
Лучи солнца, пробившись сквозь тяжелые зеленые шторы, упали на лицо Ребекки. Не открывая глаз, она потянулась, с улыбкой вспомнив прошедшую ночь.
Когда Ребекка открыла глаза, она увидела, что Рассел уже проснулся и, опершись на локоть, наблюдает за ней. Она улыбнулась ему неуверенной улыбкой, приглаживая руками растрепавшиеся волосы и панически думая при этом, что ее давненько перестало беспокоить, как она выглядит по утрам. Господи, что он о ней думает?
– Что ты делаешь? – смущенно спросила она.
– Запоминаю твое лицо.
– Зачем? Я никуда не ухожу.
– Это хорошо.
Он стал поглаживать пальцами ее обнаженное плечо, затем его рука скользнула чуть ниже, вновь возбудив в ней желание, которое она считала полностью удовлетворенным прошлой ночью. При любых других обстоятельствах она бы с удовольствием нырнула под одеяло и проверила, сколько времени потребуется, чтобы зажечь его снова. Но с наступлением утра вновь вступила в свои права реальность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неожиданный визит - Бейтс Ноэль

Разделы:
Пролог12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману Неожиданный визит - Бейтс Ноэль



Мило.
Неожиданный визит - Бейтс НоэльЛена
5.10.2012, 23.23





Один раз можно прочитать. Не понравилось, что ггероиня себе и ггерою жизнь усложняла. Но мужчина молодец. Терпеливый.
Неожиданный визит - Бейтс НоэльКристина
21.09.2013, 6.52





хороший роман чтобы скоротать вечер!!!
Неожиданный визит - Бейтс Ноэльинна
15.10.2013, 18.29





почему во всех любовных романах героини постоянно облизывают губы при разговоре с мужчиной? бросаю читать роман после первого описания облизывания губ. интересно как авторы описывающие сей процесс видят это в реале? общаешься с мужчиной, а он провёл языком по своим губам. какой у вас будет вывод? rnну а сам роман бред.
Неожиданный визит - Бейтс НоэльФеяЯ
15.10.2013, 22.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100