Читать онлайн Не отпускай любовь, автора - Бейли Джессика, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не отпускай любовь - Бейли Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не отпускай любовь - Бейли Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не отпускай любовь - Бейли Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейли Джессика

Не отпускай любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Женщины вышли из комнаты рука об руку, и Глория испытывала какое-то странное, но очень приятное чувство оттого, что снова шла с Элизабет.
Вдоль длинного, покрытого ковром коридора группами стояли люди. Некоторые из них заговаривали с Элизабет. Она кивала им, но не останавливалась, чтобы поговорить.
— Ты, как и раньше, всех знаешь, — прошептала ей Глория.
Элизабет улыбнулась.
Они поднялись по лестнице наверх, но ни одна из них не увидела Джонатана с Брендоном, пока они почти не столкнулись с ними.
— Так, ну, что у нас здесь? — Брендон широко улыбался, переводя взгляд с Элизабет на Глорию. Однако в воздухе чувствовалась какая-то неловкость.
— Ты думал, я потерялась? — Элизабет заметила его замешательство и погладила его по руке. Затем повернулась к Джонатану. — Как дела, Джонатан? Мы с тобой давно не виделись.
Да, Лиз, правда. Как поживаешь? — с запинкой ответил Джонатан. Его взгляд пробежал по лицу Глории и остановился на сцепленных руках женщин.
— Отлично, — сказала Элизабет. — Как и вы. Полагаю, Брендон говорил тебе об этом.
— Что? Наверное, говорил. — Удивленный взгляд Джонатана остановился на лице Глории. — Я не знал, что вы знакомы.
Глория глубоко вздохнула. Ей показалось, что в этом огромном помещении не хватает воздуха.
— Я говорила тебе, что жила раньше в Ливерпуле. Элизабет — моя мачеха.
— Твоя — кто?
— Твоя очаровательная подруга Глория — моя падчерица, — пояснила Элизабет, взглянув на стоявшую рядом с ней молодую женщину. — И одна из моих самых близких друзей.
— Ясно, — сказал Джонатан.
Во рту у него вдруг пересохло, мозг лихорадочно работал. Он ничего не понимал, но чувствовал какую-то необоснованную тревогу.
К ним подошел кто-то из гостей, многие здоровались. Брендон и Элизабет отошли в сторону, Глория и Джонатан продолжали смотреть друг на друга. Когда кто-то невзначай толкнул Джонатана, он взял Глорию за руку и отвел в сторону, подальше от потока людей, сновавших вверх и вниз по лестнице.
— Боюсь, мы не обсудили еще массу вещей, нервно сказала Глория, уверенная, что сегодня вечером Джонатан многое о ней узнает. Сведения о ней обрушатся на него, как снежный ком, и большинство из них будут очень резкими. Она подняла голову. Один раз она сбежала, но не теперь. Она смотрела Джонатану прямо в глаза, но их разговору помешал громкий голос мужчины, остановившегося поговорить с Брендоном и Элизабет.
— Элизабет, ты выглядишь великолепно. Наша компания пользовалась услугами твоей фирмы, и мы были довольны. Черт возьми, а это не Глория ли вон там? Да, точно. Глория! Глория! Привет!
Мужчина отошел от Элизабет и стал рядом с Глорией. Она безучастно посмотрела на него, совершенно не узнавая.
— Как дела? — спросил он. — Давай потанцуем, когда начнется музыка, по старой дружбе. Почему ты не обнимешь меня, дорогуша? Эй, Стив, посмотри, кого я нашел.
На глазах Глории лицо Джонатана превратилось в ледяную маску. Прищурившись, он посмотрел на мужчину, потом снова на Глорию.
— Глория… Я слышал это имя. В свое время на тебя был большой спрос, — сказал он без всякого выражения.
Глаза Джонатана потемнели, а Глория почувствовала, как ей становится дурно. Им обоим было ясно, о чем шел разговор. Глории вдруг страшно захотелось заплакать, потребовать, чтобы Джонатан выслушал ее и не делал поспешных выводов. Но она ничего не сказала. Еще несколько мужчин присоединились к их группе, все более отдаляя ее от Джонатана, в буквальном и переносном смысле. Глория как будто приросла к своему месту. Она пыталась отвечать каждому, кто к ней обращался.
— Привет. Да, я помню вас. Просто замечательно. А вы?
Слова машинально слетали с ее губ. Один из мужчин попытался заключить ее в объятия, и она отступила назад.
— Черт возьми! — гневно воскликнул Джонатан. — Отойдите от нее. Вы столкнете ее с лестницы.
Рычание Джонатана и его угрожающая поза еще сильней расстроили Глорию. Она непроизвольно отступила назад и почувствовала, что ее каблук соскользнул со ступеньки:
— А-а-а!
— Черт! — Джонатан рванул ее за руку назад и прижал к груди, обхватив сильными руками за плечи.
— Спасибо, — сказала она в его смокинг. Все уже в порядке.
Потрясенная, не в силах взглянуть на него, она тщетно пыталась высвободиться из его железных объятий. В ее присутствии Джонатан всегда был сама нежность, предупредительность и забота. Теперь же он был подобен грому и чуть ли не метал молнии.
Она снова попыталась освободиться. Безуспешно. Он как будто приковал ее к себе наручниками. Тягостное напряжение между ними все возрастало.
— Должно быть, уже пора садиться за стол, услышала Глория голос Брендона. — Пойдем, Элизабет. Отличная реакция, Джонатан. Глория могла бы упасть с лестницы под напором доброжелателей. А, кстати, вы вдвоем сидите за нашим столом.
— Превосходно, — сквозь зубы процедил Джонатан. — Это именно то, что нам сейчас нужно.
Он был раздосадован, ошеломлен, растерян. Покой и счастье его последних недель внезапно разбились, как стеклянный елочный шар. Кем, черт возьми, была его Глория?
— Послушай, если ты считаешь, что со мной уже все в порядке, — начала Глория, чувствуя, как в ней закипает ярость от его поведения, ты можешь поискать себе другое место и другую соседку. Я тоже найду другой стол…
— Пошли, Глория, — Джонатан не дал ей договорить. — Мы сидим за главным столом.
Он взял ее за руку повыше локтя и потащил по лестнице.
У Глории возникло глупое, почти непреодолимое желание немедленно оказать сопротивление, пусть даже они вдвоем полетят вниз сломя голову. Она схватилась одной рукой за перила, а другой дернула Джонатана и заставила его остановиться. Он моментально обернулся, как будто только этого и ждал.
— Не смей, — свирепо сказала она, — тянуть меня, как будто я рыба на леске.
— Ах, вот оно что, — вкрадчиво проговорил Джонатан. — Так у нас и острые зубки, и коготки имеются, не так ли?
— А еще я кусаюсь и царапаюсь. — Глория сошла вниз на несколько ступенек и посмотрела ему в глаза. — И убери это страдальческое выражение со своего лица. Я не собираюсь оставаться в твоем обществе ни секунды больше, чем это необходимо.
— Страдальческое выражение?! — Услышав громкий голос Джонатана, люди вокруг стали оборачиваться, смотреть на них. Джонатан не обращал ни на кого внимания, поедая глазами стоящую перед ним высокую женщину с гордо поднятой.головой. Куда подевалась сдержанная Глория из Лондона? — А я-то думал, ты должна мне кое-что объяснить. Может показаться, что ты бывшая, но далеко не забытая знаменитость Ливерпуля, которая изображает из себя…
— Я никогда из себя ничего не изображала, ни перед тобой, ни перед кем другим. И я не обязана тебе ничего объяснять, ни о своей прошлой жизни, ни о настоящей, ни о будущей. Если в моем обществе вы чувствуете себя неловко, мистер Крейг, позвольте вас уверить, что я смогу найти другой способ вернуться домой.
Глория говорила тихо, но внутри у нее бушевала такая буря, что она едва удержалась, чтобы не дать ему пощечину. Она заметила, что несколько человек все еще смотрят на них, но была слишком рассержена, чтобы отступать. Джонатан побелел.
— Все это время ты была сама Мисс Застенчивость: мало говорила, сладко улыбалась идеальная картинка скромной, склонной к уединению леди…
— А я и есть леди, и скромна, когда считаю нужным и с кем считаю нужным.
— И, кажется, на более чем дружеской ноге с кем считаешь выгодным.
— Верно подмечено.
Она ударила Джонатана кулаком в бок, обошла его и направилась к выходу. Он догнал ее у эскалатора и снова обнял, хотя она уперлась руками ему в грудь. Джонатан увидел, что в глазах Глории блестят слезы, хотя она смотрела на него со злостью.
— Подожди, Глория… Я вмешиваюсь не в свои дела. Прости мою последнюю фразу. Она была совершенно неуместной и…
— …И чертовски прямолинейной, — сказала она, натянуто улыбаясь.
— Пойдем со мной назад в холл. Нам нужно поговорить об этом.
Она покачала головой.
— Нет, не нужно. И я не буду ни о чем говорить, я же сказала тебе, что я не обязана тебе ничего объяснять, и ты ничего от меня не услышишь. Так что отпусти меня. Я возвращаюсь в Лондон.
Джонатан вздохнул.
— Пусть будет по-твоему. Но я тебя сюда привез, и я увезу назад. — Он посмотрел через плечо. — А сейчас, пожалуйста, подумай о Брендоне и Элизабет. Я считаю, тебе все-таки нужно остаться на ужин.
Джонатан и не подозревал, что затронул нужную струну. Что дал ей побег от действительности? Она стала затворницей, отгородилась от всего мира. Так дальше продолжаться не может. Она не сделала ничего дурного. Кто-то обвинил ее в том, чего она не совершала, и ей нужно было бороться. Убежав, она причинила боль себе и Элизабет не должна огорчать ее снова.
— Хорошо, — сказала Глория, — я останусь на ужин, а потом…
— А потом я отвезу тебя домой, — сказал Джонатан тоном, не допускающим возражений.
Повернувшись к нему спиной, плотно сжав губы, Глория вошла в банкетный зал. Когда она увидела, что при ее появлении с лица Элизабет мгновенно слетело выражение напряженного ожидания, она обрадовалась, что решила остаться. А так как ее место за столом было рядом с мачехой, то она сможет во время ужина разговаривать только с ней и игнорировать Джонатана.
Когда подали первое блюдо, Глория попросила Джонатана передать ей черный перец. Когда принесли салат, он попросил у нее тертого сыра. К жаркому они предложили друг другу булочки. Когда перед ними оказался шоколадный мусс, они покорно передали друг другу сливки. Когда настало время ликеров, они сосредоточили свое внимание на тостах, произносимых в честь Брендона, хотя оба не слышали ни слова из того, что говорилось за столом. Наконец, Брендон встал, чтобы поблагодарить присутствующих, и все закончилось.
Глория вскочила на ноги. Партнер Джонатана взял ее за руку.
— Надеюсь, ты позволишь пригласить тебя на танец, дорогая. У нас не было возможности поговорить.
Она колебалась, но умоляющее выражение его глаз заставило ее улыбнуться и кивнуть.
— Спасибо, я с удовольствием потанцую с вами.
Он выглядел довольным.
— Хорошо.
Они направились к танцевальной площадке, то и дело останавливаясь, чтобы поговорить с разными людьми. Когда оркестр заиграл, Брендон взял Глорию за руку и повел ее в центр площадки.
Джонатан, не обращая внимания на окружающих его людей, смотрел на танцующую пару.
— У тебя хмурый вид, — подойдя к нему, сказала Элизабет.
Он взглянул на нее:
— Извини. Расскажи мне, как у тебя дела, Элизабет.
— Эта фальшивая улыбка и столь же фальшивый интерес не обманут меня, Джонатан Крейг. Ты хочешь спросить меня о Глории. — Она посмотрела на него снизу вверх. — Ей пришлось очень туго, но я еще не слышала от нее жалоб.
— Неужели?
— Не кривляйся, Джонатан. Я не буду тебе ничего говорить о Глории. Если она захочет, чтобы ты все узнал, она сама тебе расскажет. Но я все-таки скажу тебе вот что: то, что произошло с ней здесь, в Ливерпуле, причинило ей сильную боль. Но она ни в чем не виновата.
Джонатан видел страдание в глазах Элизабет, ее сжатые в волнении руки, но он был слишком занят своими мыслями, чтобы обратить на это должное внимание.
— Прости, я не хотел тебя обидеть.
— И не смей обижать ее. С нее хватит мужчин-предателей.
Джонатан застыл, у него внутри все перевернулось. Он не хотел знать, но должен был спросить.
— Что ты имеешь в виду?
— Ничего. — Она отвернулась от него и заговорила с какой-то женщиной.
— Элизабет, — тихо позвал Джонатан. Она обернулась, качая головой.
— Я уже и так сказала слишком много. Поговори с Глорией.
Джонатан просто задохнулся от муки; его воображение рисовало ему живые картины: Глория с другими мужчинами. Не это ли и составляло ее прошлую жизнь? Сколько у нее было мужчин до него? Может быть, она все еще любит кого-нибудь из них? Приезжал к ней кто-либо в Лондон? Был ли среди ее знакомых тот, кто занимал в ее жизни особенное место? Ревность жгла его изнутри, как кислота. «Имеет ли это значение?» — спрашивал он себя. Да, черт возьми, имеет. Он хотел стать самым важным мужчиной в ее жизни, единственным мужчиной. Он намеревался спросить ее, как она отнесется к тому, чтобы быть с ним вместе всегда. «Нет, оборвал себя Джонатан, — если я не хочу сойти с ума, ее прошлое не должно меня касаться».
Его блуждающий взгляд снова остановился на танцевальной площадке, и он сразу же увидел Глорию. Ее партнером был уже не Брендон. Мужчина, первым заговоривший с ней, когда они были на втором этаже, склонился над ней сейчас. Она смеялась. На глазах у Джонатана, сжимавшего в бессильной ярости кулаки. К ним подошел другой мужчина и повел в танце улыбающуюся Глорию.
— Могу я предложить вам выпить, сэр?
Джонатан тупо уставился на официанта, незаметно подошедшего к нему. Он ухватился за предложение.
— Да. Виски. Двойной. Официант кивнул и незаметно исчез.
Элизабет, разговаривавшая с другими гостями, услышала, что он заказал, и подошла к нему.
— Я не позволю Глории лететь с тобой, если ты будешь много пить, — сказала она. — Я снова нашла ее и не собираюсь терять только потому, что ты запутался в своих собственных фантазиях.
Джонатан криво усмехнулся. Он посмотрел на миниатюрную женщину с волосами, как бы покрытыми инеем.
— Не волнуйся, Элизабет. Пока нам уходить, я буду трезв, как стеклышко. И вообще сегодня вечерок отрезвляющий.
— Для нее это тоже не пикник.
— Да, крутой вечерок, — повторил он язвительно и взял у официанта свой бокал.
— Ты прав. Но учти, люди часто ошибаются в своих суждениях о поступках других. — Она облегченно улыбнулась, увидев приближающегося Брендона.
— С тобой все в порядке, дорогая? — спросил он, обнимая ее за талию, а затем вопросительно посмотрел на Джонатана.
— Я бы за нее не волновался. Она тут на куски меня разрезает, а с другими ведет великосветские разговоры.
Брендон посмотрел на стакан в руке Джонатана и нахмурился, когда тот, запрокинув голову, выпил сразу половину его содержимого.
— Ты летишь назад сегодня вечером?
Лечу. — Он поставил бокал на ближайший столик с такой силой, что хрупкое стекло треснуло. — Думаю, мне лучше заняться чем-нибудь другим. Мне не удастся спокойно выпить, если вы оба будете так заботливо наблюдать за мной.
Не говоря больше ни слова, он отошел от них и направился к танцевальной площадке.
— Что ты думаешь об этом? — спросил Брендон у Элизабет.
— Думаю, что четыре человека перенесли сегодня шок, — тихо сказала она, качая головой. — Я все еще не могу прийти в себя, но больше всех досталось Джонатану.
Брендон кивнул.
— Такие совпадения случаются редко. И мне бы хотелось, чтобы при этом присутствовало меньше народа.
— Совпадение? Вот как ты считаешь? Я так не думаю. Я считаю, ангелы, всегда охранявшие Глорию, и сейчас позаботились о ней. — Элизабет улыбнулась. — Признаю, у них довольно своеобразное чувство юмора, но я думаю, она на пути к счастью… И Джонатан — часть этого счастья. Не смейся надо мной. Знаю, как это выглядит сейчас, но я в это верю.
— Я не смеюсь, — сказал Брендон. — Может быть, эти же ангелы спасут и Джонатана.
Элизабет нежно посмотрела на него.
— Ты его любишь, правда?
— Да. В нем есть все, чего можно только пожелать в сыне. И его жизнь не была сплошным праздником.
— Ты говорил, что его мать ушла от них и отец начал пить.
— И это свело его в могилу, — сказал Брендон.
Они взялись за руки, молча давая друг другу силы, и посмотрели на танцевальную площадку.
Глория не видела Джонатана, он это сразу понял. Она казалась расслабленной и весело смеялась над тем, что говорил ее партнер. Джонатан похлопал его по плечу, и этого жеста оказалось достаточно для того, чтобы мужчина отпустил Глорию и немедленно ретировался.
Глория подчеркнуто смотрела куда-то мимо Джонатана.
— Пора идти? — спросила она.
— Скоро.
Он обнял ее и сразу же забыл обо всем. Она была похожа на диковинный цветок — такая живая, яркая, прекрасная. И ее тело так волнующе двигалось, хотя она и пыталась сдерживаться. Но у нее были и шипы. Он это сегодня почувствовал.
— Ты прекрасно танцуешь, — сказал он.
— Спасибо.
Ее голос был немного приглушен, потому что она так и не повернула к нему голову, демонстративно глядя в сторону. Джонатан не мог придумать, что бы еще сказать. Черт, он просто хотел танцевать с ней, сжимать ее в объятиях. Но чувствовал, что между ними стена в милю высотой.
Глория с болью думала о том, что он сегодня услышал о ней. А сказано было наверняка не мало. И это только начало. Теперь, когда ворота открыты, на него польется поток информации, стоит ему только упомянуть ее имя определенным людям. Она не могла заставить сплетников замолчать, но ее тошнило от мысли, что Джонатан верит им. Только будь она проклята, если станет что-нибудь объяснять.
Слезы навернулись на глаза Глории, когда она представила, каким мог получиться сегодняшний вечер. Они с Джонатаном танцуют под эту ритмичную музыку… Он смешит ее, говорит милые вещи, которые она так жаждала услышать… Теперь этого никогда не будет. Выросшая между ними преграда слишком огромна. Но она выжила в прошлый раз, выживет и сейчас.
— Мы уйдем, как только ты будешь готова, сухо сказал Джонатан.
«Ему не терпится от меня отделаться», подумала Глория.
— Я уже готова, — промолвила она, надменно вздернув подбородок.
Она явно хочет избавиться от него, с досадой подумал Джонатан. Сейчас, когда она возобновила связи со своими друзьями здесь, в Ливерпуле, ему уже не было места в ее жизни. Ну, и черт с ней!
— Хотя, если хочешь, я могу узнать, есть ли какой-нибудь коммерческий…
— Нет, не надо. Я же сказал, что отвезу тебя. Как только музыка прекратилась, они оба, как по команде, повернулись и пошли через весь зал с приклеенными улыбками попрощаться с Элизабет и Брендоном.
— Я тебе скоро позвоню, — пообещала Глория мачехе, целуя ее в щеку.
Как бы ни повлияли события сегодняшнего вечера на ее отношения с Джонатаном, она встретилась с Элизабет, разговаривала с ней, многое поняла и простила ее.
— Если ты не позвонишь, я тут же приеду, сказала Элизабет, помахав визитной карточкой, которую дала ей Глория. — Я так по тебе скучала, — прибавила она.
— И я по тебе. — Глория заметила, как в глазах Элизабет блеснули слезы, и обняла ее еще раз, перед тем как уйти с Джонатаном. Брендон и Элизабет проводили их взглядами.
— Они хорошо смотрятся вместе, — грустно сказала Элизабет.
Брендон пожал ее руку.
— Но здесь не о чем грустить, не так ли? Она пожала плечами.
— Не знаю. У меня такое чувство, что из их отношений сейчас ничего не выйдет.
— Ну, вот, а двадцать минут назад ты меня уверяла, что этот вечер был устроен ангелами специально для Глории.
— Это могли быть черные ангелы.
— Потому что так много людей здесь знали когда-то Глорию?
Поэтому, и еще потому, что Джонатан оказался в таком нелепом положении. По тому, как он смотрел на нее, когда она вышла из туалетной комнаты, я поняла, что он считает ее совершенно особенной. — Элизабет прикусила губу. — А потом, когда он узнал, кто она, и Уоррен налетел на нее с друзьями, он выглядел так, будто его ударили в живот. Не уверена, что он справится с таким потрясением.
— Надеюсь, ты ошибаешься, — сказал Брендон. — Ему нужна в жизни любовь.
— И ей тоже.


Ночное небо было похоже на черный бархат, усеянный сверкающими кристаллами. Но потом, дальше на юг, оно затуманилось, как будто мир начал плакать.
Глории тоже хотелось плакать. Когда она в первый раз встретила Джонатана, она не ожидала, что их отношения продолжатся. Но он был так настойчив и одновременно так заботлив и нежен с ней, что постепенно ее неуверенность, ее боязнь очередного разочарования прошли, и она надеялась, что они всегда будут вместе. Этим вечером она упала с небес на землю, и синяки от этого падения у нее останутся на всю жизнь.
Джонатан хотел поговорить с Глорией, но он не знал, как начать. Должен ли он спросить ее, почему она не рассказала ему обо всем раньше? Ему на ум приходили только колкости и проклятья. Черт возьми, он сошел с ума.
Джонатан не разговаривал, и Глория решила, что она сама должна что-то сказать. Но ее язык, казалось, прилип к небу. Почему он с ней не разговаривает? Может быть, он еще не оправился от шока. Или пытается бороться с обуревавшим его гневом.
Она была благодарна ему за то, что снова увидела Элизабет, разговаривала с ней, избавившись от так долго преследовавших ее призраков прошлого. Какой ужас, что за это приходится платить разрывом с Джонатаном! Ее сердце разрывалось на части. Два долгих года назад, в Ливерпуле, она поступила глупо и теперь должна была заплатить за это своим счастьем. Будь проклята эта ее глупость! Слезы застилали ей глаза. Рыдания сдавливали грудь и отдавались страшной болью в голове.
Несмотря на страдание, переполнявшее его душу, Джонатан мягко посадил самолет. Он теряет Глорию… Черт возьми! Он теряет ее!
Он отвез Глорию домой. Единственным звуком, раздававшимся в машине, было ровное урчание мотора.
Джонатан остановил машину перед ее домом.
— Спокойной ночи, Глория.
— Спокойной ночи, Джонатан. Расставание уже не было для них сладостной мукой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не отпускай любовь - Бейли Джессика

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Не отпускай любовь - Бейли Джессика



Бейли Джессика класна пишет
Не отпускай любовь - Бейли Джессикалюбовница
11.11.2009, 16.15





роман как будто из-под топора. неинтересный. такое ощущение, что у автора никакой фантазии
Не отпускай любовь - Бейли ДжессикаОльга Сергеевна
27.05.2012, 11.44





Не знаю как вам, а мне понравился роман.
Не отпускай любовь - Бейли ДжессикаОльга
7.06.2013, 14.35





korotki roman vse vspeske 7bal-
Не отпускай любовь - Бейли Джессикаiamze
9.11.2016, 17.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100