Читать онлайн Путь Лэйси, автора - Бейкер Мэдлин, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путь Лэйси - Бейкер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путь Лэйси - Бейкер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путь Лэйси - Бейкер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейкер Мэдлин

Путь Лэйси

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Через несколько дней Мэтт и Лэйси прибыли в Таксон. Это был старый город в окружении отвесных скал. Он был расположен на низком хребте вдоль берегов реки Санта-Круз. Место было довольно оживленное. Приземистые глинобитные постройки с толстыми стенами были разбросаны по обеим сторонам улиц. Пешеходных дорожек не было и в помине. После дождя улицы покрывал толстый слой грязи.
Когда они въехали в город, первой мыслью Лэйси было, что все здания в городе похожи на закусочные. Мимо проходили женщины в длинных платьях, отправляясь за покупками или в церковь. Можно было увидеть солдат, дельцов, а также множество детей и собак.
Она сморщила нос, когда смесь запахов кофе, жира, острой пищи, перца чили, дыма от мескитового дерева и пыли стала раздражать ее ноздри. Откуда-то донесся тихий звук гитары, но быстро затерялся в стуке вагонных колес и печальном звоне церковного колокола.
Мэтт направил лошадей к гостинице, снял комнату и вместе с Лэйси отправился за покупками. Он купил ей новое платье, нижнее белье, туфли и чулки, белый кружевной зонтик, веселую шляпку с розовой и голубой лентами и бледно-голубую шаль с длинной бахромой. Себе он приобрел костюм из черного сукна с шелковистой отделкой, белую в полоску рубашку и винного цвета жилет с вышитыми атласными цветочками. Он купил также черную широкополую стетсоновскую шляпу, пару дорогих кожаных сапог и пояс с кобурой в комплекте с новым кольтом 44.
Лэйси безмолвно уставилась на него, когда в гостиничной комнате он надел обновки. Он выглядел, без всякого сомнения, как игрок, и к тому же очень красивый. Черное сукно костюма плотно облегало его широкие плечи и длинные мускулистые ноги, белоснежная рубашка отлично дополняла темные волосы и темно-голубые глаза, подчеркивая коричневый загар. Она почувствовала, что ее сердце трепетно забилось от восхищения. Он был прекрасен, он принадлежал ей.
— Я решил, что лучше всего посидеть в салуне в Солт Крик, — размышлял вслух Мэтт. — Знаешь, нет лучше места, чтобы услышать последние сплетни. К тому же, здесь меня не подумают искать.
Лэйси кивнула. Слишком долго им сопутствовала удача. Мэтт видел объявление о розыске на доске объявлений у конторы шерифа. Ему было немного не по себе, когда он читал свое имя. Пока никто из видевших его раньше не мог опознать его. У него отросли волосы за последние несколько месяцев, появились большие усы, длинные баки и густая борода, которая делала его дьявольски красивым.
Лэйси надела свое новое платье и с восхищением посмотрела в зеркало. Приятно снова быть чистой и одетой, как леди.
Она нахмурилась, когда ее отражение напомнило о том времени, когда Мэтт в последний раз работал в салуне.
— Я не собираюсь ночами просиживать в гостинице, как в прошлый раз, — с вызовом сказала она.
— Тогда что же ты будешь делать? — спросил Мэтт, хотя уже предчувствовал ее ответ. И он оказался прав.
— Я буду с тобой. Если ты собираешься проводить все свое время в салуне, то и я тоже.
— Не будь смешной.
— Я не хочу даже говорить об этом, Мэттью Дрего, — решительно заявила Лэйси. — Если ты претендуешь на то, чтобы быть игроком, то я могу претендовать на то, чтобы быть прислугой в дансинге.
— Но я не претендую, — сухо подчеркнул Мэтт. — Я игрок. И к тому же, чертовски хороший.
— А я могу быть служанкой в дансинге, могу подавать напитки не хуже других.
— Нет, Лэйси. Этого не будет.
— Пожалуйста, Мэтт, — Лэйси восхитительно надула губки. — Я хочу быть там же, где и ты. Встав на цыпочки, она поцеловала его, ее пальцы начали ласково перебирать его волосы.
— Можно мне хотя бы попробовать?
— Посмотрим…
Его рука легла ей на грудь, а рот неторопливо проделал путь от глаз к носу и к сладким розовым губкам.
Прилив возбуждения охватил ее, когда Мэтт начал свои ласки. Она никогда не переставала удивляться, что такой невероятно красивый мужчина находит ее желанной. Она обожала смотреть на него, видеть бьющееся в его глазах пламя желания, слышать, как его голос становится хриплым от страсти, когда он произносит ее имя. Ему стоило только коснуться ее, и она начинала таять в его руках, как масло над огнем. Она забывала обо всем, наслаждаясь его ласками, его любовью, тем, что этот мужчина целиком принадлежит ей.
Вскоре они уже лежали бок о бок в постели, а их новая одежда была беспорядочно брошена на полу. Вначале Лэйси краснела, что позволила Мэтту заниматься с ней любовью при дневном свете, но недолго. Она получала удовольствие, видя его мускулистое тело, и ей было радостно видеть, что он тоже находит ее тело прекрасным. Она коснулась кончиками пальцев его лица, вновь испытывая восторг от того, что мужчина может быть таким красивым, и что в ее власти пробудить его чувства.
Мэтт поднялся над ней, его тело вытеснило из головы Лэйси все остальные мысли и образы. Она жаждала его прикосновений, его поцелуев, его ласки. Только вместе с Мэттом она ощущала себя целостной и полной. Вдали от него она всегда чувствовала себя лишенной чего-то, как будто некая жизненно важная часть ее тела отсутствовала.
Она со вздохом обвила руками и ногами его талию, прижимая его все ближе и ближе, испытывая желание слиться вместе с ним в одну плоть, одно тело, одну душу.
Позднее, лежа в его объятиях, она поняла, что пока Мэтт находится рядом с ней, все будет хорошо.
* * *
Они провели в Таксоне целую неделю. Мэтт купил Лэйси еще несколько платьев. Они обедали в лучшем ресторане, бродили по городу, смотрели пьесу бродячей труппы, а воскресным утром Лэйси уговорила Мэтта пойти в церковь.
Мэтт чувствовал себя очень неуютно, сидя со шляпой в руке на жесткой церковной скамье. Он не был в церкви с тех пор, как двадцать лет назад Летиция Дрего заставила его посещать воскресную школу. Он никогда не считал себя отъявленным грешником, хотя и понимал, что совершил массу вещей, которые, заслуживали решительного неодобрения сидящих вокруг людей.
Лэйси знала церковные гимны, у нее был красивый чистый голос. Проповедь была долгой и скучной, но Лэйси внимательно слушала проповедника. Он говорил о любви к своему врагу и о возмещении причиненного вами зла. Мэтт был рад, когда служба закончилась и они вышли на солнечный свет.
Когда они возвращались в гостиницу, Лэйси казалась озабоченной. У входа в отель она остановилась и взяла его за руку.
— Мэтт, сделай кое-что для меня, — нерешительно попросила Лэйси.
— Все, что угодно, милая. Ты же знаешь. — Он озорно улыбнулся. — Разве мы не были в церкви?
Лэйси кивнула.
— Когда я уезжала из Солт Крик вслед за отцом, то украла немного еды и одежду. Можешь ли ты дать мне достаточно денег, чтобы заплатить за них?
— Я вижу, ты приняла слова проповедника слишком близко к сердцу, не так ли?
— Не смейся надо мной.
— Я и не смеюсь.
— Я хотела заплатить за взятые вещи, — сказала Лэйси. — Ты поможешь мне?
— Конечно.
Ее лицо прояснилось.
— Спасибо, дорогой.
Мэтт Дрего усмехнулся. Он подумал, что женился на порядочной женщине, и это его радовало и слегка смущало. Не было сомнения, что в свое время она позаботится о том, чтобы он стал праведным и богобоязненным человеком. Он не станет возражать, совсем нет. Он сделает все, о чем она попросит.
Но вначале нужно восстановить свое доброе имя.
* * *
Солт Крик изменился за время их отсутствия. Город разрастался с каждым днем, по мере того, как все больше людей пересекало равнину, чтобы обосноваться на западе.
Мэтт и Лэйси сняли комнату в гостинице и направились в салун, где Мэтт был обвинен в убийстве Билли Хендерсона. Мэтт надел свой костюм из черного сукна, и несколько женщин окинули его заинтересованным взглядом, когда они шли по улице. Ревность кольнула Лэйси прямо в сердце, и она положила свою руку на руку Мэтта стародавним жестом, который ясно говорил: «Он мой».
Лэйси взглянула на мужа. Ей никогда не приходило в голову, что другие женщины находят Мэтта привлекательным. А теперь, изучая его резко очерченный профиль, она поняла, что только мертвые или слепые могли оставаться равнодушными к мужественной красоте Мэтта Дрего, к его силе. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы заставить трепетать женское сердце.
Она никогда не считала себя ревнивой, но когда Мэтт улыбнулся на улице хорошенькой женщине, едва не задохнулась от приступа ревности. Что с ней происходит?
Мэтт похлопал ее по руке, когда они подошли к салуну «Черная Лошадь».
— Нервничаешь?
— Немного, — призналась она. — Ты ведь знаешь, что я только один раз бывала в салуне.
— Да-а. И помнишь, что из этого вышло? — проворчал Мэтт. — Лэйси, может, ты все-таки вернешься в гостиницу?
— Мэтт…
— Знаю, знаю, что ты хочешь стать служанкой в салуне. Что сказал бы твой отец?
— Он никогда не узнает. — Лэйси сделала глубокий вдох. — Я готова.
Мэтт мрачно кивнул. Что еще может мужчина сделать с женщиной, упрямой, как Лэйси.
— Сюда, — пробормотал он и вошел в салун.
В это время дня в салуне было тихо. Бармен стоял за стойкой, неторопливо протирая стаканы. Двое мужчин сидели за дальним столом. Один из них, казалось, спал, другой играл в солитер.
— Как найти хозяина? — спросила Лэйси.
— Думаю, что он как раз направляется к вам.
Лэйси неуверенно улыбнулась высокому мужчине в коричневом костюме в мелкую полоску, который появился из тени.
— Я Таккер, — представился он, внимательно разглядывая их, когда Мэтт представился Мэттью Уолкером и спросил о работе.
— Умеете обращаться с картами?
— Можете проверить.
— У меня приличное заведение, — сказал Таккер. — Никакой раздачи снизу колоды, никаких лишних тузов и разных трюков.
— Я могу раздавать, как вы захотите. Таккер кивнул. Он хорошо разбирался в людях и инстинктивно понимал, что этот человек справится с делом.
— Кто эта девушка?
— Моя жена Лэйси.
Брови Таккера взметнулись вверх.
— Твоя жена! Какого черта она здесь делает? — Она хочет найти работу.
Таккер скептически улыбнулся. Лэйси Уолкер совсем не была похожа на девушку из салуна.
— Что она может делать?
— Мэтт усмехнулся:
— Она хочет подавать напитки.
— И это все?
—Да.
Таккер задумчиво нахмурился. Болыпинство девушек в салуне делали больше, чем просто подавали напитки. Но жена игрока была все-таки красивая женщина. А мужчин всегда привлекает то, что им недоступно. Может быть, и неплохо иметь такую девушку, просто чтобы украсить салун, придать ему небольшой шик. Другие девушки в салуне не были уродливыми, но они выглядели слегка потасканными в отличие от свеженькой жены незнакомца.
— Я дам вам обоим шанс показать себя, начиная с сегодняшнего вечера, — решил Таккер. — С восьми часов до двух. Не опаздывайте.
* * *
…Лэйси нервно пригладила волосы, всматриваясь в свое отражение. На ней было платье, которое Таккер прислал в гостиницу. Платье огненно-красного цвета с длинными рукавами и короткой юбкой с оборками. Вырез на шее был квадратной формы и опускался вызывающе низко.
— Что ты думаешь об этом, Мэтт? — спросила она, сделав легкий реверанс.
— Я думаю, тебе лучше сидеть дома, — недовольно ответил он.
— Нет. Я иду с тобой.
— Проклятие, Лэйси, я не хочу, чтобы целая стая ковбоев пожирала тебя глазами, пока ты будешь разгуливать среди этого сброда. Великий Боже, что сказал бы твой отец, если бы увидел тебя сейчас.
— Не знаю, — пробормотала Лэйси. Она, конечно, знала. Отец был бы шокирован тем, что его дочь надела подобный наряд, и был бы еще больше шокирован, узнав, что она собирается подавать напитки в салуне.
— Да, я знаю, что он сказал бы, — проворчал Мэтт. — Он был бы прав.
— Мэтт, пожалуйста, позволь мне заняться этим. Может, я смогу разузнать, кто убил Билли Хендерсона.
«Она права, — мрачно подумал Мэтт. — Всего несколько стаканов виски, и большинство мужчин расскажут хорошенькой женщине что угодно».
Энтузиазм в какой-то мере иссяк, когда тем же вечером Лэйси вошла в салун. Была суббота, и салун был битком набит ковбоями и горожанами, жаждавшими немного расслабиться после тяжелого дня. В воздухе висело облако дыма от множества сигар и сигарет. Мужчины разговаривали и смеялись под негромкий звук пианино. Несколько женщин в таких же, как у Лэйси платьях, бродили по салуну, разнося напитки, улыбаясь, смеясь и заигрывая с посетителями. Щеки Лэйси запылали, когда она увидела, как одна из девушек, работавших в салуне, пошла наверх с пожилым ковбоем.
Таккер пробрался через толпу поприветствовать их. Он довольно долго изучал Лэйси холодными бледно-зелеными глазами.
— Ты выглядишь замечательно, просто замечательно, — заметил владелец салуна. — Похаживай туда-сюда и принимай заказы. Я замолвил слово, что у тебя есть мужчина, так что не должно быть никаких неприятностей, но кто знает? — Таккер пожал плечами. — Если кто-либо из клиентов станет досаждать тебе, подходи ко мне, и я все улажу.
Таккер взглянул на Мэтта.
— Ты заменишь Брилля за пятым столом. У тебя есть оружие?
— А как вы думаете? Таккер кивнул.
— Старайся не пользоваться им. Когда Таккер отошел от них, Мэтт обнял Лэйси и звучно поцеловал. Она была его женой, и он хотел, чтобы каждый в салуне знал об этом.
Лэйси вспыхнула до корней волос, когда губы Мэтта опалили ее. Задыхаясь, она взглянула ему в глаза, ощутив внутренний трепет от волнения. Ее никто не целовал раньше при людях, кроме родственников, и это новое чувство было захватывающим. Раздались бурные аплодисменты, когда Мэтт отпустил ее.
Следующие несколько часов прошли незаметно. Мэтт легко раздавал карты, его пальцы проворно двигались, а сам он был настроен расслабленно и дружелюбно. Когда он сел за стол с новой колодой в руках и поставил на колено стакан виски, его охватило чувство, что он вернулся домой. Может быть, именно здесь его место, здесь ему определено судьбой провести жизнь, ведь что бы ни происходило с ним, он всегда в конце оказывался в салуне с колодой карт в руках. Он почувствовал искушение сдать снизу туза или двух, черт знает зачем. Он никогда не думал, что снова станет зарабатывать этим на жизнь. Напротив, то короткое время, что он провел за игрой прошлой зимой, напомнило ему, почему он перед этим бросил играть. Но сейчас, сидя здесь и неторопливо тасуя колоду, он чувствовал себя как дома.
Он медленно раздал карты. Он дал слово играть теми картами, которые ему выпадут, и должен сдержать его. Как обычно, казино выигрывало больше, чем теряло, но этого от него и ждали.
Мэтт присматривал за Лэйси вне зависимости от того, что происходило за столом. Она уже поборола свое волнение и замешательство и держалась молодцом. Она улыбалась посетителям, но ее улыбка была прохладной, без намека на игривость. Она часто посматривала в его сторону, будто хотела убедиться на случай необходимости, что он все еще здесь. Но мужчины вели себя вежливо, им было приятно увидеть новое лицо, к тому же такое красивое. Быстро разошелся слух, что она не обычная девушка, что она здесь только, чтобы разносить напитки, и больше ничего.
Глаза Дж. Дж. Таккера часто останавливались на новенькой. Она была хорошенькая, красивая, как картинка, но вместе с тем ее окружал ореол невинности, который интриговал его. Ее фигура была почти совершенной, лицо без изъянов, а волосы струились огненно-золотыми волнами. Многие мужчины проигрывали партию в покер или фараона лишь потому, что посматривали на соблазнительную фигурку Лэйси вместо того, чтобы смотреть в свои карты.
Он также пристально наблюдал за человеком, который назвался Мэттом Уолкером. Он был великолепным игроком. Джи-Джи подсел к нему на пару партий и заметил, что движения рук игрока были ловкими и уверенными, Когда он раздавал карты, и это не оставило у Таккера и тени сомнения, что при желании Уолкер сможет так же легко и незаметно сдать туза снизу колоды, как и сверху.
В десять часов в салун вошел шериф с вечерним обходом. Мэтт почувствовал, как у него пересохло во рту, когда Хендерсон направился его столу.
— Ты новенький в городе, — сказал шериф и оглядел его долгим оценивающим взглядом.
— Это так, шериф, — спокойно ответил Мэтт. Он встретился с ним взглядом, одна рука Мэтта лежала на столе, другая — на бедре.
Хендерсон кивнул:
— Я не хочу неприятностей в городе. Если хочешь остаться, то заруби себе это на носу.
Мэтт кивнул, его сердце заколотилось, когда шериф окинул его еще одним долгим взглядом.
— Помни о том, что я тебе сказал, — кратко заметил Хендерсон и отошел от стола.
Мэтт проводил шерифа взглядом, пока тот не вышел из салуна, и только тогда его напряжение понемногу спало.
Был одиннадцатый час, когда двери салуна широко распахнулись, и вошли трое. Мэтт почувствовал, как напряглись все его мышцы. Двое из этих людей были в салуне «Черная Лошадь» в ту ночь, когда погиб Билли Хендерсон. Оба показали под присягой, что Мэтт хладнокровно застрелил парня.
Мэтт проследил, как они подошли к бару. Они задержались лишь для того, чтобы выпить пива, а затем ушли, но Мэтт был доволен. По крайней мере, двое из разыскиваемых им людей все еще в городе.
Лэйси бросила взгляд на часы. Еще один час, и пора уходить. Она валилась с ног, но работа все же понравилась ей. Большинство мужчин относились к ней с уважением. Некоторые пытались приставать, но ей было достаточно лишь упомянуть, что ее муж очень ревнивый человек, который быстро охладит их пыл. В лице Мэтта было что-то такое, что заставляло мужчин опасаться его, хотя Лэйси и не могла распознать этого. Для нее он выглядел как обычно, хотя ближе к полуночи она ощутила в нем некую перемену.
Эта мысль не оставляла ее в течение последующих дней, и она вновь заметила в его глазах настороженность. Он казался напряженным, как змея, которая выгнула спину, чтобы напасть в любую минуту. Вначале она решила, что это плод ее живого воображения, но затем поняла, что в Мэтте произошла разительная перемена. Когда он садился за покерный стол, его чувства, казалось, обострялись, нервы были до предела напряжены, как будто он ждал удара и хотел быть готовым к нему. Лэйси осознала даже больше, чем это: Мэтт Дрего слишком опасный человек, чтобы с ним можно было шутить. И люди, которые играли с ним в карты, тоже понимали это.
* * *
Лэйси подавила зевок, неся через комнату поднос с напитками. Она проработала в салуне, почти две недели, и чувство новизны давно покинуло ее. Временами ей казалось, что она проработала здесь всю жизнь.
Она натянуто улыбнулась, поставила поднос на стол и заменила стаканы.
— Потанцуем? — спросил один из мужчин. Это был высокий и широкоплечий человек с пронзительными карими глазами и квадратной челюстью. Длинный шрам пересекал его щеку.
— Нет, спасибо, — ответила Лэйси.
Она уже направилась прочь от стола, когда человек со шрамом вскочил и схватил ее за руку.
— Только один танец, — продолжал настаивать он.
— Я уже сказала вам, — холодно ответила Лэйси.
— А я сказал, ты будешь танцевать!
Забрав из ее рук поднос, он притянул ее к себе и закружил в вальсе. Лэйси озиралась вокруг в поисках Таккера, но его нигде не было видно. У нее перехватило дыхание, когда человек со шрамом прижал ее к себе и его глаза скользнули к ее груди.
— Убери свои грязные руки!
Голос Мэтта был твердый и холодный. Пианист убрал руки с клавиш, и весь салун внезапно замер, а человек со шрамом обернулся, продолжая держать Лэйси за талию.
— Кто ты, черт тебя побери? — спросил он.
— Я ее муж.
— Муж? Без шуток?
— Без шуток. А теперь убери свои руки.
— Конечно, — сказал человек со шрамом. — Я не хочу неприятностей.
Он выпустил из объятий Лэйси, сделав вид, что уходит, а затем внезапно повернулся и нанес мощный удар кулаком в лицо Мэтта. Тот покачнулся назад. Его рука, когда он поднес ее ко рту, была в крови.
Мэтт отскочил в сторону, когда человек со шрамом снова бросился на него. Затем он схватил его сзади за руку, заломил ее и ударил кулаком в живот. Когда нападавший согнулся пополам, Мэтт схватил его за волосы, задрал голову вверх и нанес сильный удар в лицо. Второй удар в челюсть свалил нападавшего на пол.
— О'кей, ребята, представление закончилось.
Дж. Дж. Таккер с трудом проталкивался через толпу.
Он бросил быстрый взгляд на здорового парня, валявшегося на полу, и на Мэтта. Значит, это наконец произошло. Его удивляло, что подобное не случилось раньше. Не удивительно, что Уолкер так же хорошо владеет кулаками, как и карточной колодой.
— Давайте, расходитесь. Мэтт ответ Лэйси в сторону.
— Ты в порядке?
— Да. — Она коснулась его рта полотенцем. — А ты?
— Ага.
— Мой герой, — едва слышно пробормотала она.
— Я говорил тебе, что твое место дома, — проворчал Мэтт. — Но тебе понадобилось работать в салуне.
— А тебе понадобилось стать игроком.
— Хорошо, хорошо, я сдаюсь.
Его руки обхватили ее лицо, а губы прильнули, к ее губам. Дж. Дж. Таккер прочистил горло.
— Вы сможете вернуться к работе? — с кривой усмешкой спросил он.
— Конечно, — ответил Мэтт. Пожав Лэйси руку, он, тихонько насвистывая, направился к своему столу.
* * *
По мере того, как шло время, Лэйси все больше знакомилась с постоянными посетителями салуна. Большинство из них были дельцами, которые заглядывали выпить холодного пива и немного поболтать перед тем, как возвратиться домой к своим женам и детям. Ковбои с отдаленных ранчо приезжали на выходные, желая потратить свои деньги на хороший виски и плохих девушек. Лэйси часто видела тех двоих, обвинивших Мэтта в убийстве Билли Хендерсона. Третий человек не показывался в салуне, и Мэтт решил, что он, возможно, уехал или умер, или просто находится за пределами города.
Дж. Дж. Таккер часто под разными предлогами отводил Лэйси в сторону, чтобы поговорить с ней, и она начала понимать, что нравится владельцу салуна. Это очень беспокоило ее, в основном потому, что она не знала, как держать себя с ним. Таккер никогда не говорил или делал что-либо, что могло быть истолковано превратно, но женским чутьем она понимала, что он находил ее привлекательной. Это был красивый мужчина. У него были темно-коричневые волосы, бледно-зеленые глаза, холодные, как Тихий океан зимой. Он опрятно одевался, предпочитая темные костюмы и расшитые цветами жилеты. Он носил большое кольцо с бриллиантом на правой руке и рубиновую заколку в галстуке. Таккер был почти такого же роста, как Мэтт, но Мэтт более гибкий и мускулистый, в то время как Таккер немного полноват. Несмотря на то, что он был неизменно вежлив, Лэйси ему не доверяла. В нем было нечто необъяснимое, что тревожило ее.
Лэйси предполагала, что Таккер живет в одной из комнат над салуном, но Мэтт сказал, что он владеет большим домом на окраине города. Там жила и его сестра. Люди говорили, что она вроде затворницы, но Мэтт упомянул о том, что слышал от одного из посетителей, будто она немного не в своем уме.
Лэйси, нахмурившись, посмотрела на Мэтта.
— Ты чего-то не договариваешь.
У Мэтта на лице заиграли мускулы, а глаза стали жесткими и холодными.
— Она была помолвлена с Билли Хендерсоном. Говорят, что она не выходила из дому с тех пор, как его убили, даже не пришла на его похороны.
— Мэтт, это не твоя вина.
— Может быть, и так. А может, это я убил парня. — Он ударил по стене кулаком. — Если бы я мог вспомнить, что произошло той ночью.
—Мэтт…
— Я слышал, что она очень красивая, — заметил Мэтт, — или была такой до того, как стала скрываться в доме. Говорят, что она не выходила наружу с тех пор, как он умер. Просто сидит в гостиной и ждет, что он придет к ней.
Лэйси покачала головой, ее сердце было полно сочувствия к женщине, которая добровольно ушла от мира.
— Наверное, она очень сильно любила Билли, — сказала Лэйси и попыталась представить себе свою реакцию в том случае, если бы подобная трагедия случилась с Мэттом.
— Возможно. Но люди умирают, а жизнь продолжается. Нельзя изменить прошлое, делая вид, что ничего не случилось.
— Я бы не стала жить без тебя, — пробормотала Лэйси.
— Но ты станешь, — ответил Мэтт. — Ты будешь продолжать жить.
Лэйси пожала плечами. Кто сможет предсказать свою реакцию на нечто столь ужасное, как смерть любимого, пока это не случилось?
— Я не хочу больше говорить об этом, — сказала Лэйси.
Но она не могла освободиться от мыслей об этой женщине. Когда в следующий раз она отправилась в город за покупками, то пошла в конец улицы и посмотрела на большой дом, где жила сестра Таккера. Дом казался добротным. Краска была еще свежая, трава зеленая и тщательно подстриженная, у переднего крыльца росли цветы и кусты. Лэйси заметила, что все занавески задернуты, а передняя дверь закрыта.
Лэйси с любопытством обошла дом, высматривая какие-нибудь признаки жизни. На мгновение ей показалось, что она увидела лицо в окне, потом решила, что это тень или ее собственное отражение. Мысль о женщине не давала ей покоя, и она днями раздумывала и терзала себя этим. Она думала о Мэтте, о том, как глубоко он ее любит и как много для нее значит. Что бы она делала, если бы потеряла его? Захотела бы она жить дальше? Хватило бы ей мужества смотреть в лицо людям, не ощущая рядом его присутствия, или она поступила бы, как сестра Таккера, и просто ушла от реальности?
Однажды вечером, когда дела шли довольно вяло, она собрала все свое мужество и поведала об этом Таккеру.
— Я… я слышала, как кто-то говорил о вашей сестре, — неуверенно начала Лэйси.
— Неужели? — ответил лишенным выражения голосом Таккер.
— Да. Они сказали, что она никогда не выходит.
— Это правда, — Таккер пожал плечами. — Вначале я пытался ободрить ее, пытался заставить ее понять, что жизнь не закончилась, но она лишь уставилась на меня, как на пустое место.
Таккер возмущенно фыркнул.
—Я. пытался рассказать ей, что Хендерсон совсем не заслуживает ее слез. Эта скотина вечно совал всюду в салуне свой нос, как будто имел на это право только потому, что был помолвлен с Сюзанной…
Таккер внезапно замолчал, и его лицо снова, приняло бесстрастное выражение.
— Мне не нужно было говорить об этом.
— Совсем нет, — успокоила его Лэйси, озадаченная такой вспышкой ярости. Что мог найти Билли Хендерсон, чего боялся Джи-Джи?
— Сколько лет вашей сестре? — спросила Лэйси.
Таккер нахмурился.
— Двадцать два, двадцать три, я не уверен.
— Она так молода! — воскликнула Лэйси. — Вы не должны позволять ей тратить понапрасну лучшие годы своей жизни.
— Так что же вы предлагаете? — спросил Таккер. — Я испробовал все, что только мог придумать.
— Не знаю. Не возражаете, если я приду навестить ее?
— Вы можете попытаться, но я сомневаюсь, что она пустит вас.
Лэйси закусила губу, пытаясь понять, во что она может быть втянута.
— А она не… опасна, как вы думаете?
— Сюзанна? — Таккер рассмеялся. — Нет, она не опасна. Она просто одинокая.
* * *
Мэтт заволновался, когда Лэйси сказала, что собирается нанести визит сестре Таккера.
— Зачем тебе лезть в это дело? — недовольно спросил он. — Разве у нас недостаточно своих неприятностей, чтобы искать новых?
— Я не ищу неприятностей, — возразила Лэйси. — Я только…
Мэтт покачал головой.
— Мне не нравится это, но ты можешь делать все, что считаешь нужным.
Лэйси кивнула.
— Мэтт, как ты думаешь, Таккер мог иметь какое-то отношение к смерти Билли Хендерсона?
— Джи-Джи? — Мэтт пожал плечами. — Почему та спрашиваешь?
— Не знаю. Я разговаривала с ним прошлой ночью, и мне показалось, что он не очень-то любил Билли. Он сказал, что Билли вечно совал всюду свой нос и… ах, я не знаю. Это только мысли.
— Будь осторожна, Лэйси. Не вздумай и ты совать свой нос, куда не следует.
* * *
На следующее утро Лэйси подошла к дому Таккера. Она с трепетом поднялась по ступенькам и постучала в дверь.
Прошла минута, две. Никто не подошел к двери.
Лэйси снова постучала, на этот раз громче. Опять нет ответа. Она попыталась в третий раз, заколотив кулаком в дверь.
— Сюзанна? Я знаю, что ты здесь. Пожалуйста, впусти меня. Я друг Джи-Джи.
Прошла еще минута, и Лэйси уже хотела все бросить и пойти домой, как дверь приоткрылась и показалось бледное лицо.
— Сюзанна? — спросила Лэйси. — Меня зовут Лэйси Уолкер, я работаю у твоего брата.
— Чего вы хотите? — голос Сюзанны был тихим и хриплым, как будто она редко говорила вслух.
Что она хочет? Лэйси задумалась.
— Я… я никого не знаю в городе и подумала, что мы могли бы стать друзьями.
— Нет, спасибо, — ответила Сюзанна безразличным вежливым тоном, как будто она отказывалась от бисквита за ужином.
— Сюзанна, подожди, пожалуйста.
— До свидания, — сказала Сюзанна и закрыла дверь.
Лэйси не была обескуражена. Подружиться с Сюзанной стало для нее целью, вершиной, которую нужно было покорить, препятствием, которое нужно преодолеть, и она не собиралась сдаваться. Кроме того, это помогло бы ей занять себя. По ночам она работала в салуне с Мэттом. Днем они занимались любовью, ходили за покупками или наводили порядок в своей комнате. Иногда Мэтт на несколько часов ходил в салун днем, чтобы поиграть на свои собственные деньги. И как раз в это время Лэйси отправлялась к дому Таккера.
Сюзанна всегда открывала ей дверь, но никогда не приглашала войти и редко разговаривала больше минуты или двух. Но все равно, Лэйси считала это достижением.
Она посетила Сюзанну уже четыре раза за последние две недели, и когда в очередной раз стояла на ее крыльце, Сюзанна открыла дверь и пригласила ее в дом.
Довольная и взволнованная таким неожиданным поворотом событий, Лэйси вошла в дом. Дом был чудесный. Полы были сделаны из твердой древесины и отполированы до блеска. Стены покрывали бледно-голубые обои. Мебель красного дерева была обита темно-голубой дамасковой тканью, изящно расшитой золотыми нитями. На шелковых шнурах со стен свисали картины и зеркала.
Сюзанна провела ее в гостиную.
— Садитесь, пожалуйста, — пригласила она. Она присела на диван и указала Лэйси на место рядом с собой. — Вы моя первая гостья больше чем за год, — добавила она.
Лэйси улыбнулась, не зная, о чем говорить. — Могу я предложить вам чашку чая?
— Спасибо, с удовольствием.
Лэйси пыталась не задерживать на Сюзанне взгляд, но девушка была поистине красавицей. У нее была бледная кожа, огромные изумрудаые глаза. Ее волосы были такого же коричневого оттенка, как у Таккера, она укладывала их в строгий узел на затылке. У нее были миловидные черты лица, прекрасно очерченный прямой нос, брови и ресницы были темными на фоне прозрачной кожи. Ее руки были маленькие и изящные, а движения изысканные, когда она наливала чай в фарфоровые чашки. Она была одета в платье из черного шелка с высоким воротником и длинны ми рукавами.
Итак, — сказала Сюзанна тихим хриплым голосом — расскажите мне о себе.
Я даже не знаю, с чего начать, — сказала Лэйси и в течение часа рассказала Сюзанне о своем детстве, о том, как отреагировал ее отец на смерть матери, как она спасла Мэтта и влюбилась в него. Она не упомянула о том, что настоящая фамилия Мэтта была Дрего и он был в этом городе раньше.
Зеленые глаза Сюзанны были печальны, когда Лэйси закончила свой рассказ.
— Я была также влюблена когда-то, — тоскливо сказала она. — Наверное, Джи-Джи рассказывал вам.
— Да, мне очень жаль. Я попыталась представить себе, какой станет моя жизнь без Мэтта, и поэтому пришла сюда. Хочу сказать вам, что не нужно от всего отрекаться. Жизнь слишком ценна сама по себе, чтобы растрачивать ее впустую.
Сюзанна пожала плечами, ее глаза увлажнились.
— Я знаю, что вы говорите правду, и я сама говорила себе то же самое много раз, но я не могу жить без него.
Сюзанна встала. В своем строгом черном платье она была похожа на привидение.
— Я немного устала, Лэйси. Спасибо, что пришли. Было очень приятно побеседовать с вами.
Лэйси поднялась. Повинуясь порыву, она взяла Сюзанну за руку и пожала ее.
— Сюзанна, не сидите больше, закрывшись в доме. Это все напрасно. Вы красивая женщина. Я верю, что вы можете многое дать другим.
Сюзанна медленно покачала головой.
— У меня внутри ничего не осталось, — печально ответила она. — Билли все унес с собой.
Она положила свою руку на плечо Лэйси.
— Пожалуйста, не приходите сюда больше. Это слишком больно.
— Мне очень жаль, Сюзанна, — искренне произнесла Лэйси. — Я не хотела сделать вам больно. Надеюсь, что вы будете думать обо мне как о друге. И если я что-то смогу сделать для вас, пожалуйста, дайте знать.
— Спасибо, Лэйси, — пробормотала Сюзанна. — До свидания.
Ночью, лежа в теплых объятиях Мэтта, Лэйси рассказала ему о своей встрече с сестрой Таккера.
— Мне кажется, что она немного похожа на сумасшедшую, — заметил Мэтт.
— Совсем нет! Она просто печальная и одинокая. Я бы хотела сделать что-нибудь для нее, что-то такое сказать, чтобы пробудить ее к жизни.
— Ты пыталась это сделать, — сказал Мэтт и легонько провел пальцами по руке и плечу Лэйси. — Ты единственная, кого она впустила в дом за год. Я бы сказал, что это очень много.
— Я полагаю.
—Лэйси взглянула в его темно-голубые глаза и ее охватила волна нежности. Она внезапно почувствовала, что он нужен ей, нужен, чтобы чувствовать его силу, наслаждаться его любовью, знать, что он принадлежит ей и всегда будет принадлежать.
— Люби меня, Мэтт, — прошептала она. — Люби меня и никогда не забывай об этом.
Он, казалось, понимал охватившие ее чувства. Он любил ее нежно, давая понять ей каждым поцелуем, каждой лаской о том, что любит ее и будет любить всегда.


ГЛАВА 13


— Значит, — сверкнув глазами, произнес Джи-Джи Таккер, — ты впустила ее?
— Да, — ответила Сюзанна. — Она замечательная девушка, Джи-Джи.
Таккер кивнул. «Замечательная» было не то слово, которым можно описать Лэйси Уолкер. Прекрасная, пленительная, соблазнительная, желанная. Именно эти слова пришли ему на ум, когда он подумал о ней, а затем появились и другие.
Они очень любят друг друга, — заметила Сюзанна. — Я иногда вижу, как они прогуливаются по улице. Я заметила, как муж Лэйси смотрит на нее, так на меня смотрел Билли.
Таккер раздраженно затряс головой.
Билли мертв, Сюзанна. Тебе пора устраивать свою жизнь.
Не говори так! — пронзительно закричала Сюзанна. — Не говори этого. Никогда не говори.
— Извини, — быстро сказал Таккер. — Прости меня.
Он выругался про себя, когда по щекам сестры потекли слезы и она затряслась от рыданий. Для женщины неестественно так долго о своем поклоннике. Почему Сюзанна не может смириться с фактом, что Билли мертв, и заняться своей собственной жизнью? Как долго она собирается скрываться в доме, отказываясь от действительности? Джи-Джи почувствовал угрызения совести. Если бы он был более сдержанным. Если бы он только не вышел тогда из себя…
Джи-Джи нежно обнял Сюзанну и погладил ее по голове. Она была единственным человеком в мире, кого он действительно любил, и он почти уничтожил ее.
Он держал ее в своих объятиях, пока она не успокоилась, а затем помог подняться по ступенькам в свою комнату. Он отвернулся, пока она укладывалась в постель, затем сел рядом с ней и держал ее руку до тех пор, пока она не заснула.
Когда Джи-Джи вошел в салун «Черная Лошадь», там было оживленное столпотворение, и он довольно улыбнулся. Сегодня будет хороший сбор. Он обвел глазами комнату. Мэтт играл в покер с четырьмя мужчинами. Над столом висело тяжелое сизое облако дыма, на кону стояла большая куча денег. Таккер почувствовал восхищение, когда увидел, как Мэтт тасует колоду карт. Это был поразительный человек, поистине поразительный. Движения его пальцев были быстрыми и проворными.
Таккер увидел, как Лэйси подошла к столу мужа с бутылкой виски и стаканами. Он купил для нее новое платье, и она выглядела восхитительно. Платье было из черного атласа с низким вырезом, оно плотно облегало талию и переливалось на бедрах. Дж. Дж. Таккер ощутил в груди укол ревности, когда Лэйси нагнулась и быстро поцеловала мужа.
Случилось так, что как раз в этот момент поднял глаза и встретился взглядом с Таккером. Он безошибочно разгадал кроющуюся в его глазах ревность. У него не осталось никаких сомнений, что Таккер испытывает желание. Его лицо окаменело, а глаза предупреждающе вспыхнули, что не осталось незамеченным. Пожав плечами и натянуто улыбаясь, владелец салуна пошел к бару и налил себе порцию бурбона.
Мэтт тяжело вздохнул. Рано или поздно у него с Таккером будут неприятности. Он видел, как Джи-Джи следит глазами за Лэйси. Часто во время разговора с ней он находил предлог, чтобы дотронуться до нее. Временами это было только короткое поглаживание по спине, а временами он клал ей на плечи руку и ободряюще сжимал, особенно когда у нее была тяжелая ночь. Лэйси считала, что Таккер просто дружески относится к ней. Но Мэтт думал другое. У Джи-Джи не было интереса быть другом Лэйси. Он хотел ее, хотел так, как мужчина хочет женщину.
Лишь после полуночи толпа посетителей рассеялась, и в салуне наступила тишина. Лэйси сидела рядом с Мортом, пианистом, весело болтая с ним, пока он наигрывал меланхолическую балладу. Мэтт отдыхал за карточным столом, раскладывая солитер. В этот момент в салун вошли трое. Мэтт почувствовал толчок внутри, когда они направились к его столу и сели. Они были все здесь, три человека, которые обвинили его в убийстве Билли Хендерсона.
Мэтт почувствовал, как у него пересохло во рту, пока он тасовал карты.
— Ты ведь новенький здесь, так? — спросил Тоби Питмэн.
Мэтт кивнул. Он помнил Питмэна еще с суда. Питмэн был самым настойчивым из обвинителей, его свидетельские показания были настолько достоверными и убедительными, что лишили присяжных тени сомнения.
Питмэн хмыкнул.
— Твое лицо мне кажется знакомым. Может, я тебя видел в городе раньше?
— Сомневаюсь, — ответил Мэтт. Он быстро и уверенно раздал карты.
Питмэн снова хмыкнул.
— Я не расслышал твое имя.
— Я не называл его.
— Есть причины? Мэтт пожал плечами.
— Я не думал, что это важно. Лайдж Таннер прочистил горло.
— Нам просто всегда хочется, чтобы игра была дружеской. Меня зовут Лайдж. Этот человек — Рауль Гонсалес, а это Тоби Питмэн. Мы работаем на ранчо Рокин Дабл Ю. Тоби у нас за старшего.
Мэтт кивнул.
— Моя фамилия Уолкер.
Они доиграли партию без разговоров, заявляя лишь о своих ставках или пасуя. Таннер выиграл партию и с усмешкой сгреб свой выигрыш.
В течение следующего часа Мэтт внимательно изучал их. Тоби Питмэн был отчаянный спорщик и горький неудачник. У него было ястребиное лицо с бледно-голубыми пронзительными глазами. Его руки были похожи на бревна, таких огромных ладоней Мэтт еще не видел. Лайдж Таннер был молодым парнем с песочными волосами и карими глазами. Он был плохим игроком, потому что по его глазам можно было легко определить, хорошие у него карты или плохие. Рауль Гонсалес редко открывал рот. Это был осторожный игрок, которого было не так легко обвести вокруг пальца, да и сам он не давал для этого особых шансов.
Мэтт раз за разом ловил на себе взгляд Питмэна. Его глаза были задумчивыми, и Мэтт понял, что Тоби Питмэн пытается вспомнить, где он мог видеть игрока раньше.
Они играли до часу ночи, а затем по приказу Питмэна все трое вышли из салуна.
Мэтт глубоко вздохнул, когда увидел, что ковбои ушли. Пройдет не так уж много времени, когда Питмэн вспомнит, где видел Мэтта, а тогда, похоже, все черти набросятся на него.
—Ты выглядишь озабоченным, — заметила Лэйси, подойдя сзади к Мэтту и положив руки ему на плечи. — Что случилось?
У нас остается все меньше времени, — ответил Мэтт. — Я должен выяснить, кто убил Билли Хендерсона до того, как Тоби Питмэн вспомнит, где мы встречались раньше.
Он задумчиво стал тасовать карты, и каждый раз сверху оказывался пиковый туз. Но он думал совсем не о картах. Он думал о той ночи, когда был убит юный Билли Хендерсон, пытаясь вспомнить, что же тогда произошло. Он уставился на картину, висевшую на стене за стойкой бара. Той ночью он в одиночестве сидел за последним столом в глубине комнаты. Питмэн, Гонсалес и Таннер стояли в дальнем конце бара с Билли Хендерсоном. Они были уже довольно пьяные и с каждой новой порцией виски вели себя все более шумно и вызывающе. Бармен попросил их утихомириться, но они лишь рассмеялись и посоветовали ему заниматься своим делом. Мэтт вспомнил, как Хендерсон стал хвастаться, как хорошо он держит в руках револьвер…
— Мэтт, пошли домой.
— Хорошо.
Бросив на стол карты, Мэтт взял пальто и шляпу, и они вышли из салуна.
— Я просто валюсь с ног, — сказала Лэйси, когда они шли по дороге к гостинице.
— Почему бы тебе не бросить эту проклятую работу? — сердито спросил Мэтт. — Мне ненавистно видеть тебя каждую ночь в этом проклятом салуне, видеть, как мужчины пялятся на тебя, как будто ты кусок свежего мяса.
— Это совсем не так, — запротестовала Лэйси. — Большинство из них относятся ко мне с уважением.
— Они могут относиться с уважением, — возразил Мэтт, — но они все думают, как бы затащитьтебя минут на десять в постель.
—Мэтт!
— Это правда, и ты знаешь это.
Лэйси уставилась на Мэтта в немом изумлении. Она все это время знала, что Мэтт не одобряет работу в салуне «Черная Лошадь», но он никогда раньше так не злился из-за этого.
— Что действительно тебя беспокоит? — спросила Лэйси.
Мэтт глубоко вздохнул, и напряжение, которое он ощущал в течение всей ночи, немного спало.
— Таккер. Его глаза следят за каждым твоим движением.
— Джи-Джи? Он никогда словом или делом не переходил черту. Ни разу.
— Он все время думает об этом.
Мэтт внезапно остановился, когда они прибзились к аллее около гостиницы.
— Тише, — прошептал он низким голосом.
— В чем дело? — Лэйси тоже перешла на шепот.
— Я думаю, за нами следят. Перейди на другую сторону улицы и иди к гостинице.
— Что ты собираешься делать?
— У меня нет времени на объяснения. Делай то, что я говорю.
Он легонько толкнул ее, а затем громко и сердито произнес:
— Ах ты, шлюха! Если я еще раз увижу, что ты заигрываешь с кем-то, то сниму ремень и надаю тебе.
Он снова пошел вперед, а затем нырнул в аллею и стал прислушиваться, склонив набок голову, к звукам, которые указывали, что за ним продолжают следить.
Темный силуэт появился у входа в аллею, замер на мгновение, а затем продолжил свой путь. Бесшумно, как кошка, Мэтт зашел сзади и ткнул ему в спину ствол револьвера.
— Ты меня ищешь? — вкрадчиво спросил он. Лайдж Таннер энергично затряс головой.
— Нет. Я иду домой.
— Действительно? С каких пор Рокин Дабл Ю переместилось в город?
Лайдж Таннер проглотил ком в горле.
— Я шел совсем не на ранчо. Я хотел повидать свою мать. Она живет в пансионе у Адамсов.
— Не слишком ли поздно, чтобы ходить в гости, а?
— Она… она больна. Я был с ней все последние несколько дней.
— Ты лжешь, — спокойно сказал Мэтт. — Зачем ты следил за мной?
— Мне приказал Питмэн. Он сказал мне проверить книгу в гостинице, чтобы узнать, под каким именем ты записан. Он думает, что видел тебя, и мучается, что никак не может вспомнить.
— Почему бы ему самому не заняться вынюхиванием?
Таннер пожал плечами.
Не знаю. Он мой босс, и я делаю, как он скажет. Он не любит лишних вопросов.
— Ты был в салуне в ту ночь, когда убили Билли Хендерсона? — спросил Мэтт, сильнее ткнув стволом револьвера в спину Таннера. — Что там случилось?
— Какой-то незнакомец хладнокровно застрелил Билли.
— Просто так? Застрелил без всякой причины?
— Он был пьян. Незнакомец, я имею в виду. Не знаю, может, это был несчастный случай.
— Двигайся, — отрывисто сказал Мэтт. — Иди, откуда пришел, и не оглядывайся.
Таннер кивнул, у него пересохло во рту, а ладони внезапно стали влажными от пота. Сжав по бокам руки, он двинулся в обратном направлении, в любой момент ожидая получить пулю в спину.
Мэтт остался на месте, глазами провожая Лайджа Таннера. Когда тот подошел к салуну, К нему приблизилась темная фигура. Мэтт нахмурился, узнав Дж. Дж. Таккера. Он не покидал своего укрытия в аллее до тех пор, пока оба не скрылись из виду.
Лэйси ожидала его в вестибюле гостиницы, ее лицо было бледным.
— Все в порядке? — озабоченно спросила она.
— Да-а. Пойдем спать. Я устал.
B комнате Мэтт поднес спичку к лампе и сел на край кровати, наблюдая, как Лэйси раздевается. Она двигалась с подлинно женским изяществом, наблюдать за ней было сплошным удовольствием, и он улыбнулся, понимая, что своей соблазнительной манерой поведения она пыталась вытеснить у него из головы мысли о неприятностях. И это сработало. У Мэтта пересохло в горле, когда она выскользнула из платья и медленно, вызывающе сняла с себя нижнее белье, оставшись перед ним только в черных вязаных чулках и подвязках. Он почувствовал, что сердце заколотилось в груди, когда она расстегнула чулки, скатала их с ног, сняла пояс с подвязками, а затем скользнула в постель и похлопала по месту рядом с собой приглашающим жестом.
— Потаскуха, — проворчал Мэтт, быстро сбросив с себя одежду, и скользнул в постель.
Ее кожа была мягкая и теплая, а губы покорные и страстные. Его руки проникли в копну ее волос, любовно поглаживая длинные шелковистые пряди, которые извивались между его пальцев так, будто жили своей собственной жизнью. Его руки скользнули по ее плечам и спине, нежно обвели очертания ее бедер и мягких округлых ягодиц.
Она была здесь, с ним, и на несколько коротких мгновений он забыл обо всем кроме наслаждения от ее ласки и радости обладания ею.
И только позднее, когда Лэйси мирно спала рядом, положив голову ему на плечо и обвив ногами его ноги, к Мэтту снова вернулись мрачные мысли. Он поступил глупо, что привез Лэйси в Солт Крик. Если он не сможет восстановить события той ночи, то его, скорее всего, прикончат или он угодит в тюрьму. В любом случае, Лэйси останется одна, и Дж. Таккер бросится на нее, как волк на запах свежей крови. Таккер. Без всякого сомнения, он хочет Лэйси. Будь он проклят.
Мэтт уставился в темноту. Лайдж Таннер, Тоби Питмэн, Рауль Гонсалес. Кто из них убил Билли Хендерсона? Это то, что ему необходимо узнать, и поскорее, пока Питмэн не сложил два и два и не вспомнил, где он видел Мэтта раньше. А что Таккер? Где его место в этой головоломке? Мог ли Джи-Джи убить Билли Хендерсона? Это было бы смешно. Какой смысл ему убивать парня своей сестры? И по какой причине ему понадобилось встречаться с Лайджем Таннером на темной аллее поздно ночью? Вопросы, одни вопросы, на которые пока нет ответа.
* * *
Следующие три дня Таннер, Питмэн и Гонсалес каждый вечер наведывались в салун «Черная Лошадь». И каждый вечер они садились за стол Мэтта.
«Действуют мне на нервы», — мрачно решил Мэтт. И это им удавалось. Питмэн следил за каждым его движением, его глаза были настороженные и задумчивые, когда он пытался определить, где он видел Мэтта раньше.
Черт знает для чего, Мэтт раздавал карты так, что Питмэн проигрывал каждую партию. Танер и Гонсалес подшучивали над его неудачей до тех пор, пока Питмэн не обрушил свой мясистый кулак на стол. Виски Таннера выплеснулось через край стакана, и на зеленом сукне образовалось темное пятно.
— Может быть, не в удаче дело, — пробурчал Питмэн, сверля Мэтта бледно-голубыми глазами. — Может быть, дело в том, кто раздает карты.
— Значит, вы считаете, что я мошенничаю? — мягким голосом спросил Мэтт.
— Чертовски верно!
— Я требую, чтобы вы доказали это.
— Я докажу. Дайте мне взглянуть на эту колоду.
Пожав плечами, Мэтт подвинул карты Питмэну и снисходительно улыбался, пока тот просматривал одну за другой все карты.
— Что случилось? — раздался низкий требовательный голос Таккера.
Мэтт отодвинулся от стола, его рука упала на колено.
— Этот человек считает, что я мошенничаю.
— Это так?
— Конечно, нет, — ответил Мэтт, и эта ложь легко слетела с его языка.
— Если тебе не везет за этим столом, садись за другой, — сказал Таккер Питмэну. — Я не хочу никаких неприятностей.
— Он мошенничает, говорю вам, — настаивал Питмэн.
Таккер сунул руку в карман и вытащил новую колоду карт.
— Вот, вскрой эту колоду сам, Тоби. Она совсем новая. Печать еще не сломана.
Питмэн взял колоду и проверил печать, затем поддел ее ногтем большого пальца и сорвал. Он перетасовал карты и раздал их. Мэтт не рассмеялся вслух, когда взял свои карты. У него была пара тузов и пара королей. Лицо Питмэна побагровело от злости, когда он вновь проиграл Мэтту партию.
Позднее дома Лэйси качала головой, слушая рассказ Мэтта.
— Даже после того, как он сам раздал карты, все равно он не мог выиграть, — рассмеялся Мэтт. — Ты бы видела его лицо, когда я собирал выигрыш.
— Я видела, — с тревогой сказала Лэйси. — Он выглядел так, будто хотел убить тебя.
— Думаю, да, Лэйси, девочка. Думаю, что хочет.
— Тогда над чем же ты смеешься?
— Черт его знает, — сказал Мэтт.
— Мэтт, может, нам уехать отсюда?
— Куда? Я не могу всю оставшуюся жизнь оглядываться через плечо, постоянно ожидая чего-либо, и собирать эти объявления о розыске. Я не смогу так жить, Лэйси, и я уверен, что ты тоже.
— Мэтт.
Что-то в ее голосе заставило его сердце биться сильнее.
— Что, милая?
— Я беременна.
— Беременна! — Его глаза скользнули по ее животу. Он был все еще плоский, и он поднял на ее лицо. Затем медленно покачал головой, отказываясь верить ее словам. Только ребенка им сейчас не хватало. — Ты уверена?
— Да. Пожалуйста, давай уедем отсюда, пока не стало слишком поздно. Я хочу, чтобы у моего ребенка был отец.
— Лэйси, я не могу уехать, не сейчас. Пожалуйста, постарайся понять это.
— Мы можем отправиться в Канзас.
— Канзас! — воскликнул Мэтт. — Какого черта мы будем делать в Канзасе?
Лэйси развернула письмо, которое получила от отца.
— Я посылаю это письмо в Солт Крик в надежде, что оно случайно найдет вас там, — читала она. — На апачей устроили облаву и сослали в резервацию. Голубой Иве там не понравилось, и мы отправились в Канзас. — Лэйси взглянула на Мэтта. — Он говорит, что будет рад, если мы присоединимся к ним. Мы сможем вести нормальную жизнь, создать дом для нашего ребенка.
«Это соблазнительно, — подумал Мэтт. — Чертовски соблазнительно, но я не смогу провести остаток жизни, скрывая свое имя, не смогу успокоиться, пока не узнаю, кто убил Хендерсона».
— Пожалуйста, Мэтт.
— Я не могу, Лэйси, — устало ответил он. — Я просто не могу.
Она проглотила ком, подступивший к горлу. Почему он такой упрямый? Как поиски убийцы Билли Хендерсона могут быть более важными, чем жизнь, которую они смогут вести вместе, более важными, чем их ребенок? Обиженная и злая, она отвернулась от него, слезы жгли ей глаза.
Мэтт пробормотал ругательство, уставившись в спину Лэйси. Ее хрупкие плечи дрожали, она пыталась сдержать рыдания.
Он уже почти решился, но затем подумал о ребенке, которого Лэйси носила под сердцем. Ему нужно вернуть свое доброе имя если не ради себя, то ради ребенка. Он не сможет уехать отсюда и поселиться в каком-нибудь месте, если будет постоянно ждать, пока какой-нибудь охотник за денежной премией или полицейский опознают его. Он не сможет жить с этим, не сможет позволить своему сыну расти в тени его прошлого.
— Может быть, тебе одной стоит поехать в Канзас, — предложил Мэтт.
— Одной? — чуть слышно спросила Лэйси.
— Да-а. Может быть, так будет лучше на данный момент.
«Не отправляй меня, Мэтт, — с мукой кричало ее сердце. — Я не могу жить без тебя».
— Может быть, так и будет лучше, — сказала она, и голос эхом отозвался в ее ушах.
— Над этим стоит подумать, — хрипло сказал Мэтт, не понимая, зачем причиняет боль и ей и себе. Она не хотела оставлять его, он знал и не хотел, чтобы она уезжала. Но слова сказаны, и он не мог взять их обратно. Возможно, так действительно будет лучше. Здесь прольется кровь, пока он не уладит дело с Питмэном. Он не хотел, чтобы Лэйси попала под перекрестный огонь.
Лэйси повернулась, положила руку на руку Мэтта, решившись заставить его взглянуть на вещи ее глазами.
— Мэтт, пожалуйста, забудь о том, чтобы найти убийцу Билли Хендерсона. Мы здесь уже несколько месяцев, но нисколько не приблизились к разгадке.
— Питмэн убил его, — твердо ответил Мэтт. — Все, что мне осталось сделать, — это найти способ доказать это.
— А если тебя самого убьют? — закричала Лэйси. — Что тогда?
— Я уверен, что Джи-Джи хорошо позаботится о тебе, — резко ответил Мэтт. — Он не спускает с тебя глаз с самого первого дня. И не говори мне, что ты не заметила! Я видел, как ты смотришь на него.
— Я не понимаю, о чем ты говоришь?
— Не понимаешь?
— Я никогда не смотрела ни на кого, кроме тебя, — сказала Лэйси ледяным голосом. — И ты прекрасно знаешь об этом.
— Какого черта! Я видел, как вы жметесь друг к другу около бара, когда нет работы. Я видел, как ты улыбаешься ему и как он смотрит на тебя.
Лэйси уставилась на Мэтта, отказываясь верить своим ушам.
— Ты сошел с ума, — холодно сказала она. — Джи-Джи совсем не такой.
— Да ну? А может, он как раз то, что ты ищешь? У него куча денег, и он может дать тебе все, что ты захочешь. Может, тебе стоит броситься к нему?
— Может быть, и стоит! — зло сказала Лэйси. — По крайней мере, у меня будет свой дом и свое собственное имя.
— О чем ты, черт возьми, говоришь?
— Мы даже женаты незаконно! — воскликнула Лэйси. Злость сделала ее безрассудной. — Мы поженились под чужой фамилией и сейчас живем под вымышленными именами. Которое из них мне дать своему ребенку, Мэтт? То, что стоит на брачном свидетельстве или то, что записано в гостиничной книге регистрации?
— Дай ему имя Таккера, — ответил Мэтт, чеканя каждое слово. — Из того, что мне известно, ребенок принадлежит ему.
Лэйси вздрогнула, как будто ее ударили. Как он может говорить ей такие ужасные слова? Ей хотелось закричать, наброситься на него кулаками, сделать ему так же больно, как он сделал ей, но она не могла выдавить ни слова. Она почувствовала, будто некая железная рука рвет на куски ее внутренности, сжимает стальной хваткой горло. И снова в ее ушах звучал злой голос, жестокая насмешка: «Из того, что мне известно, ребенок принадлежит ему».
Она ждала, что Мэтт извинится, попросит простить его за это ужасное обвинение, скажет что-нибудь, но он хранил молчание, его темные глаза были холодными и чужими.
Мэтт выругался про себя, увидев, что лицо Лэйси смертельно побледнело. Он больно ранил ее и знал об этом, но было слишком поздно. Он никогда раньше не осознавал, как глубоко ревность пустила корни в его сердце, никогда не осознавал, какие мерзкие мысли таились в глубинах его мозга.
В эту ночь они впервые легли спать раздельно. Лэйси, съежившись, легла на своей стороне кровати, тщательно стараясь не касаться его, хотя ей ничего не хотелось больше, чем быть в его объятиях, заглушить свою боль его поцелуями и убедиться, что он любит ее, что его обвинения надуманные, и у них снова будет все хорошо. Как может он быть таким упрямым? Почему он не может забыть о Билли Хендерсоне? Почему бы им не поехать в Канзас и не создать там новую жизнь? Она не будет возражать против вымышленного имени, если это единственный шанс вести мирную жизнь с человеком, которого она любит.
Она долго лежала без сна, надеясь, что Мэтт смягчится и обнимет ее, но он неподвижно лежал на своей стороне постели. Она свернулась калачиком, прикрыв руками живот, слезы безмолвным дождем стекали по щекам. Так она и уснула.
* * *
Мэтт провел беспокойную ночь и проснулся рано в мрачном и неопределенном настроении. Он бросил взгляд на Лэйси, которая спала так далеко от него, насколько это было возможно, и почувствовал, как злость вернулась к нему. Почему она не может понять его? Понимает ли она хоть немного, каково это знать, что любой охотник за денежной премией и полицейский в этой части Миссисипи считает его законной добычей? Проклятие!
Выскользнув из постели, он быстро и бесшумно оделся и пошел вниз. Выйдя наружу, да стал на крыльце, оперся о перила и стал прокручивать в голове вчерашнюю ссору. Он наговорил Лэйси мерзостей, сделал обвинения, которые казались теперь абсурдными при свете дня. Он криво усмехнулся. Она беременна. Это создает некоторые сложности. Он никогда не думал о себе в качестве отца, и эта мысль внезапно взволновала его. Он хотел разбудить ее, сказать, как он раскаивается в том, что наговорил ей столько ужасных вещей, а затем решил дать ей немного поспать. У них была тяжелая ночь. Он не сомневался, что ей нужно отдохнуть.
Он станет отцом. Усмехаясь, Мэтт направился в «Черную Лошадь». Было еще рано, но он собирался выпить в честь такого события.
Он был на полпути к салуну, когда к нему подошли Тоби Питмэн и Лайдж Таннер. Мэтт выругался, почувствовав упершийся в бок ствол револьвера.
— Продолжай идти, — посоветовал Питмэн.
— Чего ты хочешь, Тоби?
— Мы просто поговорим немного, и все. Когда дойдем до угла, переходи улицу и иди к тому старому сараю на участке за домом Таккера.
Мэтт кивнул. Его мускулы напряглись, когда Таннер сунул руку в карман его пальто и вытащил револьвер.
Было раннее воскресное утро, и на улице было мало людей. Питмэн приветливо кивнул старой миссис Адаме, когда они проходили мимо пансиона, а затем пересекли улицу. Таннер открыл замок на двери сарая. Когда Мэтт начал упираться, Питмэн втолкнул его внутрь.
Таннер запер за ними дверь и поднес спичку к старой керосиновой лампе, которая висела на гвозде.
— Руки за спину! — приказал Питмэн Мэтту.
— Я думал, мы просто поговорим, — заметил Мэтт, когда Таннер связал ему за спиной руки.
— Так оно и будет, — ответил Питмэн. Он засунул свой револьвер за пояс брюк, затем стал широко расставив ноги и уперев кулаки в бедра. — Я спрашиваю в последний раз, кто ты?
— Я же говорил тебе, — с готовностью ответил Мэтт. — Меня зовут Уолкер.
Питмэн кивнул.
— У меня такое чувство, будто ты что-то скрываешь. Побрей его, Лайдж. Посмотрим, как он выглядит без бороды.
Таннер вытащил из кармана бритву и быстро сбрил бороду и усы Мэтта, усмехаясь, когда лезвие разрезало до крови кожу.
Когда Таннер закончил, бледные глаза Питмэна засветились — он узнал Мэтта.
— Дрего, — пробормотал Питмэн. — Какого черта ты вернулся сюда?
— А какого черта ты думаешь?
— Это чертовски глупо с твоей стороны, — Питмэн покачал головой. — Мы слышали, что ты сбежал, но я никогда не думал, что ты будешь настолько глуп, чтобы показаться здесь. Лайдж сходи, приведи шерифа. Думаю, он будет доволен, как ломовая лошадь, когда увидит, кто у нас здесь есть.
Лайдж Таннер медлил в нерешительности. Затем, пожав плечами, вышел из сарая.
— Значит, это был ты, — сказал Мэтт. — Именно ты убил Хендерсона.
— Наш разговор закончен, — грубо оборвал его Питмен.
— Что я не могу понять, так это почему, — продолжил Мэтт. — Он ведь был почти ребенком.
— Я сказал, заткнись, — прорычал Питмен и приставил свой мясистый кулак к носу Мэтта.
Удар отбросил Мэтта назад, он тяжело упал и хрипло вскрикнул от боли, ударившись о ручку топора. Он громко выругался, когда под весом его тела треснула кость предплечья.
Питмэн наклонился, чтобы поднять Мэтта на ноги, и в этот момент дверь сарая со скрипом отворилась. Не глядя назад, Питмэн сказал: «Лайдж, иди сюда, помоги мне». Затем он тихо хрюкнул и рухнул вперед головой.
С усилием Мэтт откатился в сторону. Он бросил взгляд в сторону двери и слабо усмехнулся, увидев стоящую с лопатой в руке Сюзанну Таккер.
— Поднимайтесь скорее, — сказала она. — У нас мало времени.
Мэтт кивнул, кое-как встал на ноги и поковылял за ней. Его глаза настороженно метались из стороны в сторону, но улицы были пустынными, и никто не видел, как они быстро пробежали вдоль участка Таккера и вошли в дом через заднюю дверь.
В кухне Мэтт опустился на колени, его лицо было мокрым от пота, а в руке пульсировала боль.
— В чем дело? — спросила Сюзанна.
— Моя рука, — сдавленно произнес Мэтт, — она сломана.
— О боже!
Она уставилась на Мэтта, не зная, что делать дальше. Она видела, как Питмэн и Таннер втащили Мэтта в сарай, и поняла, что он попал в беду. Сначала она почувствовала удовлетворение, и ей захотелось, чтобы Тоби Питмэн убил его. В конце концов, Мэтт убил Билли. Но она вспомнила, что Мэтт был мужем Лэйси, а Лэйси была очень добра к ней. Разрываясь между желанием помочь ее мужу и наказать его, она украдкой вышла из дома, точно не представляя себе, что будет делать. Она остановилась у окна сарая. Хотя она не смогла ничего увидеть, так как окно было заколочено досками, но смогла услышать большую часть разговора. Повинуясь порыву, она взяла ржавую лопату, стоявшую у стены, вошла в сарай и ударила по голове Тоби Питмэна. Этот поступок так взволновал ее, что она до сих пор чувствовала слабость и дрожь во всем теле.
У Мэтта закружилась голова от приступа боли, которая волнами вздымалась и опадала в его правой руке. Его взгляд скользнул в сторону Сюзанны, и он забеспокоился, все ли с ней в порядке. Она выглядела хуже, чем чувствовал себя он, а он чувствовал себя чертовски плохо.
— Сюзанна?
—Что?
Она посмотрела на него с таким видом, будто не могла вспомнить, кто он такой.
— Не могла бы ты развязать мне руки? Она моргнула несколько раз, не понимая, что делает муж Лэйси у нее в кухне.
— Сюзанна?
Она тряхнула головой, затем нерешительно улыбнулась и начала возиться с веревкой, которой были связаны руки Мэтта.
Мэтт подавил стон, когда она задела его сломанную руку, а затем его руки освободились. Левой рукой он осторожно поднял вверх свою правую руку и пристроил ее на груди. От этого усилия его лоб заблестел от пота. Сломанная кость не повредила кожу, но рука опухла и покраснела.
Сюзанна склонилась над ним, в ее глазах были сочувствие и беспомощность. Она не могла видеть кого-либо, кто страдал от боли, а рана Мэтта, как она заметила, была ужасной. Он часто и напряженно дышал, а его глаза, глубокие и темные как полночное небо, затуманились от страданий.
— Мэтт, тебе нельзя оставаться здесь, — торопливо пробормотала она, как будто эта мысль только сейчас пришла ей в голову. — Джи-Джи спит наверху.
— Мне больше некуда идти, — задыхаясь, произнес Мэтт. Надежда на то, что Таккер не выдаст его, была слишком слабой. Чертовски слабой.
— Подвал, — сказала Сюзанна. — Вы сможете спуститься в подвал?
— Конечно.
Стиснув зубы, Мэтт поднялся на ноги.
— Я помогу вам, — сказала Сюзанна. Она робко обхватила его за пояс, и они начали медленно спускаться по узкой лестнице в подвал. Каждый шаг отдавался пронизывающей болью в руке, и когда они, наконец, спустились в подвал, он весь обливался потом. Там он бессильно опустился на холодный каменный пол.
— Я принесу вам одеяло, свечу и что-нибудь поесть, — сказала Сюзанна. — Вам нужно еще что-нибудь?
— Как вы думаете, сможете ли вы наложить мне шину на руку? Болит чертовски.
Лицо Сюзанны стало еще более бледным, чем обычно.
— Нет, не смогу. Я… позову доктора.
— Нет.
— Может, Лэйси? — предложила Сюзанна. Она улыбнулась при мысли о своей подруге. Лэйси точно знает, что делать.
— Нет, — сказал Мэтт. — Лучше, чтобы никто не знал, где я сейчас.
Сюзанна кивнула.
— Я понимаю, но… я не знаю, как вправить сломанную кость.
— Я скажу тебе, что нужно делать. Останется только сделать это как можно лучше.
— Я попытаюсь.
— Хорошо. Есть у вас виски?
— Да. У Джи-Джи есть немного.
— Хорошо. Нам понадобится что-нибудь для шины и немного ткани, чтобы закрепить ее.
— Хорошо.
Мэтт бросил на нее испытующий взгляд. Она была такой отрешенной, что он не был уверен, что она действительно понимает его.
— Вы можете мне сейчас принести немного виски?
— Да, если хотите. — Она тихо вышла из подвала и направилась в столовую.
Мэтт закрыл глаза, пытаясь силой воли отогнать боль. Он раздумывал, сколько времени понадобится Питмэну и шерифу, чтобы догадаться, где он находится. Он размышлял, что подумает Лэйси, когда проснется и увидит, что он ушел.
— Мэтт.
Он открыл глаза и, моргая, посмотрел на Сюзанну, от боли у него помутилось в голове.
— Виски?
Она протянула ему хрустальный графин, наполненный чистой янтарной жидкостью.
— Спасибо.
Осторожно двигаясь, чтобы не побеспокоить поврежденную руку, он взял графин и сделал большой глоток. Виски, мягкое, как бархат сразу же согрело его и притупило боль в груди. Он сделал еще один глоток, за ним другой.
Сюзанна испуганно наблюдала, как он пьет виски прямо из графина, забыв про стакан в руке. Джи-Джи лишь изредка выпивал стаканчик виски по вечерам, да и то обычно разбавлял его водой. Он никогда не пил прямо из бутылки.
Мэтт на несколько минут присел на корточки, закрыл глаза, пристроив сломанную руку на груди. Боль в руке теперь уменьшилась, а виски, выпитое быстро и на пустой желудок, сильно ударило ему в голову.
— Мэтт?
Он открыл глаза и взглянул на нее.
— Что?
— Твоя рука. Что я должна делать?
Ему потребовалось мгновение, чтобы понять, о чем она говорит, а затем он, как смог, рассказал ей, что нужно делать.
* * *
Был уже одиннадцатый час, когда Лэйси проснулась. Она сразу же поняла, даже не поворачивая головы, что Мэтта нет. В комнате было ощущение пустоты, она была одна.
Неужели он ее бросил? Быстро поднявшись, она бросилась к платяному шкафу и распахнула дверцы. Его одежда была на месте, и она с облегчением перевела дух. Куда бы он ни ушел, он вернется.
Лэйси накинула халат и села в кресло у окна, глядя сверху на улицу и размышляя, что скажет Мэтту, когда он вернется. Она совсем не хотела ошарашивать его новостью о том, что беременна. Она думала сказать ему об этом, они будут лежать, нежась в постели, он будет держать ее в своих объятиях, а отношения между ними будут теплыми и любовными. Ей казалось, что он согласится оставить ужасный город, когда узнает о ребенке, и поймет, что им необходимо уехать к ее отцу в Канзас, прочь от той беды, которая подстерегает их в Солт Крик. Она попыталась поставить себя на место Мэтта и понять, что он чувствует. Конечно, ужасно сознавать, что тебя разыскивает полиция за преступление, которого ты не совершал, но они пробыли в Солт Крик уже несколько месяцев, а Мэтт нисколько не приблизился к тому, чтобы выяснить, кто убил Билли Хендерсона.
0на просидела у окна довольно долго, ожидая возвращения Мэтта. Когда прошло почти три часа, она начала беспокоиться. Где он может быть?
0девшись, Лэйси вышла из комнаты и пошла в гостиничный ресторан. Возможно, он засиделся там с чашечкой кофе. Но там его не было. Тогда Лэйси вышла из гостиницы и быстро прошла к конюшне. Его лошадь еще была там и спокойно жевала сено. Его и уздечка тоже были на месте вместе сумками и флягой.
— Чем могу помочь, мэм? Лэйси обернулась к подошедшему сзади Клайду Букеру. Она приветливо улыбнулась владельцу конюшни.
— Я ищу своего мужа.
Клайд Букер покачал головой.
— Я не видал его сегодня, миссис Уолкер.
— Спасибо, — сказала Лэйси и, приподняв юбку, вышла из конюшни и медленно побрела к гостинице. Где же Мэтт?
Она заглянула через двери в «Черную Лошадь», но Мэтта нигде не было. Лэйси вернулась в гостиницу и около часа просидела в вестибюле, просматривая старую газету, в то время как ее мысли беспорядочно метались в догадках о его местонахождении.
В шесть тридцать она начала собираться на работу. Определенно, Мэтт появится в салуне. Она потратила немало усилий, желая выглядеть особенно красивой при встрече. Что бы между ними ни произошло, все можно исправить. Она не могла себе представить будущее без Мэтта. Даже эти несколько часов многому научили ее.
Она вошла в салун с небольшим опозданием, задыхаясь от быстрой ходьбы, и сразу же окинула взглядом комнату, но Мэтта нигде не было видно. Стол, за которым он обычно сидел, был пуст.
И только тогда ее охватил настоящий приступ страха. Что-то случилось.
— Добрый вечер, Лэйси, — сказал Джи-Джи, остановившись рядом. — Где же твой муж?
— Не знаю, — ответила Лэйси и разрыдалась. Нахмурившись, Джи-Джи положил ей на плечо руку и повел в свой кабинет — большую и богато обставленную комнату позади бара.
Закрыв дверь, он налил ей порцию бурбона. — Вот, выпей это. Почувствуешь себя лучше.
Лэйси, всхлипывая, взяла стакан и покорно выпила. Виски проложило пылающую дорожку в ее желудок, и на ее щеках выступил румянец.
— А теперь объясни, почему ты не знаешь, он? — доброжелательно спросил Таккер.
— Это значит, что я не знаю, — сказала Лэйси, вытирая глаза тыльной стороной ладони. — Когда я встала утром, его уже не было, и я не видела его весь день.
Выражение лица Таккера не изменилось. Было досадно потерять Мэтта Уолкера. Этот парень был чертовски отличным игроком, возможно, лучшим из тех, кого видел Джи-Джи, а он повидал их множество. С другой стороны, если Уолкер вышел из игры, то у Джи-Джи будет прямая дорога к сердцу Лэйси. Немножко доброты, немножко понимания в трудную минуту, вскоре она уже будет есть у него из рук… и спать в его постели.
Лэйси уставилась на Таккера глазами, полными слез. Она никогда раньше особо не восторгалась этим человеком, но в этот момент он казался ей единственным другом, который мог ей помочь.
— Сюда, сюда, — сказал Джи-Джи, притянув ее к себе. — Давай, поплачь, тебе полегчает.
И она плакала. Слезы, казалось, лились бесконечно, а Таккер все это время прижимал ее к себе, его руки успокаивающе гладили ее спину, а его мягкий сочувствующий голос уверял, что все будет хорошо.
— Может, тебе не стоит сегодня работать, — предложил Джи-Джи. — Почему бы тебе не остаться здесь и не отдохнуть. Я закажу попозже ужин из гостиницы, мы сможем прекрасно поговорить. А между тем я расспрошу людей и посмотрю, можно ли что-нибудь узнать о местонахождении твоего мужа.
— Спасибо, Джи-Джи, — поблагодарила Лэйси. — Я действительно чувствую себя не в состоянии работать.
— Значит, договорились, — сказал Таккер, улыбнувшись ей обезоруживающей улыбкой. — Ты пока отдохни немного, а я загляну к тебе попозже.
Лэйси кивнула. Наверное, она недооценивала этого человека. Он действительно очень добрый. Она несколько минут бродила по богато обставленному кабинету: там стояли большой стол из красного дерева, черное кожаное кресло, пара медных масляных ламп, удобный диван и маленький бар, в котором было несколько сортов виски и поднос с хрустальным прибором.
Чувствуя себя уставшей и опустошенной, Лэйси свернулась на диване и сразу же уснула,
* * *
Таккер, тихо насвистывая, вышел из кабинета. Около восьми часов салун стал заполняться людьми, и Таккер двигался от стола к столу, перекидываясь парой слов с постоянными клиентами, останавливался у игорных столов, чтобы убедиться, что там полный порядок.
Некоторое время спустя в салун вошел Тоби Питмэн в сопровождении шерифа. Таккер нахмурился. Нога Хендерсона никогда не ступала салун, за исключением тех случаев, когда совершал вечерний обход или собирался арестовать кого-либо.
Добрый вечер, шериф, — любезно произнес Таккер. Он вопросительно взглянул на повязку, которая украшала голову Питмэна, и предупреждение в его глазах. — Что-то случилось?
— Сейчас скажу, — кратко ответил Хендерсон. — Я приехал в город несколько минут назад. Проверял жалобу на Дабл Эл. В любом случае Питмэн опознал в твоем новом дилере Мэтта Дрего.
Таккера утратило свое обычное спокойное выражение, и его брови удивленно взметнулись вверх.
— Дрего! Это человек, который убил Билли?
— Тот самый, — ответил шериф.
— Да, но его здесь нет, — сказал Таккер. — Посмотрите сами.
Шериф кивнул.
— Питмэн задержал его, но Дрего удалось скрыться. Мы проверили конюшню. Его лошадь все еще там, так что мы полагаем, что он укрылся где-то в городе.
Таккер кивнул.
— Как я уже сказал, его здесь нет, но вы можете все осмотреть.
— Обязательно, — сказал Хендерсон и в течение следующих десяти минут обшарил все комнаты наверху, вызвав серьезное недовольство нескольких ковбоев, которые искали уединения в обществе девушек из салуна.
Таккер стоял у бара с задумчивым выражением лица, поставив на перила ногу. Он не возражал, когда Хендерсон попросил взглянуть на его кабинет, хотя и понимал, что будет довольно трудно объяснить, что там делает Лэйси.
Шериф бросил на Джи-Джи насмешливый взгляд, когда увидел спящую на диване Лэйси.
— Значит, — сказал он, закрывая дверь, — вот оно как.
— Не делайте поспешных выводов, шериф, — предупредил его Таккер. — Она была расстроена исчезновением своего мужа, вот и все. Лэйси обратилась ко мне за помощью, и я позволил ей не выходить сегодня на работу.
— Мне до этого нет никакого дела, — понимающе ухмыляясь, ответил Хендерсон. — Я хочу только посадить этого кровожадного ублюдка за решетку. Меня не волнует, что делает его жена и с кем она милуется.
— Если я что-нибудь услышу, то дам вам знать.
— Уверен в этом, — сказал Хендерсон. — Я чертовски уверен в этом.
— Сволочь, — пробормотал про себя Таккер, когда шериф вышел. Он проводил его взглядом до выхода из салуна, а затем перевел свои тяжелые зеленые глаза на Питмэна.
— Выкладывай, Тоби. Что, черт побери, случилось?
Питмэн пожал плечами.
— Я связал его, но кто-то ударил меня сзади, — Тоби поднес руку к голове. — Я не знаю, кто это был, но от удара я потерял сознание. Когда я пришел в себя, то был у дока, и он меня немного подлатал. Он дал мне что-то, от чего я заснул. Я пошел сюда, как только проснулся.
— Где Таннер?
— Ищет Дрего.
— Почему ты сначала не пришел ко мне?
— Я хотел убедиться, что моя догадка верна, перед тем, как сказать вам.
— Проклятый дурак. Теперь мы упустили его.
Таккер уставился на Питмэна испепеляющим взглядом.
— Ты ведь ничего не сказал ему?
— Конечно, нет, — быстро ответил Питмэн.
— Убирайся отсюда. Я не желаю видеть тебя до тех пор, пока Мэтт Дрего не окажется за решеткой. Понял?
— Да-а, сэр.
Таккер задумчиво потер челюсть, его глаза стали холодными как лед. Питмэн совершил слишком много ошибок.
Через несколько минут Таккер вошел в свой кабинет. Лэйси уже проснулась. Ее глаза слегка пипухли, а волосы были в беспорядке. Таккер подумал, что она выглядит как никогда более очаровательной и уязвимой.
— Проголодалась?
Лэйси кивнула. Она ничего не ела с прошлого вечера.
— Хорошо. Я минут двадцать назад заказал ужин. Скоро должны принести. Может, хочешь выпить?
— Нет, спасибо.
Она внезапно осознала, что находится в кабинете Таккера. Что подумает Мэтт, если узнает об этом? Она почувствовала на себе взгляд Таккера и задрожала от необъяснимого беспокойства, вызванного выражением его зеленых ледяных глаз. Она внезапно почувствовала себя как мышь, к которой подкрался кот. Лэйси проглотила комок в горле, когда Джи-Джи присел на диван и взял ее за руку. Он мягко погладил пальцем ее ладонь, восхищаясь ее нежной кожей. «Да, она теперь уязвима», — подумал он, и эта мысль наполнила его возбуждением, как охотника, который приблизился к своей добыче.
— Недавно сюда заходил шериф, — заметил он. — Он знает, кто на самом деле Мэтт.
Страх кольнул Лэйси и сдавил ей горло, лишив дара речи. Она лишь смотрела на Джи-Джи широко раскрытыми глазами, отказываясь верить в то, что подтвердились ее самые худшие опасения.
Джи-Джи с сочувствием погладил ее руку.
— Они не поймали его, но это вопрос времени.
— Он не сделал этого.
— Не сделал?
—Нет.
Джи-Джи пожал плечами.
— Три человека выступили в суде и показали на него.
— Они солгали, — сказала Лэйси, ее глаза умоляли его поверить.
Может быть, — ответил Джи-Джи. — А может, это Мэтт лгал, когда говорил, что невиновен.
Лэйси нахмурилась. Лгал ли ей Мэтт? Мог ли он быть виновен?
— Что я могу сделать для тебя? — заботливо упросил Джи-Джи.
— Ничего не нужно, спасибо. — В ее голосе слышалась боль.
— Хочешь остаться здесь на ночь?
— Я не могу, — ответила Лэйси. — Это неприлично.
Таккер кивнул, в его глазах было понимание, но он был в недоумении. Для нее неприлично остаться на ночь в его кабинете, но она работает в салуне. Странная все-таки женская логика.
Раздался стук в дверь, и в кабинет вошел официант из ресторана гостиницы. С бесстрастным лицом он расстелил на столе скатерть и накрыл стол. Ужин был королевский.
Лэйси ковырялась в тарелке, совершенно не чувствуя вкуса еды. Шериф знал, кто на самом деле Мэтт. Найти и снова арестовать его было делом времени. Их долгий путь в Солт-Крик, вчерашняя ссора — все это сейчас не имело никакого значения.
— Лэйси?
— Извините, — сказала она, отложив в сторону вилку. — Наверное, я еще не проголодалась.
— Понимаю, — успокоил ее Джи-Джи. — Можно проводить тебя домой?
Лэйси кивнула, и Джи-Джи поднялся. Он взял свое пальто, набросил ей на плечи и, взяв под руку, отвел обратно в гостиницу.
По просьбе Лэйси они расстались в вестибюле.
— Если я понадоблюсь, пошли за мной в любое время дня и ночи, — сказал Джи-Джи и пожал ей руку.
— Хорошо.
— Я загляну к тебе утром.
— Спасибо, Джи-Джи. Ты очень добр.
— Я просто хочу помочь тебе, — сказал он и, наклонившись, коснулся губами ее руки. — Только не волнуйся.
Лэйси кивнула. Она поднялась по лестнице в свою комнату, вошла и закрыла дверь. «Как пусто и сумрачно, — печально подумала она, — так же пусто, как сейчас в моем сердце».
Она долго стояла так, не обращая внимания на текущие по щекам слезы, а затем, рыдая, упала на кровать. Ей было так плохо, как никогда в жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Путь Лэйси - Бейкер Мэдлин



Читать можно,но мне лично чего-то не хватило. У этого автора есть романы нааамного лучше!!! Читайте может вам понравится!!!
Путь Лэйси - Бейкер Мэдлинс
19.03.2013, 17.28





Сюжет замечательный)) но как можно поверить что любящий тебя человек может изменить и предать из за денег))
Путь Лэйси - Бейкер МэдлинМилена
8.12.2013, 21.09





Нормальный роман.Люблю про индейцев!
Путь Лэйси - Бейкер МэдлинНаталья 66
25.10.2014, 17.38





мне понравился
Путь Лэйси - Бейкер МэдлинВалентина
18.08.2015, 17.13





мне понравился
Путь Лэйси - Бейкер МэдлинВалентина
18.08.2015, 17.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100