Читать онлайн Обретенный рай, автора - Бейкер Джилл, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обретенный рай - Бейкер Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обретенный рай - Бейкер Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обретенный рай - Бейкер Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейкер Джилл

Обретенный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Вы… то есть ты… нашел рисунок? – спросила она, сжимая ручку дверцы и не решаясь поднять глаза.
Гейб кивнул.
– Знаешь, еще когда ты, несмотря на ссору, пришла ко мне в дом, я подумал, что это имеет какой-то особый смысл. А я ведь ждал ту девочку из детства, мне все казалось, что она идет ко мне по дорожке из лунного света. Ветер развевает ее волосы, а руки распростерты словно крылья. И те самые темные кудряшки. Увидев тебя, я не мог отделаться от мысли, что знаю эту женщину много-много лет.
– Но ты так и не был уверен? Все думал – неужели она и есть та самая девочка? Ты хотел доказательств. Ну что ж. Я и есть твое доказательство.
Тесс с трудом заставила себя посмотреть ему в глаза и вымученно улыбнулась. Подбоченившись и повысив голос, она напомнила сцену из далекого детства.
– Не мог бы оказать мне одну услугу? Любишь целоваться? Кажется, ты умеешь это делать. Я хотела бы немного попрактиковаться на случай…
Гейб не дал Тесс закончить и, оказавшись рядом, прильнул к ее губам. От неожиданности Тесс вскрикнула, но не отпрянула, а обвила руками его шею, почувствовав, что вся растворяется в нем. Гейб целовал ее, и в этих поцелуях соединились боль одиночества, долгого ожидания момента блаженства, страсть дикого зверя, выпущенного из клетки, и сила мужского естества.
Вскоре ее губы стали мягче, теплее, податливее. Теперь настала очередь Тесс показать всю силу своей страсти. Она прижала к себе его плечи, и прикосновение это было сладостным и мучительным. Ее словно пронизывало электрическим током, и, пытаясь справиться с собой, она погрузила пальцы в его жесткие волосы.
Гейб на минуту откинул голову, но лишь для того, чтобы снова с безудержной силой покрыть поцелуями ее нежные щеки, глаза и шею.
– Ангел!.. – шептал он в самое ее ухо. – Мой долгожданный ангел!
Никто не называл Тесс так прежде. Она слабела в его объятиях, словно погружаясь в сладкий гипноз.
Тесс прижалась к сильному телу Гейба и закрыла глаза, чувствуя, как затвердело его мужское естество.
Их губы вновь соединились, и из ее груди вырвался стон желания. Язык Гейба исследовал нежный кончик языка Тесс, проникая в ее рот все глубже. Тесс поняла, что не вынесет напора захлестывающих ее эмоций.
Гейб не оставлял сомнений в том, что с такой же безудержной страстью готов овладеть всеми уголками ее тела.
Наконец он разомкнул руки. Страсть преобразила его лицо.
– Не знаю, смогу ли сдержаться, Тесс. У меня были женщины, но ни одной не удалось унести меня в заповедный сказочный край так, как это делаешь ты.
– Значит ли это, что ты простил меня? – спросила Тесс осторожно, мысленно моля Господа, чтобы было именно так.
Гейб опустил голову.
– Я сам не знаю, что это значит. – Он вдруг издал мучительный стон, словно страдал от физической боли. – Никогда я не встречал женщину, которая была бы так чертовски соблазнительна, так сводила с ума, так смущала…
– Значит, я не прощена. – Понимая, что не вправе винить его в этом, Тесс отстранилась.
– Скажи мне что-нибудь, – вдруг попросил Гейб. – Например, почему ты хотела целоваться?
Она рассмеялась:
– Разве ты был тогда против? Или сейчас? Нет? Тогда скажу: потому, что ты кажешься ужасно одиноким. И слишком гордым. Еще потому, что всем видом показываешь: не прикасайтесь ко мне! И еще – похоже, ты вот-вот расплачешься, если увидишь чьи-то слезы. К тому же…
Гейб остановил ее взмахом руки.
– Нам надо поговорить. Но не здесь.
– Я не пойду в дом. Пусть тебе это покажется смешным, но я действительно буду скучать по Каса. Больше, чем ожидала.
– А старый Каса будет скучать по тебе. То есть я хотел сказать – вы стоите друг друга.
Она удивленно вскинула брови.
– Хм-м… Ну что ж, думаю, я его и вправду стою. Только все же не хочу входить.
– Не буду настаивать. Следуй за мной.
Она прошла за ним в ворота, поднялась по ступенькам крыльца и спустилась со стороны, выходящей к побережью.
– Тот рисунок прекрасно передал мое одиночество… – У Гейба был мягкий бархатный голос.
Тесс вздохнула. Почему-то ее не покидало ощущение причастности к его тайне. И тогда, и теперь.
– Только как рисунок попал на стенку в кухне?
– Я нашел бутылку на следующий день. Ее прибило к берегу. Я отнес ее домой и показал Бланке. Рисунок пришелся ей по душе. Она поместила его в рамку и повесила на стену. Кстати, ты сама узнала бы обо всем на следующий день. Если бы пришла. – Гейб не скрывал обиды.
Тесс пристально посмотрела в его глаза.
– А знаешь ли ты, как я рвалась на встречу? Я проревела тогда всю дорогу до Флориды.
– Так тебя заставили уехать?
– Ну конечно! Один из подельников отца пронюхал о его планах. Что-то из области сделок с недвижимостью. Мы выбрались из Ки-Уэста той же ночью. Никогда в жизни не прощу ему этого!
Гейб молча положил руку на ее плечо. Казалось, он наконец получил недостающие кусочки мозаики и теперь пытался сложить их в единое целое под названием «жизнь».
Гейб провел Тесс через арку в высоком зеленом барьере кустарника и остановился на ступеньках обсерватории.
– Подожди здесь. И внимательно смотри на сад.
Он протянул руку в заветное место в зарослях зелени и щелкнул кнопкой электрического выключателя.
Тесс глазам своим не поверила. Что за чудесная сказочная картина открылась перед ней! Маленькие, словно игрушечные, лампочки осветили сад, а разноцветные лучи подсвеченной воды миниатюрных водоемов бросали отраженный свет на ветви деревьев, делая их похожими на рождественскую сказку.
– О Гейб!.. Боже! Никогда в жизни я не видела такой красоты! Чудесная, волшебная страна!
Он нежно улыбнулся, наблюдая ее неподдельный восторг.
– Мне очень хотелось, чтобы ты увидела творение Бланки во всей его красе.
– Все это и при дневном свете производит впечатление! – Тесс сама не заметила, как ее нога ступила на дорожку сада.
Гейб отступил, предоставляя ей возможность первой открывать красоту сказочной страны: белых цветков табака с запахом дурмана, сладкой свежести жасмина, красавиц ночи – королевских белых лилий, плавающих в декоративном бассейне. Цветки орхидей свисали с деревьев, наполняя ночь терпким ароматом. Белые японские анемоны тянулись навстречу призрачным темным облакам над головой. Шумный водопад, берущий начало из тайной ниши, низвергался вниз и пропадал в бездонном черном озерце.
Неожиданно за живой изгородью ровно подстриженного кустарника Тесс увидела расстеленную на земле скатерть и корзинку для пикника. Она обернулась, надеясь получить объяснение.
Гейб смутился.
– Маленьким сказочным феям пришлось немного потрудиться. Наверное, они догадались, что мне захочется перекусить на природе.
Тесс рассмеялась:
– Феи умеют читать чужие мысли.
Он пригласил ее присесть на скатерть, извлек из корзинки бутылку вина, два бокала, фрукты и сыр, свежеиспеченный хлеб. И апельсин. Большой круглый оранжевый апельсин.
– Ну что ж. – Гейб неспешно подбросил фрукт на ладони. – Я могу предложить тебе апельсин. А что ты дашь взамен?
Ее лицо осветилось воспоминанием детства, того давнего торга.
– А что бы ты хотел получить, Гейб?
– Я? – Он очистил апельсин и разделил его на две равные части. Отделив одну оранжевую дольку, протянул ей. – Так ты спрашиваешь, что мне надо? По-моему, я вполне определенно выразил свое желание там, на улице, мой ангел.
– Да. – Тесс занялась поисками штопора. Поднявшийся ветер разметал ее волосы.
Она была так сконфужена его загадочным объяснением. Наконец штопор был найден, и Тесс попыталась открыть бутылку.
– Разреши мне.
Гейб взял из ее рук бутылку с вином. Теперь он видел, как Тесс взволнованна. «Что ж, – решил он, – ей надо дать время прийти в себя, но совсем немного». Его безумное желание обладать этой женщиной еще не раз заявит о себе на протяжении ночи, в этом Гейб не сомневался.
– Так вот, я стал сам не свой после той нашей встречи. Смешно. Иногда мы все выходим из-под контроля, словно срываемся с цепи. Так и у меня. Я писал тебе письма, хотя знал, что их некуда отправлять. Представь: я не сомневался, что рано или поздно ты вернешься. В конце концов, мы же назвались «мужем» и «женой». Хотя нам было всего по двенадцать.
При упоминании о «женитьбе понарошку» Тесс захохотала, запрокинув голову. От Гейба не ускользнуло, как очаровательно взметнулись темные локоны, упав ей на ее глаза.
– Надеюсь, ты все еще хранишь те письма? Было бы интересно почитать их. Правда, я вернулась в Ки-Уэст немного поздновато…
– Почти через шестнадцать лет, – уточнил он.
– Но все эти годы я хранила в памяти образ загорелого мальчика из коралловой крепости на берегу. Мы не вправе забывать первую любовь.
Он наполнил вином сначала ее бокал, затем свой. Тесс не спеша отпила терпкого вина, наблюдая, как скользят глаза Гейба по темной полоске шнуровки на ее платье. Проклятый наряд! Расшитая блестящая змея хитро извивала свое скользкое тело как раз там, где призывно торчали бугорки ее возбужденных сосков.
– Гейб! Очнись! – Тесс стоило немалых усилий оторвать его взгляд от груди. – Так можно лишиться бутылки! Ты пролил свой бокал.
Она положила в рот кусочек апельсина и усмехнулась, глядя, как он, спохватившись, начал промокать салфеткой пролившееся на джинсы вино.
Они перекусили.
Ветер снова заиграл в верхушках пальм.
– Шторм приближается. Должно быть, ураган не так далеко от острова, – заметил Гейб.
– Наверное, ты волнуешься за родственников?
– Да, тетушки и дядюшки, двоюродные братья и сестры…
– А что с твоими родителями? Они живут… то есть жили… прости.
Он не сразу ответил. Однако, поразмыслив, решил, что Тесс пора узнать правду.
– Через несколько дней после нашей встречи я напрямую спросил Бланку о судьбе своих родителей. Она давно обо всем знала.
– О чем?
Он вздохнул:
– Все случилось давно. Мои родители преподавали в университете. Они тайно встречались со студентами и теми людьми, в чьих умах бродили запрещенные в то время политические теории. Свобода слова, демократия… В группе нашелся доносчик. И родителей арестовали кубинские власти, как раз в тот день, когда они отправили меня на лодке сюда, к тетке. Им следовало учесть, что у властей зоркий глаз.
– О Гейб… – всхлипнула Тесс.
Она была так близко, что Гейб наслаждался сладким цветочным запахом, исходившим от ее кожи. Как хотел он сейчас забыть о плохом, раствориться в тепле ее душистого тела! Но история имела продолжение.
– Поэтому все два года после школьных занятий я приходил к морю, садился на камни и ждал. Вглядывался в линию горизонта и ждал. Оказалось, родителей расстреляли через две недели после ареста.
Гейб замолчал, пытаясь справиться со спазмом, перехватившим горло. Тесс нежно провела рукой по его волосам.
– Извини, – сказала она, – я должна была остаться с тобой.
– Мне с тобой хорошо. В письмах к тебе я делился своими переживаниями, сокровенными желаниями. Я как бы беседовал с той девочкой из детства. Она сыграла огромную роль в моей жизни. Но как я сказал, Бланка давно знала правду. Она заключила с родителями соглашение.
– Соглашение?
– Да, они договорились, что, если с ними что-нибудь случится, она в течение двух лет будет хранить тайну.
– Но зачем?
– Они хотели, чтобы я прижился в новой стране. Сможет ли ребенок выучить английский и приносить хорошие отметки, если узнает, что он сирота?
– О нет, Гейб…
Тесс прикрыла глаза, будто желая изгнать печальную картину. Огорчившись, что расстроил ее, Гейб подумал, что за все эти годы так и не смирился с утратой.
– Но два года скрывать правду – слишком жестоко. Бланка стала моим злейшим врагом. Я так и не простил ее и родителей за ложь.
– До сих пор?
– Нет, конечно, теперь все в прошлом.
Тесс пристально посмотрела на него и покачала головой:
– Я в этом не уверена.
– Ну хорошо. Почему я должен прощать их? Это защитная реакция. Весь остров знал, а я – нет. Люди смотрели на меня и думали: вот бедное наивное дитя, не ведающее, что его родителей нет в живых.
Закончив рассказ, Гейб откинулся на траву и закинул руки за голову. Он слушал, как бьются о берег грозные волны. Черные облака быстро проплывали над головой.
– Помнишь легенду о человеке, который украл хлеб, чтобы накормить своих детей? – спросила вдруг Тесс. – Он был честный мирянин, но настали трудные времена. Он знал, что воровство – грех. Но как иначе было ему спасти несчастных детей?
– И он выбрал меньшее из двух зол.
– Он не выбирал. Выбора не было. Он поступил так, чтобы выжить. Им руководил благородный инстинкт. Любовь. Именно любовь заставила его спасти детей. Любовь подсказала твоим родителям, что они должны спасти сына.
– Но я имел право знать правду, Тесс.
– Конечно. Но поставь себя на их место. – Она опустилась на траву рядом с ним, крутя в руках травинку. – Фактически ты совершил то же самое, только в меньших масштабах, прошлой ночью.
– Не понимаю, о чем ты?
– Казус с Папой. Увидев, что я в затруднительном положении, ты прибегнул ко лжи. Ко лжи во спасение.
– Тесс, ты талантливо представляешь вещи таким образом, что они работают на тебя!
– А ты, должно быть, устал столько лет тащить на плечах груз старых обид. Человек склонен ошибаться, но обязан прощать.
Удрученный воспоминаниями, Гейб мягко коснулся ее щеки.
– Так, значит, пора оставить прошлое и заняться настоящим? У нас мало времени, Тесс. Тебе следует уехать с острова до начала урагана, а мне пора на работу. Только дай мне одно обещание.
– Постараюсь, – неуверенно ответила она.
– Пережди стихию на Корал-Гейблз. Это в четырех часах езды отсюда. Обещай, что вернешься, как только объявят отбой. Нам нужно немного побыть вместе. Мы заслужили это, Тесс. Ведь я полжизни ждал тебя и теперь хочу убедиться, что это не сон.
Его слова так обнадеживали, что Тесс не без труда заставила себя подняться.
– Я не смогу выполнить твою просьбу, Гейб. Мне нужно ехать домой. Случилось непредвиденное. Я даже не могу объяснить тебе…
Она видела, как погас в его глазах огонек надежды. Почти не отдыхавший за последние сутки, Гейб выглядел опустошенным. Ей вдруг захотелось провести пальцами по его бровям, по усталым векам.
– Ничего я не хочу так, как быть с тобой и убедиться, что детские мечты наконец сбылись. Но это невозможно.
Гейб встал и подошел так близко, что Тесс казалось, будто его глаза проникают в ее душу.
– Назови хотя бы одну достойную причину.
– Бизнес. «Пламя свечи». – Она кратко поведала ему о закулисных играх конкурентов, о том, как с помощью тяжбы они разорили ее компанию, и о тех деньгах, что предлагают теперь. – Я не позволю им отнять у меня мою компанию, Гейб. Она – все, что у меня есть. В ней – вся я. Не знаю, что получится из моей затеи, но я обязана защитить «Пламя свечи».
– Тесс, одумайся. Предложенные деньги можно с выгодой использовать для начала нового дела здесь, на острове. И я буду рядом.
Она решительно покачала головой:
– Нет! Взяв деньги, я стану марионеткой в их руках. Ты не знаешь, через что мне пришлось пройти. Не зря же я столько работала все эти годы. Маленькая компания воплотила мою мечту покончить с прошлым и начать жить снова. Жить достойно. Господи, как я гордилась собой! И тут пришли люди, которые отняли у меня все!
Она разрыдалась от бессильной ярости. Гейб сделал шаг к Тесс, желая обнять ее, но она остановила его.
– Нет. Я осталась без всего и теперь должна начинать с нуля. Вчера ты видел меня в доке. Я была тем, чем всегда. Так что понимаю твое разочарование из-за глупого письма, присланного на конкурс, и моих планов продать Каса. И вот что еще: если я не верну себе «Пламя свечи», то больше никогда не верну часть самой себя. Тогда не останется прежней Терезы Дрисколл.
– Так вот как ты считаешь? – удивился Гейб.
– Я это знаю. И в вопросе бизнеса мне не нужно ничье сострадание, по крайней мере твое.
– Но, мой ангел, не надо так. У тебя, конечно, есть масса недостатков, но ты заслуживаешь того, чтобы быть любимой.
Она презрительно рассмеялась:
– Ты был гораздо ближе к истине сегодня днем, когда заявил, что мое имя вскоре будет забыто.
– Извини, я был вне себя. И ужасно злился. Но никогда не забуду тебя. И не только потому, что в нашей жизни был тот далекий жаркий полдень. Просто я знаю, кто ты на самом деле, Тесс.
– Интересно! Даже я этого не знаю.
– Я наблюдал за тобой прошлым вечером, когда ты терпеливо просматривала работы наших художников, ободряла тех, у кого пока не все получается, давая им ощутить радость творчества. Я видел, как ты аплодировала Папе с его ужасными стихами, когда все другие насмехались, как злобные гиены. Я понял, как ты переживаешь за людей, оставшихся дома, за тех, кого называешь «семьей». И я подумал: у этой Терезы Дрисколл доброе сердце. Наверное, люди любят ее.
Тесс скрестила на груди руки, не веря словам Гейба. Неужели она действительно такая? И лишь в одном она не сомневалась последние тридцать шесть часов: в том, что желает стать единым целым с человеком, от которого ее отделяет лишь несколько дюймов.
– Я понимаю, почему ты так стремишься домой. И хотя не разделяю твою точку зрения, но уважаю ее.
Тесс вздернула подбородок, стараясь казаться уверенной.
– Я знаю, что поступаю правильно. И сойду с ума, если не смогу осуществить задуманное. Однако, по-моему, мы с тобой должны испытать сегодня нечто особенное.
Гейб провел рукой по ее волосам.
– Непременно должны.
Он был так близко, что Тесс охватила слабость. Гейб играл с ее локонами, накручивая их на пальцы.
– Тесс, у нас не много времени. Нам пора возвращаться к привычным и непривычным делам, к нашей работе. Но прежде чем ты уедешь, в эту ночь, в этот час, данный нам Господом, мы насладимся взаимной страстью. Разреши мне подарить тебе свою любовь.
Не дав Тесс и мгновения на раздумье, Гейб сжал ее в объятиях.
– Это будет так правильно, так прекрасно, так хорошо, – шептал он. – Мы никогда не забудем этой ночи.
Гейб прильнул к ее губам, не отпуская Тесс до тех пор, пока она не почувствовала, что изнемогает от желания.
– О Гейб, как я мечтала разделить с тобой свои чувства! – призналась она. – Мне казалось – вдруг ты не захочешь… Особенно после всего, что узнал обо мне.
– Думала, я отвечу «нет»? Мой ангел! Да только дурак остался бы равнодушным к такой женщине! – усмехнулся он, наслаждаясь запахом ее волос.
– Но… Гейб… я должна кое-что открыть тебе. – Тесс сама не ожидала от себя такой смелости, но почему-то ей хотелось доверить этому человеку самое сокровенное.
Никогда прежде она не чувствовала себя в такой безопасности рядом с мужчиной. Ей хотелось поведать ему все свои секреты, отдать всю себя.
– Когда бы я ни занималась… тем, о чем сейчас мы ведем речь… – Тесс не сводила глаз с Гейба, – хотя это бывало не часто… но постоянно я сталкиваюсь с одной проблемой.
– Проблемой?
– Да, у меня никогда не получается… э-э…
Гейб нежно, как ребенка, погладил ее по голове и плечам.
– Не волнуйся, мой ангел. Соберись с мыслями и расскажи.
– Видишь ли… В сексе я вовсе не та дикая, безнравственная, безудержная особа, какие нравятся мужчинам. Мое тело не отвечает на ласки так, как мне хотелось бы. Полагаю, тебе следует знать правду, ведь я не хочу лукавить. Ты слишком дорог мне.
Он удивленно поднял брови:
– Да, это действительно проблема. Но ты даже не вспомнишь о ней этой ночью.
Тесс начала было возражать, требуя, чтобы Гейб отнесся к ее словам серьезно, но он молча опустился на колени, собрал остатки ужина и мягко, но властно сказал:
– Ложись.
– Как? Здесь? Мы же на улице!
Он рассмеялся поцеловал ее руку. Показывая на цветы и кустарники и предлагая Тесс насладиться красотой природы, Гейб промолвил:
– Тесс! Это райский сад. А ты – Ева. Красивая, чувственная, сексуальная женщина. Ложись и позволь своему избраннику доставить тебе радость. О черт!
Пищал пейджер. Гейб вынул аппарат из кармана брюк, с ненавистью взглянул на него и бросил в водоем, наполняемый из водопада.
Тесс усмехнулась, удивленная нелепостью ситуации, но в этот момент Гейб повернулся, и она заметила, как потемнели от страсти его глаза. Она еле выдержала этот неистовый взгляд, пригвоздивший ее к месту.
Не отводя глаз, Гейб опустил руки на плечи Тесс.
– Так ты не передумала?
Ей так нравился этот хрипловатый бархатный голос.
– Нет, нет. Я хочу этого! – воскликнула Тесс. Почему он до сих пор сомневается? Должна ли она просить его? Если это необходимо, она пойдет на все.
– Хорошо. Тогда я расскажу тебе о некоторых обязательных правилах.
– Правилах?
– Ты должна безукоризненно следовать им, чтобы все получилось. Готова? Итак, Тесс. Правило номер один. Нельзя разговаривать. Не издавать ни звука. Даже вздоха. Согласна?
– Но, Гейб…
– Правило номер два. Ты не должна двигаться. Даже пальчиком шевелить. Я же буду делать с тобой все, что пожелаю, а ты лишь подчиняйся.
– А что, если…
– Хочешь узнать третье правило? Прекрасно. Оно простое, как и те два. Не достигай удовлетворения так долго, как только выдержишь. Принимаешь правила?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обретенный рай - Бейкер Джилл

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Обретенный рай - Бейкер Джилл



почитать можно.
Обретенный рай - Бейкер Джиллиришка
28.05.2013, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100